Психологические проблемы девиантного поведения подростков: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Содержание

Проблема девиантного поведения подростков Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Словарные дидактические игры развивают как видовые, так и родовые понятия, способствуют освоению слов в их значениях. Используя такие игры, ребенок находится в ситуации, когда в новых условиях ему необходимо использовать приобретенные ранее знания и слова.

Чтобы подобрать соответствующий материал для дидактической игры, необходимо сначала определить задачи словарной работы. Для того, чтобы у ребенка активизировался бытовой словарь, следует подбирать игрушки и картинки, которые изображают предметы быта. Для обогащения природоведческого словаря следует подбирать материалд, связанный природой. В ходе руководства игрыв качестве условия выступает определение перечня слов, подлежащих усвоению ребенком.

Дидактическая игра помогает ребенку получать новые знания и навыки: общаясь с воспитателями, с ребятами своего возраста, наблюдая за за процессом игры, за высказываниями сверстников, за их действиями, примеряя роль болельщика, ребенок получает много нового, обогащается информаций, что является немаловажным в его развитии.

Играя, познавая мир, ребенок все больше понимает предназначение разных предметов. Он учится находить связи со взрослыми и другими детьми.

В ходе словарной работы с детьми, в том числе и в ходе дидактической игры, педагоги проводят работу над словом при ознакомлении детей с окружающим миром, используя детскую активность в познавательной деятельности; формируют словарь детей одновременно с развитием психических процессов и с учетом их умственных способностей, при этом воспитываются чувства, устанавливается отношения и поведение детей. Словарная работа сводится к тому, что все задачи должны решаться в единстве и в строгой последовательности.

Список литературы

1. Выготский Л.С. Мышление и речь / под ред. В. Колбановского. М. Л., 1934. С. 262-264, 268-270.

2. Жинкин Н.И. Психологические основы развития речи // В защиту живо-го слова: сб. статей / сост. В.Я. Коровина. М.: Просвещение, 1966. С. 5-25.

3. Цейтлин С.Н. Язык и ребенок. Лингвистика детской речи. М.: Владос, 2000. 280 с.

ПРОБЛЕМА ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ

Михайлова Ю.С.

Михайлова Юлия Сергеевна — студент, кафедра технологии и безопасности жизнедеятельности, Северный (Арктический) федеральный университет им. М.В. Ломоносова, г. Архангельск

Аннотация: в данной статье рассмотрены причины девиантного поведения подростков. Автором рассмотрены также последствия необдуманного поведения и меры профилактики девиантного поведения в подростковой среде. Ключевые слова: девиантное поведение, подростковый возраст, подросток.

Под девиантным поведением понимается нарушение социальных норм, норм морали или нравственных ценностей. Девиация проявляется в виде необоснованной агрессии, бродяжничестве, воровстве, в виде попыток покончить с собой, нарушениями пищевого поведения, или злоупотреблении алкоголя, наркотиков, табакокурении [2].

Как правило, девиация встречается именно в подростковом возрасте, так как ребенок еще незрел в психологическом или физиологическом плане. Наиболее подвержены различным отклонениям в поведении подростки, которые

воспитываются в неблагоприятных условиях, подростки, чьи родители зависимы от алкоголя или наркотиков, а также имеющие психические расстройства. Дети, рожденные от таких родителей, могут унаследовать пристрастия к алкоголю, наркотическим веществам, взрывной характер.

Особенности социальной среды являются первостепенной причиной девиантного поведения подростков, например, частые ссоры или развод родителей, или недопонимание между родителем и подростком могут негативно сказываться на процессе воспитания ребенка.

Если семья ведет асоциальный образ жизни, то и подросток может перенять эту модель поведения.

В данный период, подростки склонны к самовыражению и самоопределению, а отсутствие благоприятной психологической и социальной обстановки, устойчивой системы ценностей или поддержки близких людей приводит к различным проявлениям девиации. Однако, в большинстве случаев, подросток просто пытается доказать свою значимость в коллективе, самостоятельность и независимость таким образом.

По способу взаимодействия с реальностью и характером нарушения общественных норм, можно выделить несколько типов подростков, например, подростки делинвентного типа склонны к кражам, подростки аддиктивного типа пытаются «уйти» от реальности с помощью алкоголя, наркомании или токсикомании, а подростки, относящиеся к психопатологическому типу проявляют симптомы психических заболеваний (например, симптомы биполярного расстройства) [3].

Как правило, подростковые девиации не имеют стадий: обычно развитие идет от единичных случаев отклоняющихся поступков к регулярным.

В эмоциональном плане такие подростки характеризуются низкой ответственностью за свои поступки, отличаются неряшливостью, частой сменой настроения, могут наблюдаться вспышки агрессии или истерики.

У таких подростков отмечается нарушение сна, аппетита, снижение иммунной системы, подростки имеют недостаточную или избыточную массу тела, часто испытывают головные боли или резкие перепады артериального давления [1].

Если вовремя не диагностировать и не оказать врачебную, психологическую, педагогическую помощь, то девиации подростка могут стать его образом жизни и привести к совершению самоубийства.

Профилактика девиантного поведения подростков заключается в мониторинге факторов риска, способных оказать негативное влияние на подростка. И прежде всего необходим контроль семей подростков, ведь именно в семье закладываются ценности, поведенческие стереотипы, формируется эмоциональная сфера подростка. После выявления детей, нуждающихся в помощи психологов и педагогов, анализируются причины девиантного поведения подростка и определяются меры по профилактической работы.

Необходимым моментом профилактики девиаций, должна стать вовлеченность подростков в жизнь класса и школы, в которой он обучается, предупреждение неуспеваемости учащихся.

Список литературы

1. Рудакова И.А. Девиантное поведение / И.А. Рудакова, О.С. Ситникова,

Н.Ю. Фальчевкая. М.: Феникс, 2016. 160 с.

2. Рождественская Н.А. Девиантное поведение и основы его профилактики у

подростков: учебное пособие / Н.

А. рождественская. М.: Генезис, 2015. 216 с.

3. Леус Э.В. Психология трудных подростков: учебное пособие / Э. В. Леус; Сев.

(Арктич.) федер. ун-т им. М.В. Ломоносова. Архангельск: ИПЦ САФУ, 2013.

118 с.

Проблема отклоняющегося поведения в подростковом возрасте (в помощь учителю)

Раскрывая психологическую характеристику «трудных» подростков, необходимо рассмотреть терминологические аспекты проблемы. В связи с тем, что отклоняющееся от общепринятых норм поведение у детей и подростков — проблема многоплановая, включающая аспекты психолого-педагогического, медико-биологического, социального и юридического характера, в литературе встречается достаточно большое количество разнообразных терминов, раскрывающих данный феномен. Изначально в отечественной педагогической и психологической (педологической) литературе рассматриваемые вопросы раскрывались под эгидой «проблемы трудного детства», «проблемы детской дефективности» (В.

 П. Кащенко, А. Ф. Лазур-ский, Л. С. Выготский, П. П. Блонский и др.) и до настоящего времени категорию детей и подростков с нарушениями поведения называют «трудными» в учебно-воспитательном плане. В клинико-психологической литературе используются термины «расстройства поведения», «девиантное поведение», «нарушения эмоционально-волевой сферы», «нарушения в аффективной сфере», «дети с патологическим формированием личности», «акцентуации характера и личности», «дисгармоническое психическое развитие». В юридической практике рассматриваются такие формы, как «делинквентные подростки», «противоправное, преступное, криминальное поведение». В психолого-педагогических и социально-психологических исследованиях употребляются термины; дезадаптивное поведение, отклоняющееся поведение, педагогически запущенные дети, подростки с асоциальным поведением и др.

С. А. Беличева дает следующее определение: «Отклоняющимся называют поведение, в котором устойчиво проявляются отклонения от социальных норм, как отклонения агрессивной или корыстной ориентации, так и социально пассивного типа» [1].

Подросток, не сумевший благополучно преодолеть новый этап становления своего психосоциального развития, отклонившийся от нормы, получает статус «трудного». В первую очередь это относится к подросткам с асоциальным поведением.

Нарушениями поведения или социальной дезадаптацией называются такие состояния, в которых главная проблема заключается в появлении социально неодобряемых форм поведения. Как бы ни были разнообразны эти формы, они почти всегда характеризуются нарушением социальных связей.

Под девиантностью подразумевают отклонение от принятых в обществе норм без правонарушений. Если нарушения достигают уровня уголовно наказуемых действий, то такое поведение у несовершеннолетних принято называть делинквентным (от латинского delinquo — провиниться, совершить проступок).

По определению Н. М. Йовчук и А. А. Северного, школьная дезадаптация представляет собой невозможность обучения и адекватного взаимодействия ребенка с окружением в условиях, предъявляемых ему той индивидуальной микросоциальной средой, в которой он существует.

Наиболее часто школьная дезадаптация проявляется в невозможности обучения ребенка по программе, адекватной его способностям, а также в нарушениях поведения, не согласующихся с принятыми дисциплинарными нормами.

Школьная дезадаптация представляет собой сложное вторичное социально-личностное явление, являющееся результатом нарушенного взаимодействия личности и среды. Роль средовых факторов играют особенности психологического климата в педагогическом коллективе, личностные характеристики учителей, администрации и персонала школы, психологические факторы учебного процесса, взаимоотношения в семье, психическое здоровье родителей школьника, межперсональные отношения в среде сверстников и т. д. Любой из этих факторов может создавать предпосылки для возникновения школьной дезадаптации, но центральное место в ее происхождении все же занимает психический фактор особенности личности ребенка во всем их многообразии в процессе становления и взаимодействия со средой. За достаточно однообразными проявлениями школьной дезадаптации зачастую скрывается многообразная психическая патология преимущественно пограничного уровня: остаточные явления резидуально-органического поражения ЦНС с цереброастеническим синдромом, энцефалопатией, неврозоподобными и гипердинамическими синдромами, органическим инфантилизмом, психопатии, реактивные и невротические депрессии, неврозы и т.  п. Авторы подчеркивают, что в происхождении школьной дезадаптации никогда не участвует один из причинных факторов. Школьная дезадаптация является результатом влияния всего комплекса факторов, причем указанные факторы не только декомпенсируют подростка, но и патологически взаимодействуют друг с другом [2].

Актуальность проблемы школьной дезадаптации имеет четко выраженную тенденцию к росту. Социально-эмоциональные нарушения являются зачастую непосредственной причиной школьной дезадаптации, обуславливающейся взаимовлиянием факторов самой различной природы. С другой стороны, социально-эмоциональные нарушения приводят к дисгармонизации отношений личности с социальной средой.

Как показывают исследования А. Е. Личко, Р. Е. Овчаровой (1994), А. А. Грищенко, Л. Б. Филонова и др., наибольшее число детей со школьной дезадаптацией приходится на средние классы. Если у младших школьников дезадаптация встречается в 5–8 % случаев, то у подростков — в 18–20 % случаев. Эти показатели подтверждаются зарубежными исследователями Powers, Hauser, Kilner (1989), которые отмечают, что большинство подростков хорошо приспособлены к жизни, не конфликтуют ни с большинством подростков, хорошо приспособлены к жизни, не конфликтуют ни с родителями, ни со сверстниками, ни с собой, однако 10–20 % имеют те или иные психологические нарушения, начиная от легких, кончая серьезными [3].

Таким образом, наличие акцентуации характера относится к составляющим риска социальной дезадаптации. Некоторые варианты акцентуаций по своему содержанию предрасположены к делинквентному поведению и различным формам асоциального поведения. В первую очередь, это касается делинквентного, неустойчивого и конформного типов, и в меньшей мере — шизоидного и эпилептоидного типов.

У подростков-правонарушителей наблюдается наличие четко выраженных эгоистических, общественно отрицательных, в том числе и аномальных, не свойственных возрасту потребностей. У них деформированы духовные, познавательные, эстетические потребности, утрачен интерес к учебе и в целом ослаблен социально позитивный познавательный интерес. Большинство правонарушений совершается из-за озорства или любопытства, желания развлечься, показать силу, утвердиться в глазах сверстников. На незрелость мотивации указывает тот факт, что большая часть правонарушений носит групповой характер и совершается в ситуативно-импульсивной форме. Личность делинквентного подростка характеризуется крайним индивидуализмом, стремлением исполнять свои желания вопреки требованиям окружающих, социума. Отмечаются: низкая культура досуга, интерес к бесцельному времяпровождению, частые переходы от одного занятия к другому при общей бездеятельности и отсутствии трудолюбия. В основном правонарушения связаны с удовлетворением примитивных, аномальных для подросткового возраста потребностей в употреблении спиртных напитков, табачных изделий, наркотиков, участии в азартных играх и пр. Совершаемые противоправные поступки связаны с удовлетворением жажды новизны впечатлений, потребности в самоутверждении, принятии членами микрогруппы.

По возрастному критерию делинквентные несовершеннолетние делятся на два основных потока — до 14 лет и старше. Основным побудительным мотивом для совершения противоправных действий подростками до 14 лет является подражание лидеру. Лидер избирается из своей среды, либо случайно импортируется из среды подростков постарше. К таким группам можно отнести стихийным образом возникшие хулиганские банды, не имеющие определенной направленности, группы подростков, уходящих из дома и занимающихся мелкими кражами и попрошайничеством. От массы подростков, организованной таким образом, вероятнее всего ожидать правонарушений, большей частью имеющих в основе вандализм или в определенной мере организованное хулиганство. Последние же чаще всего рискуют попасть под влияние преступных сообществ профессиональных попрошаек, карманников, наркоманов, неонацистских организаций. Сами подростки данного возраста, за редким исключением, ни патологической агрессивности, ни криминальной направленности не проявляют. Реальные преступные сообщества могут иметь непосредственное влияние на подростков. Имея достаточно регулярные контакты с подростками, они используют такие факторы влияния на них, как алкоголь, наркотики, деньги, втягивают несовершеннолетних в свою преступную деятельность, зачастую цинично используя положение закона о неподсудности малолетних подельников. В этих случаях преступления, совершаемые несовершеннолетними, носят характер тяжких или особо тяжких, таких, как грабежи, разбойные нападения, убийства. Одной из причин преступлений, совершаемых подростками с особой жестокостью, детской проституции, краж является проблема детской и подростковой наркомании.

Эмоциональная депривация, дефицит любви порождают попытки самоутверждения доступными средствами: нарушением морально-нравственных норм, дерзостью, грубостью, ложью.

Таким образом, отмечается большое разнообразие терминологии в отношении отклоняющегося поведения в зависимости от аспектов рассмотрения проблемы. Подростки с нарушениями поведения характеризуются незрелостью мотивационно-потребностной сферы, низким уровнем самосознания, нравственной неустойчивостью. Негативные личностные характеристики проявляются индивидуально в зависимости от факторов их формирования. Личность подростка в силу ее психической и социальной незрелости менее защищена от воздействия внешних и внутренних стрессоров, чем личность взрослого человека. Поэтому особенно быстро формируются девиантные формы поведения, в том числе алкогольная и наркотическая зависимость.

Литература:

1.         Беличева С. А. Основы превентивной психологии. — М.: ЭКСМО, 2001. — 142 с.

2.         Илешева Р. Г. Нарушения поведения у детей и подростков. — Алма-Ата, 1990.- 160 с.

3.         Трифонов В. В. Система подготовки будущих учителей к работе с трудными подростками. — Алматы, 1993. — 479 с.

4.         Назмутдинов, Р. А. Девиантное поведение как социально-психологическое явление / Р. А. Назмутдинов // Поиск. — 2007. — № 4. — С. 320–324.

Основные термины (генерируются автоматически): школьная дезадаптация, подросток, нарушение поведения, асоциальное поведение, нарушение, большинство подростков, норма, отклоняющееся поведение, поведение, социальная дезадаптация.

Направления профилактики противоправного поведения подростков в России

ЛИТЕРАТУРА

Беличева, С. А. (2018) Переход в России от административно-карательной к охранно-защитной превенции отклоняющегося поведения несовершеннолетних. В кн.: С. И. Беленцов (ред.). Социальное здоровье подростков и молодежи: основа нравственного благополучия современного общества: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции, 01–02 ноября 2018 г., Курск. Курск: Университетская книга, с. 19–21.

Белоусова, И. В., Осипов, В. М. (2019) К вопросу о девиантном поведении подростков. В кн.: Н. Ю. Гуляев (ред.). Современное образование: Актуальные вопросы, достижения и инновации. Пенза: Наука и Просвещение, с. 127–129.

Богданович, Н. В., Делибалт, В. В. (2020) Профилактика девиантного поведения детей и подростков как направление деятельности психолога в образовательных учреждениях. Психология и право, т. 10, № 2, с. 1–14. DOI: 10.17759/psylaw.2020100201

Богдановская, И. М. (2014) Подростковые мифы как предпосылки саморазрушающего поведения в современных социокультурных условиях. Научное мнение, № 10-2, с. 51–62.

Бородина, Н. В., Мушкина, И. А., Садилова, О. П. (2014) Анализ отечественного и зарубежного опыта в профилактике делинквентного поведения подростков. Путь науки, т. 2, № 9 (9), с. 31–37.

Боташев, Э. С. (2018) Психолого-педагогические особенности профилактики молодежных девиаций в ходе обучения и воспитания. Экономические и гуманитарные исследования регионов, № 6, с. 21–28.

Вяткин, А. П., Невструева, Т. Х., Терехова, Т. А., Санина, Л. В. (2016) Методы психокоррекции личности несовершеннолетних в системе раннего предупреждения их преступного поведения. Всероссийский криминологический журнал, т. 10, № 3, с. 487–498. DOI: 10.17150/2500-4255.2016.10(3).487-498

Гомонов, Н. Д., Труш, В. М., Тимохов, В. П. (2018) Личность преступника с психическими девиациями. Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и Право, № 5, с. 156–164.

Гутова, С. Г., Лицук, А. А., Пенкина, Н. В. и др. (2020) Социально-культурные, информационные и правовые ресурсы развития современного общества. Нижневартовск: НВГУ, 168 с.

Дозорцева, Е. Г., Кирюхина, Д. В. (2020) Кибербуллинг и склонность к девиантному поведению у подростков. Прикладная юридическая психология, № 1 (50), с. 80–87.

Жукова, Н. В., Айсмонтас, Б. Б., Макеев, М. К. (2019) Цифровое детство: новые риски и новые возможности. В кн.: О. Н. Усанова (ред.). Инновационные методы профилактики и коррекции нарушений развития у детей и подростков: межпрофессиональное взаимодействие: Сборник материалов I Международной междисциплинарной научной конференции 17–18 апреля 2019 г. М.: Когито-Центр, с. 123–128.

Зауторова, Э. В. (2018) К вопросу о коррекции и профилактике девиантного поведения подростков. Образование и наука в России и за рубежом, т. 44, № 9, с. 52–55.

Зуйкова, А. А., Сафронов, А. И. (2015) Применение психосемантического подхода в диагностике личностных качеств выпускника образовательных организаций с позиций квалификационных требований ФГОС. Российский научный журнал, т. 46, № 3, с. 124–128.

Кириллова, Е. Б. (2020) Личностные психологические детерминанты предрасположенности подростков к девиантному поведению. Диссертация на соискание степени кандидата психологических наук. М., Академия управления МВД России, 231 с.

Клейберг, Ю. А. (2020) Теоретико-методологические обоснования психологии девиантного поведения. В кн.: В. Козлов, А. Карпов, В. Мазилов, В. Петренко (ред.). Методология современной психологии. Вып. 11. Ярославль: ЯрГУ им. П. Г. Демидова, с. 149–165.

Красненкова, С. А., Маркова, И. И. (2018) Социально-психологические особенности жизненных перспектив делинквентных подростков. Вестник института: преступление, наказание, исправление, № 1 (41), с. 111–117.

Кревиц, А. В. (2019) Индивидуальное сопровождение несовершеннолетних и их семей, находящихся в конфликте с законом, как психолого-педагогическая проблема. Вопросы педагогики, № 6–1, с. 53–56.

Кривова, Ю. Е., Пшеничнова, И. В. (2020) Личностно-ориентированный подход в работе педагога-психолога с подростками с девиантным поведением. European Journal of Natural History, № 2, с. 62–66.

Кузьмина, Т. И., Чижова, А. О. (2019) Многообразие подходов к исследованию и коррекции нарушений поведения у детей и подростков (на примере синдрома дефицита внимания с гиперактивностью). Клиническая и специальная психология, т. 8, № 1, с. 1–18. DOI: 10.17759/cpse.2019080101

Мешкова, Н. В., Ениколопов, С. Н., Кудрявцев, В. Т. и др. (2020) Возрастные и половые особенности личностных предикторов антисоциальной креативности. Психология. Журнал Высшей школы экономики, т. 17, № 1, с. 60–72. DOI: 10.17323/1813-8918-2020-1-60-72

Морозов, А. В., Никитов, Н. И. (2017) Формирование адекватных нравственных ориентиров у несовершеннолетних как фактор профилактики девиантного и делинквентного поведения. В кн.: Д. В. Сочивко (ред.). Научное обеспечение психолого-педагогической и социальной работы в уголовно-исполнительной системе. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 25-летию со дня образования психологической службы уголовно-исполнительной системы. Рязань: Академия права и управления ФСИН России, с. 666–679.

Небежева, А., Гогицаева, О. У. (2018) Причины девиантного поведения подростков. В кн.: А. В. Шаболтас, С. Д. Гуриева (ред.). Психология XXI века: психология как наука, искусство и призвание: Сборник научных трудов участников международной научной конференции молодых ученых: в 2 т. Т. 1. СПб.: ВВМ, с. 548–555.

Никитов, Н. И. (2016) Социально-психологические аспекты девиантного поведения несовершеннолетних. В кн.: В. В. Козлов (ред.). Психология XXI столетия. Новые возможности: Сборник по материалам ежегодного Конгресса «Психология XXI столетия». Ярославль: Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского, с. 167–169.

Полевая, Н. М. (2016) Социально-профилактическая работа, осуществляемая с подростками-девиантами. Научное отражение, № 2 (2), с. 21–23.

Распоряжение Правительства РФ от 22 марта 2017 г. № 520-р «Об утверждении Концепции развития системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на период до 2020 года». (2017) [Электронный ресурс]. URL: https://legalacts.ru/doc/rasporjazhenie-pravitelstva-rf-ot-22032017- n-520-r-ob-utverzhdenii/ (дата обращения 05.08.2020).

Рахманина, И. Н., Овсянникова, Т. Ю., Тайсаева, С. Б. (2019) Особенности нейропсихологического пространства подростков с отклоняющимся поведением. Вестник психотерапии, № 72 (77), с. 46–57.

Рождественская, Н. А. (2015) Девиантное поведение и основы его профилактики у подростков. М.: Генезис, 216 с.

Селиваненко, А. А. (2019) Теоретические основы исследования социально-психологических технологий преодоления отклоняющегося поведения. Научные вести, № 5 (10), с. 38–43.

Сочивко, О. И. (2020) К вопросу о ресоциализации личности осужденных. Прикладная юридическая психология, № 1 (50), с. 68–72.

Спасибина, Е. С. (2019) Актуальные модели позитивной профилактики девиантного поведения обучающихся в современных социокультурных условиях. Образование и наука без границ: фундаментальные и прикладные исследования, № 9, с. 170–173.

Султанова, А. В. (2017) Нейропсихологический подход к обеспечению психического здоровья детей и подростков. Медицинская психология в России, т. 9, № 1 (42), статья 7. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mprj.ru/archiv_global/2017_1_42/nomer07.php (дата обращения 13.07.2020).

Теричева, Т. В. (2018) Роль православной культуры в профилактике асоциального поведения несовершеннолетних. В кн.: С. И. Беленцов (ред.). Социальное здоровье подростков и молодежи: основа нравственного благополучия современного общества: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции, 01–02 ноября 2018 г. , Курск. Курск: Университетская книга, с. 266–268.

Тронева, В. Н. (2018) Девиантное, делинквентное и аддиктивное поведение несовершеннолетних. Научный вестник Волгоградского Филиала РАНХИГС. Серия: Юриспруденция, № 2, с. 38–46.

Ульянова, А. А., Николаева, О. В. (2017) Динамика и состояние преступности несовершеннолетних: региональный аспект. В кн.: В. Е. Степенко (ред.). Современные проблемы уголовного права и процесса: Сборник научных трудов. Хабаровск: ТГУ, с. 158–165.

Фалкина, С. А. (2019) Профессионально-психологическая готовность прокурорских работников к деятельности в сфере профилактики правонарушений несовершеннолетних. В кн.: О. Д. Ситковская (ред.). Юридическая психология. Сборник научных трудов университета прокуратуры РФ. Вып. 5. М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, с. 185–194.

Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (ред. от 03.07.2016). [Электронный ресурс]. URL: https://base. garant.ru/12116087/ (дата обращения 13.07.2020).

Федорова, Г. Г. (2017) Делинквентное поведение несовершеннолетних и пути его профилактики. Социальная педагогика, № 4–5, с. 61–69.

Халфина, Р. Р., Сафронова, Е. В., Сафронов, А. М. (2020) Психологические особенности склонности к делинквентному поведению подростков. Вопросы психического здоровья детей и подростков, № 1, с. 75–79.

Шипунова, Т. В. (2017) Дискурсивная презентация нарушителя норм в коммуникативной модели социального контроля. Вестник Санкт-Петербургского университета. Социология, т. 10, № 4, с. 441–453. DOI: 10.21638/11701/spbu12.2017.405

Ярошевич, Е. А. (2019) Концептуальная рамка социально-педагогической профилактики подростково- молодежной девиантности как элемента рестриктивного социального контроля. В кн.: Е. К. Сычовая (ред.). Итоги научных исследований ученых МГУ им. А. А. Кулешова 2018 г. Материалы научно- методической конференции, 25 января — 7 февраля 2019 г. Могилев: МГУ им. А. А. Кулешова, с. 175–177.

Antipina, S., Bakhvalova, E., Miklyaeva, A. (2019) Cyber-agression and problematic behavior in adolescence: Is there connection? Communications in Computer and Information Science, vol. 1038, pp. 635–647. DOI: 10.1007/978-3-030-37858-5_54

Mededović, J. (2017) The profile of a criminal offender depicted by HEXACO personality traits. Personality and Individual Differences, vol. 107, pp. 159–163. DOI: 10.1016/j.paid.2016.11.015

REFERENCES

Antipina, S., Bakhvalova, E., Miklyaeva, A. (2019) Cyber-agression and problematic behavior in adolescence: Is there connection? Communications in Computer and Information Science, vol. 1038, pp. 635–647. DOI: 10.1007/978-3-030-37858-5_54 (In English)

Belicheva, S. A. (2018) Perekhod v Rossii ot administrativno-karatel’noj k okhranno-zashchitnoj preventsii otklonyayushchegosya povedeniya nesovershennoletnikh [Transition from administrative-punitive to security-protective prevention of deviant behavior of minors in Russia]. In: S. I. Belentsov (ed.). Sotsial’noe zdorov’e podrostkov i molodezhi: osnova nravstvennogo blagopoluchiya sovremennogo obshchestva: Sbornik nauchnykh statej Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, 01–02 noyabrya 2018 g., Kursk [Social health of adolescents and youth: The basis of the moral well-being of modern society: Proceedings of the International scientific and practical conference, 1–2 November 2018, Kursk]. Kursk: Universitetskaya Kniga Publ., pp. 19–21. (In Russian)

Belousova, I. V., Osipov, V. M. (2019) K voprosu o deviantnom povedenii podrostkov [To the question of the deviant behavior of adolescents]. In: N. Yu. Gulyaev (ed.). Sovremennoe obrazovanie: Aktual’nye voprosy, dostizheniya i innovatsii [Modern education: Actual issues, achievements, and innovations]. Penza: Nauka i Prosveshchenije Publ., pp. 127–129. (In Russian)

Bogdanovich, N. V., Delibalt, V. V. (2020) Profilaktika deviantnogo povedeniya detej i podrostkov kak napravlenie deyatel’nosti psikhologa v obrazovatel’nykh uchrezhdeniyakh [Prevention of deviant behavior of children and adolescents as a field of activity of a psychologist in educational institutions]. Psikhologiya i pravo — Psychology and Law, vol. 10, no. 2, pp. 1–14. DOI: 10.17759/psylaw.2020100201 (In Russian)

Bogdanovskaya, I. M. (2014) Podrostkovye mify kak predposylki samorazrushayushchego povedeniya v sovremennykh sotsiokul’turnykh usloviyakh [Teenage myths as preconditions for self-destructive behaviour in the modern socio-cultural environment]. Nauchnoe mnenie — The Scientific Opinion, no. 10-2, pp. 51–62. (In Russian)

Borodina, N. V., Mushkina, I. A., Sadilova, O. P. (2014) Analiz otechestvennogo i zarubezhnogo opyta v profilaktike delinkventnogo povedeniya podrostkov [Analysis of domestic and international experience in the prevention of delinquent behavior among adolescents]. Put’ nauki — The Way of Science, vol. 2, no. 9 (9), pp. 31–37. (In Russian)

Botashev, E. S. (2018) Psikhologo-pedagogicheskie osobennosti profilaktiki molodezhnykh deviatsij v khode obucheniya i vospitaniya [Psychological and pedagogical features of prevention of youth deviations in the course of training and education]. Ekonomicheskie i gumanitarnye issledovaniya regionov — Economical and Humanities Researches of the Regions, no. 6, pp. 21–28. (In Russian)

Dozortseva, E. G., Kiryukhina, D. V. (2020) Kiberbulling i sklonnost’ k deviantnomu povedeniyu u podrostkov [Cyberbullying and the tendency to deviant behavior among teenagers]. Prikladnaya yuridicheskaya psikhologiya — Applied Legal Psychology, no. 1 (50), pp. 80–87. (In Russian)

Falkina, S. A. (2019) Professional’no-psikhologicheskaya gotovnost’ prokurorskikh rabotnikov k deyatel’nosti v sfere profilaktiki pravonarushenij nesovershchennoletnikh [Professional and psychological readiness of prosecutors to work in the field of prevention of juvenile delinquency]. In: O. D. Sitkovskaya (ed.). Yuridicheskaya psikhologiya. Sbornik nauchnykh trudov universiteta prokuratury RF [Legal psychology. Scientific papers collection of the University of the Prosecutor’s Office of the Russian Federation.]. Iss. 5. Moscow: Academy of the State Office of Public Prosecutor of the Russian Federation Publ. , pp. 185–194. (In Russian)

Federal’nyj zakon ot 24.06.1999 № 120-FZ “Ob osnovakh sistemy profilaktiki beznadzornosti i pravonarushenij nesovershennoletnikh” (red. ot 03.07.2016) [Federal law 24 June 1999 No. 120-FZ “On the basics of the system for the prevention of child neglect and juvenile delinquency” (ed. of 03.07.2016)]. [Online]. Available at: https://base.garant.ru/12116087/ (accessed 13.07.2020). (In Russian)

Fedorova, G. G. (2017) Delinkventnoe povedenie nesovershennoletnikh i puti ego profilaktiki [Delinquent behavior of minors and ways of its prevention]. Sotsial’naya pedagogika, no. 4-5, pp. 61–69. (In Russian)

Gomonov, N. D., Trush, V. M., Timokhov, V. P. (2018) Lichnost’ prestupnika s psikhicheskimi deviatsiyami [The personality of the criminal with mental deviations]. Sovremennaya nauka: aktual’nye problemy teorii i praktiki. Seriya: Ekonomika i pravo — Modern Science: Actual Problems of Theory and Practice. Series: Economics and Law, no. 5, pp. 156–164. (In Russian)

Gutova, S. G., Litsuk, A. A., Penkina, N. V. et al. (2020) Sotsial’no-kul’turnye, informatsionnye i pravovye resursy razvitiya sovremennogo obshchestva [Socio-cultural, informational and legal resources for the development of modern society]. Nizhnevartovsk: Nizhnevartovsk State University Publ., 168 p. (In Russian)

Khalfina, R. R., Safronova, E. V., Safronov, A. M. (2020) Psikhologicheskie osobennosti sklonnosti k delinkventnomu povedeniyu podrostkov [Psychological peculiarities of anneality to delinquent behavior of teenagers]. Voprosy psikhicheskogo zdorov’ya detej i podrostkov — Mental Health of Children and Adolescent, no. 1, pp. 75–79. (In Russian)

Kirillova, E. B. (2020) Lichnostnye psikhologicheskie determinanty predraspolozhennosti podrostkov k deviantnomu povedeniyu [Personal psychological determinants of adolescent predisposition to deviant behavior]. PhD dissertation (Psychology). Moscow, Academy of Management of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, 231 p. (In Russian)

Klejberg, Yu. A. (2020) Teoretiko-metodologicheskie obosnovaniya psikhologii deviantnogo povedeniya [Theoretical and methodological substantiation of the psychology of deviant behavior]. In: V. Kozlov, A. Karpov, V. Mazilov, V. Petrenko (eds.). Metodologiya sovremennoj psikhologii. Iss. 11. Yaroslavl: P. G. Demidov Yaroslavl State University, pp. 149–165. (In Russian)

Krasnenkova, S. A., Markova, I. I. (2018) Sotsial’no-psikhologicheskie osobennosti zhiznennykh perspektiv delinkventnykh podrostkov [Social-psychological features of life prospects of delinquent adolescents]. Vestnik instituta: prestuplenie, nakazanie, ispravlenie — Bulletin of the Institute: Crime, Punishment, Correction, no. 1 (41), pp. 111–117. (In Russian)

Krevits, A. V. (2019) Individual’noe soprovozhdenie nesovershennoletnikh i ikh semej, nakhodyashchikhsya v konflikte s zakonom, kak psikhologo-pedagogicheskaya problema [Individual maintenance of minors and their families in conflict with the law, as a psychological and pedagogical problem]. Voprosy pedagogiki, no. 6-1, pp. 53–56. (In Russian)

Krivova, Yu. E., Pshenichnova, I. V. (2020) Lichnostno-orientirovannyj podkhod v rabote pedagoga-psikhologa s podrostkami s deviantnym povedeniem [Person-centered approach in the work of an education psychologist with adolescents with deviant behavior]. European Journal of Natural History, no. 2, pp. 62–66. (In Russian)

Kuzmina, T. I., Chizhova, A. O. (2019) Mnogoobrazie podkhodov k issledovaniyu i korrektsii narushenij povedeniya u detej i podrostkov (na primere sindroma defitsita vnimaniya s giperaktivnost’yu) [Analytical review of approaches in the study and correction of behavioral disorders in children and adolescents (evidence from Attention deficit and hyperactivity disorder)]. Klinicheskaya i spetsial’naya psikhologiya — Clinical Psychology and Special Education, vol. 8, no. 1, pp. 1–18. DOI: 10.17759/cpse.2019080101 (In Russian)

Mededović, J. (2017) The profile of a criminal offender depicted by HEXACO personality traits. Personality and Individual Differences, vol. 107, pp. 159–163. DOI: 10.1016/j.paid.2016.11.015 (In English)

Meshkova, N. V., Enikolopov, S. N., Kudryavtsev, V. T. et al. (2020) Vozrastnye i polovye osobennosti lichnostnykh prediktorov antisotsial’noj kreativnosti [Age and gender characteristics of personality predictors for antisocial creativity]. Psikhologiya. Zhurnal Vysshej shkoly ekonomiki — Psychology. Journal of the Higher School of Economics, vol. 17, no. 1, pp. 60–72. DOI: 10.17323/1813-8918-2020-1-60-72 (In Russian)

Morozov, A. V., Nikitov, N. I. (2017) Formirovanie adekvatnykh nravstvennykh orientirov u nesovershennoletnikh kak faktor profilaktiki deviantnogo i delinkventnogo povedeniya [Formation of adequate moral guidelines at minors as factor of prophylaxis of deviant and delinkventny behaviour]. In: D. V. Sochivko (ed.). Nauchnoe obespechenie psikhologo-pedagogicheskoj i sotsial’noj raboty v ugolovno-ispolnitel’noj sisteme. Sbornik materialov Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, posvyashchennoj 25-letiyu so dnya obrazovaniya psikhologicheskoj sluzhby ugolovno-ispolnite’noj sistemy [Scientific support of psychological, pedagogical and social work in the penal system. Proceedings of the All-Russian scientific and practical conference dedicated to 25th anniversary of the psychological service of the penal system]. Ryazan: The Academy of Law and Management of the Federal Penitentiary Service of Russia Publ., pp. 666–679. (In Russian)

Nebezheva, A., Gogitsaeva, O. U. (2018) Prichiny deviantnogo povedeniya podrostkov [Reasons for the deviant behavior of adolescents]. In: A. V. Shaboltas, S. D. Gurieva (eds.). Psikhologiya XXI veka: psikhologiya kak nauka, iskusstvo i prizvanie: Sbornik nauchnykh trudov uchastnikov mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii molodykh uchenykh [21st Century Psychology: Psychology as a science, art and vocation. Proceedings from the International scientific conference for young scientists: In 2 vols.]. Vol. 1. Saint Petersburg: VVM Publ., pp. 548–555. (In Russian)

Nikitov, N. I. (2016) Sotsial’no-psikhologicheskie aspekty deviantnogo povedeniya nesovershennoletnikh [Socio-psychological aspects of the deviant behavior of minors]. In: V. V. Kozlov (ed.). Psikhologiya XXI stoletiya. Novye vozmozhnosti. Sbornik po materialam ezhegodnogo Kongressa “Psikhologiya XXI stoletiya” [Psychology of the 21st Century. New opportunities. Proceedings from the annual Congress “Psychology of the XXI Century”]. Yaroslavl: Yaroslavl State Pedagogical University named after K. D. Ushinsky Publ., pp. 167–169. (In Russian)

Polevaya, N. M. (2016) Sotsial’no-profilakticheskaya rabota, osushchestvlyaemaya s podrostkami-deviantami [Socio-preventive work, carried out with teenage deviants]. Nauchnoe otrazhenie, no. 2 (2), pp. 21–23. (In Russian)

Rakhmanina, I. N., Ovsyannikova, T. Yu., Tajsaeva, S. B. (2019) Osobennosti nejropsikhologicheskogo prostranstva podrostkov s otklonyayushchimsya povedeniem [Features of the neuropsychological space of adolescents with deviant behavior]. Vestnik psikhoterapii — Bulletin of Psychotherapy, no. 72 (77), pp. 46–57. (In Russian)

Rasporyazhenie Pravitel’stva RF ot 22 marta 2017 g. № 520-r “Ob utverzhdenii Kontseptsii razvitiya sistemy profilaktiki beznadzornosti i pravonarushenij nesovershennoletnikh na period do 2020 goda” [Regulation of the Government of the Russian Federation of 22 March 2017 No. 520-r “On approval of the Concept for the development of prevention system of child neglect and juvenile delinquency during the period until 2020”]. (2017) [Online]. Available at: https://legalacts.ru/doc/rasporjazhenie-pravitelstva-rf-ot-22032017-n-520-r-ob-utverzhdenii/ (accessed 05.08.2020). (In Russian)

Rozhdestvenskaya, N. A. (2015) Deviantnoe povedenie i osnovy ego profilaktiki u podrostkov [Deviant behavior and the and prevention in adolescents]. Moscow: Genezis Publ., 216 p. (In Russian)

Selivanenko, A. A. (2019) Teoreticheskie osnovy issledovaniya sotsial’no-psikhologicheskikh tekhnologij preodoleniya otklonyayushchegosya povedeniya [Theoretical foundations of research of socio-psychological technologies for overcoming deviant behavior]. Nauchnye vesti, no. 5 (10), pp. 38–43. (In Russian)

Shipunova, T. V. (2017) Diskursivnaya prezentatsiya narushitelya norm v kommunikativnoj modeli sotsial’nogo kontrolya [Discursive presentation of the violator of norms in the communicative model of social control]. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Sotsiologiya — Vestnik of Saint Petersburg University. Sociology, vol. 10, no. 4, pp. 441–453. DOI: 10.21638/11701/spbu12.2017.405 (In Russian)

Sochivko, O. I. (2020) K voprosu o resotsializatsii lichnosti osuzhdennykh [On the issue of resocialization of the personality of convicts]. Prikladnaya yuridicheskaya psikhologiya — Applied Legal Psychology, no. 1 (50), pp. 68–72. (In Russian)

Spasibina, E. S. (2019) Aktual’nye modeli pozitivnoj profilaktiki deviantnogo povedeniya obuchayushchikhsya v sovremennykh sotsiokul’turnykh usloviyakh [Actual models of positive prevention of deviant behaviour of the students under modern sociocultural conditions]. Obrazovanie i nauka bez granits: fundamental’nye i prikladnye issledovaniya — Education and Science Without Limits: Fundamental and Applied Research, no. 9, pp. 170–173. (In Russian)

Sultanova, A. V. (2017) Nejropsikhologicheskij podkhod k obespecheniyu psikhicheskogo zdorov’ya detej i podrostkov [Neuropsychological approach to the provision of mental health of children and adolescents]. Meditsinskaya psikhologiya v Rossii — Medical Psychology in Russia, vol. 9, no. 1 (42), article 7. [Online]. Available at: http://www.mprj.ru/archiv_global/2017_1_42/nomer07.php (accessed 13.07.2020). (In Russian)

Tericheva, T. V. (2018) Rol’ pravoslavnoj kul’tury v profilaktike asotsial’nogo povedeniya nesovershennoletnikh [The role of Orthodox culture in the prevention of antisocial behavior of minors]. In: S. I. Belentsov (ed.). Sotsial’noe zdorov’e podrostkov i molodezhi: osnova nravstvennogo blagopoluchiya sovremennogo obshchestva: Sbornik nauchnykh statej Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, 01–02 noyabrya 2018 g. , Kursk [Social health of adolescents and youth: The basis of the moral well-being of modern society: Proceedings of the International scientific and practical conference, 1–2 November 2018, Kursk]. Kursk: Universitetskaya kniga Publ., pp. 266–268. (In Russian)

Troneva, V. N. (2018) Deviantnoe, delinkventnoe i addiktivnoe povedenie nesovershennoletnikh [Deviant, delinquent and addictive behavior of minors]. Nauchnyj vestnik Volgogradskogo Filiala RANKhIGS. Seriya: Yurisprudentsiya, no. 2, pp. 38–46. (In Russian)

Ulyanova, A. A., Nikolaeva, O. V. (2017) Dinamika i sostoyanie prestupnosti nesovershennoletnikh: regional’nyj aspekt [Dynamics and state of juvenile delinquency: the regional dimension]. In: V. E. Stepenko (ed.). Sovremennye problemy ugolovnogo prava i protsessa. Sbornik nauchnykh trudov [Current issues of criminal law and process. Proceedings]. Khabarovsk: Pacific National University Publ., pp. 158–165. (In Russian)

Vyatkin, A. P., Nevstruyeva, T. Kh., Terekhova, T. A., Sanina, L. V. (2016) Metody psikhokorrektsii lichnosti nesovershennoletnikh v sisteme rannego preduprezhdeniya ikh prestupnogo povedeniya [Methods of psychological correction of juveniles’ personalities in the system of early prevention of juvenile crime]. Vserossijskij kriminologicheskij zhurnal — Russian Journal of Criminology, vol. 10, no. 3, pp. 487–498. DOI: 10.17150/2500- 4255.2016.10(3).487-498 (In Russian)

Yaroshevich, E. A. (2019) Kontseptual’naya ramka sotsial’no-pedagogicheskoj profilaktiki podrostkovo-molodezhnoj deviantnosti kak elementa restriktivnogo sotsial’nogo kontrolya [The conceptual framework of socio-pedagogical prevention of adolescent-youth deviance as an element of restrictive social control]. In: E. K. Sychovaya (ed.). Itogi nauchnykh issledovanij uchenykh MGU imeni A. A. Kuleshova 2018 g. Materialy nauchno-metodicheskoj konferentsii, 25 yanvarya — 7 fevralya 2019 g. [The results of scientific research by scientists of Mogilev State University named after A. A. Kuleshov in 2018. Proceedings of the scientific-methodical conference, 25 January — 7 February]. Mogilev: Mogilev State University named after A. A. Kuleshov, pp. 175–177. (In Russian)

Zautorova, E. V. (2018) K voprosu o korrektsii i profilaktike deviantnogo povedeniya podrostkov [On the issue of correction and prevention of deviant behavior of adolescents]. Obrazovanie i nauka v Rossii i za rubezhom — Education and Science in Russia and Abroad, vol. 44, no. 9, pp. 52–55. (In Russian)

Zhukova, N. V., Aysmontas, B. B., Makeev, M. K. (2019) Tsifrovoe detstvo: novye riski i novye vozmozhnosti [Digital childhood: New risks and new opportunities]. In: O. N. Usanova (ed.). Innovatsionnye metody profilaktiki i korrektsii narushenij razvitiya u detej i podrostkov: mezhprofessional’noe vzaimodejstvie. Sbornik materialov I Mezhdunarodnoj mezhdistsiplinarnoj nauchnoj konferentsii 17–18 aprelya 2019 g. [Innovative prevention and correction methods of developmental disorders of children and adolescents: Interprofessional interaction: Collection of materials and the International Interdisciplinary Scientific Conference, 17–18 April 2019]. Moscow: Kogito- Tsentr Publ., pp. 123–128. (In Russian)

Zuikova, A. A., Safronov, A. I. (2015) Primenenie psikhosemanticheskogo podkhoda v diagnostike lichnostnykh kachestv vypusknika obrazovatel’nykh organizatsij s pozitsij kvalifikatsionnykh trebovanij FGOS [Psychosemantical approach in the diagnostic of personality qualities of the graduate educational organization according with qualification requirements of the federal state educational standards]. Rossijskij nauchnyj zhurnal — Russian Scientific Journal, vol. 46, no. 3, pp. 161–167. (In Russian)

Взаимосвязь склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков

           

2019 №4 — перейти к содержанию номера…

Постоянный адрес этой страницы — https://mir-nauki.com/61psmn419.html

Полный текст статьи в формате PDF (объем файла: 399 Кбайт)


Ссылка для цитирования этой статьи:

Панкратова И. А. Взаимосвязь склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков // Мир науки. Педагогика и психология, 2019 №4, https://mir-nauki.com/PDF/61PSMN419.pdf (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.


Взаимосвязь склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков

Панкратова Ирина Анатольевна
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет», Ростов-на-Дону, Россия
Академия психологии и педагогики
Доцент кафедры «Организационной и прикладной психологии образования»
Кандидат психологических наук, доцент
E-mail: [email protected]
ORCID: http://orcid.org/000-0003-3140-1280
РИНЦ: https://elibrary.ru/author_profile.asp?id=669137

Аннотация. В статье представлены результаты эмпирического исследования проблемы взаимосвязи склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков. Автором обосновывается актуальность исследования проблем представлений об успехе и девиантном поведении подростков. Автор отмечает, что проблема исследования является чрезвычайно актуальной, т. к. часто подростки стремясь стать успешными среди своих сверстников нарушают правовые и социальные нормы. В статье подчеркивается, что проблема девиантного поведения рассматривается различными направлениями исследований в рамках таких основных понятий, как: «отклоняющееся поведение», «асоциальное поведение», «деструктивное поведение», «педагогическая запущенность», «трудновоспитуемость» и т. д. В психологии вводится именно термин «отклоняющегося поведения». Так как аспекты определения девиантного поведения разноплановы и нередко вызывают несогласия, тяжело буквально определить, какие разновидности поведения свойственно полагать девиантными. Почти все эксперты в собственных работах особенный интерес уделяют единичным обликам отклоняющегося поведения, отдают отличие конкретному возрасту. Немало важным остается аспект взаимосвязи отклоняющегося поведения с представлениями об успехе у подростков, так как исследования в данной области одни из самых проблемных зон психологии и педагогики. Долгое время данная проблема продолжала оставаться вне поля зрения, но позднее в отечественных и зарубежных исследованиях она привлекла к себе большое внимание психологов. В статье подробно описываются данные эмпирического исследования взаимосвязи склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков. Проведя эмпирическое исследование, автором были выявлены корреляционные взаимосвязи склонности к девиантному поведению и представлений об успехе у подростков. Использование полученных автором данных позволят эффективно выстраивать стратегию развития каждого учащегося.

Ключевые слова: подростки; девиантное поведение; представление об успехе; успех; отклоняющееся поведение; асоциальное поведение; трудновоспитуемость

Скачать


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

ISSN 2658-6282 (Online)


Уважаемые читатели! Комментарии к статьям принимаются на русском и английском языках.
Комментарии проходят премодерацию, и появляются на сайте после проверки редактором.
Комментарии, не имеющие отношения к тематике статьи, не публикуются.

Новые профилактические подходы и решение проблем девиантного поведения несовершеннолетних

В условиях современной жизни разработка новых средств, технологий и методов профилактики различных девиаций в детской и подростковой среде является актуальной задачей для  обеспечения безопасности и  нормального  развития  общества в целом.

Губернатором Самарской области Д.И. Азаровым была поставлена задача -усовершенствовать всю систему работы по профилактике девиантного поведения детей и подростков. Одним из мероприятий, проведенных в рамках исполнения данного поручения, стала Межведомственная научно-практическая конференция  на тему: «Научно-методические подходы к решению проблем девиантного поведения несовершеннолетних. Теория и практика», которая прошла 13 февраля 2019 г. в министерстве социально-демографической и семейной политики Самарской области (г. Самара, ул. Революционная, 44). Конференцию провели заместитель Председателя Правительства Самарской области Александр Фетисов, министр социально-демографической и семейной политики Самарской области Марина Антимонова, председатель комитета по здравоохранению, демографии и социальной политике Самарской Губернской Дума Марина Сидухина и Уполномоченный по правам ребенка в Самарской области Татьяна Козлова.

С докладами выступили ведущие эксперты Московских ВУЗов:  доктор психологических наук, профессор, эксперт  Комитета по делам семьи, женщин и детей Государственной Думы РФ «ГОУ ВО «Московский государственный  областной университет» Татьяна Шульга и доцент кафедры юридической психологии и права факультета юридической психологии  ГБОУ «Московский государственный психолого-педагогический университет», кандидат психологических наук, юрист Елена Шпагина.

В рамках конференции работали 3 секции:

1. «Биопсихосоциальный подход к анализу причин и проявлений девиантного поведения детей и подростков. Современные практические технологии»;

2. «Дети с девиантным поведением: территория семьи»;

3. «Использование эффективных технологий коррекции девиантного поведения в работе с несовершеннолетними в условиях стационарных учреждений».

В работе секций приняли участие научные сотрудники Московских и Самарских вузов, эксперты в области причин возникновения девиаций и работы с подростками девиантного поведения, представители Минобрнауки и Минздрава Самарской области, органы опеки и попечительства, представители прокуратуры, Главного управления МВД России по Самарской области, Межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве Самарской области и иные заинтересованные лица.

Заместитель Председателя Правительства Самарской области Александр Фетисов отметил, что данная конференция максимально задействует всех ответственных специалистов, связанных в своей деятельности с важнейшим направлением социальной работы на территории Самарской области. Обмен передовым опытом и лучшими практиками позволит выработать единый подход в работе с детьми и подростками, которые проявляют девиантное поведение.

Главными вопросами, обсуждаемыми в рамках конференции, стали современные социально-правовые, социально-медицинские, психолого-педагогические проблемы в области профилактики девиантного поведения несовершеннолетних, поиск способов межведомственного решения этих проблем, обмен опытом практической деятельности.

Девиантное поведение несовершеннолетних является индикатором нарушения процессов их социализации, а устойчивый рост и разнообразие их проявлений (суициды, алкоголизм и наркомания, участие в деструктивных молодежных объединениях, общественно-опасное поведение, бродяжничество и др.)  приводят к возрастанию деструктивных социальных последствий. Таким образом, рассматриваемая проблематика носит комплексный междисциплинарный, межведомственный характер и представляет интерес для широкого круга специалистов.

Доктор психологических наук, профессор, эксперт  Комитета по делам семьи, женщин и детей Государственной Думы РФ «ГОУ ВО «Московский государственный  областной университет» Татьяна Шульга:

В настоящее время наблюдается рост количества детей, которые демонстрируют асоциальное поведение. И как следствие возникают вопросы: «Что провоцирует это поведение? и «Как с ним работать?». Также сегодня изменился контингент детей, которые совершают такие поступки. Если раньше мы считали, что главной причиной является нахождение семьи в социально опасных ситуациях, то сегодня мы видим, что это подростки из «нормальных» семей, которые не находятся в трудной жизненной ситуации. Но существуют механизмы, которые провоцируют такое поведение подростка. Есть научные теории, что девиации развиваются вместе с развитием ребенка и всё время прогрессируют. И тут очень важно понять, на каком этапе остановить ребенка, и не дать его поведению перейти из «нормального», общепринятого, в девиантное. Девиация прекращается тогда, когда обнаружен первый «шаг» или проступок, и на нём совершена «остановка», то есть со стороны взрослых должно идти объяснение ситуации и ее последствий. Вот тогда ребёнок начинает усваивать нормы и правила поведения, которые существуют в обществе. Если же «шаги» продолжаются, то они становятся обычной формой поведения ребенка. Естественно, разобраться и работать с этой проблемой надо на межведомственном уровне, создавая команды из разных специалистов, которых нужно учить тому, как правильно работать с такими детьми.

Доцент кафедры юридической психологии и права факультета юридической психологии Московского государственного психолого-педагогического университета, кандидат психологических наук, юрист Елена Шпагина:

В современном мире, где информационные технологии внедряются в нашу жизнь каждый день. И без этого ребенок, будучи частью этой действительности, уже не может полноценно развиваться, обучаться, знакомиться с достижениями науки, культуры и т.д. Но также существуют и информационные риски, например, когда происходит вовлечение детей в преступную деятельность, распространение наркотических средств, распространение нежелательного характера и даже интернет зависимость.  На конференции будем обсуждать с коллегами, как жить в этой реальности, как профилактировать эту деятельность. Один из важнейших методов профилактики девиации – это взаимодействие ребенка с родителем, который будет разъяснять, почему нельзя что-то делать и к чему это может привести. Еще важно заменять нежелательный контент на положительный в том числе в Интернете. Сегодня мы постарались еще раз обратить на это внимание и заняться решением этой проблемы все вместе.

(PDF) Девиантное поведение в школе

Journal of Education and Training Studies Vol. 6, № 10; Октябрь 2018

134

процесс ассимиляции и воспроизводства ценностей и норм. Это может быть результатом однократного действия человека

, не соответствующего установленным социальным нормам. Например. криминализация общества, развод, коррупция должностных лиц и т. д.

Понятия «норма» и «отклонение» имеют социальное определение (Shaffer, 2009).В медицине аберрантное поведение относится к

отклонениям от общепринятых норм, регулирующих межличностные взаимодействия. В рамках психического здоровья

и пограничного состояния эти действия, действия, утверждения описывают формы психоневрологической патологии (Goode, 2016). В психологии

девиантное поведение определяется как отклонение от социально-психологических и моральных норм (Goode, 2016).

Отклонения характеризуются нарушением общепринятых норм, наносящим ущерб самим людям,

общественному благосостоянию и их окружению.

Аберрантное поведение можно рассматривать как выбор между социально приемлемым и девиантным способами достижения поставленных целей

(Шериф, 2005). Например, пытаясь разбогатеть или добиться успеха (по определению самого себя), можно выбрать

неприемлемых средств, например, издевательства над другими или даже участие в преступной деятельности (Dwyer, 2016). Другие могут изображать

открытого неповиновения, протеста, отвергать общепринятые социальные ценности, включая моральные и правовые законы, и объединяться в

, участвуя в различных преступных, террористических или других экстремистских группах.Поэтому они предпочитают бороться с обществом, в котором живут

, а не пытаются приспособиться к нему (Graham, 1988; Hall & Hayden, 2007; White, 2016). Во всех этих случаях аберрация

является результатом полного или относительного провала социализации, то есть неспособности или нежелания людей приспособиться к обществу

и его требованиям,

Девиантное поведение подростков включает антисоциальное, правонарушительное, противоправное, агрессивное, агрессивное поведение. самоуничтожение и суицидальные действия.

Эти действия могут привести к различным отклонениям в личном развитии. Часто эти отклонения включают

реакций детей на трудные жизненные обстоятельства (Wolfe, Marcum, Higgins & Ricketts, 2014). Это состояние часто колеблется от

до

от формы заболевания до нормы. Поэтому его должен оценивать и учитель, и врач.

Причины девиантного поведения связаны с условиями воспитания, особенностями физического развития и социальной средой

человека.Подросток, оценивая свое тело, отмечает норму, свое физическое превосходство или неполноценность

и приходит к выводу о своей социальной значимости и значимости (Бердибаева, Гарбер, Иванов,

Сатыбалдина, Сматовад, Елубаева , 2016). У ребенка может быть либо пассивное отношение к своей физической слабости,

, либо желание компенсировать недостатки, либо желание устранить их физическими упражнениями. Иногда задержка развития нервно-мышечной функции

нарушает координацию движений и проявляется в виде неуклюжести.

Упреки и пренебрежительные замечания других по поводу их внешнего вида и неловкости вызывают сильные чувства

и искажают их поведение. Высокие мальчики уверены в своих силах и мужественности, и им не нужно бороться, чтобы заслужить уважение сверстников

(Зотова, Пряжнкиков, Бережная, Ермаков, Меламуд, 2016). Таким образом, они более послушны,

естественны и требуют меньше внимания. Благодаря своей уверенности в себе другие дети воспринимают высоких мальчиков как очень разумных людей.

Худые, отстающие в развитии мальчики воспринимаются другими как незрелые, маленькие и непригодные. Таким мальчикам требуется

опеки, потому что они бунтуют. Чтобы изменить такое неблагоприятное представление о себе, они должны

проявить предпринимательскую изобретательность, смелость, образцовые личные достижения и постоянно присутствовать, чтобы

доказать свою полезность и незаменимость среди своих сверстников (Зотова и др., 2016). Это мероприятие вызывает эмоциональное напряжение

и трудности в общении, что является идеальными условиями для нарушения общепринятых стандартов

.

Девиантное поведение подростков часто имеет социальные причины, например, недостатки в образовании и воспитании. Преступность

В большинстве случаев

выстрелов из дома. Самые первые выстрелы девиантности происходят из-за страха наказания или как протест

, который затем превращается в рефлекторный стереотип (Дензин, 2010).Причины девиантного и делинквентного поведения

у подростков проистекают из отсутствия присмотра, невнимания со стороны родственников, страха наказания, мечтательности, желания

устранить опеку над опекунами или родителями, жестокого обращения со стороны товарищей и в немотивированном стремлении изменить

статус-кво. Бродяжничество также может привести к правонарушению.

Отдельно отметим, что раннее злоупотребление алкоголем и наркотиками среди подростков вызвано желанием находиться в компании взрослых,

чувствовать себя зрелыми, удовлетворить любопытство или изменить преобладающее психическое состояние.После употребления алкоголя наблюдается

бодрого настроения, повышение уверенности в себе и расторможенность (Бердибаева и др. , 2016). Групповая зависимость, возникающая

при выпивке с друзьями, может привести к алкоголизму.

Как показывает опыт, исходным и часто единственным фактором, способствующим социальной адаптации подростков с девиантным поведением, является

внешнее требование общества вести себя таким образом, чтобы они соответствовали правилам и нормам

( Tankard & Paluck, 2016).Однако это внешнее требование не вызывает положительных эмоциональных реакций (Van

Zoonen, 2013). Таким образом, у подростка отсутствует внутренняя мотивация к социальной адаптации. Обязанность школы

— представить это внешнее требование девиантным подросткам. Однако Рубингтон и Вайнберг (2015),

считают, что это противоречие, поскольку нормативное положение закрепляет эту ответственность за родителями. Тем не менее, на практике

основная роль образовательных учреждений, т.е.е., школы, для обучения детей и подростков. По нашему мнению, это связано с неспособностью семьи

взять на себя такое бремя из-за материальных трудностей и ограниченным пониманием

% PDF-1. 4. % 392 0 объект> endobj xref 392 104 0000000016 00000 н. 0000003410 00000 п. 0000002376 00000 н. 0000003591 00000 н. 0000003617 00000 н. 0000003665 00000 н. 0000003700 00000 н. 0000003942 00000 н. 0000004096 00000 н. 0000004175 00000 п. 0000004254 00000 н. 0000004333 00000 п. 0000004411 00000 н. 0000004489 00000 н. 0000004567 00000 н. 0000004646 00000 п. 0000004725 00000 н. 0000004804 00000 н. 0000004882 00000 н. 0000004960 00000 н. 0000005039 00000 н. 0000005118 00000 н. 0000005196 00000 н. 0000005275 00000 н. 0000005353 00000 п. 0000005432 00000 н. 0000005510 00000 п. 0000005589 00000 н. 0000005667 00000 н. 0000005746 00000 н. 0000005825 00000 н. 0000005902 00000 н. 0000005980 00000 н. 0000006057 00000 н. 0000006135 00000 н. 0000006213 00000 н. 0000006291 00000 н. 0000006368 00000 н. 0000006444 00000 н. 0000006521 00000 н. 0000006600 00000 н. 0000006679 00000 н. 0000006758 00000 н. 0000006837 00000 н. 0000007071 00000 н. 0000007420 00000 н. 0000007496 00000 н. 0000007573 00000 н. 0000007609 00000 н. 0000010536 00000 п. 0000011109 00000 п. 0000011254 00000 п. 0000011715 00000 п. 0000012119 00000 п. 0000030476 00000 п. 0000031042 00000 п. 0000031303 00000 п. 0000037215 00000 п. 0000037568 00000 п. 0000037705 00000 п. 0000038181 00000 п. 0000038352 00000 п. 0000038686 00000 п. 0000039283 00000 п. 0000039444 00000 п. 0000039664 00000 н. 0000039756 00000 п. 0000040088 00000 п. 0000040835 00000 п. 0000041057 00000 п. 0000047669 00000 п. 0000050339 00000 п. 0000052044 00000 п. 0000052287 00000 п. 0000052340 00000 п. 0000052785 00000 п. 0000052994 00000 п. 0000053315 00000 п. 0000053521 00000 п. 0000060034 00000 п. 0000108312 00000 н. 0000118662 00000 н. 0000118719 00000 п. 0000119030 00000 н. 0000119113 00000 н. 0000119198 00000 н. 0000119297 00000 н. 0000119390 00000 н. 0000119515 00000 н. 0000119602 00000 н. 0000119716 00000 н. 0000119841 00000 н. 0000119924 00000 н. 0000120041 00000 н. 0000120142 00000 н. 0000120342 00000 н. 0000120489 00000 н. 0000120625 00000 н. 0000120772 00000 н. 0000120918 00000 н. 0000121023 00000 н. 0000121115 00000 н. 0000121230 00000 н. 0000121348 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 394 0 obj> поток xb«f` $ 02 PcG6Ƴ g ۝ y ب qg + N9 az «w45?` `: + 3u˸yGfU @».̦3s] YhdL \ pt 驗! ߸ Q% + uwGj: bVW7 XUEy 툃 jsM {Q {WMͱmf «Lq5qf} ю9; Y [7 = IE_ ݑ̧7 m {tUl̺ ݬ] w} c5dJtkӪ {~ nrîl / tk5 ¢ ~ = 3ap? 4yzxDεaW ‘lwz5lʩiAlOm & bQ

IJERPH | Бесплатный полнотекстовый | Связь между родительским психологическим контролем, девиантной принадлежностью к сверстникам и игровым расстройством в Интернете среди китайских подростков: двухлетнее лонгитюдное исследование

Настоящее исследование проводилось в китайском контексте, и его цель заключалась в изучении причинно-следственных и двунаправленных отношений между родительскими психологическими проблемами. контроль, девиантная одноранговая принадлежность и IGD с использованием трехволновой модели данных. Результаты указывают на двунаправленные эффекты родительского психологического контроля и IGD. Более того, девиантная принадлежность к сверстникам оказывала посреднический эффект на пути от родительского психологического контроля к IGD. Однако косвенное влияние IGD на психологический контроль родителей через девиантную принадлежность к сверстникам было незначительным. Эти данные свидетельствуют о том, что факторы, связанные с родителями и сверстниками, могут повышать риск IGD в подростковом возрасте.

4.1. Продольная прямая ассоциация
Наши результаты показывают, что имел место обратный прямой эффект; в частности, влияние родительского психологического контроля на подростковый IGD было стабильным, и влияние IGD на родительский психологический контроль также было значительным, но не стабильным с течением времени.Этот вывод согласуется с теорией самоопределения [20] и концепцией психологического контроля, который подрывает развитие у подростков самостоятельности и компетентности, что, возможно, побуждает подростков увлекаться онлайн-играми как средством выхода из стрессовой реальности [52]. . Текущие результаты не только подтверждают результаты предыдущих эмпирических исследований по изучению воспитания детей, которые показали, что психологический контроль оказывает негативное влияние на развитие ребенка [11,13], но также показали, что психологический контроль является сильным предиктором IGD, что согласуется с предыдущими исследованиями. в Гонконге, что указывает на то, что психологический контроль оказывает долгосрочное влияние на интернет-зависимость подростков [14].Кроме того, мы заметили, что IGD предсказывает усиление последующего родительского психологического контроля. Эти данные предполагают, что, когда подростки демонстрируют ненадлежащее поведение (например, IGD), их родители могут предпринять действия (например, усилить психологический контроль), чтобы уменьшить количество случаев ненадлежащего поведения, что согласуется с теорией социального принуждения [26,27]. В то же время влияние IGD на последующий родительский психологический контроль не было стабильным во времени; только IGD, наблюдаемая в восьмом классе, положительно предсказывала психологический контроль в девятом классе. Одна из возможных причин заключается в том, что китайские родители больше всего озабочены успеваемостью своих детей и ожидают, что их дети будут сосредоточивать всю свою энергию и время на учебе, особенно в девятом классе, когда им предстоит переход из младшей в старшую [30,31] . Однако подростки, увлеченные онлайн-играми, проводят большую часть своего времени, играя в игры [1], что, в свою очередь, увеличивает использование родителями психологического контроля, чтобы сократить время, затрачиваемое на онлайн-игры.
4.2. Продольная непрямая ассоциация
Текущие результаты показывают, что девиантная принадлежность к сверстникам является важным механизмом посредничества, который объясняет, как родительский психологический контроль влияет на IGD среди подростков. В частности, подростки, которые подвергаются родительскому психологическому контролю, могут быть связаны с девиантными сверстниками, что предсказывает высокий уровень IGD с течением времени. Этот результат предполагает, что несоответствие контекста между основными психологическими потребностями подростков и родительским психологическим контролем может повысить готовность подростков оставаться со своими сверстниками, что в конечном итоге приведет к развитию агрессивного поведения. В текущем исследовании мы обнаружили, что влияние родительского психологического контроля на девиантную принадлежность к сверстникам является стабильным, в соответствии с более ранними выводами о том, что родительский психологический контроль является критическим фактором риска девиантной принадлежности сверстников [34,35]. Подростки, которые постоянно подвергаются родительскому психологическому контролю, лишены права выражать эмоции и проявлять независимость. Следовательно, они склонны сообщать о низкой самооценке и нарушении регуляции эмоций, что приводит к проблемам в межличностных отношениях [24], что увеличивает вероятность аффилированности с девиантными сверстниками.Кроме того, подростки, чьи основные психологические потребности не удовлетворяются, с большей вероятностью увеличивают свою связь с девиантными сверстниками в поисках поддержки со стороны сверстников и психологической безопасности [23]. Было подчеркнуто, что девиантная принадлежность к сверстникам является решающим фактором в этиологии экстернализация проблем (например, IGD) [23,45], что согласуется с текущими выводами о том, что принадлежность подростков к девиантным сверстникам в седьмом классе предсказывала IGD в восьмом классе, в то время как девиантная принадлежность к сверстникам в восьмом классе предсказывала IGD в восьмом классе. девятый класс.Эти результаты предполагают, что прогностическая роль девиантной принадлежности сверстников в последующем IGD будет стабильной с течением времени. Под влиянием девиантных сверстников подростки могут адаптировать свое отношение к IGD или пытаться играть в онлайн-игры, чтобы интегрироваться в группы сверстников в девиантных кластерах сверстников [53]. Кроме того, давление со стороны сверстников может увеличить вероятность развития у подростков IGD, особенно при частом общении со сверстниками как средства интеграции в группы сверстников. Согласно данным лонгитюдного отслеживания, этот вывод предполагает, что неподходящее воспитание (например,g., родительский психологический контроль) влияет на склонность подростков присоединяться к девиантным сверстникам, увеличивая риск проблемного поведения (например, IGD). Кроме того, мы также оценили посредническую роль девиантной принадлежности сверстников на пути от IGD к родительскому психологическому контролю. ; однако IGD не оказывал влияния на родительский психологический контроль через девиантную принадлежность к сверстникам. В частности, девиантная принадлежность к сверстникам в восьмом классе не предсказывала психологический контроль родителей в девятом классе, и путь от девиантной принадлежности к сверстникам в седьмом классе к родительскому психологическому контролю в восьмом классе также был незначительным.Этот вывод противоречит теории принуждения, согласно которой родители склонны реагировать на нежелательное поведение (например, принадлежность к девиантным сверстникам) усилением психологического контроля [27]. Одно из возможных объяснений состоит в том, что кажущаяся неуспешность родителей в достижении психологического контроля в конечном итоге приводит к тому, что они отказываются от своих попыток психологического контроля. Как показывают наши текущие результаты, психологический контроль надежно предсказывает будущее увеличение девиантной принадлежности сверстников. Более того, китайская культура подчеркивает коллективистскую ориентацию [54]; поэтому родителей может больше беспокоить возможное негативное влияние принадлежности их ребенка к девиантным сверстникам. Таким образом, родители могут понять, что психологический контроль не может быть эффективным методом уменьшения проблемного поведения подростков, и постепенно изменить свой стиль воспитания [55]. Другое возможное объяснение состоит в том, что подростки, связанные с девиантными сверстниками, развивают ложное понимание поведения, нарушающего нормы, и считают действия, которые отклоняются от принятых социальных норм или нарушают их, нормальными из-за обучения отклонениям [56]. В свою очередь, такое отношение может привести к тому, что подростки, связанные с девиантными сверстниками, будут восставать против своих родителей, пытаясь постепенно избавиться от родительского психологического контроля.Текущие результаты показывают, что IGD предсказывает последующую девиантную принадлежность к сверстникам; IGD у подростков ранее в значительной степени ассоциировался с антисоциальным поведением, эмоциональной дисрегуляцией и низкой самооценкой [10], что могло привести к отторжению со стороны обычных сверстников, а подростки, которые часто испытывают отторжение со стороны сверстников, могут присоединиться к девиантным сверстникам посредством выбора по умолчанию. [57]. Одногодичное продольное исследование показало, что подростки, которые постепенно вытеснялись из обычных групп сверстников, связанных с девиантными сверстниками посредством стандартного отбора, из-за отсутствия жизнеспособных альтернатив [41].Кроме того, подростки с IGD выбирают девиантные группы сверстников посредством гомофильных процессов отбора, потому что они воспринимают аналогичные поведенческие тенденции [40]. Неожиданно продольные пути от IGD к девиантной одноранговой принадлежности оказались нестабильными. В частности, IGD, наблюдаемая в седьмом классе, достоверно положительно предсказывала девиантную принадлежность к сверстникам в восьмом классе; однако IGD в восьмом классе не предсказывала девиантную принадлежность к сверстникам в девятом классе. Одно из возможных объяснений этого открытия заключается в том, что ученики седьмого класса только что поступили в среднюю школу и покинули знакомую среду, которая стимулировала их стремление к дружбе.В этот период подростки с IGD могли легко выбирать девиантные группы сверстников. Однако, когда они пошли в восьмой класс, у них появились друзья, и уменьшение потребности в друзьях могло со временем снизить влияние IGD на девиантную принадлежность к сверстникам.
4.3. Ограничения и направления на будущее
Текущее исследование имеет несколько ограничений. Во-первых, все данные были собраны с помощью анкет самоотчета, и на результаты, вероятно, повлияли общие различия методов и смещение социальной желательности.Тем не менее, некоторые исследования показывают, что самоотчеты о родительском психологическом контроле могут предоставить ценную информацию [22], поскольку подростки лучше понимают истинную степень психологического контроля своих родителей. Дальнейшие исследования должны включать данные от множества информаторов (например, родителей и сверстников) и различных методов (например, интервью). Во-вторых, в лонгитюдном психологическом исследовании повторная оценка может привести к повторным и предвзятым ответам респондентов. Однако в текущем исследовании участники правдиво ответили на вопросы, исходя из своей текущей ситуации (например,g. , характеристики воспитания и IGD), и данные отслеживались в течение двух лет; следовательно, эффекты памяти вряд ли повлияли на результаты. В-третьих, следует проявлять осторожность при распространении результатов этого исследования на другие аспекты и стили воспитания, и необходимы дальнейшие лонгитюдные исследования, чтобы определить, опосредует ли девиантная принадлежность к сверстникам влияние различных стилей воспитания на IGD. Кроме того, модели с запаздыванием основывались на агрегированных данных по каждой волне. В будущих исследованиях следует рассмотреть возможность изучения смягчающего воздействия индивидуальных характеристик на прямые или опосредующие пути от родительского психологического контроля к IGD во времени.В-четвертых, участники исследования в провинции Гуандун были отобраны путем удобной выборки; такой тип процедуры выборки может привести к смещению выборки, что может повлиять на валидность исследования, поэтому нам следует с осторожностью обобщать наши результаты на другие группы населения. В будущих исследованиях следует использовать другие образцы из нескольких регионов для проверки связи.

Психолого-педагогическая профилактика девиантного поведения студенческой молодежи (теория и практика отечественного обучения)

AMA 10-е издание

Цитирование в тексте: (1), (2), (3) и т. Д.
Ссылка: Албакова З.А., Матанис В.А., Закасовская И.Н. и др. Психолого-педагогическая профилактика девиантного поведения студенческой молодежи (теория и практика отечественного обучения). Евразия J Biosci . 2020; 14 (2), 4085-4093.

APA 6-е издание

Цитирование в тексте: (Албакова и др. , 2020)
Ссылка: Албакова З.А., Матанис В.А., Закасовская И.Н., Малащенко В.О., Илькевич Б.В., Жариков Ю.С., Джамалханова Л.А. (2020). Психолого-педагогическая профилактика девиантного поведения студенческой молодежи (теория и практика отечественного обучения). Евразийский журнал биологических наук, 14 (2), 4085-4093.

APA 6-е издание

Цитирование в тексте: (Noimunwai, Singhruck & Sompongchaiyakul, 2018)
Ссылка: Noimunwai, W., Сингрук, П., Сомпонгчайякул, П. (2018). Коллективный подход к решению проблемы нехватки воды в туристическом городе: пример муниципалитета Хуа-Хин, Таиланд. Международный журнал экологического и научного образования, 13 (2), 173-185.

Поведенческая и психологическая адаптация | Подростковая психология

Поведенческая и психологическая адаптация

Мы ожидаем, что со всеми этими изменениями мозга и новым опытом подростки будут претерпевать значительные изменения в поведении и психологии. Подростки сталкиваются с сильными эмоциями, изменением взаимоотношений со сверстниками, большей независимостью, ожиданиями стать более взрослыми и желанием рисковать, при этом им не хватает полностью зрелого мозга или жизненного опыта, чтобы ориентироваться в таких ситуациях. Неизбежно, что на этом пути будут происходить некоторые ошибки, а также придется много учиться. Мы рассмотрим некоторые типичные проблемы адаптации, с которыми сталкиваются подростки: вождение автомобиля, агрессия, употребление наркотиков, беспокойство, депрессия и насилие над собой.

Подростковые водители

В опросе National Children’s Health, проведенном в 2017 году, родители сообщают, что одной из главных проблем является вождение автомобиля подростками (К.Детская больница С. Мотта, 2017). Вождение автомобиля дает подросткам чувство свободы и независимости от родителей и может высвободить время для родителей, поскольку они не возят подростков в школу и обратно, на мероприятия или на работу. Однако с более высоким уровнем рискованного поведения и более низким уровнем опыта родители обеспокоены безопасностью своего подростка в дороге.

Национальное управление безопасности дорожного движения (НАБДД) сообщает, что в 2014 году молодых водителей (от 15 до 20 лет) было 5 человек.5% (11,7 миллиона) от общего числа водителей (214 миллионов) в США (Национальный центр статистики и анализа (NCSA), 2016). Однако почти 9% всех водителей, попавших в аварии со смертельным исходом в этом году, были молодые водители (NCSA, 2016), и, по данным Национального центра статистики здравоохранения (2014), автомобильные аварии являются основной причиной смерти в течение 15-20 лет. -стар. «Во всех моторизованных юрисдикциях по всему миру молодые, неопытные водители имеют гораздо более высокий уровень аварийности, чем более старшие и более опытные водители» (NCSA, 2016, стр.1). Уровень ДТП со смертельным исходом выше среди молодых мужчин, чем среди девочек, хотя для обоих полов этот показатель был самым высоким в возрастной группе 15–20 лет. Для молодых мужчин частота ДТП со смертельным исходом составляла примерно 46 на 100 000 водителей, по сравнению с 20 на 100 000 водителей для молодых женщин. НАБДД (NCSA, 2016) сообщило, что из молодых водителей, которые были убиты и у которых в организме был алкоголь, у 81% количество алкоголя в крови превышало допустимый предел. ДТП со смертельным исходом из-за употребления алкоголя было чаще среди молодых мужчин, чем среди молодых женщин.НАБДД также обнаружило, что подростки с меньшей вероятностью будут использовать ремни безопасности, если они управляют автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, и что использование таких средств ограничения снижается по мере увеличения уровня алкогольного опьянения.

В исследовании AAA несмертельных, но умеренных и тяжелых дорожно-транспортных происшествий в 2014 году более половины участвовали молодые водители-мужчины в возрасте от 16 до 19 лет (Carney, McGehee, Harland, Weiss, & Raby, 2015). В 36% наездов сзади подростки-водители слишком близко следили за автомобилями, чтобы вовремя остановиться, а в авариях с участием одного транспортного средства слишком быстрая езда для погодных и дорожных условий была причиной 79% аварий с участием подростков. Отвлечение внимания также было причиной почти 60% аварий с участием водителей-подростков. Попутчики, часто также подростки (84% времени), и сотовые телефоны были двумя главными источниками отвлечения внимания соответственно. Эти данные свидетельствуют о том, что наличие в машине другого подростка увеличивает риск аварии на 44% (Carney et al., 2015). По данным НАБДД, 10% водителей в возрасте от 15 до 19 лет, попавших в аварии со смертельным исходом, отвлекались во время аварии, что является самым высоким показателем для любой возрастной группы (NCSA, 2016).Было обнаружено, что отвлечение внимания в сочетании с неопытностью значительно увеличивает риск несчастного случая (Klauer et al., 2014).

НАБДД обнаружило, что количество аварий с 2005 года снижается. Они связывают это с более высокой подготовкой водителей, большей социальной осведомленностью о проблемах вождения для подростков, а также с изменениями в законах, ограничивающих возраст для употребления алкогольных напитков. По оценкам НАБДД, повышение возраста, разрешенного законом для употребления алкоголя, до 21 года во всех 50 штатах и ​​округе Колумбия с 1975 года спасло 30 323 жизни.

Агрессия и антиобщественное поведение

Несколько основных теорий развития антиобщественного поведения рассматривают подростковый возраст как важный период. Модель развития агрессивного и антисоциального поведения Паттерсона (1982) «e или поздняя начальная модель» отличает молодых людей, чье антисоциальное поведение начинается в детстве (ранние начала), от подросткового возраста (поздно начинающие). Согласно теории, люди, начавшие рано, подвергаются большему риску длительного антиобщественного поведения, которое распространяется и во взрослую жизнь, чем те, кто начал поздно.Теоретически поздно начинающие дети, которые становятся антисоциальными в подростковом возрасте, испытывают плохой родительский контроль и надзор, аспекты воспитания, которые становятся более заметными в подростковом возрасте. Плохой мониторинг и отсутствие надзора способствуют более активному взаимодействию с девиантными сверстниками, что, в свою очередь, способствует собственному антиобщественному поведению подростков. Те, кто поздно начинает, воздерживаются от антиобщественного поведения, когда изменения в окружающей среде делают другие варианты более привлекательными.

Точно так же Моффитт (1993) «Модель , стойкая на протяжении всей жизни и ограниченная подростком» проводит различие между антиобщественным поведением, которое начинается в детстве, и подростком.Моффитт рассматривает ограниченное подростками антисоциальное поведение как результат «разрыва в зрелости» между зависимостью подростков и контролем со стороны взрослых и их желанием продемонстрировать свою свободу от взрослых ограничений. Однако по мере того, как они продолжают развиваться и законные взрослые роли и привилегии становятся доступными для них, появляется меньше стимулов к антиобщественному поведению, ведущему к прекращению этого антисоциального поведения.

Психология и массовые расстрелы

Технологический институт Вирджинии, Колумбайн, Средняя школа Стоунмана Дугласа, Средняя школа Санта-Фе, Сэнди-Хук, Аврора, Лас-Вегас, Орландо — все это места ужасающих и трагических массовых расстрелов. Почему они такие обычные? И что заставило преступников совершить эти акты насилия? Несколько возможных факторов могут работать вместе, создавая благоприятную среду для массовых убийств в Соединенных Штатах. Чаще всего предлагаются:

  • Более высокая доступность и владение оружием. В США самый высокий уровень владения оружием на душу населения в мире — 120,5 единиц огнестрельного оружия на 100 человек; на втором месте находится Йемен с 52,8 единиц огнестрельного оружия на 100 человек
  • Психическое заболевание и его лечение (или его отсутствие) психиатрическими препаратами.Это спорно. Многие из массовых стрелков в США страдали психическими заболеваниями, но предполагаемое количество случаев психических заболеваний не увеличилось так значительно, как количество массовых расстрелов. Менее 5% случаев насильственного поведения в США совершается лицами с диагнозом психического здоровья. В отчете Секретной службы США и Министерства образования США за 2002 год были обнаружены доказательства того, что у большинства школьных стрелков наблюдались симптомы психического здоровья, которые часто не диагностировались или не лечились. Криминологи Fox и DeLateur отмечают, что психическое заболевание — это только часть проблемы, и массовые стрелки склонны выносить свои проблемы вовне, обвиняя других, и вряд ли обратятся за психиатрической помощью, даже если она доступна. Другие ученые пришли к выводу, что массовые убийцы демонстрируют общую совокупность симптомов хронического психического здоровья, хронического гнева или антиобщественных черт, а также склонность обвинять других в проблемах. Однако они отмечают, что попытка «профилировать» школьных стрелков с таким набором черт, вероятно, приведет к множеству ложных срабатываний, поскольку многие люди с таким профилем не проявляют агрессивного поведения.
  • Желание отомстить за долгую историю издевательств в школе. В последние годы граждане, называющие себя «целевыми лицами», ссылались на кампании издевательств над взрослыми как на причину своего смертоносного насилия.
  • Широко распространенный хронический разрыв между ожиданиями людей от самих себя и их фактическими достижениями и индивидуалистической культурой.
  • Стремление к славе и известности. Кроме того, массовые стрелки учатся друг у друга посредством «заражения СМИ», то есть «освещения их в средствах массовой информации и увеличения количества сайтов в социальных сетях, которые, как правило, прославляют стрелков и преуменьшают значение жертв.”
  • Феномен подражания.
  • Отказ государственных проверок биографических данных из-за неполных баз данных и / или нехватки персонала.

Для дополнительной информации: Массовое насилие в Америке, Национальный совет по поведенческому здоровью

Поведение и проблемы поведения

Дети и подростки иногда спорят, агрессивны, ведут себя злобно или вызывающе по отношению к взрослым. Расстройство поведения может быть диагностировано, если такое деструктивное поведение необычно для возраста ребенка в данный момент, сохраняется с течением времени или является серьезным.Поскольку расстройства деструктивного поведения включают отыгрывание и нежелательное поведение по отношению к другим, их часто называют экстернализирующими расстройствами .

Оппозиционно-вызывающее расстройство

Когда дети ведут себя настойчиво, вызывая серьезные проблемы дома, в школе или со сверстниками, им может быть поставлен диагноз «оппозиционно-вызывающее расстройство» (ODD). ODD обычно начинается до 8 лет, но не позднее, чем примерно до 12 лет. Дети с ODD с большей вероятностью будут вести себя оппозиционно или вызывающе по отношению к людям, которых они хорошо знают, таким как члены семьи, постоянный медицинский работник или учитель.Дети с ODD демонстрируют такое поведение чаще, чем другие дети их возраста.

Примеры поведения ODD:

  • Часто злится или теряет самообладание
  • Часто спорит со взрослыми или отказывается подчиняться правилам или просьбам взрослых
  • Часто обиженный или злобный
  • Умышленное раздражение других или раздражение на других
  • Часто обвинение других людей в своих ошибках или плохом поведении

Расстройство поведения

Расстройство поведения (CD) диагностируется, когда дети демонстрируют постоянный образец агрессии по отношению к другим и серьезные нарушения правил и социальных норм дома, в школе и со сверстниками. Эти нарушения правил могут включать нарушение закона и привести к аресту. Дети с CD чаще получают травмы и могут испытывать трудности в отношениях со сверстниками.

Примеры поведения CD:

  • Нарушение серьезных правил, например побег, ночное пребывание, когда говорят не делать этого, или пропуск школы
  • Быть агрессивным и причинять вред, например издевательствами, драками или жестоким обращением с животными
  • Преднамеренная ложь, кража или повреждение чужого имущества

Диагностика поведенческих расстройств

Узнайте о рекомендациях по диагностике и лечению ODD и CD

Лечение деструктивных поведенческих расстройств

Раннее начало лечения очень важно.Лечение наиболее эффективно, если оно соответствует потребностям конкретного ребенка и семьи. Первый шаг к лечению — поговорить с врачом. Для постановки правильного диагноза может потребоваться комплексное обследование у специалиста по психическому здоровью. Некоторые признаки проблем с поведением, например несоблюдение правил в школе, могут быть связаны с проблемами обучения, которые могут потребовать дополнительного вмешательства. Наиболее убедительным методом лечения детей младшего возраста является тренинг по поведенческой терапии для родителей, когда терапевт помогает родителям узнать эффективные способы укрепления отношений между родителями и детьми и реагирования на поведение ребенка.Для детей школьного возраста и подростков часто используемое эффективное лечение представляет собой комбинацию обучения и терапии, которая включает ребенка, семью и школу.

Управление симптомами: оставаться здоровым

Быть здоровым важно для всех детей и может быть особенно важно для детей с поведением или проблемами поведения. В дополнение к поведенческой терапии и лекарствам, практика здорового образа жизни может уменьшить вызывающее и разрушительное поведение, которое может возникнуть у вашего ребенка.Вот несколько примеров здорового образа жизни, которые могут помочь:

  • Регулярная физическая активность, включая аэробику и интенсивные упражнения
  • Соблюдение здоровой диеты, основанной на фруктах, овощах, цельнозерновых, бобовых (например, фасоль, горох и чечевица), нежирных источниках белка, а также орехах и семенах
  • Рекомендуемое количество сна каждую ночь в зависимости от возраста
  • Укрепление отношений с членами семьи

Профилактика деструктивных поведенческих расстройств

Точно неизвестно, почему у некоторых детей развиваются расстройства поведения. Многие факторы могут играть роль, в том числе биологические и социальные факторы. Известно, что дети подвергаются большему риску, когда они подвергаются другим видам насилия и преступного поведения, когда они сталкиваются с плохим обращением или грубым или непоследовательным воспитанием, или когда их родители страдают психическими расстройствами, такими как расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, депрессия или внимание. синдром дефицита / гиперактивности (СДВГ). Качество ухода за детьми младшего возраста также может повлиять на развитие у ребенка поведенческих проблем.

Хотя эти факторы, по-видимому, увеличивают риск расстройств деструктивного поведения, существуют способы уменьшить вероятность их возникновения у детей. Узнайте о подходах общественного здравоохранения к предотвращению этих рисков:

Использование психоактивных веществ

Подростковый возраст — время быстрых изменений и взросления. Это также время экспериментов — с новыми прическами, одеждой, взглядами и поведением. Некоторые из этих экспериментов безвредны. Другие, например употребление алкоголя или других наркотиков, могут иметь долгосрочные вредные последствия.Существует несколько причин, по которым важно выявлять и лечить подростков, употребляющих психоактивные вещества.

Видео 5.7.1. Употребление психоактивных веществ, наркомания и лечение среди подростков обсуждает распространенность употребления психоактивных веществ и восприимчивость подростков к злоупотреблению.

Подростки часто употребляют психоактивные вещества. Алкоголь, марихуана и табак — вещества, наиболее часто употребляемые молодежью (Johnston et al., 2014), а алкоголь часто является первым употребляемым веществом (Johnston et al., 2010). Процент молодых людей, употребляющих алкоголь, увеличивается с возрастом. К восьмому классу 28% учеников пробовали алкоголь, а 12% хотя бы раз употребляли алкоголь; к двенадцатому классу 68% учащихся пробовали алкоголь, и более половины учащихся хотя бы раз употребляли алкоголь (Johnston et al., 2014). В 2012 году 45% учеников 9–12 классов сообщили, что когда-либо употребляли марихуану, а 24% сообщили, что употребляли марихуану в течение предшествующих 30 дней. В период с 2008 по 2012 год доля подростков, ежедневно употребляющих марихуану, увеличилась с 5% до 8% (PDFA, 2013).Согласно опросу, опубликованному в 2014 году, 41% учеников 9–12 классов сообщили, что пробовали сигареты. Почти четверть заявили, что употребляли табак в той или иной форме за последние 30 дней (Kann et al., 2014). Значительный процент подростков, в том числе 15% учеников 12-х классов, сообщают о неправильном использовании (т.е. использовании без рецепта) рецептурных лекарств, особенно стимуляторов и обезболивающих (Johnston et al., 2014).

Почему подростки употребляют наркотики?

Как мы читали выше, большинство подростков будут употреблять наркотики или алкоголь, не достигнув совершеннолетия; однако причины использования могут сильно различаться. Популярная модель для понимания причин и уровней употребления наркотиков предполагает рассмотрение поведения как континуума. Этот континуум включает неиспользованные и экспериментальные наркотики, случайное, привычное и компульсивное употребление наркотиков.

Непотребитель — это тот, кто никогда не злоупотреблял наркотиками. Экспериментальный пользователь несколько раз употреблял наркотики из любопытства. Употребление психоактивных веществ может заставить их почувствовать себя «взрослыми» или сделать это как форму восстания против власти или правил. Использование может быть захватывающим для этого подростка. Как правило, экспериментальные потребители не имеют серьезных проблем с употреблением наркотиков, а взрослые, скорее всего, не знают об их употреблении.

Когда употребление психоактивных веществ становится все более распространенным среди групп сверстников, подростки с большей вероятностью будут участвовать в социальном употреблении. Употребление наркотиков или алкоголя может быть способом приспособиться к некоторым социальным группам или к друзьям. Подростки могут чувствовать, что они более общительны или общительны, когда находятся под воздействием психоактивных веществ. Кроме того, некоторые подростки могут употреблять психоактивные вещества для развлечения или от скуки. Для употребления психоактивных веществ также могут быть косвенно-ситуативные причины, такие как повышение осведомленности или творчества и снижение запретов.Эти случайные потребители наркотиков могут регулярно употреблять наркотики, возможно, от 2 до 4 раз в неделю. Они по-прежнему связывают употребление наркотиков с чувством возбуждения или возбуждения и прилагают усилия, чтобы контролировать их употребление. Их употребление психоактивных веществ может быть настолько частым, что такое поведение трудно скрыть от родителей и школьных чиновников. Случайные пользователи могут столкнуться с ухудшением успеваемости в школе, потерей интереса к занятиям, которые ранее не связаны с употреблением наркотиков, и другим атипичным поведением подростка (например,г., усиленное лежа).

По мере того, как мы видим рост употребления психоактивных веществ, возрастает беспокойство о здоровье и безопасности подростков. Обычный пользователь, скорее всего, будет употреблять наркотики ежедневно, часто с определенной группой друзей, которые тоже употребляют. Употребление наркотиков может быть частью норм и идентичности группы. Подростки также могут использовать психоактивные вещества для побега или самолечения. На этом уровне использования подросток не обязательно теряет контроль, но испытывает серьезные школьные и семейные проблемы. Употребление наркотиков может больше не приносить искомого возбуждения и стимуляции.Вместо этого подросток может стать импульсивным, неустойчивым, испытывать чувство вины и депрессию.

Компульсивный наркоман потерял контроль над своим употреблением наркотиков. Человек употребляет наркотики несколько раз в день, и он тратит значительную часть своего дня на приобретение, поддержание и использование регулярного запаса лекарств. Эти подростки практикуют поведение, которое ставит под угрозу их здоровье и безопасность. Их эмоциональное состояние часто дезорганизовано. Лица, относящиеся к последним трем категориям — случайным, привычным и компульсивным — с большей вероятностью подпадают под диагноз расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ.

Факторы риска злоупотребления психоактивными веществами

Существуют определенные факторы, повышающие риск злоупотребления психоактивными веществами в подростковом возрасте. Подростки из неблагополучных семей или живущие в бедности подвергаются более высокому риску жестокого обращения. Как и молодежь, выросшая в культурах или сообществах, где злоупотребление психоактивными веществами является обычным явлением. Подростки, которые плохо учатся или не обладают социальными навыками, также могут столкнуться с более высокими показателями злоупотребления психоактивными веществами. Крайне важным фактором риска является раннее употребление психоактивных веществ. Чем раньше и чем чаще молодой человек употребляет психоактивные вещества, тем выше у него риск развития наркозависимости.

Употребление психоактивных веществ сопряжено с собственными рисками и связано с другим рискованным поведением. Употребление подростками психоактивных веществ сопряжено как с краткосрочными, так и с долгосрочными рисками. Например, в краткосрочной перспективе употребление алкоголя может привести к непреднамеренным травмам и смерти, суицидальному поведению, автомобильным авариям, насилию со стороны интимного партнера, а также к академическим и социальным проблемам (Brown et al., 2008; Cole et al., 2011; Weitzman Нельсон, 2004). Эти результаты возникают из-за того, что чрезмерное употребление алкоголя приводит к снижению когнитивных способностей, неточному восприятию риска и нарушению контроля над телом.Эти эффекты в сочетании с тем фактом, что по сравнению со взрослыми подростки, как правило, более физически активны в состоянии алкогольного опьянения, подвергают подростков большему риску причинения вреда. Например, при концентрации алкоголя в крови выше нуля подростки подвергаются повышенному риску получения смертельных травм или попадания в аварии со смертельным исходом на одном, двух и более транспортных средствах по сравнению с трезвыми водителями-мужчинами в возрасте от 21 до 34 лет (Voas et al. , 2012). . Употребление марихуаны связано с уменьшением жизненных результатов (Meier et al., 2012). Употребление табака приводит к ухудшению здоровья в краткосрочной и долгосрочной перспективе и может быть воротами к употреблению других наркотиков (Sims, 2009). Риск употребления психоактивных веществ усугубляется, поскольку он связан с другим рискованным поведением, таким как незапланированный незащищенный секс, который может привести к беременности (Brown, 2008; Levy et al., 2009; Tapert et al., 2001). Подростки, злоупотребляющие рецептурными опиоидами, подвергаются высокому риску перехода на инъекционные наркотики и передозировки (McCabe et al., 2012). Любой уровень употребления психоактивных веществ может быть вредным для подростков — никакое количество не является безопасным.

Подростковый возраст — особенно уязвимый период для развития и созревания мозга. Подростковый возраст — это длительный период интенсивного роста и созревания нервной системы. В результате мозг подростка особенно уязвим к токсическому воздействию алкоголя и других наркотиков и к потенциальной зависимости. Например, постоянное употребление марихуаны в подростковом возрасте связано с нейропсихологическими нарушениями в целом ряде функциональных областей (Meier et al., 2012). Более того, прекращение употребления не восстанавливает полностью нейропсихологическое функционирование, что предполагает особый вред для мозга подростка.

Использование имеет тенденцию к увеличению со временем. Национальные оценки распространенности употребления алкоголя показывают, что молодежь старшего возраста пьет больше и больше пьет, чем молодежь младшего возраста (SAMHSA, 2010). Этот факт делает особенно важным для педиатров раннее начало скрининга и краткосрочного вмешательства, чтобы как можно дольше предотвратить или отсрочить употребление алкоголя.

Употребление психоактивных веществ в подростковом возрасте связано с вредом во взрослом возрасте. Чем раньше подросток начинает употреблять психоактивные вещества, тем больше у него шансов продолжить употребление психоактивных веществ и развить проблемы с употреблением психоактивных веществ в более позднем возрасте. Например, по сравнению с людьми, которые не начинают пить, пока не станут молодыми людьми, у людей, которые начинают пить до 15 лет, вероятность развития алкогольной зависимости или злоупотребления алкоголем в 5 раз выше (Chambers et al., 2003; Grant & Dawson, 1997; Хингсон и Жа, 2009). По сравнению с подростками, которые впервые попробовали марихуану в 18 лет, те, кто начал употреблять марихуану в возрасте 14 лет и младше, в 6 раз чаще соответствуют критериям зависимости от запрещенных наркотиков или злоупотребления ими в более позднем возрасте (SAMHSA, 2010). Более 80% взрослых, которые курят табак, начали курить до 18 лет (Sims, 2009).

Подростки, сообщающие об употреблении психоактивных веществ еженедельно или чаще, могут иметь тяжелое расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ. В некоторых случаях к тому времени, когда подросток достигает этой точки, родители уже знают об употреблении наркотиков, хотя могут недооценивать серьезность проблемы. Подростки с серьезными расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, как можно скорее нуждаются в более интенсивной терапии, включая комплексную оценку специалиста по употреблению психоактивных веществ, оценку сопутствующих психических расстройств и направление на лечение.

Профилактика токсикомании

Профилактика злоупотребления психоактивными веществами в подростковом возрасте должна быть многосторонним и долгосрочным подходом, который включает образование молодежи, семей и общества. Профилактическое обучение должно начинаться еще в дошкольном возрасте и быть конкретным для целевой группы (т. Е. Этнической принадлежности, пола), создавая культуру борьбы со злоупотреблением психоактивными веществами. Эффективные программы для подростков включают интерактивное обучение, такое как дискуссии со сверстниками и ролевые игры, и сосредоточены на снижении риска и развитии хороших навыков принятия решений.

D.A.R.E. — программа профилактики наркомании, которая так и не сработала

Основная цель обучения сопротивлению злоупотреблению наркотиками (DARE) состояла в том, чтобы научить сверстников эффективному сопротивлению и навыкам отказа, чтобы подростки могли сказать «нет» наркотикам и своим друзьям, которые могут захотеть, чтобы они употребляли наркотики. Второстепенные цели программы заключались в развитии у учащихся социальных навыков и повышении их самооценки, поскольку считается, что они связаны с употреблением наркотиков подростками.

DARE был разработан в 1983 году совместными усилиями округа Лос-Анджелес (Калифорния.) Школьный округ и Департамент полиции Лос-Анджелеса. В 1986 году Конгресс США принял Закон о школах и сообществах, свободных от наркотиков, чтобы продвигать программы просвещения и профилактики злоупотребления наркотиками по всей стране, и DARE быстро распространился, и многие школьные округа приняли его для своих учеников. К 1994 году программа DARE была наиболее широко используемой школьной программой профилактики наркомании, которая появилась во всех 50 штатах США и распространилась на шесть зарубежных стран.

Несколько крупномасштабных исследований оценили эффективность программы DARE.Результаты неизменно не обнаружили никаких эффектов. При сравнении показателей употребления наркотиков, отношения к употреблению наркотиков или самооценки не было статистически значимых различий между студентами, участвовавшими в программе DARE, и теми, кто не участвовал в программе.

Тревога, депрессия и агрессивное поведение, направленное на самого себя

В моделях развития тревожности и депрессии подростковый период рассматривается как важный период, особенно с точки зрения появления различий и показателей распространенности, которые сохраняются в зрелом возрасте (Rudolph, 2009).Хотя показатели варьируются в зависимости от конкретных диагнозов тревожности и депрессии, показатели некоторых расстройств заметно выше в подростковом возрасте, чем в детстве или во взрослом возрасте. Например, распространенность тревожных расстройств составляет около 19% среди взрослых и 32% среди подростков (NIMH, 2017). Подростки также чаще страдают депрессией (13%), чем взрослые (7%) (NIMH, 2019). Уровень самонаправленного насилия также выше среди подростков (17%), за ними следуют студенты колледжей (15%), взрослые (5%) и дети, у которых самый низкий уровень (1.3%) (APA, 2015).

Беспокойство

Периодическое беспокойство — ожидаемая часть жизни. Вы можете испытывать беспокойство, столкнувшись с проблемой, перед сдачей экзамена или при принятии важного решения. Но тревожные расстройства включают в себя нечто большее, чем временное беспокойство или страх. У человека с тревожным расстройством тревога не проходит и со временем может усилиться. Симптомы могут мешать повседневной деятельности, такой как выполнение работы, учеба и отношения.

Широкое разнообразие тревожных расстройств различаются объектами или ситуациями, которые их вызывают, но имеют общие черты чрезмерного беспокойства или беспокойства по поводу различных вещей.Страх и беспокойство могут вызвать серьезные проблемы в сферах их жизни, таких как социальное взаимодействие, учеба и работа. Беспокойство также проявляется в физиологических и психологических реакциях, таких как чувство беспокойства, усталости, трудности с концентрацией внимания, раздражительность, мышечное напряжение и проблемы со сном.

Видео 5.7.3. В статье «Распространенность психических заболеваний среди молодежи » МакКенна Кнапп обсуждает распространенность проблем психического здоровья среди молодых людей и то, как этому может способствовать необходимость соответствовать требованиям в старшей школе.

Депрессия

Печаль — это то, что мы все переживаем. Это нормальная реакция на потерю или неудачу, но обычно она проходит через некоторое время.Депрессия — другое дело. Депрессия ( большое депрессивное расстройство, ) — это медицинское заболевание, которое может мешать человеку справляться с повседневными делами, такими как сон, еда или выполнение обязанностей. Депрессия — обычное дело, но это не значит, что она несерьезная. Из лучших побуждений друзья или члены семьи могут попытаться сказать человеку, страдающему депрессией, «вырваться из нее», «просто быть позитивным», но депрессия не является признаком слабости или недостатка характера. Многие люди, страдающие депрессией, нуждаются в лечении, чтобы поправиться.

Депрессия характеризуется чувством глубокой печали и безнадежности, которое мешает любой нормальной повседневной деятельности. Однако подростки могут не распознавать чувство печали и вместо этого сообщают о том, что чувствуют себя более раздражительными и злыми. Часто в депрессии люди чувствуют себя никчемными и чрезмерно виноватыми. Они отказываются от занятий, которые им обычно нравятся, и проводят больше времени в одиночестве. Изменения аппетита и сна (более или менее нормальные) — обычное явление. Люди, страдающие депрессией, могут чувствовать усталость, упадок сил, а также беспокойство.Могут возникать физические боли без каких-либо причин, например, боли в мышцах, животе или головные боли. Когнитивные функции, такие как внимание, концентрация, память и принятие решений, могут быть нарушены. И хотя это не обязательно для диагностики депрессии, мысли о смерти или самоубийстве могут быть проблемой.

Подростки, страдающие депрессией, могут дуться, попадать в неприятности в школе, быть негативными и раздражительными и чувствовать, что их неправильно понимают. Иногда бывает сложно определить, находится ли подросток в депрессии или «он просто подросток».Подумайте, как долго присутствуют симптомы, насколько они серьезны и насколько подросток ведет себя не так, как обычно. Подростки, страдающие депрессией, также могут иметь другие расстройства, такие как тревожность, расстройства пищевого поведения или злоупотребление психоактивными веществами.

Видео 5.7.4. Подростковая депрессия предоставляет информацию о том, как определить симптомы депрессии у подростков и как реагировать на проблемы.

На рисунке ниже показана распространенность серьезных депрессивных эпизодов среди U.S. подростков в 2017 году. По оценкам, 3,2 миллиона подростков в возрасте от 12 до 17 лет в Соединенных Штатах имели хотя бы один серьезный депрессивный эпизод. Это число составляло 13,3% населения США в возрасте от 12 до 17 лет. Распространенность серьезных депрессивных эпизодов была выше среди девушек-подростков (20,0%) по сравнению с мужчинами (6,8%). Распространенность большого депрессивного эпизода была самой высокой среди подростков, сообщивших о двух или более расах (16,9%).

Рисунок 5.7.2. Распространенность большого депрессивного эпизода среди подростков США (2017). Данные SAMHSA.

Причины депрессии включают многие факторы, такие как генетика и опыт раннего детства, предшествующий подростковому возрасту, но половое созревание может привести уязвимых детей, особенно девочек, в отчаяние. В период полового созревания уровень большой депрессии увеличивается более чем вдвое и составляет, по оценкам, 13%, затрагивая примерно каждую пятую девочку и каждого десятого мальчика. Гендерные различия возникают по многим причинам, биологическим и культурным (Uddin et al., 2010).

Модели развития фокусируются на межличностных контекстах как в детстве, так и в подростковом возрасте, которые способствуют депрессии и тревоге (например,г., Рудольф, 2009). Семейные невзгоды, такие как жестокое обращение и родительская психопатология в детстве, создают основу для социальных и поведенческих проблем в подростковом возрасте. Подростки с такими проблемами создают стресс в своих отношениях (например, плохо разрешая конфликт и чрезмерно ищут поддержки) и выбирают более неадаптивный социальный контекст (например, сценарии «несчастье любит компанию», в которых депрессивные молодые люди выбирают других депрессивных молодых людей в качестве друзей, а затем часто размышляют, обсуждая свои проблемы, усугубляя негативные эмоции и стресс). Эти процессы усиливаются для девочек по сравнению с мальчиками, потому что девочки имеют более ориентированные на отношения цели, связанные с близостью и социальным одобрением, что делает их более уязвимыми для разрушения этих отношений. Затем тревога и депрессия усугубляют проблемы в социальных отношениях, что, в свою очередь, способствует стабильности тревоги и депрессии с течением времени.

Депрессия, даже в самых тяжелых случаях, поддается лечению. Чем раньше можно начать лечение, тем оно эффективнее.Депрессия обычно лечится с помощью лекарств, психотерапии или их комбинации. По оценкам, 19,6% получали помощь только специалиста по психическому здоровью, а еще 17,9% получали комбинированную помощь специалиста по психическому здоровью и медикаментозное лечение. Лечение только медикаментами было наименее распространенным (2,4%). Примерно 60,1% подростков с большим депрессивным эпизодом не получали лечения.

Антидепрессанты — это лекарства, которые лечат депрессию. Они могут помочь улучшить то, как мозг использует определенные химические вещества, контролирующие настроение или стресс. Может потребоваться попробовать несколько разных антидепрессантов, прежде чем найти то, которое улучшает симптомы и имеет контролируемые побочные эффекты. Антидепрессантам требуется время — обычно от 2 до 4 недель — для того, чтобы подействовать, и часто такие симптомы, как сон, аппетит и проблемы с концентрацией внимания, улучшаются до улучшения настроения, поэтому важно дать лекарству шанс, прежде чем делать вывод об их эффективности.

Несколько типов психотерапии (также называемые «разговорной терапией» или, в менее конкретной форме, консультированием) могут помочь людям с депрессией.Примеры основанных на фактических данных подходов, специфичных для лечения депрессии, включают когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), межличностную терапию (ИПТ) и терапию, направленную на решение проблем. КПТ может помочь человеку с депрессией изменить негативное мышление и интерпретировать окружающую среду и взаимодействия в позитивной и реалистичной манере. ИПТ призвана помочь человеку разобраться в проблемных отношениях или серьезных проблемах, которые могут вызвать депрессию или усугубить ее, и справиться с ними.

Подростки обычно полагаются на родителей, учителей или других опекунов, которые признают их страдания и получают необходимое лечение.Многие подростки не знают, куда обратиться за психиатрической помощью, или верят, что лечение не поможет. Другим не помогают, потому что они думают, что симптомы депрессии могут быть лишь частью типичного стресса в школе или в подростковом возрасте. Некоторые подростки беспокоятся о том, что подумают другие люди, если они обратятся за психиатрической помощью.

Самонаправленное насилие

Самонаправленное насилие (SDV) включает ряд агрессивных форм поведения, включая акты суицидального поведения со смертельным и несмертельным исходом, а также несуицидальные самоповреждения (т.е., поведение, при котором намерение не состоит в том, чтобы убить себя, например, членовредительство). Распознавание признаков самоуправляемого насилия и вмешательство, чтобы помочь людям, проявляющим такое поведение, могут спасти жизнь и помочь им в лечении.

Несуицидальные самоповреждения (NSSI), также называемые членовредительства, членовредительства или порезов, являются «умышленными, самоповрежденными телесными повреждениями без суицидальных намерений или в целях социальных санкций (например, татуировки или пирсинг). NSSI чаще всего ассоциируется с «порезанием», но средства самоповреждения также часто включают царапины, удары кулаком, удары кулаком по себе, удары по предметам с намерением нанести травму, укусы, разрывы кожи или ожоги.Местоположение травмы также может быть индикатором серьезности психологического расстройства. Травмы лица, глаз, яремной вены или гениталий могут вызывать большее беспокойство. Хотя это не попытка самоубийства, NSSI ассоциируется с самоубийством и может привести к случайному смертельному исходу (Whitlock, 2010).

Средний возраст первого NSSI — от 11 до 15 лет. Распространенность по крайней мере одного инцидента NSSI оценивается в 12–37% в группах населения старших классов и от 12 до 20% в когортах позднего и раннего взросления, при этом 6–7% подростков сообщили о повторных NSSI в прошлом году. Из тех, кто сообщил о повторяющихся инцидентах, 40% сообщили, что прекратили поведение в течение года после начала, а подавляющее большинство (79,8%) прекратили свое поведение в течение пяти лет (Whitlock, 2010).

Хотя мы можем предположить, что поведение NSSI связано с психическими заболеваниями, такими как депрессия и тревога, это не всегда так. Сорок четыре процента людей, которые занимаются обычными NSSI, не имеют сопутствующих заболеваний. Этот тип NSSI включает в себя самоповреждающее поведение, которое (1) является компульсивным или ритуальным (например, трихотилломания), (2) эпизодическим или случайным, без идентификации человека, наносящего себе вред, (3) повторяющимся с самоповреждающей идентичностью. .Распространенный NSSI может быть легким, средним или тяжелым, в зависимости от тяжести травм (Whitlock, 2010).

Причины NSSI являются психологическими, социальными и биологическими и часто выходят за рамки истории детских невзгод, сопутствующих психологических расстройств и эмоциональной дисрегуляции. Психологические причины являются наиболее распространенными и связаны с уменьшением психологической боли, выражением стресса и отвлечением от других негативных стимулов. Меньшее количество подростков сообщают о социальных причинах NSSI, таких как стремление к вниманию или копирование сверстников.Социальные факторы, такие как подкрепление поведения сверстниками, могут увеличить вероятность повторения NSSI. Те, кто сообщает от NSSI, что они «спешат» или «чувствуют себя нормально», могут иметь биологические причины такого поведения. У этих людей может быть хронически низкий уровень определенных нейротрансмиттеров в мозгу. Нейрохимическая реакция на травму может привести уровни этих нейромедиаторов к более нормальному уровню и помочь им регулировать эмоции. Это может быть причиной того, что некоторые люди зависят от NSSI (Whitlock, 2010).

Корреляция между NSSI и суицидальным поведением хорошо известна, но природа этой связи довольно парадоксальна. Переход от NSSI к поведению, связанному с суицидом, может показаться предсказуемым прогрессированием серьезности — без вмешательства тем, кто вовлечен в NSSI, может стать хуже и в конечном итоге стать суицидальными. Однако эксперты сходятся во мнении, что NSSI на самом деле может помочь облегчить стресс, который может привести к суицидальному поведению, по крайней мере, временно. NSSI может быть инструментом для преодоления стресса и предотвращения самоубийства (Whitlock, 2010).

В 2017 году самоубийства были второй по значимости причиной смерти людей в возрасте 10-19 лет. После стабильного периода с 2000 по 2007 год уровень самоубийств среди подростков растет. Тревожные мысли о самоубийстве становятся наиболее распространенными примерно в 15 лет (Berger, 2019) и могут привести к различным суицидальным формам поведения.

Суицидальные поведения включают следующее:

  • Самоубийство: Смерть, вызванная самоповреждающим поведением с любым намерением умереть.
  • Попытка самоубийства: Несмертельное самонаправленное потенциально вредное поведение с любым намерением умереть в результате такого поведения. Попытка самоубийства может привести к травме, а может и не привести.
  • Суицидальные мысли: Думать, обдумывать или планировать самоубийство.

Суицидальное поведение является сложным и редко является результатом единственного источника травмы или стресса. Молодежь, подверженная повышенному риску суицидального поведения, сталкивается со сложным взаимодействием множества взаимоотношений (со сверстниками, семьей или романтическими отношениями), психического здоровья и школьных стрессоров.Часто люди, совершающие суицидальные действия, испытывают непреодолимое чувство беспомощности и безнадежности. Причастность к агрессивному поведению является одним из факторов стресса, который может в значительной степени способствовать возникновению чувства беспомощности и безнадежности, что повышает риск самоубийства.

Молодые люди подвергаются более высокому риску суицидального поведения, если они испытали насилие, включая жестокое обращение с детьми, издевательства или сексуальное насилие, и не могут справиться с проблемами здоровыми способами и решить проблемы мирным путем. Подростки с ограниченными возможностями, различия в обучении, различия в сексуальной / гендерной идентичности или культурные различия часто наиболее уязвимы для издевательств. Подростки, которые часто сообщают о издевательствах над другими, подвергаются высокому долгосрочному риску суицидального поведения. Молодежь, сообщающая о том, что подвергается издевательствам и издевательствам над другими (иногда их называют жертвами хулиганов), имеет самый высокий уровень негативных последствий для психического здоровья, включая депрессию, тревогу и мысли о самоубийстве.

Перечисленное ниже поведение может быть признаком того, что кто-то думает о самоубийстве.

  • Говоря о желании покончить с собой или о создании плана самоубийства
  • Говорить о чувстве опустошенности, безнадежности или отсутствии причин жить
  • Говоря о большой вине или стыде
  • Говорить о том, что вы чувствуете себя в ловушке или чувствуете, что нет решения
  • Чувство невыносимой боли (эмоциональной или физической боли)
  • Говорить о том, чтобы быть обузой для других
  • Более частое употребление алкоголя или наркотиков
  • Тревожное или возбужденное поведение
  • Отказ от семьи и друзей
  • Изменение привычек питания и / или сна
  • Выражение гнева или разговоры о мести
  • Большой риск, который может привести к смерти, например очень быстрая езда
  • Часто говорить или думать о смерти
  • Демонстрирует резкие перепады настроения, внезапно меняющиеся с очень грустного на очень спокойное / счастливое
  • Отдача важного имущества
  • Прощание с друзьями и семьей
  • Наведение порядка, составление завещания

Если эти предупреждающие знаки относятся к вам или к кому-то из ваших знакомых, обратитесь за помощью как можно скорее, особенно если поведение новое или усилилось в последнее время. Позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств (линия жизни) по номеру 1-800-273-TALK (8255) или отправьте текстовое сообщение о кризисе (текст HELLO на номер 741741). Обе услуги бесплатны и доступны 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Следующие рекомендации представляют собой пять шагов, которые помогут человеку, страдающему эмоциональной болью:

  • СПРОСИТЕ: «Вы думаете о самоубийстве?» Это непростой вопрос, но исследования показывают, что вопрос о суицидальных наклонностях людей из группы риска не увеличивает количество самоубийств или суицидальных мыслей.
  • СОХРАНИТЕ ИХ В БЕЗОПАСНОСТИ: Ограничение доступа суицидального человека к смертоносным предметам или местам является важной частью предотвращения самоубийств. Хотя это не всегда легко, спросить, есть ли у человека из группы риска план, и удаление или отключение смертоносных средств может иметь значение.
  • БУДЬТЕ ЗДЕСЬ: Слушайте внимательно и узнавайте, что думает и чувствует человек. Исследования показывают, что признание суицида и разговоры о нем могут уменьшить, а не усилить суицидальные мысли.
  • ПОМОГИТЕ ИХ ПОДКЛЮЧИТЬСЯ: сохраните телефонную линию National Suicide Prevention Lifeline (1-800-273-TALK (8255)) и номер Crisis Text Line (741741) в своем телефоне, чтобы он был там, когда вам это нужно.Вы также можете помочь установить связь с человеком, которому вы доверяете, например, с членом семьи, другом, духовным наставником или специалистом в области психического здоровья.
  • ОСТАВАЙТЕСЬ НА СВЯЗИ: Оставаться на связи после кризиса или после выписки из-под опеки может иметь значение. Исследования показали, что количество самоубийств снижается, когда кто-то наблюдает за человеком из группы риска.

Рисунок 5.7.3. Пять шагов для оказания помощи человеку, страдающему эмоциональной болью.

% PDF-1.5 % 1 0 obj> endobj 2 0 obj> endobj 3 0 obj> / Metadata 304 0 R / Outlines 328 0 R / Pages 6 0 R / StructTreeRoot 169 0 R >> endobj 4 0 obj> endobj 5 0 obj> endobj 6 0 obj> endobj 7 0 obj> endobj 8 0 obj> endobj 9 0 obj> / MediaBox [0 0 595. 2 841.8] / Parent 6 0 R / Resources> / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 0 / Tabs / S> > endobj 10 0 obj> endobj 11 0 obj> endobj 12 0 obj> endobj 13 0 obj> endobj 14 0 obj> endobj 15 0 obj> endobj 16 0 obj> endobj 17 0 obj> endobj 18 0 obj> endobj 19 0 obj> endobj 20 0 obj> endobj 21 0 объект> endobj 22 0 obj> endobj 23 0 obj> endobj 24 0 obj> endobj 25 0 obj> endobj 26 0 obj> endobj 27 0 obj> endobj 28 0 obj> endobj 29 0 obj> endobj 30 0 obj> endobj 31 0 объект> endobj 32 0 obj> endobj 33 0 obj [36 0 R] endobj 34 0 obj> endobj 35 0 obj> endobj 36 0 obj> endobj 37 0 obj> endobj 38 0 obj> endobj 39 0 obj> endobj 40 0 obj> endobj 41 0 объект> endobj 42 0 obj> endobj 43 0 obj> endobj 44 0 obj> endobj 45 0 obj> endobj 46 0 obj> endobj 47 0 obj> endobj 48 0 obj> endobj 49 0 obj> endobj 50 0 obj> endobj 51 0 obj> endobj 52 0 obj> endobj 53 0 obj> endobj 54 0 obj> endobj 55 0 obj> endobj 56 0 obj> endobj 57 0 obj> endobj 58 0 obj> endobj 59 0 obj> endobj 60 0 obj> endobj 61 0 obj [64 0 R] endobj 62 0 obj> endobj 63 0 obj> endobj 64 0 obj> endobj 65 0 obj> endobj 66 0 obj> endobj 67 0 obj> endobj 68 0 obj> endobj 69 0 obj> endobj 70 0 obj> endobj 71 0 объект> endobj 72 0 obj> endobj 73 0 obj> endobj 74 0 obj> endobj 75 0 obj> endobj 76 0 obj> endobj 77 0 obj> endobj 78 0 obj> endobj 79 0 obj> endobj 80 0 obj> endobj 81 0 obj [84 0 R] endobj 82 0 объект> endobj 83 0 obj> endobj 84 0 obj> endobj 85 0 obj> endobj 86 0 obj> endobj 87 0 obj> endobj 88 0 obj> endobj 89 0 obj> endobj 90 0 obj> endobj 91 0 объект> / MediaBox [0 0 595. `dM? lVyad + ƹ¿jJ5ea4 {X ~ f $ VWtFxy $ 4V ֯ uG ڢ v ގ r.IXtKt-

7.3C: Психологические теории отклонения

Психологические теории отклонения используют психологию девианта для объяснения его мотивации или принуждения к нарушению социальных норм.

Задачи обучения

  • Обсудить проблемные аспекты психологических теорий девиантности

Ключевые моменты

  • Расстройство поведения — это психологическое расстройство, диагностированное в детстве, которое проявляется в виде повторяющейся и стойкой модели поведения, при которой нарушаются основные права других лиц, соответствующие основным возрастным нормам.
  • Девиантное поведение также можно объяснить психологической травмой в прошлом.
  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — это психологическое состояние, при котором травматический инцидент в прошлом вынуждает человека иметь ненормальные реакции на раздражители.
  • Хотя психологические теории часто используются для объяснения девиантного поведения, следует иметь в виду, что стабильность психологических категорий постоянно меняется.

Ключевые термины

  • расстройство поведения : Расстройство поведения — это психологическое расстройство, диагностированное в детстве, которое проявляется в повторяющейся и стойкой модели поведения, при которой нарушаются основные права других или основные возрастные нормы.
  • Психологическая теория отклонения : Во многих отношениях психологические теории отклонения отражают биологические объяснения (см. Раздел: Биологические теории отклонения), только с акцентом на мозг.
  • посттравматическое стрессовое расстройство : любое состояние, которое развивается после какой-либо стрессовой ситуации или события, например нарушения сна, повторяющихся сновидений, отстраненности или отсутствия концентрации.

Психологические теории девиантности используют психологию девианта для объяснения его мотивации и принуждения к нарушению социальных норм.Во многих отношениях психологические теории отклонений отражают биологические объяснения, только с дополнительным акцентом на функции мозга. В то время как историко-биологические объяснения, такие как те, что предоставлены итальянской школой, использовали биологические черты всего тела (например, выступающие челюсти, большие уши) как индикаторы биологической склонности к преступному поведению, сегодняшние психологические теории отклонений используют биологию мозг (с точки зрения структуры мозга, уровней нейротрансмиттеров и психиатрических диагнозов) для объяснения отклонений.

Расстройство поведения

Одним из примеров психологической теории девиантности является случай расстройства поведения. Расстройство поведения — это психологическое расстройство, диагностированное в детстве, которое проявляется в повторяющейся и стойкой модели поведения, при которой нарушаются основные права других и основные соответствующие возрасту нормы. Это детское расстройство часто рассматривается как предшественник антисоциального расстройства личности. Согласно Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам – IV (профессиональное руководство, в котором перечислены все признанные с медицинской точки зрения психические расстройства и их симптомы), расстройство поведения представляет собой агрессивное и неуважительное поведение. По сравнению с нормальной контрольной группой, молодые люди с ранним и подростковым началом расстройства поведения демонстрировали сниженные реакции в областях мозга, связанные с антисоциальным поведением. Кроме того, молодые люди с расстройством поведения продемонстрировали меньшую реактивность орбитофронтальных областей мозга во время задания стимула-подкрепления и вознаграждения. Эти психологические симптомы расстройства поведения, как с точки зрения нейроанатомии, так и с точки зрения нейромедиаторной регуляции, помогают объяснить объяснительную связь между психологией и преступностью.Более того, они демонстрируют все более плавную границу между психологическими и биологическими теориями девиации.

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам — IV: Согласно «Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам — IV», профессиональному руководству, в котором перечислены все признанные с медицинской точки зрения психические расстройства и их симптомы, расстройство поведения представляет собой агрессивное и неуважительное поведение.

Психологическая травма

Психологические теории девиации не обязательно содержат биологический элемент.Девиантное поведение также можно объяснить психологической травмой в прошлом. Возьмем, к примеру, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Это психологическое состояние, при котором травматический инцидент в прошлом вызывает у человека ненормальные реакции на раздражители. Посттравматическое стрессовое расстройство часто возникает в случаях жестокого обращения с детьми, когда психологическая травма, полученная в результате жестокого обращения в детстве, может способствовать девиантному поведению в будущем. Посттравматическое стрессовое расстройство также обсуждается в случаях девиантного, агрессивного поведения со стороны людей, которые пережили травму во время службы в армии.Рассмотрим случай сержанта Роберта Бэйлза. Сержант Бейлс — американский солдат, отслуживший четыре поездки в Ирак и Афганистан за последнее десятилетие. Сержант Бейлса обвиняют в том, что он напился, зашел в город недалеко от его поста в Афганистане и без провокации убил 16 афганцев. Эксперты уже предполагают, что психологическая травма от многократных перераспределений способствовала тому, что Sgt. Предполагаемое отклонение Бейлса.

Проблемы с психологическими теориями девиантности

Хотя психиатрические диагнозы обычно используются для объяснения отклонений, необходимо помнить, что то, что считается законным диагнозом, всегда вызывает споры.DSM, руководство для того, что психологическое сообщество признает законным психиатрическим диагнозом, представляет собой переработанное руководство. Один из примеров важности этих изменений: гомосексуализм раньше включался в DSM как психическое заболевание. Таким образом, до тех пор, пока он не был удален в 1986 году, гомосексуализм (психологическое состояние) мог быть психологическим объяснением девиантной сексуальности. Однако после исключения из DSM гомосексуализм больше не признается в качестве законного психиатрического состояния, и, следовательно, опровергнутое ныне гомосексуализм как психиатрическое состояние не служит объяснительной роли в отношении девиантной сексуальности. Это демонстрирует изменчивый характер психологических теорий девиации.

Статистика посттравматического стрессового расстройства: случаи посттравматического стрессового расстройства и тяжелой депрессии среди ветеранов США, отправленных в Ирак и Афганистан в период с октября 2001 г. по октябрь 2007 г.

ЛИЦЕНЗИИ И ПРИЗНАКИ

CC ЛИЦЕНЗИОННЫЙ КОНТЕНТ, ПРЕДЫДУЩИЙ РАЗДЕЛ

  • Курирование и проверка. Предоставлено : Boundless.com. Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike

CC ЛИЦЕНЗИОННОЕ СОДЕРЖАНИЕ, СПЕЦИАЛЬНАЯ АТРИБУЦИЯ

  • Социальное отклонение. Источник : Викиучебники. Адрес: : http://en.wikibooks.org/wiki/Social_Deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Введение в социологию / Девиантность. Источник : Викиучебники. Расположен по адресу : en.wikibooks.org/wiki/Introdu…es_of_Deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Введение в социологию / Девиантность. Источник : Викиучебники. Расположен по адресу : en.wikibooks.org/wiki/Introdu…es_of_Deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Теория конфликта. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Conflict_theory . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Теория конфликта. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Conflict_theory . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Ретроспективная маркировка. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Retrospective%20labeling . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Типология
  • . Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/typology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • соответствие. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/conformity . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Преступление. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Crime.svg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Панки. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Punks.jpg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Чезаре Ломброзо. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Cesare_Lombroso . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Итальянская школа криминологии. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Italian…of_criminology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Девианс (социология). Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Devianc. ..es_of_deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Penology. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Penology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • пенология. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/penology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Итальянская школа криминологии. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Italian…%20Criminology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • атавизм. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/atavism . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Преступление. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Crime.svg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Панки. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Punks.jpg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Энрико Ферри. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Enrico_Ferri.jpg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Ломброзо. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Lombroso.JPG . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Введение в социологию / Девиантность. Источник : Викиучебники. Расположен по адресу : en.wikibooks.org/wiki/Introdu…l_Explanations . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Расстройство поведения. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Conduct_disorder . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Безграничный. Предоставлено : Безграничное обучение. Расположен по адресу : www.boundless.com//sociology/…ry-of-deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Расстройство поведения. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/conduct%20disorder . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Посттравматическое стрессовое расстройство. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/post-t…tress_disorder . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Преступление. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Crime.svg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Панки. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Punks.jpg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Энрико Ферри. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Enrico_Ferri.jpg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Ломброзо. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Lombroso.JPG . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Обложка диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/Fi…_Disorders.jpg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Посттравматическое стрессовое расстройство. Адрес: : http://www.youtube.com/watch?v=LM_nw5N3n-I . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права . Условия лицензии : Стандартная лицензия YouTube
  • Статистика посттравматического стрессового расстройства. Источник : Викимедиа. Адрес: : commons.wikimedia.org/wiki/Fi…statistics.PNG . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *