Витамин д финский инструкция по применению: ☝ Devisol Drops D3 10 ml (Девисол Дропс Д3) | БАДы и витамины

Содержание

☝ Devisol Drops D3 10 ml (Девисол Дропс Д3) | БАДы и витамины

Описание

Devisol Drops D3 — витамины для детей в каплях на основе кокосового масла, хорошо усваиваются организмом. Капли Devisol Drops D3 не содержат красителей, консервантов, ароматизаторов. Девисол Дропс Д3 — обладают нейтральным вкусом и могут смешаны с пищей или напитками. Возможно введение капель непосредственно в полость рта ложкой или пипеткой. Рекомендуемая суточная доза Devisol Drops — 5 капель, что составляет 10 мкг активного вещества. Один флакон содержит примерно 66 рекомендуемых разовых доз. Рекомендуется хранить капли Девисол Дропс Д3 при комнатной температуре до окончания срока годности. После вскрытия Devisol Drops D3 хранить в течении 8 недель, в герметичной упаковке в тех же условиях. Срок годности Devisol Drops D3 указан на верхнем клапане картонной упаковки и на этикетке стеклянного пузырька. Как правило срок годности Devisol Drops D3 более 15 месяцев.

Производитель Devisol Drops D3 — Orion Pharma OYj — Finland 

Devisol Drops D3 в наличии в Санкт-Петербурге (обновление информации 02.03.2021 года)


Витамин D — рекомендации к потреблению

  • Дети от 6 месяцев — 23 месяцев 10 мкг / сутки
  • от 2 — до 60 лет, 7,5 мкг / сутки
  • Беременные и кормящие женщины 10 мкг / сутки
  • С более чем 60 лет рекомендуется 20 мкг / в сутки в течение года
  • Максимально допустимая суточная доза для взрослого человека составляет 50 мкг / сутки , дети 25 мкг / сутки.

 


Витамин Д играет важную роль в организме человека. Получаемый с солнцем в летний период, в зимнее время наблюдается его недостаточность. Многие полагают, что витамина Д полученного в летний период будет достаточно до следующего лета, но этого запаса хватает всего на несколько месяцев. В современных условиях человек мало находится на улице, проводя время в помещениях. Дети меньше проводят времени на улице, а люди старшего возраста зачастую редко выходят из дома. Это снижает возможность получить достаточное количество естественным путем. Витамин Д можно получать вместе с пищей из таких продуктов питания как рыба или молоко, но часто этого недостаточно. В этом случае рекомендуется потреблять добавки. Потребление витамина Д должно контролироваться, в некоторых случаях он вместо пользы может причинить ущерб.

Для людей с темным цветом кожи проживающих в северных регионах, продукты и добавки содержащие витамин Д необходимы круглый год. Темнокожие люди имеют больше меланина, меланин снижает ультрафиолет. Потому для того чтобы произвести такое же количество витамина Д, темной коже нужно в 10-50 раз больше находиться на солнце.

Вегетарианцы и веганы. Зеленые растения содержат мало витамина Д. Вегетарианцы которые не используют в пищу рыбу, яйца и молоко, должны использовать витамин Д содержащие добавки. Devisol Drops D3 с лёгкостью вам в этом поможет.


 

Ультра-Д витамин Д3 25мкг (1000 МЕ) таблетки жевательные 425мг 120 шт.

Определение суточной дозы и продолжительности приема Витамина Д может производиться врачом индивидуально, в зависимости от результатов лабораторных исследований и данных анамнеза и может отличаться от рекомендуемой в данном листке-вкладыше. Не следует превышать дозу, рекомендуемую врачом.

Благодаря солюбилизации (взаимодействию с компонентами слюны) всасывание витамина из жевательных таблеток Ультра-Д Витамин Д3 25 мкг (1000 МЕ) начинается в ротовой полости. Слизистая оболочка полости рта обильно кровоснабжается, благодаря чему Витамин Д быстро попадает в кровоток. После проглатывания усвоение Витамина Д продолжается в тонком кишечнике благодаря образованию мицелл (многослойных коллоидных частиц).
Двойной механизм всасывания холекальциферола из жевательной таблетки обеспечивает высокую скорость абсорбции и достижение адекватного уровня Витамина Д в сыворотке крови.
Содержит подсластитель.
При чрезмерном применении может оказывать слабительное действие.
Пищевая ценность 1 таблетки: сахароспирты — 0,4 г, энергетическая ценность — 0,9 ккал (4,9 кДж).

Часто задаваемые вопросы:

Как оценить уровень витамина Д?
Для объективной оценки необходимо проведение исследования анализа крови на содержание 25(OH)D. Нужно ли мне сдавать анализ крови на содержание витамина Д? Да, если этот анализ рекомендовал провести врач; если Вы входите в группу риска по развитию дефицита витамина Д (беременные и кормящие женщины, пожилые (старше 60 лет), люди с ограниченным пребыванием на солнце, темнокожие, люди с ожирением, нарушениями всасывания в желудочно-кишечном тракте (болезнь Крона, целиакия, неспецифический язвенный колит, бариартрические операции, муковисцидоз), принимающие длительные курсы лекарственной терапии (глюкокортикоиды, антиретровирусные препараты, противогрибковые средства, противоэпилептические препараты), при хронической почечной и печеночной недостаточности).
Можно ли принимать витамин Д без анализа на уровень витамина Д в крови?
Да, можно. По данным Российского общества эндокринологов, у преобладающей части населения России отмечается недостаточность или дефицит витамина Д. Это объясняется низким содержанием витамина в продуктах питания; недостаточной интенсивностью ультрафиолетового облучения у населения, проживающего выше 35 параллели (вся Россия) и недостаточным временем пребывания на солнце. Состояния дефицита и недостаточности рекомендуется корректировать дополнительным приемом витамина Д. В соответствии с рекомендациями Российского общества эндокринологов, если нет возможности контроля уровня 25(ОН)D, для длительного приема (более 6 месяцев) взрослым врачом может быть назначена доза не выше 4000 МЕ в сутки — лицам без факторов риска; и не более 10000 МЕ в сутки — для лиц с риском развития дефицита витамина Д.
Если доктор рекомендовал прием большей дозы витамина Д, он не ошибся?
В соответствии с современными рекомендациями Российского общества эндокринологов для поддержания оптимальной плазменной концентрации витамина Д требуется профилактический прием 1500-2000 МЕ в сутки. При нарушении всасывания или метаболизма витамина Д (например, при ожирении) суточную дозу следует увеличивать в 2-3 раза. Если диагностирован дефицит или недостаточность витамина, врач рассчитывает необходимую дозу витамина в зависимости от выраженности нарушений, и эта доза может значительно превышать дозу, рекомендованную для предотвращения дефицита.
Нужно ли принимать витамин Д на этапе планирования и при наступлении беременности?
В эти периоды жизни женщины витамин Д особенно необходим и для матери, и для будущего ребенка. На этапе подготовки к беременности рекомендован прием упреждающих или корректирующих дефицит доз (при выявлении недостатка витамина). Гиповитаминоз Д в этих ситуациях подлежит обязательной коррекции. При наступлении беременности дозирование приема витамина Д определяет врач.
Можно ли принимать витамин Д при болезнях почек?
При нарушении функции почек следует проконсультироваться с врачом по поводу применения витамина Д. В соответствии с международными рекомендациями при наличии камней в почках и нефрокальциноза витамин Д может безопасно назначаться, но без сопутствующего приема кальция.

Мульти-табс Витамин Д3 N180 табл

Состав 

Кальций (кальция карбонат) 500 мг, магний (магния гидроксид) 100 мг, витамин D (колекальциферол) 3 мкг, витамин C (аскорбиновая кислота) 40 мг. 

Форма выпуска 

Таблетки,№180.

Фармакологическое действие 

Действие витаминно-минерального комплекса определяется свойствами входящих в него компонентов. 

  • Кальций является незаменимым макроэлементом. Кальций в комбинации с необходимыми для его усвоения элементами участвует в формировании и правильном развитии костной ткани и зубов, а также предупреждает развитие остеопороза. Как правило, поступление кальция с пищей не в полной мере обеспечивает потребности организма. Дефицит кальция может привести к развитию остеопороза, характеризующегося повышенной хрупкостью костей, склонностью к переломам, изменением осанки. Адекватное поступление кальция в организм и его оптимальное усвоение, а также сбалансированное питание и достаточные физические нагрузки способствуют созданию кальциевого депо костной ткани, что позволяет снизить вероятность развития остеопороза в течение последующей жизни. 
  • Магний является одним из важных макроэлементов организма. Около 70% магния находится в костной ткани. Магний функционирует во взаимодействии с кальцием, обеспечивая его оптимальное усвоение. Научно подтверждено, что эти 2 макроэлемента должны находиться в организме в определенных соотношениях. Магний регулирует количество усваиваемого в организме кальция и препятствует его избыточному выведению. При недостатке магния потребляемый кальций может откладываться не в костях, а в стенках сосудов, приводя к их повреждению. 
  • Витамин D способствует всасыванию кальция в кишечнике, формированию и минерализации костной и зубной ткани. Низкий уровень витамина D может привести к недостаточности кальция даже при условии его адекватного поступления в организм — т.н. вторичной кальциевой недостаточности. 
  • Витамин C необходим для нормального образования активных форм витамина D. Адекватное поступление витамина C является важным условием для проявления биологических свойств витамина D. При дефиците витамина C даже высокие дозы витамина D оказываются недостаточно эффективными, что влечет за собой снижение усвоения кальция.
  • Витамин C играет важную роль в процессе остеогенеза, в частности, в синтезе и созревании важнейшего белка костной ткани — коллагена. Образуя соединительно-тканные волокна, придающие костям упругость, коллаген обеспечивает устойчивость кости к деформации. 

Показание к применению 

В качестве дополнительного источника кальция, витаминов D, C и магния. 

Способ применения и дозы 

Внутрь, во время приема пищи.Взрослым и детям старше 12 лет — по 1–2 жевательные таблетки в день. Продолжительность приема — 1–3 месяца. 

Противопоказания 

Гиперчувствительность к компонентам БАДа. 

Условия хранения 

В сухом месте, при температуре не выше 25 °C. Хранить в недоступном для детей месте. Срок годности — 24 месяцев. 

Примечание 

Отпускается без рецепта. 

 

Содержит ли рыбий жир витамин Д?

Когда заходит речь о витамине Д, я рассказываю историю о том, как в детстве перед выходом в детский сад, а потом в школу мои родители в коридоре выдавали мне ложку рыбьего жира… и эта м

ука продолжалась всю зиму. Правда, чтобы пилюля была не «слишком горька», мне сразу же предлагалась корочка хлеба, посыпанная солью. И тут самое главное было не дышать, пока не почувствуешь соленый вкус).

А тут моя старая приятельница задала мне вопрос, а содержит ли рыбий жир витамин Д, и если да, то как рассчитать дозу рыбьего жира по витамину Д.  Я тогда посмеялась, явно же содержит, т.к. в то время никто об «Омегах» и не думал, и рыбий жир давался с целью как раз восполнить витамин Д. В дальнейшем все-таки озадачилась этим вопросом, и вот что получилось.

Оказывается, в Советском Союзе витамин Д был обязательным для дачи детям в детских садах в осенний -зимний период до 1970 -х годов. Правда отменили его в связи с нарушением производства.

Далее, я попыталась найти официальные данные по содержанию витамина Д в рыбьем жире. И была очень удивлена, когда в оценке состава различных продуктов на сайте института питания не обнаружила в составе витамин Д ни в рыбе (все сорта рыбы пересмотрела), ни в рыбьем жире. Т.е. он наверно содержится, но в незначительных количествах. В основном витамины представлены витаминами А,Е.

Далее, в статьях обнаружила интересный факт, что в Финляндии, несмотря на то, что диета финнов действительно богата холекальциферолом (вит. Д) — в ней присутствуют в больших количествах жирная рыба (в том числе, сельдь и лосось), печень трески, существует культура приема витамина Д. Его принимают все от мала до велика в соответствующей дозировке в профилактических целях.

Таким образом пришлось сделать вывод, что употребление рыбьего жира не заменяет прием витамина Д. Если в так популярных сейчас БАДах, в составе не указано, что содержание витамина Д не менее 500 МЕ в 1 дозе (мер. ложка, капсула), значит там следы витамина и необходимо дополнительно получать препараты витамина Д, в дозе, необходимой конкретному человеку конкретного возраста для конкретных целей. А рассчитать ее Вам поможет ваш педиатр/терапевт.

Витамин D спасает финнов от нехватки солнца

Витамин D в Финляндии популярен как никакой другой. Употребление добавок с ним помогает пережить затяжную зиму, а во время пандемии о пользе витамина D заговорили с новой силой.

Многие финны запасаются баночками с витамином D с приходом осени. «Солнце в таблетках» стало важной частью здорового образа жизни в Финляндии.

«Солнце в таблетках» для финской зимы

В северных широтах витамин D образуется под воздействием летнего солнца на открытом воздухе, поэтому с октября по март его необходимо получать с пищей или в качестве добавки.Фото: Пит Хек/Visit Finland

«Витамин D представляет особый интерес, поскольку ранее у жителей Финляндии наблюдалась его нехватка. В северных широтах он образуется на коже только летом [под воздействием ультрафиолетовых лучей], поэтому его также необходимо получать с пищей или в качестве добавки», – говорит руководитель отдела исследований финского ведомства здоровья и благополучия (THL) Ирис Эрлунд.

По ее словам, этот витамин крайне важен для развития детей, а также он необходим и взрослым особенно для укрепления костей. К тому же он нужен для мышц, для работы нервной и иммунной системы. Сейчас появилось множество способов восполнить нехватку витамина D: в Финляндии им обогащают многие жиры, молочные продукты и соответствующие продукты на растительной основе, такие как молоко и йогурт.

Витамины из продуктового магазина

Витамин D уже давно один из самых продаваемых витаминных продуктов аптечной сети Yliopiston Apteekki, где в ассортименте почти 60 наименований этого витамина.Фото: «Это Финляндия»

Особой популярностью пользуются таблетки и капсулы с «витамином солнца», которые в Финляндии продаются как в аптеках, так и в самых обычных продуктовых магазинах.

«C приходом зимы популярность витамина D несколько возрастает. Другими словами, потребители так действительно готовятся к зимнему сезону», – говорит пресс-секретарь ритейлера Lidl Санна Мямми.

В S-ryhmä (магазины Prisma, S-market и т.д.) сообщили, что продают сотни тысяч упаковок «витамина солнца». Компания даже запустила свой бренд. «Летом продажи самые низкие. А в октябре, например, упаковки витамина D продавалось в 2–3 раза активнее», – уточнили в отделе коммуникации компании.

Их конкуренты из K-ryhmä (магазины K-supermarket и т.д.) указывают, что по популярности витамин D уступает только поливитаминами. «На витамин D приходится 25% всех продаваемых витаминов», – говорит пресс-секретарь концерна Эмма Ламмела.

Их мнение разделяет и глава отдела коммуникаций крупной аптечной сети Yliopiston Apteekki («Университетская аптека») Йенни Тюрни: «Витамин D уже давно один из самых продаваемых витаминных продуктов. <…> Продажи витамина D в наших аптеках и интернет-магазине обычно самые высокие с октября по март». Тюрни добавляет, что в их сети почти 60 наименований витамина D.

И в продуктовых магазинах, и в аптеках указывают, что ответственность за качество продукции в Финляндии «ложится на производителя или импортера». При этом органы управления пищевыми продуктами проверяют концентрации и безопасность.

Нехватки витамина D в Финляндии нет

Лесные грибы, жирные сорта рыб и обогащённые витамином продукты, такие как молоко и йогурт являются важным источником витамина D. Тем, кто не получает достаточно этого ценного витамина с пищей, советуют добавки.Фото: Ристо Пуранен/Vastavalo/Visit Finland

Финские врачи фиксируют, что былой нехватки витамина D в стране уже нет. «Финны достаточно хорошо следуют рекомендациям, поэтому ситуация с витамином D сегодня лучше, чем раньше, а также в сравнении с многими другими странами», – констатирует Ирис Эрлунд.

В ведомстве здоровья и благополучия Финляндии подсчитали, что большинство взрослых финнов получают достаточное количество витамина D уже с пищей, например, жирными сортами рыб, лесными грибами и обогащенными продуктами. Добавки же рекомендуются детям и подросткам, беременным женщинам и пожилым людям, а также тем, кто не питается сбалансировано.

Исследователи THL при этом просят соблюдать норму потребления, так как «жирорастворимый витамин можно получить в избытке». Рекомендации по питанию Северных стран и Европейского управления по безопасности пищевых продуктов установили максимально допустимое количество витамина D: 25 мкг в день для детей и 100 мкг в день для взрослых.

Витамин D и коронавирус

Во время пандемии о чудесных свойствах «витамина солнца» заговорили с новой силой, однако в THL предостерегли от поиска панацеи.

«Имеет ли витамин D какое-либо отношение к коронавирусу, пока не известно и все еще остается предметом предположений, поскольку было проведено мало исследований», – говорит Ирис Эрлунд. Она отметила, что в период пандемии COVID-19 важнее не зацикливаться на употреблении какого-то отдельного витамина, а в целом вести здоровый образ жизни.

Текст: Евгений Богданов, декабрь 2020 г.

Особые инструкции и ограничения — Управление по контролю за продуктами питания Финляндии

Добавки с витамином D

Национальные рекомендации по питанию, выпущенные в январе 2014 г., содержат инструкции по применению добавок витамина D для разных возрастных групп. Рекомендация по добавкам витамина D была выпущена для обеспечения адекватного потребления в ситуациях, когда диета не включает достаточное количество продуктов, содержащих витамин D.

Следует избегать ненужного использования добавок витамина D.

Младенцы

Всем младенцам в возрасте от 2 недель требуется добавка витамина D. Дозировка добавки витамина D подбирается индивидуально в зависимости от режима питания ребенка. Рекомендации по приему добавок витамина D для младенцев (обновленная рекомендация, 2018 г.).

Другие возрастные группы

Рекомендации по общему суточному потреблению витамина D и рекомендуемой дозировке добавок витамина D для особых целевых групп:
(10 мкг = 400 МЕ или международных единиц)

a Рекомендуемое общее потребление означает общее количество витамина D из пищевых источников и любых добавок.
b Если молочные продукты, обогащенные витамином D, жирные спреды и/или рыба не употребляются ежедневно в самое темное время года (октябрь-март).
c Небольшая доза (10 мкг/день) добавки витамина D может быть достаточной для тех, кто регулярно употребляет большое количество молочных продуктов, обогащенных витамином D, жирных спредов и/или рыбы.

Верхние пределы безопасного потребления также были указаны для витамина D, а именно:

a Европейское агентство по безопасности пищевых продуктов, 2018 г.
b Северные рекомендации по питанию, 2012 г.

 

Йод

Для улучшения йодного статуса населения Национальный совет Финляндии по питанию рекомендует использовать йодированную соль с содержанием йода 25 микрограммов (мкг/г).Национальный совет по питанию также рекомендует использовать йодированную соль в домашних условиях и на предприятиях общественного питания. Эта рекомендация теперь расширена, чтобы охватить всю пищевую промышленность. По оценке Национального совета по питанию, это позволит восстановить потребление йода населением до прежнего хорошего уровня. Однако общее потребление соли следует сократить из-за ее неблагоприятного воздействия на здоровье. Рекомендуемый уровень потребления соли – не более 5 г/день.

Национальный совет по питанию рекомендует пищевой промышленности, начиная с пекарен, использовать в своем производстве йодированную соль.Йодирование хлеба дало хорошие результаты на международном уровне, поскольку оно приносит пользу большинству населения. Наряду с источниками йода животного происхождения (молочные продукты, рыба и яйца) хлеб улучшает потребление йода, например, у веганов и тех, кто придерживается безмолочной диеты. Цельнозерновой хлеб входит в рекомендуемый рацион, и его употребление можно увеличить.

Ориентация на профилактику дефицита йода

Йод является важным питательным веществом, которое необходимо для производства гормонов щитовидной железы и для нормального роста и развития плода и ребенка.Дефицит йода вызывает увеличение щитовидной железы или зоб, который все еще был обычным явлением в начале 20 века. Дефицит йода на внутриутробной стадии может привести к неврологическим нарушениям развития. Потребление йода финнами с пищей снизилось почти до одной трети от самого высокого уровня, достигнутого в 60-х годах, когда была введена йодированная соль. Судя по экскреции йода с мочой, йодный статус населения был превосходным вплоть до начала 2000-х годов. Судя по показателям ВОЗ на уровне населения, у финнов в настоящее время наблюдается легкий дефицит йода.

Целью рекомендаций Национального совета по питанию является предотвращение дефицита йода и обеспечение достаточного потребления йода, особенно для людей с низким потреблением. Заболеваемость зобом, вызванным дефицитом йода, в Финляндии не увеличилась. Вместо этого рекомендация основана на рекомендациях по потреблению йода для населения Северных стран. Использование пищевых добавок, содержащих йод, не является необходимым в диете в соответствии с рекомендациями по питанию, где используется йодированная соль.

Использование йодированной соли не увеличивает риск избыточного потребления ни в одной из групп населения. Йодирование соли и ее использование в пищевых продуктах является наиболее широко используемым во всем мире средством повышения содержания йода в продуктах питания, и оно доказало свою безопасность. Однако употребление продуктов из морских водорослей может привести к избыточному потреблению йода. Продукты из морских водорослей, содержание йода в которых неизвестно, вообще не должны использоваться.

Необходимо контролировать потребление йода населением

Национальный совет по питанию считает важным регулярный мониторинг потребления йода и йодного статуса населения.Мониторинг должен охватывать как взрослых, так и группы, наиболее уязвимые в отношении поступления йода, в частности детей, беременных и кормящих женщин. Национальный совет по питанию следит за внедрением йодированной соли в сфере общественного питания и в пищевой промышленности.

Полная рекомендация Национального совета по питанию (pdf)

Фолат и фолиевая кислота

Потребление фолиевой кислоты финнами часто недостаточно. Вот почему прием фолиевой кислоты рекомендуется женщинам, планирующим беременность, поскольку она предотвращает дефекты нервной трубки плода.Женщинам рекомендуется начать принимать добавки фолиевой кислоты примерно за два месяца до того, как они планируют забеременеть. Вы можете продолжать принимать его до конца 12-й недели беременности.

Рекомендуемая доза фолиевой кислоты для беременных и планирующих беременность составляет 500 мкг в день. Узнайте больше о фолиевой кислоте и фолиевой кислоте.

Специальные инструкции по безопасному использованию пищевых продуктов

Рыба в рационе

Несмотря на хорошие питательные качества рыбы, лосось и салака, выловленные в Балтийском море, и особенно в Ботническом и Финском заливах, могут подвергать вас воздействию повышенного количества вредных диоксинов и ПХБ.Хищная пресноводная рыба, в частности щука, а также морская щука, может содержать повышенное количество метилртути. Чем старше рыба, тем выше накопление в ней загрязнений. По этим причинам Управление безопасности пищевых продуктов Финляндии Evira выпустило специальные рекомендации по употреблению рыбы для детей, подростков и людей репродуктивного возраста.

Печень в рационе

Витамин А является жирорастворимым витамином, который хранится в печени. Таким образом, содержание витамина А в печени выше, чем в любой другой пище.Чрезмерное потребление печени может вызвать риск для здоровья, особенно для плода и маленьких детей. В связи с этим Управление безопасности пищевых продуктов Финляндии Evira, Национальный совет Финляндии по питанию и Министерство социальных дел и здравоохранения выпустили специальную рекомендацию по употреблению печени и пищевых продуктов, содержащих печень, для детей дошкольного возраста. Управление безопасности пищевых продуктов Финляндии Evira, Национальный совет Финляндии по питанию и Управление социального страхования также выпустили рекомендации по употреблению печени и пищевых продуктов, содержащих печень, во время беременности.

Колбасы, сосиски и мясное ассорти в рационе

Колбасы, сосиски и мясное ассорти не должны входить в рацион ребенка. Большие количества нитратов, которые используются в качестве добавок, могут подавлять транспорт кислорода у маленьких детей. Колбасы также содержат насыщенные жиры и соль. Детям в возрасте от одного до двух лет рекомендуется есть не более одного раза в неделю колбасы и трех-четырех ломтиков мясного ассорти (один ломтик весит около 10 г). Общее количество колбасы, сосисок и мясных нарезок, подаваемых детям старше 2 лет и младше школьного возраста, не должно превышать 150 г в неделю.На практике это означает:

  • Один прием пищи, содержащий колбасу, в неделю, один ломтик мясного ассорти в день ИЛИ
  • два приема пищи с колбасой в неделю без мясного ассорти ИЛИ
  • два ломтика мясного ассорти в день/неделю.

Безопасное использование пищевых продуктов

Успешная политика в области питания: улучшение потребления и статуса витамина D у взрослых финнов за последнее десятилетие | Европейский журнал общественного здравоохранения

Аннотация

Справочная информация: В связи с потреблением витамина D ниже рекомендованного (10 мкг/день) и низкой (<50 нмоль/л) концентрацией 25-гидроксихолекальциферола (25(OH)D) в сыворотке у населения Финляндии обогащение жидких молочных продуктов 0.5 мкг витамина D на 100 г и жировые спреды с содержанием 10 мкг на 100 г появились в Финляндии в декабре 2002 г. В 2010 г. рекомендации по обогащению были удвоены. Цель этого исследования состояла в том, чтобы выяснить, улучшилось ли потребление и статус витамина D среди взрослых финнов в результате этих мер политики в области питания. Еще одной целью было изучить влияние приема витаминных добавок на общее потребление витамина D. Методы: Перекрёстное исследование проводилось каждые 5 лет. Национальное исследование FINDIET было проведено в Финляндии в рамках национального исследования FINRISK по мониторингу здоровья.Данные о диете были собраны с помощью компьютеризированного 48-часового отзыва о диете. В 2002 г. данные о питании включали 2007 г., 2007 г., 1575 и 2012 г. 1295 финнов трудоспособного возраста (25–64 года). Результаты: Среднее потребление витамина D увеличилось с 5 мкг/день до 17 мкг/день у мужчин и с 3 мкг/день до 18 мкг/день у женщин с 2002 по 2012 год. Наиболее важными пищевыми источниками витамина D были молочные продукты, жирные спреды и рыбные блюда. Доля молочных продуктов составила 39% среди мужчин более молодого возраста и 38% среди женщин более молодого возраста, 29% среди мужчин старшего возраста и 28% среди женщин старшего возраста.Жировые спреды покрывали в среднем 28% потребления витамина D, за исключением более молодых мужчин, для которых он покрывал 23%. Рыбные блюда обеспечивали 28% потребления витамина D для пожилых мужчин и женщин и примерно 18% для более молодых. В январе–апреле 2012 г. средняя концентрация 25-гидроксихолекальциферола (25(OH)D) в сыворотке крови у мужчин составила 63 нмоль/л, у женщин – 67 нмоль/л. Выводы: Обогащение часто употребляемых пищевых продуктов витамином D и добавками витамина D, по-видимому, является эффективным способом увеличения потребления витамина D и уровня витамина D у взрослого населения.

Введение

Витамин D состоит из жирорастворимых секостероидов. Наиболее важными соединениями в этой группе являются холекальциферол (витамин D 3 ) и эргокальциферол (витамин D 2 ), которые могут поступать с пищей. Холекальциферол также может синтезироваться в коже при достаточном воздействии солнца. 1 Витамин D играет важную роль в регулировании концентрации кальция в организме, особенно в костях, кишечнике и почках.Рецепторы витамина D также обнаружены во многих других органах и тканях, таких как кожа, мышцы, костный мозг, нервная система и половые органы. 2

Наиболее важными причинами дефицита витамина D являются недостаточное поступление витамина D с пищей, отсутствие пребывания на солнце и нарушение всасывания в кишечнике. Сывороточный 25-гидроксихолекальциферол (25(OH)D) используется для измерения статуса витамина D. 3 Во всестороннем обзоре витамина D были обнаружены доказательства того, что концентрация ≥50 нмоль/л может быть оптимальной, 4 , 5 , хотя в научном сообществе существуют разные мнения относительно рекомендуемого уровня в зависимости от конечной точки. 6 Витамин D связан с риском развития нескольких хронических заболеваний, например диабет, несколько видов рака, аллергии, депрессия и сердечно-сосудистые заболевания. 7 , 8 Однако большинство выводов о влиянии витамина D на здоровье по-прежнему противоречивы. 9 , 10 Единственным исключением является влияние витамина D на здоровье костей, на котором основаны рекомендации по питанию.

В северных странах, как, например, в Финляндии, уровень УФ-излучения с октября по март слишком низок, чтобы вызвать заметный синтез витамина D в коже. 11 Низкий уровень витамина D был обнаружен во всех возрастных группах в Финляндии. 5 , 12 , 13 В исследовании FINRISK 2002 среднее значение (SD) уровня 25(OH)D в сыворотке крови для женщин составило 47,6 (25,4) нмоль/л, а для мужчин 49,0 (18 нмоль/л). л. 13 Низкий уровень витамина D также был обнаружен в других странах Северной Европы, особенно среди мусульман 14 и среди беременных женщин. 15 При сравнении различных исследований необходимо учитывать, что измерения для анализов 25(OH)D в сыворотке не согласованы. 5 В недавнем шведском исследовании 16 одни и те же образцы были проанализированы в трех разных лабораториях, и результаты сильно различались. Потребление витамина D из пищи низкое во всех странах Северной Европы. 17 В Финляндии потребление в 2002 г. для взрослых составляло в среднем 7,4 мкг/день. 13 В Швеции среднее потребление витамина D составляло 6 мкг/день для женщин и 8 мкг/день для мужчин в 2010/2011 гг. 17 В Исландии потребление витамина D для взрослых, которые употребляли печень трески, составляло 13,5 мкг/день, тогда как потребление витамина D для тех, кто не употреблял, составляло 4 мкг/день. 18 В Дании оценочное потребление витамина D с пищей для взрослых варьировало от 0,2 до 23 мкг/день в 1999–2001 гг. 19

Для контроля недостаточного потребления витамина D и состояния населения Финляндии Национальный совет по питанию предложил обогащать определенные продукты питания, и в декабре 2002 года был издан новый указ, основанный на этом предложении. Все жидкие молочные продукты были рекомендованы для обогащения 0,5 мкг витамина D 3 /100 мл и всех жировых спредов 10 мкг/100 г, кроме сливочного масла. 20 В результате статус витамина D улучшился во всех возрастных группах, но низкая концентрация 25(OH)D (<50 нмоль/л) по-прежнему обнаруживалась у девушек 14–17 лет, женщин 27–60 лет и 27–35-летние мужчины в 2004 г. 20 Национальное исследование FINDIET 2007 г. 21 показало, что среднее потребление витамина D с пищей было ниже рекомендуемого как среди женщин, так и среди мужчин. Поэтому в 2010 году Национальный совет по питанию удвоил рекомендацию по количеству витамина D, добавляемого в жидкие молочные продукты (1 мкг витамина D 3 /100 мл) и жировые спреды (20 мкг витамина D 3 /100 г).Большинство молочных продуктов и жировых спредов обогащены и продаются во всех продуктовых магазинах, а также используются в сфере общественного питания в Финляндии, хотя обогащение не является обязательным. Не допускается обогащение только органических продуктов. В дополнение к обогащению добавки с витамином D использовались как способ улучшить статус 25(OH)D у населения. 13 Обогащение используется для улучшения питания населения Финляндии с 1940-х годов. 22 Витамины А и D добавлялись в маргарин, йод в поваренную соль, железо и тиамин в белую муку.

Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы изучить потребление витамина D и уровень 25(OH)D в сыворотке среди взрослых финнов в 2012 г. Дальнейшая цель состояла в том, чтобы изучить, улучшилось ли потребление витамина D среди взрослых финнов в результате действий политики в области питания. осуществлялась в течение 2003–2011 годов, а также для изучения влияния использования витаминных добавок на общее потребление витамина D.

Методы

Национальное исследование Findiet 2012 23 было проведено в период с января по апрель 2012 года в рамках национального исследования FINRISK 2012. 24 , 25 Были собраны независимые, случайные и репрезентативные выборки населения из пяти различных частей Финляндии. Взрослые в возрасте 25–74 лет в каждом регионе исследования были отобраны в виде случайной выборки ( n = 2000), стратифицированной по полу и 10-летним возрастным группам из Регистра населения. Окончательный размер выборки составил 9905 человек, из которых 33% ( n = 3268) были приглашены для участия в национальном опросе Findiet 2012. Наконец, 53 % (90 215 n 90 216 = 1721) приглашенных приняли участие в опросе о питании, и 52 % (90 215 n 90 216 = 1708) приглашенных сообщили о правильном питании в течение 48 часов.

В исследование включены респонденты в возрасте 25–64 лет (585 мужчин и 710 женщин). Исследование Findiet проводилось в 2002 и 2007 гг. таким же образом, как и в 2012 г. В 2002 г. приемлемая 48-часовая память была получена для 63% ( n = 2007) приглашенных испытуемых, 26 и в 2007 г. данные получены для 62% ( n = 2039). 21 Окончательные данные за 2007 год в текущей статье: 1575 участников, так как старшая возрастная группа была исключена.

Данные о питании были собраны с помощью компьютеризированного 48-часового отзыва о питании, который проводился обученными диетологами. 26 Более подробное описание сбора данных о питании приведено Reinivuo et al. 27 и информацию о процессе валидации Männistö et al. 26

Использование витаминных добавок было собрано в 2002 г. с помощью вопросника за предыдущий 6-месячный период, тогда как в 2007 и 2012 гг. с помощью 48-часового отзыва о питании. Финская база данных о составе продуктов питания, Fineli®, 28 , использовалась для расчета ежедневного потребления витамина D и потребления пищи участниками. 27 База данных Fineli® дополнена точным содержанием витамина D в обогащенных пищевых продуктах после того, как обогащение было проведено в Финляндии.Содержание витамина D в рыбе было обновлено в 2003 году.

Исследование включало анкету для самостоятельного заполнения и медицинское обследование, в ходе которого проводились антропометрические измерения и забор крови. Социально-демографическими переменными были пол, возраст и образование. Возраст был разделен на две категории (25–44 года и 45–64 года). Образование (в годах) было разделено на терцили по полу и году рождения, чтобы учесть изменения в системе образования с течением времени.

Все образцы крови были обработаны в соответствии со стандартными международными протоколами. 29 Сыворотки были заморожены сразу после отделения и отправлены в сухом льду в центральную лабораторию Национального института здравоохранения и социального обеспечения для анализа. Метод Architect 25-(OH)-D использовался для определения содержания витамина D в сыворотке. Этот метод представляет собой высокопроизводительный автоматизированный хемилюминесцентный иммуноанализ на микрочастицах (анализ ARCHITECT 25-OH Vitamin D, Abbott Laboratories, Abbott Park, IL, USA). ), который измеряет как 25-(OH)-D2, так и 25-(OH)-D3. Коэффициент вариации (CV%) контролей равнялся 3.8 ± 2,2% (среднее значение ± стандартное отклонение). Лаборатория участвовала в DEQAS, международной схеме внешней оценки качества 25-гидроксивитамина D, с января 2012 года (4 раза в год, 18 раз). Целевой показатель эффективности, установленный консультативной группой DEQAS, был достигнут во всех раундах.

Статистический анализ

Различия в потреблении и статусе витамина D между возрастными группами и уровнями образования, а также между группами пользователей пищевых добавок были протестированы с использованием дисперсионного анализа.Значения потребления витамина D и статуса витамина D были логарифмически преобразованы перед анализом в случае ненормальности. Если значения по-прежнему не были нормальными после трансформации, для определения потребления и статуса витамина D использовали U-критерий Манна-Уитни (возрастные группы) или тест Крускала-Уоллиса (уровни образования). Доля потребителей добавок с витамином D в 2007 и 2012 годах сравнивалась с использованием логистической регрессии. Изменения с течением времени (2002–2012 гг.) в потреблении витамина D с пищей и в общем потреблении витамина D изучались с использованием дисперсионного анализа после логарифмического преобразования.Различия в потреблении витамина D из добавок среди пользователей добавок в разные годы исследования были проверены с использованием теста Крускала-Уоллиса. Анализы проводились с использованием статистического пакета SAS (SAS Institute Inc., Кэри, Северная Каролина, США, версия 9.3).

Результаты

В 2012 г. среднее потребление витамина D для мужчин составляло 17,3 (17,0) мкг/сут (таблица 1). Среднесуточное потребление витамина D для мужчин, не принимавших добавки, составляло 11,2 (7,5) мкг по сравнению с 29,5 (23,5) мкг.1) мкг среди потребителей пищевых добавок. Среднее потребление витамина D для женщин составило 17,5 (15,4) мкг/сут (таблица 1). Для женщин, не употреблявших добавки, среднесуточная доза с пищей составила 8,6 (6,2) мкг. Среди пользователей пищевых добавок суточное потребление было в среднем в три раза выше [24,7 (16,8) мкг] по сравнению с теми, кто не принимал добавки.

Таблица 1

Среднесуточное потребление витамина D и концентрация 25-гидроксихолекальциферола (25(OH)D) в сыворотке крови у мужчин и женщин в зависимости от приема добавок витамина D в 2012 г. . . Среднее потребление мкг/сутки (СО) . Среднее значение 25(OH)D, нмоль/л (SD) . . Пользователи без дополнений ( n =391) . Дополнительные пользователи ( n =193) . P значений . Все . . Пользователи без дополнений ( n =391) . Дополнительные пользователи ( n =193) . P значений . Все . Возрастная группа 25-44 11,1 (6,5 ) 32.2 (29.1) (29.1) (29.1) <0.001 (20.1) (20.1) 57.3 (18.4) (18.4) 75.9 (32.1) (32.1) <0.001 (25.3) 45-64 11.0 (8.1) (8.1) 27.520320 (17.4) (17.4) <0.001 16.7 (14.2) 58.9 (20.9) 72.2 (22,3) 0.001 63,3 (22,3) P значений нс.     нс.           нс.     нс. Образование Низкий 11.9 (7.2) (7.2) 29.0 (21.7) (21.7) <0.001 17.2 (15.6) (15.6) (15.5) (15.5) 72.3 (25.8) <0.001 62,0 (20.4) 9032 Средний 11.6 (8.2) (8.2) 29,7 (23,0) <0,00) <0.001 16.9 (16.4) 59.9 (20.8) 75.7 (32.1) (32.1) <0.001 (25.6) (25.6) (25.6) Высокий 10.1 (7,0) 29.6 (24.5) <0.001 17.8 (18.9 ) 57.3 (22.9) (22.9) 73.5 (23.8) <0.001 63,7 (24.6) p Значения NS.     нс.           нс.     нс. 11.2 (7.5) (7.5) 29,5 21 (23.1) <0.001 17.3 (17.0)   58.2 (19.9) 73.7 9321 (26.9) <0.001 63.3 9064

(7.5) (7.5) 21 (23.1) 9321 (26.9) (26.9) 20
Мужчины ( N =584) .
. Среднее потребление мкг/сутки (СО) . Среднее значение 25(OH)D, нмоль/л (SD) .
. Пользователи без дополнений ( n =391) . Дополнительные пользователи ( n =193) . P значений . Все . . Пользователи без дополнений ( n =391) . Дополнительные пользователи ( n =193) . P значений . Все .
Возрастная группа
25-44 11,1 (6,5 ) 32.2 (29.1) (29.1) <0,001 18.1 (20.1) 57.3 (18.4) 75.9 (32.1) <0.001 63.59 (25.3) (25.3) 1
45-64 45-64 11.3 (8.1) 27,5 (17.4) <0.001 16.7 (14.2) 58.9 (20.9) 72.2 (22,3) (22.3) <0.001 <0.001 (22.3) (22,3)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Образование
Низкий 11.9 (7.2) (7.2) 29.0 (21.7) (21.7) <0.001 17.2 (15.6) (15.6) (15.5) (15.5) 72.3 (25.8) <0.001 62,0 (20.4) 9032
Средний 11.6 (8.2) (8.2) 29,7 (23,0) <0,00) <0.001 16.9 (16.4) 59.9 (20.8) 75.7 (32.1) (32.1) <0.001 (25.6) (25.6) (25.6)
Высокий 10.1 (7,0) 29.6 (24.5) <0.001 17.8 (18.9 ) 57.3 (22.9) (22.9) 73.5 (23.8) <0.001 63,7 (24.6)
p Значения NS.     нс.           нс.     нс.
11.2 29,5 <0.001 17.3 (17.0)   58.2 (19.9) 73.7 <0.001 633 (23.6)
(6.2) (6.2) (16.8)
Женщины ( N =710) .
. Среднее потребление мкг/сутки (СО) . Среднее значение 25(OH)D, нмоль/л (SD) .
. Пользователи без дополнений ( n =317) . Дополнительные пользователи ( n =393) . P значений . Все . . Пользователи без дополнений ( n =317) . Дополнительные пользователи ( n =393) . P значений . Все .
Возрастная группа
25-44 8,3 (5,3 ) 25.5 25.5 (18.7) <0,001 17.4 (16.5) 56,6 (18.4) (18.4) 74,7 (26.1) <0.001 66.2 (24.5) (24.5)
45-64 45-64 8.8 (6.9) (6.9) 24.0 (15,0) <0.001 17,5 (14.3) 59.2 (19.3) 72.3 (24,9) (24,9) <0.001 66.7 (23.6)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Образование
Низкий 8.8 (7.5) 25.7 (18.4) (18.4) <0 0.001 17.0 (16.2) (16.2) 54.9 (16.7) 73.5 (25.5) <0.001 64,0 (23,3) (23.3)
Средний 8.2 (4.9) (16.9) 24.4 (16.0) <0,001 17,6 (14,9) 59.9 (16.5) 76.2 (29.5) (29.5) <0.001 69,4 (26.1)
Высокий 803220 (5.3) (5.3) 24.2 (16.3) <0.001 17.9 (15.1. ) 59.59 (22.4) 70.8 (21.2) (21.2) <0,2) <0.001 66.2 (22.4)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Все 80320 24,7 24.7 <0.001 17,5 (15.4)   57.9 (18.9) 734 734 (25.4) <0 0.001 66.520 (24,0)
(6.2) (6.2) (16.8) (24,0)
( N =710) .
. Среднее потребление мкг/сутки (СО) . Среднее значение 25(OH)D, нмоль/л (SD) .
. Пользователи без дополнений ( n =317) . Дополнительные пользователи ( n =393) . P значений . Все . . Пользователи без дополнений ( n =317) . Дополнительные пользователи ( n =393) . P значений . Все .
Возрастная группа
25-44 8,3 (5,3 ) 25.5 25.5 (18.7) <0,001 17.4 (16.5) 56,6 (18.4) (18.4) 74,7 (26.1) <0.001 66.2 (24.5) (24.5)
45-64 45-64 8.8 (6.9) (6.9) 24.0 (15,0) <0.001 17,5 (14.3) 59.2 (19.3) 72.3 (24,9) (24,9) <0.001 66.7 (23.6)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Образование
Низкий 8.8 (7.5) 25.7 (18.4) (18.4) <0 0.001 17.0 (16.2) (16.2) 54.9 (16.7) 73.5 (25.5) <0.001 64,0 (23,3) (23.3)
Средний 8.2 (4.9) (16.9) 24.4 (16.0) <0,001 17,6 (14,9) 59.9 (16.5) 76.2 (29.5) (29.5) <0.001 69,4 (26.1)
Высокий 803220 (5.3) (5.3) 24.2 (16.3) <0.001 17.9 (15.1. ) 59.59 (22.4) 70.8 (21.2) (21.2) <0,2) <0.001 66.2 (22.4)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Все 80320 24,7 24.7 <0.001 17,5 (15.4)   57.9 (18.9) 734 734 (25.4) <0.001 66.520
Таблица 1

Среднее ежедневная витамин D Концентрация 25-гидроксихолекальциферола (25(OH)D) в сыворотке крови у мужчин и женщин при использовании добавок витамина D в 2012 г.

(7.5) (7.5) 21 (23.1) 9321 9064
Мужчины ( n =584) .
. Среднее потребление мкг/сутки (СО) . Среднее значение 25(OH)D, нмоль/л (SD) .
. Пользователи без дополнений ( n =391) . Дополнительные пользователи ( n =193) . P значений . Все . . Пользователи без дополнений ( n =391) . Дополнительные пользователи ( n =193) . P значений . Все .
Возрастная группа
25-44 11,1 (6,5 ) 32.2 (29.1) (29.1) (29.1) <0.001 (20.1) (20.1) 57.3 (18.4) (18.4) 75.9 (32.1) (32.1) <0.001 (25.3)
45-64 11.0 (8.1) (8.1) 27.520320 (17.4) (17.4) <0.001 16.7 (14.2) 58.9 (20.9) 72.2 (22,3) 0.001 63,3 (22,3)
P значений нс.     нс.           нс.     нс.
Образование
Низкий 11.9 (7.2) (7.2) 29.0 (21.7) (21.7) <0.001 17.2 (15.6) (15.6) (15.5) (15.5) 72.3 (25.8) <0.001 62,0 (20.4) 9032
Средний 11.6 (8.2) (8.2) 29,7 (23,0) <0,00) <0.001 16.9 (16.4) 59.9 (20.8) 75.7 (32.1) (32.1) <0.001 (25.6) (25.6) (25.6)
Высокий 10.1 (7,0) 29.6 (24.5) <0.001 17.8 (18.9 ) 57.3 (22.9) (22.9) 73.5 (23.8) <0.001 63,7 (24.6)
p Значения NS.     нс.           нс.     нс.
11.2 29,5 <0.001 17.3 (17.0)   58.2 (19.9) 73.7 (26.9) <0.001 63.3
(7.5) (7.5) 21 (23.1) 9321 (26.9) (26.9) 20
Мужчины ( N =584) .
. Среднее потребление мкг/сутки (СО) . Среднее значение 25(OH)D, нмоль/л (SD) .
. Пользователи без дополнений ( n =391) . Дополнительные пользователи ( n =193) . P значений . Все . . Пользователи без дополнений ( n =391) . Дополнительные пользователи ( n =193) . P значений . Все .
Возрастная группа
25-44 11,1 (6,5 ) 32.2 (29.1) (29.1) <0,001 18.1 (20.1) 57.3 (18.4) 75.9 (32.1) <0.001 63.59 (25.3) (25.3) 1
45-64 45-64 11.3 (8.1) 27,5 (17.4) <0.001 16.7 (14.2) 58.9 (20.9) 72.2 (22,3) (22.3) <0.001 <0.001 (22.3) (22,3)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Образование
Низкий 11.9 (7.2) (7.2) 29.0 (21.7) (21.7) <0.001 17.2 (15.6) (15.6) (15.5) (15.5) 72.3 (25.8) <0.001 62,0 (20.4) 9032
Средний 11.6 (8.2) (8.2) 29,7 (23,0) <0,00) <0.001 16.9 (16.4) 59.9 (20.8) 75.7 (32.1) (32.1) <0.001 (25.6) (25.6) (25.6)
Высокий 10.1 (7,0) 29.6 (24.5) <0.001 17.8 (18.9 ) 57.3 (22.9) (22.9) 73.5 (23.8) <0.001 63,7 (24.6)
p Значения NS.     нс.           нс.     нс.
11.2 29,5 <0.001 17.3 (17.0)   58.2 (19.9) 73.7 <0.001 633 (23.6)
(6.2) (6.2) (16.8)
Женщины ( N =710) .
. Среднее потребление мкг/сутки (СО) . Среднее значение 25(OH)D, нмоль/л (SD) .
. Пользователи без дополнений ( n =317) . Дополнительные пользователи ( n =393) . P значений . Все . . Пользователи без дополнений ( n =317) . Дополнительные пользователи ( n =393) . P значений . Все .
Возрастная группа
25-44 8,3 (5,3 ) 25.5 25.5 (18.7) <0,001 17.4 (16.5) 56,6 (18.4) (18.4) 74,7 (26.1) <0.001 66.2 (24.5) (24.5)
45-64 45-64 8.8 (6.9) (6.9) 24.0 (15,0) <0.001 17,5 (14.3) 59.2 (19.3) 72.3 (24,9) (24,9) <0.001 66.7 (23.6)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Образование
Низкий 8.8 (7.5) 25.7 (18.4) (18.4) <0 0.001 17.0 (16.2) (16.2) 54.9 (16.7) 73.5 (25.5) <0.001 64,0 (23,3) (23.3)
Средний 8.2 (4.9) (16.9) 24.4 (16.0) <0,001 17,6 (14,9) 59.9 (16.5) 76.2 (29.5) (29.5) <0.001 69,4 (26.1)
Высокий 803220 (5.3) (5.3) 24.2 (16.3) <0.001 17.9 (15.1. ) 59.59 (22.4) 70.8 (21.2) (21.2) <0,2) <0.001 66.2 (22.4)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Все 80320 24,7 24.7 <0.001 17,5 (15.4)   57.9 (18.9) 734 734 (25.4) <0 0.001 66.520 (24,0)
(6.2) (6.2) (16.8) 734
( N =710) .
. Среднее потребление мкг/сутки (СО) . Среднее значение 25(OH)D, нмоль/л (SD) .
. Пользователи без дополнений ( n =317) . Дополнительные пользователи ( n =393) . P значений . Все . . Пользователи без дополнений ( n =317) . Дополнительные пользователи ( n =393) . P значений . Все .
Возрастная группа
25-44 8,3 (5,3 ) 25.5 25.5 (18.7) <0,001 17.4 (16.5) 56,6 (18.4) (18.4) 74,7 (26.1) <0.001 66.2 (24.5) (24.5)
45-64 45-64 8.8 (6.9) (6.9) 24.0 (15,0) <0.001 17,5 (14.3) 59.2 (19.3) 72.3 (24,9) (24,9) <0.001 66.7 (23.6)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Образование
Низкий 8.8 (7.5) 25.7 (18.4) (18.4) <0 0.001 17.0 (16.2) (16.2) 54.9 (16.7) 73.5 (25.5) <0.001 64,0 (23,3) (23.3)
Средний 8.2 (4.9) (16.9) 24.4 (16.0) <0,001 17,6 (14,9) 59.9 (16.5) 76.2 (29.5) (29.5) <0.001 69,4 (26.1)
Высокий 803220 (5.3) (5.3) 24.2 (16.3) <0.001 17.9 (15.1. ) 59.59 (22.4) 70.8 (21.2) (21.2) <0,2) <0.001 66.2 (22.4)
P Значения NS.     нс.           нс.     нс.
Все 80320 24,7 24.7 <0.001 17,5 (15.4)   57.9 (18.9) 734 (25.4) <0,001 66.520 66.59

Сыворота 25-ох-ом-витамина D в 2012 г. составлял в среднем 63,3 (23,6) нмоль/л у мужчин и 66,5 (24,0) нмоль/л у женщин. У тех, кто не принимал добавки, средний уровень витамина D (25(OH)D) в сыворотке крови составлял почти 60 нмоль/л, а у тех, кто принимал добавки, — более 70 нмоль/л (таблица 1).

В 25-м процентиле концентрация 25-ОН-витамина D в сыворотке крови составила 48,0 нмоль/л и 49,0 нмоль/л у мужчин в возрасте 25–44 лет и 45–64 лет соответственно. У женщин показатели составили 51,0 нмоль/л и 52,0 нмоль/л (табл. 2). Медиана статуса составила около 60 нмоль/л и 75-й процентиль более 70 нмоль/л для мужчин и женщин в обеих возрастных группах. В общей сложности 26% мужчин и 21% женщин имели сывороточную концентрацию 25-ОН-витамина D ниже рекомендуемых 50 нмоль/л (таблица 2). Из них 83% (мужчины) и 71% (женщины) не принимали добавки.

Таблица 2

Процентили суточной концентрации 25-ОН-витамина D в сыворотке крови мужчин и женщин в 2012 г.

24,5 77,0 162,0
Возрастная группа . . Мужчины Статус 25(OH)D (ммоль/л) . Женщины Статус 25(OH)D (ммоль/л) .
. н . 1-й . 25-й . Среднее . SD . 50-й . 75-й . 99 . н . 1-й . 25-й . Среднее . SD . 50-й . 75-й . 99-й .
процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль .
25–44 248 30,0 48,0 63. 4 25,3 59,0 73,0 168,0 341 24,0 51,0 66,2 62,0
45-64 336 20,0 49.0 49.0 63.3 22.0 62.0 62,0 74,0 128,0 369 369 28,0 52,0 66.7 23.6 64,0 76,0 130,0
Все 584 22,0 48,0 63,3 23,6 60,0 73,0 155,0 710 27,0 51,0 66.50320 24.0 24.0 62.50320 62.50 77,0 139.0 139.0
25 (OH) D Концентрация <50 NMOL / L (%) 25 (OH) D Концентрация <50 NMOL / L (%)
26  21 
49,0 22,3 52,0
Возрастная группа . . Мужчины Статус 25(OH)D (ммоль/л) . Женщины Статус 25(OH)D (ммоль/л) .
. н . 1-й . 25-й . Среднее . SD . 50-й . 75-й . 99 . н . 1-й . 25-й . Среднее . SD . 50-й . 75-й . 99-й .
процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль .
25-44 248 248 30.0 48,0 634 25,3 59,0 73,0 168,0 341 168,0 24,0 51,0 66.2 2 5 62,0 77,0 162,0
45-64 336 20,0 63,3 62,0 74,0 128,0 369 28,0 66.7 23.6 23.6 64,0 76,0 76,0 130,0
Все 584 22,0 48,0 63.3 23.6 23.6 60.0 60.0 73.0 155.0 710 27,0 51.0 66.520 24,0 62,5 77,0 139,0
25 (OH) D Концентрация <50 нмоль /л (%) 25(OH)D концентрация <50 нмоль/л (%)
26 21
женщины в 2012 году

49,0 22,3 52,0
Возрастная группа . . Мужчины Статус 25(OH)D (ммоль/л) . Женщины Статус 25(OH)D (ммоль/л) .
. н . 1-й . 25-й . Среднее . SD . 50-й . 75-й . 99 . н . 1-й . 25-й . Среднее . SD . 50-й . 75-й . 99-й .
процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль .
25-44 248 248 30.0 48,0 634 25,3 59,0 73,0 168,0 341 168,0 24,0 51,0 66.2 2 5 62,0 77,0 162,0
45-64 336 20,0 63,3 62,0 74,0 128,0 369 28,0 66.7 23.6 23.6 64,0 76,0 76,0 130,0
Все 584 22,0 48,0 63.3 23.6 23.6 60.0 60.0 73.0 155.0 710 27,0 51.0 66.520 24,0 62,5 77,0 139,0
25 (OH) D Концентрация <50 нмоль /л (%) Концентрация 25(OH)D <50 нмоль/л (%)
26 21
Возрастная группа . 63,4 59,0 49,0 22,3 52,0 23,6
. Мужчины Статус 25(OH)D (ммоль/л) . Женщины Статус 25(OH)D (ммоль/л) .
. н . 1-й . 25-й . Среднее . SD . 50-й . 75-й . 99 . н . 1-й . 25-й . Среднее . SD . 50-й . 75-й . 99-й .
процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль . процентиль .
25-44 248 30,0 48,0 25,3 73,0 168,0 341 24,0 51,0 66,2 24.5 62,0 77. 0 162,0
45-64 336 20,0 63,3 62,0 74,0 128,0 369 28,0 66,7 64.0 76.0 76,0 130266 1
Все 584 584 22,0 48,0 63,3 23,6 60.0 73.0 73.0 155.0 710 710 27.0 51.0 66.520 24,0 621 90 62,5 77,0 139.0
25 (OH) D Концентрация <50 NMOL / L (%) Концентрация 25(OH)D <50 нмоль/л (%)
26 21
Различий в потреблении или статусе витамина D между возрастными или образовательными группами не было (таблица 1). Доля потребителей добавок с витамином D не изменилась с 2002 по 2007 год, но увеличилась с 2007 по 2012 год ( P рисунок 1).В 2007 г. 22 % молодых мужчин (25–44 года) и 16 % пожилых мужчин (44–65 лет) сообщили об употреблении пищевых добавок, содержащих витамин D, а в 2012 г. возрастные группы. Среди женщин доля потребителей добавок составила 28% и 34% в 2007 г. и 53% и 57% в 2012 г. в соответствующих возрастных группах.

Рисунок 1

Доля потребителей добавок витамина D в 2002, 2007 и 2012 годах

Рисунок 1

Доля потребителей добавок витамина D в 2002, 2007 и 2012 годах спреды и рыбные блюда.Для более молодых финнов (25–44 года) молочные продукты (около 38%) были самым важным источником витамина D, тогда как для пожилых (45–64 лет) респондентов не менее важными были молочные продукты, жирные спреды и рыбные блюда, ок. . 28%. Было несколько респондентов, которые вообще не употребляли рыбу или молочные продукты, их потребление витамина D и уровень 25(OH)D в сыворотке были ниже по сравнению с теми, кто употреблял рыбу и молочные продукты (данные не показаны).

Поступление витамина D с пищей ( P < 0,0001), а также с добавками ( P < 0.001) увеличилось за 10 лет (табл. 3). Потребление витамина D из пищи было одинаковым для тех, кто принимал добавки, по сравнению с теми, кто их не принимал, и удвоилось за годы исследования (таблица 3). Среднее потребление витамина D с пищей составляло 4,5 мкг/сутки и 6,9 мкг/сутки для мужчин и 3,3 мкг/сутки и 4,1 мкг/сутки для женщин в возрастных группах (25–44 года, 45–64 года) в 2002 г. В 2012 г. , среднее потребление витамина D с пищей для молодых мужчин составляло 11,1 мкг/день и 11,3 мкг/день для пожилых мужчин. Для более молодых женщин среднее потребление витамина D составляло 8.3 мкг/день и для пожилых женщин 8,8 мкг/день.

Таблица 3

Среднесуточное потребление витамина D с пищей и добавками мужчинами и женщинами в 2002, 2007 и 2012 годах по возрастным группам

21 60321 4,5
. Мужчины . . Женщины . .
. 2002 ( н =912) . 2007 ( н =729) . 2012 ( н =585) . P значениятест тренда a . 2002 ( н =1095) . 2007 ( н =846) . 2012 ( н =710) . P значениятест тренда a .
. мкг . . мкг . . . .
от еды, не дополнения пользователей
25-44 года 4,5-44 6.6 11.1 <0,0001 3.3 4.6 8.3 <0.0001
45-64 года 6 7.3 11.3 <0 0,0001 4.1 5.6 8.8 <0.0001
Все 5.9 7,0 11,2 <0,0001 3,7 5,1 8,6 <0,0001
Из еды, пользователи дополняют
25 –44 года 4.6 6 9 6.2 9.6 9.6 <0.0001 2.9 4.6 8.9 <0.0001
45-64 года 5.9 8.2 12.1 <0.0001 4,6 5.9 8.5 8.5 <0.0001
Все 5.2 7.2 11,0 <0,0001 3.8 5.4 8.7 <0.0001
от добавок 9032 9 9032 9032
25-44 года 25-44 5.5 6.3 22.8 <0 0,0001 * 5.7 6.5 6.5 16.6 16.6 <0.0001 *
45-64 года 5.5 8.8 15.4 <0.0001 * 6.1 6.1 7.5 15.4 <0.0001 *
Все 5.5 7 9032 9 70320320 18.59 <0,0001 5.9 7.1 16.0 <0.0001
Всего, дополняет пользователей 1
25-44 года 10.1 12.0 12.5 3 <0.0001 <0.0001 11.1 11.1 25.09 <0.0001
45-64 года 11.4 17,0 27,5 <0 0,0001 10.7 13.4 24.0 24.0 <0.0001
Все 10.7 14.8 14.8 29,5 <0 0,0001 9.7 12,5 24.7 <0,0001
21 60321 4,5
. Мужчины . . Женщины . .
. 2002 ( н =912) . 2007 ( н =729) . 2012 ( н =585) . P значениятест тренда a . 2002 ( н =1095) . 2007 ( н =846) . 2012 ( н =710) . P значениятест тренда a .
. мкг . . мкг . . . .
от еды, не дополнения пользователей
25-44 года 4,5-44 6.6 11.1 <0,0001 3.3 3.3 4.6 8.3 8.3 <0.0001
45-64 года 6.9 7.3 11.3 <0.0001 4.1 4.1 5.6 5.6 8.8 <0.0001
Все 5.9 7.0 11.2 <0,0001 3.7 5.1 8.6 <0.0001
от Еда, дополнения Пользователи
25-44 год 4.6 6 9 6.2 9.6 9.6 <0.0001 2.9 4.6 8.9 <0.0001
45-64 года 5.9 8.2 12.1 <0.0001 4,6 5.9 8.5 8.5 <0.0001
Все 5.2 7.2 11,0 <0,0001 3.8 5.4 8.7 <0.0001
от добавок 9032 9 9032 9032
25-44 года 25-44 5.5 6.3 22.8 <0 0,0001 * 5.7 6.5 6.5 16.6 16.6 <0.0001 *
45-64 года 5.5 8.8 15.4 <0.0001 * 6.1 6.1 7.5 15.4 <0.0001 *
Все 5.5 7 9032 9 70320320 18.59 <0,0001 5.9 7.1 16.0 <0.0001
Всего, дополняет пользователей 1
25-44 года 10.1 12.0 12.5 3 <0.0001 <0.0001 11.1 11.1 25.09 <0.0001
45-64 года 11.4 17,0 27,5 <0 0,0001 10.7 13.4 24.0 24.0 <0.0001
Все 10.7 14.8 14.8 29,5 <0 0,0001 9.7 12,5 24.7 <0,0001
Таблица 3 . Мужчины . . Женщины . . . 2002 ( н =912) . 2007 ( н =729) . 2012 ( н =585) . P значениятест тренда a . 2002 ( н =1095) . 2007 ( н =846) . 2012 ( н =710) . P значениятест тренда a . . мкг . . мкг . . . . от еды, не дополнения пользователей 25-44 года 4,5-44 21 60321 4,5 6.6 11.1 <0,0001 3.3 4.6 8.3 <0.0001 45-64 года 6 7.3 11.3 <0 0,0001 4.1 5.6 8.8 <0.0001 Все 5.9 7,0 11,2 <0,0001 3,7 5,1 8,6 <0,0001 Из еды, пользователи дополняют 25 –44 года 4.6 6 9 6.2 9.6 9.6 <0.0001 2.9 4.6 8.9 <0.0001 45-64 года 5.9 8.2 12.1 <0.0001 4,6 5.9 8.5 8.5 <0.0001 Все 5.2 7.2 11,0 <0,0001 3.8 5.4 8.7 <0.0001 от добавок 9032 9 9032 9032 25-44 года 25-44 5.5 6.3 22.8 <0 0,0001 * 5.7 6.5 6.5 16.6 16.6 <0.0001 * 45-64 года 5.5 8.8 15.4 <0.0001 * 6.1 6.1 7.5 15.4 <0.0001 * Все 5.5 7 9032 9 70320320 18.59 <0,0001 5.9 7.1 16.0 <0.0001 Всего, дополняет пользователей 1 25-44 года 10.1 12.0 12.5 3 <0.0001 <0.0001 11.1 11.1 25.09 <0.0001 45-64 года 11.4 17,0 27,5 <0 0,0001 10.7 13.4 24.0 24.0 <0.0001 Все 10.7 14.8 14.8 29,5 <0 0,0001 9.7 12,5 24.7 <0,0001 21 60321 4,5
. Мужчины . . Женщины . .
. 2002 ( н =912) . 2007 ( н =729) . 2012 ( н =585) . P значениятест тренда a . 2002 ( н =1095) . 2007 ( н =846) . 2012 ( н =710) . P значениятест тренда a .
. мкг . . мкг . . . .
от еды, не дополнения пользователей
25-44 года 4,5-44 6.6 11.1 <0,0001 3.3 3.3 4.6 8.3 8.3 <0.0001
45-64 года 6.9 7.3 11.3 <0.0001 4.1 4.1 5.6 5.6 8.8 <0.0001
Все 5.9 7.0 11.2 <0,0001 3.7 5.1 8.6 <0.0001
от Еда, дополнения Пользователи
25-44 год 4.6 6 9 6.2 9.6 9.6 <0.0001 2.9 4.6 8.9 <0.0001
45-64 года 5.9 8.2 12.1 <0.0001 4,6 5.9 8.5 8.5 <0.0001
Все 5.2 7.2 11,0 <0,0001 3.8 5.4 8.7 <0.0001
от добавок 9032 9 9032 9032
25-44 года 25-44 5.5 6.3 22.8 <0 0,0001 * 5.7 6.5 6.5 16.6 16.6 <0.0001 *
45-64 года 5.5 8.8 15.4 <0.0001 * 6.1 6.1 7.5 15.4 <0.0001 *
Все 5.5 7 9032 9 70320320 18.59 <0,0001 5.9 7.1 16.0 <0.0001
Всего, дополняет пользователей 1
25-44 года 10.1 12.0 12.5 3 <0.0001 <0.0001 11.1 11.1 25.09 <0.0001
45-64 года 11.4 17,0 27,5 <0 0,0001 10.7 13.4 24.0 24.0 <0.0001
Все 10.7 14.8 14.8 29,5 <0 0,0001 9.7 12,5 24.7 <0,0001

Использование добавок витамина D увеличивало потребление витамина D во все годы исследования ( P < 0,0001) (таблица 3). Потребление витамина D из пищевых добавок увеличилось в три раза за годы исследования и даже в четыре раза среди молодых мужчин. Среднее потребление пищевых добавок мужчинами, употребляющими добавки, составило 5,5 мкг/сут в 2002 г. в обеих возрастных группах и 22,8 мкг/сут для мужчин в возрасте 25–44 лет и 15,4 мкг/сут для мужчин старшего возраста (44–64 года) в 2012 г. (таблица 3). Для женщин, употребляющих добавки, потребление витамина D из добавок в 2002 году составило 5.7 мкг/сут для младшей возрастной группы и 6,0 мкг/сут для старшей возрастной группы. В 2012 году молодые женщины получали 16,6 мкг/день витамина D из добавок, тогда как пожилые женщины получали 15,4 мкг/день.

Обсуждение

За десятилетие взрослое население Финляндии удвоило потребление витамина D с пищей. С 2002 года среднее потребление витамина D из обогащенных и необогащенных источников пищи увеличилось с 5 мкг/день до 17 мкг/день в 2012 году у мужчин и примерно с 3 мкг/день до 18 мкг/день, соответственно, у мужчин. женщины.Потребление витамина D из пищи было одинаковым среди тех, кто принимал добавки, и тех, кто их не принимал. Кроме того, увеличилось использование пищевых добавок, содержащих витамин D, а также количество витамина D из добавок.

Среднее потребление витамина D и концентрация 25(OH)D в сыворотке для взрослых финнов в 2012 г. были удовлетворительными. В среднем как мужчины (17 мкг/день), так и женщины (18 мкг/день) соответствовали текущим рекомендациям по потреблению витамина D. (10 мкг/день) и имели достаточную концентрацию 25(OH)D в сыворотке (>50 нмоль/л).Однако у женщин, которые не принимали добавки с витамином D, среднее потребление витамина D с пищей было несколько ниже рекомендуемого в настоящее время (8,6 мкг/день). Использование добавок витамина D увеличило потребление выше рекомендуемого уровня. Обогащенные продукты (жидкие молочные продукты и жирные спреды), помимо рыбных блюд, были наиболее важными источниками витамина D для взрослых финнов в 2012 году. Потребление витамина D из молочных продуктов составляло около 39% среди молодых мужчин и женщин и 29% среди пожилых мужчин. и женщины.Жировые спреды покрывали в среднем 28% потребления витамина D, за исключением более молодых мужчин (23%). Рыбные блюда обеспечивали 28% потребления витамина D для пожилых мужчин и женщин и примерно 18% для более молодых.

Текущие рекомендации по витамину D можно получить из продуктов питания, особенно при использовании обогащенных продуктов. Например, при употреблении двух стаканов молока или простокваши (4 мкг) и двух ломтиков хлеба, включая шесть чайных ложек хлебного спреда (6 мкг), рекомендация выполняется. Если обогащенные продукты не используются, рекомендуется использовать добавки с витамином D. 29 , 30

Концентрация 25(OH)D в сыворотке превышала 50 нмоль/л также в 25-м процентиле среди женщин и около 48 нмоль/л среди мужчин. Однако важно обратить внимание на то, что у 26% мужчин и 21% женщин концентрация 25-ОН-витамина D в сыворотке крови была ниже рекомендуемых 50 нмоль/л.

Большой интерес для общественного здравоохранения представляет тот факт, что действия политики Финляндии в области питания в отношении витамина D были успешными во всех исследованных группах взрослого населения, поскольку не было различий в потреблении витамина D, использовании пищевых добавок или статусе 25(OH)D между образовательными или возрастными группами.Однако следует иметь в виду, что у нас не было ИМТ, воздействия солнца или потребления кальция в качестве фоновых переменных в нашем анализе, которые все связаны с концентрацией 25(OH)D.

В 2002–2004 годах в Финляндии недостаточность витамина D встречалась у мужчин в возрасте 27–35 лет и у женщин в возрасте 27–60 лет. 20 Потребление витамина D и уровень 25(OH)D в сыворотке вызывают озабоченность и в других странах Северной Европы. 30 , 31 При сравнении статуса 25(OH)D в сыворотке важно помнить, что из-за огромных различий между аналитическими методами результаты не полностью сопоставимы. 5

В Швеции среднее суточное потребление витамина D для взрослых было ниже 6 мкг/день в 1998 году. потребление витамина D в 2010/2011 гг. было все еще довольно низким (6 мкг/день для женщин и 8 мкг/день для мужчин). 17 В Дании оценочное потребление витамина D с пищей взрослыми в возрасте 30–60 лет варьировалось от 0,2 до 23 мкг/день в 1999–2001 гг. 19 , 32 , 33 Общая распространенность недостаточности витамина D в 1999–2001 гг. в Дании составляла 52%.

В Исландии потребление витамина D и уровень 25(OH)D в сыворотке значительно различаются в зависимости от употребления жира печени трески. 18 , 33 , 34 Потребление витамина D для взрослых, принимавших печень трески, составляло 13,5 мкг/день, в то время как потребление для тех, кто не принимал, составляло 4 мкг/день. 18 Также в Норвегии жир печени трески является важным источником витамина D, 34 , 35 , а статус витамина D достаточен для большинства населения в целом.

В Финляндии были приняты меры политики в области питания, чтобы увеличить потребление витамина D и улучшить статус 25(OH)D среди населения. Обогащение жидких молочных продуктов витамином D 1 мкг/100 г и пищевыми жирами 20 мкг/100 г проводится с 2010 г., а подробные инструкции по добавкам витамина D для различных групп населения были выпущены в 2011 г. и пересмотрены в 2014 г. Обновлены финские рекомендации по питанию 29 , 30 , а также скандинавские диетические рекомендации 35 , 36 .В зимнее время (октябрь–март) взрослым также рекомендуется принимать добавки с витамином D (10 мкг/день): употребляйте рыбу не реже двух раз в неделю, обогащенные жидкие молочные продукты пол-литра в день и/или обогащенные жировые спреды. Рекомендуемая доза витамина D была увеличена с 7,5 мкг до 10 мкг (от 6 месяцев до 74 лет), а для лиц в возрасте 75 лет и старше — до 20 мкг/сут.

В других скандинавских странах в 21 веке применялись аналогичные, но более легкие меры политики.В Исландии одна марка обезжиренного молока обогащена витамином D, а в Норвегии все молоко обогащено 0,4 мкг/100 г, сливочное масло и маргарин – 10 мкг/100 г, а все кулинарные и салатные масла – 10 мкг/100 г. грамм. 5 В Швеции все обезжиренное молоко и молочные продукты обогащены витамином D.

В нашем исследовании есть некоторые ограничения. Это исследование проводилось в Финляндии в период с января по апрель, в то же время, когда концентрации 25(OH)D в сыворотке самые низкие. Более репрезентативные результаты были бы получены, если бы образцы крови были собраны в разные сезоны.Данные о питании были собраны с помощью 48-часового отзыва о питании, и дни отзыва были последовательными. Потребление рыбы, вероятно, занижено из-за метода припоминания диеты. Участники были опрошены между понедельниками и пятницами, таким образом количество четвергов и суббот составляет примерно половину по сравнению с другими днями, пятницы отсутствуют. Информация об употреблении пищевых добавок в 2002 г. собиралась несколько по-другому, что могло бы объяснить снижение потребления пищевых добавок в 2007 г., но подтверждает увеличение потребления пищевых добавок в 2012 г.Занижение сведений является распространенной причиной систематической ошибки при воспроизведении диеты 37 , 38 , 39 , и это могло повлиять на результаты потребления витамина D. Более точные результаты можно было бы получить, собирая данные за непоследовательные дни и за разные сезоны в течение года. Однако в Национальном исследовании FINDIET 2007 года сезонность в потреблении питательных веществ в целом была довольно слабой, тогда как ежедневные колебания были более заметными (неопубликованные данные).В этой статье мы не использовали ИМТ или привычки пребывания на солнце в качестве фоновых переменных; они могли как-то повлиять на результаты.

В этом исследовании содержится важная информация для финских политиков о целесообразности мер политики, направленных на улучшение состояния питания финского населения. Потребление и статус витамина D у населения Финляндии улучшились после политических мер, предпринятых в 2003, 2010 и 2011 годах. Обогащение часто используемых пищевых продуктов витамином D и добавками витамина D, по-видимому, является эффективным способом увеличить среднее потребление витамина D и концентрация 25(OH)D в сыворотке населения.

Несмотря на текущую вполне благополучную ситуацию, необходимо постоянно контролировать потребление витамина D и концентрацию 25(OH)D населением, чтобы иметь возможность немедленно реагировать на возможные неблагоприятные изменения. Также важно более тщательно проанализировать, как уменьшить долю тех, у кого концентрация 25(OH)D в сыворотке все еще ниже рекомендуемого уровня. По нашим данным, было несколько человек, у которых концентрация 25(OH)D в сыворотке крови превышала 125 нмоль/л. Следует обратить внимание на сообщение при даче рекомендаций по использованию добавок витамина D, чтобы свести к минимуму риск экстремально высоких доз витамина D.

Финансирование

Работа выполнена в Национальном институте здравоохранения и социального обеспечения.

Этические стандарты

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями, изложенными в Хельсинкской декларации. Координационный комитет по этике Хельсинки и больничного округа Уусимаа (HUS) утвердил протоколы FINRISK 2012. Все участники получили информацию об исследовании и дали письменное информированное согласие.

Конфликт интересов : Не объявлено.

  • Обогащение часто используемых пищевых продуктов витамином D и добавками витамина D, по-видимому, является потенциальным способом увеличения среднего потребления и концентрации 25(OH)D в сыворотке у взрослого населения.

  • Потребление витамина D из пищи было одинаковым среди тех, кто принимал добавки, и тех, кто их не принимал.

  • Потребление витамина D и концентрация 25(OH)D были ниже среди тех, кто не употреблял рыбу или молочные продукты.

  • Общее потребление витамина D было в три раза выше среди тех, кто принимал добавки, по сравнению с теми, кто их не принимал 1

    Холик

    М

    . Фотобиология витамина D. В:

    Feldman

    D

    ,

    Wesley

    PJ

    ,

    Glorieux

    F

    , ред.

    Витамин D

    , 2-е издание

    США

    :

    Elsevier Academic Press

    ,

    2005

    :

    37

    45

    .2

    Коричневый

    АЖ

    ,

    Дюссо

    А

    ,

    Слатопольский

    Е

    ,

    Витамин

    Д

    .

    Am J Physiol

    1999

    ;

    277

    :

    F157

    757

    75

    .3

    Horst

    R

    ,

    Reinhardt

    T

    ,

    REDDY

    G

    , Метаболизм. В:

    Feldman

    D

    ,

    Wesley

    PJ

    ,

    Glorieux

    F

    , редакторы.

    Витамина D

    , 2-й EDN

    USA

    :

    Elsevier академическая пресса

    ,

    2005

    :

    15

    369

    . 4

    Thomas

    MK

    ,

    LLOYD-JONES

    DM

    ,

    THADHANI

    RI

    и др. .

    Гиповитаминоз D у стационарных больных

    .

    N Engl J Med (NEJM)

    1998

    ;

    338

    :

    777

    :

    777

    83

    .5

    Lamberg-Allardt

    C

    ,

    C

    ,

    C

    ,

    ,

    M

    ,

    Meyer

    He

    ,

    STEINGRIMSDOTTIR

    L

    .

    Витамин D – систематический обзор литературы для 5-го издания скандинавских рекомендаций по питанию. Еда и питание

    .

    Исследования

    2013

    ;

    57

    .6

    Медицинский институт

    .

    Справочные нормы потребления кальция и витамина D с пищей

    .

    Вашингтон, округ Колумбия

    :

    National Academy Press

    ;

    2010

    :

    17

    125

    125

    .7

    Bozzetto

    S

    ,

    Carraro

    S

    ,

    Giordano

    G

    , et al..

    Астма, аллергия и респираторные инфекции: гипотеза витамина D

    .

    Аллергия

    2012

    ;

    67

    :

    10

    7

    .8

    Холик

    МФ

    .

    Дефицит витамина D

    .

    N Engl J Med (NEJM)

    2007

    ;

    357

    :

    257

    :

    266

    81

    .9

    Theodoratou

    E

    ,

    E

    ,

    Tzoulaki

    I

    ,

    ZGAGA

    L

    ,

    Ioannidis

    JP

    .

    Витамин D и множественные последствия для здоровья: общий обзор систематических обзоров и метаанализов обсервационных и рандомизированных исследований

    .

    БМЖ

    2014

    ;

    348

    :

    G2035

    :

    G2035

    .10

    Autier

    P

    ,

    Boniol

    M

    ,

    Pizot

    C

    ,

    Mullie

    P

    .

    Статус витамина D и плохое состояние здоровья: систематический обзор

    .

    Ланцет Диабет Эндокринол

    2014

    ;

    2

    :

    76

    89

    .11

    Эдвардсен

    К

    ,

    Брустад

    М

    ,

    Энгельсен

    О

    ,

    Акснес

    Л

    .

    Уровень солнечного УФ-излучения, необходимый для кожной выработки витамина D3 на лице. Исследование, проведенное среди испытуемых, проживающих на высоких широтах (68 градусов северной широты)

    .

    Photochem Photobiol Sci

    2007

    ;

    6

    :

    57

    57

    62

    .12

    Soininen

    S

    ,

    Eloranta

    Am

    ,

    Lindi

    V

    , et al..

    Детерминанты концентрации 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови у финских детей: исследование «Физическая активность и питание детей» (PANIC)

    .

    Бр Ж Нутр

    2016

    ;

    3

    :

    1

    12

    .13

    Lamberg-Allardt

    C

    ,

    Вильякайнен

    H

    . Последующее исследование Рабочей группы о статусе витамина D в финском населении в 2002 и 2004 гг. 2006 г.; Отчеты Министерства социальных дел и здравоохранения

    2006

    :9.14

    Ислам

    MZ

    ,

    Вильякайнен

    HT

    ,

    Карккайнен

    MU

    , и др. .

    Распространенность дефицита витамина D и вторичного гиперпаратиреоза в зимний период у иммигрантов из Бангладеш и Сомали и этнических финок в пременопаузе: связь с минеральной плотностью костей предплечья

    .

    Бр Ж Нутр

    2012

    ;

    107

    :

    277

    83

    83

    .15

    Viljakainen

    HT

    ,

    Saarnio

    E

    ,

    Hytinantti

    T

    , et al..

    Статус витамина D у матери определяет параметры костей у новорожденного

    .

    J Clin Endocrinol Metab

    2010

    ;

    95

    :

    1749

    57

    57

    .16

    Snellman

    G

    ,

    Melhus

    H

    ,

    GEDEBORG

    R

    , et al. .

    Определение статуса витамина D: сравнение коммерчески доступных анализов

    .

    PLoS One

    2010

    ;

    5

    :

    e11555

    .17

    Швеция. Ливсмедельсверкет

    .

    Riksmaten – vuxna 2010–11: vad äter svenskarna?: livsmedels- och näringsintag bland vuxna i Sverige

    .

    UPPSALA

    :

    Livsmedelsverket

    ,

    2012

    .18

    Thorgeirsdottir

    H

    ,

    H

    ,

    H

    ,

    H

    ,

    Gunnarsdottir

    I

    , et al. . Исландское национальное обследование питания, 2010–2011 гг. – основные результаты.

    2012

    .19

    Thuesen

    B

    ,

    Husemoen

    L

    ,

    Fenger

    M

    , и др..

    Детерминанты статуса витамина D в общей популяции взрослых датчан

    .

    Кость

    2012

    ;

    50

    :

    605

    10

    .20

    Министерство социального обеспечения и здравоохранения

    . Последующее исследование статуса витамина D у населения Финляндии, 2002 и 2004 гг. 2006 г.; Доклады Министерства социальных дел и здоровья

    2006

    : 9 (2/26/2014) .21

    paturi

    m

    ,

    м

    ,

    Tapanainen

    H

    ,

    RINIVUO

    H

    ,

    Pietinen

    P

    .Национальное исследование FINDIET 2007 года. Публикации Национального института общественного здравоохранения (KTL) B23/

    2008

    .22

    Suojanen

    A

    ,

    Raulio

    S

    ,

    M.

    7 Ovaskainen

    07

    6

    Либеральная фортификация – риски? Исследование, касающееся Финляндии

    .

    J Epidemiol Community Health

    2002

    ;

    56

    :

    259

    64

    64

    .23

    Helldán

    A

    ,

    RAUULIO

    S

    ,

    Kosola

    M

    , et al.. Национальное исследование FINDIET 2012. Доклады Национального института здравоохранения и благосостояния (THL) 16/

    2013

    .24

    Borodulin

    K

    ,

    K

    ,

    Saarikoski

    L

    ,

    LUND

    L

    , et al. . Национальное исследование FINRISK 2012 [на финском языке]. Отчеты Национального института здравоохранения и благосостояния (THL) 22/

    2013

    .25

    Borodulin

    K

    ,

    K

    ,

    VARTIANEN

    E

    ,

    Peltonen

    M

    , et al..

    Сорокалетние тенденции сердечно-сосудистых факторов риска в Финляндии

    .

    Eur J Общественное здравоохранение

    2015

    ;

    25

    :

    539

    46

    .26

    46

    .26

    Männistö

    S

    ,

    Ovaskainen

    M

    ,

    Valsta

    L

    . Национальное исследование FINDIET 2002 года. Публикации Национального института общественного здравоохранения (KTL) B3 /

    2003

    .27

    RINIVUO

    H

    ,

    Hirvonen

    T

    ,

    Ovaskainen

    мл

    , et al..

    Методология диетического исследования FINDIET 2007 с перспективой оценки риска

    .

    Нутр общественного здравоохранения

    2010

    ;

    13

    :

    915

    9

    .28

    Национальный институт здравоохранения и социального обеспечения

    . Fineli — Финская база данных о составе продуктов питания. Выпуск 15.

    2012

    .29

    Толонен

    H

    ,

    Копонен

    P

    ,

    Aromaa

    A

    , и др. . Рекомендации по обследованиям здоровья в Европе.Публикации Национального института общественного здравоохранения (KTL) B21/

    2008

    .30

    Национальный совет по питанию

    . Здоровье от еды! Рекомендации Финляндии по питанию, 2014 г. [на финском языке].

    2014

    .31

    Huotari

    A

    ,

    Herzig

    KH

    .

    Витамин D и проживание в северных широтах – зона эндемического риска дефицита витамина D

    .

    Int J Circumpolar Health

    2008

    ;

    67

    :

    164

    78

    .32

    Becker

    W

    ,

    Pearson

    M

    .

    Riksmaten 1997–98: kostvanor och näringsintag i Sverige: methodoch resultanalys

    .

    UPPSALA

    :

    Livsmedelsverket

    ,

    2002

    .33

    Pedersen

    A

    ,

    Christensen

    T

    ,

    Matthiessen

    J

    et al. . Раппорт – Danskernes Kostvaner 2011-2013.

    2015

    .34

    Steingrimsdottir

    L

    ,

    Gunnarsson

    O

    ,

    Indridason

    OS

    и др..

    Взаимосвязь между уровнями паратгормона в сыворотке крови, достаточностью витамина D и потреблением кальция

    .

    ДЖАМА

    2005

    ;

    294

    :

    294

    :

    2336

    41

    .35

    Holvik

    K

    ,

    K

    ,

    Brunvand

    L

    ,

    L

    ,

    Brustad

    M

    ,

    Meyer

    H

    . Статус витамина D в норвежском населении. In:

    Bjertness

    E

    , редактор.

    Солнечная радиация и здоровье человека

    .

    Осло

    :

    Норвежская академия наук и литературы

    ,

    2008

    :

    216

    .36

    Совет министров Северных стран

    . Рекомендации Северных стран по питанию, 2012 г. Объединение питания и физической активности.

    2014

    ;Nord 2014:002.38

    Beaton

    GH

    ,

    Burema

    J

    ,

    Ritenbaugh

    C

    6 .

    Ошибки в интерпретации диетических оценок

    .

    Am J Clin Nutr

    1997

    ;

    65

    :

    1100S

    107

    .39

    Кубена

    КС

    .

    Точность в оценке диеты: на пути к хорошей науке

    .

    J Am Diet Assoc

    2000

    ;

    100

    :

    775

    6

    .

    © Автор, 2016 г. Опубликовано Oxford University Press от имени Европейской ассоциации общественного здравоохранения. Все права защищены.

    Полезны ли большие дозы витамина D?

    Витамин D также участвует в иммунном ответе, и в популяционных исследованиях низкий уровень витамина D был связан с повышенным риском инфекций верхних дыхательных путей.Действительно, вспышки чаще случаются зимой, когда уровень витамина D снижается. «Было показано, что добавки с витамином D предотвращают инфекции верхних дыхательных путей у людей со значительным дефицитом витамина D. Для этой цели было достаточно дозы 20 мкг в день, а более высокие дозы не давали никаких дополнительных преимуществ».

    В течение прошлого года во многих исследованиях изучалась связь между уровнем витамина D и риском заражения COVID-19. «В Европе ситуация с COVID-19 была одной из худших в Испании и Италии, где распространен низкий уровень витамина D в сыворотке крови.В этих странах много солнечного света почти круглый год, но пребывания на солнце избегают, а поскольку никакие продукты не обогащены витамином D, его потребление с пищей невелико. С другой стороны, в Финляндии как уровень витамина D среди населения, так и ситуация с COVID-19 являются одними из лучших в Европе. Конечно, между странами есть и другие различия, которые также могут повлиять на ситуацию, например, различия в плотности жилья и возможностях здравоохранения», — говорит Виртанен.

    Пилотное исследование, проведенное в Испании, показало, что добавки с витамином D могут помочь предотвратить тяжелые формы COVID-19.Среди пациентов, госпитализированных с COVID-19, те, кому давали 25-гидроксивитамин D, также называемый кальцидиолом, который является формой хранения витамина D в организме, реже нуждались в интенсивной терапии. «За этим небольшим исследованием последовало более крупное испытание, результаты которого еще не опубликованы».

    Как отмечает Виртанен, пока нет доказательств того, что добавки с витамином D могут предотвратить заражение вирусом. В любом случае разумно обеспечить правильное потребление, учитывая роль витамина D в иммунной системе.

    В Финляндии больничный округ Хельсинки и Уусимаа (HUS) выпустил собственные рекомендации по приему витамина D для предотвращения тяжелого течения COVID-19. HUS рекомендует 20 микрограммов в день для всех старше 70 лет и в условиях престарелых, а также для темнокожих взрослых. В этих группах лицам с ожирением и индексом массы тела 30 и более рекомендуется доза 50 мкг в сутки. Это связано с тем, что витамин D накапливается в жировой ткани и, следовательно, ожирение снижает доступность витамина D в организме.

    «Помимо ожирения, многие другие факторы риска тяжелого течения COVID-19, такие как пожилой возраст, малоподвижный образ жизни, диабет и другие хронические заболевания, связаны с более низким уровнем витамина D. С этой точки зрения, низкий уровень витамина D может быть не таким важным фактором риска сам по себе, а скорее маркером этих других факторов риска. Это также может быть результатом коронавирусной инфекции, а не причиной, потому что инфекция снижает уровень витамина D в организме».

    Улучшение здоровья благодаря обогащению витамином D в Финляндии

    шт.
  • Пища, обогащенная 440 МЕ, повышает уровень витамина D на 8 нг — метаанализ, апрель 2012 г.
  • Диабет 1 типа в Финляндии начинает снижаться, они начали обогащение витамином D в 2003 г. – июль 2013 г.
  • Патентная заявка на крем для кожи, который увеличивает выработку витамина D — Holick, июль 2013 г.
  • Изменение обогащения витамином D в Дании


    СПИСОК ОРИГИНАЛЬНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ
    Настоящая диссертация основана на следующих статьях, которые в тексте обозначены римскими цифрами с I по IV.

    • I: Лаакси ИТ, Руохола Дж.-П., Юликоми Т.Дж., Аувинен А., Хаатаджа Р.И., Пихлаямаки Х.К., Туохимаа П.Дж.
      Обогащение витамином D как политика общественного здравоохранения: значительное улучшение статуса витамина D у молодых финских мужчин. Eur J Clin Nutr. 2006 г., август; 60 (8): 1035-8.
    • II: Ruohola J-P1, Laaksi IT1, Ylikomi TJ, Haataja RI, Mattila VM, Sahi T, Tuohimaa PJ, Pihlajamaki HK
      Связь между концентрациями 25OHD в сыворотке и стрессовыми переломами костей у финских молодых мужчин. Джей Боун Шахтер Рез.2006 Сентябрь; 21 (9): 1483-8. 1 Эти авторы в равной степени внесли свой вклад в эту статью.
    • III: Лаакси И., Руохола Дж.-П., Туохимаа П., Аувинен А., Хаатаджа Р., Пихлаямаки Х., Юликоми Т.
      Связь концентрации витамина D в сыворотке <40 нмоль/л с острой инфекцией дыхательных путей у молодых финских мужчин. Am J Clin Nutr. 2007 г., сен; 86 (3): 714-7.
    • IV: Лаакси И., Руохола Дж.-П., Маттила В.М., Аувинен А., Юликоми Т., Пихлаямяки Х.
      Добавки с витамином D для профилактики острых инфекций дыхательных путей: рандомизированное двойное слепое исследование среди молодых финских мужчин.J заразить дис. 2010 1 сентября; 202 (5): 809-14.

    РЕЗЮМЕ

    Витамин D — это не настоящий витамин, а секостероидный гормон, который вырабатывается в коже из 7-дегидрохолестерола после воздействия солнечного ультрафиолетового излучения типа B. Витамин D должен быть дважды гидроксилирован, чтобы достичь активной формы, способной регулировать экспрессию генов посредством связывания с рецепторами витамина D (VDR) и, кроме того, с элементами, реагирующими на витамин D (VDRE), в генах, чувствительных к витамину D. Уровень основной циркулирующей формы гормона, сывороточного 25OHD, используется для определения статуса витамина D.Недостаточность витамина D можно рассматривать как глобальную проблему, имеющую серьезные последствия для здоровья. Из-за недостаточного пребывания на солнце в зимнее время дефицит витамина D является обычным явлением среди всех возрастных групп в Финляндии. Поскольку воздействия солнечного света недостаточно для выработки витамина D в коже, питание и добавки являются основными источниками витамина D в северных странах в зимние месяцы. По рекомендации Министерства социальных дел и здравоохранения с февраля 2003 года в Финляндии витамин D был добавлен в коммерческие молочные продукты и маргарины.

    В первом исследовании мы определили влияние национальной политики на обогащение витамином D молодых финских мужчин. Исследуемая популяция состояла из 196 молодых финских мужчин (18–28 лет), у которых концентрации 25OHD в сыворотке крови были определены с помощью иммуноферментного анализа Octeia® с помощью IDS в январе 2003 г. (n = 96) или в январе 2004 г., через год после начала национальной фортификации витамина D.

    Мы обнаружили увеличение средней концентрации 25OHD3 в сыворотке крови на 50% после обогащения молочных продуктов витамином D.Кроме того, распространенность недостаточности витамина D (<40 нмоль/л) снизилась на 50% (с 78% в январе 2003 г. до 35% в январе 2004 г.). Исследование показало, что национальное обогащение витамином D существенно улучшило статус витамина D у молодых финских мужчин. Однако у 35% оставался дефицит витамина D.

    Наиболее известной функцией витамина D является влияние на минерализацию костей. Стрессовые переломы костей являются одним из наиболее частых видов травм, связанных с перегрузкой, у спортсменов и новобранцев.Недавно была показана связь между витамином D и содержанием минералов в костях, а также корреляция между низкой плотностью бедренной кости и стрессовыми переломами. Во втором исследовании мы измерили концентрацию 25OHD в сыворотке популяции новобранцев, чтобы определить, является ли витамин D предрасполагающим фактором к стрессовым переломам костей. В этом проспективном исследовании 800 здоровых новобранцев финских военных со средним возрастом 19 лет наблюдались на предмет развития стрессовых переломов в однородных условиях.Концентрации 25OHD в сыворотке измеряли с помощью иммуноферментного анализа при поступлении на военную службу, а также измеряли вес, рост, индекс массы тела (ИМТ), показатель физической подготовки и результат 12-минутного бегового теста для всех субъектов. В целом, 756 пациентов завершили исследование в конце 90-дневного наблюдения, а субъекты без переломов составляли контрольную группу. В ходе исследования было обнаружено 22 новобранца со стрессовым переломом (2,9%), частота которого составила 11,6 (95% ДИ: 6,8–16,5) на 100 человеко-лет. В заключительном многомерном анализе статистически значимым фактором риска стрессового перелома у призывников был уровень 25OHD в сыворотке крови ниже среднего (75.8 нмоль/л) или 3,6 (95% ДИ: 1,1–11,1). Статистически значимых связей между ИМТ, возрастом, оценкой физической подготовки, 12-минутным беговым тестом или курением и стрессовыми переломами костей в этой исследуемой популяции обнаружено не было. В заключение следует отметить, что более низкая концентрация 25OHD в сыворотке крови может быть в целом предрасполагающим фактором к стрессовым переломам костей.

    Витамин D играет роль в активации врожденного иммунитета; продукция антимикробных пептидов после стимуляции толл-подобных рецепторов (TLR) липопептидами патогенов зависит от достаточно высокого уровня 25OHD.Недавние данные свидетельствуют о том, что различия в способности людей вырабатывать витамин D могут способствовать восприимчивости к микробным инфекциям. В третьем исследовании мы изучали, существует ли связь между недостаточностью витамина D и острой инфекцией дыхательных путей у молодых финских мужчин. Для этого проспективного исследования были зачислены молодые финны (n = 800), служившие на военной базе в Финляндии. Концентрации 25OHD в сыворотке были измерены в июле 2002 г., за субъектами наблюдали в течение шести месяцев, и было рассчитано количество дней отсутствия на дежурстве из-за респираторной инфекции.Средняя концентрация 25OHD в сыворотке крови в июле 2002 г. составила 80 нмоль/л (n = 756). У лиц с концентрацией 25OHD в сыворотке <40 нмоль/л, что свидетельствует о недостаточности витамина D, было статистически значимо больше дней отсутствия на дежурстве из-за респираторной инфекции. Также была обнаружена статистически значимая положительная связь между концентрациями 25OHD в сыворотке крови и количеством физических упражнений до призыва на военную службу. Кроме того, курение было статистически значимо связано с более низкими концентрациями 25OHD в сыворотке крови.В заключение исследование показало, что низкий уровень витамина D увеличивает риск острых инфекций дыхательных путей.

    Имеются клинические данные о связи между недостаточностью витамина D и инфекциями дыхательных путей. Имеются также некоторые данные о предотвращении инфекций с помощью добавок витамина D. В четвертом исследовании мы определили влияние добавок витамина D на заболеваемость острыми инфекциями дыхательных путей у молодых финских мужчин. Для этого РКИ было зачислено 164 здоровых призывника.С октября по март половина из них получала 10 мкг витамина D в день , а половина получала плацебо. Курение было скорректировано в анализе исследования. Средние концентрации 25OHD в сыворотке крови составляли 79 нмоль/л в октябре 2005 г. и 72 нмоль/л в марте 2006 г. в группе, получавшей витамин D. Соответствующие концентрации в группе плацебо составили 74 и 51 нмоль/л. Статистически значимой разницы в количестве дней отсутствия на рабочем месте (основная переменная исхода) между группой, получавшей витамин D, и группой, получавшей плацебо, не было. Однако доля мужчин, оставшихся здоровыми в течение шестимесячного периода исследования, была выше в группе витамина D (51%), чем в группе плацебо (36%), p = 0,045. Кроме того, в регрессионном анализе Кокса с поправкой на курение скорректированный коэффициент риска (ОР) отсутствия на работе из-за инфекции дыхательных путей был ниже в группе, принимавшей витамин D (ОР 0,71; 95% ДИ: 0,43–1,15). РКИ продемонстрировало некоторые доказательства профилактического эффекта добавок витамина D против инфекций дыхательных путей.Для изучения этого профилактического эффекта необходимы более масштабные рандомизированные контролируемые испытания.

    ВВЕДЕНИЕ

    Витамин D вырабатывается в коже из 7-дегидрохолестерола посредством фотолитической реакции, вызванной ультрафиолетовым излучением B (UVB) при воздействии солнца. Это предшественник гормона 1,25(OH)2D, который образуется в результате двух реакций гидроксилирования, сначала в печени, а затем в почках или органах-мишенях (Holick et al., 1980). Витамин D регулирует гомеостаз кальция и фосфора в организме — процесс, необходимый для минерализации костей (Holick 2003).Клинически известно, что дефицит витамина D приводит к вторичному гиперпаратиреозу, вызывая рахит у детей и как остеомаляцию, так и остеопороз у взрослых (Compston 1998).

    Статус витамина D определяется путем измерения основной циркулирующей формы гормона, сывороточного 25OHD (Utiger 1998). Научный консенсус заключается в том, что достаточность витамина D можно определить как уровень 25OHD в сыворотке >75 нмоль/л (Dawson-Hughes et al., 2005). Недостаточность витамина D является глобальной проблемой, которую можно рассматривать как эпидемию среди взрослых без достаточного воздействия солнечного света.В высоких северных широтах диета является наиболее важным источником витамина D зимой из-за недостаточного воздействия солнечного света. Недостаточность витамина D характерна для всех возрастных групп зимой в Финляндии (Laaksi 2011). С февраля 2003 года в Финляндии внедряется обогащение жидких молочных продуктов и маргаринов витамином D. Кроме того, в апреле 2010 года Финский национальный совет по питанию возобновил рекомендацию по обогащению витамином D.

    Витамин D регулирует экспрессию генов с помощью рецепторов витамина D (VDR).Активная форма витамина D связывается с VDR, который димеризуется с ретиноевым X-рецептором. Затем комплекс связывается с чувствительными к витамину D элементами внутри генов, чувствительных к витамину D (Rachez et al. 2000). Витамин D способствует здоровью костей, увеличивая всасывание кальция в кишечнике и реабсорбцию кальция в почках (Utiger 1998). Также известно, что витамин D снижает секрецию паратиреоидного гормона (ПТГ) и усиливает дифференцировку как остеобластов, так и предшественников остеокластов. Таким образом, он оказывает большое влияние на минерализацию костей и пиковую костную массу (Valimaki et al.2004). В рандомизированном контролируемом исследовании (РКИ) было показано, что повышение среднего уровня 25OHD с 53 до 74 нмоль/л за счет приема витамина D снижает риск переломов бедра, предплечья и позвоночника у людей старше 65 лет (Trivedi). и др., 2003). В другом исследовании недостаточность витамина D была связана с повышенным риском переломов бедра и других переломов вне позвоночника (LeBoff et al., 1999). Полученные данные подтверждают гипотезу о том, что нехватка витамина D предрасполагает молодых финских мужчин к стрессовым переломам костей, которые часто встречаются у спортсменов и военнослужащих.

    Толл-подобные рецепторы (TLR), контролирующие хозяина на наличие патогенов, стимулируются патогенами. Эта стимуляция активирует VDR
    и гены гидроксилазы витамина D, приводящие к продукции антимикробных пептидов (Wang et al. 2004). Кроме того, было показано, что индукция матричной РНК кателицидина (мРНК) ниже в присутствии сыворотки афроамериканцев, которая содержит меньше 25OHD, чем сыворотка европеоидов (Liu et al. 2006). В случае накопления респираторных патогенов в дыхательных путях в другом исследовании была показана повышенная активация витамина D, а затем повышение уровня мРНК кателицидина.Опять же, респираторные эпителиальные клетки могут активировать витамин D и создавать микроокружение с высокими уровнями активной формы витамина D, повышающей регуляцию гена антимикробного пептида кателицидина, важного компонента врожденного иммунитета в легких. Местная активация витамина D может быть важным компонентом защиты хозяина. (Hansdottir et al. 2008; Hansdottir et al. 2011) Этот предполагаемый механизм может также объяснить различия в предрасположенности к острым инфекциям дыхательных путей у молодых финнов во время их военной службы.

    ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

    Витамин D

    История

    Важность солнечного света для здоровья человека была признана Гиппократом в Древней Греции: он считал, что южная сторона холма, получающая больше всего солнечного света каждый день в северном полушарии, была самым здоровым местом для жизни.


    В начале 17 века Фрэнсис Глиссон, Дэниел Уистлер и Арнольд де Бут открыли рахит — заболевание костей у детей, характеризующееся слабой минерализацией и деформацией скелета.Позже, в начале 19 века, Енджей Снядецки заметил, что дети, живущие в городе Варшаве, часто болеют рахитом, в то время как у детей в сельской местности это заболевание не развивается. Он считал, что повышенное воздействие солнечного света в сельской местности предотвращает развитие у этих детей рахита. Далее, в конце 19 века Теодор Пальм отмечал, что у детей, живущих в экваториальных странах, рахит не развивается. Затем было установлено, что заболеваемость рахитом имеет географическую подоплеку, связанную с воздействием солнечного света.(Холик, 1994 г.)

    В конце 19 века Нильс Финсен подвергал пациентов с кожным туберкулезом искусственному солнечному свету, работая над поиском лекарства от туберкулеза. Он обнаружил, что при умеренном солнечном ожоге небольшого участка пораженной кожи интенсивным светом поверхностный слой кожи отшелушивается, но обнажается нормальная и здоровая кожа под ним. Эта фототерапия улучшила состояние кожи почти во всех случаях. Позже его стали регулярно использовать для лечения туберкулеза легких, за который Финсен был удостоен Нобелевской премии в 1903 году.(Заслофф 2006)

    В 1919 году Эдвард Мелланби сообщил, что ограничительная диета приводит к рахиту у собак. Исследуя причину рахита и ища лекарство, он обнаружил, что диета, основанная исключительно на овсе, вызывает рахит. Кроме того, он обнаружил, что добавление рыбьего жира в рацион вылечило собак в течение нескольких месяцев, поэтому он пришел к выводу, что компонент рыбьего жира (которого не содержит овес) необходим для предотвращения рахита. Собак в экспериментах Мелланби выращивали в помещении без воздействия солнечного света.Это привело к исторической случайности: витамин D стал классифицироваться как витамин, а не как гормон, т. е. соединение, которое синтезируется в организме и действует как химический посредник от одной клетки или группы клеток к другой — в отличие от к витамину как к биологически активному органическому соединению, которое не синтезируется в организме, а поступает исключительно с пищей. Рыбий жир стал систематически использоваться в Германии в 1823 году, а вскоре после этого и в Финляндии в качестве средства народной медицины. (Холик, 1994 г.)

    В 1922 году Элмер МакКоллум открыл сложный витамин D.Он исследовал химический состав рыбьего жира, который, как известно, предотвращает куриную слепоту и переломы. Ему не терпелось выяснить, сохраняет ли рыбий жир свои свойства при нагревании и насыщении кислородом. Это было проверено путем нагревания и оксигенации рыбьего жира. Было обнаружено, что он все еще предотвращает переломы, но уже не куриную слепоту, а это означает, что задействованы два разных активных соединения. Разрушенное таким образом соединение было названо витамином А, а термостабильный компонент стал известен как витамин D.(Мор, 2009 г.)

    В 1923 году Гарри Голдблатт и Кэтрин Соумс установили, что при облучении 7-дегидрохолестерина УФ-светом образуется форма жирорастворимого витамина. Альфред Гесс и Милдред Вайншток дополнительно подтвердили, что это витамин D. Они также показали, что пшеница, салат и растительные масла проявляют противорахитическое действие после воздействия УФ-облучения. В 1924 году Гарри Стенбок обнаружил, что животные способны вырабатывать витамин D, и предположил, что для защиты от рахита необходим не пищевой компонент, а ультрафиолетовое излучение.Стенбок пришел к выводу, что облучение пищевых веществ благотворно для защиты от рахита у детей. (Стинбок, 1924; Холик, 1994)

    Адольф Виндаус получил Нобелевскую премию в 1928 году за открытие того, что воздействие ультрафиолета отвечает за синтез витамина D. Он показал, что ультрафиолетовый свет оказывает изомеризующее действие на эргостерол, стероидный компонент мембран грибковых клеток. Ему удалось определить химическую структуру витамина D; витамин D2, полученный ультрафиолетовым облучением эргостерола, был охарактеризован в 1932 г., а открытие предшественника витамина D3 (7-дегидрохолестерин, 7-DHC) произошло в 1937 г., когда было замечено, что только продукты, содержащие холестерин, могут вылечить рахит. после облучения УФ-светом.Виндаус также показал, что противорахитический компонент рыбьего жира идентичен витамину D3. Вскоре после того, как была охарактеризована структура витамина D и разработан процесс его синтеза, витамин D был добавлен непосредственно в молоко, что сделало ненужным ультрафиолетовое облучение молока. (Мор, 2009 г.)

    В начале 20 века рахит был серьезной проблемой здравоохранения во всем мире. В промышленно развитых городах Северной Европы и северо-востока США она носила эпидемический характер, и >80% умерших детей раннего возраста (по любой причине) имели клинические проявления рахита (Holick 1994).Поскольку было показано, что рахит можно вылечить с помощью воздействия солнечного света или приема пищи, облученной УФ-излучением, существовали две конкурирующие концепции профилактики рахита (McCollum et al., 1995).

    Метаболизм и механизм действия

    Химическая структура витамина D тесно связана со структурой классических стероидных гормонов (Norman 2008). Существует две формы витамина D: основным источником у человека является фотосинтез кожи после воздействия солнечного света с образованием витамина D3 (холекальциферол), а второй — витамин D2 (эргокальциферол), продуцируемый ультрафиолетовым излучением в различных растительных материалах и дрожжах (Norman 1998).Солнечный свет является основным источником витамина D и обычно обеспечивает до 90% концентрации витамина D в сыворотке крови. Остальные 10% поступают с пищей и добавками витамина D. У пушных зверей и многих птиц солнечный свет не способен попадать на кожу; витамин D синтезируется в их мехе или перьях, и эти животные затем съедают образовавшийся холекальциферол, облизывая мех или потирая клювом перья. (Леманн и др., 2010 г.)

    Солнечное УФ-излучение состоит из УФА, УФВ и УФС, в зависимости от длины волны фотонов.Почти все фотоны УФС обычно полностью поглощаются озоновым слоем и вообще не достигают Земли. В двух самых внутренних слоях эпидермиса кожи, базальном и шиповатом слоях, солнечное ультрафиолетовое излучение-В с длиной волны 290-315 нм с его максимальным спектральным эффектом при 297 нм проникает через кожу и преобразует 7-ДГХ (провитамин). D3) до превитамина D3. Менее 1% превитамина D3 образуется при длинах волн УФ-А. Спектры действия на эритему и выработку витамина D3 сходны, но максимальный синтез достигается при субэритемогенных дозах УФ-В, что означает несколько минут пребывания на солнце летом (MacLaughlin et al.1982 год; Вольповиц и др. 2006). Более длительное воздействие не увеличивает запасы витамина D, но увеличивает вероятность повреждения ДНК. Приблизительно две трети кожного 7-дегидрохолестерола человека можно найти в эпидермальном слое кожи, а оставшаяся треть находится в дерме (Lehmann et al. 2010). Количество превитамина D3 составляет менее 15% доступного субстрата 7-DHC (Webb et al., 1988). С возрастом количество 7-DHC начинает снижаться; при таком же количестве солнечного света человек в возрасте 70 лет вырабатывает только VV витамина D, который может вырабатывать 20-летний человек (MacLaughlin et al.1985 год; Холик и др. 1989).

    Превитамин D3 термодинамически нестабилен и изомеризуется с образованием витамина D3 в результате неферментативного и сильно зависящего от температуры процесса. Образование витамина D3 происходит относительно быстро, достигая максимума в течение 12-24 часов после воздействия УФ-В. Половина превитамина D3 может изомеризоваться в витамин D3 в течение 2,5 часов в коже. Витамин D3 перемещается во внеклеточное пространство и связывается с витамином D-связывающим белком (DBP), попадая в кровоток. (Леманн и др.2010)

    Интенсивность УФ-излучения и уровень пигментации кожи регулируют скорость образования превитамина D3, но не максимально достигаемый уровень. Интенсивность ультрафиолетового излучения солнечного света зависит от сезона, широты и времени суток. Чем дальше от экватора, тем меньше солнечного воздействия для производства D3 в течение года, так как лучи входят под более косым углом (зенитным углом) и больше фотонов УФВ поглощается озоновым слоем из-за большей расстояние.Как правило, на широте ниже 37° синтез витамина D в коже происходит в течение всего года. С другой стороны, ранним утром или ближе к вечеру выработка витамина D3 в коже неэффективна даже летом из-за косого зенитного угла. (Webb et al. 1988; Holick 2004) И одежда, и использование солнцезащитного крема предотвращают выработку витамина D3 (Matsuoka et al. 1987; Matsuoka et al. 1992). Меланин является эффективным природным солнцезащитным средством, поглощающим фотоны UVB. Людям с более выраженной пигментацией кожи требуется более длительное воздействие солнечного света для выработки витамина D3.(Йоргенсен и др., 2010 г.)

    В случае избыточного УФ-излучения превитамин D3 расщепляется до неактивных стеролов люмистерола и тахистерола или снова трансформируется в 7-ДГХ. Кроме того, витамин D3 будет преобразован в неактивные супрастеролы I и II и 5,6-трансвитамин D3 без интоксикации витамином D. (Холик и др., 1979; Холик и др., 1980; Холик и др., 1981).

    Пищевой витамин D из пищи или пищевых добавок транспортируется из кишечника в хиломикронах через лимфатические вены и высвобождается в печени (Bouillon et al.1998). Как витамин D, синтезируемый в эпидермисе, так и поступающий с пищей или пищевыми добавками, является биологически инертным и требует гидроксилирования митоходриальными P450, чтобы стать активным. Во-первых, витамин D гидроксилируется 25-гидроксилазой (CYP27A1), присутствующей в печени, с образованием 25-гидроксивитамина D3 (25OHD3), основной циркулирующей формы витамина D. Производство 25OHD3 существенно не регулируется, но в основном зависит от концентрации субстрата. , и примерно 40% витамина D3 превращается в 25OHD3 (Kato 2000).После гидроксилирования 25OHD3 поступает в кровоток. Период полураспада составляет около 15 дней (Jones 2008).

    25OHD3 транспортируется в почки для последовательного гидроксилирования с помощью 1a-гидроксилазы (CYP27B1) с образованием наиболее биологически активной формы витамина D, 1,25-дигидроксивитамина D3 [1,25(OH)2D3] и, наконец, в ткани-мишени для биологическая реакция (Holick et al., 1980; Norman, 1998). Уровень 1,25(OH)2D3 в сыворотке обычно составляет 75-200 пмоль/л, что в тысячную меньше уровня 25OHD3 (25-200 нмоль/л).Период полувыведения кальцитриола из сыворотки составляет 10–24 часа (Levine et al., 1985). Имеются данные о том, что 25OHD3 также обладает гормональной активностью (Lou et al., 2004).

    Экспрессия CYP27B1 также зарегистрирована во внепочечных тканях: коже, макрофагах, лимфатических узлах (Hewison et al., 2000), нормальной и злокачественной ткани толстой кишки (Matusiak et al., 2005), нормальной и злокачественной ткани молочной железы (McCarthy et al. al. 2009), среди других типов тканей. Это гидроксилирование жестко регулируется паратгормоном (т.е., ПТГ), гипокальциемия и гипофосфатемия и подавляется гиперкальциемией, гиперфосфатемией и самим 1,25(OH)2D3 (Hewison et al. 2000).

    Инактивация 25OHD3 и/или 1,25(OH)2D3 катализируется митохондриальным P450 (CYP24A), который 24-гидроксилирует их с образованием 24,25(OH)2D3, или 1a,24,25(OH)3D3 в основном в проксимальные канальцы почек (Гурьев и др., 2003).

    Было сделано предположение об эквивалентности витаминов D2 и D3, поскольку эти формы отличаются только боковой цепью от стерольного скелета.Однако в недавних исследованиях витамин D3, вводимый перорально, повышал уровень 25OHD в сыворотке в 1,7 раза более эффективно, чем витамин D2 при введении в молярно равных количествах в течение двух недель. В исследовании с разовыми дозами витамина D3 или витамина D2 они приводили к одинаковому увеличению уровней 25OHD в сыворотке, но эти уровни сохранялись или даже продолжали повышаться через три дня в группе витамина D3, в то время как они снижались и достигали исходного значения через два дня. недель в группе витамина D2 (Trang et al., 1998; Armas et al.2004). Было показано, что витамин D2 имеет пониженную способность связываться с DBP в крови и более короткий срок годности в качестве добавки (Houghton et al. 2006). Существует тенденция заменять витамин D2 витамином D3 в обогащенных молочных продуктах или пищевых добавках (Thacher et al. 2010).

    Биологическое действие витамина D опосредовано рецептором витамина D, принадлежащим к семейству ядерных гормональных рецепторов. Это было обнаружено в клетках, участвующих в поддержании гомеостаза кальция, а также в других, таких как ряд раковых клеток (Christakos et al.2011). Будучи связанным с 1,25(OH)2D3, VDR образует гетеродимер с ретиноидным X-рецептором (RXR). Этот комплекс действует как фактор транскрипции в зависимости от корегуляторных белков, которые присоединены к комплексу. Эти комплексы будут связаны с элементами ответа на витамин D в промоторной области генов-мишеней, в которых они модулируют их транскрипцию. (Като 2000; Гольцман 2010)

    Кроме того, как и другие гормоны, витамин D частично опосредует свои эффекты за счет негеномных действий, активируя несколько систем передачи сигналов.При геномном действии регуляция экспрессии генов витамином D опосредована VDR и происходит в течение нескольких часов. Вполне вероятно, что негеномный ответ опосредуется специфическим мембраносвязанным VDR и происходит в течение нескольких секунд или минут. Повышение уровня внутриклеточного кальция, стимуляция кишечного транспорта кальция и активация протеинкиназы С являются примерами негеномного действия витамина D (Lehmann et al. 2010).

    Физиологическое действие витамина D

    Влияние на метаболизм костей и кальция

    Основная функция витамина D заключается в поддержании минерального гомеостаза как за счет увеличения всасывания кальция и фосфора из кишечника, так и за счет усиления их реабсорбции в почках (Holick 2003).Если нормальный уровень кальция в сыворотке крови не может поддерживаться кишечной абсорбцией, повышенная секреция ПТГ мобилизует костный кальций и индуцирует синтез 1,25(OH)2D3. У детей дефицит витамина D тормозит кальцификацию хрящей и вызывает рахит. У взрослых, напротив, костный матрикс (остеоид) не минерализован, вызывая остеомаляцию и остеопороз из-за уменьшения костной массы. Повышенный риск переломов шейки бедра и других переломов у взрослых является известным последствием дефицита витамина D.(Компстон, 1998; Утигер, 1998; Липс и др., 2011).

    Основным последствием потери активности VDR является нарушение всасывания кальция и фосфатов в кишечнике, что является основной причиной снижения минерализации костей. Например, фенотип мышей с нокаутом VDR (KO) включает рахит, остеомаляцию и повышенную секрецию ПТГ, но когда мышей кормят диетой с высоким содержанием кальция и фосфора, уровни кальция и ПТГ нормализуются, а остеомаляция и рахит уменьшаются. предотвращено. Ясно, что витамин D жизненно важен для минерального гомеостаза.(Кристакос и др., 2011 г.)

    Трансцеллюлярный транспорт кальция активируется 1,25(OH)2D3 в двенадцатиперстной кишке, где VDR экспрессируется в наибольшей концентрации и активирует гены, ответственные за транспорт кальция. Большая часть абсорбции при низких и умеренных уровнях кальция обусловлена ​​этим активным трансцеллюлярным транспортом. При более высоком потреблении кальция кальций также всасывается в кишечнике путем пассивной парацеллюлярной диффузии (Heaney et al. 2005). Обычно потребление кальция и его всасывание напрямую связаны, но когда потребление кальция снижено, процент всасываемого от потребления кальция может увеличиться с 25% до 37% из-за повышения концентрации в сыворотке паратгормона и 1,25(OH)2D3 (Dawson- Хьюз и др.1993 год; Хант и др. 2007). Было показано, что изменение концентрации 25OHD в сыворотке от 50 до 86 нмоль/л вызывает статистически значимое увеличение всасывания кальция в кишечнике (Heaney et al. 2003).

    Было также доказано, что витамин D оказывает прямое воздействие на кости. исследования in vitro показали, что 1,25(OH)2D3 может стимулировать образование остеокластов путем усиления фактора дифференцировки остеокластов (Margolis et al. 2010).

    Другие действия витамина D

    Витамин D также может иметь довольно интересные и важные неклассические действия.Было показано, что активная форма витамина D, 1,25(OH)2D, способствует секреции инсулина, ингибирует пролиферацию клеток и стимулирует дифференцировку клеток (Bikle 2008). Витамин D оказывает апоптотическое действие на клетки рака предстательной железы in vitro. Он оказывает влияние на инвазию рака и ангиогенез (Ylikomi et al., 2002). В эпидемиологических исследованиях витамин D отрицательно связан с раком молочной железы и толстой кишки (Cannell et al., 2006). Кроме того, дефицит витамина D в младенчестве связывают с диабетом (Hypponen et al.2001 г.; Оилинки и др. 2012), гипертензия, рассеянный склероз (Correale et al. 2009; Pierrot-Deseilligny et al. 2010) и некоторые другие виды рака (Holick 2004). Недостаточность витамина D также связана с депрессией у мужчин и тяжелым обострением астмы в детстве (Brehm et al., 2010; Lee et al., 2011).

    Метаболиты витамина D имеют клиническую ценность, поскольку 1,25(OH)2D3 и его аналоги успешно применяются для лечения, например, гиперпролиферативных заболеваний кожи и псориаза (Guryev et al.2003).

    Роль витамина D в иммунитете

    Врожденный иммунитет является одним из основных барьеров в защите хозяина и быстро реагирует на микробы, действующие как активаторы системы. Антимикробные пептиды (АМП) — эволюционно древнее оружие в борьбе с бактериями, вирусами и грибками, доступное для активации еще до того, как организм распознает антиген (Zasloff 2002). АМП обнаружены как в эпителиальных тканях, так и в фагоцитирующих клетках крови, в которых они повреждают липопротеиновые мембраны микробов (Laube et al.2006). Во влажных дыхательных путях эти белки секретируются в виде тонкого слоя жидкости, лежащего над апикальной поверхностью эпителия и под слизистым слоем, покрывающим поверхность эпителия. Связывание микробов с эпителием провоцирует экспрессию АМП, создавая барьер, химически летальный для микробов. Некоторые AMP секретируются конститутивно, а другие, такие как LL-37 (кателицидин), в ответ на стимулы от микробных компонентов (Zasloff 2002). Кателицидин действует также как аттрактант для макрофагов и нейтрофилов (Laube et al.2006).

    Взаимодействие с иммунной системой является одним из неклассических эффектов витамина D. Liu et al. смогли показать, что синтез витамина D под воздействием солнечного света повышает экспрессию AMP. В частности, стимуляция патогенами toll-подобных рецепторов, которые контролируют хозяина на наличие микробных антигенов, повышает экспрессию двух генов в моноцитах — VDR и CYP27B1, превращая 25OHD3 в активный 1,25(OH)2D3 — и приводит к продукции АМП.Инкубация активированных моноцитов с 1,25(OH)2D3 продуцирует кателицидин дозозависимым образом. (Liu et al. 2006) Кателицидин, сконцентрированный в фагоцитарных вакуолях, разрушает M.tuberculosis в условиях in vitro, и этот эффект более выражен после воздействия на макрофаги 1,25(OH)2D3. Ген, кодирующий кателицидин, имеет чувствительный к витамину D элемент (VDRE) в промоторной области, и он положительно регулируется витамином D (Wang et al. 2004). Этот ген и CYP27B1 экспрессируются эпителием дыхательных путей, что указывает на то, что активный витамин D может продуцироваться локально в легких, что приводит к выработке кателицидина (Hansdottir et al.2011). Местная активация витамина D может быть важным компонентом врожденного иммунитета в легких (Hansdottir et al. 2008).

    Витамин D регулирует активацию Т-клеток человека, контролирует передачу сигналов Т-клеточного антигенного рецептора и усиливает распознавание микробных антигенов Т-лимфоцитами. Т-клетки человека имеют очень низкую экспрессию сигнальных белков (фосфолипазы С), что коррелирует с низкой чувствительностью Т-клеточного антигенного рецептора (TCR). Запуск TCR повышает экспрессию PLC и коррелирует с большей чувствительностью TCR и активацией Т-клеток.Индукция PLC зависит от витамина D, а экспрессия VDR в виде VDR, связанного с 1,25(OH)2D3, активирует PLC, кодирующий ген. (фон Эссен и др., 2010 г.)

    Витамин D и инфекции дыхательных путей

    Эпителий слизистой оболочки дыхательных путей, в том числе среднего уха и глотки, секретирует антимикробные пептиды в рамках врожденного иммунитета, которые ингибируют рост возбудителей среднего отита: Haemophilus influenzae, Moraxella catarrhalis и Streptococcus pneumoniae (Lee et al.2004 г.; Вламинкс и др. 2005).

    Более высокий статус витамина D может защитить от гриппа. Распространенность респираторных инфекций продемонстрировала сильную сезонную зависимость, обратно пропорциональную концентрации 25OHD, в когортном исследовании с участием 7000 человек старше 45 лет. Кроме того, после поправки на ожирение, образ жизни и социально-экономические факторы каждое повышение концентрации 25OHD в сыворотке на 10 нмоль/л было связано с уменьшением риска инфекции на 7% в исследовании. (Берри и др., 2011 г.)

    Во вторичном анализе Третьего национального обследования состояния здоровья и питания, в котором приняли участие почти 19 000 человек, было обнаружено, что концентрации 25OHD в сыворотке обратно связаны с недавней инфекцией верхних дыхательных путей (ИВДП) после поправки на сезон, индекс массы тела (ИМТ), курение. , астма и хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ).Выявлена ​​независимая связь между более низким уровнем 25OHD в сыворотке и ИВДП, причем ОРВИ отмечали 24% лиц с 25OHD <25 нмоль/л, 20% с 25OHD 25-75 нмоль/л и 17% с уровнем 25OHD в сыворотке >75 нмоль/л. /л.
    (Гинде и др., 2009 г.)

    Проведено несколько рандомизированных плацебо-контролируемых и двойных слепых исследований добавок витамина D для профилактики инфекций дыхательных путей у взрослых. Более низкая частота ОРВИ или гриппа, о которых сообщали сами пациенты, наблюдалась в группе вмешательства по сравнению с группой плацебо в исследовании с участием 208 здоровых афроамериканок в постменопаузе, которым ежедневно давали 20 мкг витамина D3 или плацебо в течение двух лет.После увеличения дозы витамина D3 с 20 мкг до 50 мкг в день или плацебо в течение 12 месяцев эффект усиливался. (Aloia et al. 2007) Последующее исследование с участием 162 здоровых взрослых, получавших 50 мкг витамина D3 или плацебо ежедневно в течение 12 недель, не показало пользы в отношении частоты и тяжести симптомов ОРВИ для группы, получавшей витамин D, в отличие от в группу плацебо. Тем не менее, была статистическая тенденция в пользу группы витамина D (Li-Ng et al. 2009). Кроме того, Avenell et al. не удалось показать статистически значимую разницу между группой, получавшей витамин D, и группой, получавшей плацебо, во вторичной конечной точке частоты инфекций, о которой сообщали сами пациенты, в исследовании с участием 3500 пожилых людей, которым давали 20 мкг витамина D3 или плацебо в течение более двух лет.Исследование было частью рандомизированной оценки кальция или витамина D (RECORD). (Авенелл и др., 2007 г.)

    Стрессовые переломы

    Переломы, вызванные циклической нагрузкой нормальных костей аномальными силами, описываются как стрессовые переломы (Anderson et al., 1996). Эти переломы являются обычными травмами от чрезмерного использования среди военнослужащих. В начале военной службы в Финляндии все призывники проходят восьминедельную базовую подготовку с постепенно увеличивающимся уровнем нагрузки. Ожидается, что по завершении этой подготовки они сохранят свою боевую готовность после 15-километрового марша или лыжного похода с военным рюкзаком весом 25 кг в течение двух дней подряд.В исследовании финских призывников-мужчин у 15 из 179 новобранцев (8,4%) во время службы в армии развился стрессовый перелом (Valimaki et al., 2005). Во время базовой боевой подготовки в армии США (8 недель) зарегистрированная частота стрессовых переломов среди курсантов-мужчин колеблется от 0,9 до 5,2% (Jones et al. 2002). Тем не менее, распространенность этих переломов среди военнослужащих может достигать 49%; это во многом зависит от физических требований к тренировкам (Нива и др., 2009).

    Стрессовые переломы возникают особенно в начале службы в армии, когда кости не приспособлены к повышенным механическим нагрузкам.Анатомически стрессовые переломы встречаются преимущественно (95%) в нижних конечностях: диафизе большеберцовой кости и плюсневых костях. Стрессовые переломы таза, бедра, бедра и колена встречаются редко, но относятся к травмам высокого риска, связанным с тенденцией к длительному заживлению и осложнениями, такими как вывих шейки бедра, ведущий к аваскуральному некрозу. (Пихлаямаки и др., 2006 г.; Маттила и др., 2007 г.)

    Стрессовые переломы возникают в результате микроповреждений нормальной кости после повторяющихся деформаций (Daffner et al.1992). Кость является динамичной тканью и способна адаптировать свою форму и размер в ответ на чрезмерное напряжение. Ремоделирование кости представляет собой циклическое удаление кости остеокластами (резорбция) с последующим отложением новой кости остеобластами (формирование). При моделировании костей кости снова изменяются за счет активации остеобластов и остеокластов. Эти процессы укрепления костей могут длиться до шести месяцев, и ежегодно ремоделированию подвергается до 10% скелета. Разгрузка скелета последует за быстрой потерей костной массы и остеопорозом.(Киуру и др., 2004; Брэнди, 2009).

    Плохой уровень аэробной подготовки (Shaffer et al., 1999) и низкая мышечная сила (Beck et al., 2000) в начале программы физической подготовки, пожилой возраст (Gardner et al., 1988), женский пол (Jones et al. , 2002), курение (Altarac et al., 2000), высокий или низкий свод стопы (Simkin et al., 1989), вальгусные колени («носки») (Cowan et al., 1996) и низкая минеральная плотность костей. (Pouilles et al. 1989) являются некоторыми факторами риска развития стрессовых переломов среди военнослужащих.

    Локализованная боль после недавнего повышения физической активности является распространенным симптомом стрессового перелома. Обычно боль ослабевает во время отдыха. Хотя клинические признаки могут быть незначительными, могут быть обнаружены болезненность при пальпации и локальный отек. Стояние на одной ноге или прыжки могут выявить высокий риск стрессового перелома шейки бедра. (Киуру и др., 2004 г.)

    Для диагностики стрессового перелома сначала следует выполнить простую рентгенографию и повторить ее через две недели.В случае экстренной диагностики стрессовых переломов высокого риска необходимо использовать магнитно-резонансную томографию из-за ее более высокой чувствительности. (Kiuru et al. 2004; McClung et al. 2010) Лечение стрессовых переломов включает отдых и прекращение физической активности на 3-8 недель, в зависимости от тяжести и локализации перелома. Возвращение к физическим тренировкам должно быть постепенным. Стресс-переломы с высоким риском требуют хирургической консультации и хирургического вмешательства. Прогноз при неинвазивном и консервативном лечении обычно благоприятный для стрессовых переломов шейки бедра без смещения, хотя использование костылей, не несущих нагрузку, необходимо.Напротив, смещение стрессового перелома шейки бедра лечится хирургическим путем из-за риска серьезных осложнений, таких как аваскулярный некроз. (Киуру и др., 2004 г.)

    Витамин D как фактор профилактики стрессовых переломов

    Гомеостаз кальция и фосфата играет ключевую роль в минерализации костей и развитии пиковой костной массы. Известно, что витамин D способствует этому гомеостазу, увеличивая абсорбцию кальция в кишечнике, усиливая реабсорбцию кальция в почках, уменьшая секрецию паратиреоидного гормона и влияя на дифференцировку как остеобластов, так и остеокластов (Holick 2004).

    При концентрации 25OHD в сыворотке крови ниже 78–90 нмоль/л наблюдается повышение концентрации ПТГ в сыворотке крови, что свидетельствует о недостаточности витамина D (Krall et al., 1989; Chapuy et al., 1997). Повышенный уровень ПТГ увеличивает метаболизм и хрупкость костей (Szulc et al., 2003). Важно отметить, что в недавнем североевропейском исследовании с участием около 700 субъектов патологические дефекты минерализации кости были обнаружены в биоптатах crista iliaca у лиц с сывороточным уровнем 25OHD <75 нмоль/л (Priemel et al. 2010). Низкие уровни 25OHD связаны со сниженным содержанием минералов в костях (BMC) и толщиной кортикального слоя шейки бедренной кости у молодых мужчин (Szulc et al.2003 г.; Валимаки и др. 2004). Кроме того, прием витамина D увеличивает минеральную плотность костей (Baeksgaard et al., 1998). В популяционном исследовании с участием более 13 000 человек, включая как молодых, так и пожилых людей, МПК постоянно увеличивалась с более высокими уровнями 25OHD. Интересно, что это повышение наблюдалось во всем референтном диапазоне 22,5–94 нмоль/л, что способствовало развитию более высокой пиковой костной массы у молодых мужчин. (Bischoff-Ferrari et al. 2004) Клинически низкий уровень витамина D является определяющим фактором повышенного риска остеопоротических переломов (Lips et al.2010).

    Количество проспективных исследований недостаточности витамина D и стрессовых переломов весьма ограничено. В исследовании с участием более 2500 израильских солдат уровни 25OHD были ниже у пациентов со сцинтиграфически подтвержденными стрессовыми переломами высокой степени тяжести (63 нмоль/л), чем у контрольной группы (75 нмоль/л) (Givon et al. 2000). В случае сывороточного 25OHD <50 нмоль/л риск стрессового перелома большеберцовой и малоберцовой костей был вдвое выше, чем у пациентов с сывороточным 25OHD >100 нмоль/л в когортном исследовании 1200 женщин-новобранцев ВМС США.Это исследование также обнаружило обратный градиент доза-реакция между 25OHD и риском стрессового перелома. (Бурджи и др., 2011 г.)

    Результаты, касающиеся связи между низким потреблением кальция и развитием стрессовых переломов, противоречивы (Myburgh et al., 1990; Cline et al., 1998). В финском исследовании с участием 220 мужчин-призывников уровни ПТГ были выше у тех, у кого развились стрессовые переломы, чем у контрольной группы. Однако не было статистически значимой разницы в статусе витамина D между группами (Valimaki et al.2005).

    В рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании добавок витамина D для предотвращения стрессовых переломов с участием > 5200 женщин-новобранцев ВМС США участники получали либо 2000 мг кальция и 20 мкг витамина D, либо плацебо ежедневно. в течение восьми недель базовой подготовки. Вмешательство снизило частоту стрессовых переломов на 20%, согласно анализу намерения лечить (Bouillon 2008; Lappe et al. 2008). Кроме того, недавнее исследование показало, что два полиморфизма в VDR могут независимо увеличивать риск стрессовых переломов (Chatzipapas et al.2009 г.; МакКланг и др. 2010).

    Недостаточность витамина D

    Сыворотка 25OHD является лучшим маркером статуса витамина D, поскольку в северных широтах наблюдались как высокие концентрации в сыворотке летом, так и низкие концентрации зимой, что отражает степень воздействия солнца (Chapuy et al. 1997). Достаточность витамина D можно определить по увеличению секреции паратиреоидного гормона в сыворотке крови; она начинает повышаться при пороговых значениях 25OHD 78-90 нмоль/л (Krall et al. 1989; Chapuy et al.1997 год; Харкнесс и др. 2005). Кроме того, кажется, что пороговое значение 25OHD в сыворотке для повышения ПТГ ниже у афроамериканцев, чем у представителей европеоидной расы (Aloia et al. 2010). Из-за связи пигментации кожи с синтезом витамина D уровни 25OHD в сыворотке самые высокие у представителей европеоидной расы, самые низкие у афроамериканцев и средние у выходцев из Латинской Америки (Zadshir et al. 2005). С другой стороны, ПТГ обратно пропорционален пигментации кожи; У афроамериканцев самый высокий, а у представителей европеоидной расы самый низкий уровень ПТГ в плазме (Aloia et al.2006).

    Солнечный свет является основным источником витамина D и очень эффективно вырабатывает его в клетках кожи: облучение всего тела УФ-излучением в течение 15–20 минут может производить до 250 мкг витамина D (Stamp et al., 1977). Следует отметить, что 1 мкг витамина D, принимаемого перорально каждый день, повышает уровень циркулирующего 25OHD в сыворотке с 0,6 до 1,2 нмоль/л (Heaney 2007).

    В северных странах пребывание на солнце недостаточно для выработки витамина D из-за большего расстояния в атмосфере в зимнее время (Norman 1998).Таким образом, питание и добавки витамина D являются источниками витамина D с октября по март в Финляндии. Продукты, которые естественным образом содержат значительное количество витамина D, — это рыбий жир, рыба, грибы и яичные желтки. Среди морепродуктов отличными источниками витамина D3 являются минога, судак, сиг, салака и лосось, хотя выращиваемый лосось содержит только 1/4 витамина D3, содержащегося в диком лососе. (Лу и др., 2007; Леманн и др., 2010)

    Недостаточность витамина D может рассматриваться как эпидемия среди взрослых с недостаточным воздействием солнечного света (Holick 2003).Это часто встречается у детей в зимнее время в Европе. У пожилых людей это продолжается в течение всего года, а концентрация 25OHD3 в сыворотке у лиц, находящихся в учреждениях, еще ниже (McKenna et al., 1998; Schleithoff et al., 2006). Кроме того, дефицит витамина D был очень частым явлением среди молодых мужчин, девушек и здоровых взрослых зимой в Финляндии (Lamberg-Allardt et al. 2001; Valimaki et al. 2004). Высокая распространенность недостаточности витамина D и вторичного гиперпаратиреоза была обнаружена у африканских иммигрантов в Финляндию (Islam et al.2012).

    Обогащение жидких молочных продуктов (0,5 мкг/100 мл) и спредов с февраля 2003 года по рекомендации Министерства социальных дел и здравоохранения Финляндии улучшило статус витамина D и увеличило потребление витамина D в Финляндии. Однако ок. Зимой 2004 года у 20% финнов по-прежнему наблюдался недостаточный уровень витамина D, особенно у молодых девушек, молодых людей и женщин среднего возраста (Lehtonen-Veromaa et al. 2008). Похоже, что обогащение молочных продуктов витамином D не помогло решить проблему гиповитаминоза D в Финляндии (Valimaki et al.2007). В апреле 2010 г. Национальный совет по питанию Финляндии рекомендовал увеличить обогащение витамином D до 1 мкг/100 мл в жидких молочных продуктах и 20 мкг/100 г жировых спредов (но не сливочного масла) (Pietinen et al. 2010 ).

    Растет консенсус в отношении границ между стадиями недостаточности витамина D: <25 нмоль/л для дефицита, от 25 до 49,9 нмоль/л для недостаточности, от 50 до 75 нмоль/л для гиповитаминоза и >75 нмоль/л для достаточности (Dawson -Хьюз и др.2005). При этих пороговых значениях более 90% более пигментированных и около 75% европеоидного населения в США испытывают дефицит витамина D. Распространенность недостаточности витамина D также удвоилась за 10 лет в этих группах населения. (Адамс и др., 2010 г.)

    Наконец, Американское эндокринологическое общество рекомендует проводить скрининг 25OHD в сыворотке у пациентов с риском дефицита витамина D. Однако общество не рекомендует проводить скрининг населения на наличие витамина D. На основании консенсуса Эндокринного общества дефицит витамина D определяется как уровень 25OHD в сыворотке ниже 50 нмоль/л, а недостаточность витамина D определяется как уровень 25OHD в сыворотке 50-75 нмоль/л.(Holick et al. 2011) С другой стороны, в отчете Института медицины США о рекомендуемом потреблении кальция и витамина D в рационе за 2011 год делается вывод о том, что научные данные подтверждают ключевую роль витамина D в здоровье скелета. Однако в отношении внескелетных исходов, включая иммунные нарушения, данные все еще противоречивы. Согласно отчету, существующие данные свидетельствуют о том, что достаточность витамина D достигается при уровне 25OHD в сыворотке >50 нмоль/л.

    Имеются также доказательства того, что очень высокие значения не связаны с большей пользой, но можно наблюдать U-образные ассоциации, показывающие риски как при низких, так и при высоких уровнях витамина D для некоторых исходов (Ross et al.2011).

    ЦЕЛИ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Цели настоящего исследования:
    1. Изучить статус витамина D и влияние обогащения витамином D в качестве национальной политики здравоохранения на концентрацию витамина D в сыворотке крови у молодых финских мужчин (I).
    2. Изучить связь между стрессовыми переломами костей и низкой концентрацией витамина D в сыворотке крови у молодых финских мужчин (II).
    3. Изучить связь между недостаточностью витамина D и острыми инфекциями дыхательных путей у молодых финских мужчин (III).
    4. Оценить влияние добавок витамина D на профилактику острых инфекций дыхательных путей у молодых финских мужчин (IV).

    МАТЕРИАЛ, ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ

    Субъекты и методы (I)

    Для исследования были набраны 196 финских мужчин (18-28 лет), проходящих военную подготовку в Силах обороны Финляндии в качестве призывников. Репрезентативная выборка испытуемых (n = 96) была набрана для медосмотра всех призывников (n = 690) в январе 2003 г.Аналогичным образом, в январе 2004 г., почти через год после начала общенационального обогащения витамином D (февраль 2003 г.), было набрано 100 человек, представляющих всех призывников (n = 1158). Добровольцев попросили участвовать в обследовании по отдельности, и каждого мужчину приглашали до тех пор, пока не будет достигнуто целевое число. В качестве критериев исключения использовали добавки с витамином D и пребывание в солнечных южных странах в течение последних трех месяцев. Все мужчины прошли первичное медицинское обследование как здоровые.

    Концентрации 25OHD в сыворотке определяли с помощью иммуноферментного анализа OCTEIA® методом IDS (Immunodiagnostic Systems) в январе 2003 г. (n = 96) и в январе 2004 г. (n = 100), а концентрации 25OHD в сыворотке ниже 40 нмоль/л расценивали как Д недостаточность. Все добровольцы дали письменное информированное согласие. Комитет по этике Больничного округа Пирканмаа одобрил исследование.

    Объекты и методы (II, III)

    Для проспективных исследований 800 молодых финских мужчин (диапазон: 18-28 лет, среднее значение: 19.8 лет), проходящих военную подготовку в Силах обороны Финляндии в качестве новобранцев одного и того же пехотного подразделения, которые были случайным образом отобраны и зачислены для участия в исследовании в июле 2002 года. состоял из 756 предметов. Они не получали никаких лекарств, и их медицинское обследование показало, что они здоровы. Те, кто принимал добавки с витамином D или путешествовал по южным или солнечным странам в предыдущие три месяца, были исключены из исследования.

    Все финские мужчины подлежат обязательной шести-, девяти- или 12-месячной национальной службе в возрасте 18 лет. Военная служба для женщин является добровольной. Ежегодно военную подготовку проходят в среднем 26 500 мужчин и 500 женщин-призывников. Военные условия по физической активности, питанию, одежде, жилым помещениям и воздействию солнечного света были однородны для исследуемой популяции. Все добровольцы дали письменное информированное согласие. Комитет по этике Больничного округа Пирканмаа одобрил исследование.
    Справочная информация
    Для получения информации о возрасте, курении, количестве физических упражнений перед военной службой (часы в неделю), диагностированной врачом непереносимости лактозы, образовании, географическом местоположении (северная или южная Финляндия) и районе проживания ( городской или сельский). Измеряли рост и вес для определения индекса массы тела (в кг/м2).

    Информация об аэробной выносливости и мышечной силе, используемая в этом исследовании, была получена в течение первых недель службы в армии.Аэробную подготовленность измеряли с помощью 12-минутного бегового теста. Мышечная сила оценивалась по пяти показателям (расстояние горизонтального прыжка и количество приседаний, отжиманий, подтягиваний и подъемов спины) с индексом от 0 до 3 для каждого. Информация о ежедневном курении оценивалась из анкет.

    Поскольку большинство стрессовых переломов происходит в течение первых восьми недель базовой подготовки, общей для всех новобранцев, за испытуемыми в течение 90 дней наблюдали с целью выявления возможных стрессовых повреждений костей (Jones et al.1989). Субъекты были проинформированы об исследовании и проинструктированы обращаться за медицинской помощью в случае появления симптомов, свидетельствующих о стрессовых травмах костей. Тем, у кого при клиническом обследовании с тщательным сбором анамнеза было подозрение на стрессовое повреждение костей, была проведена простая рентгенография с принятой радиологической оценкой (Kiuru et al., 2004; Lappe et al., 2008). Признак серой коры, эндостальная мозоль, периостальная мозоль и линия перелома были приняты в качестве рентгенологических признаков, маркирующих стрессовое повреждение кости.Кроме того, на МРТ в главный военный госпиталь направлялись пациенты с нормальными показателями обзорной рентгенографии при повторном обращении к врачу по поводу длительной физической боли в области таза или нижних конечностей. В исследование были включены пациенты со стрессовыми переломами на МРТ. Остальные испытуемые под наблюдением составляли контрольную группу для случаев стрессового перелома.

    Идентификация респираторных инфекций

    Были извлечены медицинские записи всех участников, охватывающие первые шесть месяцев военной службы, и диагностированные врачом инфекции дыхательных путей (т.д., синусит, тонзиллит, отит, бронхит, пневмония, фарингит, ларингит). В качестве показателя заболеваемости использовали количество дней отсутствия на дежурстве по причине инфекции дыхательных путей.

    Методы

    Образцы крови для определения концентрации 25OHD в сыворотке были взяты при поступлении на военную службу в начале июля 2002 г. После коагуляции при комнатной температуре в течение одного часа образцы центрифугировались при 2000 g в течение 20 минут при комнатной температуре для отделения сыворотки.Затем образцы сыворотки замораживали и хранили при температуре -20°С для последующего анализа. Общие концентрации 25OHD в сыворотке измеряли с помощью иммуноферментного анализа OCTEIA® с помощью IDS (Immunodiagnostic Systems). По данным производителя, CV внутри и между анализами IDS для анализа составляют <8% и <10%, соответственно, с диапазоном точности 5,3–380 нмоль/л (CV <10%). Кроме того, перекрестная реактивность для 25OHD3 и 25OHD2 составляет 100% и 75% соответственно. Иммуноферментный анализ 25OHD хорошо коррелирует с радиоиммунным анализом (РИА), r2 = 0.82.

    Субъекты и методы (IV)

    Для плацебо-контролируемого двойного слепого исследования были набраны 164 молодых финских добровольца мужского пола (18–28 лет). Они были призваны в пехотное подразделение Сил обороны Финляндии (бригада Пори, на юго-западе Финляндии) и проходили обязательную периодическую военную подготовку. Они представляли основное призывное население Сил обороны Финляндии. Испытания проводились с октября по март. Критериями включения в исследование были отсутствие регулярного приема лекарственных препаратов и прохождение первичного медицинского осмотра здоровыми.Критериями исключения были дополнительные приемы витамина D, поливитаминов и рыбьего жира. Всего 164 человека (из 400 человек, вошедших в это пехотное подразделение) (41%) вызвались участвовать добровольцами и соответствовали критериям включения. Затем испытуемые были случайным образом распределены в группу вмешательства (n = 80), получавших 10 мкг витамина D3 (Минисун®, Verman) ежедневно, или контрольную группу (n = 84), получавшую плацебо (Pharmia, капсула, идентичная по размеру и форме к активному препарату). Для случайного распределения использовались сгенерированные компьютером случайные числа.Для испытуемых условия, связанные с физической активностью, питанием, одеждой, размещением и воздействием солнечного света, были однородными во время военной службы. Комитет по этике университетской больницы Тампере, Финляндия, одобрил исследование. Он был зарегистрирован в ClinicalTrials.gov как NCT00

    3. Письменное информированное согласие было получено от всех добровольных участников.

    Идентификация респираторных инфекций

    Первичной переменной результата было количество дней отсутствия на дежурстве из-за острой инфекции дыхательных путей.Самооценка симптомов острой инфекции дыхательных путей (кашель, насморк, боль в горле, лихорадка или симптомы простуды) и госпитализация по поводу острой инфекции дыхательных путей были вторичными переменными исхода. Симптомы оценивались четыре раза в ходе исследования. Были просмотрены медицинские карты всех участников, охватывающих первые шесть месяцев военной службы, и были зарегистрированы все диагностированные острые инфекции дыхательных путей (например, синусит, тонзиллит, отит, бронхит, пневмония, фарингит и ларингит).Все выявленные ОРЗ лечились в гарнизонном госпитале. И субъекты, и персонал, лечащий пациентов, не знали о назначении лечения.

    Методы

    После компьютерного случайного распределения образцы крови были взяты у 73 субъектов в начале исследования (в октябре 2005 г.) и снова у 108 субъектов в марте 2006 г. для определения концентрации 25OHD в сыворотке. Образцы крови коагулировали при комнатной температуре в течение часа и центрифугировали при 2000 g в течение 20 минут при комнатной температуре для отделения сыворотки.Образцы замораживали и хранили при -20°С. Для определения общей концентрации 25OHD в сыворотке использовали набор для иммуноферментного анализа OCTEIA® (Immunodiagnostic Systems).

    Для определения концентрации паратиреоидного гормона в плазме в конце исследования случайным образом было выбрано 104 субъекта. Концентрации паратиреоидного гормона в плазме измеряли с помощью электрохемилюминесценции (набор Elecsys PTH, Roche Diagnostics), а для калибровки использовали Elecsys PTH CalSet (Roche Diagnostics).

    Статистический анализ

    В статьях: Обогащение витамином D как политика общественного здравоохранения: значительное улучшение статуса витамина D у молодых финских мужчин и Связь концентрации витамина D в сыворотке <40 нмоль/л с острой инфекцией дыхательных путей у молодых финских мужчин (I, III)
    Концентрация 25OHD в сыворотке выражалась как среднее значение ± стандартное отклонение.Различия в средних значениях между независимыми выборками проверяли с помощью t-критерия Стьюдента или однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA). Количество дней отсутствия на дежурстве из-за респираторной инфекции выражали в виде медианы, а также нижнего и верхнего квартилей (Q1 и Q3 соответственно), поскольку распределение было неравномерным. Для объяснения этой переменной плюс 0,5 использовался регрессионный анализ Пуассона, поскольку переменная включала нули. Передисперсию оценивали по отклонению, деленному на его df.Концентрации 25OHD в сыворотке были классифицированы как <40 нмоль/л и >40 нмоль/л для регрессионного анализа. Предел статистической значимости был установлен равным 0,05 для двустороннего теста. Мы использовали программное обеспечение SAS для Windows (версия 8.2, от Института SAS; Кэри, Северная Каролина, США) для регрессионного анализа Пуассона и программное обеспечение SPSS для Windows (версия 11.0, от Института SPSS, Чикаго) для другого анализа данных.

    В статье: Связь между концентрациями 25OHD в сыворотке и стрессовыми переломами костей у финских молодых мужчин (II)

    На этапе 1 статистического анализа косо-непрерывные значения 25OHD в сыворотке были разделены на две категории на основе медианы.Различия в уровне 25OHD в сыворотке между группами были проверены с помощью теста Пирсона x2. Результаты были подтверждены U-тестом Манна-Уитни с использованием исходных значений. Для проверки различий в возрасте, ИМТ, росте, весе, мышечной силе и 12-минутном беге между группами использовали t-критерий Стьюдента. Предел статистической значимости был установлен на уровне 0,05. Анализ данных был выполнен с помощью SPSS для Windows (версия 11.0; SPSS Institute).

    На этапе 2 статистического анализа была применена логистическая регрессия для изучения связи между усталостными переломами и статистически значимыми независимыми переменными из этапа 1.ОШ рассчитывали с 95% ДИ. Переменные, демонстрирующие статистическую значимость на стадии 1 (дихотомическая концентрация 25OHD в сыворотке, мышечная сила и 12-минутный бег), были включены в ту же модель прямой ступенчатой ​​регрессии. Анализ данных был выполнен с помощью SPSS для Windows (версия 12.0; SPSS Institute).

    В статье: Добавки с витамином D для профилактики острых инфекций дыхательных путей: рандомизированное двойное слепое исследование среди молодых финских мужчин (IV)

    Набирая для обучения только призывников-добровольцев (т.т. е. выборка за пределами целевой совокупности не использовалась), мы стремились максимизировать мощность. В первичный анализ были включены все рандомизированные пациенты по принципу намерения лечить. U-тест Манна-Уитни использовался для проверки различий между группами для непрерывных переменных, а критерий хи-квадрат использовался для оценки категорийных данных. Двустороннее значение p менее 0,05 было установлено в качестве альфа-критерия.

    Отношение рисков (HR) было рассчитано с помощью регрессионного анализа Кокса с поправкой на вакцинацию против гриппа и курение на исходном уровне; первое заражение использовалось как конечная точка с цензурированием при досрочном освобождении от службы или в конце исследования после шестимесячного наблюдения.Частота отсутствия переменных на исходном уровне варьировала от 2% до 6%. Для курения она составляла 20%. К моменту окончания исследования из исследования выбыли 60 человек без указания конкретной причины. Анализ данных был выполнен с помощью SPSS для Windows (версия 15.0.1, SPSS Institute; Чикаго).

    Улучшение статуса витамина D после внедрения обогащения витамином D в качестве политики общественного здравоохранения в Финляндии (I)

    Сравнительное исследование до и после обогащения витамином D в январе 2003 г. (n = 96) и в январе 2004 г. (n = 100), почти через год после начала национального обогащения витамином D, с участием 196 молодых финских мужчин. среднесуточное потребление молока и маргарина составило 8 дл и 30 г соответственно.Таким образом, после обогащения испытуемые потребляли в среднем 7 мкг витамина D [(8 дл молока x 0,5 мкг/дл) + (30 г маргарина x 10 мкг/100 г)] ежедневно через обогащенные продукты.

    {280 МЕ витамина D в среднем в день}
    Средние концентрации 25OHD в сыворотке крови увеличились на 50% после обогащения молочных продуктов витамином D, а распространенность недостаточности витамина D (сыворотка 25OHD <40 нмоль/л) снизилась на 50%, с 78% до 35%.

    Кроме того, распространенность дефицита витамина D (сывороточный 25OHD <25 нмоль/л) снизилась с 19% до 5%.
    Кроме того, у пяти субъектов (5%) после обогащения концентрация 25OHD в сыворотке крови превышала 100 нмоль/л (101–111 нмоль/л).

    Связь низкой концентрации 25OHD в сыворотке крови со стрессовыми переломами и острыми инфекциями дыхательных путей у молодых финских мужчин (II, III)

    Низкая концентрация 25OHD в сыворотке крови как фактор, предрасполагающий к стрессовым переломам у 756 новобранцев
    В ходе трехмесячного наблюдения за популяцией из 756 новобранцев было выявлено 22 человека со стрессовыми переломами (2.9%). Медиана концентрации 25OHD в сыворотке для всех субъектов составила 75,8 нмоль/л (диапазон: 25,2-259,0 нмоль/л).
    Медиана концентрации 25OHD в сыворотке крови в группе со стрессовыми переломами (медиана: 64,3, диапазон: 40,1-159,0) была статистически значимо ниже, чем в группе новобранцев без стрессовых переломов (медиана: 76,2, диапазон: 25,2-259,0, n = 734). Те, у кого уровень 25OHD в сыворотке ниже медианы, имели статистически значимо больший риск стрессовых переломов, чем те, кто выше медианы.

    Частота стрессовых переломов составила 11,6 (95% ДИ, 6,8–16,5) на 100 человеко-лет. Развивающаяся стрессовая травма стала симптоматической в ​​среднем через 39 дней (диапазон: 4-70 дней) после начала военной подготовки. Тринадцать стрессовых повреждений костей были локализованы в нижней правой конечности и 17 в левой. У 22 пациентов обзорная рентгенография выявила всего 30 стрессовых переломов, из которых 13 (43 %) были в большеберцовой кости, 10 (33 %) в плюсневых костях, 3 (10 %) в пяточной кости и 2 (7 %). ) в предплюсневой ладьевидной кости.По одному перелому нижней ветви и бедренной кости.

    Новобранцы со стрессовыми переломами имели статистически значимо худшие результаты в 12-минутном беговом тесте (среднее: 2480 против 2670 м, p = 0,007) и в мышечной силе (среднее: 7 против 9, p = 0,025), чем в контрольной группе. . Статистически значимой связи между ежедневным курением (p = 0,85), ИМТ (p = 0,41), возрастом (p = 0,27), ростом (p = 0,15) или массой тела (p = 0,70) и стрессовыми переломами не было. Более того, в многофакторной регрессионной модели, скорректированной по всем статистически значимым переменным из стадии 1, риск стрессовых переломов у субъектов с уровнем 25OHD в сыворотке ниже медианы составил 3.6 (95% ДИ: 1,2-11,1) раз выше риска для тех, у кого концентрации превышают средний уровень. В многофакторном анализе результаты мышечной силы или 12-минутных беговых тестов не показали статистически значимой корреляции со стрессовыми переломами.

    Низкий уровень 25OHD в сыворотке предсказывает инфекцию дыхательных путей

    Восемьсот молодых финнов, служащих на военной базе в Финляндии, были включены в исследование на предмет наличия связи между недостаточностью витамина D и острыми инфекциями дыхательных путей.Концентрация 25OHD в их сыворотке была измерена в начале исследования, в июле 2002 г., и они наблюдались в течение шести месяцев. Засчитывались дни отсутствия на дежурстве по причине респираторной инфекции.

    Средняя концентрация 25OHD в сыворотке крови составляла 80,2 ± 29,3 нмоль/л (n = 756), а концентрация 25OHD <40 нмоль/л была обнаружена у 3,6% субъектов в июле 2002 г. Субъекты с концентрацией 25OHD <40 нмоль/л (n = 24) имели статистически значимо (P = 0,004) больше дней отсутствия на дежурстве из-за респираторных инфекций (медиана: 4, Q1-Q3: 2-6), чем контрольные испытуемые (n = 628) (2, 0-4, Коэффициент заболеваемости: 1.63, 95% ДИ: 1,15–2,24). Модель была скорректирована на курение (n = 169).

    Между ИМТ и концентрацией 25OHD в сыворотке наблюдалась нестатистически значимая связь, но не было связи между концентрацией 25OHD в сыворотке и непереносимостью лактозы. Не было обнаружено различий в статусе витамина D между субъектами из южной и северной Финляндии, а также между субъектами, проживающими в городских и сельских районах. Уровень образования не был связан с статусом витамина D.

    Положительная связь регулярных физических упражнений с концентрацией 25OHD в сыворотке

    Наблюдалась статистически значимая положительная связь между частотой предыдущих физических упражнений и концентрацией 25OHD в сыворотке (p = 0.004). Субъекты, которые занимались физическими упражнениями более пяти часов в неделю, имели более высокие концентрации 25OHD в сыворотке (85,8 ± 30,6 нмоль/л), чем субъекты, не сообщавшие о физических упражнениях (71,3 ± 32,0 нмоль/л). Мы также обнаружили нестатистически значимую связь между частотой физических упражнений и количеством дней отсутствия на дежурстве из-за респираторной инфекции (p = 0,388, n = 264).

    Отрицательная связь курения с концентрацией 25OHD в сыворотке крови

    Концентрации 25OHD в сыворотке были статистически значимыми (P <0.001) ниже у курящих (72,8 ± 26,6 нмоль/л, n = 192), чем в контроле (82,9 ± 29,7 нмоль/л, n = 537). Также наблюдалась тенденция к статистически значимой связи (P = 0,065) между курением (n = 169) и количеством дней отсутствия на работе из-за респираторной инфекции (коэффициент заболеваемости: 1,18, 95% ДИ: 0,988-1,40, n = 629).

    Добавка витамина D для профилактики инфекций дыхательных путей у молодых финских мужчин (IV)

    Добавка с витамином D, 10 мкг/день, и ее существенное влияние на статус витамина D
    Не было различий в концентрации 25OHD в сыворотке между вмешательствами (78.7 ± 14,9 нмоль/л, n = 29) и плацебо (74,4 ± 20,8 нмоль/л, n = 44) (p = 0,35) в начале исследования, в октябре 2005 г. Возраст, рост, масса тела, телосложение индекс массы также был сопоставим между группами на исходном уровне, хотя как курение, так и вакцинация против гриппа были немного более распространены в группе плацебо. После ежедневного приема 10 мкг витамина D3 или плацебо в течение шести месяцев средняя концентрация 25OHD в сыворотке составила 71,6 ± 22,9 нмоль/л (n = 58) в группе вмешательства и 51.3 ± 15,5 нмоль/л (n = 50) в группе плацебо (p < 0,001).

    Небольшой профилактический эффект добавки витамина D в дозе 10 мкг/сутки на заболеваемость острыми инфекциями дыхательных путей

    Количество дней отсутствия на дежурстве из-за инфекции дыхательных путей (основная переменная исхода) не отличалось между группами — среднее количество дней отсутствия составило 2,2 (СО: 3,2) в группе вмешательства и 3,0 (СО: 4,0) в группе плацебо (р = 0,096). Однако эффект наблюдался в течение первых шести недель исследования со средним значением 0.7 (SD: 2,1) дней отсутствия в группе вмешательства и 1,4 (SD: 2,6) дня отсутствия в группе плацебо (p = 0,060). После первых шести недель между группами, как правило, не было никакой разницы.

    Доля субъектов, оставшихся здоровыми в течение шестимесячного периода исследования, была выше в группе вмешательства (51,3%, n = 41), чем в группе плацебо (35,7%, n = 30, p = 0,045). Более того, в регрессионном анализе Кокса с поправкой на курение и вакцинацию против гриппа скорректированный коэффициент риска отсутствия на работе из-за инфекции дыхательных путей был ниже в группе вмешательства (HR 0.71, 95% ДИ: 0,43-1,15), а число нуждающихся в лечении, рассчитанное по доле мужчин без каких-либо дней отсутствия на дежурстве, составило 6,4 (95% ДИ: 3-257).

    Из анкеты сообщалось о кашле (65% в группе вмешательства против 57% в группе плацебо, р = 0,30), насморке (74% против 75%, р = 0,86), боли в горле (48%). 45% против 45%, р = 0,77), лихорадка (31% против 38%, р = 0,36) и симптомы простуды (56% против 52%, р = 0,40) не отличались между группами.

    Среднее количество дней лечения в больнице за дня равно 0.31 (SD: 1,21) на субъекта в группе вмешательства и 0,90 (SD: 2,22) в группе плацебо (p = 0,06). Два субъекта в группе вмешательства сообщили о тошноте, боли в животе и диарее во время исследования.
    Кроме того, один субъект в группе плацебо выбыл из исследования из-за сыпи на лице.


    См. VitaminDWiki = редкая аллергическая реакция на витамин D


    Добавка витамина D в дозе 10 мкг/день – не влияет на концентрацию ПТГ в плазме
    Концентрации ПТГ в плазме статистически значимо не отличались между вмешательствами 4.3 ± 1,3 нг/л (n = 58) и группа плацебо 4,4 ± 1,4 нг/л (n = 50) (p = 0,55).

    Недостаточность витамина D, распространенная среди молодых финских мужчин

    Все финские мужчины в возрасте от 18 до 29 лет должны пройти шести-, девяти- или 12-месячную военную службу. Ежегодно в среднем 26 500 призывников проходят военную подготовку. Поскольку 85-90% финских мужчин служат в армии, призывники составляют подавляющее большинство всех молодых людей того же возраста в Финляндии. Исследуемая популяция для этих исследований состояла из этих здоровых молодых людей, прошедших военную службу в качестве призывников в Силах обороны Финляндии.Население однородно по возрасту, условиям физической активности, питания, одежды, жилой площади, воздействию солнечного света в армейской среде. Однородность наших условий исследования и населения предлагает оптимальные условия для такого рода исследований и может рассматриваться как основная сила исследований.

    Согласно нашим исследованиям, распространенность недостаточности витамина D, определяемой как уровень 25OHD в сыворотке <40 нмоль/л, у молодых финских мужчин составляла всего 4% в июле 2002 г., увеличилась до 80% в январе 2003 г. и снизилась до 35% в январе 2004 г. в связи с общенациональным обогащением витамином D.Кроме того, дефицит витамина D (25OHD <25 нмоль/л) наблюдался у 19% субъектов в январе 2003 г. и у 5% в январе 2004 г., при этом средние уровни 25OHD в сыворотке составляли 34 и 50 нмоль/л соответственно. Уровень составлял 80 нмоль/л в июле 2002 г. В других исследованиях молодых финских мужчин 2% имели уровень 25OHD в сыворотке <20 нмоль/л в июле 2001 г., 34-39% в январе 2001 г. и 29% в январе 2004 г. через год после начала обогащения витамином D. Соответствующие средние уровни 25OHD в сыворотке составляли 44, 24 и 27 нмоль/л соответственно (Valimaki et al.2004 г.; Валимаки и др. 2007).

    При определении витамина D необходимо учитывать, что значения различаются в зависимости от используемой методики. Для определения общих концентраций 25OHD в сыворотке мы использовали набор для иммуноферментного анализа OCTEIA® (Immunodiagnostic Systems), в то время как в других финских исследованиях, описанных выше, применяли РИА (диасорин) или ВЭЖХ. В более ранней оценке методов измерения витамина D ВЭЖХ считалась золотым стандартом измерения 25OHD. Для иммуноферментного анализа IDS были неоднозначные результаты с завышением до 23% до 2006 г., что может объяснить различия между нашими исследованиями и финскими исследованиями, в которых использовались другие методы (de la Hunty et al.2010).
    Настоящие исследования показали статистически значимую положительную связь между регулярными физическими упражнениями и уровнем 25OHD в сыворотке. У испытуемых, регулярно занимающихся физическими упражнениями, в летнее время было достаточно витамина D (86 нмоль/л). Точно так же недавнее австралийское исследование показало статистически значимо более высокую распространенность дефицита витамина D у тех, кто был физически неактивен. В этом исследовании дефицит витамина D определялся как уровень 25OHD в сыворотке <50 нмоль/л и был обнаружен почти у трети взрослых австралийцев (Daly et al.2011). Все эти исследования подтверждают вывод о том, что регулярные физические упражнения связаны с большим количеством времени, проведенного на открытом воздухе , и являются сильным фактором, определяющим улучшение статуса витамина D.

    Ожирение считается фактором риска недостаточности витамина D. Это объясняется

    • снижение физической активности на открытом воздухе; по
    • секвестрация жирорастворимого сывороточного 25OHD в жировой ткани, из которой он не может легко высвобождаться; и по
    • повышенная потребность в витамине D у людей с ожирением из-за того, что более крепкие кости поддерживают больший вес (Renzaho et al.2011).

    Опять же, в крупном общенациональном австралийском исследовании уровни 25OHD в сыворотке были статистически значимо ниже у мужчин и женщин с ожирением, чем у мужчин с нормальным весом (Daly et al. 2011). Кроме того, в другом исследовании было показано, что уровни витамина D у людей с ожирением значительно ниже, чем у людей с нормальным весом после равных доз УФ-В (Wortsman et al. 2000). Однако результаты других исследований несколько противоречивы. В нашем исследовании была только нестатистически значимая связь между ИМТ и концентрацией 25OHD в сыворотке.Связь между уровнем 25OHD в сыворотке крови и ИМТ остается неясной и требует дальнейшего изучения, поскольку решающую роль здесь могут играть этническая принадлежность, пол и возраст (Renzaho et al., 2011).

    Настоящие исследования не выявили статистически значимых различий в статусе витамина D между субъектами из южной и северной Финляндии, между субъектами с разным уровнем образования или между субъектами, проживающими в городских и сельских районах. Напротив, в недавнем австралийском исследовании самые высокие показатели дефицита витамина D (сывороточный уровень 25OHD <50 нмоль/л) были обнаружены среди образованных людей и на широте выше 35° южной широты в зимнее время (Daly et al.2011). Ожидалось, что наши исследования продемонстрируют различия между субъектами из северной и южной Финляндии из-за географического положения страны, простирающегося примерно от 60° до 70° северной широты.

    Настоящие исследования показали статистически значимую отрицательную связь между курением и уровнем 25OHD в сыворотке крови. Точно так же в недавнем исследовании была обнаружена высокая распространенность низких уровней 25OHD у курильщиков с установленной ХОБЛ легкой или средней степени тяжести (Kunisaki et al., 2011). Связь между курением и статусом витамина D до сих пор неясна, но может быть объяснена влиянием метаболитов никотина на активность печеночного CYP27A1.

    Результаты настоящих исследований показывают, что с точки зрения адекватного воздействия солнечного света кожный синтез витамина D летом достаточен у молодых финских мужчин и даже улучшился благодаря национальной политике обогащения витамином D молочных продуктов. Тем не менее, у молодых финских мужчин, не получающих добавки с витамином D в зимнее время, вероятна недостаточность витамина D. Результаты признаны имеющими серьезные последствия для общественного здравоохранения во всем мире.

    Обогащение молочных продуктов витамином D — улучшение статуса витамина D

    , но отсутствие разрешения гиповитаминоза у молодых финских мужчин

    Национальное обогащение витамином D началось в феврале 2003 года по рекомендации Министерства социальных дел и здравоохранения Финляндии.Он охватывает жидкие молочные продукты и маргарины. На практике все производители выполнили эту рекомендацию. В нашем исследовании статус витамина D определялся до и после обогащения витамином D (январь 2003 г. и январь 2004 г.), оба раза во время службы в армии. В исследовании общенациональное обогащение значительно улучшило статус витамина D у молодых финских мужчин, но не устранило гиповитаминоз у молодых финских мужчин, поскольку у 35% оставался дефицит витамина D. Средние концентрации 25OHD в сыворотке увеличились на 50% с 33.от 5 до 50,2 нмоль/л. В другом исследовании с участием 65 субъектов обогащение витамином D увеличило средние концентрации 25OHD в сыворотке в ограниченной степени: на 20% у молодых финских мужчин. В этом исследовании статус витамина D определялся сначала в январе 2001 г., а затем в январе 2004 г., через несколько лет после службы в армии. Использование молочных продуктов во время службы в армии было другим, и в подгруппе населения с > 7,2 дл молока в день фактически было > 40% улучшение статуса витамина D (Valimaki et al. 2007).В нашем исследовании, учитывая среднесуточное потребление молока и маргарина в Силах обороны Финляндии, испытуемые потребляли на 7 мкг больше витамина D после обогащения, чем до него, что соответствует целевому уровню, установленному Национальным советом по питанию Финляндии. В более ранних исследованиях каждый микрограмм витамина D, принимаемый ежедневно, повышал уровень 25OHD в сыворотке крови на 0,6–2,2 нмоль/л. В заключение, национальное обогащение витамином D повысило статус витамина D, как и ожидалось в нашем исследовании (Byrne et al. 1995; Heaney et al. 2003; Heaney 2007).

    Национальное обогащение молочных продуктов может включать риск передозировки у некоторых людей. Редко сообщалось о гипервитаминозе D, который может возникнуть только при приеме добавок, поскольку кожа сама регулирует выработку витамина D. Токсичность витамина D обусловлена ​​гиперкальциемией и гиперфосфатемией. Вторичные по отношению к гиперкальциемии гиперкальциурия, почечная недостаточность, тошнота, рвота, спутанность сознания и слабость наблюдались у пациентов с гипервитаминозом D. (Holick 2007) Токсичность может проявляться при уровне 25OHD в сыворотке >375 нмоль/л.Сообщения о случаях гипервитаминоза D включают использование добавок, содержащих гораздо больше витамина D, чем указано на этикетке. В одном случае, приведшем к гипервитаминозу D, пациент потреблял 5000 мкг витамина D3 ежедневно в течение двух месяцев из-за ошибки в рецептуре продукта (Klontz et al., 2007). Однако в другом отчете о случае употребление 3750 мкг витамина D2 ежедневно в течение многих лет не вызывало симптомов гипервитаминоза D (Jacobsen et al. 2011). Хотя информация о симптомах не собиралась систематически с помощью анкет, и у нас не было информации о потреблении витамина D на индивидуальном уровне, в нашем исследовании не было обнаружено никаких клинических признаков, указывающих на токсичность.Только у 5% испытуемых в январе 2004 г. и ни у одного из испытуемых в январе 2003 г. концентрация 25OHD в сыворотке крови не превышала 100 нмоль/л.

    Влияние обогащения витамином D на статус витамина D у молодых финских мужчин (1 мкг/100 мл в жидких молочных продуктах и ​​20 мкг/100 г жировых спредов), которое началось в апреле 2010 г. по рекомендации Национального совета по питанию Финляндии еще нуждается в уточнении (Pietinen et al. 2010).

    Кроме того, ежедневная добавка витамина D из

    • 10 мкг для детей младше 2 лет, беременных и кормящих женщин,
    • 7.5 мкг для детей от 2 до 18 лет и
    • 20 мкг для лиц старше 60 лет

    рекомендован Советом с января 2011 года в Финляндии.
    Долгосрочное воздействие на здоровье еще предстоит продемонстрировать.

    Связь низкой концентрации 25OHD в сыворотке со стрессовыми переломами у молодых финских мужчин

    Исследование показывает, что у субъектов со стрессовыми переломами концентрация 25OHD в сыворотке была значительно ниже (64 нмоль/л), чем в контрольной группе (76 нмоль/л).Исследование показало, что в группе с сывороточным уровнем 25OHD ниже медианы (76 нмоль/л) риск стрессовых переломов был в 3,6 раза выше, чем в 1 в контрольной группе. Кроме того, у пациентов со стрессовыми переломами результаты в 12-минутном беговом тесте и мышечной силе были значительно хуже, чем в контрольной группе при однофакторном анализе. Статистически значимой связи между курением, ИМТ, возрастом, ростом или массой тела и стрессовыми переломами обнаружено не было.
    В многофакторном анализе результаты мышечной силы или 12-минутного бегового теста не были статистически значимо связаны со стрессовыми переломами.Однако в многомерном анализе была выявлена ​​статистически значимая связь между уровнем 25OHD в сыворотке крови ниже среднего и стрессовыми переломами. Известно, что витамин D увеличивает абсорбцию кальция в кишечнике и его реабсорбцию в почках, поддерживая достаточное количество кальция в циркуляции, особенно для минерализации костей (Utiger 1998). Также известно, что витамин D снижает секрецию ПТГ и усиливает дифференцировку как остеобластов, так и остеокластов (Riggs 1997; Holick 2003). Витамин D также оказывает значительное усиливающее действие на пиковую костную массу (Vieth 1999; Valimaki et al.2004). В финском исследовании стрессовые переломы были связаны с более высокими уровнями ПТГ, но не с более низкими уровнями 25OHD (Valimaki et al., 2005). Ранее корреляция между низкой МПК и стрессовыми переломами была продемонстрирована у новобранцев (Pouilles et al., 1989). Кроме того, в исследовании Сил обороны Израиля уровень 25OHD в сыворотке был значительно ниже у пациентов с тяжелыми стрессовыми переломами, чем у контрольной группы (Givon et al., 2000). Все эти данные убедительно свидетельствуют о том, что недостаточный уровень витамина D является фактором риска стрессовых переломов у новобранцев.

    В более ранних исследованиях была продемонстрирована отрицательная корреляция между уровнями ПТГ и 25OHD: ПТГ начинает повышаться при уровнях 25OHD в сыворотке ниже 78-100 нмоль/л (Chapuy et al., 1997; McKenna et al., 1998). Кроме того, после повышения концентрации 25OHD в сыворотке с 50 до 86 нмоль/л было продемонстрировано повышенное всасывание кальция в кишечнике (Heaney et al. 2003). Интересно, что в нашем исследовании у новобранцев с сывороточным уровнем 25OHD <76 нмоль/л наблюдалось значительно больше стрессовых переломов, чем у новобранцев с более высокими концентрациями.Результаты нашего исследования показывают, что риск стрессовых переломов снижается, когда уровень 25OHD в сыворотке превышает 78-100 нмоль/л в течение года.

    Недавнее РКИ с приемом добавок витамина D с 2 г кальция и 20 мкг витамина D ежедневно в течение восьми недель продемонстрировало снижение частоты стрессовых переломов на 20% (Bouillon 2008; Lappe et al. 2008). Двойной риск стрессовых переломов большеберцовой и малоберцовой костей был продемонстрирован при уровне 25OHD в сыворотке <50 нмоль/л по сравнению с таковым при уровне >100 нмоль/л у женщин-новобранцев ВМС США.В исследовании также был продемонстрирован обратный градиент доза-реакция между сывороточным 25OHD и риском стрессовых переломов (Burgi et al. 2011). Более того, недавнее исследование показало, что два полиморфизма в VDR независимо увеличивают риск стрессовых переломов, предлагая скрининг полиморфизмов VDR в качестве инструмента для выявления лиц с повышенным риском стрессовых переломов во время физической и/или военной подготовки (Chatzipapas et al. 2009). ; McClung и др., 2010). Результаты этих исследований подтверждают результаты нашего исследования.

    Недостаточность витамина D как предиктор повышенного риска острых инфекций дыхательных путей у молодых финских мужчин

    Когортное исследование показало статистически значимую отрицательную связь концентрации 25OHD в сыворотке с количеством дней отсутствия на работе из-за диагностированной врачом инфекции дыхательных путей. Поскольку жилые помещения новобранцев находятся близко друг к другу, инфекции дыхательных путей в гарнизонах являются обычным явлением и легко передаются, что создает идеальные условия для такого рода исследований.Поэтому вполне вероятно, что низкий статус витамина D при поступлении на военную службу способствует предрасположенности к инфекциям дыхательных путей.

    Помимо однородности условий во время исследования для всех испытуемых, повышающей достоверность результатов, исследование имеет и другие сильные стороны. Во-первых, положительным моментом можно считать точность количества диагностированных врачами респираторных инфекций, выявленных в связи с отсутствием на работе. Во-вторых, выявлено статистически значимое влияние невыходов на работу по причине инфекционных заболеваний, несмотря на то, что в начале исследования, в июле 2002 г., было выявлено относительно небольшое количество юношей с недостаточностью витамина D.В-третьих, для исследования было скорректировано влияние курения на респираторные инфекции.

    Сохранение достаточности витамина D на протяжении всего исследования не определялось; статус витамина D был оценен только в начале исследования, в июле 2002 г. Это можно рассматривать как возможный недостаток исследования. Кроме того, уровень витамина D статистически значимо коррелировал с количеством предыдущих физических упражнений, но мы обнаружили только нестатистическую значимую связь между частыми физическими упражнениями и днями отсутствия на рабочем месте из-за респираторной инфекции, что не искажало результаты.

    Недавние данные показывают, что витамин D повышает экспрессию антимикробных пептидов, которые, как было доказано в более раннем исследовании, подавляют инвазивную пневмококковую инфекцию, менингококковую инфекцию и стрептококковую инфекцию группы А (Vlaminckx et al. 2005). Кроме того, в другом исследовании было показано, что бета-дефензины, принадлежащие к семейству AMP, ингибируют рост возбудителей среднего отита (Haemophilus influenzae, Moraxella catarrhalis и Streptococcus pneumoniae) (Lee et al., 2004). Полиморфизм гена VDR также был положительно связан с заболеваниями, связанными с респираторно-синцитиальным вирусом, в недавних исследованиях у детей как в Южной Африке, так и в Нидерландах (Kresfelder et al.2011). Полученные данные согласуются с идеей других исследований о том, что секретируемые антимикробные пептиды зависят от витамина D и как часть врожденного иммунитета составляют первую линию защиты слизистых оболочек хозяина от микробов (Hewison 2011; Laaksi 2011). Полученные данные также подтверждают вывод нашего когортного исследования о том, что низкий уровень витамина D представляет риск инфекции дыхательных путей.

    Адекватный статус витамина D был предложен для защиты от гриппа в когортном исследовании с участием 7000 участников в возрасте старше 45 лет.В этом исследовании распространенность респираторных инфекций продемонстрировала сильную сезонную зависимость, обратно пропорциональную концентрации 25OHD. С поправкой на ожирение, образ жизни и социально-экономические факторы каждое повышение концентрации 25OHD в сыворотке крови на 10 нмоль/л было связано с 7% снижением риска инфекции в исследовании. Уровень витамина D, по-видимому, имеет линейную связь с респираторными инфекциями (Berry et al., 2011). Кроме того, во вторичном анализе Третьего национального обследования состояния здоровья и питания (1988-1994 гг.), в котором приняли участие почти 19 000 участников в возрасте старше 12 лет, концентрации 25OHD в сыворотке были обратно связаны с недавним ОРВИ.При анализе учитывались время года, ИМТ, курение, астма и ХОБЛ, при этом об ИВДП сообщили 24% субъектов с сывороточным уровнем 25OHD <25 нмоль/л, 20% с 25-75 нмоль/л и 17% с > 75 нмоль/л (Ginde et al. 2009). Эти выводы согласуются с результатами нашего исследования.

    Возможный профилактический эффект добавок витамина D при острых инфекциях дыхательных путей во время службы в армии

    Настоящее РКИ с участием 164 молодых финских мужчин предоставило некоторые доказательства профилактического эффекта добавок витамина D против инфекции дыхательных путей.Во-первых, доля субъектов, которые оставались здоровыми на протяжении всего периода исследования, была значительно выше в группе вмешательства, чем в группе плацебо. Во-вторых, скорректированная ЧСС отсутствия на дежурстве из-за инфекции дыхательных путей была ниже в группе вмешательства, чем в контрольной группе. В-третьих, количество нуждающихся в лечении, рассчитанное по доле мужчин без прогулов, составило всего 6,4. Кроме того, эффект был обнаружен в течение первых шести недель исследования с меньшим количеством дней отсутствия в группе, чем в группе плацебо.Кроме того, в настоящем исследовании была обнаружена тенденция, при которой среднее количество дней лечения в больнице уменьшалось при ежедневном приеме 10 мкг витамина D.

    В 5-месячном РКИ, проведенном в Антарктиде зимой, когда уровень ультрафиолетового излучения В практически равен нулю, было показано, что добавление витамина D в дозе 50 мкг/сутки повышает уровень 25OHD в сыворотке до 71 нмоль/л. С другой стороны, в подгруппе, принимавшей 10 мкг/день, наблюдалось увеличение до 57 нмоль/л. (Smith et al. 2009) Напротив, исследование подводников не показало повышения уровня 25OHD в сыворотке при приеме 10 мкг/сутки витамина D (Duplessis et al.2005). Важно отметить, что ежедневный прием 10 мкг витамина D в зимний период был способен поддерживать статус витамина D почти на адекватном уровне (25OHD > 75 нмоль/л), в то время как в нашем исследовании уровни у субъектов без добавок оставались в основном недостаточными (25OHD <50 нмоль/л). Опять же, необходимо учитывать метод, используемый для определения уровня витамина D.

    Исследование имело некоторые ограничения. Наша основная переменная результата, количество дней отсутствия на дежурстве из-за инфекции дыхательных путей, не отличалась между группой вмешательства и контрольной группой.Кроме того, симптомы инфекции дыхательных путей (кашель, насморк, боль в горле, лихорадка и симптомы простуды), о которых сообщали сами пациенты, не отличались между группами. Был также очень широкий 95% ДИ, 3-257, в количестве, необходимом для лечения, рассчитанном на основе доли мужчин без каких-либо дней отсутствия на дежурстве. Из-за количества субъектов, вышедших из исследования, его статистическая мощность остается ограниченной.

    Полнота исходных данных, связанных с выявленными респираторными инфекциями, и количество дней отсутствия на рабочем месте является сильной стороной исследования.Интересно, что если бы ни один субъект не выбыл из исследования, был бы продемонстрирован статистически значимый профилактический эффект 10 мкг витамина D в день в отношении инфекций дыхательных путей. С другой стороны, когда мы использовали одностороннее значение P в анализе, разница в количестве дней отсутствия на дежурстве между экспериментальными группами была статистически значимой.

    В настоящем исследовании ежедневный прием 10 мкг витамина D не оказал статистически значимого влияния на концентрацию ПТГ у испытуемых.Однако в другом шестимесячном финском РКИ повышение концентрации ПТГ подавлялось ежедневным приемом 20 мкг витамина D. Вполне вероятно, что доза, использованная в нашем исследовании, была недостаточной, и влияние на концентрацию ПТГ можно было бы наблюдать при более высокой дозе добавки (Viljakainen et al. 2008).

    В РКИ с участием >200 здоровых афроамериканок в постменопаузе, получавших 20 мкг витамина D в день или плацебо в течение двух лет, в группе вмешательства наблюдалась более низкая частота сообщаемых ими инфекций верхних дыхательных путей или гриппа по сравнению с в группу плацебо.После увеличения дозы витамина D с 20 до 50 мкг витамина D в день в течение одного года эффект был еще больше (Aloia et al. 2007; Li-Ng et al. 2009). Этот вывод подтверждает результаты нашего исследования.

    В другом РКИ не удалось выявить каких-либо статистически значимых различий между группой, получавшей витамин D, и группой плацебо во вторичной конечной точке частоты инфекций, о которой сообщали сами пациенты. В этом исследовании 3500 пожилых людей получали 20 мкг витамина D или плацебо в течение более двух лет. Тем не менее, из-за наблюдаемой плохой приверженности, результаты осложнены — только половина испытуемых оставалась приверженной использованию исследуемого препарата через два года наблюдения.Кроме того, относительно неадекватное повышение с 38 до 63 нмоль/л уровня 25OHD в сыворотке было показано в группе вмешательства после терапии витамином D (Avenell et al.
    2007).

    Аналогичным образом, недавнее РКИ с участием 162 здоровых взрослых, получавших 50 мкг витамина D или плацебо ежедневно в течение 12 недель в зимние и весенние месяцы, не показало положительного эффекта в отношении частоты или тяжести симптомов инфекции верхних дыхательных путей. В ходе исследования было отмечено соответствующее повышение уровня 25OHD в сыворотке крови в группе вмешательства с 62 до 89 нмоль/л через 12 недель.Однако была замечена статистическая тенденция в пользу группы витамина D (Li-Ng et al. 2009).

    На основании нашего исследования недостаточность витамина D была обнаружена у относительно небольшой части субъектов в летний период. Тем не менее, исследование показывает, что дефицит витамина D является обычным явлением в Финляндии зимой даже после обогащения витамином D: 35% молодых финских мужчин испытывали дефицит витамина D в январе 2004 года. зимняя недостаточность и недостаточность витамина D обнаруживаются более чем у 35% молодых мужчин.Примечательно, что исследования проводились до того, как Финский национальный совет по питанию дал новую рекомендацию по обогащению витамином D в 2010 году. Для поддержания адекватного уровня витамина D, т.е. Финским мужчинам потребуется дополнительный прием 20 мкг витамина D в день в зимний период.

    В заключение, из-за нехватки витамина D существует высокая вероятность значительного риска стрессовых переломов у молодых мужчин во время военной службы.Хорошей мишенью для профилактики стрессовых переломов может быть уровень 25OHD в сыворотке >75 нмоль/л в течение года у молодых финских мужчин. Интересно, что наше РКИ с 10 мкг/сутки витамина D не выявило влияния на уровень ПТГ в плазме у молодых финских мужчин. Учитывая результаты этого и более ранних интервенционных исследований по улучшению статуса витамина D, адекватный уровень 25OHD в сыворотке (>75 нмоль/л) будет достигнут за счет ежедневного приема 20 мкг витамина D в зимний период в Финляндии (Byrne et al., 1995; Heaney et al., 1995). и др., 2003 г., Хини, 2007 г., Берджи и др.2011).

    Когортное исследование показало, что низкий статус витамина D при поступлении на военную службу и последующие респираторные инфекции имеют четкую статистически значимую связь. Чтобы предотвратить острые респираторные инфекции у молодых финских мужчин, по крайней мере, во время военной службы, в зимний период необходимо дополнительно принимать 20 мкг витамина D в день. Выяснение роли витамина D в отношении острых инфекций дыхательных путей представляет собой высокий приоритет для будущих исследований.

    РКИ, проведенное для этого исследования, предоставило некоторые доказательства действия добавок витамина D против острых респираторных инфекций у молодых финских мужчин во время зимней военной службы. Однако результаты других РКИ по применению витамина D для лечения и профилактики вирусных инфекций верхних дыхательных путей у взрослых несколько противоречивы и позволяют предположить, что большая выборка, адекватное восполнение запасов витамина D и более длительный период могут быть полезными при разработке будущих исследований. исследования, чтобы максимизировать иммуномодулирующие эффекты.Кроме того, результаты настоящего РКИ показывают, что дополнительный прием до 20 мкг витамина D в день зимой может оказывать профилактическое действие на острые инфекции дыхательных путей у молодых финских мужчин во время военной службы.

    НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ, чтобы просмотреть остальную часть диссертации и справочные статьи

    Финляндия предлагает удвоить дозу витамина D для пожилых людей

    Дефицит витамина D особенно распространен в Финляндии из-за относительного недостатка солнечного света.

    Солнце является одним из основных источников витамина, поэтому в скандинавских странах, которые лишены большого количества солнечного света, необходимость обогащения и добавок наиболее очевидна, и это также может объяснить, почему Дания стала первой европейской страной, в которой кампания по продвижению пищевых добавок с витамином D.

    Райя Кара, генеральный секретарь Финского национального совета по питанию, сообщила Nutraingredients.com, что смысл его предложений будет означать, что все лица в возрастной группе 60+ должны будут ежедневно принимать пищевую добавку с витамином D на протяжении всей жизни. в год, чтобы достичь рекомендуемых уровней потребления.

    Медицинский сектор рекомендовал

    «Мы нацелены на тех, кто подвергается наибольшему риску остеопороза, и советуем медицинскому персоналу следить за тем, чтобы потребление витамина D пациентами в этой возрастной группе соответствовало новому рекомендуемому уровню, чтобы помочь уменьшить это основное заболевание. угроза общественному здоровью», — сказала она .

    Она сказала, что эти предложения предшествуют рекомендациям по витамину D, ожидаемым от Северного совета по питанию в 2012 году, членом которого является Финляндия.

    В Финляндии текущая рекомендуемая суточная доза витамина D для большинства взрослых составляет 7,5 мкг, но 10 мкг для детей в возрасте до двух лет и старше 60 лет.

    Обогащение Обеспечьте естественный источник витамина D, такой как жирная рыба, яичные желтки, рыбий жир из печени, но Кара сказала, что часто именно люди больше всего нуждаются в высоком потреблении витамина D, например, пожилые люди не потребляют достаточное количество этих рекомендуемых продуктов.

    И хотя обогащение жидкого молока и маргариновых продуктов — широко потребляемых продуктов — является обязательным с 2003 года, она сказала, что Совет по питанию теперь рекомендует повысить уровень витамина D в этих продуктах, чтобы обеспечить более высокое потребление витамина в этих разделах. населения наиболее подвержены риску от его дефицита.

    «Рекомендуется 1 мкг витамина D на децилитр в отношении уровня жидкого молока и 20 мкг для уровня пастообразных жиров», — сказала Кара.

    Она добавила, что промышленность поддерживает эти предложения по обогащению.

    Влияние дефицита

    Витамин D относится к двум биологически неактивным предшественникам – D3, также известному как холекальциферол, и D2, также известному как эргокальциферол. Первый, образующийся в коже под воздействием УФ-излучения (от 290 до 320 нм), считается более биологически активным.

    У взрослых дефицит витамина D может спровоцировать или усугубить остеопению, остеопороз, мышечную слабость, переломы, распространенные виды рака, аутоиммунные заболевания, инфекционные заболевания и сердечно-сосудистые заболевания. Есть также некоторые свидетельства того, что витамин может снизить заболеваемость несколькими видами рака и диабетом 1 типа.

    Недавнее общеевропейское исследование показало, что прямые и косвенные издержки, связанные с неадекватным уровнем витамина D, составляют 187 миллиардов евро для 363 миллионов человек в блоке.

    Подтверждающие данные

    Научные данные, подтверждающие мышечную функцию витамина D, а также роль витамина в иммунном здоровье, достаточно надежны, чтобы заслужить положительное заключение группы экспертов по диетологии Европейского агентства по безопасности пищевых продуктов (EFSA). Продукты, питание и аллергии (NDA).

    Комиссия пришла к выводу, что «была установлена ​​причинно-следственная связь между потреблением витамина D с пищей и вкладом в нормальную функцию иммунной системы и здоровой воспалительной реакцией, а также поддержанием нормальной функции мышц» ​.

    Роль витамина в усвоении кальция также привела к широкому кругу исследований, подтверждающих роль витамина D в здоровье костей и в борьбе с остеопорозом, но это не охвачено мнением EFSA.

    Большая ошибка, связанная с витамином D

    Abstract

    С 2006 года заболеваемость диабетом 1 типа в Финляндии стабилизировалась, а затем снизилась после решения властей обогащать диетические молочные продукты холекальциферолом. Роль витамина D во врожденном и адаптивном иммунитете имеет решающее значение.Недавно была обнаружена статистическая ошибка в оценке рекомендуемой диетической нормы (RDA) витамина D; при правильном анализе данных, использованных Институтом медицины, было обнаружено, что 8895 МЕ/сутки необходимы 97,5% людей для достижения значений ≥50 нмоль/л. Другое исследование подтвердило, что для достижения 75 нмоль/л необходимо 6201 МЕ/сут, а для достижения 100 нмоль/л — 9122 МЕ/сут. Крупнейший из когда-либо проводившихся метаанализов исследований, опубликованных в период с 1966 по 2013 год, показал, что уровни 25-гидроксивитамина D <75 нмоль/л могут быть слишком низкими для обеспечения безопасности и связаны с более высокой смертностью от всех причин, разрушая ранее предполагаемую U-образную кривую смертность, связанная с уровнем витамина D.Поскольку смертность от всех болезней снижается до 1,0 при уровне витамина D в сыворотке ≥100 нмоль/л, мы призываем органы общественного здравоохранения рассмотреть возможность определения в качестве RDA не менее трех четвертей уровней, предложенных Экспертным комитетом эндокринного общества, в качестве безопасного верхнего допустимого уровня. суточные дозы приема. Это может привести к рекомендации 1000 МЕ для детей младше 1 года на обогащенной смеси и 1500 МЕ для детей старше 6 месяцев, находящихся на грудном вскармливании, 3000 МЕ для детей старше 1 года и около 8000 МЕ для молодых взрослых и старше.Необходимо срочно принять меры для защиты населения мира от дефицита витамина D.

    Ключевые слова: Дефицит витамина D, Рекомендуемая диетическая норма, Институт медицины, Диабет 1 типа

    ВВЕДЕНИЕ

    Заболеваемость диабетом 1 типа (СД1) удваивается каждые 20 лет. В Финляндии рекомендуемая ежедневная доза витамина D постепенно снижалась с 4000–5000 МЕ в 1964 г. до 400 МЕ в 1992 г. При этом заболеваемость СД1 увеличилась на 350 % у детей в возрасте 1–4 лет и на 100 % у детей в возрасте 5–9 лет. , и 50% в возрасте 10-14 лет [1].Однако с 2006 г. уровень СД1 стабилизировался и снизился после повышения уровня 25-гидроксивитамина D (25[OH]D) в сыворотке после решения властей обогащать все пищевые молочные продукты холекальциферолом [2]. Более того, всемирная связь ультрафиолетового (УФ)-В излучения и статуса витамина D с СД1 и рассеянным склерозом в настоящее время более чем очевидна.

    ОСНОВНОЙ ОРГАН

    Витамин D и иммуномодуляция

    Роль витамина D во врожденном и адаптивном иммунитете имеет решающее значение. Показано, что перенаправление аутореактивных Т-клеток человека при взаимодействии с дендритными клетками может модулироваться аналогом 1,25-дигидроксивитамина D 3 [3].На недавнем пленарном заседании под названием «Клеточная терапия при диабете 1 типа», которое закрыло собрание Европейского общества детской эндокринологии в 2016 г. в Париже, Барт О. Роуп [3] объявил о начале клинических испытаний 1 фазы на людях в 2016 г. с следующий протокол: дендритные клетки будут выделены из периферической крови пациента, культивированы с кальцитриолом, а затем повторно введены в абдоминальное внутрикожное положение, чтобы «научить» остальные иммунные клетки больше не атаковать β-клетки.В большом исследовании когорты новорожденных заболеваемость СД1 снизилась на 78% при приеме 2000 МЕ холекальциферола в день [4]. Более того, аутоантитела к T1D можно «отрицательно» свести к нулю пероральным приемом кальцитриола [5]. Уровни витамина D >100 нмоль/л (40 нг/мл с коэффициентом пересчета ×2,5) улучшают секрецию инсулина [6] и предотвращают разрушение β-клеток путем подавления адгезии и миграции макрофагов за счет подавления стресса эндоплазматического ретикулума и рецептора-мусорщика-A1. [7].

    Статистическая ошибка в оценке рекомендуемой суточной нормы витамина D

    Veugelers и Ekwaru [8] при правильном повторном анализе данных, использованных Институтом медицины, доказали, что для 97 необходимо 8895 МЕ/сут.5% лиц достигают значений ≥50 нмоль/л. Хини и др. [9] подтвердили это открытие, сообщив, что 6201 МЕ/сутки необходимы для достижения рекомендации Эндокринологического общества в 75 нмоль/л и 9122 МЕ/сутки для достижения 100 нмоль/л.

    К какому уровню витамина D в сыворотке следует стремиться?

    Гарланд и др. [10] опубликовали крупнейший из когда-либо проводившихся метаанализов всех исследований, опубликованных в период с 1 января 1966 г. по 15 января 2013 г. и посвященных смертности от всех причин, связанных с уровнем 25(OH)D в сыворотке, показывающим, что уровни 25(OH)D <75 нмоль/л может быть слишком низким с точки зрения безопасности и связан с более высокой смертностью от всех причин, разрушая U-образную кривую уровней витамина D и смертности, которая предполагалась до этого.

    Позвоните в органы общественного здравоохранения

    Поскольку при всех заболеваниях (аутоиммунные заболевания, метаболический синдром, диабет 2 типа, рак) риск смертности снижается до 1,0 при уровне витамина D в сыворотке ≥100 нмоль/л [10], мы призываем всех ответственных органам общественного здравоохранения рассмотреть вопрос о назначении в качестве рекомендуемой диетической нормы (т. е. среднего суточного уровня потребления, достаточного для удовлетворения потребностей в питательных веществах почти всех здоровых людей, при условии минимального пребывания на солнце) уровней потребления, соответствующих уровням, предложенным Экспертным комитетом эндокринного общества ( 2011) в качестве безопасных верхних переносимых суточных доз для пациентов с риском дефицита витамина D (<50 нмоль/л): 2000 МЕ для детей в возрасте до 1 года, 4000 МЕ для лиц в возрасте от 1 до 18 лет и 10 000 МЕ для детей в возрасте до 1 года. лица в возрасте >18 лет.

    Поскольку для достижения 100 нмоль/л необходимо 10 000 МЕ/сут [9], за исключением лиц с гиперчувствительностью к витамину D, и поскольку нет данных о побочных эффектах, связанных с уровнями 25(OH)D в сыворотке крови <140 нмоль/л л, оставляя значительный запас прочности для усилий по повышению концентрации среди населения примерно до 100 нмоль/л, предлагаемые нами дозы можно использовать для достижения уровня 75 нмоль/л или, что предпочтительнее, 100 нмоль/л. Конечно, эти рекомендуемые дозы могут быть индивидуализированы на основе диетических привычек и привычек пребывания на солнце, а также широты страны, а также могут быть скорректированы в соответствии с индексом массы тела, возрастом и цветом кожи для людей с ожирением, пожилых и темнокожих. людям, нуждающимся в более высоких дозах.

    Объяснение пандемии дефицита витамина D

    Только 20% нашего запаса витамина D должно поступать с пищей. Ожидается, что оставшиеся 80% будут произведены в нашей коже из-за ультрафиолетового излучения солнца. В отличие от рекомендаций 1960-х годов от 4000 до 5000 МЕ в день, чтобы избежать рахита, наша диета сегодня бедна дикой рыбой (в 10 раз богаче витамином D), дикими яйцами и парным молоком. Дети играют, а люди целыми днями работают в помещении, а для предотвращения меланомы используются мощные солнцезащитные косметические средства.Даже в солнечных странах, таких как Греция, наблюдается высокая распространенность дефицита витамина D, поскольку угол падения солнечных лучей с осени на весну не приводит к достаточному производству витамина D при обычном воздействии солнца.

    Оптимальная добавка витамина D

    При целевом уровне витамина D, установленном на уровне 100 нмоль/л, доза, частота и продолжительность приема добавок будут важными факторами для здоровых людей, стремящихся оптимизировать свой пищевой статус. Поскольку в случае с витамином D его уровень в сыворотке зависит от потребления с пищей (20%) и пребывания на солнце (80%), практический подход заключается в том, чтобы рекомендовать как минимум три четверти верхней переносимой дозы, предложенной Эндокринным обществом. принимать в качестве добавки в течение всего года, за исключением таких обстоятельств, как отпуск, когда человек принимает солнечные ванны.Это может означать, например, 1000 МЕ для детей младше 1 года, получающих обогащенную смесь, и 1500 МЕ для детей старше 6 месяцев, находящихся на грудном вскармливании, 3000 МЕ для детей старше 1 года и до 8000 МЕ для молодых взрослых и взрослых. после этого с недетскими дозами, адаптированными к индексу массы тела, с целевым значением 100 нмоль/л вместо 50 нмоль/л. Что еще более важно, согласно клиническим рекомендациям Эндокринологического общества, дозы до 1000 МЕ/сут для детей до 6 месяцев, 1500 МЕ/сут для детей от 6 месяцев до 1 года, 2500 МЕ/сут для детей в возрасте 1-3 лет. , 3000 МЕ/сут для детей в возрасте 4–8 лет и 4000 МЕ/сут для всех старше 8 лет можно безопасно назначать без медицинского наблюдения только для предотвращения дефицита витамина D, в то время как для коррекции гиповитаминоза D могут потребоваться более высокие дозы.

    Важность пищевых добавок с витамином D

    Такая стратегия основана на адекватном дополнительном введении беременным и кормящим женщинам и своевременном введении добавок каждому новорожденному до того, как произойдет сероконверсия по отношению к аутоиммунным мишеням. Преимущества для общего состояния здоровья людей, помимо очевидного улучшения здоровья скелета, нельзя полностью предвидеть, но они вполне могут оказаться на удивление большими, чем ожидалось, учитывая влияние дефицита витамина D на сам метаболический синдром.Улучшение статуса витамина D может помочь снизить бремя метаболического синдрома и потенциальных последующих заболеваний, включая диабет 2 типа и сердечно-сосудистые заболевания.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    К сожалению, медицине потребовалось очень много времени, чтобы понять, что витамин D — это не просто витамин, предотвращающий рахит. Для этой цели может быть достаточно 400-600 МЕ/сут. Однако сегодня мы знаем, что витамин D является мощным гормоном, активирующим ядерные рецепторы, и имеет решающее значение, особенно для иммунной системы.С учетом имеющихся данных, упомянутых выше, предлагаемых доз, вероятно, будет достаточно для поддержания уровня витамина D около или выше 75–100 нмоль/л с практически нулевым риском токсичности. Несомненно, необходимы дальнейшие исследования для выяснения оптимальной добавки витамина D, хотя неясно, осуществима ли универсальная рекомендуемая диетическая норма. Между тем срочно необходимы действия для защиты населения мира от угроз, связанных с дефицитом витамина D.

    Влияние традиционных добавок витамина D2 на концентрацию 25(OH)D в сыворотке крови финских девочек перипубертатного возраста слабо выражено: трехлетнее проспективное исследование

  • Ahonen MH, Tenkanen L, Teppo L, Hakama M, Tuohimaa P .2000 Риск рака предстательной железы и преддиагностические уровни 25-гидроксивитамина D в сыворотке (Финляндия) Контроль причин рака 11 : 847–852

    CAS Статья Google ученый

  • Ала-Хухала М., Коскинен Т., Коскинен М., Висакорпи Дж.К. 1988 г. Двойное слепое исследование потребности в добавках витамина D у детей препубертатного возраста Acta Paediatr. Scand 77 : 89–93

    CAS Статья Google ученый

  • Баргер Л., Укс М.Дж., Хини Р.П., Доуэлл С., Чен Т.С., Холик М.Ф.1998 Витамин D и его основные метаболиты: уровни в сыворотке после перорального постепенного дозирования у здоровых мужчин Остеопороз. Int 8 : 222–230

    Артикул Google ученый

  • Chapuy MC, Arlot ME, Duboeuf F, Brun J, Crouzet B, Arnaud S, Delmas PD, Meunier PJ . 1992 Витамин D3 и кальций для предотвращения переломов бедра у пожилых женщин New Engl. J. Med 327 : 1637–1642

    CAS Статья Google ученый

  • Дэвис П.С., Бейтс С.Дж., Коул Т.Дж., Прентис А., Кларк П.С.1999 Витамин D: сезонные и региональные различия у детей дошкольного возраста в Великобритании евро. Дж. Клин. Нутр 53 : 195–198

    CAS Статья Google ученый

  • Доусон-Хьюз Б., Харрис С.С., Кралл Э.А., Даллал Г.Э. 1997 Влияние добавок кальция и витамина D на плотность костей у мужчин и женщин в возрасте 65  лет и старше New Engl. J. Med 337 : 670–676

    CAS Статья Google ученый

  • Дочио С., Рианчо Х.А., Перес А., Олмос Х.М., Амадо Х.А., Гонсалес М., Асиас Х. .1998 Сезонный дефицит витамина D у детей: потенциальная цель стратегий профилактики остеопороза? Дж. Костяной шахтер. Рез. 13 : 544–548

    CAS Статья Google ученый

  • Фрейзер Д.Р. 1995 Витамин D Ланцет 345 : 104–107

    CAS Статья Google ученый

  • Гильеман Дж., Топен П., Ле Х.Т., Тарит Н., Аллеманду А., Перес Г. .1999 Статус витамина D в период полового созревания у здоровых французских подростков мужского пола Osteoporos. Международный 10 : 222–225

    CAS Статья Google ученый

  • Харрис С.С., Доусон-Хьюз Б., Перроне Г.А. 1999 Реакция 25-гидроксивитамина D в плазме у молодых и пожилых мужчин на трехнедельный прием 1800 МЕ/день витамина D J. Am. Кол-во Nutr 18 : 470–474

    CAS Статья Google ученый

  • Hayes CE, Cantorna MT, DeLuca HF .1997 Витамин D и рассеянный склероз Proc. соц. Эксп. биол. Медицинский 216 : 21–27

    CAS Статья Google ученый

  • Холлис Б.В. 1996 Оценка нутритивного и гормонального статуса витамина D: что измерять и как это делать Calcif. Tissue Int 58 : 4–5

    CAS Статья Google ученый

  • Джонс Г., Дуайер Т. .1998 Костная масса у детей препубертатного возраста: гендерные различия и роль физической активности и воздействия солнечного света J. Clin. Эндокринол. Метаб 83 : 4274–4279

    CAS пабмед Google ученый

  • Хоу К.Т., Снейд М.Дж., Компстон ​​Дж. 1992 Плотность костей паратгормона и концентрации 25-гидроксивитамина D у женщин среднего возраста Br. Мед. J 305 : 273–277

    CAS Статья Google ученый

  • Ламберг-Аллардт К., Ала Хоухала М., Ахола М., Парвиайнен М.Т., Расанен Л., Висакорпи Дж.1986 Статус витамина D у детей и подростков в Финляндии Ann. Нутр. Метаб 30 : 267–272

    CAS Статья Google ученый

  • ЛеБофф М.С., Кольмайер Л., Гурвиц С., Франклин Дж., Райт Дж., Гловацки Дж. . 1999 Скрытый дефицит витамина D у женщин в постменопаузе в США с острым переломом бедра J.A.M.A 281 : 1505–1511

    CAS Статья Google ученый

  • Лехтонен-Веромаа М., Мёттонен Т., Ирьяла К., Кярккяйнен М., Ламберг-Аллардт К., Хакола П., Вийкари Дж.1999 Низкое потребление витамина D и гиповитаминоз D распространены среди здоровых финских девочек в возрасте от 9 до 15 лет евро. Дж. Клин. Nutr 53 : 746–751

    CAS Статья Google ученый

  • Малабанан А., Вероникис И.Е., Холик М.Ф. 1998 Новое определение недостаточности витамина D Lancet 351 : 805–806

    CAS Статья Google ученый

  • Мавер Э.Б., Берри Дж.Л., Соммер-Циленис Э., Бейкирх В., Кульвайн А., Роде Б.Т.1984 г. Ультрафиолетовое облучение повышает уровень 1,25-гидроксивитамина D в сыворотке у взрослых с высоким содержанием витамина D Miner. Электролит Metab 10 : 117–121

    CAS пабмед Google ученый

  • Маккенна М.Дж. 1992 Различия в статусе витамина D между странами у молодых людей и пожилых людей Am. J. Med 93 : 69–77

    CAS Статья Google ученый

  • Парфит А.М.1994 Остеомаляция и родственные расстройства. In Metabolic Bone Disease , 329–396 San Diego, CA: Academic Press

  • Parsons TJ, van D, usseldorp M, van der V, liet M, van de W, erken K, Schaafsma G, van S, таверна ВА. 1997 Снижение костной массы у голландских подростков, получавших макробиотическую диету в раннем возрасте J. Bone Miner. Рез. 12 : 1486–1494

    CAS Статья Google ученый

  • Снелл А. П., Макленнан В. Дж., Гамильтон Дж. К. .1978 Ультрафиолетовое облучение и уровни 25-гидроксивитамина D у больных пожилых людей Возраст Старение 7 : 225–228

    CAS Статья Google ученый

  • Тангреа Дж., Хелзльсоуер К., Пьетинен П., Тейлор П., Холлис Б., Виртамо Дж., Албанес Д. . 1997 Уровни метаболитов витамина D в сыворотке и последующий риск рака толстой и прямой кишки у финских мужчин Контроль причин рака 8 : 615–625

    CAS Статья Google ученый

  • Таннер Дж.М.1962 Рост в подростковом возрасте , 1–212 Оксфорд: Blackwell Scientific

  • Томас М.К., Ллойд Дж., Онс Д.М., Тадхани Р.И., Шоу А.С., Дераска Д.Дж., Китч Б.Т., Вамвакас Э.К., Дик И.М., Принц Р.Л., Финкельштейн Д.С. . 1998 Гиповитаминоз D у стационарных больных New Engl. J. Med 338 : 777–783

    CAS Статья Google ученый

  • Транг Х.М., Коул Д.Э.К., Рубин Л.А., Пьерратос А., Сиу С., Вьет Р. .1998 Доказательства того, что витамин D3 повышает уровень 25-гидроксивитамина D в сыворотке более эффективно, чем витамин D2 Am. Дж. Клин. Nutr 68 : 854–858

    CAS Статья Google ученый

  • Валимяки М.Ю., Тиихонен М., Лайтинен К., Тахтела Р., Кярккяйнен М., Ламберг-Аллардт С., Мякеля П., Туннинен Р. . 1994 г. Минеральная плотность костей, измеренная с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии, и новые маркеры формирования и резорбции кости у пациентов, принимающих противоэпилептические препараты J.Костяной шахтер. Рез 9 : 631–637

    Артикул Google ученый

  • Вьет Р . 1999 Добавление витамина D, концентрация 25-гидроксивитамина D и безопасность Am. Дж. Клин. Nutr 69 : 842–856

    CAS Статья Google ученый

  • Уэбб А.Р., Клайн Л., Холик М.Ф. 1988 Влияние времени года и широты на кожный синтез витамина D3: воздействие зимнего солнечного света в Бостоне и Эдмонтоне не будет способствовать синтезу витамина D3 в коже человека J.клин. Эндокринол. Метаб 67 : 373–378

    CAS Статья Google ученый

  • Zamora SA, Rizzoli R, Belli DC, Slosman DO, Bonjour J-P. 1999 Добавка витамина D в младенчестве связана с более высокой минеральной массой костей у девочек препубертатного возраста J. Clin. Эндокринол. Метаб 84 : 4541–4544

    CAS пабмед Google ученый

  • Зегуд Ф., Делавейн Р., Рехель П., Чалас Дж., Гарабедян М., Одиевр М. .1995 Витамин D и половое созревание. Ценность и переносимость добавок витамина D в зимний период Arch. Педиатр 2 : 221–226

    CAS Статья Google ученый

  • .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.