Знпр – —

Содержание

Тактика реабилитации детей с задержками нервно-психического развития | Маслова О.И.

У детей раннего возраста с симптомами поражения нервной системы следующим этапом после уточнения диагноза является создание индивидуального реабилитационного прогноза развития. Его основную цель можно сформулировать так: предвидя дальнейшее развитие патологических симптомов, предусмотреть своевременное проведение профилактических и лечебных мер для того, чтобы предупредить неблагоприятный исход. В реабилитационный прогноз должен входить анализ развития заболевания или синдрома, его отдаленных последствий, социально-бытового статуса пациента. Все эти позиции должны основываться на патокинезе патологических проявлений поражения нервной системы с учетом возраста.

Исследование нервной системы ребенка в эволюционно-диагностическом аспекте показывает, что возрастные параметры становления жизненно важных функций (регуляции гомеостаза, дыхания, кровообращения, пищеварения) имеют минимальную вариабельность. Более широкий диапазон характерен для развития тонкой моторики, становления психических и речевых функций. Если повреждение не влечет за собой гибели организма, то наступает сложная реорганизация систем мозга, обеспечивающая адаптацию к новому режиму деятельности.

Патологические процессы, повреждая нейрон, как основную интегральную величину мозга, приводят к определенному патокинезу симптомов со стороны различных уровней центральной нервной системы (см. табл. 1).

Целью восстановительного реабилитационного лечения является возвращение больного ребенка в характерные для его возраста условия жизни, воспитания, учебы, занятий спортом, общения со сверстниками, а при отсутствии такой возможности – обеспечение стойкой компенсации нарушенных функций и адаптации к новым условиям существования.

На основе анализа диагностически значимых синдромов и их сочетаний мы считаем необходимым определять ведущий “социализирующий” признак, вокруг которого и будет строиться вся программа компенсации и восстановления. Реабилитационная программа должна быть поэтапной, адаптированной к различным периодам заболевания; индивидуальной – рассчитанной в зависимости от тяжести поражения с различным функционально-органическим дефектом и различными реакциями пациента на болезнь; комплексной, чтобы осуществлять многофакторное лечение, сочетая психологические методы с физическими и медикаментозными; последовательной (т.е. каждый последующий этап лечения должен учитывать результаты предыдущего). Следует добиваться как положительной динамики клинических показателей, так и психологического статуса, что поможет достичь социальной адаптации с выработкой навыков самообслуживания.

Комплексный медико-социальный подход к восстановлению психо-неврологического дефицита различной степени тяжести у детей раннего возраста должен определяться не столько сроками заболевания, сколько клиническими проявлениями и реакцией больного на болезнь, динамикой восстановления нарушенных функций и социальной реабилитацией.

В зависимости от степени выраженности ведущих синдромов (нарушения моторики, речи, психики, когнитивных процессов, часто в сочетании с судорогами) и должна строиться программа лечения задержек развития у детей различного возраста.

Для лечения детей раннего возраста в структуру реабилитации должны быть включены: лечебная физкультура; лечебная гимнастика; массаж; постуральные упражнения для воссоздания и формирования двигательных навыков; ортопедическая коррекция; гипербарическая оксигенация; медикаментозные блокады; иглорефлексотерапия; методы электростимуляции, корректоры движений.

Большую роль в восстановлении играют физические факторы: электрофорез с симптоматически-направленными лекарствами, синусоидально-модулированные токи, грязелечение, ванны, озокерит, тепловые укутывания, закаливающие процедуры.

 

Большие размеры головы далеко не всегда коррелируют с понятием «гидроцефальный синдром».
Необходимо использовать санаторно-курортное лечение, по показаниям – сеансы мануальной терапии, а также восстановительную косметическую хирургию. Чрезвычайно актуальна максимально ранняя диагностика речевых расстройств и их коррекция, что в дальнейшем помогает решать проблемы обучения по специальным программам. Не следует забывать и о необходимости обследования ребенка специалистами (психиатром, генетиком, педиатром, окулистом, стоматологом, гастроэнтерологом и др.) с целью коррекции соматических нарушений. Все эти мероприятия должны проводиться на фоне психосоциальной и психологической помощи семье пациента. И, конечно, у детей с задержкой нервно-психического развития используется медикаментозная терапия, направленная на улучшение функционирования нервной системы.

Медикаментозная терапия

При неспецифических (темповых) задержках нервно-психического развития у детей раннего возраста объем используемых медикаментов значительно меньше, чем при специфических (с симптомами органического поражения нервной системы).

При равномерной задержке формирования моторики – на 1-м году жизни, речевого развития – на 2-м году жизни, у детей с легким нарушением нервно-психического развития к 3-му году жизни происходит значительная компенсация выявлявшихся ранее расстройств, однако требуется продолжение коррекции двигательной расторможенности, улучшение когнитивных функций (особенно внимания) и развитие мелкой моторики.

Для коррекции нарушений мышечного тонуса

используют толперизон (при его повышении) или прозерин с бендазолом ( при симптомах мышечной гипотонии, с сохранными или повышенными сухожильными рефлексами), курс – 20–30 дней.

До настоящего времени у детей первого года жизни продолжается гипердиагностика “гипертензионно-гидроцефального” синдрома с проведением неоправданного дегидратационного лечения. Хочется обратить внимание на целесообразность диагноза гидроцефально-гипертензивного синдрома в основном при активной гидроцефалии с последующим принятием решения о консервативном или оперативном лечении гидроцефалии. Далеко не всегда большие размеры головы коррелируют с морфологическим понятием “гидроцефальный синдром”, который правильнее формулировать, как вентрикуломегалия. Косвенные клинические симптомы, расцениваемые как следствие повышения внутричерепного давления, в большинстве своем являются компенсаторными, нужными для гемоликвороциркуляции и не требуют проведения дегидратации. В этих случаях надо решать вопрос об улучшении венозного оттока и церебральной гемодинамики с использованием сосудистых препаратов (препараты барвинка, инстенон, пентоксифиллин и др.) в течение 2–4-х нед. В диагностическом плане

необходимо исключать рахит, а также проявления у детей наследственного физиологического состояния – семейной конституциональной крупноголовости, также не требующего лечения.

Речевые расстройства у детей с легкой неспецифической задержкой нервно-психического развития подтверждают повреждение нервной системы, а в прогностическом плане угрожают интеллектуально-мнестическим дефицитом. Все вышесказанное требует активного подключения к обследованию и реабилитации логопеда и дефектолога. Наиболее эффективным препаратом для стимуляции развития речи мы считаем препараты g-аминомасляной кислоты (таблетки по 0,25 г) на 1–3-х месячный курс лечения от 100 до 300 таблеток по схеме ноотропов, см.ниже, для ребенка первого года жизни, до 600 таблеток на курс более старшим детям, с максимальной дозой 2–3 г в день.

Самым социально-значимым симптомом является задержка интеллектуального развития, которая требует динамического наблюдения за ребенком и лечения препаратами ноотропного ряда.

Специфическая задержка нервно-психического развития

Алгоритм восстановительного лечения детей со специфической задержкой нервно-психического развития (даже легкой степени) существенно различается и по объему и по списку препаратов от такового у детей с темповой доброкачественной задержкой. Большинство детей с органическим повреждением нервной системы (в раннем возрасте у них диагностируется задержка развития) в последующем отстают в формировании многих сфер – моторной, речевой, когнитивной, интеллектуальной, с парциальным или тотальным поражением высших психических функций. Главным “социализирующим” направлением реабилитации становится коррекция интеллектуальной недостаточности.

При повышении мышечного тонуса используются толлеризон, баклофен, тизанидин, ботулотоксин; при диффузной мышечной гипотонии – прозерин, оксазил, сангвиритрин, бендазол, при экстрапирамидных нарушениях – леводопа+карбидопа или леводопа+бензеразид, тригексифинидил.

При выраженных органических задержках развития у детей имеется достаточно стойкая резидуальная симптоматика. В большинстве случаев резидуальная вентрикуломегалия без признаков активной церебральной гипертензии является следствием отзвучавшего ранее процесса в виде нормотензивной (пассивной) гидроцефалии. Данное состояние редко требует проведения дегидратации: только при декомпенсации или при тяжелых интеркуррентных заболеваниях. У детей данной группы возможны различные пароксизмальные расстройства эпилептического или неэпилептического генеза. В большинстве случаев (при изменениях на ЭЭГ и МРТ головного мозга) рекомендуют антиконвульсанты различных классов на период от 6 до 12 месяцев (и более).

Самым прогностически сложным у детей является общее недоразвитие речи на фоне интеллектуальной недостаточности, во многом определяющее неблагоприятный прогноз дальнейшего развития. В связи с поражением именно этих сфер – речевой и интеллектуальной – препаратами выбора в данном случае становятся ноотропы.

Ноотропные препараты

Название группы препаратов, улучшающих когнитивные процесы, речь, умственную деятельность, – ноотропы – произошло от греческих слов “ноос”– мышление, разум и “тропос” – стремление, родство. Ноотропы опосредованно улучшают обменно-энергетические и интегративные процессы в мозге, улучшают когнитивные функции (память, внимание, восприятие, аналитико-синтетические процессы, психомоторную деятельность). Аналогично действуют и некоторые другие группы препаратов (вазоактивные, аминокислоты и др.), что позволяет всю группу лекарственных средств считать ноотрофами, т.е. формирующими новые трофические возможности для функционирования головного мозга.

К первой группе собственно ноотропов (нейрометаболиков, церебральных ноотрофов, “социализирующих” препаратов), оказывающих мультимодальное действие на мозг, относятся:

1. Пирацетам и его аналоги: апаган, брейнтоп, диапирам (пирацетам+диазепам), луцетам, ноотропил, нормабрейн, ойкамид, ороцетам (пирацетам+оротовая кислота), пирабене, пирамем, стамин, фезам (пирацетам+циннаризин), церебропан, церебрил, эувифор, эументал. Назначают в дозе 30–50 мг/кг в день, от 1 до 3–6 мес.

2. Пантогам (кальция гомопантотенат, гопатен, гопантенат). Назначают в дозе 0,75–4 г в день (курс от 1 до 6 мес).

3. Гамма-аминомасляная кислота (аминалон, апогамма, гаммалон, ГАБА, ганеврин, габаллон, ганнеурон, миелоген, энцефалон). Назначают в дозе 0,5–3 г в день курсом от 2–3 нед до 2–6 мес.

4. Пиритинол (пиридитол, церебол, энербол, энцефабол, биоцефалин, тонобрейн). Назначают в дозе 20–300 мг в день, в течение 1–2 мес.

5. Глицин (аминоуксусная кислота, гликокол). Назначают в дозе 0,1–2 г в день в течение 7–30 дней.

К группе ноотропов также относятся экстракты гинкго билоба, церебролизин, глютаминовая кислота, пикамилон, глиатилин. В дальнейшем, в связи с комплексным действием препаратов, возможен их повтор в классификации в зависимости от состава препарата и эффекта его действия.

Ко второй группе относятся аминокислоты: пирацетам, глютаминовая кислота, метионин, глицин, карнитин хлорид, Л-триптофан, когитум.

Третья группа – нейропептиды и гормональные препараты: семакс, церебролизин, префизон, L-тироксин.

Сосудистые средства, улучшающие церебральную гемоликвородинамику, микроциркуляцию, обладающие антигипоксическим действием (4-я группа) – актовегин, инстенон, ницерголин (сермион), пентоксифиллин, пикамилон, препараты барвинка, циннаризин (стугерон, вертизин), экстракты гинкго билоба.

5-я группа – препараты, содержащие Са, К, Mg, Р, – необходимы в комплексе реабилитации детей с поражением нервной системы различной степени тяжести: церебро-лецитин, глицерофосфат, фосфобион, липоцеребрин, фитин, пангамат кальция, пантотенат кальция, аспаркам, магнеВ6, оротат калия.

И к 6-ой группе можно отнести витамины, поливитамины, комплексы витаминов с минералами, а также биостимуляторы (алоэ, пангамат кальция, оротат калия, когитум, АТФ).

Мы предлагаем ряд принципов лечения ноотропами:

1. На курс лечения одновременно не назначать более 1–2 препаратов ноотропного действия.

2. Обязательно знание синонимов, аналогов и торговых названий лекарств, во избежание одномоментного назначения одного и того же средства.

3. Между повторными курсами ноотропов целесообразна пауза в 1–3 месяца, для проявления последействия и закрепления эффекта.

4. Назначение препарата проводится с постепенным увеличением дозы в течение 1–2 нед, приемом возрастного максимума в течение 3–12 нед и постепенным снижением дозы в течение 1–2 нед.

5. При гиперактивном поведении возможно использование корректоров поведения, анксиолитиков, седатиков.

6. При некупированных приступах возможно использование пантогама и глицина в качестве нейрометаболиков, ноотропов.

7. Прием ноотропов проводится в утренние и дневные часы.

8. Доза и длительность приема ноотропа прямо пропорциональны уровню и тяжести неврологического дефицита с учетом возраста и веса ребенка.

9. Целесообразно использование монотерапии адекватной дозой препарата (без ее занижения).

10. Индивидуализировать выбор пути введения препарата (предпочитая безинъекционные) – перорально, сублингвально, интраназально.

При комплексной реабилитации детей с задержкой (доброкачественной или специфической) нервно-психического развития наиболее ограничивающим симптомом для восстановительного лечения, (будь то массаж, ноотропы, физиопроцедуры и др.) являются судороги. В связи с этим таким детям необходимо достижение компенсации по судорогам и пароксизмальным реакциям, а затем использование всего спектра мер медико-социальной реабилитации.

www.rmj.ru

Задержка нервно психического развития у детей



Все мамы мечтают о том, что их дети будут самыми умными, развитыми и успешными, чуть ли не с того момента, как тест на беременность покажет им заветные две полоски. После рождения малыша среди мам одного двора (или одной группы детского сада) начинаются своеобразные соревнования: кто лучше ест, кто быстрее и самостоятельнее, кто уже выучил буквы, кто научился читать, считать и писать и так далее. И если что-то в жизни и развитии ребенка идет не так, как у остальных детей, мама начинает бить тревогу. Все дети индивидуальны, поэтому незначительные отклонения от нормы в развитии ребенка вполне допустимы. Ну а если проблема начинает вырисовываться более четко, то стоит посетить врача, возможно, у ребенка задержка психического развития.

Что такое задержка психического развития

Замедленный процесс совершенствования психологического и эмоционального восприятия окружающего мира, ослабленные внимание и память, отставание по сравнению со сверстниками в формировании процесса мышления называются задержками психического развития. Подобные неприятные симптомы могут появиться у детей еще задолго до достижения ими возраста, в котором они садятся за школьную парту.

Но чаще всего отсутствие любознательности и стремлений, нехватка знаний и незрелость сознания ярко проявляются при прохождении тестирования или собеседовании в преддверии учебы в начальных классах.

Позднее, на уроках в школе, педагоги часто обнаруживают у учеников нелогичность мышления, не способность правильно и четко выражать свои мысли, преобладание игровых интересов перед желанием воспринимать новую информацию.

Устойчивые проявления подобных симптомов у дошкольников и детей раннего школьного возраста позволяют врачам сделать заключение о наличии задержек в психическом развитии (ЗПР).

Причины отставания в развитии

bestmamablog.ru

Нервно-психическое здоровье детей, полезные статьи медицинской клиники Невро-Мед

Е.В. Шниткова, Е.М. Бурцев, А.Е. Новиков, М.С. Философова , Ивановская государственная медицинская академия

Представлены результаты соматического, неврологического и нейрофизиологического обследования 614 детей с рождения до 3 лет жизни со средней тяжестью гипоксически-ишемической энцефалопатии. Период гестации у 44,3% детей протекал с признаками фетоплацентарной недостаточности. У 83,7% матерей имелось нарушение родовой деятельности. Задержка нервно-психического развития (у 77,3% детей), отклонения в становлении ритмической активности на ЭЭГ (у 75%), признаки морфологической незрелости мозга (у 38,8%) свидетельствовали о снижении темпов постнатального нейроонтогенеза, что в сочетании с высокой частотой синдрома двигательных нарушений (73,3%) на первом году жизни и изменений мозгового кровотока (43,8%) служит предпосылкой к развитию психоневрологических заболеваний у детей раннего возраста и требует их ранней реабилитации.

Частота перинатальной патологии в общей популяции превышает 15-20% и продолжает расти [1]. Есть основания предполагать, что процент здоровых детей при рождении к 2015 году сократится до 15-20, а новорожденных с врожденными заболеваниями увеличится до 35. По данным ВОЗ, 20% детей страдают нервно-психическими расстройствами, которые в 65-80% случаев носят гипоксически-ишемический характер [2, 7].

В последнее десятилетие особое внимание уделяется вопросам управления здоровьем, реабилитации детей, испытавших отрицательное воздействие в антенатальном и раннем неонатальном периодах, которое повлияло на последующее становление нервной системы. Перинатальным повреждением ЦНС обусловлены многие индивидуальные особенности физической и интеллектуальной сфер развивающегося организма.

Цель нашего исследования — выявить особенности состояния здоровья и нервно-психического развития (НПР) детей раннего возраста, перенесших перинатальную гипоксию.

Под наблюдением с рождения до 3 лет жизни были 614 детей. Проводилось комплексное соматическое, неврологическое и нейрофизиологическое обследование.

Причинами перинатального поражения нервной системы и патологического течения беременности были гестозы — 11,7%, фетоплацентарная недостаточность — 44,29%, заболевания матери — соматические (анемия, хронический пиелонефрит, хронический тонзиллит, варикозное расширение вен, гипертоническая болезнь) — 38,25%, гинекологические (кольпит, эрозия шейки матки, эндометриоз) — 6,19%, венерические (сифилис, гонорея, трихомониаз) — 2,44%, острые респираторные — 15,96%, эндокринные (сахарный диабет, диффузное увеличение щитовидной железы, ожирение) — 4,23%, неврологические (церебральный арахноидит, эпилепсия, аномалии сосудов мозга) — 1,7% заболевания. Наблюдения в период родов: отмечались нарушение родовой деятельности (83,71%), обвитие пуповиной (6,18%), аномалия родов (4,6%), акушерские пособия (1,79%). Посредством операции кесарева сечения родились 29 (4,72%) детей.

Вредные привычки имелись у 23 (3,74%) матерей. Одинокие матери составили 7,32%. Нежеланными были 17 (2,77%) детей.

Гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) диагностирована у 595 (96,91%) детей, в сочетании с травмой — у 19 (3,09%). У 33 детей ГИЭ сочеталась с внутриутробной инфекцией (токсоплазмоз, герпес, цитомегаловирусная инфекция, сифилис). Преобладала средняя степень тяжести ГИЭ — 524 наблюдения (85,34%).

Наблюдения в остром периоде заболевания: доминировали синдромы угнетения (54,39%), гипертензивный (45,43%). Частота эпилептического синдрома составляла 2,9%.

В раннем восстановительном периоде в неврологическом статусе преобладали двигательные нарушения (73,28%) с мышечной гипотонией (69,54%), гипертонией (16,9%), дистонией (9,6%). Вегетативно-висцеральная дисфункция была у 20,85%, гипертензивный синдром — у 16,9%, гипертензивно-гидроцефальный — у 8,46%, церебрастенический — у 3,03% детей. Повреждение шейного отдела позвоночника в остром периоде ГИЭ, выявленное у 167 (27,2%) детей, характеризовалось ограничением поворота головы и приведения подбородка к груди, симптомами <короткой шеи>, <кукольной головы>, <падающей головы>, дистонией в мышцах рук. На спондилограммах у 10 (1,62%) детей выявлено смещение атланта, изменение соотношения нижележащих позвонков.

Неврологическая картина с первых дней жизни характеризовалась нарушением мышечного тонуса, снижением рефлексов автоматизма, их быстрым истощением. Чаще отсутствовали рефлексы опоры и шаговый или они реализовались с патологическими элементами: опора с поджатыми пальцами и на наружную поверхность стопы, шаговый — на согнутых в коленных суставах ногах с перекрестом, выполнялась первая фаза рефлекса Моро.

Генетическая программа НПР ребенка реализуется в условиях постоянной смены средовых факторов. Соответствующее биологическому НПР выявлено у 22,1% детей. Преобладала задержка НПР на 1 эпикризный срок (84,7%) по 1-2 (66,6%), реже 3-4 (33,4%) анализаторам. Значительным было число детей с задержкой НПР на 2 эпикризных срока (76%) по 1-2, 3-4 (23,6%) и более (14%) анализаторам, на 3 эпикризных срока (22%) по 1-2 (38,9%), 3-4 (11,1%) и более (50%) анализаторам. У 2,2% детей имелось отставание в развитии на 4-5 эпикризных срока по 1-2 (5,9%), 4 и более (91,4%) анализаторам.

Моторный коэффициент у 50% детей приближался к 50%, а у 25% был ниже, что представляло высокую степень риска формирования ограничения жизнедеятельности (инвалидность с детства) у 37 детей. Даже в условиях своевременной патогенетической терапии 69% детей не достигали биологического уровня НПР. Более того, частые соматические заболевания, появление эпилептических припадков углубляли имеющуюся задержку НПР. В лучшем случае отставание в развитии на один эпикризный срок в первом полугодии жизни удерживалось до конца года, но у 8,1% детей оно предшествовало дебюту фебрильных и аффективно-респираторных припадков. У 13% детей с месячного возраста отмечалась задержка НПР на 2 эпикризных срока, она заключалась в изменениях зрительных, слуховых, ориентировочных реакций, общих движений, низком эмоциональном профиле. Как показал анализ социальных факторов, отклонения в развитии ребенка усугубляются такими факторами, как неполная семья, асоциальный статус семьи, вредные привычки и молодой возраст матери.

Нарушения НПР взаимосвязаны с перенесенной ребенком хронической и сочетанной гипоксией. Прямая зависимость имеется и с клинической картиной ГИЭ. Так, при синдроме вегетативно-висцеральных нарушений задержка НПР составляет 1 эпикризный срок по 1-2 анализаторам, при гипертензивно-гидроцефальном и эпилептическом синдромах — 1-3 эпикризных срока более чем по 2 анализаторам. При формировании детского церебрального паралича (ДЦП) рано диагностируется задержка на 3-4 эпикризных срока по 5-7 анализаторам.

Проводившиеся в динамике нейросонографические исследования в остром периоде ГИЭ выявляли признаки ишемии мозга (50%) и внутричерепной гипертензии (20,9%). В соответствии с классификацией дилатации желудочков мозга, предложенной M. Levene [8], в 38,86% наблюдений диагностирована транзиторная дилатация желудочков, в 18,2% — персистирующая постгеморрагическая. Среди пороков развития мозга врожденная гидроцефалия составляла 1,1%, ее сочетание с микроцефалией — 0,9%. Парциальное транзиторное расширение боковых желудочков мозга, наблюдаемое, как правило, в области передних рогов и тел, визуализировалось в первую неделю жизни ребенка. У половины детей эти изменения исчезают к месячному возрасту, но они могут сохраняться и во втором полугодии жизни (4,11%). Окклюзионная гидроцефалия диагностирована у детей с внутриутробными инфекциями. Незрелость мозга, о чем свидетельствовали повышение эхогенности паренхимы и наличие полости прозрачной перегородки, сохранялась в раннем восстановительном периоде ГИЭ (22,9%).

Внутрижелудочковые кровоизлияния I-II степени обнаружены у 8,1% детей. Они часто сочетались с признаками незрелости мозга и регистрировались у недоношенных и доношенных, но незрелых детей. Внутрижелудочковые кровоизлияния II-III степени встретились у 2,2% детей. В 3,44% случаях выявлена перивентрикулярная лейкомаляция.

Показатели нейросонографии соответствовали тяжести состояния детей. Так, гипертензивные изменения определялись у детей с симптомами гипервозбудимости, транзиторная дилатация желудочков сочеталась с вегетативной лабильностью. Внутрижелудочковые кровоизлияния II-III степени проявлялись синдромом угнетения, мышечной дистонией, клоническими и сочетанными судорогами, изменением частоты сердечных сокращений и дыхания (вплоть до апноэ), нарушением микроциркуляции.

При визуальном и спектральном анализе ЭЭГ у 75% детей установлены различные варианты отклонений. Основное внимание уделялась возрастной периодичности появления ритмической активности, связанной с состоянием зрительного и двигательного анализаторов.

Становление — -ритмов у детей с ГИЭ легкойстепени задерживается относительно показателей у здоровых детей на 1-2 мес. При поражении ЦНС средней тяжести отмечаются диссоциация в появлении сенсорных ритмов, нарушение топики <роландической> составляющей 7 Гц в период привлеченного внимания. <Зрительный> -ритм не достигает по частоте возрастных значений к концу первого года жизни.

У детей с эпилептическим синдромом прослежена четкая связь дебюта и рецидива пароксизмов с критическими периодами электрогенеза мозга (4-5-й и 15-16-й месяцы жизни), что позволяет установить неизвестные ранее звенья патогенеза возрастных неврологических расстройств и стыкуется с подходом коррекционной реабилитации на интерсистемном уровне [5].

По данным реоэнцефалографии, имелись признаки затруднения венозного оттока из полости черепа (43,8% детей), что клинически проявлялось гипертензивно-гидроцефальным синдромом. У детей с натальной травмой шейного отдела позвоночника регистрировалось снижение объемного и пульсового кровенаполнения, эластичности сосудистой стенки артерий, повышение сосудистого сопротивления в вертебробазилярном бассейне. Преобладало повышение сосудистого тонуса в системе сонных артерий. Таким образом, патологический процесс, обусловленный перинатальной гипоксией ЦНС, после рождения ребенка продолжается, проявляясь различной симптоматикой — как неврологической, так и со стороны других органов и систем. Только у 22% детей уровень НПР соответствовал возрастным нормативам, но и они не могут быть отнесены к абсолютной норме и рассматриваются нами как 2-я группа здоровья. Отсроченность появления клинических признаков повреждения, волнообразность течения процесса объясняются не только мозаичностью созревания отдельных структур мозга, но и задержкой нейроонтогенеза с нарушением течения пластических структурных перестроек на всех уровнях. В первую очередь это касается детей, у которых антенатальный период протекал на фоне хронической гипоксии. Как показывают результаты ряда исследований [2-5], изменения в головном мозге становятся необратимыми и вряд ли могут быть полностью компенсированы. Они определены как дизонтогенетические и наиболее выражены у детей с ДЦП. В анализаторных системах мозга создается состояние <закрытости>, что способствует депривации и дальнейшему углублению нарушений [6].

Результаты проведенного исследования согласуются с прогнозами увеличения и утяжеления перинатальной патологии ЦНС. Выявление связей анте- и интранатальных отрицательных факторов с развивающейся патологией нервной системы должно способствовать развитию превентивного направления в акушерско-педиатрической службе, расширению возможностей медико-генетических консультаций и центров по планированию семьи. Диктуемое раннее патогенетическое лечение с коррекцией системных показателей, анализом микросоциальных факторов и консультацией детского психолога необходимо продолжать на протяжении первых 2 лет жизни ребенка.

Журнал неврологии и психиатрии N3-2000, стр.57-59

 

Литература

1. Баранов А.А. Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации 1993. Здравоохр РФ 1995; 3-6.

2. Вельтищев Ю.Е. Состояние здоровья детей и общая стратегия профилактики болезней. Альманах <Исцеление>. Под ред. И.А. Скворцова. М: Тривола 1995; 2: 13-37.

3. Кочетов А.М., Зиновьев А.С., Стольный В.Н., Наконечная Н.М. Структурные основы дезинтеграции вегетативных функций при гипоксии новорожденных. Структурно-функциональные основы интегративной деятельности мозга: Сб. научн. статей. М 1988; 130-132.

4. Петрухин А.С. Перинатальная неврология. Педиатрия 1997; 5: 36-38.

5. Скворцов И.А. Нейроонтогенетические аспекты детской неврологической инвалидности и новые подходы к терапии. Альманах <Исцеление>. Под ред. И.А. Скворцова. М: Тривола 1993; 11-24.

6. Шимко И.А. Влияние двигательной депривации в раннем онтогенезе на вызванные потенциалы сенсомоторной и зрительной коры мозга у крыс. Журн высш нервн деят 1984; 34: 124-126.

7. Якунин Ю.А., Ямпольская Э.И. Пренатальные и перинатальные поражения центральной нервной системы. Клиническая нев-ропатология детского возраста. Под ред. М.Б. Цукер. М: Меди-цина 1986; 223-255.

8. Levene M.J. Meassurement of the growth of the lateral ventricles in preterm infants with real-time ultrasount. Arch Dis Child 1981; 56: 900-904.

Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова

www.nevromed.ru

задержка нервно-психического развития

Любой человек получает родовую травму – процесс родов травматичен. Кому везет больше, кому-то меньше. Когда плод проходит через родовые пути, он неминуемо разгибается, сгибается, сжимается. Достаточно часто рождаются дети с травмами позвоночника, смещением костей черепа, таза. Как это сказывается на их дальнейшей жизни, знаем только мы-доктора. В организме заложены большие компенсаторные возможности. Последствия травм нивелируются у многих, но, к сожалению, не у всех. Сейчас появляется все больше детей с последствиями родовых травм: искривление позвоночника (сколиозом), головными болями, задержками нервного и психического развития, детским церебральным параличом. В результате смещения костей шеи мышцы спазмируются, пережимая сосуды, питающие головной мозг, и его кровоснабжение становится недостаточным. Ребенок отстает в умственном развитии, он неуправляем и неусидчив. Начинаешь лечить его, родители и учителя удивляются, как ребенок меняется. Часто он ничего не понимает в книжке не из-за того, что ленивый, а из-за нарушения кровоснабжения головного мозга. Нередко во время родов смещаются кости таза, получается разная длина ног, что приводит к искривлению позвоночника.

Родовая травма сказывается на всей жизни человека. Поэтому раньше, когда дети рождались, их лечили повитухи. Сейчас этим занимаются врачи. В нашей Клинике лечение детей проводится мануальными терапевтами-педиатрами с применением немецких методик кранио-сакральной терапии. Лечение очень мягкое, без насильственного воздействия, и начинать его можно уже с месячного возраста. Последствия, к которым приводят родовые травмы, могут быть самыми различными: бронхиальная астма, гастриты, эпилепсия, частые головные боли, нарушение зрения. Всего этого помогут избежать, если вовремя обратиться в нашу Клинику.

Фотогалерея по теме:

См. также:

clinshum.ru

Задержка нервно психического развития у детей — Видео по ремонту автомобилей

Все задания идут последовательно. Поэтому не стоит выполнять сначала третье упражнение, а затем первое. Вы только запутаете ребёнка. Соблюдайте последовательность заданий. Только тогда вы увидите положительный результат.

Когда ребёнок определённое время занимается по этой методике, ему легче даются иностранные языки. Дети становятся спокойными, уравновешенными. Они учатся уважительно относиться к сверстникам и взрослым. Программа помогает малышам стать уверенными, общительными и организованными.

Каждое задание подобрано так, чтобы обеспечить всестороннее развитие. В одном упражнении совмещается несколько несложных заданий. Поэтому ребёнок одновременно выучит цвета и познакомится с цифрами. Действительно ли уникальная методика «Буквограмма»? Отрицательные отзывы встречаются редко, так как многим занятия очень нравятся. Они эффективны и отвечают на важные вопросы. Я абсолютно никого не обманываю,и мой отзыв основан на личном использовании этой программы,у меня у ребенка с года стоит диагноз задержка речевого развития…а вот спустя 8 месяцев занятий по диску нам невролог посоветовал поставить звенящие звуки у логопеда…и никакой задержки речевого развития как не бывало!!!! и я горжусь этим,и каждый раз говорю СПАСИБО!



Отзывы Задержка нервно психического развития у детей

Юля Титова: вчера — Кандидат психологических наук Светлана Юлиановна Шишкова – автор уникальной развивающей методики. Программу она создала для развития фонематического слуха, пространственного представления, мелкой и крупной моторики, речи, математических навыков т. д. Отличный психолог Шишкова. «Буквограмма» появилась благодаря ей. Эту программу учителя начали использовать с 1995 года. Они сделали вывод, что этой методике у человека открываются способности, о которых раньше даже не приходилось подозревать. Когда проводятся занятия, детям предлагаются такие упражнения, которые помогают справиться дефектами учат правильному грамотному письму чтению. Отзывы Задержка нервно психического детей:
Маргарита Мельникова: 3 дня назад — Ребенок, который полностью ознакомился с курсом «Азбукограммы», сможет легко концентрироваться в любых условиях. Он станет более внимательным, собранным, выносливым. Грамотная поставленная речь, возможность быстро читать и умело фильтровать информацию позволит маленькому члену социума демонстрировать хорошие результаты не только школе, но лучше взаимодействовать обычной жизни. Все задания идут последовательно. Поэтому стоит выполнять сначала третье упражнение, а затем первое. Вы запутаете ребёнка. Соблюдайте последовательность заданий. Только тогда вы увидите положительный результат.:

Большой опыт врачей. Гостевые номера иногородним. Реацентр Астрахань. Звоните. Главная Болезни нервной системы Задержка психического развития у детей: как понять, что ребенок особенный. Психология детей с задержкой психического развития. Виды ЗПР. Задержка психического развития у детей (заболевание часто обозначается как ЗПР) — медленный темп совершенствования некоторых психических Казнить нельзя помиловать, или что делать, если ребёнок нервный и непослушный. Задержка психического развития (ЗПР) – темповое отставание развития психических процессов и незрелость эмоционально-волевой сферы у детей. Задержка нервно-психического развития. Комплекс нарушений развития моторной, познавательной Парциальной формой З.н.п.р. называют задержку формирования речи, которая часто встречается у детей в раннем возрасте. Психология детей с задержкой психического развития. Межличностное общение: дети без отклонений в развитии общаются с отстающими малышами редко, не принимают их в игры. В группе сверстников ребенок с ЗПР практически не. Задержка нервно-психического развития ребенка. Черникова Л.В. Для каждой мамы ее ребенок самый чудесный и это правильно. Причинами задержки нервно-психического развития у ребенка могут стать следующие факторы: генетическая предрасположенность; поражения центральной нервной системы. Задержка психического развития как результат неправильного функционирования нервной системы. Уровень восприятия у ребенка с задержкой психического развития характеризуется замедленностью и неспособностью сформировать. Как выявить задержку психического развития у ребенка, причины, приводящие к постановке диагноза, рекомендации комплексного лечения. Задержка психического развития (ЗПР) — это психолого-педагогическое определение для наиболее распространенного среди всех встречающихся у детей энергетическое истощение нервных клеток (на фоне хронического стресса) и другие. Клиника лечения ДЦП и ЗПРР Мельниковой Е.А. Высокая эффективность. Видео-отзывы родителей смотрите на сайте. Опыт успешного лечения — 14 лет!Есть противопоказания. Посоветуйтесь с врачом. Обучение ходьбе, навыкам самообслуживания, стимуляция психического развития. задержка развития ребенка. От 100 р. Срок от 3 часов. Без посредников!


Нередко можно встретить отклики взрослых, которые занимаются с детьми по методике «Буквограмма». Отзывы родителей и педагогов в основном положительные. Они утверждают, что во время занятий дети не переутомляются, так как все проходит в игровой и занимательной форме. Ребятам нравится делать то, что им интересно. Вот почему так распространена уникальная методика «Буквограмма». Кто занимался, отзывы в основном оставляют положительные. Дети начинают красиво и ровно писать уже через четыре месяца, также они перестают путать буквы, звуки и слова. Благодаря методике «Буквограмма» открываются новые таланты. Основной секрет успеха кроется в регулярности.
Закономерности психического развития ребенка реферат
Задержка нервно психического развития у детей
Ведущая роль в психическом развитии ребенка
Интеллектуальное развитие детей дошкольного возраста
Реферат интеллектуальное развитие ребенка
Эмоционально личностное развитие ребенка и семья
Грамотейка интеллектуальное развитие детей 3 4

remideo.pro

Натальные шейно–спондилогенные поражения (к оценке лечения задержки нервно–психического развития) | Утаганова Г.Х., Джурабекова А.Т., Мавлянова З.Ф.


Для цитирования: Утаганова Г.Х., Джурабекова А.Т., Мавлянова З.Ф. Натальные шейно–спондилогенные поражения (к оценке лечения задержки нервно–психического развития) // РМЖ. 2009. №15. С. 956

Натальная травма шейного отдела позвоночника нередко приводит к развитию дисфункции головного мозга на ранних этапах адаптации новорожденных и является причиной двигательных расстройств и последующей инвалидизации детей. Ее удельный вес в структуре перинатальной заболеваемости составляет 8–12% [Бочкова Л.Г, Носова О.М., 2007].

С другой стороны, в последние годы отмечается тенденция к увеличению числа детей с отклонениями в психоречевом развитии, в том числе с отдаленными последствиями перинатального поражения центральной нервной системы (ЦНС). Нервно–психическое развитие (НПР) во многом определяется состоянием здоровья родителей, особенностями беременности и родов у матери [Безруких М.М., Фарбер Д.А., 2000]. Среди детей, перенесших поражения ЦНС в перинатальном периоде, только 25,5% здоровы, 74,5% детей имеют различные отклонения НПР. Возникающие в перинатальном периоде нарушения ЦНС в виде задержки НПР и предречевого развития у детей различной степени выраженности могут способствовать формированию стойкого органического неврологического дефицита, приводящего к тяжелым последствиям [Fridn J., 2003]. Контроль за процессом становления основных параметров НПР ребенка позволяет получить объективную информацию по прогнозу задолго до появления специфической симптоматики, что определяет ранние сроки начала комплекса лечебных и реабилитационных мероприятий [Ходжаева Г.Т, 1996; Шамансуров Ш.Ш., 2002].
Цель исследования – оценить эффективность вклю­чения различных нейропротекторов в комплексную терапию детей с задержкой НПР вследствие родовой травмы шейного отдела позвоночника.
В ходе исследования изучено 90 новорожденных, начиная с момента рождения. При проведении обследования, кроме общеклинических методов, использовались такие методики, как рентгенография шейного отдела позвоночника, электроэнцефалография (ЭЭГ). Регистрацию ЭЭГ осуществляли на 16– или 22–канальном электроэнцефалографе Galileo Planet 200 «ESAOTE Biomedica» (1998 г.).
Оценка НПР проводилась по шкалам количественной оценки возрастного развития детей первого года жизни Л.Т. Журбы и Е.М. Мастюковой (1981). Опти­маль­ная оценка по шкале возрастного развития соответствовала 30 баллов. Оценка 27–29 баллов на одном возрастном этапе расценивалась как вариант возрастной нормы. При оценке 23–26 баллов детей относили к группе безусловного риска. Оценка 13–22 балла явно свидетельствовала о задержке развития. Группу детей с оценкой ниже 13 баллов составляли больные с тяжелой об­щей задержкой развития в результате возможного органического поражения ЦНС.
Для проведения сравнительной оценки действия препаратов дети были сгруппированы по характеру проводимой терапии. Обследуемые дети в зависимости от используемого варианта терапии были разделены на 3 группы. Первая группа (I) состояла из 30 детей, которые получали комплексную терапию с включением Кортек­сина в возрастной дозировке. Вторую подгруппу (II) составили 30 детей, получавших пирацетам, третью (III) – 30 детей, получавших энцефабол. Помимо предложенного варианта терапии всем больным проводили базисное лечение.
Для лечения детей с задержкой НПР часто используется энцефабол, повышающий патологически сниженный метаболизм в головном мозге, улучшающий холинэргическую передачу между клетками нервной ткани. Способствуя стабилизации структуры клеточной мембраны, предотвращает этим образование свободных радикалов. Влияет на реологические свойства крови, повышает пластичность эритроцитов, что приводит к снижению вязкости крови и улучшению кровотока. Улучшая кровообращение в ишемизированных участках мозга, увеличивает их снабжение кислородом. Энцефабол назначался по 1 мл суспензии новорожденным с 3–го дня жизни в течение месяца. Затем дозу увеличивали на 1 мл каждую неделю, до тех пор, пока суточная доза не достигала 5 мл (1 чайная ложка), либо по 10–20 кап. на 1 кг массы тела повторными курсами.
В нейропедиатрической практике не менее широко используется Кортексин. Кортексин – препарат пептидной структуры, содержащий комплекс аминокислот и полипептидов, сбалансированный витаминный и минеральный состав из коры головного мозга телят (свиней), обладающий тканеспецифическим действием. Препа­рат свободно проникает через гематоэнцефалический барьер, что обусловливает его высокую эффективность при небольшой фармакологической нагрузке.
С целью наиболее точной оценки эффективности лечения использованы таблицы Л.Т. Журбы. Как видно из таблицы 1, у детей 1–й группы средний балл до лечения составлял 14,97±2,2. После лечения Кортексином средний балл возрос до 20,4±2,93, т.е. на 5,43. Положи­тель­ное влияние этого препарата сопровождалось улучшением моторики, коммуникабельности, сенсорных и голосовых реакций. После повторного курса терапии средний балл вырос на 2,43, составляя до лечения 23,67±1,47, а после лечения 26,1±0,98 баллов. В возрасте 1 мес. итоговая оценка НПР в 1–й группе выявила у 80% явную задержку, а в 20% случаев – грубую задержку НПР. После повторных курсов терапии Кортек­сином итоговая оценка показала, что у 26 (86,67%) детей исчезли симптомы задержки НПР, а у 4 (13,33%) они значительно уменьшились, что позволило их отнести к группе риска.
У больных 2–й группы, получавших пирацетам, средний балл до лечения составлял 15,03±2,93. На фоне терапии пирацетамом возрос до 19,8±2,44, т.е. на 4,77 балла. До повторного курса лечения пирацетамом суммарный балл составлял 22,5±2,2, после лечения – 24,3±1,71 (с разницей 1,8 балла). В 90% случаев до лечения выявлена явная, а в 6,67% – грубая задержка развития. После проведенного курса терапии симптомы задержки НПР исчезли у 50% детей, 43,33% детей в возрасте 1 года составляли группу риска, у 6,67% детей явная задержка НПР сохранялась.
У детей 3–й группы средний балл после первого курса возрос на 5,76, после повторного – на 1,97. Симптомы задержки НПР исчезли у 16 (53,33%) детей, 11 (36,67%) обследованных к окончанию 1 года составляли группу риска по развитию задержки, а у 10% диагностирована явная задержка НПР (табл. 1).
Изучение состояния биоэлектрической активности коры мозга у больных с последствиями перинатального поражения ЦНС вследствие родовой травмы шейного отдела позвоночника позволяет оценить эффективность лечения различными нейропротекторами. Этот факт представляет интерес потому, что именно глубинно–стволовые нарушения, выявляемые на ЭЭГ, приводят к задержке формирования позотонических рефлексов, появлению дистонических атак, формированию патологической постуральной активности, которая начинает выявляться к концу периода новорожденности и с возрастом при отсутствии адекватной терапии прогрессирует. Согласно результатам ЭЭГ–исследования, до лечения в 3–4 мес. лишь у 4 (4,94%) больных были показатели нормы. Как следует из таблицы 2, в 1–й группе до лечения Кортексином преобладали изменения ЭЭГ в виде билатерально–синхронных комплексов (заинтересованность срединных и каудальных стволовых структур) и задержки коркового электрогенеза на 1,5–2 Гц с почти полным отсутствием колебаний a–диапа­зо­на, недостатком высокочастотных

www.rmj.ru

Российское Общество Психиатров (РОП)

Общественная организация «Российское общество психиатров» (РОП) — независимая организация врачей-психиатров, наркологов, психотерапевтов, медицинских психологов и других специалистов, работающих в практической и научной психиатрии и наркологии. Деятельность РОП направлена на совершенствование и повышение качества медицинской помощи лицам, страдающим психическими расстройствами, защиту их прав и законных интересов, повышение профессионального уровня специалистов, работающих в области психиатрии, наркологии, психотерапии, медицинской психологии, обеспечение их прав и интересов, развитие психиатрической науки, содействие улучшению психического здоровья населения. Psychiatr.ru — официальный сайт РОП

Новости и дискуссии

Обращения Российского общества психиатров по делу А.Шишлова

По результатам рассмотрения обращения в РОП психиатра А.Шишлова и изучения предоставленных им материалов судебного разбирательства Исполком РОП направил обращения Прокурору Астраханской области, в Генеральную прокуратуру Российской…

Комментарии вице-президента РОП О.В.Лиманкина к обращению в Исполком по поводу…

Уважаемые коллеги! Оживленная дискуссия на сайте РОП, связанная с обращением врача А.А. Шишлова, и эмоциональная апелляция ее участников к Исполкому РОП…

Обращение в Президиум РОП

Наш коллега астраханский психиатр Александр Шишлов осужден за профессиональную деятельность. Какова реакция РОП?

Вышел в свет свежий номер журнала «Неврологический вестник» (2019, №2)

В номере статьи, посвященные актуальным проблемам психиатрии, психотерапии, наркологии, неврологии.

Журнал «Вопросы наркологии» №4 (175), 2019

Вышел в свет журнал «Вопросы наркологии» №4 (175), 2019

Проект изменения Порядка наркологической помощи и профилактических осмотров

Министерство Здравоохранения РФ подготовило и представило на общественное обсуждение проекты трех приказов: О внесении изменений в Порядок диспансерного…

1003100210011000999998

Конференции и конгрессы

Mатериалы для специалистов

Материалы для неспециалистов

 

Документальный фильм о биполярном аффективном расстройстве

Автор — известный британский актер и писатель Стивен Фрай, страдающи этим заболеванием

 

Пациентам о психотерапии

ОРИЕНТИРУЯСЬ В МИРЕ ПСИХОТЕРАПИИ ― РУКОВОДСТВО ДЛЯ КЛИЕНТОВ Отто Эренберг — доктор психологии, специалист по психотерапии и психоанализу. Супервизор психотерапии в тренировочных институтах. Мириам…

 

Организация групп самопомощи

Информационно — методическое письмо подготовлено в Областном психотерапевтическом центре ГУЗ «Оренбургская областная клиническая психиатрическая больница №2»(заведующий центром – д.м.н. С.М….

22209

psychiatr.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *