Стимы у здоровых детей: Стимы у здоровых детей — 20 ответов на Babyblog

Содержание

Навязчивые действия (стимы) у детей с аутизмом и алалией. Стоит ли бороться с этим и как? | Всё об алалии, аутизме и ЗПР

Стереотипии и аутостимуляции — одни из наиболее волнующих родителей проявлений проблемного детского развития.

Наиболее часто они встречаются в комплекте с аутизмом. Но вообще они свойственны и алаликам, и детям с ЗПР, и умственно отсталым, и даже обычным ребятам, лишенным родительского внимания.

фото из открытых источников

Многие родители пытаются бороться со «стимами», но на самом деле, это не всегда необходимо. Намного важнее:

  • Знать ПОЧЕМУ ребёнок так делает;
  • Расставить приоритеты — так ли важно бросать силы на искоренение навязчивого поведения или лучше заниматься другими областями развития;
  • Везде, где это можно, превращать стимы в область ближайшего развития, избавляясь только от тех, которые откровенно мешают ребёнку.

Итак, начну с того, что, во-первых, то, что обзывается стимами на самом деле делится на два понятия: аутостимуляции и стереотипии. Это разные вещи.

Стереотипии

Стереотипии без органического повреждения мозга и психических расстройств, по типу шизофрении, чаще всего возникают в ответ на сенсорную депривацию.

Говоря простым языком, ребёнку не хватает каких-то сенсорных ощущений и он пытается их получить.

Ребёнок может делать простые стереотипии: качаться из стороны в сторону или кружиться, или сложные — по-особенному маршировать или раскладывать вещи, но главной чертой стереотипий всегда является своеобразная ритуальность. Все действия каждый раз повторяются именно в определенном порядке, с определённой продолжительностью и т.д.

На самом деле, многие совершенно здоровые взрослые в условиях скуки, начинают сыпать простыми стереотипиями — барабанят пальцами по столу, качают ногой. То есть, мозг и в здоровом состоянии может такое вытворять — он просто требует хлеба и зрелищ стимулов из внешнего мира.

Аутисты и алалики, особенно сенсорные, намного сильнее ограничены в получении внешних стимулов, чем скучающие взрослые. Совсем неудивительно, что в таких ситуациях дети пытаются решить проблему недостаточной стимуляции стереотипиями. В общем-то, именно в таком ключе я бы и советовала рассматривать этот вопрос. Это не проявление болезни как таковой. Это попытка ребёнка с этой болезнью справиться, приспособиться к ней.

Как только ребёнка потихоньку вытаскивают на новый уровень развития — он начинает говорить и общаться, учится новым моторным навыкам и т.д., стереотипии уходят сами по себе как отжившая своё модель поведения.

Аутостимуляции

Аутостимуляции очень похожи на стереотипии — это могут быть те же раскачивания, кружения, махания рук перед глазами. Но у них другие причины.

Во-первых, аутостимуляции у детей до года — нормальная черта детского развития.

Например, младенец, если мать недоступна, чтобы успокоиться, может сосать одеяло, игрушку и прочие вещи. Ещё младенцы делают много однотипных действий с игрушками — постоянно трясут их, кидают, вертят, не используя по прямому назначению. Позже дети перерастают это.

Однако, если у ребёнка начинается задержка развития, он может застрять на догодовалом уровне манипуляции с предметами и продолжать крутить колёса у машинки или выстраивать ряды из игрушек, вместо того, чтобы расширять игровой репертуар: грузить машинку, катать в ней человечков, кормить игрушки и пр.

Во-вторых,
аутостимуляции возникают в ответ на стресс
. Ритуальности, в отличие от стереотипий, они не носят.

У взрослых аутостимуляции часто являются проявлением обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР) — навязчивым (обсессивным) стремлением совершить какое-то действие (компульсия) для облегчения тревоги. Например, человек может часто мыть руки (в особо запущенных случаях, раздирая их до крови), потому что боится микробов. Аутостимуляция для ребёнка это тоже потребность урегулировать себя и своё эмоциональное состояние.

Опираясь на эти две причины, можно резюмировать, что избавиться от аутостимуляций реально через систематическое развитие ребёнка — это позволит увести его подальше от устаревших форм поведения. Кроме того, стоит ограждать ребёнка везде, где это можно сделать, от стресса, ненужных переживаний и негативных эмоций.

Как бороться со стереотипиями и аутостимуляциями

Если они носят относительно безопасный и приемлемый характер, не стоит вести с ними какую-то особенную борьбу. Лучше сосредоточиться на развитии ребёнка в целом — тогда стимы могут отойти сами по себе.

Например, у нас была и ритуальность (маршруты), и вагон аутостимуляций. Сын любил побегать по кругу, строить игрушки в ряд, крутить колеса, рассматривать пальцы, зависать на вентиляторах, махать руками, косить глазами и т.д. Конечно эти его заскоки мне были не очень приятны потому, что напоминали мне о том, что с нашим развитием не всё так прекрасно, как хотелось бы мне.

Но так как все действия сына были абсолютно безобидными и для него самого, и для окружающих, я не делала с ними ничего, а просто занималась общим развитием. И абсолютное большинство стимов у нас действительно ушло само по себе, как отжившие своё формы поведения, без каких-либо усилий с моей стороны.

Бывают конечно не такие радужные ситуации. Если стимы приобретают асоциальный и опасный характер, нужно действовать незамедлительно — подключать специалистов и решать проблему в срочном порядке, а не ждать, когда пройдёт само по себе. К опасным стереотипиям и аутостимуляциям относятся: битье головой об пол и стены, поедание несъедобных предметов и прочие, угрожающие здоровью и жизни действия.

Какие-то вещи можно решить самостоятельно. Например, если ребёнок любит нюхать и пробовать несъедобные вещи, стоит обратиться к врачу, так как такие пристрастия часто бывают следствием того, что организм недополучает важные микроэлементы, например, железо. Длительный недостаток железа, вполне может привести к ЗПР со всеми вытекающими.

фото из открытых источников

Любовь биться головой часто неплохо заменяется на качания: на качелях, лошадках, креслах-качалках, что намного более безопасно для ребенка и полезнее для его вестибулярного аппарата.

С некоторыми угрожающими стимами может помочь справиться только психолог или, если совсем уж ничего не помогает, психиатр и лекарства.

Как сделать стимы своими союзниками

Конечно не со всеми детьми и не со всеми стереотипиями и аутостимуляциями можно провернуть такой фокус, но отзеркаливая некоторые стимы иногда можно толкнуть развитие вперёд.

Оговорюсь сразу: не используются стимы с сильными телесными ощущениями (обсасывания языка, щек, скрип зубами, онанизм).

Для развития используются только те стимы, которым можно навязать осмысленность.

Вот, к примеру, любит ребёнок кружиться. Можно попробовать аккуратно присоединиться к нему — тоже начать кружиться рядом. При этом сделать это действие не таким бессмысленным, превращая кружение в игру словами: «Мы большие деревья! Мы машем ветками-руками!».

Ребёнок любит качаться? Добавьте к покачиваниям «Чух-чух-чух» и вот малыш не просто стимит, а уже «едет» на поезде.

Если ребёнок любит повторять какие-то звуки, можно повторять за ним, попутно придавая им значение. Дети часто бессмысленно говорят простые слоги типа «ма», «па», «ба». Пользуйтесь такими моментами, потому что это та самая ситуация, когда малышу можно без танцев с бубном навязать смысл произносимых им слов! Можно повторять слоги вслед за ребёнком и показывать на себя и членов семьи — «мама», «папа», «баба».

Кроме того, игровой подход через стимы имеет особенную ценность в том плане, что обычно необщительные и необращающие на взрослых внимание дети, часто начинают охотно идти на контакт, когда взрослый повторяет за ними. В итоге взрослому легче добиться от ребёнка внимания, взгляда в глаза, эмоциональной отдачи, растормозить речь и ролевую игру.

Спасибо всем, кто читает меня!

Подписывайтесь и ставьте лайк! 🙂

Вам могут быть интересны другие статьи по теме:

Как научить ребёнка повторять действия за вами (для родителей аутистов и алаликов)

Первоочередные обследования, если у ребенка аутизм или отставание в развитии

Как я научила сына отзываться на имя (для родителей алаликов и аутистов)

Четыре мифа об аутизме, которые давно пора развеять

  • Стив Сильберман
  • для BBC Future

Автор фото, Getty

Описанные ниже четыре ошибочных и чрезвычайно вредных представления об аутизме необходимо развеять, уверен автор BBC Future, написавший книгу «Нейроплемена. Наследие аутизма и более разумный подход к людям, чей разум отличается».

История аутизма — это отчасти история мифов: постулируемых под видом научных фактов медицинскими экспертами, формирующих отношение общества к этому чрезвычайно сложному заболеванию и, в конечном счете, развенчиваемых последующими исследованиями.

По этому порочному кругу мифотворчества мы ходим десятилетиями — зачастую с разрушительными последствиями для жизни аутистов и членов их семей.

Один из первых таких мифов распространил детский психиатр Лео Каннер — человек, приписывающий себе заслугу первого описания детского аутизма.

Для начала, его утверждение о том, что он, собственно, и открыл аутизм, беспочвенно — этой славы заслуживают его предшественники.

Кроме того, Каннер ошибался в нескольких других важных моментах. В статье, опубликованной в журнале Time в 1948 г., он обвинял родителей своих пациентов в том, что отсутствие должной любви и заботы с их стороны привело к развитию аутизма у их детей.

Этот образ «мамы-холодильника» прочно обосновался в общественном сознании — в результате два поколения аутистичных детей помещались в клиники, где их подвергали жестоким наказаниям, лишению свободы и безжалостному экспериментальному «лечению».

Сегодня мы знаем, что утверждениям Каннера относительно «холодных» матерей не имеется никаких доказательств.

Тем не менее, в обществе все еще бытуют другие, не менее пагубные мифы, связанные с аутизмом — они приводят к неправильному распределению скудных средств, выделяемых на исследования, играют роль в формулировании ошибочной социальной политики, истощают ресурсы семей больных и извращают представление общества об аутистах.

Вот четыре самых вредных мифа об аутизме, которые совершенно необходимо развеять.

Миф 1: Аутизмом раньше болели реже, чем сейчас

Интернет-форумы для молодых мам полны вариациями на тему известной страшилки, согласно которой в 1970 г.

заболеваемость аутизмом среди американских школьников составляла один случай на 10 тысяч человек, а сейчас — один случай на 68 человек.

Некоторые родители и активисты ошибочно винят в этом вакцинацию, приводя в качестве научного обоснования исследование гастроэнтеролога Эндрю Уэйкфилда, который в 1998 г. предположил связь между прививкой от кори, паротита и краснухи и расстройством кишечника, окрещенным аутистическим энтероколитом.

Научных данных в пользу гипотезы Уэйкфилда не имеется — соавторы статьи, в которой она выдвигалась, впоследствии отказались от этой точки зрения, а журнал Lancet, напечатавший материал, позднее принес извинения читателям.

В действительности основная причина резкого скачка заболеваемости аутизмом в последние десятилетия заключается в том, что диагноз ставится большему количеству детей, подростков и взрослых.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Утверждению о том, что заболеваемость аутизмом в последние годы увеличилась, не имеется научных доказательств

Вплоть до 1980-х такой диагностической категории, как расстройства аутистического спектра, просто не существовало. Заболевание описывалось очень узко, поэтому о нем ошибочно думали как о встречающемся довольно редко – не в последнюю очередь из-за Каннера.

Каннер стремился избежать размывания признаков синдрома, первооткрывателем которого себя считал, поэтому и выступал против того, чтобы ставить такой диагноз детям, если симптоматика хотя бы слегка отличалась от описанной им в 1943 г.

Как-то он даже признался, что ставит диагноз «аутизм» лишь одному из 10 детей, направляемых к нему на консультацию.

Применительно к США такая практика означала, что вплоть до конца 1980-х родителям часто приходилось показывать ребенка девяти-десяти специалистам, прежде чем у него диагностировали аутизм.

Такие расходы могли себе позволить далеко не все представители рабочего класса и расовых меньшинств. А девочек с аутизмом психиатры обходили вниманием вплоть до конца прошлого века.

Примечательно, что в конечном счете перебороть влияние Каннера на трактовку диагноза смогла мать тяжело больной аутизмом девочки – британский психиатр Лорна Уинг, ныне покойная.

В конце 1980-х она предложила психиатрическому сообществу концепцию континуума аутистических расстройств (позднее слово «континуум» заменили «спектром»), а вскоре после этого — понятие синдрома Аспергера.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Некоторые исследователи слишком озабочены поисками внешних причин возникновения аутизма — таких, например, как вакцинирование

Оба новых термина получили огромную популярность в клинической психиатрии, поскольку отражали все разнообразие наблюдаемых у пациентов состояний гораздо лучше, чем ограниченная модель Каннера.

Уинг с коллегами также четко указывали на то, что аутизм — это пожизненное нарушение развития, а не редко встречающийся психоз раннего детского возраста, каким его представлял Каннер.

Когда в 2011 г. я брал для своей книги интервью у Уинг в носящем ее имя центре изучения аутизма в пригороде Лондона Бромли, она сказала, что после принятия научным сообществом концепции спектра аутистических расстройств рост диагностируемых случаев аутизма был вполне ожидаем.

Кроме того, она категорически отвергла связь аутизма с вакцинацией: «Это исключительно вопрос диагностирования».

Тем не менее, в последнее время значительное количество исследований, поддерживаемых грантами таких американских организаций, как Национальный институт здоровья, посвящено поискам потенциальных внешних факторов развития аутизма (как если бы это заболевание являлось побочным продуктом жизни в современном мире).

В то время как нужде больных и их семей в более качественном медицинском обслуживании, доступном жилье и трудоустройстве не уделяется должного внимания.

В этом смысле Америке есть чему поучиться у британского Национального общества аутизма, которое тратит львиную долю своего бюджета на улучшение качества жизни аутистичных людей и их близких.

Миф 2: Люди с аутизмом лишены эмпатии

Раньше в медицинской литературе и в СМИ аутистичных людей часто представляли в виде лишенных эмоций роботов, неспособных к сочувствию — наподобие социопатов.

Одна из первых газетных статей, посвященных синдрому Аспергера, опубликованная в 1990 г., описывала это заболевание как «болезнь людей, неспособных к чувствам», а самих больных называла «жестокими» и «бессердечными».

В действительности же люди, страдающие аутизмом, часто очень беспокоятся по поводу чувств окружающих — порой настолько, что это парализует их волю.

Но им трудно распознавать посылаемые окружающими невербальные сигналы – едва заметные изменения в мимике, язык тела и тон голоса, — которые «нейротипичные» (то есть «нормальные») люди используют, чтобы информировать друг друга о своем текущем эмоциональном состоянии.

Предположение о том, что аутисты якобы лишены эмпатии, продолжает оставаться причиной неоправданно жестокого отношения к больным со стороны общества, в том числе в виде необоснованных заявлений публичных лиц.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

В последнее время все больше медиков подвергают критике попытки заставить аутистичных детей вести себя «нормально»

Достаточно упомянуть слова ведущего американского кабельного телеканала MSNBC Джо Скарборо о том, что среди страдающих аутизмом якобы очень много серийных убийц.

Было бы правильным сказать, что и больные аутизмом, и не страдающие этим недугом сталкиваются с трудностями при попытке посмотреть на мир глазами друг друга.

Использование «социальных историй» — визуализации ситуаций межличностного общения — способно ускорить процесс обучения детей с аутистическими расстройствами; нейротипичные люди, в свою очередь, могут лучше понять аутистов, проводя с ними больше времени за пределами клиник, в условиях минимальных сенсорных нагрузок.

Эмпатия — это улица с двусторонним движением.

Миф 3: Необходимо заставлять аутистичных детей вести себя «нормально»

В 1980-х психолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Оле Ивар Ловаас потряс родителей детей, страдающих аутизмом, заявлением о том, что в некоторых случаях маленьких пациентов можно сделать «неотличимыми» от здоровых сверстников в результате многолетней интенсивной работы по изменению их поведения в ходе индивидуальных занятий.

Разработанная Ловаасом программа, известная как прикладной поведенческий анализ, до сих пор является наиболее широко используемым в мире методом раннего вмешательства при аутизме.

Однако с этим методом связан ряд проблем — начать с того, что большинство семей просто не могут себе позволить (ни финансово, ни логистически) предложенную Ловаасом программу «полного погружения», которая требует участия «всех важных для пациента людей во всех значительных жизненных ситуациях».

(Врачи, практикующие данный метод, теперь рекомендуют 40 часов подобной терапии в неделю, но и такой объем остается непосильным для большинства родителей без значительной помощи извне).

Кроме того, Ловаас преувеличивал успешность своей методики. Его бывшая коллега Кристин Лорд, ведущий исследователь в области аутизма, впоследствии говорила, что его заявления о якобы удачном возвращении пациентов к «нормальному функционированию», растиражированные прессой, «не соответствуют тому, что происходило в реальности, и не могут быть использованы в качестве научного доказательства».

Более того, некоторые взрослые, страдающие аутизмом, вспоминая о том, как в детстве их принуждали копировать поведение обычных сверстников, говорят, что этот травмирующий опыт обернулся для них пожизненным чувством тревоги.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Аутизм необходимо рассматривать как серьезное расстройство, влияющее на все аспекты жизни пациента

Джулия Баском пишет в своих воспоминаниях: «В детстве я страдала аутизмом. А для аутиста хуже всего не плохое обращение окружающих, а терапия».

Барри Призант, соавтор альтернативной модели обучения детей, страдающих аутизмом, недавно опубликовал книгу, в которой призывает родителей и медиков рассматривать «аутистическое» поведение ребенка-аутиста (такое как размахивание руками и эхолалия — повторение чужих слов) не как признак патологии, а как стратегию адаптации к окружающему миру, который выглядит хаотичным, непредсказуемым и пугающим.

Проблема с попытками заставить ребенка копировать поведение обычных сверстников заключается в том, что «к пациенту относятся как к проблеме, которую необходимо решить, а не как к личности, которую требуется понять», — отмечает Призант.

Такая терапия зачастую даже ухудшает состояние больного: «Гораздо полезнее попробовать понять, что именно является причиной подобного поведения».

Пытаясь понять, почему ребенок ведет себя определенным образом, родители и лечащие врачи могут научиться определять причины изменения его эмоционального состояния (а ими вполне могут оказаться такие банальные раздражающие факторы, как натирающий воротник или звук, издаваемый неисправной флюоресцентной лампой) и по возможности смягчить их воздействие.

Это может привести к долгосрочным изменениям в поведении больного, а также помочь выявить способности ребенка и трудности, с которыми ему приходится иметь дело.

Миф 4: Мы слишком часто ставим модный диагноз эксцентричным детям

Проблема с концепцией спектра, предложенной Лорной Уинг, по собственному признанию исследовательницы, заключается в том, что она «стирает грань между расстройством и нормальной эксцентричностью».

Иными словами, каждый из симптомов, проявляемый аутистами, в той или иной степени присущ и неаутистичным людям.

Аутистам свойственна самостимуляция, или стимминг (повторяющиеся движения), а нейротипичным людям — суетливые движения.

У аутистов есть фиксации и одержимости, у нейротипичных — хобби и увлечения.

У аутистов «сенсорная чувствительность» (подразумевающая в том числе и повышенную раздражительность при соприкосновении с рядом материалов) — нейротипичному человеку может просто не нравиться одежда из полиэстера.

Иными словами, между аутизмом и его отсутствием существует огромная серая зона. (Одним из любимых изречений Уинг была фраза, сказанная британским политиком Уинстоном Черчиллем: «Природа никогда не проводит четких граней, предварительно не смазав их».)

Исследователи даже придумали специальный термин для этой пограничной зоны: широкий фенотип аутизма.

Однако по большей части людей, подпадающих под это определение, в быту просто считают эксцентриками – как тот человек в пабе, докучающий собеседникам подробным рассказом о ходе какого-нибудь исторического сражения, или девочка-гот, обожающая свою кошку и наизусть цитирующая куски диалогов из любимого научно-фантастического телесериала.

В последнее время любимым занятием хипстеров стало навешивание аутистических ярлыков на добившихся известности «гиков». Не страдал ли подобным расстройством сооснователь Apple Стив Джобс? А как насчет нечеловеческой работоспособности исполнительного директора Yahoo Мариссы Майер?

Американский комик Джером Сайнфелд, например, диагностировал у самого себя аутизм после просмотра бродвейской постановки «Загадочное ночное убийство собаки» (The Curious Incident of the Dog in the Night-time) по одноименному британскому роману, где повествование ведется от лица аутистического мальчика (правда, Сайнфелд вскоре поспешил отказался от своих слов).

Вот в этом и кроется проблема: если у миллиардеров наподобие Майер или основателя Facebook Марка Цукерберга действительно аутизм, а один из известнейших в Америке комедийных актеров сам находит у себя свойственные этому заболеванию симптомы, почему же огромное количество взрослых аутистов по-прежнему с трудом сводят концы с концами?

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Между аутизмом и его отсутствием существует огромная серая зона

Почему родители детей с аутизмом говорят, что им постоянно не хватает ресурсов, чтобы помочь ребенку трудоустроиться и приспособиться к самостоятельной жизни? Разве аутизм — это функциональное расстройство, а не просто «отличие от других»?

В том-то и дело, что аутизм — это именно расстройство. Настолько серьезное и всеобъемлющее, что оно влияет практически на все аспекты жизни человека, что прекрасно известно больным и их близким.

Общество хорошо справляется с задачей помощи людям с физическими недостатками, но какими могут быть аналоги пандусов для инвалидных кресел применительно к умственным расстройствам?

Мы лишь начинаем исследовать эту проблему, хотя возможности цифрового века значительно расширили список доступных вариантов, включая адаптацию программ обучения к потребностям и особенностям отдельных учащихся.

В конце концов, совсем недавно о человеке, общающемся с друзьями, набирая текст на клавиатуре, сказали бы, что он инвалид. Сейчас этим занимается любой подросток.

рассказ матери ребенка с особенностями

Узнать о них больше можно благодаря их родителям, близким людям, которые могут приоткрыть нам плотно закрытую завесу, за которой скрывается внутренний мир людей с аутизмом. Это мир, другой мир со своими особенными жителями.

На откровенный рассказ соглашаются не все мамы детей с аутизмом. Совсем недавно мы просили одну из родительниц помочь нам глубже заглянуть в мир этих особенных детей. Заглянуть не просто ради интереса, а для того, чтобы лучше их понять. Мы пытались рассказывать о них, смотря на мир их глазами. Однако тогда рассказ получился далеко не откровенным. Потому что не все готовы быть настолько открытыми, как Александра Максимова — мама десятилетнего Андрюши, мальчика с тяжелой формой аутизма.

Photo: courtesy of Alexandra Maximova

Сын Андрея Максимова — Андрей

Она согласилась дать интервью Sputnik Грузия и детально рассказать о том мире, в котором живет ее сын, а также о фонде «Мы — другие», который она вместе с супругом Андреем Максимовым создала в Грузии для оказания помощи детям с аутизмом.

— Александра, расскажите вашу историю. Как все началось?

— Перед тем, как я начну свою историю, хочу сказать, что многие в Грузии, в России и многих других странах считают, что аутизм — психическое заболевание. Аутизм – это не психическое заболевание, это особенное расстройство центральной нервной системы, поэтому относить этих людей к психически нездоровым просто некорректно и неправильно. Общество все-таки относит их именно к каким-то больным людям, которых нужно бояться.

На самом деле бояться их не надо. Надо стараться их понять и больше работать с обществом, чтобы обычные люди смогли увидеть мир глазами аутистов и убедились в том, что в них нет ничего страшного. Наоборот, они наполнены добротой и искренностью.

Личный архив Александры Максимовой

София Кравчинская — ученица ресурсного класса проекта фонда «Мы — другие»

У нашего сыны Андрея тяжелая форма аутизма с явно выраженными поведенческими проблемами. Он не разговаривает, но интеллектуальное развитие сохранено. Когда он входит в состояние аутизма, то он начинает кричать, может биться об пол и так далее.

Вот смотрите, как обычно бывает: рождаются обычные здоровые дети, родители довольны, все хорошо, и никто не может понять, почему вдруг ни с того, ни с сего возникают проблемы. Некоторые связывают это с генетическими факторами, некоторые — с прививками, но точной причины не знает никто. Единственное, что не подлежит сомнению, что число этих детей растет в геометрической прогрессии (ВОЗ считает, что 1% от всего детского населения Земли страдает аутизмом — это огромная цифра).

Что касается прививок, то если иммунитет слабый, вакцинация может дать сбой в организме и запустить какой-то необратимый процесс.

Сразу после рождения ребенка, например, в Америке и Израиле проверяют уровень иммунитета. Я не знаю, может быть, этот анализ дорогой, и потому его не проводят во многих странах, в том числе, и в России. Но, в принципе, его можно сделать, чтобы понять, есть у ребенка особенности иммунной системы или нет, нужно ли подходить более осторожно к вопросам прививки или нет.

Мой ребенок физически выглядел здоровым, толстеньким, и врач, видимо, подумал, что такой тест нам не нужен. У меня тоже не было даже мысли, что что-то могло пойти не так. Ведь в девять месяцев мой ребенок начал говорить, ходить, бегать, улыбаться, общаться.

Но когда нашему ребенку был год и один месяц, квалифицированный врач дома сделал ему прививку. У Андрюши был легкий насморк. Спустя 48 часов после этого ребенок просто начал деградировать. Прививка вызвала сбой иммунной системы. Он заболел всеми теми заболеваниями, от которых была сделана прививка. Корь, краснуха, туберкулез — он одновременно заболел всеми этими инфекциями!

— Вы вините прививку в случившемся?

— Нет! Детям надо делать прививки, но обязательно нужно четко понимать, когда, в какое время ее нужно делать. Прежде чем сделать ее, надо узнать, в каком состоянии у ребенка иммунитет. В нашем случае прививка спровоцировала болезнь. Андрюша немного простыл. Не надо было ее делать.

После того, как ему сделали прививку, он уснул, проснулся ночью и начал кричать. Целый час не могли его успокоить. Затем еле-еле уложили его, а утром, когда он открыл глаза, то это были уже неясные глаза, будто покрытые мутью. Он не узнал меня, отца, вскочил, залез под стол и орал не переставая. До него невозможно было даже дотронуться, потому что это вызывало еще большую истерику. Он весь покрылся какими-то пятнами. Он уже не был похож на ребенка, скорее напоминал зверька.

Поначалу я ничего не поняла, начала мерить температуру. Первые сутки я просто пыталась вытащить его из-под стола, успокоить, но на вторые сутки, когда он перестал есть, мы вызвали врача. Они начали брать анализы, а это тоже было для него стрессом. У него появились лимфоузлы, в течение года врачи не могли поставить точный диагноз.

Самой большой проблемой оказался туберкулез лимфатических узлов. Он год жил с этой бактерией, которая очень токсична для нервной системы. Спустя год, наконец-то, нашелся врач, который сказал, что это туберкулез.

Уже ничего нельзя было сделать, приняли решение провести операцию. Бактерии нашли убежище в лимфоузлах. Их надо было удалять. Когда ему было 2 годика и 8 месяцев, провели операцию. Вместо обещанных 30 минут она продлилась целых полтора часа. Общий наркоз для таких детей очень опасен. Когда ребенок открыл глаза, я поняла, что это все. Я смотрела его в глаза, а в них была одна пустота. Двигаться он мог, но ничего не понимал. Лежал и все.

За два месяца полностью удалось вылечить его от туберкулеза. За все это время мы даже не подозревали, что у него аутизм. Только в три года мы узнали об этом. К сожалению, в России только в 2012 году внедрили поведенческий анализ, который я считаю единственной на сегодняшний день методикой, которая может помочь детям с аутизмом. Когда Андрею было три года, в Москве ничего такого не было. А с такими детьми главное, как можно раньше начать поведенческую терапию, и она обязательно принесет результаты. Я вижу это не только по своему сыну, но и по другим детям.

Мы возили его по разным центрам, он немного развивался, понимал обращенную к нему речь, но несмотря на это вплоть до пяти лет он все разбрасывал, спал в сутки всего 3 часа, все время бегал, прыгал, болтал на своем языке, жил на рефлексах. На меня он вообще не реагировал, что мама, что папа, что дедушка с бабушкой, ему было все равно. Он жил своей жизнью, при этом улыбался, был контактным, только когда хотел. Я думала, что у меня умственно отсталый ребенок.

Мы возили его в Израиль, Англию, США. Все в один голос говорили: «Тяжелая форма аутизма, маловероятно, что можно сделать». Но Андрей — единственный ребенок. Я за него боролась и буду бороться.

— Что вы решили после неутешительных прогнозов врачей?

— Я начала читать, знакомиться с любой информацией, наняла няню, которая мне помогала. Мы по определенной методике начали учить с ним буквы, чтобы как-то упорядочить его жизнь. Как оказалось, буквы он знает. Вот еще в чем феномен аутизма, у них какая-то часть мозга развита, какая-то — нет. Когда мы начали с ним заниматься, мы думали, что он ничего не понимает, не слышит. Когда мы убедились, что Андрей знает буквы, слышит нас, считает, все воспринимает, но не может это показать, у него начались страшные головные боли. И я поняла, что опять иду по неправильному пути.

Начала его опять возить по врачам. Меня добил один известный профессор. Он сказал мне, что я еще молодая, могу родить второго ребенка, а этого сдать в интернат, поскольку ему будет только хуже. Это меня просто убило, невозможно было слушать все это, я ничего ему не ответила, забрала ребенка, хлопнула дверью и ушла. Ну о чем говорить с этим врачом?

— Вы сказали, что ребенок кричит. Почему дети с аутизмом кричат?

— Они пытаются блокировать то, что происходит в голове, чтобы отключиться от внешнего мира. Просто каждый по-своему старается делать это. Кто-то бьется головой, кто-то пытается сделать себе больно, кто-то кричит… Это для того, чтобы отключится от сенсорной перегрузки. Они же гиперчувствительные. Вот мы с вами говорим вроде бы тихо, а если посадить здесь человека с аутизмом, с высокой сенсорной чувствительностью, у него будет ощущение, что он сидит на дискотеке.

— Александра, а почему вы переехали в Грузию?

— В течение года в России с нами работали молодые специалисты. Это непризнанная методика, и, в принципе, она подходит не всем детям. Но в случае с моим ребенком это помогло. Перед отъездом из Москвы с нами работали молодые специалисты, который перебрались в Грузию, в Уреки. А мы последовали за ними.

Море и положительное расположение людей расслабили Андрея, но прогресса, как такового, я не видела. Через два года из Уреки мы переехали в Тбилиси. Нашли Тинатин Чинчараули. Она возглавляет Институт развития ребенка государственного университета Ильи. Начали с ней работать. Я на самом деле вижу успех именно от их работы. Она начала заниматься с Андреем именно поведенческой терапией, сенсорной интеграцией.

— В чем заключается поведенческая терапия?

— Это очень индивидуальный подход и зависит от нужд ребенка, поэтому объяснить это в каких-то общих чертах я не могу. Но специалисты с помощью специальной методики стараются управлять поведением ребенка. То есть если у него есть асоциальное поведение, нужно найти такие способы, чтобы его поведение перешло в социально приемлемое. На данном принципе основана эта методика. Детей учат вести себя в обществе более-менее адекватно. И эта терапия работает.

Для того, чтобы добиться результатов нужно работать с ними 24 часа в сутки. Для детей с аутизмом тяжелой формы 40 часов в месяц считайте — это ничего. Добиться результата с помощью какого-то центра невозможно. Это должен быть или детский сад, или школа. Таких учреждений здесь я найти не смогла.Мы могли бы перебраться в другую страну, например, в Израиль, но решили навсегда остаться в Грузии и создать необходимую инфраструктуру для нашего ребенка здесь, а вместе с ним и для всех грузинских детей с РАС.

Для этого в 2016 мы с супругом основали в Грузии благотворительный фонд «Мы другие». Пока только мы его полностью финансируем. Сделали страницу в Facebook. Там мы выкладываем ролики, чтобы все могли смотреть и следить, как меняются эти дети.

У нас несколько проектов, один из них был по альтернативным коммуникациям, чтобы неговорящие дети, как наш сын, могли общаться. Мой сын не говорит, но он общается с помощью карточек. Это специальная система PECS (Коммуникационная система обмена изображениями — прим.ред.). У него специальная книжка, где он клеит и показывает, что он хочет. Мы привезли из Германии самого известного специалиста, который внедряет эту систему, а потом я начала думать, хорошо PECS, хорошо центр, все это прекрасно, но как интегрировать этих детей. Это ведь невозможно сделать без общества?

Личный архив Александры Максимовой

Иван Липартелиани — ученик ресурсного класса проекта фонда «Мы — другие»

И вот с сентября мы осуществляем экспериментальный — пилотный проект в государственной школе № 98 города Тбилиси. Там мы создали отдельный инклюзивный класс по совершенно новой модели, направленной на интеграцию этих детей в общество. Эта модель строится на основе самых современных международно признанных методик при активной поддержке министерства и непосредственно департамента инклюзии (Эка Дгебуадзе). Неоценимую поддержку и понимание оказал директор школы Георгий Момцелидзе, который создал на территории своей школы все необходимые условия для реализации этого пилотного проекта.

Мы запустили этот проект, его полностью курирует университет Ильи. Мы подобрали кадры, обучили их. Это грузинские специалисты, говорящие на русском языке.

— В чем заключается основная цель фонда?

— Наша цель — обучение специалистов, внедрение и распространение новой модели работы с детьми с аутизмом. Это очень дорогое удовольствие. Во всем мире фонды, родители привлекают финансы для таких проектов. Это эксперимент. В первую очередь, мы хотим что-то сделать для нашего ребенка, но самое главное, чтобы за год можно было собрать команду специалистов, которые потом пойдут и обучат других коллег во всех школах, детских садах.

В классе у нас пока всего три ребенка, включая нашего сына. У всех троих тяжелая форма аутизма. На нашем сайте можно найти много полезной информации, узнать о симптомах заболевания. Родители должны помнить, что важно начать терапию как можно раньше. Если бы мы в два или три года интенсивно начали заниматься с сыном, он был бы в совершенно не в том состоянии, в каком находится сейчас. В аутизме самое страшное — это потеря времени, то есть эта аутичная петля все глубже затягивает ребенка. Для того, чтобы ее раскрутить, надо приложить много усилий. Многое зависит и от резервов организма.

Мы создаем модель ресурсного класса, который можно будет тиражировать. Мы передадим ее министерству образования. Будет готовая команда, которая обучит специалистов, будет издано пособие. И важно осуществить это не только в масштабах Тбилиси, но и всей страны. По крайней мере, мы очень этого хотим.

— Что вы скажете мамам детей с аутизмом?

— Не надо бояться, если вам скажут, что у ребенка аутизм. Надо просто сразу начать заниматься с ним. Весь последний год мы боремся с аутизмом, чтобы он не затянул ребенка. То заболевание выигрывает, то выигрываем мы. Пока у нас нет стабильности. Когда он входит в свое состояние — это похоже на человека в депрессии, который хочет сидеть взаперти и никого не видеть. Мы за этот год добились того, что таких состояний стало меньше.

Сейчас он улыбается, подходит к детям, хочет с ними контактировать, жестами пытается сказать людям, чего хочет, он радуется, ходит в гости, учится. Раньше добиться этого было невозможно. Для меня это большой результат, он хотя бы учится радоваться жизни.

Мы также делаем проект «Дружелюбная среда», чтобы для наших детей были адаптированы кинотеатры или рестораны. Из-за сенсорной проблемы эти дети не могут пойти в кино. Громкий звук, яркий свет, длинная реклама — сильная сенсорная – это перегрузка для них. Если убавить звук, включить приглушенный свет, убрать рекламу, они смогут тихо сидеть и смотреть фильм или мультфильм.

Существует стереотип, что эти дети опасные, и они могут нанести вред. Мы хотим разрушить этот стереотип. Они просто особенные. Если у них есть агрессия, то это значит, что с ними неправильно работают. И если работать над коррекцией поведения, никакой агрессии не будет.

Мне очень нравится Грузия, нравятся люди, климат, все нравится. На самом деле я хочу помочь. Помочь, в первую очередь, своему ребенку, и потом всем детям. Чем раньше мы начнем их адаптировать к социальной среде, тем будет лучше. Это такая многоступенчатая и долгая работа, но раз мы уже решили остаться здесь, то мы будем стараться помогать не только своему сыну, но и всем детям, нуждающимся в подобной реабилитации.

— Интересно ваше мнение по поводу применения стволовых клеток при аутизме?

— Может быть, когда-нибудь я подумаю об этом, но пока я не хочу больше экспериментировать над здоровьем своего сына. Одно дело, когда это поведенческий анализ, когда ты можешь что-то исправить, а когда ты уже внедряешься в организм… Я не против стволовых клеток, возможно, они действительно помогают. Все зависит от иммунитета. Никто не даст гарантии того, что стволовые клетки не начнут мутировать и у него не появится онкология. Пока еще никто не изучил иммунитет человека настолько, чтобы с уверенностью мог сказать: «Все, мы берем анализ, трансплантируем стволовые клетки, и ребенок выздоравливает». Просто я уже столько видела именно физических его страданий, что не позволю проводить подобные эксперименты. По крайней мере, пока не будет доказана безопасность данной процедуры.

— И в конце хочется задать такой вопрос. Пройдя через такие испытания, насколько изменились вы?

— Когда в твоей жизни происходит так, что твой ребенок за 48 часов превращается в зверька, и потом твоя жизнь ничто иное, как борьба для того, чтобы его вытащить, хочешь этого или нет, становишься сильнее. Я знаю матерей, которые не смогли с этим справиться. Они отдали детей в интернат, не выдержали, эмоционально не справились. Это непросто. Нужно провести над собой колоссальную работу. Бывают периоды, когда вообще ничего не хочется, закрываешься от всего, начинаешь обвинять весь мир в случившемся, задаешь вопрос «почему я?», «почему со мной?». Надо пережить это, собраться и опять бороться. Реально это закаляет, меняются ценности, приоритеты, в каком-то смысле становится даже проще жить. Такие проблемы, как к слову «не смогла купить кофту», «поругалась с подругой» становятся такими смешными.

Знаете, из-за того, что эти дети гиперчувствительные, они не могут врать. Они чувствуют людей, и пытаются сделать так, чтобы мы стали добрее не только к ним, а друг к другу. Правда, добиваются этого они с помощью своих методов, которые нас пугают вначале, но им это удается. То, что произошло со мной, в этом никто не виноват. Никто никому ни в чем не обязан. Просто мы должны бороться. У нас такой путь.

Не опускайте рук. От мам зависит многое. Никогда не поддавайтесь унынию. Надо бороться, чтобы облегчить страдания детей, вызванные аутизмом. Я верю, я знаю, что все равно вытащу сына из лап этого заболевания, и он у меня будет обычным ребенком. Да, с особенностями, но обычным человеком, который спокойно сможет жить, дружить и радоваться жизни.

АУТИЗМ — StopAutism

Признаки, симптомы аутизма. Синдром Каннера. Классический Аутизм. Аутичные черты. Фото АУТИЗМ. Как выглядит аутизм. Что такое аутизм. Симптомы аутизма у малышей и дошкольный возраст.

Наши «плохие фото» и аутичные признаки и проблемы.  ОТ самых ранних фото до школьных лет. Большинство аутичных черт ушло, скорректировалось, ПРЕОДАЛЕНО!
Дошкольный период в конце.
Как мы РАЗВИВАЛИСЬ и улучшались можно посмотреть ТУТ)

Взмахи руками, крылышки, машет с полутора лет на радостные моменты, мультики, открывание закрывание дверей. На съезжающих с горки детей. На голубей. На все что вызывает радость. УЖЕ может себя контролировать и на замечание «ручки», перестает махать, складывает как первокласник. Часто содрагается всем телом, настолько возбужден маханием и происходящим.

 

 Вокализации бывали часто  и громкие и словами и просто звуками. Часто просто крик. Повторяющие звуки и слоги. Навязчивый счет. Или слово. Интонация громкая. По просьбе потише вокализирует шёпотом. Не запрещали «говорить» пока не мог говорить.Но можем сделать замечание что бы был потише. 

   

 

Странные игры и предпочтения.  Циклится на поезда. Микроволновку. Кидание и приборку снега. На игровые автоматы, банкоматы. Бегущую строку и т.д. Поезда. Трамваи. Мог играть не игрушками, салфетками и т.д.

 

 

Прикол одного периода — подходил к каждой машине и смотрел в салон, не взирая на дорогу и движущие автомобили.

Игры лежа. Игры на полу как будто устал. Сейчас стали крайне редки.

 

 

Скашивание глаз, сщуривание глаз, смотрит в бок, в сторону ,вниз, подносит близко предметы к глазам. Стало очень редко со временем. Глазные стимы —  не хватка витамина А.

 

 

Кучки, рядочки. Рядкование предметами, игры не игрушками. Сгребание в кучки. Выстраивания в рядки. Групирование. Бывает уже редко, почти ушло. Остались пирамидки. Кубики. Ушло полностью с развернутой речью и разнообразными играми. Максим любит и лото и пазлы, коробочки, но не навязчиво. Очень помогли игры с младшим братиком, который играет интересно и более сложно!

 

  

 

 

 

  

 

 

 

Игры с дверями, в шкафах, со шкафами, с дверками купе. И любыми ящиками, коробочками были очень интересны Максиму…Была ЭРА дверей, которая теперь даже забылась!

  

  

 

 

 Игры с сыпучим. Много и подолгу пересыпал. Циклится. Бывает наклоняет голову. Вовлечен в процесс. Разрешаем такую стимуляцию как расслабляющую. Не прочь по-играть и по-пересыпать даже сейчас) Но игры сложнее и сос тороны правильнее.

 

Уходы в себя и зависания. Смотрел в пустоту. Не реагировална оклик и камеру. Бывают сейчас очень очень редко! Чаще всего все сыну интересно, он всегда чем то занят или вовлечен!

 

 

 

Сложные движения рук и всем телом. «Гарри Потер» , сопровождаются вокализациями или какими то звуками. Подвижность рук и необычные прыжки и взмахи стали реже и контролируемые, сопровождаются речью в тему или без коментариев. НО видимо прочно вошли в привычку. Сейчас уже пытаемся бороться!

 

 

 


 

Игнорирование детей и людей. Ласки и объятия были нежелательны. Теперь на деток смотрим. Телесный и физический контакт воспринимаем и даже одобряем и желаем!

  

 

Подолгу смотрел в окно и с балкона. Всегда любил. Смотрит периодами. Окошки остались. НО их мы используем с пользой. На окне Максим слушает беспроводные наушники с аудио-битами русского языка и речи!

 

 

Смеется слишком весело или долго, над только ему интересными вещами. Смеется не естественным смехом. Хихиканья и баловство сохранились, но чаще всего имеют логику)

 

 

Смотрит как открываются двери подъездов и магазинов, машет ручками. Были особенно навязчивые периоды. ЧТо бы лифт закрылся будет смотреть и сейчас. Но уже вполне спокойно.

 

Прячется и изолируется, за лазит в узкие пространства: в пледы, шкафы, качели, коляски…Давно такого нет, видимо был сенсорный голод. Но очень любит пледики мягкие  и пообниматься и сейчас.

 

 

Играет перед лицом. Возит транспорт по поверхностям перед глазами. Иногда бывает и сейчас, но как то все менее заметно и неправльино.

 

 

Закрывал уши руками. Недавний прикол. Закрывает как будто ради контраста и интереса! Не вошло в привычку. Нормально реагирует на звуки и уши закрыввает крайне редко.

 

 

Зависает на мультфильмах.  Может подолгу смотреть и просить один и тот же мультик. Циклится на игровых автоматах где показывают короткие мультики. Балдел  от «энгрибертс».  Давно перешел на разнообразные мультики,но любит одни  и те же видео на телефоне смотреть про себя или животных. Экран и гаджеты конечно привлекают. Но знает последний мультик, можно выключить, прервать. Включить любой новый. Книжки интереснее мультфильмов стали часто. В гостях и кафе и так далее как раньше давно уже не даем. Вполне может найти чем заняться и без мультиков без которых мы раньше из дома не выходили!

 

Краномания. Баловался одно время кранами везде. Был прикол ходит везде в туалет и надо смывать воду. Прошло!

 

Теребит рот, шевелит челюстью. Особенно в многолюдных местах. Особенный пик был в 2-2,5 года. Сейчас бывает при ухудшениях. Игрушки или пальцы в рот, аутостимуляция. Практически преодалено. Но попытки Максим еще делает)

 

Смотрел навязчиво в зеркало.  Строил рожицы. Кривлялся. Думаю просто был такой этап. Но делал это навязчиво.

 

Полевое поведение ,мог раньше подолгу бродить, ходить без видимого занятия! Уйти в неизвестном направлении, фотографировали часто спину. На имя зов не откликался, где родители не проверял. Это было не безопасно. Давно откликается и слушается.  Были сильные истерики на определенный маршрут, сегодня желание пойти так или поехать тоже есть, но договоритвся можно.! После шести лет появился осмысленный №повод»»ок

Вертит головой было такое мотание….. Иногда теперь машет под музыку, вроде танца получается.Как бы ловит такт. ввверх- вниз.

 

Крики, слезы и истерики. Легко мог сесть или лечь на пол, особенно если что то не нравится. ПРЕОДАЛЕНО!. Сейчас более адекватен. Можно сказать нет, настоять, уговорить. Поставить в угол) Слезы и сопротивление бывает редко. Можно договориться, может поддождсать

 

Слабая крупная моторика, был очень неуклюж, спотыкался, падал. Не было чувства баланса. Сейчас все в норме(сенсорная интеграция, балансировочная доска, плавание) Долго не мог прыгать, висеть. Активность не любил. Сомкат, велосипед, юбаланс, все освоено и любимо!

Нравилось как дети съезжают с горочек, машет ручками. Специально ждет. На горке слегка подталкивает деток. Все еще любит, но не так навязчиво.

 

Любит воду, лужи, не может пройти мимо воды. Подолгу купается и играет. Долго кидает камушки в лужи, монетки в фонтаны и т.д. Любит переливать.Воду любит и пос сей день. Но использует ее разнообразнее.

  

 Вместо речи и просьб долгое время просто тянул за руку или делала что то моей рукой. Вместо того чтобы дуть пузыри просит других выдувать и т.д. С появление речи прошло!

 

Всем развлечениям предпочитал гулек! Стимитлся на них и кричал, визжал, бегал, догонял. К школе давно утратил интерес и такую навязчивость.

             

 

 

 

 

Ранние фото. НЕ РАЗОБРАНО!…Думаю, многие понятны симптомы и без описания!

 

 

 

 

Регресс развития в 1,5 годика. 

С полутора до двух лет,  мой ребенок резко затормозил в развитии, начался регресс умении, пропала речь, ребенок стал недовольным,  не любопытным, усталым…

Вдруг, мой ребенок стал грустным, странным, апатичным…

Максим стал много, подолгу капризничать, падать на пол, его стало трудно утешить и отвлечь

  

Игры стали очень странными, однообразными, рядочки, перекладывания, игры в одиночестве, игры с частями  предметов, игры с не игрушками…

Появились навязчивые движение, самовозбуждение, лепет пропал, вместо речи — громкие вокализации

Нашего ребенка мало что интересовало, он был постоянно не в духе,  ничего не хотел делать

На прогулках мой ребенок уходил в неизвестном направлении и не реагировал на зов и имя

 

Сынок  не любил обниматься, бывать на руках, не искал утешения, не делился радостью, детей игнорировал

Максим начал посещать детский сад, но его игры, поведение, реакции были очень странными

Так наш ребенок встречал свой второй день рождения, игнорируя гостей, не интересовался игрушками, капризничал.
К 2-м годам Максим не реагировал на имя, команды, ничему новому не учился, часто лежал, был почти всегда не в духе и играл в одиночестве, не замечал нашего ухода, детей и животных. Перестал смотреть в камеру, появился смех в пустоту, хождение на цыпочках, взмахи руками, наш ребенок все больше отдалялся от нас, понять, утешить, отвлечь, увлечь было очень сложно. К горшку не приучался, не говорил ни слова, стремление к познанию, самообслуживанию было снижено, отсутствовал указательный жест, просьбы, контакт глазами был редким и непродолжительным, было множество странных увлечении, желании, требований….

Еще более наглядно на сколько аутичен был наш малыш в возрасте 2-х лет видно на ВИДЕО.

НО мы вовремя забили тревогу! И начали борьбу. О том как мы боролись и что предпринимали читайте на страницах сайта. Наши улучшения можно посмотреть тут.

ДОШКОЛЬНОЕ АССОРТИ или остатки аутизма!





















































 
 








   

Большинство этих аутичных черт, СЛАВА БОГУ, прошли или сгладились, стали редки, мимолетны и быстротечны. Чего и другим желаю! Благодаря выбранным терапиям, времени и развитию  и ВОПРЕКИ аутизму!

Понравилось? Поделитесь в соцсетях!

Компания LEGO® Education представила новые образовательные решения для STEAM обучения

4 января 2021

Новые конструкторы позволят изучать естественно-научные дисциплины при помощи тематических наборов LEGO® Education BricQ Motion независимо от того, где проходит учебный процесс.

Компания LEGO® Education представила два образовательных решения LEGO® Education BricQ Motion для проведения практических STEAM-занятий. Наборы BricQ Motion – это интересный и простой инструмент, который поможет понять абстрактные концепции по окружающему миру, физике, математике и технологии через решение практических задач. Серия решений BricQ Motion включает два школьных набора: BricQ Motion Старт для детей от 6 лет и BricQ Motion Prime для учеников от 10 лет. В игровой форме ребята смогут изучить такие физические понятия, как сила и движение в рамках выполнения тематических проектов, связанных со спортом и здоровым образом жизни: катании на лыжах, гимнастикой, дерби и многим другим. Насыщенная учебная программа соответствует требованиям ФГОС, развивая инженерно-математические и творческие навыки учеников.

Президент LEGO Education Эсбен Старк отметил: «Сделать обучение интересным важно как никогда, и мы с радостью представляем два решения, которые поддержат педагогов в учебной деятельности и мотивируют учеников развивать STEM-компетенции с самого раннего возраста. Например, от изучения силы упругости с помощью канатоходца, который балансирует с кубиками-утяжелителями, до закона Ньютона, который проще понять на примере сухопутной яхты или аэромобиля. BricQ Motion был создан для того, чтобы вовлечь еще больше учителей и учеников в увлекательный процесс познания физического мира».

Разработанные педагогами для педагогов три учебных курса включают по 7-8 уроков с безграничными возможностями для реализации открытых исследовательских проектов. Ученики начальной школы смогут изучать силу толчка, тяги и зависимости движения от скорости, а обучающиеся основной школы — применить навыки научного анализа, исследуя взаимосвязь сил и массы объектов. В набор BricQ Motion также входят специальные элементы для измерения: ученики смогут находить расстояния, углы и анализировать данные с помощью математических знаний. С BricQ Motion обучение становится не только практическим, но и увлекательным.

Комплект учебных материалов обеспечивает полную методическую поддержку педагога: в него входят видеоинструкции, учебные планы, листы оценки, советы по диверсификации сложности урока, дополнительные идеи по развитию математических и языковых компетенций. Кроме того, для педагогов разработаны специальные курсы повышения квалификации, которые помогут с легкостью применять и развивать свои компетенции в рамках STEAM-образования.

«Я много лет использую решения LEGO Education, но у меня есть коллеги, которых пугает их технологичность. Поэтому BricQ Motion – идеальное решение, не требующее каких-то специальных технических навыков, которое можно применять при очном, смешанном или онлайн-обучении. Даже я, будучи опытным педагогом в области STEAM, с удовольствием буду использовать практико-ориентированные занятия с BricQ Motion на своих уроках», – отметила Лариса Соловьева, педагог по робототехнике в начальном звене школы № 13 и кружке «Прометей» в городе Миассе Челябинской области, тренер команд-победителей всероссийских и международных соревнований по робототехнике.

BricQ Motion удобен для использования как в классе, так и за его пределами, и дает ученикам возможность углублять знания о физическом мире вокруг. В России новое решение доступно для заказа с 11 января 2021 года. Чтобы узнать стоимость и проверить наличие товара, свяжитесь с официальным дистрибьютором LEGO Education.

Чтобы узнать больше, перейдите на сайт LEGO Education.

О LEGO® Education BricQ Motion

• LEGO® Education BricQ Motion Старт
o Возраст обучающихся: 6+
o Для одновременной работы 2 учеников
o В наборе 523 детали, включая пакетик с запасными деталями
o Короб для хранения с цветовой маркировкой лотков для сортировки деталей
o 2 брошюры с инструкциями по сборке
o 2 учебных курса*: «Тренируемся для победы» (для подготовительной группы ДОУ и 1-2 классов начальной школы) и «Наука – для победы!» (для 3-4 классов начальной школы)

• LEGO® Education BricQ Motion Prime
o Возраст обучающихся: 10+
o Для одновременной работы 2 учеников
o В наборе 562 детали, включая пакетик с запасными деталями
o Короб для хранения с цветовой маркировкой лотков для сортировки деталей
o 1 брошюра с инструкциями по сборке
o 1 учебный курс «Механика спорта» для основной школы

*Каждый курс рассчитан на 6-10 академических часов

диагноз «бежал» впереди нас, но мы его обогнали

Светлана Лицкевич, Sputnik.

Ирина Дергач, журналист-фрилансер. Стабильную работу в республиканском издании пришлось оставить, когда стало окончательно понятно, что ее ребенок не просто странный мальчик. И что Тимур не может как все — ходить в школу, играть с другими детьми во дворе, оставаться дома один.

Как найти в себе силы жить, осознать новое состояние и заново полюбить своего особенного ребенка, Ирина рассказала Sputnik.

Вот ее монолог.

Откат в развитии случился, когда Тимур пошел в ясли

Как все началось? Когда я стала подозревать, что с ребенком что-то не так? Тимур у меня второй ребенок, и поначалу все было как и должно: крикливый и беспокойный, как многие дети до года.

Потом в моей жизни случился тяжелый период: от рака умерла мама, заболел отец, разрушилась моя семья. Я сама заболела тяжелой пневмонией, поначалу врачи подозревали более серьезный диагноз. В какой-то момент мои дети остались дома одни — старшему было всего 9 лет, а младшему, такому сложному и беспокойному, — год с небольшим. Больной отец приехал смотреть за ними. В такие моменты понимаешь, что страшно хочешь жить. Поэтому я на удивление быстро выздоровела.

Тимур пошел в ясли, когда ему было чуть больше двух лет. Привыкание шло тяжело, он часто болел. У него начался откат в развитии — ребенок перестал говорить, замкнулся. В саду мог целый день лежать на ковре и катать машинку, или кричать и биться в истерике. Но, признаться, я была так занята выживанием и повседневными заботами, что до поры не задумывалась о его странном поведении.

© Sputnik из архива И.Дергач

Тимур принимал участие в фотопроекте в роли сказочного героя.

Когда стали появляться подозрения, начала читать об аутизме, находила схожие черты, но находила и отличия. Очень долго я и верила и не верила в то, что у сына может быть такой диагноз.

А в саду было тяжело, потому что никто не понимал, что ребенок особенный. Его считали невыносимым, умственно отсталым, ругали и стыдили, пытались насильно кормить. Я тоже искренне считала, что у меня ужасный ребенок, злилась на него, не понимая самого главного — он просто не умеет быть как все. Это особенность аутизма.

В нашем садике был бассейн. Тимур с раннего детства хорошо ныряет, может надолго задерживать дыхание, любит погрузиться, открыть под водой глаза и перебирать руками по дну. На одном из занятий он нырнул. Ну, он ребенок с аутизмом, поэтому не сказал инструктору: посмотри, как я нырну. Он просто молча сделал это.

А тренер, видно, отвлеклась на минуту. Обернулась — ребенок на дне. Она испугалась, прыгнула в чем была с бортика его спасать, повредила ногу. Ребенка моего из воды достали, наругали и в наказание (за что?!) до конца занятия усадили на скамейку.

Однажды — я как раз была в командировке — воспитательница позвонила мне в истерике: «Заберите этого ненормального, иначе я сама сойду с ума!» Тихий час подходил к концу, но ни один ребенок в группе не спал: Тимур с хохотом и криками прыгал по кроватям и подоконникам. Когда детям с аутизмом плохо, они выражают свои чувства иначе, чем обычные сверстники.

Диагноз «бежал» впереди нас

Мы пережили сад в логопедической группе. Когда Тимур собирался в первый класс, мой старший сын перешел в девятый, и позволить себе не работать я не могла. Поэтому вопрос о надомном обучении даже не рассматривала.

В управлении образования Первомайского района нам предложили обучение в интегрированном классе обычной школы, в трехстах метрах от дома. Тут Тимуру улыбнулась судьба: его первая учительница любила детей, и, хотя ничего не знала об аутизме, оказалась внимательным и гибким педагогом. Она поняла, что мой гиперактивный сын не в силах высидеть урок, но не выговаривала ему за это, а старалась его занимать: просила намочить тряпку, поднять жалюзи…  Она заметила, что сын хорошо читает (с 5 лет бегло по-русски и по-белорусски, переводит с одного языка на другой, не задумываясь). Даже у тяжелых детей с аутизмом нередко обнаруживаются «островки успешности» и одаренности. Учительница часто просила Тимура вслух читать классу. То есть создавала ему ситуации успеха, чтобы дети видели его сильные стороны.

Интеграция окончилось вместе с начальной школой: на средней ступени Тимур должен был учиться в общем потоке. Я пыталась найти таких же, как он, учеников, чтобы объединиться в одном классе. Но в органах образования сказали, что других таких детей в двухмиллионном Минске нет: Тимур — самый старший ребенок с аутизмом в общеобразовательной школе.

© Sputnik из архива И.Дергач

Между этими тетрадками — два года. В четвертом классе Тимур только учился писать.

Мне страшно думать, где сейчас его ровесники с аутизмом, ведь по международным данным, аутизм у каждого 68-го ребенка в мире. Сидят по домам? Попали в спецшколы для детей с интеллектуальными нарушениями? У Тимура, кстати, тоже стояла «интеллектуальная недостаточность», которая чудесным образом рассосалась к шестому классу.

Школа выделила полставки помощника воспитателя, организация «Дети. Аутизм. Родители» нашла и обучила тьютора для Тимура (человека, который сопровождает ребенка с особенностями развития в школе — Sputnik). Большинство тьюторов у нас студенты, без пяти минут педагоги или психологи. Конечно, обучение и мотивация этих молодых людей — забота родителей, в школьном штатном расписании нет такой единицы.

Сейчас у моего ребенка с диагнозами «аутизм, интеллектуальная недостаточность» две девятки за четверть, средний бал выше шести и примерное поведение. Уже никто не советует перевести его во вспомогательную школу. Хотя, конечно, впереди у Тимура еще долгий путь к раскрытию своего потенциала и еще более долгий — в общество, которое его не ждет.

В школьной столовой за год учебы не осталось целых стаканов

Я давно приняла, что моя жизнь никогда не будет прежней. Поначалу была зеленая тоска: у меня родился не тот, кого я ждала.

Думала, мой мир теперь навсегда ограничится этими стенами и непредсказуемым ребенком, уход за которым отнимал все силы. Конечно, мыслей «сдать» его куда-то у меня никогда не было, не в моем характере. Единственное, о чем думала, когда осознавала свою ситуацию: «только бы он был обучаем хоть чему-то».

© Sputnik из архива И.Дергач

Дельфинотерапия хорошо влияет на детей с аутизмом: Тимур в Минском дельфинарии.

Поначалу пыталась удержаться на работе — неполный день, полставки. Постепенно понимала, что долго так не продержусь. Во втором классе с Тимуром не могли совладать в продленке. Со стороны это было похоже на игру: воспитательница вместе с детьми, увидев Тимура, закрывали собой обои и вазоны, а он ловил момент и умудрялся выворачивать цветы, срывать обои, выдирать дверные ручки. Дети с аутизмом хотят внимания, но не умеют получить его социально приемлемым путем. И они часто зарабатывают это внимание деструктивным поведением.

За первый год в школе Тимур разбил, по-моему, все стаканы в столовой. Когда я пыталась ходить на работу, а его оставлять дома, бывало всякое: выброшенные из форточки вещи, разбитые светильники, забитый игрушками унитаз… На прогулках мой быстроногий ребенок охотился за пустыми бутылками, разбивая их об асфальт, или выбегал на середину четырехполосной дороги, а потом громко орал в ответ на мои шлепки.

Я жила по принципу Анонимных Алкоголиков: дотяну сегодня до вечера, а завтра будет завтра. Иногда в отчаянии брала Тимкино лицо в свои ладони, смотрела ему в глаза и рассказывала, как я его люблю, и как мне плохо от его шалостей.

Прописанные психоневрологом нейролептики я выбросила, все равно они не помогали. Вместо этого стала вместе с сыном обливаться холодной водой: два ведра на голову каждый вечер. Сначала тепленькой, потом прохладной… Тимуру понравилось.

Не знаю, почему, но с ним вдруг стали происходить какие-то маленькие чудеса. Однажды, перед окончанием второго класса, он мне сказал, что больше не будет ничего разбивать. И сдержал слово! Я сначала не верила, что это надолго, и благодарила судьбу за каждый день передышки.

© Sputnik из архива И. Дергач

Для детей с аутизмом очень важно бывать на людях, поэтому Ирина с Тимуром часто участвуют в разных мероприятиях.

Как у моего ребенка выстраивались отношения с детьми? По-разному. Особенность аутичных детей — их глубокая социальная наивность, которая остается на всю жизнь. Такого человека обмануть проще простого: попроси его зайти в женский туалет или сказать на уроке плохое слово, и он это сделает, потому что воспримет вежливую просьбу как проявление дружбы. Были, конечно, дети, которые его обижали.

При грамотной работе педагогов такие дети становятся центром притяжения в классе. Наш нынешний класс — просто атомный, почти одни мальчишки, способные довести учителя до белого каления. Но Тимура они приняли, очень хорошо к нему относятся. Каждое утро нас встречает в фойе друг Гриша, чтобы за руку поздороваться и вместе пойти в класс. Тимур на уроках сидит уже не с тьютором, а с одноклассниками, они охотно помогают ему, подсказывают или списывают ответы из его тетрадки.

Бежать не от проблем, а к победам

Из редакции мне давно пришлось уйти. Как мне тогда казалось, я «потеряла» работу.

Теперь понимаю, что обрела целый мир и свободу творчества. Потому что все мы с детства встроены в некие жесткие социальные рамки: учись, поступи, работай, поднимайся по карьерным ступенькам… нет необходимости думать, как хочешь жить именно ты. А для меня эти социальные рамки исчезли. Казалось, я куда-то падаю, но я быстро нашла новые опоры.

На самом деле когда ты хочешь что-то сделать и воплощаешь свой замысел, всегда находятся люди, готовые за это заплатить. Хотя, чтобы чувствовать финансовую стабильность, я работаю в одном из частных издательств. Это удаленная работа со свободным графиком, я такую и искала.

© Sputnik из архива И. Дергач.

Очередной забег с «Крылями ангелов». Ирина Дергач — в центре.

Благодаря Тимуру в мою жизнь пришли совсем другие люди, идеи и возможности. Осенью, например, проект нашей организации «Инклюзия Онлайн», которым я руковожу, был отмечен в трех номинациях и получил приз зрительских симпатий конкурса социальных проектов SOCIAL WEEKEND. И сейчас МБОО «Дети. Аутизм. Родители» проводит образовательные семинары и вебинары для специалистов, тьюторов и родителей детей с аутизмом. А еще я редактор единственного в Беларуси интернет-ресурса, полностью посвященного обучению детей с аутизмом Autismschool.by.

Мой старший сын — программист, он оканчивает БГУ, сейчас стажируется в компании Фейсбук, в Калифорнии.

А у Тимура свои высоты. Минувшей зимой он начал бегать вместе со мной и увлекся купанием в проруби. Всю зиму мы ездили из школы домой через прорубь на Комсомольском озере. 

Бегаем мы с сыном не одни, а с командой «Крылья Ангелов» — единственной в Беларуси командой из здоровых людей и детей с тяжелой инвалидностью в специальных спортивных колясках. Я бы хотела увлечь Тимура спортом и научить заботиться о других людях.

В феврале я впервые решилась оставить его на целую неделю, и позволила себе съездить на Барселонский полумарафон. Тимуру в это время помогали разные люди — тьюторы, няня, наша дефектолог. Через неделю меня встретил повзрослевший и, кажется, даже подросший сын. «Скучал», — пряча глаза, признался он.

Мамы! Не отказывайте себе в праве на собственную жизнь.

© Sputnik из архива И.Дергач

Мама ребенка с аутизмом не должна отказывать себе в праве на собственную жизнь, считает Ирина.

Всюду, где я рассказываю, что у моего сына аутизм, находятся люди, у которых в семье есть такие же дети. Но обычно об этом знают только их близкие.

Хотя на Западе некоторые компании — Microsoft, например, или SAP — объявляют о наборе сотрудников с аутизмом. У людей с высокофункциональным аутизмом зачастую хорошие математические способности. Но дело не только в этом. В команде меняется микроклимат, когда в ней сотрудничают разные люди, в том числе социально наивные, как люди с аутистическими чертами.

Аутизм — это в большей мере социальная инвалидность. Для таких людей принципиально важно, приняло их общество или нет. Если отторгло — ребенок вырастет инвалидом. Если приняло, подстроилось, научило следовать принятым в нашем мире нормам, инвалидность окажется лишней. 

Всё, что вы хотели узнать у психотерапевта об аутизме, но боялись спросить

Состоялась наша традиционная встреча родительского клуба «Растём вместе» и впервые, по многочисленным просьбам наших родителей, на вопросы отвечал психотерапевт. На онлайн-встречу под названием «Всё, что вы хотели узнать у психотерапевта, но боялись спросить» мы пригласили Инну Пятницкую — кандидата медицинских наук, доцента кафедры психиатрии и медицинской психологии БГМУ и консультанта нашего центра по вопросам детско-подростковой психиатрии. 


Насколько эффективна медикаментозная поддержка детей с РАС? Как дается инвалидность приаутизме? Какое обследование нужно пройти перед приемом ноотропов? Стоит ли вообще пить ноотропные препараты? Можно ли поставить диагноз в раннем возрасте? Мы публикуем текстовую версию прошедшей онлайн-встречи в форме “вопрос-ответ”. 

__________________ 

Вопрос родителя: Какое обследование нужно пройти перед приемом ноотропов? 

Ответ: Как минимум должна быть консультация невропатолога и сделана электроэнцефалограмма. Решение о назначении ноотропных препаратов принимается также на основе анализа анамнестических сведений: течения беременности, родов, периода новорожденности и т.п. Тщательно собранный анамнез с выписками, результатами анализов, обследований, заключениями специалистов-консультантов может быть достаточным для принятия решения о назначении ноотропов. Для МРТ нужны веские основания, так как это серьезная процедура, делается под наркозом, что является определенной нагрузкой на головной мозг маленького ребенка.  

Вопрос родителя: Как вы относитесь к назначению ноотропных препаратов?  

Ответ: Я сейчас выскажу свое собственное мнение, но у него есть теоретическое подкрепление и опыт практического применения. В целом, ноотропные препараты — это стимуляторы, у которых есть масса положительных свойств, но нет такой избирательности и возможности быть доставленным именно в ту зону мозга, которая в нем наиболее нуждается. Когда говорят: “Мы назначим ноотроп, хороший стимулятор для речевого центра и запустим речь”, то это работает, но не во всех случаях. Представьте, что ребенок рождается с уже готовым субстратом головного мозга, на каком-то этапе происходит его повреждение. Если повреждение происходит до того, как мозг мог сформироваться и выдавать какие-либо функции, происходит задержка интеллектуального развития или интеллектуальная недостаточность на выходе. Что касается аутизма, то здесь все гораздо сложнее: есть дисгармония, когда что-то развивается совсем медленно — не в том темпе, не в том направлении, в искаженном варианте — а что-то уходит вперед и выдает знания и умения не по возрасту ребенка. Этот искаженный вариант развития определяет тот факт, что аутизм разный по клиническому течению и каждый ребенок, как будто, имеет свой собственный индивидуальный диагноз. Назначая препарат, стимулирующий речевой центр, мы не можем быть застрахованы от стимуляции и других сфер: стереотипий в поведении, раздражительности, аутоагрессивного поведения, нарушений сна. Стимулятор не может избрать именно ту область, на которую мыхотели бы направить его действие. Интересный факт, что более здоровые клетки «хватают» препарат гораздо в большем количестве, чем поврежденные. Поэтому есть риск стимуляции не того, чего хотели и дисбаланс развития может даже усилиться. Поведенческие проблемы могут стать ярче и выраженнее. Поэтому назначение ноотропных препаратов должно быть грамотным, с соблюдением принципа НЕ НАВРЕДИ. Ноотропные препараты имеют свои достоинства, но есть и недостатки. Так или иначе они деактивируются клетками печени, поэтому и печень может увеличиваться, они могут нарушать работу кишечника. Важно соблюсти соотношение пользы и вреда. Есть варианты, когда их прием имеет действительно хороший результат, особенно в случаях сочетания симптомов аутизма с выраженными задержками развития, неврологическими нарушениями, в случаях отсутствия уребенка агрессивного, расторможенного или гиперактивного поведения, отсутствия судорог. Всеочень индивидуально. Я только против того, чтобы ребенок годами беспрерывно принимал череду сменяющих друг друга ноотропных препаратов, да еще подчас и в высоких дозах. Увидели эффект от приема конкретного ноотропа, когда препарат сработал в плюс, значит можно через какое-то время его повторить. Надо очень аккуратно, осторожно и индивидуально подбирать и группы препаратов и дозы. 

 

Вопрос родителя: Почему некоторым ноотрорпы помогают, а другим нет? 

Ответ: Существуют гипотезы появления аутизма. Самая популярная из них следующая. Базово, есть генетическая предрасположенность к развитию аутизма и есть тригерный фактор (ПУСКОВАЯ КНОПКА) запускающий неблагополучный момент искаженное развитие ребенка. Генетическая история, генетическая предрасположенность и средовые факторы, могут повлиять, а могут и не повлиять на онтогенез. Так, к примеру, если средовой фактор не действует на генетику условно до 5ти лет, то проявления аутизма можно и не увидеть, либо пройти через критический временной интервал с минимальными проявлениями расстройства. К факторам риска, влияющим на внутриутробное развитие относятся внутриутробные инфекции, гипоксия, неправильное питание, алкоголь, курение, стрессы. Как правило, мамы достаточно ответственно относятся к своей беременности и таких факторов как курение и алкоголь практически не бывает в анамнезе. На внутриутробное развитие ребенка могут опосредованно влиять и собственные хронические заболевания матери. Ребенок рождается, но “вредностей” становится не меньше: ферментативная непереносимость пищевых продуктов, вирусные и инфекционные заболевания, курсы антибиотиков в первые дни и месяцы жизни и т.п.. На каком-то этапе защита не срабатывает и средовой фактор запускает цепочку изменений, прописанных в генах. И чем раньше это происходит, тем более тяжелые формы РАС, сочетанные с неврологической симптоматикой, тяжелыми речевыми и интеллектуальными нарушениями получаются. В таких случаях показаний для назначения ноотропов больше. Если же все было хорошо до 2,5 лет и ребенок развивался, начал говорить и контакт был хороший, а потом его как будто выключили — вдруг появились явные признаки аутизма, то тут  ноотропы практически не работают и запускать там нечего — центры не повреждены, повреждены функциональные связи. Функциональные связи позволяют приобретать новые навыки. Чем больше навыков приобретает ребенок, тем больше этих связей. Повреждающий фактор разрывает эти связи. Если клетка не повреждена, а произошел разрыв связей, то делают ставку на занятия в реабилитации. Конечно, это все равно будет какой-то особый сценарий развития, но шансов на то, что эти функциональные связи восстановятся гораздо выше у тех детей с которыми занимаются и чем раньше, тем лучшего эффекта можно достичь. Многие родители спрашивают про роль прививки в развитии аутизма. Прививки нужны и полезны. Это защита детей от тяжелых инфекционных заболеваний. Но в некоторых случаях прививка запускает сценарий аутоиммунного постпрививочного процесса разрушающего мозг, это такая же пусковая кнопка, только с задействованием иммунитета. У кого-то слабость работы ферментативной системы желудочно-кишечного тракта, у кого-то иммунный ответ. До сих пор ввозникновении и развитии аутизма масса белых пятен и больше вопросов, чем ответов. 

Вопрос родителя: Насколько важна и эффективна медикаментозная поддержка детей с РАС? Учитывая то, что практически все ноотропные препараты и другие также не имеют детских форм. 

Ответ: Лекарственной терапии аутизма не существует. Те же ноотропы назначаются только в нашем постсоветском пространстве. Ни в ЕС, ни в США даже не знают, что это за препараты. Они относятся к препаратам с недоказанной эффективностью. Что касается нейролептиков, то тут надо понимать, что у каждого препарата есть инструкция по применению и как раз в детской практике разрешенных по инструкции препаратов очень мало. Возраст, прописанный в инструкции, упирается в проведение или не проведение клинических исследований на данной возрастной популяции. На детской популяции таких исследований проводится мало. Есть еще один сценарий, когда принимается решение о назначении — это клиническая апробация, когда идет обработка данных по практическому применению препарата. К примеру, препарат разрешен с 18 лет, но его опробовали на детях более младшего возраста и клинически получили хороший результат. Это не клиническое испытание по всем требованиям и правилам, но это тоже определенное подтверждение того, что препарат работает, описаны побочные эффекты, риски и в целом он может применяться. Таких препаратов не много, но они есть. Назначая нейролептики специалисты не пытаются вылечить аутизм. Это попытка справиться сглубокой аутизацией, погружением в свой внутренний мир. Иногда специалисты, которые занимаются с ребенком просят медикаментозную поддержку, чтобы занятия могли быть более эффективными. Либо, использование нейролептик для коррекции поведения (сверх агрессивного, аутоагрессивного или протестного). Применяются и препараты из группы антидепрессантов, вошедшие в детскую практику, для уменьшения тревожности. Подбор, конечно, клинический и индивидуальный.  

Вопрос родителя: Ребенку назначали ноотропы без прохождения электроэнцефалограммы.Правильно ли это?  

Ответ: Так бывает. Маленьким детям очень сложно сделать ЭЭГ. Если ребенок подвижный, крутится, то это физически невозможно. Мониторинг ночного сна может стать альтернативой, либо осмотр невролога с учетом анамнестических сведений.  

Вопрос родителя: Ребёнку 7 лет, впервые заметили что что-то не так в 1.9, до этого развивался как обычный ребёнок, всё было вовремя. После года болели отитами, всё, чтовы перечислили в анамнезе — отсутствует. Заниматься начали с 3 лет, потому что до 3 летего никуда не брали,  принимали ноотропы несколькими курсами в течение 3 лет. Кроме гиперактивности ничего из положительной динамики не видно. Под наблюдением невролога пьём L-карнитин, магний, омега, лицетин, витамин д. Прошли кучу обследований, ЭЭГ делаем 1 год ночное, МРТ под наркозом, секвенирование генома, несколько реабилитационных курсов, ребёнок постоянно занимается нейрокорекционными упражнениями и занятиями с психологами, дефектологами и ЛФК. Причина аутизма, в принципе, выявлена — это вирусная природа. Последнее время больший уклон делаем назанятия спортом и видим хорошую положительную динамику по бытовым навыкам, но речи нет — используем общение с помощью ПЭКС. Надеемся, что он заговорит. Мой вопрос — стоит ли нам с такими параметрами принимать курсами ноотропы? 

Ответ: Мое мнение — не стоит. Возраст ребенка, тип течения аутизма, отсутствие видимых эффектов от приема ноотропов и явные побочные в виде гиперактивности — все это в поддержку моего мнения. Если ребенку больше помогает физическая нагрузка, то через нее можно опосредованно влиять на речевые центры. Делайте ставку на то, что дает вашему ребенку реальные результаты на текущий момент времени: спорт, нейропсихокоррекция, АВА – терапия. 

Вопрос родителя: Как различить речевые задержки и аутизм?  

Ответ: Прежде, чем ставить диагноз аутизм, надо сделать все возможное, чтобы исключить его. Речевые нарушения могут дать похожее поведение ребенка с наличием стереотипий и уходов отконтакта. Но! Есть отличия: сохраняется невербальная коммуникация (жесты, мимика), зрительный контакт другой, имеются возгласы с целью привлечь внимание, отсутствует «прорыв» слов и фраз в аффекте, выше эффективность логопедического вмешательства. РАС: высказывания автономны, нецеленаправленны, штампованны; речь, как правило, более чистая и фразы более правильны.  

Вопрос родителя: Часто неворологи советуют уколы “Кортесин”. Как вы относитесь к этому препарату? 

Ответ: Для меня это препарат с недоказанной эффективностью, да и укол очень болезненный, что дополнительно приносит страдания ребенку. Единицы, кто имеет на нем явный прогресс или динамику в развитии. Я бы не делала, больно и страшно. Внутримышечное введение оправдано только в том случае, если ребенок категорически отказывается принимать препараты через рот. 

Вопрос родителя: Если не было отката и нет откатов — это не аутизм? 

Ответ: Нет, это просто такой сценарий аутизма. «Откаты» бывают не у всех детей.  

Вопрос родителя: Как дается инвалидность при аутизме?  

Ответ: Детей с аутизмом под наблюдением психиатров у нас в стране примерно 1800 человек. Изних около 1200 имеют группу инвалидности, Это говорит о том, что эти дети социально дезадаптированы и нуждаются в социальных видах помощи. Многие родители не соглашаются на оформление инвалидности. Само слово «инвалидность» их пугает. Последовательность оформления следующая: ребенок должен официально состоять под наблюдением психиатра (заведена карта, пройдены обследования и психологическое тестирование на признаки РАС , выставлен соответствующий диагноз), далее ребенок будетнаправлен на ВКК (врачебную комиссию) и МРЭК (экспертную комиссию). Функция МРЭК – назначение и оформление ребенку социальной помощи. У меня среди студентов 4-го курса есть мальчик с высокофункциональным аутизмом. Он прекрасно справляется с программой обучения. Мне, как психиатру, заметны особенности его поведения (держится в группе особняком, речь у него своеобразная), но при этом у парня есть друг на потоке, одногруппники вполне адекватны и даже опекающе к нему относятся. Что я хочу этим сказать? Что аутизм — это не всегда пособие, аутизм — это не всегда инвалидность, что пособие – это подтверждение социальной несостоятельности, а не по диагнозу. В детской службе каждые два года идет переосвидетельствование и через какое-то время комиссия может отменить социальное сопровождение. 

Вопрос родителя: Я читала, что в МКБ11, которая вступит в силу в 2022 году появится рубрика расстройства аутистического спектра. То есть, как я понимаю, есть шанс, что нашим детям уже не будут выставлять шизофрению по достижении 18 лет?  

Ответ: Уже не выставляют, к счастью. Диагноз остается и он может быть основным, если не появляется что-то еще. К примеру, есть аутизм и есть интеллектуальная недостаточность — в этом случае человек получает пособие по интеллектуальной недостаточности, а аутизм неперешифровывается в шизофрению. В классификации МКБ 10 расстройства артистического спектра включают аутизм, атипичныйаутизм, гиперактивное расстройство с признаками аутизма, синдром Аспергера, синдром Ретта. В новой классификации синдром Ретта будет исключен из категории РАС. Ранний детский аутизм, синдром Аспергера и атипичный аутизм объединяют в расстройства аутистического спектра без дележки на категории. Была версия, по которой дети с синдромом Аспергера не нуждаются в поддержке — «это же маленький вундеркинд!», какое может быть пособие или тьютор для такого человека. Суть не в том насколько развиты интеллект, речь и насколько он обучаем, суть в социальной состоятельности и навыках применения своих знаний в реальной жизни. Возможно по этой причине и объединили все варианты аутизма в группу РАС. Думаю, это правильное решение.  

Вопрос родителя: Как Вы относитесь к препарату “Арипегис” с целью снижения возбудимости, стимов, улучшения ночного сна, концентрации. Нам 5 лет. 

Ответ: Он мягкий, современный, с минимумом побочных эффектов (например, набор веса) как мы видим при применении других нейролептических препаратов. Однако, для нашей страны этот препарат новый, назначается только в подростковом возрасте, после 14 лет. 

Вопрос родителя: Что не упустить в 2 года (к сожалению, в 2 года никто не хочет диагностировать, нам говорят: “Ждите, вдруг перерастет”)?  

Ответ: Сейчас меньше и меньше врачи говорят: “Ждите”, растет уровень знаний по проблеме аутизма. В США и России используют программу скрининга аутизма среди малышей в возрасте от 18 до 24 месяцев, причем осуществляют ее педиатры, которые приходят на патронаж. Действует это так: пока педиатр осматривает ребенка, мамы и папы заполняют специально разработанный для скрининга аутизма опросник. Если присутствует высокий риск обнаружения аутистического расстройства, родителям рекомендуют обратиться к специалистам центра раннего вмешательства на консультацию. Это очень грамотный подход, позволяющий выявить аутизм в максимально ранние сроки и начать коррекционные мероприятия. Конечно, я за то, чтобы ребенок как можно ранее попадал в поле зрения специалистов, так как после 3х лет — это уже упущенное время, которое можно потом просто не догнать. 

Центр поддержки детей с аутизмом выражает благодарность Инне Пятницкой за участие и подробные отеты на вопросы родителей.

Все публикации в рамках родительского клуба «Растём вместе»

Читать по теме «аутизм»:

Как улучшить мелкую моторику

Как приучить ребенка с аутизмом к туалету

Олег Трофимович: “Сначала говорят, что само рассосется, а потом спрашивают, где ж вы были раньше?”

Аутизм и стимминг | Институт детского разума

У всех есть стим.

Я играю со своими волосами, болтая с другом.

Может быть, вы кусаете ногти, когда нервничаете или скучаете.

Вы можете постучать пальцами или карандашом по столу, пока думаете.

Однажды я знал человека, который жевал палочки из коры корицы, и заметил некоторых, кто необычным образом двигал глазами.

Я могу узнать некоторых людей издалека только по их характерным движениям.Все мы знаем кого-то, у кого раздражающий стимул, например, ломать костяшками пальцев каждые 5 минут или повторять фразу снова и снова; или социально неприемлемый стимул, такой как ковыряние в носу или кусание себя.

Определение стима

Слово «стим» является сокращением от самостимуляции. Чаще всего это связано с аутизмом. Невролог моего сына называет это «аутистической стереопатией». Это также иногда называют «стереотипией».

DSM-5 включает стимуляцию как часть диагностических критериев расстройства аутистического спектра: «Стереотипные или повторяющиеся двигательные движения, использование предметов или речь.В нем также говорится: «Симптомы вызывают клинически значимые нарушения в социальных, профессиональных или других важных областях текущего функционирования». В этом разница между аутичным и типичным стиммингом: когда стимминг мешает повседневной деятельности и препятствует обучению, это часто является симптомом аутизма.

Неправильный вопрос

«Как остановить стим?» Обычно это первый вопрос, который задают родители, когда маленький ребенок обнаруживает стимминг. Но это неправильный вопрос.

Во-первых, никто не может полностью прекратить самостимулирующее поведение, потому что все так или иначе делают это! Во-вторых, даже если один стимул можно удалить, он будет заменен другим, и следующий стим может быть менее предпочтительным, чем текущий.

Самая важная причина не искоренять стимминг состоит в том, что вы можете заставить любимого человека все больше и больше отстраняться и терять возможность поощрять здоровое общение.

Правильный вопрос

«Почему мой ребенок ведет себя так?» Стремление понять мотивацию поведения — всегда отличное место для начала.Существует несколько гипотез и известных причин стимуляции:

  1. Избыточная стимуляция : стимуляция может помочь заблокировать избыточную сенсорную информацию.
  2. Недостаточная стимуляция : стимуляция помогает при необходимости получать дополнительные сенсорные сигналы.
  3. Уменьшение боли : повторяющиеся удары головой или телом фактически уменьшают общее ощущение боли. Одна из гипотез состоит в том, что стимуляция вызывает высвобождение бета-эндорфинов в организме, что затем вызывает чувство анестезии или удовольствия.
  4. Управление эмоциями : И положительные, и отрицательные эмоции могут вызвать всплеск стимминга. Все мы видели физические реакции на радость или волнение, такие как прыжки или взмахи руками. Разочарование или гнев могут усилить стимул до такой степени, что он станет разрушительным.
  5. Саморегуляция : Некоторые стимуляторы успокаивают или успокаивают. Многие младенцы учатся сосать пальцы, чтобы расслабиться.

Недавно я прочитал блог, в котором одна из родителей спросила, почему ее сын закрыл уши во сне.Он научился закрывать уши, когда его окружение было слишком шумным, и это его успокаивало. Поэтому он начал затыкать уши всякий раз, когда ему нужно было утешиться, особенно когда он засыпал.

Причины уменьшить стимминг

Самостимуляция может мешать обучению, межличностным отношениям и социальным ситуациям. Некоторые виды самостимуляции причиняют себе вред и могут привести к инфекциям или потребовать хирургического вмешательства.

Самостимуляция также может быть симптомом постоянной медицинской проблемы, такой как мигрень, которую человек с ограниченными возможностями может быть не в состоянии выразить словами.

Как уменьшить стимминг

Вот несколько идей для улучшения навыков взаимоотношений при сокращении времени, затрачиваемого на стимуляцию:

  1. Пройдите медицинский осмотр, чтобы исключить возможность физических причин стимуляции, таких как ушные инфекции, хроническая боль, мигрень и отслойка сетчатки.
  2. Управляйте сенсорной средой и эмоциональной средой для максимального личного комфорта.
  3. Энергичные упражнения снижают потребность в стимуляции, вероятно, потому, что упражнения связаны с бета-эндорфинами так же, как стимминг.
  4. Продолжайте взаимодействие во время стимуляции. В своей книге «Коммуникационные партнеры» автор Джеймс Макдональд предполагает, что люди с аутизмом склонны воспринимать мир через ощущения и действия, в то время как большинство нейротипиков воспринимают через мысли и язык. Как только эта разница будет понята, самостимулирующее поведение приобретет смысл. Макдональд рекомендует чередовать занятия, чтобы вовлечь ребенка, не пытаясь прекратить стимуляцию во время занятия; деятельность будет постепенно становиться все более комфортной и привлекательной, естественно уменьшая стимул.
  5. Создайте положительную связь между стимуляцией и построением отношений. Один из способов использовать стимуляцию как продуктивную часть процесса обучения — разрешить стимуляцию в качестве поощрения или награды после периода игрового взаимодействия или работы. Джулия Мур пишет в своей книге «Игра, смех и обучение с детьми о спектре аутизма», что выделение времени для стимуляции позволит ребенку чувствовать себя самим собой, побудит больше взаимодействовать и фактически сократит общее количество часов в день, проводимых стиммингом.
  6. Присоединяйтесь к стиму! Некоторые лечебные программы, включая Son-Rise и Floortime, предлагают присоединиться к самостимулирующему поведению как способ инициировать взаимодействие. Если человек крутит тарелки, то начинайте крутить тарелки. Если человек раскачивается взад-вперед, то раскачивайтесь взад-вперед прямо рядом с ним. Мой сын предпочитает, чтобы стимул поднимал руку и разговаривал с ней, как если бы он смотрел в зеркало. Он думает, что это весело, когда я делаю это с ним!

Стэнли Гринспен, автор книги «Привлечение аутизма» и разработчик метода Floortime, объясняет: «Некоторые дети заинтригованы — у них теперь есть соучастник преступления, так сказать, — и мы получаем некоторое общее внимание и общение.

Он добавляет, что если вы начнете использовать жесты, так что ребенок, чтобы получить то, что он хочет, должен целенаправленно жестикулировать в ответ на вас, это может стать частью взаимодействия. «Общий принцип состоит в том, чтобы предложить ребенку опыт, который вызывает те же ощущения, что и самостимуляционная деятельность, но ведет вверх по лестнице развития регуляции, вовлечения и взаимодействия».

Другими словами, , чтобы уменьшить стимуляцию, предложить замену, которая будет более привлекательной, чем стим !

Эта статья изначально была опубликована на сайте Friendscircle.org, веб-сайт общественной организации в Мичигане, предлагающей помощь и поддержку семьям с особыми потребностями. В блоге для детей с особыми потребностями размещено множество статей с советами и идеями для родителей детей с особыми потребностями.

Почему это происходит и как с этим справляться

Слово «стимминг» относится к самостимулирующему поведению, обычно включающему повторяющиеся движения или звуки.

Все каким-то образом стимулируют. Это не всегда понятно другим.

Стимминг — часть диагностических критериев аутизма. Это не потому, что стимминг всегда связан с аутизмом. Это потому, что стимуляция у людей с аутизмом может выйти из-под контроля и вызвать проблемы.

Стимминг — не обязательно плохая вещь, которую нужно подавлять. Но с этим нужно бороться, когда это мешает другим и ухудшает качество жизни.

Продолжайте читать, чтобы узнать больше о стимминге, когда он требует управления и где получить помощь.

Почти каждый проявляет самостимулирующее поведение в той или иной форме.Вы можете грызть ногти или закручивать волосы вокруг пальцев, когда вам скучно, нервно или вам нужно снять напряжение.

Стимминг может стать такой привычкой, что вы даже не подозреваете, что делаете это. Для большинства людей это безобидное поведение. Вы понимаете, когда и где это неуместно.

Например, если вы барабанили пальцами по столу в течение 20 минут, вы получаете социальные сигналы о том, что раздражаете других, и останавливаетесь.

У людей с аутизмом стимуляция может быть более очевидной.Например, он может проявляться как раскачивание всего тела взад и вперед, вращение или взмахи руками. Это также может продолжаться в течение длительного времени. Часто человек меньше осознает, что такое поведение может разрушить других.

Стимминг, связанный с аутизмом, не всегда вызывает беспокойство.

Это становится проблемой только в том случае, если оно мешает обучению, приводит к социальной изоляции или деструктивно. В некоторых редких случаях это может быть опасно.

Общие виды стимминга включают:

  • кусать ногти
  • закручивать волосы вокруг пальцев
  • трещать костяшками пальцев или другими суставами
  • барабанить пальцами
  • постукивать карандашом
  • покачивать ногой
  • свистеть

У человека с аутизмом стимминг может включать:

  • покачивание
  • взмахи руками, щелканье или щелканье пальцев
  • подпрыгивание, прыжки или вращение
  • шагание или ходьба на цыпочках
  • дергание за волосы
  • повторение слов или фраз
  • потирая кожу или царапая
  • повторяющееся мигание
  • глядя на свет или вращающиеся объекты, такие как потолочные вентиляторы
  • облизывание, трение или поглаживание определенных типов предметов
  • обнюхивание людей или предметов
  • перестановка предметов

Ребенок с аутизм может часами собирать игрушки s вместо того, чтобы играть с ними.Повторяющееся поведение может также включать навязчивые идеи или озабоченность определенными объектами или перечисление сложных деталей определенного предмета.

Другое повторяющееся поведение может причинить физический вред. К таким типам поведения относятся:

  • удары головой
  • удары кулаками или укусами
  • чрезмерное трение или царапание кожи
  • ковыряние в струпьях или язвах
  • глотание опасных предметов

С аутизмом или без него существует много различий в том, как часто стимминг происходит от человека к человеку.

Вы можете хрустеть костяшками пальцев только тогда, когда испытываете особый стресс, или можете проявлять такое поведение несколько раз в день.

Для некоторых людей с аутизмом стимминг может стать повседневным явлением. Может быть трудно остановиться. Это может продолжаться часами.

Не всегда легко определить причину стимуляции. Это механизм выживания, который может служить множеству целей.

Например, человек с аутизмом может пытаться:

  • стимулировать чувства или уменьшить сенсорную перегрузку
  • адаптироваться к незнакомой среде
  • уменьшить беспокойство и успокоить себя
  • выразить разочарование, особенно если у него проблемы с эффективным общением
  • Избегайте определенных действий или ожиданий

Если предыдущие эпизоды стимуляции привели к желаемому вниманию, стимуляция может стать способом продолжения привлечения внимания.

Специалист по поведению или терапевт с опытом аутизма может помочь вам понять причины стимулирующего поведения.

В некоторых случаях стимминг — это попытка облегчить боль или другой физический дискомфорт. Также важно определить, действительно ли то, что кажется стимуляцией, является непроизвольным из-за какого-либо заболевания, например судорог.

Если вы подозреваете, что у вас есть проблема со здоровьем, немедленно обратитесь к врачу.

Стимминг не обязательно контролировать, если только он не вызывает проблемы.

Управление может потребоваться, если вы ответите «да» на любой из этих вопросов:

  • Вызвал ли стимминг социальную изоляцию?
  • Стимминг мешает в школе?
  • Влияет ли стимминг на способность учиться?
  • Вызывает ли стимуляция проблемы другим членам семьи?
  • Стимминг разрушительный или опасный?

Если вам или вашему ребенку угрожает членовредительство, немедленно обратитесь к врачу. Медицинский осмотр и оценка могут выявить существующие травмы.

В противном случае может быть лучше управлять стиммингом, чем пытаться полностью контролировать его. При работе с детьми целью должно быть поощрение самоконтроля. Их нельзя контролировать.

Управлять стиммингом будет легче, если вы сможете выяснить причину этого. Поведение — это форма общения. Важно понимать, что пытается сказать человек, использующий стимминг.

Оцените ситуацию непосредственно перед запуском стимуляции. Что, кажется, вызывает такое поведение? Что происходит?

Помните следующее:

  • Сделайте все возможное, чтобы устранить или уменьшить триггер, снизить стресс и создать успокаивающую среду.
  • Старайтесь придерживаться распорядка в повседневных делах.
  • Поощряйте приемлемое поведение и самоконтроль.
  • Избегайте наказания за поведение. Это действие не рекомендуется. Если вы прекратите одно стимулирующее поведение, не выяснив его причины, скорее всего, оно будет заменено другим, что может быть не лучше.
  • Обучайте альтернативному поведению, которое помогает удовлетворить те же потребности. Например, хлопанье руками можно заменить сжиманием мяча для стресса или другой мелкой моторикой.

Рассмотрите возможность работы с поведенческим или другим специалистом по аутизму. Они могут оценить вас или вашего ребенка, чтобы определить причины стимуляции.

Когда причина известна, они могут дать рекомендации по лучшим способам управления поведением.

Рекомендации могут включать:

  • вмешательство во время любого небезопасного поведения
  • знание того, когда не следует реагировать
  • советы другим членам семьи о том, как они могут помочь
  • укрепление приемлемого поведения
  • создание безопасной среды
  • предложение альтернативных действий, которые обеспечивают желаемый эффект
  • обучение инструментам самоуправления
  • работа с эрготерапевтами, педагогами и образовательной системой
  • обращение за медицинской помощью при необходимости

Стимулирующее поведение может приходить и уходить в зависимости от обстоятельств.Иногда они становятся лучше по мере взросления ребенка, но они также могут ухудшаться в стрессовые времена.

Это требует терпения и понимания, но многие люди с аутизмом могут научиться управлять стиммингом.

Со временем достижение самоконтроля может улучшить жизнь в школе, на работе и в социальных ситуациях.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Терапия с блогами, Терапия, ..

Самостимулирующее поведение, более известное как стимуляция, — это тип поиска ощущений, который может ослабить чувство тревоги, разочарования и скуки.Некоторые люди находят стимуляцию приятным и забавным занятием. Хотя стимминг обычно ассоциируется с аутизмом, почти все время от времени его возбуждают. Стимминг особенно распространен среди детей.

Тонкие формы стимуляции, такие как завивка волос, могут остаться незамеченными. Более драматические формы стимуляции, такие как пощечины, могут вызывать тревогу у свидетелей. Формы стимуляции, вызывающие физический ущерб, могут квалифицироваться как самоповреждающее поведение (САП).

Что такое стимминг?

Стимминг относится к широкому спектру повторяющихся действий, направленных на поиск ощущений.Некоторые примеры включают:

  • Словесные стимулы, например повторение фразы или напевание наугад.
  • Трясет головой и пощечину.
  • Прикусывание ногтей и сосание пальца.
  • Неоднократно прикрывая, а затем открывая уши, глаза, нос или рот.
  • Повторяющиеся движения, такие как кружение или шаг.
  • Стук по предметам.
  • Глядя на стимулирующие предметы.
  • Включение и выключение света или радио.
  • Царапание или трение кожи.
  • Закручивание волос.
  • Жевание предметов.
  • Постукивание ногами, пальцами или другими частями тела.

Стимминг существует в континууме. Большинство людей стимулируют, по крайней мере, время от времени. Например, жевание карандаша при глубокой концентрации — это форма стимуляции. Стимминг не обязательно означает, что у человека аутизм, СДВГ или другое неврологическое отклонение. Однако частые или экстремальные стимуляции, такие как тряска головой, чаще возникают при неврологических различиях и различиях в развитии.

Почему люди стимулируют?

Стимминг помогает людям справляться с такими эмоциями, как разочарование и скука. Это также может помочь им сконцентрироваться, особенно на сложных или скучных задачах. Со временем стимминг может стать привычкой. Человек может ассоциировать грызение ногтей или жевание волос с глубокой концентрацией, что затрудняет концентрацию без этого стимулирующего поведения.

Аутичные люди часто чувствуют себя подавленными сенсорными данными, такими как мерцающий свет или громкий шум.Стимминг может помочь им восстановить чувство контроля, успокоить их и облегчить управление сенсорным отвлечением. Стимминг часто является признаком того, что аутичный человек подавлен и изо всех сил пытается справиться со своими эмоциями.

Стимуляция также может быть приятной, особенно когда люди ассоциируют стимуляцию с расслаблением или концентрацией.

Стимулируют ли люди аллистики?

Многие формы ерзания, такие как заворачивание волос или постукивание пальцами, также являются разновидностью стимминга. Эти формы стимминга настолько распространены, что часто остаются незамеченными.

Малыши и дошкольники также могут побуждать к тому, чтобы справляться с подавляющими эмоциями и иметь небольшой контроль над своей жизнью. Некоторые родители опасаются, что такое стимулирующее поведение является ранним признаком аутизма, но когда стимуляция является единственным симптомом, аутизм маловероятен. Согласно данным United Cerebral Palsy, около 20% нейротипичных малышей бьют головой.

Нейротипичные люди стимулируют по тем же причинам, что и люди с аутизмом, — чтобы справиться со скукой, облегчить чувство сенсорной перегрузки, справиться с разочарованием и тревогой, а также потому, что стимуляция может стать приятной привычкой.Спиннеры-непоседы, недавнее увлечение игрушками, являются стимулятором, популярным как среди нейротипичных, так и среди нейродивергентных детей.

Почему наказание за стимулирующее поведение может быть вредным

В прошлые поколения некоторые эксперты рекомендовали наказывать стимулирующее поведение либо с помощью отвращающих корректирующих мер (таких как пощечины, шлепки или шокирующие удары), либо отбирая или удерживая вознаграждение.

Сообщество аутичных самоадвокаций категорически против любого вида наказания за стимминг. Многие взрослые аутисты говорят, что наказание нанесло долговременный вред их самооценке, подорвало их чувство телесной автономии и оставило их с чувством травмы.Подобно тому, как взрослым разрешается прикасаться к своему лицу или завивать волосы, защитники аутизма подчеркивают, что дети должны иметь возможность стимулировать, особенно когда это не вредно.

Вместо того, чтобы наказывать стимминг, важно исследовать и устранить первопричину. Стимминг случается по определенной причине. Наказание за симптом не устраняет первопричину. Вместо этого он наказывает человека за его попытки управлять своими эмоциями. Это может сделать такие эмоции, как гнев и беспокойство, более неконтролируемыми.Это также подрывает доверие между воспитателем и ребенком. Со временем наказание за стимуляцию может даже усугубить проблему, вызывая тревогу и страх.

Вместо того, чтобы наказывать стимминг, важно изучить и устранить основную причину. Например, аутичный ребенок может нуждаться в тихом месте, чтобы делать домашнее задание, или некоторые ткани могут его раздражать. Малышу может потребоваться помощь, чтобы справиться со стрессом в ожидании еды. Человеку, который испытывает непреодолимое беспокойство, может потребоваться поддержка для разработки новых стратегий управления беспокойством.

Когда стимминг не причиняет физического вреда, редко есть причина его прекратить. Часто стимуляция просто смущает человека, осуществляющего уход, а не то, что подвергает человека реальной опасности. Когда человек проявляет агрессивное или агрессивное стимулирующее поведение, может помочь перенаправление его внимания.

Как терапия может помочь управлять стимулирующим поведением

Терапия может помочь семьям и отдельным людям управлять стимулирующим поведением, особенно когда это стимулирующее поведение кажется опасным или мешает повседневной жизни.

Семейная терапия может помочь семьям:

  • Обращайтесь и управляйте огромной сенсорной средой.
  • Разработайте стратегии управления эмоциями и ощущениями, которые вызывают стимуляцию.
  • Разрешить конфликты между опекунами по поводу того, как лучше управлять стиммингом.
  • Определите, вызывает ли человек стимуляцию из-за основной проблемы неврологического или психического здоровья.
  • Помогите опекунам отличить типичную для возраста стимуляцию от стимуляции, которая может сигнализировать о проблеме.

Индивидуальная терапия может помочь детям и взрослым, которые занимаются стиммингом, найти здоровый выход для своих эмоций. Терапевт может:

  • Помогите человеку справиться с вредным стимулирующим поведением, например, с ударами головой.
  • Предложите различные стратегии, например медитацию, для управления тревогой.
  • Помогите человеку поговорить с близкими о стрессе и разочаровании.
  • Предложите альтернативные варианты стимуляции, которые могут быть менее разрушительными или вредными.
  • Помогите аутисту лучше контролировать свою сенсорную среду, выявляя и устраняя триггеры для стимуляции.
  • Поддерживать человека в отстаивании его потребностей, в том числе приспособлений для инвалидов, на работе или в школе.

Сострадательный терапевт может помочь со стимуляцией и эмоциями, которые его вызывают. Найдите консультанта сегодня!

Артикул:

  1. Бенни, М. (22 февраля 2016 г.). Стимминг: хорошие и плохие стороны тревожного поведения. Получено с https://autismawarenesscentre.com/stimming-the-good-and-bad-of-anxious-behaviours
  2. .
  3. Жизнь с детьми: Тряска головой [PDF].(нет данных). Объединенный церебральный паралич. Получено с http://ucphuntsville.org/wp-content/uploads/2015/06/Head-Banging.pdf
  4. Перри, Д. М. (27 ноября 2018 г.). Искусство стимминга. Получено с https://psmag.com/education/the-art-of-stimming
  5. .
  6. Ван, К. (нет данных). Аутизм и стимминг. Получено с https://childmind.org/article/autism-and-stimming
  7. .
  8. Что такое стимминг? (нет данных). Получено с https://www.appliedbehavioranalysisedu.org/what-is-stimming
  9. .

© Авторские права GoodTherapy, 2019.орг. Все права защищены.

Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. GoodTherapy.org не обязательно разделяет любые высказанные взгляды и мнения. Вопросы или опасения по поводу предыдущей статьи можно направить автору или опубликовать в виде комментария ниже.

Пожалуйста, заполните все обязательные поля для отправки сообщения.

Подтвердите, что вы человек.

Что такое стимминг?

Кэрол сосала палец до одиннадцати лет.Еще ей нравилось сосать конфеты, корни солодки и каменную соль. Это желание продолжалось и во взрослой жизни. В детстве у нее была странная привычка смотреть телевизор вверх ногами. У нее также было любимое одеяло с атласными краями, которое она натирала между пальцами, наслаждаясь ощущением прохладной мягкости во время сна.

Когда Кэрол вошла в юношеский возраст, она начала отключаться или смотреть в космос, особенно в шумных местах, таких как торговый центр и большие семейные собрания. Она также потерла тыльную сторону ладони или предплечья, когда разговаривала с кем-то или смотрела телевизор.Кажется, что она постоянно двигается, катит ли она по кругу подпертыми ногами, раскачивает скрещенную ногу взад и вперед или царапает голову или руки.

Для случайного наблюдателя привычки Кэрол не обязательно сигнализируют о проблеме; она просто нервничает. Она никогда не думала о них, пока друг-консультант не заметил и не упомянул, что это признаки самостимулирующего поведения или «стимуляции». Она объяснила Кэрол, что такое повторяющееся поведение часто встречается у людей с аутизмом, и она подозревала, что Кэрол на самом деле может быть в спектре аутизма.

Кэрол, которой уже за сорок, поставили диагноз — высокофункциональное расстройство аутистического спектра (РАС).

Распространенные способы самостимулирующего поведения людей с РАС

Стимминг был наиболее внешне очевидным признаком РАС в случае Кэрол и как раз то, что побудило ее поставить диагноз и необходимое лечение.

Стимминг — отличительный признак РАС. Такие действия, как тряска головой, сидение на земле и вращение снова и снова или хлопанье руками, являются классическими формами стимминга, но есть много выражений, таких как Кэрол, которые немного более тонкие.

К ним относятся:

  • Смотрение на объекты — особенно на все, что имеет свет или движение
  • Взгляд в космос
  • Многократное мигание
  • Взгляд краем глаза
  • Многократное включение и выключение света
  • Случайное гудение , визжать или издавать другие звуки.
  • Щелкание пальцами, постукивание или закрытие ушей руками.
  • Постукивание по ушам или предметам
  • Прикрытие и раскрытие ушей
  • Повторение слов или фраз, включая строки из телешоу, песен или любого другого вида повторяющейся вербализации
  • Повторяющееся царапание или растирание кожи.
  • Любые повторяющиеся движения: вращение, шаг, вращение
  • Дегустация или облизывание — включая сосание большого пальца, сосание пальца или дегустацию чего-то, что обычно не ощущается
  • Необычное или несоответствующее обоняние или нюхание

Почему люди с РАС Прибегать к стиммингу? … Успокаивать и общаться

Есть много причин для стимуляции. Когда человек с аутизмом чувствует беспокойство, подавленность или дискомфорт в социальной ситуации, это может быть его способом успокоить его разум.Например, когда Кэрол оказывается на общественном мероприятии, которое начинает становиться громким, она быстро чувствует себя чрезмерно возбужденной. Ее тело напрягается, а мысли бьются быстрее. Она поняла, что отключение отвлекает ее от шума и успокаивает. Это стало ее механизмом выживания.

Хотя стресс может вызывать стимуляцию в качестве реакции, по иронии судьбы, верно и обратное. Например, когда человеку скучно, это становится способом справиться с мыслями и чувствами, которым некуда деваться. Незанятый ум и праздное тело не обязательно находятся в состоянии покоя; при РАС это может вызвать чувство напряжения или паники.

Стимминг — это еще и способ держать разум в нужном русле. Повторяющиеся движения могут помочь людям с аутизмом сосредоточиться и очистить голову от отвлекающих факторов. Кэрол обнаружила это, когда прочитала книгу. Она часто сосала конфету во время чтения. Это помогло ей сосредоточиться. Как описал это один человек с РАС: «… стимуляция улучшает мою концентрацию. Это облегчение, как чихание или чесотка от зуда.

Стимминг может быть связан с саморегулированием человека с аутизмом, но он также может быть способом выразить свои потребности и чувства.Например, если ваш ребенок часто вертит карандашом, и вы видите, что его действия увеличиваются в скорости, возможно, он что-то неосознанно сообщает — часто это неприятные ощущения или дискомфорт.

Когда рутинное стимулирующее поведение становится более интенсивным или преувеличенным, это часто указывает на то, что что-то в окружающей среде вызывает чувство тревоги. Если вы видите это в своем ребенке, вы, вероятно, сможете связать это с чем-то, что происходит вокруг него — может быть, он становится слишком громким, может быть, слишком много людей разговаривают одновременно или слишком много работы и движения, что бы это ни было, что-то, вероятно, заставляет ребенка чувствовать стресс и возбуждение.Это может означать, что пора покинуть окружающую среду. Обратите внимание, и вы вполне можете обнаружить, что ваш ребенок передает эти чувства через свое самостимулирующее поведение. Это может быть особенно полезно, если ваш ребенок невербален.

Когда стимуляция нормальная? … И когда это признак РАС?

«Я всегда не решаюсь давать общие ответы о своем поведении. Такое поведение исходит от ребенка, и каждый ребенок отличается от следующего ребенка. То, что я могу сказать об одном ребенке, вполне может не подходить для следующего ребенка … Самостимулирующее поведение не только приемлемо с точки зрения развития, но и необходимо, если ребенок хочет стать самостоятельным.”

— Доктор Эд Хаммер, профессор кафедры педиатрии Техасского центра медицинских наук в Амарилло сказал, что

Некоторые формы стимуляции на самом деле распространены и необходимы для развития ребенка. Многие дети сосут большой палец или трутся пальцами о любимое одеяло, как Кэрол. Все эти повторяющиеся действия можно рассматривать как форму стимуляции. Это могут быть способы, которыми ребенок учится успокаивать себя или занимать свой ум. Во время игры ребенок может бегать кругами, пока у него не закружится голова и не упадет, или он может петь одну и ту же песню снова и снова.Эти действия не означают автоматически, что у ребенка РАС.

Действия, которые особенно связаны с РАС: фиксированные интересы, озабоченности и привязанности. Многие другие формы поведения могут быть просто признаком нейротипичного развития. Они также могут указывать на ОКР или синдром Туретта.

DSM-5 разъясняет природу стимуляции, поскольку она связана с тем, как она влияет на жизнь человека: «Симптомы вызывают клинически значимые нарушения в социальных, профессиональных или других важных областях текущего функционирования.«Является ли поведение компульсивным и экстремальным; они необычны, отвлекают или беспокоят других?

По этим признакам можно определить, связана ли стимуляция вашего ребенка с РАС или нет.

Важно ли рассматривать стимминг как проблему?

В некоторых случаях это не так. На самом деле, иногда ваш ребенок будет лучше себя чувствовать, если ему будет разрешено заниматься стимуляцией. Кэрол поняла, что ее понимание прочитанного стало лучше, когда она сосала конфету. Хотя это может привести к кариесу или увеличению веса, это не совсем тревожная привычка.

Однако другие формы стимуляции могут быть вредными или мешать повседневной жизни человека. Например, битье головой, царапать кожу до крови, пощипывать или бить себя — это те виды поведения, которые требуют немедленного вмешательства.

Другие стимуляторы, такие как отстранение от зоны, могут стать привычным побегом и помешать ребенку взаимодействовать с другими на протяжении всей жизни, даже если они не представляют непосредственной опасности.

Существуют различные вмешательства, которые помогают смягчить эффекты стимуляции и устранить общие эффекты РАС.Некоторые из наиболее свежих и многообещающих методов включают игровую терапию, лечение, основанное на развитии отношений, и поддерживающую терапию.

Если ваш ребенок смотрит телевизор вверх ногами, крутится по кругу и прыгает вверх и вниз, издавая лягушачьи шумы во время ужина, не паникуйте. Это может быть просто невортипичный ребенок, которому скучно или которому эти действия нравятся.

Стимминг не всегда указывает на аутизм. Понимание всех признаков аутизма поможет вам определить, нужна ли вашему ребенку профессиональная помощь или просто время, чтобы помочь ему запомнить свои манеры за столом.

Стимминг для общения, снятия стресса и борьбы с пандемией | Autism Speaks

Энн Нагель — когнитивный инженер и специалист по человеческим факторам в Autism Speaks. Она также является тренером по руководящим функциям и специализируется на аутичных девушках и женщинах.

Годами я прятал свои стимуляторы. В детстве меня учили стыдиться махания руками и раскачивания. Став взрослым, я начал понимать, почему я стимулирую. Сейчас учу детей стиму. Польза от стимминга для психического здоровья слишком велика, чтобы ее игнорировать.

Чтобы понять свое стимулирование — сокращение от «самостимулирующего поведения», обычно повторяющихся движений или звуков, я должен был распознать, когда я это делаю.

Когда я рос в 1970-х, монахини в моей католической начальной школе говорили мне, когда я занимаюсь стиммингом, и прекращать им заниматься. Никто не удосужился спросить, почему тогда дети проводят стимуляцию. Причины почему разные для каждого человека. Все возбуждают, но те из нас, кто страдает аутизмом, часто делают это таким образом, который кажется разрушительным для других.Став взрослым, жить с аутизмом означает прислушиваться к своему мозгу и осознавать его потребности. Мой мозг нуждается в стимуляции.

Я стимулирую, когда мой мозг находится в состоянии стресса, вне себя от радости, глубоко занят или пытается вписаться в мир. Когда мои дети видят, как я шагаю, они не комментируют мое движение. Вместо этого они шутят, что мой мозг крутится, и я не могу его выключить. В горах вы увидите полосы движения для грузовиков, где грузовики, набирающие слишком большую скорость, могут объехать, чтобы замедлить движение. Стимминг часто становится для моего мозга переулком для грузовиков, куда он направляется, когда он движется слишком быстро и ему нужно замедляться.

У меня разные стимуляторы на разные нагрузки. Ключевым моментом для меня было определение стимуляторов для каждого стресса. Когда я замечаю, что тревога нарастает, я расхаживаю или перемещаюсь по своему пространству. Когда я счастлив, я танцую или машу руками. Когда я пытаюсь узнать что-то новое или работаю над проблемой, я шагаю, раскачиваюсь, раскачиваюсь или ерзаю карандашом. Когда я обрабатываю устную речь, я рисую, заламываю руки или покачиваю ногой. Когда мне нужно понять свое место в мире природы, я вертлюсь. Я люблю вертеться.Когда мне скучно, я играю с волосами или ковыряю кожу. Я стараюсь избегать скуки, потому что стим может быть вредным. Просто наблюдая за ветром на деревьях или думая о своих особых интересах, я могу избавиться от мысленной скуки.

Когда разразился COVID-19, я снова грыз ногти. Я остановил этот стим много лет назад. Он возвращается только тогда, когда я сильно нервничаю — и мои руки стали ключом к моему психическому здоровью. В последний раз я грыз ногти после неожиданной смерти матери.Однажды, глядя на свои пальцы, я понял, что мне нужно позаботиться о своем психическом здоровье, чтобы держать руки подальше ото рта — опасный стимул во время глобальной пандемии.

Некоторые стимуляторы вредны для здоровья или оскорбительны, и их необходимо перенаправить. Многие стимуляторы не оскорбляют других людей, но доставляют им дискомфорт. Эти стимуляторы меня не волнуют. Иногда я могу преобразовать свой стимул в другое движение, которое люди считают более приемлемым. Вместо того, чтобы хлопать руками, когда я возбужден, я использую танцевальное движение — поднимаю крышу.Мне 50 лет, и мои дети съеживаются, когда я поднимаю крышу. Даже я понимаю, насколько это глупо. Но когда я радостно поднимаю крышу, люди замечают радость, а не движение. Если я хлопаю руками, делая глубокий вдох, люди видят технику расслабления. На мой взгляд, это все равно. Возможно, это более осознанный выбор того, как я выражаю вещи сейчас, и он приходит со зрелостью.

Я считаю, что польза для психического здоровья от высвобождения эмоций и энергии настолько полезна, что я призываю не аутичных людей проводить стимул.Наши дети сталкиваются с ужасно напряженным миром, и любые средства борьбы со стрессом будут полезны. Однажды вечером мы с дочерью оказались на открытой площадке местного магазина Target. Рождественские товары были вывезены, а весенние садовые и пасхальные товары еще не выставлены. Даже не задумываясь, я широко раскинула руки, подняла лицо и пару раз медленно покрутилась. В тот момент я почувствовал себя полностью связанным с миром. Люди часами занимаются йогой и изучают медиацию, чтобы обрести покой, который мой мозг находит естественным образом, когда я вертлюсь.Вечером я пригласил дочку попробовать крутиться. Я посоветовал ей попробовать пойти направо, а затем налево. Какое направление больше нравилось ее мозгу? Что чувствовал ее мозг после вращения? Она признала, что это расслабляло. Это ее успокоило. Это занятие положило начало целой дискуссии о физических движениях, которые могут успокоить мозг.

Приглашение моих друзей-неаутистов узнать, какие стимуляторы они уже используют, ликвидирует разрыв между аутичным и неаутичным миром.

Как только люди осознают силу стимминга, они часто начинают делать это сами и могут получить пользу от эмоционального выхода, который он дает.

Стимминг: хорошая и плохая сторона тревожного поведения

Что такое стимминг? Стимминг — или стимуляторы — это широкий спектр самостимулирующих форм поведения, которые люди с аутизмом могут проявлять при сенсорной перегрузке или высоком уровне тревоги. Стимминг может быть повторяющимся движением, таким как взмахи руками, покачивание, повторение слов или фраз (эхолалия), вокализация или даже повторяющееся движение предметов. Стимминг все еще озадачивает многих нейротипиков, которые часто хотят искоренить или контролировать стимуляторы.Хотя стимминг может показаться остальным из нас тревожным или странным, такое поведение действительно служит цели для людей с аутизмом.

Что хорошего в стимминге?

Стимминг может помочь человеку с РАС справиться с сенсорной перегрузкой и тревогой в позитивном ключе. В очень хорошем сообщении в блоге от The Mighty подробно объясняется, что испытывают люди с РАС во время стимуляции и почему им нужно это делать. Некоторые примеры стимуляции: раскачивание, взмахи руками, тряска головой, поглаживание куска ткани; все может служить успокаивающей стратегией.Как объясняет одна женщина с РАС:

«Иногда, когда я чувствую себя подавленным, расстроенным или злым, мне нужно выпустить это наружу. Когда я чрезмерно возбужден, я чувствую себя нервным, поэтому мне нужно пошевелиться и издать какой-то шум. Это единственный способ, которым я могу справиться. Это меня успокаивает. Обычным для меня является громкое мычание себе под нос (иногда с заткнутыми или закрытыми ушами), и чаще всего я подпрыгиваю ногой. Это непроизвольно, поэтому я не всегда понимаю, что подпрыгиваю ногой. Некоторых это беспокоит, но я ничего не могу с собой поделать.”

Темпл Грандин описал стимминг так:

«Когда я делал стимуляторы, такие как капание песка сквозь пальцы, это меня успокаивало. Когда я стимулировал, звуки, от которых у меня болели уши, прекратились. Большинство детей с аутизмом повторяют такое повторяющееся поведение потому, что в некотором роде это приятно. Это может противодействовать подавляющей сенсорной среде или уменьшить высокий уровень внутреннего беспокойства, которое эти дети обычно испытывают каждый день ».

Крис Боннелло из Autistic Not Weird указывает, что многие люди, не страдающие аутизмом, также проявляют стимулирующее поведение — просто оно не так заметно.

«Что такое стим? Кому ты рассказываешь. Большинство людей, не страдающих аутизмом, импульсивно постукивают ногами, барабанят пальцами или раздраженно вздыхают. Все они являются естественными формами самовыражения. Теория, лежащая в основе аутистического стимулирования, та же самая — нас вызывают за то, что мы выражаем себя более заметно, чем вас! »

Что такое вредный стимминг?

Стимулы, которые не поддаются контролю, чрезмерно возникают в неподходящих условиях или мешают ребенку социально приемлемо взаимодействовать, возможно, потребуется устранить.Гораздо более опасными являются нездоровые стимуляторы, такие как самоповреждение. Они могут включать в себя выдергивание, укусы, удары себя, удары головой о что-то вредным образом или царапание / укусы ногтей до получения травмы. Зачем человеку заниматься самоповреждающей стимуляцией? Возможно, из-за того, что их перегрузка или источник беспокойства настолько ошеломляют, требуется гораздо более серьезная стимуляция, чтобы заблокировать его. Как отмечает Кристен Линдсмит в своем блоге о стимминге, боль — это единственное ощущение, которое подавляет все остальные.

«Если вы войдете в дом со слишком большим количеством кошек, вы можете съежиться от сильного запаха наполнителя для кошачьего туалета, но если вы останетесь и останетесь поблизости, вы перестанете замечать этот запах. Дело не в внимании, это физиологическая реакция. Вы действительно перестаете чувствовать запах кошачьей мочи. Но если вы испытываете боль, вы не сможете привыкнуть к ней. Пока причина боли сохраняется, ваша нервная система будет посылать вам эти сигналы. И не только это, но и отдать предпочтение этому ощущению над другими.”

Что вы можете сделать, чтобы помочь кому-то прекратить вредный стимминг?

На сайте

CBC недавно была опубликована история о молодом человеке, который проживает в закрытом блоке больницы в Новой Шотландии. Мэтью Мейснер серьезно страдает аутизмом и участвует в опасной стороне самостимуляции. Когда вы читаете о том, как Мэтью проводит свой день и как его поддерживают, это разбивает вам сердце. Качество его жизни не должно быть таким, как сейчас. Британский подход с низким уровнем возбуждения касается проблемного поведения и того, как с ним справляться.Этот подход защищает от каких-либо ограничений или наказаний за поведение. Ниже перечислены два основных метода, которые помогут мягко помочь человеку, который занимается вредным стимулированием.

  1. Устранить причину. Когда возникает этот тип стимуляции перегрузки, необходимо удалить проблемный стимул, который вызывает перегрузку. Лучше всего, если вы сможете устранить причину нарастания перегрузочного поведения и упреждающе устранить фактор стресса ДО того, как произойдет перегрузка и начнется вредная стимуляция.Я писал о том, как понять, что такое аутистическая перегрузка, в прошлой записи блога, в которой есть несколько полезных советов.
  2. Перенаправить на что-нибудь менее опасное. Что делать, если вы не можете удалить фактор стресса перегрузки или не можете понять, что это такое? Перенаправьте поведение, продолжая при этом удовлетворять потребность в стимуляции. Посмотрите, сможете ли вы перенаправить человека на менее вредный стимул для комфорта. Если они действительно находятся в режиме перегрузки, это может означать выбор других болезненных, но безопасных стимуляторов, таких как держать кубик льда, слушать громкую музыку или рисовать карандашом на листе бумаги, пока он не станет полностью черным.Ключевым моментом является работа с человеком, у которого есть такое поведение, чтобы найти что-то, что работает и не навредит ему.

Блог Кирстен Линдсмит — один из лучших постов о самоповреждающей стороне стимминга, которые я читала. Кирстен сама находится в спектре аутизма и дает стратегии как для аутичного человека, так и для опекуна. Я редко вижу советы для обоих участников статьи. С появлением большего понимания, образования и развития таких методов, как подход с низким уровнем возбуждения, я надеюсь, что таким людям, как Мэтью Мейснер, будет помогать мягкий подход, который воодушевит как человека с вредным поведением, так и человека, который пытается чтобы помочь им остановиться.

Дополнительная литература

От беспокойства к кризису

Понимание и лечение членовредительского поведения при аутизме

Стимминг — что это и почему дети это делают?

Нравится? Поделись!

Автор: Сью Аткинс

Я работал с замечательной семьей, которая беспокоилась о своем сыне, который регулярно крутится на полу, и они задавались вопросом, почему он это делает и с какой целью.

Я предположил, что он может быть стимулирующим, чтобы уменьшить его беспокойство, стресс и подавляющие чувства.

Самостимулирующее поведение, также известное как стимуляция и самостимуляция, представляет собой повторение физических движений, звуков или повторяющихся движений предметов, характерных для людей с нарушениями развития, и наиболее часто встречается у людей с расстройствами аутистического спектра.

Считается, что аутичные люди успокаивают и стимулируют себя. Эксперты и терапевты рассматривают такое поведение как защитную реакцию на чрезмерную чувствительность к раздражителям, когда человек блокирует менее предсказуемые раздражители окружающей среды.Расстройство обработки сенсорной информации также называют причиной этого состояния. Другая теория гласит, что стимуляция — это способ облегчить беспокойство и другие эмоции.

Распространенные виды стимулирующего поведения (иногда называемые стимуляторами) включают: хлопанье руками, покачивание, удары головой, повторяющиеся звуки или слова, щелканье пальцами, вращение предметов. Стимминг почти всегда является симптомом аутизма, но он также рассматривается как часть поведенческих паттернов некоторых людей, не страдающих аутизмом.

Самая большая разница между аутичной и неаутичной стимуляцией — это тип и количество стимуляции.

Нет никаких сомнений в том, что компьютерные игры усиливают стимуляцию, а также значительно увеличивают тревожность, особенно среди детей, которые не любят проигрывать.

Человек с аутизмом может стимулировать практически все; это просто должно быть что-то, что им нравится.

Вот некоторые распространенные варианты поведения:

Визуальный . Глядя на огни; делать что-то, что заставляет зрение мерцать, например, повторяющееся моргание или дрожание пальцев перед глазами; глядя на вращающиеся объекты.

Аудитория . Прослушивание одной и той же песни или шума, например, перемотка назад, чтобы снова и снова слышать одни и те же ноты. Звуки голоса, постукивание в ушах, щелканье пальцами и т. Д.

Тактильные . Потирание кожи руками или другим предметом, расчесывание.

Вкус / запах . Обнюхивание предметов или людей; облизывать или грызть что-то, часто несъедобное. Пика может частично совпадать со стиммингом.

Устный . Эхолалия, в основном: повторение звуков, слов или фраз без очевидного учета их значения.

Проприоцепция . Это означает способность тела чувствовать, где оно находится и что делает; часто возникает ощущение, что аутизм притупляется. Следовательно, большая часть стимуляции включает в себя такие вещи, как раскачивание, раскачивание, прыжки, шаг, бег, ходьба на цыпочках или вращение — все это придает телу чувство равновесия и улучшает положение.

Стимминг — это область, которая все еще исследуется, но вероятное объяснение состоит в том, что нет одной причины, по которой кто-то стимулирует.

Я попросил семью обратить внимание на то, когда он кружился на полу.Чтобы заметить, что происходило прямо перед этим, я хотел выяснить его триггеры и то, что вызывало у него потребность отпустить что-то, что его беспокоило.

На мой взгляд, лучше задать себе вопрос: «Как мой ребенок использует стимминг?» Ответ на него может меняться день ото дня и от момента к моменту. Например: если вы находитесь в загруженной среде, и ваш сын или дочь испытывают стресс, они могут стимулировать их, чтобы избавиться от проблем, снять напряжение, напряжение, тревогу или их чувство интенсивности.

Если они устали в конце долгого дня, они могут стимулировать себя, чтобы продолжить работу. Если они чем-то обеспокоены, они могут попытаться успокоиться. Если они не хотят что-то делать, они могут стимулировать, чтобы заблокировать спрос.

Мы обсуждали, стоит ли им мешать своему сыну заниматься стимуляцией.

Он делает это дома только тогда, когда его одолевает чувство соперничества с братом и беспомощность перед некоторыми довольно жесткими правилами.

В большинстве случаев стимуляция безвредна — на самом деле, многие взрослые с аутизмом очень категорически утверждают, что это положительный момент в их жизни, который делает их счастливыми и снижает уровень стресса, и что пытаться полностью удержать ребенка от стимуляции — довольно недоброжелательно. .

Вероятно, лучше задать себе вопрос: «Есть ли обстоятельства, при которых нам следует прерывать или препятствовать стимуляции?» Ответ на этот вопрос — «да», иногда такие есть.

Существуют стимуляторы, которые называют «самоповреждающими», например, когда ваш ребенок бьется головой об пол, и, очевидно, это плохая идея, поэтому ему нужно, чтобы вы вмешались.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *