Произведения солженицына в школьной программе: Вопрос недели. А вы бы вычеркнули Солженицына из школьной программы? | Последние Новости Омска и Омской области

Содержание

Вопрос недели. А вы бы вычеркнули Солженицына из школьной программы? | Последние Новости Омска и Омской области

Лидер фракции КПРФ в омском Заксобрании Андрей Алехин  резко высказался о творчестве писателя Александра Солженицына. «Солженицын – это, как бы помягче выразиться, предатель и враг нашей страны, – заявил коммунист. – И еще врун. Все, что он писал и говорил, неправда. Надо его гнать из школьной программы!» – сказал Алехин. А вы что предложили бы изгнать из школьной программы?

Игорь Федоров, омский блогер:

– А у нас что, Солженицына теперь проходят в школе? В школе должна быть классика, все остальное – от лукавого.

Любовь Сусликова, педагог с более чем полувековым стажем, преподаватель Омского лицея №66:

– Я считаю самого Алехина надо убрать. Не уважаю его мнение – так и напишите. Солженицын – человек неординарного ума, сколько в его произведениях любви и патриотизма. Уверять, что Солженицын предатель может только тот, кто не читал его книг.

Ирина Ястребова, руководитель монтессори-центра «Умный птах»:

– Я бы убрала из школ ужасные тестовые проверочные работы, ЕГЭ и прочее. А самое главное – подготовку к ним, натаскивание детей на тесты в ущерб реальным знаниям.
Надо развивать не способность ответить на перечень конкретных вопросов, а способность самим задавать вопросы и искать на них ответы.
А добавила бы побольше практических навыков, как у нас в детстве были «труды» – кулинария и шитье, а мальчишки табуретки строгали! Наши «Монтессори-дети», конечно, все эти навыки отрабатывают, но вот в традиционной школе их очень не хватает.

Ирина Горелова, старший преподаватель кафедры экономики и организации труда  ОмГТУ, поэтесса:

– Если подходить очень жёстко, то можно вычистить половину истории и половину литературы. Мне кажется, нужно оставлять эти моменты, пусть они будут дискуссионными, их можно будет обсудить. Какое-то своё мнение составят сами школьники. Повод для дискуссии – в образовании это очень важно.

Чем вот такие штампы – Солженицын это, Пушкин наше всё, Горький – зеркало русской революции… Это всё части нашей литературы со всеми вывертами, и даже в детективах есть много интересного. По тому же «Шерлоку Холмсу» и Агате Кристи – я вот видела изумительнейшие издания, они роскошно оформленные, очень дорогие, и литературоведческие, и исторические одновременно, подарочные. Там на материале «Шерлока Холмса» рассказана история Англии тех лет. И это безумно интересно.

В общем, это должно оставаться, дискуссии возможны, в них рождается истина, главное, чтобы её там не затоптали ногами, конечно. Чем больше люди говорят – тем больше они думают.
Но при этом школьная программа не резиновая, есть тоже такая проблема.

Я читала Солженицына примерно в школьном возрасте, у меня сложилось мнение, что он сам искренне верил в написанное. И сейчас, если сравнивать «Архипелаг ГУЛАГ» и статистику историков, то понимаешь, что есть искажения. Но человек хотел расшевелить определённую реакцию, у него это получилось.

Есть моменты и положительного, и отрицательного отношения – где-то у меня в глубине, как у того Кроша, возникает ощущение: «Ёжик, нас попользовали», с другой стороны – восхищение той силой слов, которая получилась. Графоманом я его не считаю, он хороший писатель. В чём разница между этими понятиями? Неграфоман – писатель, у которого получается передавать мысли и эмоции. Куча людей не может ошибиться. Если ей удаётся воспринимать мысли и эмоции Солженицына, то это уже не графоман.

У талантливых часто не всё идеально в биографии, литература это не штамп.

А ещё по поводу того, что программа не резиновая, я бы очень много вещей оставляла на усмотрение учителя. Потому что он сможет зажечь только то, что нравится ему самому. А если из-под палки школьники будут читать Солженицына, Пушкина и кого угодно, то это больше будет проблем создавать. Лучше пусть ребёнок позже дойдёт и прочитает, чем это будет делаться насильно.

Павел Кручинский, глава компании «МИАРД», руководитель Омского регионального отделения «Партии РОСТА»:

— На мой взгляд, можно по-разному относиться к его жизни и книгам, но в целом он в творчестве отразил то, что сам пережил. Даже если где-то придумал и преувеличил. Я недавно посмотрел интервью Галины Вишневской — а напомню, и она, и её муж Солженицына очень поддерживали, и в интервью она также о нём очень уважительно высказывалась. А это человек, которому можно доверять. Его творчество — часть нашей истории и, конечно, имеет право быть в школьной программе. Чтобы дети могли сами ознакомиться и сделать выводы. На самом деле как люди многие наши писатели и поэты были неоднозначны — взять Есенина, Маяковского, Горького — к ним современники относились противоречиво. Но при этом Есенин оставил такое наследство, что до сих пор очень востребован.

Понятно, что руки прочь от Пушкина, Достоевского, и того же Льва Толстого — они признаны во всё мире. Показательно, что программа в советской школе основывалась на писателях из дворянского сословия. Это были такие вещи, которые давали очень высокое образование. Оно всегда ценилось. И у нас, и в дореволюционное время.
И сейчас выхолащивание этого Спанч Бобами (условно) и «Гарри Поттером» — вот это я считаю неправильным.
Вот от этого нужно уберечься. Дети это и сами увидят, а включать это в школьную программу точно не нужно.

Сергей Костарев, омский эколог, профессор ОмГУПС, доктор философских наук:

– Я бы ничего не вычёркивал, так как не занимаюсь школьным образованием, и это сфера ответственности учителя. Поясню. Считаю, что право определять то, чему нужно, а чему не нужно учить, должно лежать на педагогах, а качество их работы при этом должно определяться полученными результатами – успехами их школьников в олимпиадах, конкурсах, проектах, делах. Да, есть риск в том, что хороших учителей мало и на всех детей не хватит. Но такой риск значительно безопаснее, чем вообще запретить учителям (в том числе и хорошим) учить так, как они считают правильным. В первом случае будет конкуренция за хорошего учителя, учителя будут стараться развиваться, а у школьников вырастет уровень образованности. А во втором – тотальная деградация всей школьной системы, так как никакого стимула к творчеству не будет.

Адам Погарский, редактор газеты «Красный путь», депутат Заксобрания:

— Я особо не знаю, кто сейчас в школьной программе. Но нельзя закладывать туда то, что не прошло испытание временем в нашем обществе. То, что вызывает сопротивление, противодействие, даже раскол — ну нельзя закладывать в детские души. В том числе и Солженицына. Не только его, но и его тоже. У значительной части людей и «Архипелаг ГУЛАГ», и его автор вызывают решительное отторжение. Закладывать это в школьную программу — безответственно. При этом я понимаю, почему это было сделано, и почему, как всегда, в школу вмешивается политика. Но этого ни в коем случае нельзя допускать. Тем более когда сама власть декларирует, что хочет добиться в народе согласия и консолидации, единения.

Наталья Чайка, президент федерации кинологического спорта Омской области, руководитель центра канис-терапии «Лапу, друг!»:

– Я бы включила в программу «Урок Жизни». Умение быть собой, умение решать ситуации, анализировать творчество. В общем, умение быть Человеком.

Сергей Евсеенко, профессор Омского филиала Академии бюджета и казначейства Минфина РФ, член политсовета омского отделения «Партии РОСТА»:

– Тему Солженицына в школьной программе, конечно, можно было бы обсуждать, но не с Алёхиным. Дело в том, что если бы Алёхин был просто интеллигентным человеком, то я бы, наверное, ещё понял. Но он ангажирован как член конкретной партии. Поэтому для него всё, что написал Солженицын, кроме как «Слава Ленину» и «Слава Сталину», было бы плохо. Поэтому его понять можно.

Но я там другую заметку на «БК55» читал про «нашего мальчика» – когда Леонид Константинович там вспоминал, как он часами побеседовал с Солженицыным, с фотографией, где он его похлопывает по плечу – к новости был ещё забавный комментарий, потом его удалили: «А где фотография со Сталиным?». То есть вот этот редкий проходимец, делец нашей современности, которого почему-то любят в вашем издании. Исаич – нормальный был мужик, ну своеобразных взглядов, не без литературы, которую не подмажешь, написано у него талантливо.
Но он же не историк – давайте исходить из этого? Описания происходившего чудовищные, произведения выдающейся силы. А быть ему в школьной программе или нет – ну давайте это педагоги обсудят и как-то решат. Они же здесь эксперты. Наверное, патриотизм должен быть, есть там патриотизм? Пусть люди его найдут. Программы могут быть разными, вопрос в другом – надо как раз развивать мышление и прививать комплексные знания. Исаич может быть по этим параметрам в программе, потому что он Нобелевский лауреат по крайней мере, это точно. Если говорят, что ему премию дали за участие в развале СССР? Ну так у нас Полежаев тоже гордится, что всю жизнь просидел в партии, чтобы разваливать её изнутри. А это уголовная статья – «Измена Родине», по которой, кстати, нет срока давности.

Нина Маляренко, ведущая балерина Омского музыкального театра:

– Я бы изгнала из школьной программы ЕГЭ ! Ещё тот что в 9 классе сдают (ОГЭ вроде называется). Я, слава Богу, этого не застала… считаю, что ученик должен уметь рассуждать, объяснять и говорить.

А не выбирать готовый ответ. У детей даже нарушается психика из-за ЕГЭ, они боятся идти… Я слышала, что даже те ученики, которые шли на медали, просто путались в выборе ответа от волнения! А двоечники, попадая наугад, потом поступают в университеты! Какая-то лотерея получается… Отсюда и уровень специалиста любого профиля и т.д. Человек должен уметь выражать свои мысли и знания устно и письменно!

Виктор Стручаев, депутат омского Заксобрания:

– Гораздо полезнее не исключать, а добавлять в программу. Для наших подростков следует ввести отдельную дисциплину по изучению конституционных и гражданских прав, свобод и обязанностей человека, как отдельный предмет, а не в рамках нескольких часов обществознания. Тогда мы вырастим поколение с высоким уровнем правовой культуры, уважающее законность, с прочными знаниями о законодательстве и позитивным отношением к законам, правам и обязанностям человека и гражданина.

Евгения Лифантьева, писательница, журналистка, блогер:

– Прежде всего я понятия не имею, какие писатели сейчас есть в школьной программе по литературе в XX веке. Если там есть Солженицын – я не как коммунист, а как человек, который занимается литературой, считаю, что это неправильно. Всё-таки дети должны изучать литературу, а не политически окрашенную публицистику. Если речь идёт о писателях конца XX века, то есть гораздо более значительные с литературной точки зрения писатели, тот же Распутин или Белов, они писали о жизни более глубоко, более разносторонне её показывают и самое главное – с точки зрения литературы более качественно. У них лучше язык и композиция.

Проблема подмены литературы публицистикой – она началась где-то с 60-70-х годов на Западе, появился термин «размытие жанра». Литература как художественное произведение становилась менее популярной. И её место начали занимать публицистические жанры. Это привело к размытию понятия и публицистическая волна начала захлёстывать литературу сначала там, потом и у нас. У Солженицына по большому счёту не литературные произведения, а какие-то приукрашенные мемуары. Есть такое выражение «исповедальная проза», так вот там исповеди нет, потому что не саморефлексии, но выдать это за исповедальную прозу, за литературу факта пытаются. А это скорее какой-то мемуар-переросток. Причём очень политически окрашенный. Можно что-то говорить про «Один день Ивана Денисовича» – и по сути всё.

Последний пример с Алексиевич тут тоже показателен. Публицистические произведения – и с одной стороны очень жёсткая политическая окраска, и на её примере масса литераторов в России узнала о политической ангажированности в литературе на Западе только сейчас. Скорее осознала её. Если в 80-90-е годы они искренне считали, что у нас диктат компартии, цензура, а там полная свобода, то теперь эта сильная политическая ангажированность вдруг обнаружилась. Там – цензура признания. И то же самое у нас сейчас. Писатель может издать книгу за свой счёт тиражом 100 экземпляров – что угодно, не противоречащее закону и не экстремизм. Но об этом узнает максимум 100 человек. То есть там с одной стороны – цензура потребительская, с другой – политическая, на уровне руководства издательств, которое решает, что печатать, а что не печатать. Поскольку это руководство входит в политическую элиту Запада.

То есть Солженицын – чисто политическая фигура. Просто его раскрутили. С точки зрения литературы есть другой писатель – Варлам Шаламов. У него та же самая тема лагерей, репрессий, у него гораздо лучше язык, стиль, но он умер рано. И вытащить его на трибуну и сделать из него некую совесть нации, как пытались сделать из Солженицына, было невозможно. И он оказался абсолютно забыт – просто один из. Хотя с точки зрения литературы он гораздо сильнее.
Ситуация с Солженицыным мне ещё напоминает моё время, когда в программу с какого-то перепуга ввели «Малую землю» Брежнева. Абсолютно мемуарная вещь, не имеет отношения к литературе никакого, но так как это был Брежнев, её ввели в программу. Так же ввели и Солженицына – поскольку он политическая фигура.

Игорь Гаев, ветеран омского футбола:

– Вопрос насколько сложный, настолько и интересный. Странно, что вопрос о Солженицыне поднял г. Алехин из фракции КПРФ, по моему мнению, данный господин не имеет никакого отношения к коммунистическим принципам. О школе… Солженицына и его произведений не должно быть в программе, возможно только факультативно, для тех, кому действительно интересно. Самый большой вопрос – это литература и история! В эпоху демократических перемен в нашей стране пытались что-то изменить в образовании. Сделали только хуже!!! Зачем Солженицын, когда дети путают Пушкина и Лермонтова, когда герои сказок не три богатыря, не Аленушка и братец Иванушка, не Иван-Царевич, а Барт Симпсон и Спанч Боб. Об истории и говорить неудобно. Все показал опрос о наименовании аэропорта! Ничего не имею против Летова, но люди просто не знают генерала Карбышева. О точных науках и говорить не стоит, я в свои годы помню свою школьную программу назубок, а есть некоторые родные с их новыми учебниками, подсказками и интернетом, которые просто ничего не могут решить. Я за «Old school», конечно надо что-то убрать и немедленно, должен быть необходимый запас знаний. Возможно, советская система была не идеальной, но этот запас знаний она давала.

Олег Нижевясов, депутат Омского муниципального района п. Морозовка:

– Советское образование считалось одним из лучших в мире. Принимать изменения в школьную программу следует осторожно, опираясь на исследование экспертов по каждому предмету. Ну а то, что сказал Алехин, это его сугубо личное мнение и воспринимать его как руководство к действию ни в коем случае не стоит. Товарищу Алехину стоит же быть немного аккуратнее в своих словах.

Оксана Таран, директор танцевально-оздоровительного центра «Успех»:

– У меня двойняшки – дошколята проходят подготовку к школе. Мы на будущий год идем в первый класс. Но несмотря на это неимоверные траты на педагогов по основным предметам начались уже сейчас. Прекрасно могу понять нынешнюю ситуацию в государственной системе образования, наши дети государству не нужны, они нужны только нам родителям. Поэтому мы за них в ответе. Я могу понять многое, но кроме одного, зачем сейчас в школах вводится второй иностранный язык? Ведь в большинстве случаев, школьники своего родного русского языка не знают. .. Грамматика, правописание, лексика – все это оставляет желать лучшего. Скоро им навяжут два языка, ответственность за их знание ляжет на плечи родителей. Я полагаю, что те детишки, у которых есть данные к изучению иностранных языков, сами найдут свой путь к ним. Происходит некое «засорение мозгов». Я считаю, что лучше внедрить больше занятий спортивной направленности. Скорее всего сейчас России не нужна сильная телом и духом «молодая кровь». Здоровую нацию надо воспитывать с пеленок, таким образом, чтобы у школьников была любовь к физической культуре и спортивным кружкам.

Сергей Кондаков, омский политик и общественный деятель:

– Говорить о личности Солженицына, о его  литературных достоинствах и недостатках произведений нобелевского лауреата нет смысла, потому что разговор рискует скатиться в категорию «нравится – не нравится». То что он вошел в мировую историю – это факт. Солженицын – писатель с мировой славой, обладающий мировым  влиянием до сих пор. Солженицын не перестает быть великим писателем,  произведения которого надо читать и знать. Тем более, что писал он о самом болезненном периоде  национальной истории. Это уже не просто зеркало, поставленное перед национальными глазами, но зеркало, показывающее самую неприглядную национальную сторону, то, что хочется спрятать не то что от посторонних глаз, а из собственной памяти изъять. Депутат Алехин далеко не одинок в своем мнении, в головах у множества россиян – большинство их, по опросам, по-прежнему считают Сталина если не гением всех времен и народов, то уж как минимум «эффективным менеджером».  Почти две трети россиян не хотят напоминаний о его ошибках и преступлениях. В интернете много статей в духе  «Солженицын – великий предатель родины», «Высказывания великих людей о Солженицыне» (высказывания сплошь негативные, взятые из обличительных писем начала 1970-х годов). Из лагеря «патриотов», «государственников» и сталинистов Солженицыну  прилетает за антисталинизм, за критику коммунизма и даже за вклад в развал СССР. Эти люди так же возмущены тем, что «Один день Ивана Денисовича» входит в школьную программу, а возможности исключить «клеветническое» произведение из школьной программы у них нет и быть не может! Несмотря на всю критику оппонентов Солженицына, я восхищаюсь жизненным подвигом гения!

Дина Грин, художник и режиссёр, преподаватель творческих дисциплин:

– Я когда проверяю стихи и басни, которые еженедельно по программе учит дочь, то и сама с трудом вспоминаю значение заковыристых слов, потерявших смысл своей нагрузки ещё двести лет назад. Гуглим вместе по словарям устаревших слов, чтобы хоть как-то собрать логичность строки и мысли, задуманную автором. При том, что у дочки хваткая память.
Странно, что программа по литературе десятилетиями не корректируется. Я понимаю, что классика необходима и её стоит в базе сохранять. Но! Есть много прекрасных наполненных смыслом современных авторов. Почему их произведения не включают в программу? То, что более близко нынешним детям. Или подождём сто пятьдесят лет, пока и они станут классикой, не совсем понятной для будущей молодежи? Этот вопрос к главным филологам и культурологам страны у меня открыт. По факту: программа мертвая, и моя дочь учит то, что учила её пробабушка. С таким же успехом можно и перо с чернилами удерживать в классической программе техники письма.

Игорь Басов, председатель Омского общественного  городского совета:

– Предлагаю исключить из школьной программы изучение и знакомство с религиями на основе текстов и цитат (Библия, Коран, Танах (Тора, Ганджур), по сути, экстремистких, но которые по ст. 3.1. ФЗ №114 от 25.07.2002 г. «Об экстремизме» не могут быть признаны экстремистскими материаолами. (Т.е. освобождены от уголовного преследования).  

Светлана Широкова, руководитель студии восточного танца «Файруг» и индийского – «Санам»:

– Войну и Мир. Адская куча текста, несвоевременного и далёкого от современного сознания, совершенно лишняя в том возрасте. И побольше современных классных авторов – Крапивина, например. А Солженицина трогать не надо.

Наталья Виташевская, актриса Лицейского театра:

– Мы помним, как в мае этого года Общественность Севастополя тоже выступила с требованием исключить из школьной программы произведения Александра Солженицына. Мнения на этот счёт были разные. Меня больше смутила новость о некой Концепции «патриотичного» изучения литературы, которая разрабатывается Общественной палатой. С её помощью (цитата) «помогут детям правильно понять «опасные» для них произведения, а также изъять некоторые книги из школьного курса.

Потенциально опасными произведениями признаны: «Отцы и дети» Ивана Тургенева, «Гроза» Александра Островского, критика Виссариона Белинского, гражданская лирика Николая Некрасова и сказки Михаила Салтыкова-Щедрина.
Исключить полностью комиссия Общественной палаты предлагает и произведение «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова».

Мы читали и при советском режиме эти произведения. Что, тогда патриотизм меньше ценили? Суть в том, как сам педагог может раскрыть произведение детям, его сильные стороны. Зачем исключать из программы? Так и с Солженицыным. Не зря же ему была присуждена Нобелевская премия по литературе «за нравственную силу, почерпнутую в традиции великой русской литературы». Тем более, что большинство школьников вряд ли готовы целиком изучить тот же «Архипелаг Гулаг». Для того в школе и есть учителя, чтобы разговаривать о том или ином материале, спорить возможно – ведь в нем и истина.

А. И. Солженицын — Все произведения школьной программы в кратком изложении, 11 класс

Все произведения школьной программы в кратком изложении, 11 класс

А.

И. Солженицын

(р. 1918)

Александр Исаевич Солженицын родился 11 декабря 1918 г. в Кисловодске. Перед Великой Отечественной войной он окончил Ростовский университет, где усиленно изучал физику и математику. Заочно Солженицын учился на филфаке МИФЛИ. Три года Солженицын воевал в Красной Армии в артиллерийских войсках, достиг звания капитана.

9 февраля 1945 г. Александр Исаевич был арестован фронтовой контрразведкой за критические замечания о Сталине, высказанные им в письме другу. Без проведения суда писателя приговорили к восьми годам тюремного заключения. Он пробыл в лагерях до 1953 г. В 1952 г. Александр Исаевич заболел раком, а в 1954 г. он чудом вылечился в ташкентской больнице.

В хрущевские времена писатель был реабилитирован и в 1956 г. смог вернуться в центр России. Солженицын начал новую жизнь, поселившись в Рязани. Он преподавал в школе физику и математику. В этот же период он начал работать над своими книгами. В 1962 г. был написан знаменитый рассказ «Один день Ивана Денисовича». Это было первое произведение писателя, напечатанное в Советском Союзе. После 1966 г. произведения Солженицына надолго перестали публиковать. Главной причиной этого послужило написание «Письма IV съезда советских писателей», в котором писатель требует отказа от цензуры, реабилитации писателей, расстрелянных во время репрессий, а также возврата его личного архива, конфискованного властями в 1965 г. В 1968 г. вышли роман «В круге первом» и повесть «Раковый корпус», а в 1970 г. Солженицыну присуждают Нобелевскую премию, после чего гнет над ним еще больше возрастает. В феврале 1974 г. за публикацию «Августа 14-го» и первого тома «Архипелага ГУЛАГ» советское руководство высылает писателя в Германию, но Александр Исаевич поселяется в Швейцарии.

В 1976 г. Солженицын вместе с семьей переезжает в США. Живя на Западе, он завершил «Бодался теленок с дубом: очерки литературной жизни» и восстановил три пьесы, сочиненные в лагерях. Основными выступлениями на Западе были «Расколотый мир», «Чем грозит Америке плохое понимание России», а также «Иметь мужество видеть».

В 1989 г. в журнале «Новый мир» были напечатаны главы из «Архипелага ГУЛАГ», в 1990 г. Солженицыну возвратили советское гражданство. В том же году огромным тиражом был выпущен его манифест «Как нам обустроить Россию». В мае 1994 г. с новыми произведениями писатель вернулся в Россию. Одной из его новых работ был «Русский вопрос к концу XX века». К 1998 г. относятся работы «Россия в обвале», «Угодило зернышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания». С сентября того же года Солженицын начинает издавать журнал «Новый мир». В 2001 г. вышла одна часть его исследований «Двести лет вместе».

Александр Исаевич очень хотел повлиять на российскую политику и для этого в 1994 г. встречался с Борисом Николаевичем Ельциным, а в 2000 г. — с Владимиром Владимировичем Путиным.

 

Один день Ивана Денисовича

В пять часов утра, как всегда, нужно было вставать, но барак почему-то не открывали. Иван Денисович Шухов никогда не просыпал подъем. До отхода на работы было полтора свободных часа. Шухов обычно тратил их на помощь другим и на мелкие работы. Например, он мог подмести, подать бригадиру валенки, чтобы тот не замерз с утра, или прибрать в столовой. За это могли даже накормить. В лагере живет много людей, которые уже мало похожи на людей (больше на животных). Про таких заключенных бригадир Куземин говорил: «Но люди и здесь живут. В лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать». В описанный день Шухов поднялся не сразу. В то утро ему нездоровилось и хотелось еще немного поспать. Барак был огромный и холодный: на окнах был толстый слой льда, а потолок был покрыт инеем.

Утро проходит, как обычно: дневальные выносят мусор и выдают работникам валенки. Бригадир уже пришел в штабной барак за нарядами на работу. Шухов слышал это, лежа на кушетке и закутавшись в одеяло и телогрейку.

Бригаду нарядчиков хотят послать со строительства мастерских на «соцгородок». Строительство должно было проходить на заснеженном поле в жуткий мороз, а огонь в такую погоду разжечь невозможно. Сначала в снегу выкапывали ямки, ставили в них столбы и натягивали колючую проволоку, чтобы заключенные не могли сбежать во время работы. Шухов лежал и думал, сходить ли ему в санчасть. Ему не нравилось такое состояние: вроде не здоров, но и не болен. К лежащему Ивану Денисовичу подошел бригадир и начал его отчитывать: «Щ-854. — Трое суток кондея с выводом!» Шухов жалобно спросил: «За что?» Услышав ругань, все остальные начали потихоньку подниматься. Никому не хотелось оказаться в карцере за непослушание. Шухову было очень обидно из-за того, что он впервые проспал. Но спорить с Татарином было нельзя, и Иван Денисович быстро оделся и вышел вслед за бригадиром. Оказалось, что Шухова повели вовсе не в карцер, а помыть пол в штабном бараке. На улице было 27,5 градусов. Вернувшись с улицы, Шухов разулся, чтобы не намочить обувь, и налил воды на пол так, что она потекла под валенки надзирателей. Те стали ругать заключенного и приказали, чтобы он лишь слегка протер пол. Он быстро справился с работой. Шухов бросил мокрую тряпку за печку, а водой щедро полил дорожку, по которой ходило начальство, и пошел в столовую. Очереди за едой не оказалось. Все ели, не торопясь, выплевывая на стол кости. Когда костяная горка становилась большой, ее выкидывали на пол. Сразу бросать мусор на пол было неприлично. Однобригадник Фетюков охранял завтрак Шухова. Иван Денисович снял шапку. Все остальные ели в шапках, но он не мог. Он медленно ел, смакуя каждый кусочек. Шухов не заходил в барак, поэтому своего хлеба он не получил. После завтрака Иван Денисович отправился в санчасть, но по пути вспомнил, что надо купить у длинного латыша два стакана самосада, поэтому Шухов поспешил скорее решить дело в санчасти. Фельдшер померил температуру Ивану Денисовичу, оказалось 37,2. Если бы у Шухова была температура 38, то его могли бы освободить, но градусник показывал меньше, и его отправили работать.

Иван Денисович успел забежать в барак, и помощник брихадира дал ему хлеб и сахар. Бригаду сразу же начали собирать на работы.

Сто четвертая бригада, к которой принадлежал Шухов, пошла на прежнее место работы, видимо, бригадир отдал за это сало. На холод пошли работать те, кто победнее и поглупее. Бригада ждала шмона, и Шухов встал в строй около курившего сигарету Цезаря, а тот, не докурив, отдал ее Ивану Денисовичу. Всех заключенных обыскивают, пытаясь найти ножи и другие запрещенные предметы. Люди сильно замерзли на улице. Тщательно считают выходящих из барака. Надзиратели стараются не ошибиться, иначе свою голову можно сложить.

Шухов натянул шапку пониже и поднял воротник, оставив на лице открытыми только глаза. Начальник объявил маршрут, и колонна двинулась в путь. Иван Денисович был жутко голоден, и, чтобы хоть как-то отвлечься, он начал думать, как будет писать письмо родным. Наступил новый 1951 год и Шухову разрешили написать домой, только о чем надо было написать, он не знал.

Шухов ушел из дома 23 июня 1941 г. Сейчас мало что связывало его с семьей. Жена писала все время одно и то же: что колхозы разваливаются, все парни и девушки перешли работать на фабрики и заводы. Мужчин с войны вернулось меньше половины-, и в колхозе работают одни женщины, больше никому это не нужно. Многие мужики работают красителями ковров. Жена очень хочет, чтобы Иван Денисович тоже красильщиком стал, надеется, что они вылезут из нищеты. Все красильщики уже в новых домах живут. Шухову оставалось сидеть еще год, но мысль, что он будет красить ковры, ему не нравилась.

Из рассказов вольных шоферов Шухов узнает, что людям не дают нормально работать и существовать, поэтому они стараются выживать, как умеют. Иван Денисович тоже мог бы приспособиться к таким условиям, но ему не хотелось браться за ковры.

Иван Денисович огляделся и увидел бригадира. Он был крепким и сильным мужчиной, а в тюрьме отбывал уже второй срок. Шухов считал, что на зоне все зависит от бригадира: если тот хороший, то всегда поможет, но если нет, то это верная погибель. Пока бригадир получает задание, вся бригада уходит в зону, чтобы запастись теплом на весь рабочий день. Шухову становится все хуже. Он достал хлеб, оставшийся с завтрака, и начал есть, чтобы хоть как-то дотянуть до обеда. Правильно есть Шухов научился только в лагере, когда есть нечего. Каждый кусочек он долго пережевывал и мял во рту, получая от этого удовольствие. Рядом с Иваном Денисовичем сидел кавторанг Буйновский. В лагере он со всеми разговаривал командным тоном (привык так себя вести на флоте). Сенька Клевшин был глухим, он сидел в немецких лагерях, но даже Бухенвальд не сломил его духа. Два эстонца, словно родные братья, всегда неразлучны. Они все делят пополам, хотя познакомились только в лагере. Латыш Кильдигс мечтает о том, чтобы поднялся буран. Тогда не только на работу, даже из барака никого бы не выпустили, а если выйдешь на улицу, легко можно заблудиться. В такую погоду никто не работает, но из-за этого работа переносится на выходные.

Вернулся бригадир и раздал всем задания. Без работы остались только Иван Денисович и латыш. Бригадир приказал им забить окна, чтобы люди не замерзали. Кильдигс вспомнил, что около сборных домков лежит огромный рулон толя. Настоящее имя Кильдигса — Ян, но Шухов предпочитает называть его Ваней. Перед тем как идти за толем, Шухов достал из кармана мастерок. После работы все заключенные должны были сдавать инструменты, но Иван Денисович изловчился и выкрал один.

За работу зэки получали еду. Если кто-то из бригады не работал, всех оставляли без обеда. Но в такой мороз лучше поработать, иначе можно окоченеть.

Забили окна и растопили печь, поэтому народ потянулся к теплу. Но помбригадира разогнал всех делать растворные ящики. Латыш радовался, что скоро заканчивается его срок и он будет жить на воле. Но Ивану Денисовичу кажется, что его не выпустят. Считалось, что Шухова посадили за измену Родине. Он, по словам следователя, сдался в плен врагу, а вернулся из плена, потому что выполнял задание немецкой разведки. Но какое задание, придумать никто так и не смог. На допросах в контрразведке Шухова очень сильно избивали, и он подумал, что если будет сопротивляться, то его просто убьют, поэтому он согласился со словами следователя. На самом деле все обстояло по-другому. В феврале 1942 г. на Северо-западе их отряд окружили со всех сторон. Есть было нечего, поэтому Даже лошадиные копыта шли в пищу, и оружия тоже не осталось. Всех, кто попадался на пути, немцы брали в плен. Иван Денисович находился в плену два дня, а потом он и еще четверо солдат бежали. Только двое из них остались в живых, но рассказ про два дня в плену показался властям неправдоподобным, и их посадили.

Глядя на огонь, Шухов начал вспоминать семь лет, проведенных в Сибири. Там, если работа не была закончена днем, нужно было трудиться ночью. Не успеешь вернуться в лагерь, нужно уже снова идти на работу. А в этом лагере, как утверждал Иван Денисович, условия лучше. Один зэк сказал, что не лучше, потому что людей убивают, а его поправили, что не людей, а стукачей. Прозвучал гудок, вызывающий рабочих на обед. Часть еды отходила дежурным, а зэкам оставалось лишь брать то, что дают, и помалкивать.

Бригадиру дают двойную порцию овсяной каши, но он отдает ее помощнику Павлу. При раздаче мисок повар сбился со счета, и Шухову удалось взять лишние. Шухов надеялся, что хотя бы одна из ворованных порций достанется ему. Двумя лишними порциями должен был распорядиться Павел. Он съел свои две миски каши и отдал Шухову две оставшиеся, с тем чтобы одну Иван Денисович съел сам, а вторую отнес Цезарю. Иван Денисович боялся, что лишнюю порцию отдадут Фетюкову, который хороший вор, но схитрить не смог. Рядом с Шуховым сидел Буйновский. Он не знал, что осталась еще еда, поэтому сидел спокойно. Но Павел отдал и ему одну миску. Шухову понравился поступок Павла. Кавторанг еще не научился жизни в лагере, и его нужно было поддержать. Иван Денисович отнес Цезарю его порцию. Он надеялся, что добрый Цезарь даст ему папиросу, но, так и не дождавшись, пошел работать.

Бригада повеселела. Они выполнили всю работу и поэтому следующие пять дней должны будут получать хорошие пайки.

Бригада столпилась у печки, слушая рассказ бригадира о том, как его выгнали из военного училища. Позже на пересылке он узнал, что училищное начальство расстреляли, и тогда впервые поверил, что Бог все-таки существует.

Шухов занял у эстонцев табак и начал курить.

Бригадир теперь рассказывал, как ехал на поезде, прикрываемый четырьмя девушками. Одну из них он потом встретил на пересылке и помог ей устроиться в портняжную, иначе бы она погибла.

Он пришел тайком домой, отца к тому времени уже угнали. Тюрин увез своего брата в город Фрунзе и отдал блатным на воспитание. Теперь он пожалел, что сам с ними не остался.

После рассказа все разошлись по работам. Кладку решили делать вчетвером, чтобы не стыл раствор: Иван Денисович, Кильдигс, бригадир и Клевшин. Шухов был увлечен своим делом. Он заметил, что до него клали неумело, кое-как. Иван Денисович решил исправить все огрехи. От такой работы всем стало жарко. Пришел досмотрщик — Дэр и начал кричать на Тюрина. Он говорил, что за толь бригадиру дадут третий срок. В ответ на такое бригадир сказал, что если Дэр что-нибудь скажет, то он его убьет. Дэр испугался и сказал, что его неправильно поняли. Надсмотрщик только не знал, что же он скажет про толь прорабу. Тюрин посоветовал сказать, что, когда на работу пришла сто четвертая бригада, толя уже не было.

Бригадир хотел, чтобы рабочие починили подъемник, чтобы не поднимать вручную раствор, но оказалось, что подъемник неисправен.

Каменщики клали всего пятый ряд, когда заканчивался рабочий день, а раствор еще оставался. Рабочие не хотели, чтобы раствор пропадал, поэтому клали быстро, не задумываясь о качестве. Иван Денисович ходит и поправляет неровности на стене. Все рабочие пошли строиться и сдавать инструменты, а Шухов и Клевшин доделывали свою работу. Все уже построились, а Шухов и Глухой быстро бежали к строю, чтобы их не побили за опоздание. Но все обошлось, бригадир объяснил причину их опоздания. Всех пересчитали, но оказалось, что одного человека недоставало. Выяснилось, что отсутствует человек из тридцать второй бригады. Через полчаса он все-таки подошел. Оказалось, что он забрался на лес и заснул, его еле отыскали. Все двинулись в путь.

Шухов хочет занять место в посылочной для Цезаря. Цезарь говорит, что, возможно, и нет никакой посылки, но Иван Денисович все равно настаивает на своем. Как только заключенные проходят через ворота, все разбредаются кто куда. Шухов уже бежит в посылочную.

В очереди Шухов узнает, что выходного в воскресенье не будет. Так делали каждый месяц: из официальных пяти выходных два обязательно делали рабочими.

Но и выходной день могли испортить какой-нибудь срочной работой. Цезарь пришел за посылкой, а ужин свой отдал Шухову. Этого Иван Денисович и хотел.

Вернувшись в барак, Шухов обнаружил, что его пайка, спрятанная под матрасом, цела. Это его очень обрадовало. Он побежал в столовую и успел сесть со своими. Иван Денисович добыл поднос и миску с более густой баландой получил. Он взял хлеб за себя и за Цезаря. В этот день Шухову повезло дважды: и в обед и на ужин ему досталось по две порции. Хлеб Шухов оставил на завтрак и решил сходить к латышу за самосадом. Денег в лагере не платили, только по заявлению можно было снять раз в месяц. Иван Денисович зарабатывал на шитье тапочек и бушлатов.

Вечером Буйновского забрали в карцер за непозволительное поведение с начальством. После десяти суток пребывания в этом ужасном месте в мороз и с кормежкой в третий, шестой и девятый дни точно можно было заработать туберкулез, а если пробыть там пятнадцать, тогда смерть.

Шухов научил Цезаря, как сохранить посылку при ночном обыске.

Наконец Иван Денисович лег спать. Он был доволен, что ночует не в карцере, а в бараке. Там, по его мнению, еще можно было спать.

Только все решили заснуть, как началась вторая проверка. Цезарь наградил Шухова за помощь печеньем, сахаром и кусочком колбасы. Шухов засыпал очень довольный. День для него был удачным: его не посадили в карцер, их бригаду не отправили работать на соцгородок, он много съел за день, хорошо поработал и не попался с ножовкой на проверке.

 

«Прошел день ничем не омраченный, почти счастливый.

…Таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три. Из-за високосных годов — три дня лишних набавлялось».

Своеобразие раскрытия лагерной темы в повести А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Главным героем рассказа Солженицына является Иван Денисович Шухов. На первый взгляд кажется, что Солженицын повествует нам об одном конкретном человек, но на самом деле, этот образ является собирательным. Таких людей, как Шухов, миллионы. Все они живут в заточении, в лагерях, хотя не совершали никаких преступлений.

Иван Денисович — трудолюбивый и справедливый человек. Именно эти качества отличают его от других людей в лагере. Он никогда не будет унижаться из-за сигареты, вылизывать миски или, тем более, становиться доносчиком ради собственного благополучия. Шухов не симулирует болезнь, а, почувствовав себя плохо, пытается побороть в себе недомогание.

Работа для Ивана Денисовича — главное спасение. Он и на воле любил поработать, а в лагерных условиях это было единственной радостью. Во время работы заключенные веселятся, смеются, рассказывают друг другу истории из жизни.

Описанный день является таким же типизованным, как и образ Шухова. Таких дней в жизни зэка очень много, и последующий день до боли напоминает предыдущий. Но ни однообразие, ни суровые условия жизни не смогли сломить русский дух и поработить человека. Эти люди выстояли сами и не дали сломить Россию.



«Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына включен в школьную программу — Российская газета

Соответствующий приказ подписал министр образования и науки Андрей Фурсенко. Теперь отрывки из романа Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» входят в обязательный минимум содержания основных образовательных программ по русской литературе ХХ века.

Напомним, год назад, в сентябре 2008-го, премьер-министр Владимир Путин поручил минобрнауки доработать учебные программы, чтобы творчество нобелевского лауреата Александра Солженицына в них было представлено более полно. До сих пор обычные российские школьники знакомились с творчеством Солженицына по рассказу «Матрёнин двор» в средней школе, а позже, уже в 11-м классе, проходили повесть «Один день Ивана Денисовича». «Архипелаг ГУЛАГ» входил в обязательную программу по литературе только в профильных классах старшей школы. И, кстати, многим педагогам такое положение вещей казалось неправильным.

«Естественно, имя Солженицына упоминается, когда на уроках истории изучают 30-е годы ХХ века, период хрущевской оттепели, 90-е годы. Но простое увеличение часов на изучение этого автора в рамках предмета, не даст должного результата» — так считает московский учитель истории Андрей Лукутин. Многое, по его мнению, зависит от того, как материал преподнесет учитель, насколько грамотно будет организован учебный процесс. Ведь можно на уроках литературы изучать произведения Александра Солженицына именно как художественные, а на уроках истории уже рассматривать их как документальные свидетельства эпохи.

Кстати, и сам министр Андрей Фурсенко в свое время говорил о том, что важно знать не только художественные произведения автора, но и его публицистику. В частности, труд «Как нам обус-троить Россию». Глава образовательного ведомства считает, что в 10-м классе ребята уже вполне готовы воспринимать литературу такого уровня.

Теперь, когда «Архипелаг ГУЛАГ» включен в федеральный компонент государственных образовательных стандартов, изучение фрагментов романа станет обязательным для всех российских старшеклассников.

прямая речь

Наталья Солженицына:

— Да, это была инициатива премьер-министра Владимира Путина, и еще тогда я сказала, что всячески ее поддерживаю, но считаю, что для учащихся общей школы, не профильной, непосильно читать сразу три тома романа. Нужны фрагменты, или очень сильно уменьшенный объем. На встрече с министром Фурсенко мне предложено было подготовить такой сжатый вариант романа «Архипелаг ГУЛАГ». Этим я сейчас и занимаюсь. Работа будет представлена экспертному сообществу методистов и учителей в ноябре. После того как экспертиза будет пройдена, книгу, надеюсь, напечатают достаточным тиражом, чтобы она попала во все российские школы. Именно по ней будут изучать роман школьники, и ею же смогут пользоваться педагоги при подготовке к занятиям, выбирать из нее для уроков то, что покажется нужным.

Романы Солженицына будут изучать на уроках истории — Российская газета

Минобрнауки должно доработать учебные программы, чтобы творчество нобелевского лауреата Александра Солженицына в них было представлено более полно: такое поручение министру образования и науки дал премьер Владимир Путин.

По его словам, сегодня у учеников есть возможность познакомиться с творчеством великого писателя и философа, но этого недостаточно. Как нужно изучать произведения Солженицына в школе? С этим вопросом корреспондент «РГ» обратился к учителям и экспертам.

Татьяна Королькова, заместитель директора по библиотечной работе библиотеки-фонда «Русское зарубежье»:

— Речь идет в первую очередь о высшей школе. Не только будущие филологи, но и будущие философы, политологи, историки, юристы должны изучать творчество Солженицына. Ну как, скажите, понять причины революции без солженицынского «В круге первом», где рассматриваются причины, истоки того, что произошло?

Мне бы хотелось, чтобы были труды — литературоведческие, исторические, политологические, психологические, в которых бы анализировалось огромное творческое наследие Александра Исаевича. Оно гораздо глубже, чем мы сейчас это воспринимаем. Исследователи разного рода должны задуматься над феноменом ХХ века, который хроникально разложил Солженицын. Он, если хотите, обелил нас своими произведениями. Все мы жили в оцепенении, молчали и думали: с нами этого произойти не может. Он был один в поле воин. Он мог противостоять. И личность человеческая, если борется за правое дело, сильна, ее ничто не может сломить.

Посмотрите, как он жаждал вернуться в Россию! Я понимаю, за что он осудил третью эмиграцию. Он видел себя только здесь, на своей земле. Конечно, он непростой автор, у него трудный слог, сложное лингвистическое построение фразы. Чтобы его понять, надо себя заставить думать. Замечательно сказала Белла Ахмадулина: «Он предстал перед судом и за всех нас ответил».

Андрей Лукутин, президент некоммерческого партнерства «Столичный учитель», автор учебников истории:

— На уроках истории сейчас изучают «Один день Ивана Денисовича». Когда ученики проходят 30-е годы, то говорят о ГУЛАГе, 60-е годы — оттепель, тоже обязательно вспоминают о Солженицыне, а 90-е годы — это, конечно, «Как нам обустроить Россию». Не могу сказать, что он легок для понимания. И простое увеличение часов на изучение этого автора в рамках предмета, думаю, ничего не даст. Многое зависит от того, как материал преподнесет учитель, насколько грамотно будет организован учебный процесс. Можно на уроках литературы изучать произведения Александра Солженицына именно как художественные, а на уроках истории уже рассматривать их как документы эпохи. И это принесет больше пользы.

На меня самого Солженицын оказал сильное воздействие. Он был последним из тех, кто не отказывался от своих убеждений до конца и отстаивал их. Предпоследним был Лихачев.

Андрей Успенский, «Учитель года России», преподаватель литературы школы N 37, г.Череповец:

— В школьную программу включены такие произведения Александра Солженицына, как «Матрёнин двор», «Один день Ивана Денисовича», а также отдельные главы романа «Архипелаг ГУЛАГ». Вопросы по ним включены в ЕГЭ по русскому языку и литературе. Но мне кажется, нужно более подробно изучать этого автора именно на уроках истории и обществоведения, в частности, анализировать одно из важнейших произведений «Как нам обустроить Россию». Рассказывать ученикам о том, что он отказался получать орден из рук Ельцина, вообще о его взаимоотношениях с властью.

Увеличение часов в программе — это не мера. Добавить часы на Солженицына, значит, урезать изучение творчества Толстого, Пушкина… Да и не в часах дело. Можно ведь преподавать так, что ученики будут «проходить» материал, а можно сделать так, чтобы они послушали, подумали… Не забывайте, Александр Исаевич всегда был против всякого увековечивания и восхваления.

Ольга Пахомова, мама ученика 10-го класса школы N 1220, Москва:

— Посмотрела потрясающий документальный фильм о Солженицыне и его семье, где он рассказывает о своих философских взглядах на историю России, затрагивает буквально все сферы жизни общества, рассуждает о революции и власти. Считаю, что надо этот фильм показывать в обязательном порядке на уроках литературы или истории. Еще, по-моему, можно расширить список дополнительной литературы, которую рекомендуют школьникам для летнего прочтения, включить, к примеру «Раковый корпус», «В круге первом». Помню, к 80-летию Солженицына социологи спрашивали у россиян, кто самый великий и талантливый писатель современности? Большинство назвали Акунина и Донцову. Солженицын был только на третьем месте.

Андрей Фурсенко, министр образования и науки РФ:

— Считаю, что по крайней мере в профильной школе ребята должны знать и чисто литературные произведения Солженицына, и исторические. Думаю, что в профильной школе должен быть существенно расширен список рекомендованной литературы, причем как для уроков литературы, так и для уроков истории и обществоведения. Включая публицистику Солженицына, которая имеет большое значение. Мне кажется, что в 10-м классе ребята вполне уже готовы воспринимать произведения такого уровня. Лично я прочитал «Один день Ивана Денисовича» в 8-м классе.

«Архипелаг ГУЛАГ» войдет в школьную программу – Общество – Коммерсантъ

Согласно сообщению Минобрнауки, теперь российские старшеклассники будут изучать роман Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Ранее в школьную программу входили только два произведения классика отечественной литературы — рассказ «Матренин двор» и повесть «Один день Ивана Денисовича».

«Приказом министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко обязательный минимум содержания основных образовательных программ по русской литературе 20 века дополнен изучением фрагментов романа Александра Исаевича Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», — сообщили в пресс-службе Минобрнауки.

Раньше «Архипелаг ГУЛАГ», который в 1973 году был выпущен за рубежом, а на Родине — лишь в 1989 году, в средней школе изучали лишь на профильном уровне. Ввести в школьную программу несколько уроков, посвященных творчеству Александра Солженицына, предложила вдова писателя Наталья Солженицына на состоявшейся 28 июля встрече с премьер-министром РФ Владимиром Путиным. «Можно ввести два-три урока. Мне кажется, это было бы правильным по отношению к истории страны», — сказала она.

4 сентября Минобрнауки направило в российские школы методические рекомендации по расширению изучения творческого наследия Солженицына в школах, включающие как изучение творческого наследия писателя на уроках литературы, на уроках русского языка и развития речи, так и более глубокое изучение жизненного пути и историко-культурного наследия Солженицына в курсе отечественной истории 20 — начала 21 веков.

Александр Солженицын ушел из жизни 4 августа прошлого года. В настоящее время в России издается самое полное 30-томное собрание сочинений писателя. Кроме того, Наталья Солженицына сообщила ранее, что готовит к изданию в России однотомный вариант романа. «Есть сокращенное издание, так сначала сделали в Америке, а потом в других странах для студентов и старших школьников — конденсированный вариант», — напомнила она.

Виктор Ерофеев, писатель:

— Пусть лучше наши школьники изучают роман Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», чем «Как закалялась сталь». И не надо думать, что для детской психики это очень сложное произведение. Современные дети, в отличие от своих родителей, спокойно воспринимают окружающий мир во всем его многообразии, их психику трудно чем-либо нарушить. Если они способны и готовы понять «Евгения Онегина», то почему они не поймут «Архипелаг»? Все зависит от того, как преподаватели будут преподносить ученикам этот материал. Если формально, как это бывает обычно, то изучение Солженицына вызовет у школьников отвращение ко всем произведениям Александра Исаевича, и «Архипелагу ГУЛАГу» в частности.

К сожалению, я прочел «Архипелаг» не в школе, а уже будучи довольно взрослым человек. Но зато, как только это произведение вышло. Я тогда был женат на польке, а в Польше Солженицына не запрещали. Помню, как сидел ночью на кухне и читал эту книгу, Помню даже, что она была в коричневой обложке. Прочитав ее, я безумно захотел привести ее в Советский Союз, чтобы дать почитать друзьям. Но как представил себе, какой скандал может разразиться на границе, если книгу найдут, испугался и от этой идеи отказался. Сейчас у нынешней молодежи нет повода читать такие вещи ночами, поэтому пусть читают и изучают Солженицына на уроках. Это пойдет им только на пользу.

Наталья Матвеева, ректор Института психологии и педагогики:

— Я считаю, что изучение в школе фрагментов произведения Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» не станет серьезным испытанием (в негативном плане) для психики подростков. В любом случае для нормального формирования личности человек должен испытывать какие-либо потрясения. Другой вопрос, какие фрагменты предлагает изучать министерство образования. Скорее всего, это будет все же изучение первых глав произведения, где нет описания сцен насилия. Но все будет зависеть от профессионализма учителя, от того, как учитель будет комментировать прочитанные тексты. Если «Архипелаг» будут изучать по модульной системе, которая предполагает сквозное изучение определенных элементов на нескольких уроках, то это будет еще лучше. Например, изучать его на уроках литературы, истории, социологии и политологии (в школах, где есть эти предметы), проводить дискуссии, получать обратную связь от ученика. Тогда это будет формировать мировоззрение и школьник будет понимать и на примере этого произведения, что человек — это сильное создание и неповторимое. Такой подход я могу только поприветствовать. Я Солженицына прочитала уже после окончания института, когда во времена перестройки его произведения в нашей стране перестали быть запрещенными.

«Русский академический фонд» предложил исключить из школьной программы книги А.

Солженицына и В.Шаламова — Агентство городских новостей «Москва»

«Русский академический фонд» предложил исключить из школьной программы книги А.Солженицына и В.Шаламова

12.05.2017 10:00

Теги: Школы , Образование , Литература

Общественная организация «Русский академический фонд» предлагает исключить из списка литературы, входящей в школьную программу, произведения Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» и Варлама Шаламова «Колымские рассказы». Об этом Агентству городских новостей «Москва» сообщил исполнительный директор фонда Алексей Алексеев.

«Я думаю, что стоит задуматься о включении в школьную программу книги Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо». Его можно было бы включить, убрав из программы «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицына и «Колымские рассказы» В.Шаламова. Не потому, что эти книги плохие, просто дети подрастут и прочтут их сами. В школе закладывается базис, принципы существования мира, и я не думаю, что А.Солженицын и В.Шарламов в достаточной мере могут этот базис заложить. Это серьезные и достойные произведения, но не для школьной программы», — заявил А.Алексеев.

Ранее СМИ сообщали, что «Русский академический фонд» направил министру образования и науки РФ Ольге Васильевой письмо с предложением включить в школьную программу по литературе фрагменты «Черной книги» под редакцией Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга, а также фрагменты романа В.Гроссмана «Жизнь и судьба».

Произведение «Архипелаг ГУЛАГ» внесено в обязательную школьную программу по литературе для старшеклассников в 2009 г.

Рубрика: Общество

Ссылка на материал: https://www.mskagency.ru/materials/2665283

Библия школьника — РТ на русском

Недавно депутат Олег Смолин предложил убрать из школьной программы «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, а вместо него включить в ту же программу Библию.  

Также по теме

Музей-квартиру Солженицына открыли в Москве

Музей-квартиру писателя Александра Солженицына открыли на Тверской улице в Москве, сообщает kp.ru.

Это чрезвычайно благодатное поле для критики и спекуляций. С одной стороны, можно сказать: конечно, наследники красных палачей — а этот депутат от КПРФ — делают всё возможное, чтобы лишить детей информации о тоталитарных злодеяниях. 

С другой стороны, хочется в очередной раз упомянуть о религиозном мракобесии — задумали промывать школьникам головы религиозными текстами.

И наконец, можно сказать о том, что депутатские инициативы вообще ничего не значат, полностью замыкаются в рамках самопиара, а парламент — орган декоративный. 

Но, помимо всего этого, есть смысл задуматься о том, что сейчас читают в старших классах школы и так ли оно всё необходимо. 

Чтение, безусловно, любое идёт молодому уму только на пользу — развивается навык анализа текста, выстраиваются новые нейронные связи в мозгу, расширяется кругозор, формируется вкус. Но действительно ли школьники читают все эти тома?

Правда что ли в 15 лет можно в массовом порядке освоить «Бесов» Фёдора Достоевского или его же «Братьев Карамазовых»? Где физически в условиях потогонной и беспрерывной муштры перед ЕГЭ можно взять время на чтение этих бесконечно сложных книг? А даже если время это где-то взять, всё это прочитать, то что подросток из прочитанного поймёт? 

«Бесы» — роман-памфлет, накрепко привязанный к той эпохе, которая в этой книге дана в своём становлении. Это, безусловно, великое литературное произведение, но его не всякий специалист-то разберёт, не каждый уловит параллели персонажей с реальными личностями, да даже саму проблематику не всякий опытный читатель выявит. 

А детям нужно. В перерыве между алгеброй и химией, высунув язык по дороге на подготовительные курсы в институт, читать «Бесов», получая таким образом сильнейшую прививку от Достоевского.

Можно, конечно, читать в кратком изложении. Но ради чего? Для того чтобы отчитаться перед учителем, проставить галочки в правильных местах экзаменационного бланка? 

Нет, не для того русским нужен Достоевский. И Солженицын нужен не для этого. В школьной программе, насколько мне известно, сейчас есть замечательный рассказ «Один день Ивана Денисовича».  

Это произведение в полной мере даёт представление о творчестве Александра Исаевича, кроме того, оно даёт довольно обширное представление и о проблематике тоталитарной власти и её отношениях с простым человеком. 

Всякий молодой и восприимчивый ум, прочитав «Один день», непременно заинтересуется проблемой, откроет «Википедию», узнает о масштабах трагедии ХХ века в России, станет спорить в пабликах, а может быть, даже заведёт тематический видеоблог. 

Также по теме

Сын Солженицына поделился воспоминаниями о знаменитой поездке отца из Владивостока в Москву

Сын писателя Александра Солженицына в беседе с kp.ru поделился воспоминаниями о знаменитой поездке отца из Владивостока в Москву в…

В молодой ум важно заронить зерно, из которого вырастет мысль, рой мыслей, личность, в конце концов.  

«Архипелаг ГУЛАГ» в этом смысле произведение чрезвычайно уязвимое и опять же чреватое прививкой от Солженицына. 

Подросток читает «Архипелаг» — ну не весь, наверное, а фрагменты, главы, проникается темой, начинает обсуждать её со сверстниками. А подростковые споры — жесточайшее дело, безжалостный и безапелляционный процесс, лишённый нюансов. И вот такому подростку говорит другой подросток: «Да врал всё твой Солженицын! Врал он про 60 миллионов репрессированных. Ты ещё скажи, что Сталин лично расстрелял миллиард человек». 

И подросток скажет: «А ведь действительно, ну как такое могло быть? Значит, врал. Значит, всё неправда». И навсегда Солженицына забудет, разочаруется в нём, лишит себя «Матрёниного двора», например, потому что авторитета у автора уже не будет.

Это взрослый, начитанный, понимающий базовые принципы дискуссии человек ответит: «А не писал Солженицын о 60 миллионах репрессированных. Он упоминал профессора статистики Курганова, который говорил, что потери России от голода, низкой рождаемости, низкого же уровня жизни, а также высокой смертности в лагерях могут составлять до 60 миллионов человек». Это не утверждение, не точные цифры и даже не мнение самого Солженицына. Это не факт и не данность. Это отсылка, к которой можно относиться как к одной из возможных оценок. 

Но то взрослый и начитанный человек. А подросток что же? А подросток так ответит вряд ли. Он ещё не обучен воспринимать вещи в критическом ключе, чтобы критике же и противостоять. С подростком нужно осторожней. 

Если ему дают художественное произведение, он должен понимать, что это произведение именно художественное, так его и воспринимать. Это для подростка же и необходимо — не порушить психику когнитивным диссонансом. 

«Один день Ивана Денисовича» в этом смысле вещь необходимая и достаточная. 

А что же с Библией? А с Библией меня настораживает только один момент — я удивлён, что её в школе не изучают до сих пор. То есть выходят из школы люди, которые не знают, что такое Нагорная проповедь и заповеди блаженства? Люди, которые могут не понимать смысла выражения о тридцати сребрениках или о поцелуе Иуды? 

Позвольте, а как же они тогда воспринимают всю европейскую культуру? Как они смотрят фильмы о супергероях, которые насквозь пронизаны христианскими аллюзиями? 

В нежном возрасте пятнадцати лет мне довелось несколько месяцев учиться в немецкой гимназии. Не в школе с углубленным изучением немецкого языка — хотя в таковой я тоже учился, — а именно вот в самой Германии. Так у старшеклассников там есть предмет, который так и называется — религия. Не основы христианской культуры, не религиоведение, а именно религия. 

Там учат тому, что такое вообще религиозное сознание и на каких текстах оно зиждется. Потому что без понимания Библии, без базовых знаний о ней человек не может считаться образованным — будет буксовать при получении всякого нового опыта. Это же основа. 

Основа не православной культуры, а основа образованного человека. 

А мне бы хотелось жить среди образованных людей, с которыми я говорю на одном культурном языке. 

«Архипелаг ГУЛАГ» они прочтут позже — поймут вектор, поймут религиозные аллюзии. Поймут всё и сами сделают выводы.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

российских школ преподают «Архипелаг ГУЛАГ»

МОСКВА (AP). Книга, которая сделала слово ГУЛАГ синонимом ужасов советского угнетения, будет преподаваться в российских средних школах, заявили в среду представители органов образования, на поколение после советского. Союз запретил его как разрушительный для коммунистического дела и сослал его автора.

Отрывки из книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», изданной в 1973 году, теперь будут обязательными для чтения студентами, сообщило Министерство образования России.

Премьер-министр Владимир Путин пытается восстановить гордость за советское прошлое, поэтому это решение может быть отражением борьбы российского истеблишмента за примирение этой гордости со свободами, которые россияне теперь принимают как должное, спустя почти 20 лет после краха Советского Союза и переход к демократии и свободному рынку.

В последние годы правительство пыталось контролировать преподавание истории, удаляя учебники, которые отклоняются от меняющейся официальной точки зрения.В 2003 году власти запретили исторический текст, критикующий Сталина, диктатора, которого больше всего отождествляли с ужасами советского ГУЛАГа.

«Архипелаг ГУЛАГ» первоначально распространялся подпольно и вскоре в переводе достиг Запада. Трехтомная книга дала внешнему миру подробный отчет о систематических заключениях и убийствах миллионов россиян в общенациональном «архипелаге» тюрем и трудовых лагерей, изобретенных Лениным и расширенных Сталиным.

Советские чиновники выслали г.Солженицына в 1974 году, и следующие 20 лет он провел в США.

Г-н Солженицын, получивший Нобелевскую премию 1970 года по литературе, опирался на свой собственный опыт в различных трудовых лагерях в 1940-х годах и на показаниях сотен других заключенных, которые пережили Главное управление исправительно-трудовых лагерей и колоний, название системы лагерей, образовавшееся в русском языке аббревиатурой ГУЛАГ.

Сталин, скончавшийся при исполнении служебных обязанностей в 1953 году, недавно был признан россиянами третьей по величине исторической фигурой, и стихи, восхваляющие его, были написаны в вестибюле известной станции московского метро.

Другие книги Солженицына преподают в русских школах, но выбор «Архипелага ГУЛАГ», похоже, противоречит тенденции Кремля относиться к 24-летнему правлению Сталина с ностальгией.

Однако правозащитники не решались назвать это поворотом событий.

Лев Пономарев, выступающий в защиту России от сталинизма, сказал, что Кремль обеспокоен ростом популярности Коммунистической партии во время экономического кризиса. «Представление книг — довольно хороший способ снизить популярность коммунистов среди молодежи», — сказал он.

Минобразования заявило только, что решение касалось «жизненно важного историко-культурного наследия», содержащегося в книге Солженицына.

Не сразу было ясно, будет ли эта книга преподаваться в текущем учебном году, который начнется 1 сентября.

Но какими бы ни были мотивы правительства, г-н Пономарев сказал, что он приветствует основанное на фактах образование о ГУЛАГе, потому что « молодое поколение должно знать о преступлениях большевизма и сталинизма в России ».

После его изгнания Солженицын и его жена вели уединенный образ жизни в Вермонте, и он удивил многих, проявив себя как архиконсерватор, который почти так же резко критиковал снисходительность Запада, как и советскую систему.

После триумфального возвращения из ссылки в 1994 году, включавшего 56-дневную поездку на поезде по России, Солженицын позже выразил разочарование тем, что большинство россиян не читали его книги.

Он умер в возрасте 89 лет в августе 2008 года от хронической болезни сердца, его оплакивали на Западе как героя холодной войны, но никогда не почитали дома.

Центр Александра Солженицына — Хронология

Хронология

11 декабря 1918 г.
Александр Солженицын родился в Кисловодске, Россия, в семье Таисии и Исааки Солженицыных.Исааки погибает в результате несчастного случая на охоте вскоре после того, как Таисия забеременела.

1929
Читает «Войну и мир», поражается, начинает экспериментировать с письмом.

1930
Дед Солженицына по материнской линии, Захар Щербак, навещает дочь и внука в Ростове, преследуется тайной полицией. Живет еще два года, пропадает в 1932 году под стражей тайной полиции, больше его никто не увидит.

1936
Окончил Ростовскую среднюю школу № 15 и поступил в Ростовский университет на факультет математики и физики.18 ноября решает написать историю русской революции 1917 года в форме романа.

1941
С отличием окончил Ростовский университет. Едет в Москву на выпускные экзамены в МИФЛИ, но прерывается разразившейся Второй мировой войной.

Вторая мировая война 1941–1945
Вступает в ряды Красной Армии, в 1942 году получает артиллерийское обучение, становится командиром батареи звукового сопровождения. Награжден за храбрость. В 1944 г. стал капитаном артиллерии. В 1944 г. воевал в Польше, в январе 1945 г. — в Восточной Пруссии.

1945
В феврале Солженицына арестовывают за то, что он написал своему другу комментарий об Иосифе Сталине. Это преступление карается статьей 58 Уголовного кодекса «Контрреволюционная деятельность». Приговорен к восьми годам исправительно-трудовых лагерей ГУЛАГа. Свою книгу о лагерной системе он назвал бы Архипелаг ГУЛАГ .

1950–53
Работает в исправительно-трудовом лагере в Экибастузе на северо-востоке Казахстана.Работает каменщиком, кладет кирпичи, затем в лагере литейный. Экибастузский лагерь станет источником «Один день из жизни Ивана Денисовича ».

1953
После отбытия наказания Солженицын пожизненно отправлен в ссылку в село Кок-Терек на юго-востоке Казахстана. Его первый день без вооруженной охраны — 5 марта 1953 года, в день смерти Сталина. Солженицын преподает математику и физику в местной школе и тайно пишет стихи, пьесы и зарисовки, а также свой первый крупный роман « В круге первом ».

1953–54
Рак (семинома) рецидивирует. Врачи говорят, что ему осталось жить три недели. Он едет в Ташкент, Узбекистан, в онкологическую клинику, и выживает. Этот опыт стал основой онкологического отделения .

1956
Хрущев осуждает Сталина. Лица, отбывающие наказание по статье 58 Уголовного кодекса, получают амнистию. Солженицын освобожден из ссылки и возвращается в европейскую часть России. Он устраивается на работу учителем во Владимирской области.Здесь он снимает комнату у вдовы по имени Матрёна, воплощённой в его рассказе « Дом Матрёны» .

1957
Поселился в г. Рязани, получил «реабилитационные» бумаги. Работает учителем физики и астрономии в школе. Работает над романом В круге первом . В течение следующих трех лет продолжается химиотерапевтическое лечение.

1959
Пишет Один день из жизни Ивана Денисовича , Дом Матрены и сценарий Танки знают правду , вряд ли когда-нибудь увидят эти работы опубликованными.

1961
Предоставляет One Day для публикации в литературный журнал Новый Мир («Новый мир»). Далее следует годичный процесс и личное одобрение Никиты Хрущева.

1962
Опубликован One Day . Вскоре после этого он появится в переводе в западном мире. Солженицын становится известным в СССР и во всем мире.

1963–67
Опубликованы еще пять рассказов. Работы Солженицына в СССР не публиковались до 1990 года.Хрущев свергнут в 1964 году, и его политическая «оттепель» начинает обращаться вспять. Пишет роман Раковая палата . Пишет Архипелаг ГУЛАГ в убежище в Эстонии, проведя там в общей сложности семь месяцев.

1968
Романы Раковая палата и «смягченная» версия романа В кругу первом изданы за пределами Советского Союза, в Париже, с последующими переводами на многие языки.

1967–70
Солженицын ведет словесную и идейную битву с властями СССР и официальными литературными организациями.Виолончелист Мстислав Ростропович приютил Солженицына в своем доме под Москвой. Начинает всерьез работать над The Red Wheel . Исключен из Союза писателей (Рязанское отделение) в 1969 году.

1970
Удостоен Нобелевской премии по литературе, но не смог присутствовать на церемонии. Борьба с властью обостряется.

1970–73
Родились трое сыновей Ермолай, Игнат и Степан.

1971
Август 1914 г. В Париже публикуется (первая часть Красное колесо ), панорама России накануне революции.КГБ пытается убить Солженицына, используя неизвестный биологический агент, который, как выяснилось позже, был смертельным токсином рицином.

1973
Архив , в том числе рукопись Архипелаг ГУЛАГ , изъят. Ее обладательница Елизавета Воронянская кончает жизнь самоубийством. Солженицын передает на запад микрофильм архипелага ГУЛАГ. Публикация происходит в декабре 1973 года в Париже.

1974
Общественная кампания по дискредитации Солженицына в ответ на Архипелаг ГУЛАГ . 12 февраля Солженицын арестован, обвинен в государственной измене, лишен гражданства и выслан из Советского Союза во Франкфурт, Западная Германия. Жена Наталья в ближайшие недели организует контрабанду архива Солженицына на Запад. В марте Наталья, свекровь Екатерина Светлова, пасынок Дмитрий и трое сыновей присоединяются к Солженицыну в Цюрихе, Швейцария. В декабре Солженицын едет в Стокгольм, чтобы принять наконец свою Нобелевскую премию.

1976
Продолжает писать, путешествовать, давать речи и интервью во Франции, Великобритании и Испании.В апреле совершает первую поездку в Вермонт, а в июне переезжает в Кавендиш. В течение года совершает обратные поездки в Стэнфорд и Колумбию. Семья присоединяется к Солженицыну в Кавендише в июле.

1977
1 марта обращается к городскому собранию Кавендиша, чтобы объяснить, почему он поселился в Кавендише, и извиниться за необходимость ограждения его собственности. В сентябре обращается к россиянам, пережившим Революцию и мировые войны, с призывом написать свои мемуары, обещая однажды вернуть их в свободную Россию.

1978
Получает почетную степень Гарвардского университета и произносит вступительную речь в Гарварде, опубликованную как A World Split Apart .

1977–1989
Продолжение и завершение Октябрь 1916 г. , Март 1917 г. и Апрель 1917 г. (вторая, третья и четвертая части Красное колесо ).

1989–1991
Архипелаг ГУЛАГ , Нобелевская лекция , В кругу первом , Онкологическая палата , рассказы и пьесы, изданные в СССР.Солженицын излагает свое видение будущего России в г. Восстановление России . Программа широко читается, но не принимается ни Горбачевым, ни после распада СССР Ельциным.

1991
Генеральный прокурор СССР снимает с Солженицына обвинение в государственной измене. На параде, посвященном 200-летию Вермонта, в Кавендише Солженицын подтверждает, что вернется в Россию. В декабре лидеры России, Украины и Беларуси заключают сделку о роспуске СССР и создании отдельных стран.

1993
После тридцати лет написания в основном романов, он возвращается к написанию рассказов. В России под Москвой правительство выделило участок земли в десять акров, чтобы Солженицын построил дом.

1994
28 февраля Солженицын прощается с Кавендишем на Городском собрании. В мае он покидает Кавендиш и летит через Аляску в Россию, приземляется в Магадане, центре ГУЛАГа, и во Владивостоке, откуда он отправляется в двухмесячное путешествие на поезде по России, проводя десятки небольших и крупных общественных собраний, записывая, что люди говорят, отвечая на вопросы.Он прибывает в Москву 21 июля.

1995
Солженицын продолжает писать рассказы. Он также начинает короткую двухнедельную телевизионную программу в апреле. В сентябре недовольный Кремль убирает его из эфира.

1996
Путешествует по Твери / Верхнему Поволжью (северо-запад от Москвы), продолжает писать, издает свои литературные мемуары советского периода ( Дуб и теленок ) в России.

1997
Избран членом Российской академии наук по специальности «язык».

1998
Открытие литературной премии России, которая вручается ежегодно. Совершает поездку по регионам к юго-западу от Москвы. Издает книгу «Россия в коллапсе», посвященную плачевному состоянию России. Отказывается от государственной награды правительства в связи с бедностью и нищетой, постигшими страну.

1998–2003
Публикует свои литературные воспоминания о жизни на Западе ( Между двумя жерновами ). Публикует 200 лет вместе на непростую тему русско-еврейского взаимодействия в XVIII – XX веках.

2003–2008
Периодически дает интервью в прессе, продолжает писать и публиковать короткие работы. Вносит правки в свои работы, создает окончательные издания.

2006
Начало публикации тридцатитомного собрания сочинений Солженицына.

2007
Российская академия наук объявляет его лауреатом Государственной премии России.

2008, 3 августа
Умер в Москве от сердечного приступа в возрасте 89 лет.

Солженицын: узник и пророк |

Солженицын: Узник и пророк

В этом курсе студенты исследуют, как писатель, лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын, как христианский писатель в русских философских контекстах, своими произведениями внес свой вклад в конец советского коммунизма и оставил после себя глубокое понимание опасностей, с которыми сталкивается Запад. сегодня.Студенты прочитают отрывки из книги «Архипелаг ГУЛАГ» и романа « март 1917 года» (узел 3, книга 1) , а также отрывки из книги С.Л. Франка «Смысл жизни» и Ивана Ильина «О сопротивлении силе» .

Пререквизиты: Старшие классы средней школы умеют читать, писать и обсуждать.
Инструктор: Альфред Кентигерн Сиверс, Ph.D.
Siewers7518 @ gmail.com
Класс или возраст Уровень: Верхний уровень Средняя школа и выше — этот курс открыт для выпускников средней школы и взрослых
Стоимость обучения: $ 150
Продолжительность класса: 2 — 3 часа за сеанс
Встреча в классе: Понедельник, 6, 13, 20 и 27 июля, с 9:00 до 12:00 по Тихоокеанскому региону
Максимальное количество участников: 15


Альфред Кентигерн Сиверс — профессор литературных исследований Бакнеллского университета, содиректор Бакнеллской программы американского лидерства и гражданства, иподьякон и надзиратель Св. Русская православная миссия Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского в Льюисбурге, Пенсильвания. Он — отмеченный наградами преподаватель и журналист, ранее работал писателем по городским вопросам в Chicago Sun-Times. Среди его публикаций (автор) Strange Beauty: Ecocritical Approaches to Early Medieval Landscape , (соредактор) Тоталитарное наследие большевистской революции , (соредактор) Tolkien’s Modern Med Ages и (редактор) Re-Imagining Nature: Ecosemiotics and Environmental Humanities , а также материалы для The Federalist .

Александр Солженицын Биография | Список работ, учебных пособий и очерков

Александр Исаевич Солженицын родился 11 декабря 1918 года в курортном городе Кисловодске в горах Северного Кавказа. Его отец, бывший студент филологического факультета Московского университета, погиб во время Первой мировой войны за полгода до рождения единственного сына. Таким образом, Александр Исаевич родился от овдовевшей матери в относительно бедных обстоятельствах.

Старший Солженицын ушел добровольцем из армии, бросив учебу, в 1914 году и служил артиллерийским офицером на немецком фронте.Он был офицером гренадерской артиллерийской бригады и членом батареи, которая оставалась на передовой до Брестского мирного договора. Он и мать Александра поженились на передовой у бригадного священника. Хотя он вернулся домой с войны весной 1918 года, вскоре он умер в результате несчастного случая и плохой медицинской помощи.

Мать Солженицына так и не вышла замуж повторно, частично из-за опасений, что новый муж окажется слишком строгим отчимом по отношению к ее сыну. Она была образованной женщиной, свободно говорила на французском и английском языках и обеспечивала себя и своего сына, работая машинисткой и стенографисткой.С 1924 года они жили в Ростове-на-Дону. Их заставляли снимать комнаты и хижины у частных владельцев, потому что государство не предоставило им комнату. Спустя пятнадцать лет им наконец дали сквозняк в реконструированной конюшне.

С детства Солженицын планировал стать писателем, хотя свои ранние произведения он называл «обычной юношеской чепухой». В подростковом возрасте он отправлял рассказы, которые все были отклонены, Борису Лавреневу и Константину Федину в журнал «Знамя».Спустя годы Федин воспрепятствовал публикации романа известного тогда автора Солженицына «Раковая палата».

Хотя Солженицын стремился изучать литературу, как его отец в Московском университете, его мать не могла позволить себе отправить его в Москву. Поэтому в 1937 году он поступил на физико-математический факультет Ростовского-на-Дону университета. Позже он скажет, что диплом по математике дважды спасал ему жизнь — преподавал математику в шарашке на четверых. лет восьмилетнего тюремного заключения и снова преподавания математики, чтобы прокормить себя в изгнании после освобождения.

В конце концов, Солженицын смог продолжить свои литературные исследования одновременно с математическим образованием. С 1939 по 41 год зачислен на заочное отделение Московского института истории, философии и литературы. В годы учебы Солженицын написал эссе о Самсоновской катастрофе в Первой мировой войне, вызвав интерес к войне, результатом которого станет его роман «Август 1914 года». В 1940 году, еще будучи студентом, Солженицын женился на студентке химического факультета Наталье. Алексеевна Решотовская.

После ее окончания в 1941 году, всего за несколько дней до начала Второй мировой войны, Солженицын получил место учителя физики в Морозовской первой средней школе в своем родном Ростове. Его пребывание на этой должности было прервано из-за войны, и в октябре 1941 года его назначили водителем конной повозки для Красной Армии, и эту работу он проработал всю следующую зиму.

Здесь впервые математическое образование Солженицына сыграло роль в формировании его судьбы.Из-за своего математического образования он был переведен в артиллерийское училище и в ноябре 1942 года окончил сокращенную программу артиллерийской подготовки. После ввода в строй он две недели прослужил в Горьковской области, прежде чем был назначен командиром разведывательной артиллерийской батареи на Ленинграде. передний. Непрерывно служил до 1945 года, всегда на передовой — в Курской битве, в Белоруссии, в Польше, в Восточной Пруссии. Солженицын получил звание капитана и награжден орденом Отечественной войны II степени и орденом Красной Звезды.

Во время войны, с 1944 по 45 год, Солженицын переписывался со своим школьным другом Н.Д.Виткевичем, критикуя Сталина, но обращаясь к нему под псевдонимом. Тем не менее капитана Солженицына вызвали в кабинет командира бригады полковника Травкина, где он и был задержан. Его полковник бросил вызов людям СМЕРШа, арестовавшим Солженицына, сообщив молодому офицеру причину его ареста, пожал ему руку и пожелал счастья.

Черновики рассказов были использованы в поддержку обвинения в антисоветской пропаганде против Солженицына.Его избивали и допросили в Лубянской тюрьме в Москве, и 7 июля 1945 года трибунал НКГБ из трех человек приговорил его заочно, что было обычной практикой для советского правительства, к восьми годам каторжных работ. пять месяцев в подмосковных исправительных лагерях, где он был вынужден работать на стройках города. В 1946 году из-за его математических знаний он был отправлен в НИИ МВБ-МГБ в Москве, где проработал четыре года.

В 1950 году Солженицын был отправлен в Экибастуз, новый лагерь только для политзаключенных, в Казахстане на три года, оставшиеся до его срока.Позже он превратил свой опыт в этом лагере, работая каменщиком, разнорабочим и плавильщиком, в «Один день из жизни Ивана Денисовича». Там у него развился рак, и его прооперировали, но не вылечили. Сразу после освобождения из лагеря в марте 1953 года Солженицын отбыл месячный срок в пересыльном лагере и после освобождения узнал, что Сталин только что умер. Тем не менее Солженицын был приговорен к вечной ссылке в Коктереке на юге Казахстана.

Солженицын провел следующие три года своей жизни, до июня 1956 года, в ссылке в Коктереке, за исключением периода в конце 1953 года, когда его раковая опухоль стала опасной для жизни, и его отправили в онкологическую клинику в Ташкенте, где он был вылечен.В годы изгнания он преподавал математику и физику в школе, а в свободное время писал рассказы и пьесу «Девушка-любовь и невинность». В 1956 году военная секция Верховного суда рассмотрела его дело и признала его реабилитированным и свободным вернуться в Европейскую Россию.

По возвращении в европейскую Россию Солженицын поселился сначала во Владимирской области, а затем в Рязани, городе в ста милях к юго-востоку от Москвы. Находясь в тюрьме, Солженицын развелся со своей женой, чтобы защитить ее от преследований из-за ее связи с ним.Хотя она вышла замуж за другого человека и родила от него двоих детей, после его освобождения она вернулась к Солженицыну. Живя в Рязани, Солженицын зарабатывал себе на жизнь преподаванием математики, писанием в свободное время, а Наталья Решотовская преподавала в Рязанском политехническом институте. В начале 60-х пара подумывала о переезде в Обнинск, научный центр к юго-западу от Москвы, где Решотовская подала заявку на должность химика, но местные члены партии заблокировали ее заявку.

Первый роман Солженицына «Один день из жизни Ивана Денисовича» был опубликован в 1962 году после тщательной рутинной проверки со стороны партийных чиновников. «Один день», основанный на опыте Солженицына в исправительно-трудовом лагере, был фактически завершен в 1958 году, но не был представлен в литературном журнале «Новый мир» до 1961 года. На закрытом заседании XX съезда партии в 1956 году советский премьер Хрущев произнес свою «секретную речь , «осуждая Сталина. Эта речь была обнародована в 1961 году во время попыток подчеркнуть «десталинизацию» в Советском Союзе.

Александр Твардовский, редактор «Нового мира», запросил разрешение ЦК КПСС на издание книги Солженицына.В комитете были глубокие разногласия, и окончательное решение в пользу публикации, как утверждается, принял сам Хрущев. «Один день» был опубликован в «Новом мире» в ноябре 1962 года, и правительственные издания приложили усилия — путем перевода на английский язык и публикаций в многочисленных литературных заведениях — чтобы максимально популяризировать эту книгу, которая служила инструментом в кампании Хрущева по разоблачению злоупотреблений Сталина.

Солженицын, ставший известным писателем в Советском Союзе и за рубежом, перестал преподавать и продолжал писать. Его рассказы «Усадьба Матрены», «Происшествие на станции Кречетовка» и «Во благо дела» были опубликованы в «Новом мире» в 1963 году. Однако, когда власть Хрущева тоже пошла на убыль, закончившись его вынужденной отставкой в ​​1964 году, Солженицын тоже столкнулся с негативной реакцией. Несмотря на очевидные заслуги, он потерпел поражение как кандидат на Ленинскую премию в 1964 году. Редакция поставила под сомнение и задержала публикацию его романов «В круге первом» и «Раковая палата» в 1964 и 1966 годах, рукописи Солженицына и частные архивы были тайно конфискованы. полиции в 1965 году, а в 1966 году он направил письмо протеста премьер-министру Брежневу.Солженитысн также вступил в конфликт с Союзом писателей.

К 1968 году в Англии и Западной Европе были опубликованы как несанкционированные отрывки, так и полные английские переводы «Раковой палаты» и «В круге первом». Однако в следующем году борьба Солженицына с Союзом писателей, который считал его опасным и откровенным политическим деятелем, завершилась его изгнанием из Союза писателей, что лишило его статуса советского писателя. Официально и публично исключенный, Солженицын осудил действия Союза и получил некоторую поддержку как минимум семидесяти других писателей.

Между тем личная жизнь Солженицына была столь же хаотичной. Он расстался с Решотовской, которая переехала к ее матери, и завязал отношения с тридцатидвухлетней учительницей математики по имени Наталья Светлова. В 1970 году у них родился сын. В октябре того же года он был объявлен лауреатом Нобелевской премии по литературе. Советская пресса назвала это политически враждебным актом, и Солженицын был вынужден отказаться от возможности лично принять награду из-за опасений, что ему не разрешат вернуться в страну.Постоянно подвергаясь критике со стороны советской прессы и самого Брежнева, Солженицын продолжал писать — на этот раз в августе 1914 года, первый в серии романов о Первой мировой войне — и публиковать их за границей с помощью шведского юриста. Попытки вручить Солженицыну медаль Нобелевской премии в частном порядке были заблокированы советскими властями в 1972 году, после того как он поговорил с журналистами из New York Times и Washington Post о продолжающемся политическом преследовании.

В 1973 году Решотовская, несмотря на давление со стороны КГБ, подала на Солженицына развод, и он женился на Светловой, от которой у него будет еще двое детей.Однако сначала ему не разрешили жить с ней. Свой роман «Архипелаг ГУЛАГ» он скрывал от властей, опасаясь репрессий в отношении упомянутых в нем людей. Но когда его бывшая помощница Елизавета Воронянская после допроса в КГБ раскрыла местонахождение копии рукописи и повесилась, Солженицын решил ее опубликовать. Архипелаг ГУЛАГ, первый том которого был опубликован в Париже в декабре 1973 года, подробно описал около 1800 страниц советских злоупотреблений с 1918 года и был попыткой Солженицына создать литературную / историческую запись обширной системы тюрем и трудовых лагерей в Советский союз.Хотя «Правда» назвала это ложью, иностранные радиостанции немедленно передали текст на советские земли.

В феврале 1974 года сотрудники КГБ арестовали Солженицына и доставили его в Лефортовскую колонию, где его раздели, допросили и обвинили в государственной измене. На следующий день ему сказали, что его должны лишить гражданства и немедленно депортировать в Западную Германию. В конце концов, он снял дом в Цюрихе, и в марте к нему присоединились его жена, их трое детей и его падчерица от первого брака Светловой.Последующие тома «Архипелага ГУЛАГ» были опубликованы в Париже позже в том же году.

Живя на Западе, Солженицын продолжал активно публиковаться. «Из-под завалов», «Дуб и теленок» и «Ленин в Цюрихе» были напечатаны в 1975 году. В том же году Солженицын и его семья поселились в уединенном поместье в Кавендише, штат Вермонт, где Солженицын останется в течение следующих двадцати лет. В 80-х он вслед за августом 1914 года написал еще три исторических романа — октябрь 1916 года, март 1917 года и апрель 1917 года.Жизнь в Соединенных Штатах также позволила Солженицыну быть более открытым и откровенным о значении христианства в его мировоззрении.

Снижение напряженности в отношениях между США и СССР и наступление гласности в 1980-х годах подготовили почву для публикации произведений Солженицына на его родине, в том числе отрывков из «Архипелага ГУЛАГ». Изменение политического климата означало, что в 1990 году Солженицына снова можно было объявить гражданином Советского Союза. После распада Советского Союза в 1991 году Солженицын вернулся на родину в 1995 году.В 1997 году в России учреждена Солженицынская литературная премия в его честь.

АРХИВ ОФИЦИАЛЬНОГО САЙТА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВЛАДИМИРА ПУТИНА на 2008-2012 гг.

Стенограмма начала заседания:

Владимир Путин: Добрый день, госпожа Солженицына. Через несколько дней исполнится год со дня смерти Александра Солженицына. В преддверии его приближающейся годовщины я хотел бы вернуться к тому, что мы обсуждали с Александром Солженицыным некоторое время назад.Я хотел бы поговорить о популяризации и изучении его литературного наследия …

Наталья Солженицына: Изучение звуков лучше.

Владимир Путин: Так вот, изучаю его литературное наследие. Вы, наверное, знаете, что в сегодняшнюю программу средней школы уже входят такие произведения, как «Дом Матрены», «Один день из жизни Ивана Денисовича»; а в специализированных литературных школах изучают архипелаг ГУЛАГ.

Я помню — и мы уже обсуждали это раньше, — что у вас есть свои идеи и предложения по этому поводу.

Наталья Солженицына: Я думаю, что было бы лучше, если мы создадим сокращенную версию Архипелага ГУЛАГ, сведя три тома в один, как это было сначала сделано в США, а затем переиздано по всему миру. У них есть сокращенная версия для старшеклассников и студентов вузов в целом. Мы должны издать аналогичный том в России.

Я подготовлю такой том по просьбе Александра. Изначально он был против, но потом понял, что сейчас у людей очень мало времени на чтение.

Тем не менее, я считаю, что включение полной редакции «Архипелага ГУЛАГ» в школьную программу, даже в продвинутых школах, нереально. Это может привести только к жалобам со стороны молодых людей. Очень легко разжечь раздор, если мы окажем слишком большое давление.

Я чувствую, что было бы разумнее привлечь опытных учителей и специалистов, чего я не являюсь. Было бы разумно включить в учебную программу определенное количество уроков.Это может быть два-три урока, я не уверен, сколько — квалифицированные специалисты лучше знают. Я готов работать с ними, чтобы подготовить обязательные материалы для чтения. Это будет небольшая сумма, но, надеюсь, она коснется их души. Если это действительно коснется души человека, тогда он захочет прочитать единственный том в рамках летнего чтения.

Я считаю, что это лучше, чем заставлять всех читать огромное количество.

Владимир Путин: Когда я говорил об архипелаге ГУЛАГ, имел в виду изучение его в специализированных школах, где основным предметом является литература.

Наталья Солженицына: Понятно. Но я думаю, что наличие двух-трех уроков в обычной школьной программе — я не уверен, должна ли это быть программа по литературе или истории, это должны решать специалисты — было бы правильным поступком, просто из уважения к история нашей страны. Убежден, что если мы скажем, что этих событий никогда не было или что нам пришлось заплатить «необходимую цену», как стало принято говорить в последнее время, то мы ничего не добьемся.Это означало бы отрицание трагического прошлого нашей истории.

Владимир Путин: Давайте поговорим об этом подробнее.

Наталья Солженицына: Так и сделаем. У нас был очень тяжелый год, но я хотел бы дать вам несколько работ, которые мы смогли опубликовать, не только в этом году, конечно. Вот, например, 3 аудиокниги, прочитанные автором Александром Солженицыным. Это здесь только что было выпущено; а это предварительный экземпляр, он еще не будет опубликован в ближайшие дни.

Владимир Путин: Это новые редакции?

Наталья Солженицына: Да. Аудиокниги, которые можно слушать во время вождения или в самолете. Между прочим, он очень хороший читатель. Это своего рода биография в фотографиях — мы только что открыли выставку его книг. Это книги на разных языках. Это несколько рассказов, но они производят очень сильное впечатление.

Владимир Путин: Спасибо большое.

Наталья Солженицына: И это я бы хотела, чтобы вы оставили себе если не дома, то хотя бы в этом здании (Доме правительства). Это первые 11 томов 30-томного сборника сочинений.

Владимир Путин: Спасибо большое.

Премьер-министр Владимир Путин встретился с Министром образования и науки РФ Андреем Фурсенко

Стенограмма начала заседания:

Владимир Путин : Добрый день.

Андрей Фурсенко : Владимир Владимирович, Вы дали ряд директив по развитию научно-технического сектора и государственного сектора НИОКР. Некоторые задачи уже решены; в частности, имели место задержки с финансированием развития инфраструктуры нанотехнологической отрасли. К настоящему времени все эти проблемы решены. Финансирование началось. Мы подписали федеральную целевую программу «Научные кадры студентов».Мы начали подготовку к конкурсам, чтобы финансирование могло начаться в начале следующего года.

Кроме того, на конец августа запланировано заседание Комиссии по высоким технологиям под руководством Сергея Иванова. На нем будет рассмотрен проект постановления правительства о повышении эффективности государственных научных организаций. Если постановление правительства будет одобрено — а мы верим, что так и будет — то мы сможем существенно оптимизировать деятельность подконтрольного государству сектора науки, учитывая, что мы вместе с Федеральной службой государственной статистики (Росстат) проводим инвентаризацию все государственные исследовательские организации.

Я хотел бы более подробно проинформировать вас о структуре, которая у нас есть сегодня, и о том, что нам нужно сделать, чтобы реформировать ее и сделать ее более эффективной. Мы считаем, что новая модернизированная структура позволит более эффективно использовать те значительные средства, которые государство выделяет сегодня на развитие науки.

Владимир Путин : Ну, мы поговорим об этом подробно, но сначала я хотел бы поговорить о другом. Вы знаете, что, к сожалению, позавчера скончался великий русский писатель Александр Солженицын.Это один из тех людей, которые вместе со всем нашим народом пострадали от великой трагедии репрессий. Но он не только пережил эту трагедию, но и своей работой и своей жизнью «привил» наше общество от тирании во всех ее проявлениях, потому что он был великим государственным и общественным деятелем. В этом смысле он был заметной фигурой. Считаю, что его произведения должны занять достойное место в образовательной программе как в общеобразовательных, так и в высших школах.

Прошу вас подумать и внести соответствующие предложения.Я знаю, что в определенной степени его произведения изучаются в школах, но, на мой взгляд, этого недостаточно.

Андрей Фурсенко : Понятно. Мы работаем в этом направлении. Ставшая классикой «Один день Ивана Денисовича» входит в школьные курсы литературы. Кроме того, произведения Солженицына изучаются как документальные свидетельства в рамках курсов истории. Но я понимаю вашу точку зрения и согласен с вами в том, что его роль более важна, чем та, которая отражена в сегодняшней учебной программе.

Затем, с вашего разрешения, мы рассмотрим новые стандарты, которые разрабатываются сегодня, и внесем необходимые изменения в учебную программу, чтобы жизнь, взгляды и творчество Александра Солженицына были адекватно представлены в курсах литературы, истории и обществознания.

«Истина, которую так жаждал читатель» К 100-летию со дня рождения академика А.И. Солженицын

  • 1

    М. А. Ариас-Вихиль, «Спектакль Горького Нижние глубины в Италии: постановка труппы Татьяны Павловой 1926 года» (источник: А.Архив М. Горького), Studia Litterarum 3 (1), 266–281 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 3

    Сараскина Л.И., Александр Солженицын (Москва, Молодая Гвардия, 2008).

    Google ученый

  • 4

    https://www.vesti.ru/doc.html?id=402508. Цитировано 24 мая 2018 г.

  • 5

    Солженицын А.И. «Сотрясает жертвенник твой» // Вестн. Русь. Христ. Движение, 1984, № 142, 133–152.

  • 6

    Андреев-Карлайл О.В., Возвращение в тайный круг (М., Захаров, 2004).

    Google ученый

  • 8

    Марченко Т.В., Русская литература в зеркале Нобелевской премии (Азбуковник, М., 2017).

    Google ученый

  • 9

    А. Солженицын, En dag i Ivan Denisovitjs liv, Översättning Rolf Berner (Arena, Stockholm, 1963).

  • 10

    А. Солженицын, En dag i Ivan Denisovitjs liv, Overs.Ханс Бьоркегрен (Wahlstrom & Widstrand, Стокгольм, 1970).

  • 11

    A. Solzjenitsyn, Två berättelser , Översättning Kurt Johansson (Wahlstrom & Widstrand, Стокгольм, 1963).

  • 12

    А. Солженицын, Cancerkliniken, Översättning Eva Thomson-Roos (Wahlstrom & Widstrand, Стокгольм, 1968).

  • 13

    М. М. Розанов, Соловецкий концлагерь в монастыре: 1922–1939: Факты — предположения — «Ведра для помоя»: обзор воспоминаний соловецких заключенных.В 2 книгах и 8 частях (Публикация автора, США, 1979 г.), Книга 1 (Части 1–3). https://coollib.com/b/143323/read.

  • 14

    Волков О.В., Погружение в темноту (М .: Молодая Гвардия, Товарищество Русских Художников, 1989).

    Google ученый

  • 15

    Ф. Фортини, «Al tavolo di Trockij», в F. Fortini, Saggi ed Epigrammi , A cura di L. Lenzini (Mondadori, Milano, 2003).

  • 16

    Ф. Фортини, «Del Disprezzo per Solzeničyn II», в Questioni di frontiera (Эйнауди, Турин, 1977).

    Google ученый

  • 17

    В. Страда, «Винти соно и винчитори в Сользеницыне», Ринаскита, 6 июля (1963).

  • 18

    Лукач Г., «Солженцын: Уна гурната ди Иван Денисович», Белфагор, № 3 (1964).

  • 19

    Ф. Фортини, «Перечитывая Пастернака», в «Доктор Живаго»: Пастернак, 1958, Италия: Антология статей , изд.М. А. Ариас-Вихиль. М .: Река Времени, 2012.

    Google ученый

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *