Зпрр у детей симптомы лечение: Задержка речевого развития у детей

Лечение задержки развития у ребенка

Задержка психического и речевого развития (ЗПРР или ЗПР) оказывает огромное влияние на весь организм ребенка и ухудшает его способности к обучению и социализации. Поэтому при первых признаках отставания от нормы нужна помощь врача.

Когда необходимо лечение

В большинстве случаев задержка развития проявляется рано, уже с 4-5 месяцев жизни ребенка. Обратитесь к детскому неврологу, если вы заметили следующие симптомы:

  • с 4-х месяцев до года — отсутствие реакции на родительские слова и жесты, слишком спокойное поведение без выраженного интереса к окружающему миру;
  • с года до 2 лет — наличие в лексиконе только односложных слов, трудности с пережевыванием пищи, невозможность запоминать новые слова;
  • с 2 до 3 лет — ограниченный набор слов, трудности с запоминанием, невозможность составить простое предложение, слишком быстрая речь, постоянное дословное повторение сказанных фраз.

Лечение задержки развития у детей проводит детский невролог. На первичном приеме он осмотрит пациента, соберет анамнез и проведет ряд простых тестов для оценки общего состояния. В дальнейшем лечение задержки психического развития может осуществляться совместно с другими врачами: например, психотерапевтами, логопедами или дефектологами.

Из-за чего появляется заболевание

Основные причины задержки развития:

  • нарушения головного мозга;
  • наследственные заболевания, болезни матери во время беременности, родовые травмы;
  • отклонения в работе нервной системы;
  • ДЦП, аутизм;
  • затяжные стрессовые ситуации в семье: неуравновешенность родителей, гиперопека и другие проблемы, которые создают тяжелую психологическую атмосферу для ребенка.

Лечение задержки психического развития наиболее эффективно при своевременной диагностике. Чем скорее вы обратитесь к врачу, тем быстрее он сможет определить причину нарушения и тем больше вероятность вылечить заболевание или создать все условия для максимально полноценной жизни ребенка.

Что входит в обследование

Основные методы диагностики:

  • консультации отоларинголога для исключения патологий слуха;
  • консультации психолога и логопеда;
  • различные тестирования, выбор которых зависит от возраста ребенка;
  • исследование работы мозга.

Диагноз не ставят за один прием. Обследование при задержке развития – это сложный процесс, состоящий из нескольких этапов, по результатам которых и составляют схему терапии.

Лечение задержки речевого развития

Методику терапии врач подбирает индивидуально для каждого ребенка. Как правило, лечение задержки развития у ребенка комплексное и включает разные процедуры:

  • занятия с дефектологами и логопедами для развития мелкой моторики и мышления;
  • рефлексотерапия;
  • медикаментозная терапия.

В составе комплексного лечения показана гомеопатия, если речь не об органическом поражении мозга, а имеется лишь задержка психомоторного или речевого развития. Подбор препаратов производится индивидуально, в ходе лечебного курса схема может корректироваться.

В медицинском центре «Ирис» лечение ЗПР у детей проводят опытные врачи с большим стажем работы, внимательные, чуткие и терпеливые. Они легко найдут подход к вашему ребенку.

Популярные вопросы

1. Можно ли обращаться к логопеду без консультации врача?

Простые занятия с логопедами без предварительного обследования, лечения и врачебного наблюдения могут не дать желаемого результата. Важно в первую очередь обратиться к доктору, как можно раньше. Многие родители приводят ребенка к логопеду в 5-6 лет, когда прогнозы на эффективное лечение задержки речевого развития ребенка снижаются.

2. Можно ли лечить ребенка с задержкой развития альтернативными методами?

При самостоятельной терапии вы только потеряете драгоценное время, ведь без полноценной диагностики установить причину и подобрать эффективное лечение невозможно. Кроме того, лечение детей с задержкой развития исключительно альтернативными методами пока не показало высокую эффективность.

3. Обязательно ли отдавать ребенка с ЗПРР в специальный садик?

Как правило, в таких дошкольных учреждениях работает много профильных специалистов: логопеды, дефектологи, психологи — которые уделяют развитию детей особенное внимание. Выбрать подобный детский сад можно, проконсультировавшись со своим детским неврологом.

Стоимость лечения задержки развития у детей

Артикул Название Цена
B01.023.001.001Прием (осмотр, консультация) врача- невролога детского первичный2500
B01.023.002.001Прием (осмотр, консультация) врача- невролога детского повторный2000

Лечение ЗПР и РАС — новая технология

Согласно статистике, в мире каждый год на 15% увеличивается количество детей в возрасте до 4 лет, которым ставят диагноз  задержка речевого развития или задержка психического развития. ЗРР у детей затормаживает и развитие мышления, таким образом плавно переходя в ЗПР.

Причинами задержки формирования речи могут быть многообразные факторы, воздействующие в различные периоды раннего онтогенеза. В антенатальном периоде к органическому поражению речевых центров коры головного мозга могут приводить угроза самопроизвольного прерывания беременности, гипоксия плода, внутриутробное инфицирование (TORCH-синдром), падения беременной с травматизацией плода, токсикозы,хронические соматические заболевания будущей мамы (артериальная гипотония или гипертензия, легочная или сердечная недостаточность).

В неонатальном периоде ЗПР и ЗРР может являться следствием скоротечных или затяжных родов, применении инструментальных акушерских пособий, асфиксии новорожденных, недоношенности, внутричерепной родовой травмы при преждевременных родах.

В числе этиопатогенетических факторов, воздействующих в первые годы жизни ребенка,следует выделить менингиты, энцефалиты, ЧМТ, соматические заболевания,приводящие к истощению ЦНС (гипотрофию). Некоторые исследователи указывают на наследственную, семейную предрасположенность к различным видам ЗПРР. Частые и продолжительные заболевания детей в первые годы жизни (ОРВИ, пневмонии, рахит, эндокринопатиии пр.), неблагоприятные социальные условия (педагогическая запущенность), операции под общим наркозом, синдром госпитализма, дефицит речевых контактов) усугубляют действие ведущих причин ЗПРР.

Зачастую в анамнезе детей с ЗРР прослеживается участие не одного, а целого комплекса факторов, приводящих к минимальной мозговой дисфункции – ММД.

Органические повреждения головного мозга вызывают замедление созревания нервных клеток,которые остаются на стадии молодых незрелых нейробластов. Это сопровождается снижением возбудимости нейронов, инертностью основных нервных процессов,функциональной истощаемостью клеток мозга. Поражения коры головного мозга при ЗПРР носят нерезко выраженный, но множественный и билатеральный характер, что ограничивает самостоятельные компенсаторные возможности

 речевого развития.

Новая авторская медицинская технология Е.А. Мельниковой лечения РАС (расстройств аутистического спектра), задержек в ПРР (психическом и речевом развитии) у детей – аутонейритотерапия, являясь основным патогенетическим лечением, базируется на классических постулатах основоположников нейропсихологии А. П.ЛурииЛ.С.Выготского, И.П.Павлова.

Лечение детей с ЗПРР в Москве и Севастополе в Клинике лечения ДЦП и ЗПРР Мельниковой Е.А. предполагает применение аутонейритотерапии, которая нормализует работу функциональных блоков мозга, обеспечивающих речеобразование по А.Р.Лурии:

1) блока регуляции тонуса и бодрствования, который обеспечивает максимальный тонус коры,необходимый для осуществления организованной, целенаправленной деятельности;

2)блока приема, переработки и хранения ин­формации, поступающей из внешнего мира;

3) блока програм­мирования, регуляции и контроля психической деятельности.

Процессы, осуществ­ляемые при участии речи, требуют больших затрат энергии, что обеспечивается лишь при наличии высокого уровня активности 1-го блока.

Снижение активности энергетического блока, возникающее в результате нарушения активации тех или иных отделов коры головного мозга (при поражении самой коры) или за счет поражении восходящих или нисходящих связей проявляется в флуктуативности, т.

е. как бы мерца­нии в когнитивных функциях: речь оказывается то нарушенной,то сохранной, ребенок то понимает, то не понимает речь, то повторяет слова за взрослым, то нет, пишет то с ошибками, то без них. Как правило, при этом всегда отмечается так называемая премоторная, или динамическая, апраксия (трудности в переключении с одного вида движения на другой, нарушение программы движений).Это может происходить в течение дня, ряда дней, и даже месяцев. Детям с такими нарушениями в лучшем случае ставят диагноз ЗПРР, ММД, СДВГ, а в худшем –АУТИЗМ, ОЛИГОФРЕНИЮ. Хотя правильнее бы было перед этими диагнозами поставить приставку«а-ля» или «лже».

Эти нарушения в речи и поведении у ребенка так похожи на вышеуказанные заболевания,что отличить их можно только по топическому признаку. Это конечно сложно, но очень нужно делать, так как от этого зависит прогноз на БУДУЩЕЕ, ПРОГНОЗ БЛАГОПРИЯТНЫЙ: если своевременно восстановить прерванные связи — эти нарушения полностью проходят. Дети становятся обучаемыми и практически не отстают от своих сверстников в дальнейшем развитии!

Но есть и обратная сторона: если процесс разобщения областей мозга между собой и прерывание связей сохраняется длительное время, то приставки – а-ля и лже плавно переходят в атипизм.

И детям уже ставят «уточненный» диагноз атипичный аутизм, без определенного ПРОГНОЗА на БУДУЩЕЕ.

Вывод 1: Аутонейритотерапия, активируя восходя­щие или нисходящие пораженные аксоно-дендритные связи, существующие между стволом, таламусом, подкорковыми узлами и корой головного мозга обеспечивает высокий тонус коры, необходимый для обеспечения наиболее сложных форм речевой сознательной психической деятельности — со­здания планов и программ для реализации замыслов и осуще­ствления намеченной цели.

Второй блок выполняет основную функцию приема, переработки и хранения информации – это репродуктивный афферентный блок, расположенный в наружных отделах коры головного мозга, включающий в свой состав «аппараты»зрительной (затылочной), слуховой (височной) и общечувствительной (теменной)областей головного мозга. Эти отделы составляют основу анализаторных систем и являются первичными (ядерными) или проекционными зонами коры, обладающие чрезвычайной специфичностью, ответственные сугубо за свою либо зрительную, либо кинестетическую, либо слуховую модальность или функцию.

Сами анализаторные отделы непосредственно связаны с органами чувств и в речевой деятельности не принимают участия. Однако они окружены «аппаратами» вторичных или гностических зон коры, которые осуществляют первичную синтетическую функцию (например,акустически анализируют дифференциальные признаки фонем или отбирают необходимые движения органов артикуляционного аппарата для производства артикулем, входящих в то или иное слово).

«Вторичные»гностические зоны по мере отдаления от первичных постепенно берут на себя функцию анализа и синтеза звуковых, акустических и артикуляторных комплексов,которые входят в слог, в слово. В этих же отделах осуществляется запоминание множества специфических для каждого языка слогов и комплексов звукосочетаний,которые, редуцируясь за счет гласных и сонорных согласных, хранят информацию о звуковом составе слова. 

При поражении этих зон возникают варианты сенсорной,акустико-гностической и афферентной кинестетической моторной алалии у детей или афазии у взрослых.

Сложную системную работу познавательной деятельности выполняют третичные зоны второго функ­ционального блока. Эти зоны осуществляют сложные симультанные пространственные синтезы символического уровня, интегрируя, например,дифференциальные признаки слова или словосочетания. Они и обобщают социальный опыт индивидуума, закрепленный уже не на уровне периферического ощущения, а на уровне слова. Например, слово «яблоко»стягивает пучок словесно, символи­чески организованных дифференциальных признаков этого сим­вола посредством понятий (твердое, круглое, сладкое и т.д.). Таким образом, третичные зоны участвуют в сложных позна­вательных процессах.

Учитывая Первый закон — закон иерархического строения вхо­дящих в состав этого блока корковых зон (по Л.С. Выготскому и А.Р. Лурии), гласящий: работа зон коры зависит от сохранности высших: вторичных зон — от третичных, первичных — от вторичных, афферентация подкорковых отделов — от сохранности первичных от­делов коры, следует

Вывод 2: АУТОНЕЙРИТОТЕРАПИЯ как лечение детей с ЗПРР, РАС, ОНР, ЧМТ и СДВГ для обеспечения формирования вторичных и третичных зон,активизирует или восстанавливает связи с той или иной периферической анализаторной системой необходимой для сохранности первичных зон.

Блок программирования, регуляции и контроля деятельно­сти — третий функциональный блок. Этот блок создает замыслы, формирует планы и программы действий, следит за эффектом выполнения, отвечает за общую организацию пове­дения. В процессе его функцио­ирования осуществляется серийная организация речевого акта, письма.

Вывод 3: АУТОНЕЙРИТОТЕРАПИЯ имеет непосредственное отношение как к пониманию механизмов нарушения произвольной и пара- или псевдопроизвольной (репродуктивной)деятельности при раз­ных формах алалии и апраксии при РАС, так и к проблеме компенсации и коррекции по преодолению нарушений речевых и поведенческих функций.

Возможно, Вам будет интересно:

  • Лечение детей с ЗПР, аутизмом, синдромом Дауна, ОНР, СДВГ а также лечение последствий инсультов и черепно-мозговых травм  в клинике Мельниковой Е.А.
  • Транскраниальная магнитная стимуляция — высокоэффективная методика, позволяющая значительно повысить эффективность лечения ДЦП, ЗПРР, ЗПР и РАС.
  • Когнитивная логопедия в клинике Мельниковой Е.А. — новый подход к лечению задержки развития речи.
  • СДВГ. Диагностика. Прогноз. Лечение.
  • Введение ноотропов минуя гематоэнцефалический барьер.
  • Детский аутизм.

Болезнь Кавасаки (для родителей) — Nemours KidsHealth

Что такое болезнь Кавасаки?

Болезнь Кавасаки — это заболевание, вызывающее воспаление (отек и покраснение) кровеносных сосудов по всему телу. Это происходит в три фазы, и длительная лихорадка обычно является первым признаком.

Заболевание чаще всего поражает детей младше 5 лет. Если симптомы вовремя заметить и лечить, дети с болезнью Кавасаки начинают чувствовать себя лучше в течение нескольких дней.

Каковы признаки и симптомы болезни Кавасаки?

Болезнь Кавасаки имеет отчетливые симптомы и признаки, которые проявляются поэтапно. Первая фаза, которая может длиться до 2 недель, обычно включает лихорадку, которая держится не менее 5 дней.

Другие симптомы включают:

  • красные («налитые кровью») глаза
  • розовая сыпь на спине, животе, руках, ногах и в области гениталий
  • красные, сухие, потрескавшиеся губы
  • «клубничный» язык (белый налет с красными бугорками на языке)
  • боль в горле
  • отечность ладоней и подошв ног багрово-красного цвета
  • увеличение лимфатических узлов на шее

Вторая фаза обычно начинается через 2 недели после начала лихорадки. Симптомы могут включать:

  • шелушение кожи на руках и ногах
  • боль в суставах
  • диарея
  • рвота
  • боль в животе

Какие проблемы могут возникнуть?

Врачи могут лечить симптомы болезни Кавасаки, если она обнаружена на ранней стадии. Большинство детей почувствуют себя лучше в течение нескольких дней после начала лечения.

Если состояние не будет выявлено позднее, у пациентов могут возникнуть серьезные осложнения, влияющие на сердце, такие как:

  • аневризма (выпячивание стенки) коронарных артерий, которые снабжают кровью сердце
  • воспаление сердечной мышцы, слизистой оболочки, клапанов и внешней оболочки сердца
  • аритмии, которые представляют собой изменения в нормальном характере сердцебиения
  • проблемы с некоторыми клапанами сердца

Что вызывает болезнь Кавасаки?

Врачи не знают, что вызывает болезнь Кавасаки. Они считают, что это не распространяется от человека к человеку. Это наиболее распространено среди детей японского и корейского происхождения, но может затронуть любого ребенка.

Как диагностируется болезнь Кавасаки?

Симптомы болезни Кавасаки могут быть похожи на симптомы других детских вирусных и бактериальных заболеваний. Врачи обычно диагностируют его, спрашивая о симптомах (таких как длительная лихорадка) и проводя обследование.

Если болезнь Кавасаки выглядит вероятной, врач:

  • назначит анализы для проверки сердца, такие как эхокардиограмма
  • может исследовать образцы крови и мочи (мочи) для исключения других состояний, таких как скарлатина, корь, пятнистая лихорадка Скалистых гор или ювенильный ревматоидный артрит

Как лечится болезнь Кавасаки?

Врачи обычно лечат детей с болезнью Кавасаки, вводя им:

  • внутривенную (в/в) дозу иммуноглобулина (ВВИГ): Эти антитела (белки) помогают бороться с инфекциями. Лечение ВВИГ также снижает риск аневризм коронарных артерий. ВВИГ вводят однократно.
  • высокие дозы аспирина внутрь для лечения воспаления. Пациенты принимают аспирин до тех пор, пока анализы крови не покажут, что воспаление уменьшилось.

Лечение начинается как можно скорее. У некоторых детей ВВИГ может не сработать, и вместо них врачи назначают стероиды. Стероиды могут помочь предотвратить коронарные аневризмы.

Для детей, принимающих высокие дозы аспирина, очень важно ежегодно проходить вакцинацию против гриппа, чтобы предотвратить это вирусное заболевание. Это связано с тем, что существует небольшой риск редкого состояния, называемого синдромом Рея, у детей, принимающих аспирин во время вирусного заболевания.

Состояние большинства детей с болезнью Кавасаки значительно улучшается после однократного введения иммуноглобулина, хотя иногда требуется большее количество доз.

Что еще я должен знать?

Большинство детей с болезнью Кавасаки полностью выздоравливают, особенно при ранней диагностике и лечении. Некоторым, особенно тем, у кого возникли проблемы с сердцем из-за болезни Кавасаки, может потребоваться дополнительное обследование и посещение

кардиолог (врач, специализирующийся на заболеваниях сердца).

Рецензент: Карен А. Равин, к.м.н.

Дата рассмотрения: апрель 2020 г.

Научно-практический центр психофизиологии аномального развития / Санкт-Петербург, Россия

Костя Н., 7 лет. Диагноз — минимальная психическая дисфункция (ММД), гипертонический синдром, вертебробазилярная недостаточность, неврастенический синдром, задержка психического развития. До проведения транскраниальной микрополяризации (ТДП) результаты двухлетнего обучения с логопедом (дефектологом) и учителем-логопедом были неудовлетворительными в отношении общего и речевого развития.

У него низкая мотивация к обучению, малый объем всех видов памяти; ограниченный словарный запас, речь с неправильной грамматикой. Он не мог пересказать услышанное и понять содержание рассказа. Кроме того, он не мог запомнить образы букв и цифр и не мог артикулировать звук «р».

Рекомендован для обучения в школе для детей с ЗПР. В течение 18 месяцев ему было проведено 12 сеансов ТДП с воздействием малых токов (по 20 минут каждый сеанс). Сразу после первого занятия Костя проявил интерес к окружающей среде. После четырех сеансов исчезла ночная фобия, улучшилась координация движений. Он стал более внимательным и усидчивым, у него увеличился словарный запас, он стал пересказывать небольшие рассказы; отмечался заметный прогресс в его умственной деятельности и фонематическом слухе. Кроме того, было отмечено улучшение грамматики речи и запоминания букв; начал писать и считать до 10. Совершенствовались также его конструктивная практика и гнозис, связная речь. Он научился произносить звук «р». Его усталость уменьшилась. Его двигательные функции почти нормализовались. Через два месяца после первого сеанса tDC было отмечено ступенчатое ускорение его психического развития. В 8 лет ему было рекомендовано учиться в первом классе общеобразовательной школы. Результаты тестирования Кости в первом классе: аккуратный почерк, медленное чтение и письмо, не совсем хорошее понимание текстов, но тем не менее с базовой программой по русскому языку и математике он справился. Его фонематический слух был в норме. Продолжил занятия с психологом и логопедом. У него были хорошие оценки в конце первого класса.



Кириллу Н. было около 7 лет, когда в наш институт обратились с жалобами на отставание в развитии, малоподвижность, отсутствие любознательности, плохую память, обучаемость. проблемы.

Анамнез: пренатальный и перинатальный риск — угроза прерывания беременности (лечение в стационаре), хронический пиелонефрит, затяжной безводный период в родах (12 часов). Мальчик наблюдался у невролога, с рождения постоянно получал медикаментозное и остеопатическое лечение.

По данным объективной диагностики:

— Незрелость структуры биоритмов развития, нестабильность функционального состояния ЦНС, в том числе склонность к пароксизмальным изменениям статуса.

— Исходный показатель кровообращения по РЭГ (реоэнцефалограмма) был в пределах возрастной нормы, но при повороте головы мальчика влево кровоток в левой arteriavertebralis упал на 30 % от исходного уровня, при запрокидывании головы — на 55-60 %, в правом — на 40 % от исходного уровня.

Диагноз невролога до первого курса tDCS (транскраниальная стимуляция постоянным током) было: МЦД (минимальная церебральная дисфункция) с резидуально-органической патологией, синдром энцефаастении, легкая пирамидная недостаточность, гипертонический синдром, задержка нервно-психического развития, общее недоразвитие речи.

Учитель речи: мальчик во время обследования был спокойным, адекватным. Его поведение характеризовалось пассивным восприятием информации, отсутствием любознательности. преобладала мотивация к познавательной деятельности, игровая деятельность. Мальчик легко отвлекался – эффективно работать мог только 15-20 мин, потом уставал.

Его словарный запас был ограничен, в речи были аграмматизмы. Звук [р] произнести не мог. Все виды памяти были ослаблены. При прослушивании рассказа мальчик не мог выделить основную мысль, пытался пересказывать текст дословно, писал при чтении, не запоминал буквенные обозначения и цифры. Он умел различать причинно-следственные связи в тексте, но затруднялся, натыкаясь на незнакомые картинки. Он мог считать вперед, но не смог найти номера рядом с «4». Кирилл с трудом справился с программой подготовки к школе.

Диагноз : задержка умственного развития. F 83.0 (МКБ 10).

Первый курс tDCS включал шесть сеансов в стандартную схему. Здесь мы подробно описываем положительную динамику из-за быстрого развития, несмотря на их запоздалое заявление о помощи. От сеанса к сеансу мы наблюдали изменения, охватывающие более широкий спектр психических процессов и функций, а также социальную адаптацию. К сожалению, это происходит не всегда.

Так, уже через 3 дня после первой ТДКП у мальчика родственники отметили улучшение координации движений: походка стала менее неуклюжей, мальчик научился перелезать через барьеры, прыгать на подоконник. Улучшилась ловкость мелкой моторики: Кирилл стал собирать мозаику из более мелких проколов, справляться с делать застежки и шнурки более удачно. Врач ЛФК отметила, что Кирилл лучше понимает и выполняет ее указания.

Мальчик заинтересовался окружающими предметами: Кирилл впервые использовал стул, доставая предметы с высоких полок в шкафчике. Он стал следить за уличными событиями и задавать много вопросов. Он требовал к себе больше внимания. Мальчик вспомнил и описал события, которые произошло за 2-3 месяца до этого. Он стал соображать быстрее, но не мог подобрать нужных слов, паузы в речи возобновились.

Изменилась и речь мальчика, а именно она стала сопровождаться жестами, вырос его активный словарный запас (т.е. появились вводные слова), фразы стал более развитым, мальчик стал комментировать чужую речь. По словам родителей Кирилла, мальчик разговаривал дома.

Положительные сдвиги наблюдались и в социальной адаптации, например, он впервые принял участие в утреннике в детском саду, участвовал в эстафете (все делал правильно, хоть и медленно). Он стал отстаивать свои интересы — сопротивлялся, когда кто-то пытался отобрать его игрушки. (обычно раньше он этого не делал), однако поначалу мать приняла это за агрессию.

В течение следующего месяца наблюдалось дальнейшее улучшение двигательной активности и ориентации в пространстве (мальчик ловко научился кататься на скейтборде). Он очень хотел общаться с детьми, но был еще очень застенчив.

Учитель речи после 1-го курса tDCS отмечено значительное улучшение умственной деятельности (сравнение, обобщение, анализ и синтез), фонематического слуха, грамматический строй речи. Кирилл стал более усидчивым, внимательным, начал пересказывать небольшие тексты, запоминать буквы, цифры. Он пытался читать, писал элементы букв. Он мог складывать в пределах десяти, считать вперед и назад в пределах двадцати. Его конструктивная практика и гнозис улучшились, появилась способность выполнять несколько действий одновременно. Он стал произносить звук [р], и остановки в речи исчезли. Его связная речь улучшилась значительно, рассуждения стали более логичными. Значительно снизилась утомляемость, улучшились когнитивные способности. Двигательные функции приблизились к возрастной норме, в том числе свойства мелкой и суставной моторики.

Курс акустотерапии проведен в связи с жалобами на тревожность и трудности в общении с детьми. Рисунки Кирилла после курса терапии отмечалось снижение напряженности и ожидания агрессии (уменьшение резкости линий в рисунке), улучшение интеллектуальных, графических навыков, позволил Кириллу более реалистично нарисовать аминь и дерево (рис.).

Контрольная оценка состояния ребенка через 2 мес показала дальнейшее скачкообразное ускорение темпов нервно-психического развития. Так стало возможно обучение Кирилла в коррекционном классе с 8 лет с последующим переходом в общеобразовательную школу. Хотя изначально, до курс tDCS, его рекомендовали в спецшколу!.

Второй курс 3 сеанса tDCS было проведено через полгода, когда Кирилл пошел в первый класс. Его родители решили избежать коррекционного курса в ближайшей школе, и они привел Кирилла в школу, где учились спортсмены и музыканты, не посещая лекций, разъезжая по соревнованиям и гастролям. Новый учитель отнеслись к проблеме Кирилла с пониманием, но процесс обучения проходил дома.

Учитель речи обнаружили, что за последние полгода мальчик стал еще более ловким, уверенным в себе, работоспособным. Улучшился навык письма: почерк стал ровным, точно, в пределах линейки. Мальчик справлялся с заданиями по русскому языку и математике, считал в пределах 10. Он различал основные признаки предметов (размер, форма, качество). Были, правда, проблемы с чтением: читал по слогам. Кирилл не сохранил приговор интонации, не понимал многих слов, с трудом улавливал смысл сложных и сложносочиненных предложений. При чтении он не мог следовать строчке, потерял его без закладки. Он пересказывал текст машинально, по памяти.

Мальчик стал говорить еще больше, его родители чувствовали, что их сын все время думает о чем-то важном. Он разозлился, когда его отозвали из этого оккупация. Он стал быстрее складывать, запоминать слова и мелодии. Мальчик стал более активным, потянулся за детьми, фантазировал. Он учился лучше дома, легко отвлекаясь в школе. К концу 2 -го -го курса Кирилл стал быстро читать и пересказывать без заиканий. Его повысилась переносимость физических нагрузок. Его поведение в играх стало безудержным без зевоты, навязчивых движений. Ребенок быстро научился работать с компьютерная клавиатура.

Психолог отмечено, что хотя мальчик писал правой рукой, его ведущая рука была левой. Темп работы низкий для его возраста, работоспособность снижена (ребенок легко устаю). Ведущей мотивацией деятельности мальчика является не учебная, а игровая. Его воля была недостаточно сформирована, но когда он интересовался, он мог преодолеть усталость. Память у него изначально была ослаблена (непроизвольная память – он запомнил 4 картинки, произвольная память – 6). Но он вырос после курс соответственно до 7 и 10 единиц. Характеристики мышления по сравнению с нормой были следующими: сформированы навыки анализа-синтеза. недостаточно (с 6-7 проколов не смог собрать сплит-картинки). Он мог сделать обобщение в рамках одного понятия, с опорой на внешние признаки. С подборкой он не очень хорошо справлялся, например, использовал 1 признак вместо 2. Кирилл не мог установить причинно-следственные связи (из 3 последовательных картинок). Логика не сформировалась. Он выполнил тест Равена на 50% (он оценивает развитие его мышления на среднем уровне).

Таким образом, мышление школьника было наглядно-деятельностным и глазомерным. Тем не менее, диагноз остался прежним – умственная отсталость, несмотря на достигнутое. Успех: подняли планку достижений, но диагноз не пройден.

Через два месяца учитель-логопед отметил, что у Кирилла недостаточная скорость чтения, он читал 1-2-сложные слова, но читал более сложные слова. — по слогам. Он писал точно, но слишком медленно. Фонематический слух мальчика развивался соответственно его возрасту: он различал звуки и слоги на слух, а под диктовку писал все слова вместе. Тексты для чтения в школе и дома были достаточно сложными, и мальчик не мог запоминать и пересказывать их, не понимая их смысла.

После очередного краткого курса tDCS в классе 1 st мальчик получил пятерки по русскому языку и математике. У него внеклассные занятия деятельность, хотя он делает свою домашнюю работу с матерью. Общение Кирилла с детьми стало лучше, он звонит им по телефону. Сейчас мальчик ходит в театр. Учебный год он закончил без трехочковых отметок.

На этот курс tDCS пациенты больше не ходили (это было их собственное решение). Во втором классе у мальчика была тройка по математике: за это ему было трудно делать суммы с двумя операциями. Тем не менее он быстро собирал пазлы по 80 штук. Он уже сделал свою домашнюю работу сам, без матери. Учился он неравномерно, стал небрежнее писать, но к концу 2-го класса оценки по математике стали выше.

По словам родителей, в третьем классе Кирилл учился хорошо, без троек.

Он бегло читал, но все равно плохо понимал прочитанное. У него были некоторые проблемы с русским языком, особенно при копировании. Вялость осталась. На четвертом курсе в той же школе он тоже учился без троек, родители после 5 класса планируют сменить школу. Он прошел обследование в областном психоневрологическом диспансере, но, увы, диагноз был тот же — умственная отсталость.

Кирилл был одним из наших первых пациентов, поэтому мы с большим интересом наблюдали за его судьбой. Мы не ожидали каких-либо значительных улучшений, потому что они подали заявку на помощь довольно поздно. Тем не менее, мальчик достаточно быстро стал догонять одноклассников, и первоначальный отставание в успеваемости сократилось, но не вообще исчезнуть. Возможно, могло быть и дальнейшее улучшение, но родители оставили лечение почти на два года, увлекшись Востоком. техники, и психологические тренинги, которые, исчерпав все возможности, замедлили общий процесс. Мальчик обучался чтению, делал стандартные математические задачи. Хотя и терялся при любом отклонении от заученного эталона и когда приходилось делать логический вывод.

Кроме того, желание родителей скрыть первоначальный диагноз привело их в школу, где практически весь учебный процесс проходил дома. А дома мать может организовать внимание, помощь, подсказку, силу, т.е. создает тепличные условия, далекие от настоящей школы, где вскоре всплывут проблемы Кирилла и заставит родителей исправить свой выбор. Но время было потрачено впустую. Мать продолжает кормить с ложечки 12-летнего Кирилла, который скоро перерастет ее в высота. Есть, конечно, некоторые прелести в том, что дети остаются зависимыми от нас достаточно долго. И потом, чем будет заниматься мама, если она перестанет быть Медсестра?



Диагноз: Задержка развития речи (F 80.1 МКБ-10)

Кейт Э. Впервые обратилась в институт в возрасте 3 лет 4 мес с жалобами на задержку речевого развития и эмоциональную неустойчивость.

В анамнезе имелся широкий спектр негативных факторов: патология беременности матери, внутриутробная инфекция, недоношенность, длительный безводный период. во время родов внутрижелудочковое кровоизлияние с обеих сторон, кефалогематома в правой теменной области. Послеродовое состояние здоровья было довольно тяжелым с поражением ЦНС. синдром депрессии. Практически сразу была применена искусственная вентиляция легких. После выписки из родильного дома ребенок находился под опекой невролог с диагнозом гипоксически-травматическая энцефалопатия с сопутствующими заболеваниями бронхопневмонией, анемией и так далее.

Несмотря на все это, в 8 месяцев девочка научилась сидеть, а в 14 месяцев начала ходить и говорить свои первые слова.

К моменту прихода родителей в наш институт девочка прошла обследование в ряде учреждений.

Как результат:

— при дуплексном скрининге выявлено нарушение регуляции активности сосудов головного мозга, извитость внутренних артерий и позвоночника слева.

— Сканирование головы выявило умеренные остаточные нарушения головного мозга (что довольно часто встречается у детей с перинатальной энцефалопатией) и легкое вздутие левой желудочек.

— ЭЭГ показала, что электрогенез соответствует возрасту девочки.

Из-за диагноза «Задержка речевого развития» девочку не приняли в детский сад, а родителям посоветовали обратиться к участковому психиатру. Специалист заявил, что любое лечение бесполезно из-за умственной отсталости ребенка.

Но родители не сдавались. Они пришли к нам в институт.

При первичном осмотре нашим неврологом поставлен диагноз: резидуально-органическая патология головного мозга перинатального генеза, левосторонний гемисиндром 1 степени. задержка психоречевого развития, дизартрия стертого типа.

Девочка ходила в детский сад, где психолог и педагог-логопед отметили, что девочка понимает речь, при следовании использовала подражание. инструкции и в речи. В ее речи были словосочетания, она могла сохранять слоговую структуру слова. Формировались сенсорные восприятия путем подражания: она мог узнавать цвета, показывать геометрические фигуры. Она использовала подражание, когда собирала матрешки, матрешки, разбивала картинки или считала 4-5 предметов. Она могла классифицировать диких и домашних животных, предметы мебели, одежду, предметы посуды. Она связывалась с внешним миром, когда интересовалась, общение располагалось играет. Иногда были проблемы с концентрацией внимания, переключением внимания. Диагноз: сенсомоторная алалия, полиморфная расстройство звучания.

В связи с различием диагнозов девочка была повторно осмотрена нашим психологом, который не обнаружил серьезных нарушений невербальной психики. функции.

Осмотр учителя-логопеда показал, что девочка выполняла артикуляционные упражнения соответственно своему возрасту, но у нее наблюдалась фонематическая неосведомленность и слоговая грамотность. расстройство (она пропустила 1 -й слог, хотя интонация слова была правильной). Речь ее была смягчена и довольно примитивна: она использовала 2-3 слова. фразы. Диагноз: небольшая задержка речевого развития.

Так что это было существенное «облегчение» в диагностике.

После диагностического тестирования применяли 5-ти сеансовую ТПКС (транскраниальную стимуляцию постоянным током) по стандартной схеме: 20 минут 1 раз в неделю с с коррекционным обучением. Во время 1 st tDCS девочка могла различать цвета, формы, размеры. После 1 st tDCS ее родители заметили что девочка стала более активной и легче успокаивалась. Она начала говорить предложениями из 3-4 слов. Она начала использовать суффиксы после 2 тДКС. У нее увеличился словарный запас, она стала более отчетливо произносить слова.

К концу лечения психологом было отмечено повышение познавательного интереса, снижение утомляемости, повышение речевой активности: девочка стала более общительная, менее застенчивая, ей нравилось петь и подвергаться испытаниям. Стала более самостоятельной дома. Улучшения не прекратились после окончания лечения и ребенка приняли в логопедическую группу детского сада.

Следующий ее визит в наш институт был спустя 5 лет, когда девочка пошла в школу. Это была специфическая школа, в которой преподавали 2 иностранных языка. Более того она присоединилась к рисованию и музыкальным классам (флейта).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *