Тест несуществующее животное для детей дошкольного возраста: Несуществующее животное

Содержание

тест несуществующее животное — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

УЗИ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ.

За последний десяток лет ультразвуковое обследование беременной женщины стало обычной рутинной процедурой. Как правило стандартное обследование включает в себя три УЗИ мониторинга на разных сроках. Если беременность протекает с какими либо осложнениями врач назначает дополнительно УЗИ обследования,в некоторых случаях кол-во такого мониторнига может достигать 20-30 раз за весь срок! Женщина приходя к врачу, как правило даже не задумывается о том, насколько необходима та или иная процедура, полностью доверяя ему.

Если Вы спросите обычного районного гинеколога в женской консультации о том, безопасен ли метод ультразвуковой диагности для развивающегося плода, то вероятнее всего услышите о полной безопасности данного метода. Давайте попробуем разобраться в этом вопросе.

На сегодняшний день во всём мире врачи уже давно с осторожностью говорят о полной безопасности УЗИ волн. За последнее время проведено достаточное кол-во исследований,которые говорят что УЗИ не так уж безопасно, как принято было считать. Ультразвуковые волны могут негативно воздействовать на развивающегося ребёнка. Чем дольше и чаще проводиться эта процедура, тем больше риск.

Новое научное исследование показало, что ультразвуковое обследование, проводимое у беременных женщин, может помешать развитию клеток головного мозга плода. Исследование подорвало блестящую репутацию этого обследования. Ученые из Йельского университета доказали, что ультразвуковые волны оказывают негативное воздействие на не рожденного ребенка — а именно, на его нервные клетки, сообщает немецкая газета Die Zeit.

Группа под руководством авторитетного нейробиолога Паско Ракича подвергала беременных мышей в течение последних трех дней их беременности ультразвуковому обследованию различной протяженности — при помощи прибора, который обычно используется для ультразвукового обследования людей. Затем в мозге новорожденных мышей ученые искали маркированные нейроны, которые в течение трех дней перед рождением обычно перемещаются в определенные части мозга.

В целом мозг новорожденных мышат не имел никаких видимых отклонений, его размеры были стандартными. Но у всех животных, которые перед рождением подверглись ультразвуковому обследованию в течение 30 минут и более, так называемые нейроны E16 после рождения не переместились в соответствующее место коры головного мозга. Они как будто «заблудились» в более глубоких слоях серого вещества. Число «заблудившихся» клеток росло вместе с ультразвуковой нагрузкой, некоторые нейроны позже обнаружились даже в нижерасположенном белом веществе. У этих клеток также отсутствовали определенные химические характеристики правильно позиционированных нейронов, а такие нервные клетки уже не могут выполнять функцию, предназначенную им природой.

Ультразвуковое исследование использует звуковые волны высокой частоты, которые, проходя через жидкую среду, отражаются от плотного объекта, в данном случае ребенка. Отраженные волны преобразуются датчиком, и изображение скелет и внутренние органы ребенка появляются на экране монитора. УЗИ не требует специальной подготовки беременной. Только на ранних сроках, когда околоплодных вод еще мало, женщину просят приходить на обследование с наполненным мочевым пузырем, чтобы изображение было достаточно четким. Женщина ложится на кушетку, обнажает живот, его смазывают звукопроводящим гелем и водят по нему датчиком прибора. Вся процедура длится около десяти минут. По желанию мамы, она может смотреть на экран, но без объяснения хорошего специалиста понять, что изображено на экране, очень сложно.

Никто не говорит о факте, что дети, находящиеся в утробе матери, бурно реагируют на это обследование, отвечая на него интенсивным движением. Эта особенность даже многие «умники» используют как тест во время беременности, когда мама вдруг пугается, что ее ребенок долго не шевелится. УЗИ стимулирует движение плода и вызывает ускорение его сердцебиения.

Ребенок чувствует негативное воздействие и рефлекторно реагирует на излучение, пытаясь защититься. Любопытство недостаточно веская причина для того, чтобы подвергнуть малыша потенциальной опасности в сомнительных целях, например, узнавания пола ребенка.

В США Национальный институт здоровья не одобрил обязательное УЗИ для всех беременных.

Вот отрывок из интервью Российского учёного П.П.Гаряева.

…Считавшийся безвредный ультразвук может повреждать генетический аппарат. К такому выводу пришли московские исследователи под руководством старшего научного сотрудника Отдела теоретических проблем Российской академии наук Петра Петровича Гаряева. Кандидат биологических наук Петр Петрович Гаряев и кандидат физико-математических наук Андрей Александрович Березин поставили перед собой цель: проникнуть в святая святых живой материи волновой геном, который управляет развитием организма. Природа старательно защищает геном от любых вторжений, чтобы сохранить для будущих поколений наследственные программы. Но ученые решили внести в них свои поправки вписать новую информацию в «тексты ДНК».Известно, что выделенные из клеток молекулы ДНК «издают» самые разные сигналы. Это настоящая симфония жизни, где, наверное, есть «мелодии» всех тканей, органов и систем, которые могут развиться по команде ДНК. Но ученые пока могут определять только спектр этих акустических колебаний. Их так много и они настолько слабые, что различить их способна лишь сверхчувствительная аппаратура.

Гаряев и Березин налили в кювету водный раствор молекул ДНК и обработали его генератором ультразвука. Они отказались назвать частоты акустических колебаний, лишь заметили, что некоторые обертона можно было услышать ухом, как тонкий свист. Но результаты эксперимента исследователи не скрывают наоборот, считают своим долгом рассказать о них как можно большему количеству людей. Работу ДНК, объясняет Гаряев, можно сравнить с быстродействующим компьютером, который мгновенно принимает огромное количество решений. Но представьте себе, что по компьютеру ударили кувалдой, и в результате на все-все вопросы он выдает один и тот же ответ. Нечто подобное произошло в волновом геноме, когда мы оглушили его ультразвуковом. Его волновые матрицы так исказились, что в них резко усилилась одна частота. Дальнейшие исследования показали, что во время ультразвукового облучения двойные спирали ДНК расплетаются и даже разрываются, как бывает при сильном нагревании этих молекул. Во время таких механических повреждений образуются электромагнитные волны, которые создают фантом. Он сам способен разрушать ДНК подобно высокой температуре и ультразвуку. Эти эксперименты показывают, говорит Гаряев, что ультразвук вызывает не только механические, но и полевые искажения ДНК. Это значит, что в наследственной программе может происходить сбой: искажение поля будет формировать поврежденные ткани из них не сможет развиться здоровый организм.

Но ведь это ужасно! — прервал я ученого. Сейчас во всем мире очень модно ультразвуковое сканирование. Метод считается совершенно безвредным, поэтому его широко применяют для диагностики беременности и детей. «Просвечивают» ультразвуком беременных женщин, чтобы узнать пол будущего ребенка. Другое дело, если это особые медицинские показания! Легкомыслие и самонадеянность «царей природы» просто поразительны. Многие знают, что некоторые животные используют ультразвук как оружие: дельфины глушат им рыбу, кашалоты кальмаров и так далее.

Но медики предложили больным подвергнуться такому воздействию, и они охотно согласились, даже отдали своих детей на эксперимент с ультразвуком.

А наши исследования показали, что ультразвук может быть чрезвычайно вреден для живых систем. Чего только мы не делали, чтобы снять искажающий фантомный эффект в ДНК новыми, но на месте озвучивания все равно возникали аномальные волновые структуры. Эта волновая матрица сохранялась и формировала новые сбои в наследственных программах. Страшно даже подумать, что подобный эффект возникает в человеческих клетках после ультразвуковой диагностики. Ультразвук мог исказить их волновой геном…»

Ещё одни исследования говорят о возможном повреждении клеток плода за счёт нагревания.

Одна из проблем, с которой сталкивается оператор ультразвуковой диагностики, вызвана тем, что он держит датчик над той частью тела зародыша, которую пытается визуализировать. Когда зародыши отодвигаются от потока высокочастотных звуковых волн, они могут чувствовать колебания, высокую температуру или и то, и другое. Управление контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA) предупредило в 2004 г.: «Ультразвук — форма энергии, и даже при низких его уровнях лабораторные исследования показывают, что он может оказать физическое влияние на ткани, такое как резкие колебания и повышение температуры»9. Это согласуется с исследованием, проведенным в 2001 г., в котором ультразвуковой датчик, нацеленный непосредственно на миниатюрный гидротелефон, помещенный в матку женщины, зарегистрировал звук, «такой же громкий, как гудок поезда метро, прибывающего на станцию»10.

Факт повышения температуры эмбриональной ткани (тем более, что будущая мать не может даже чувствовать этого) не вызвал бы нашу тревогу, если бы не данные исследования, согласно которым повышение температуры может вызывать значительное повреждение центральной нервной системы развивающегося зародыша. Показано, что у различных видов млекопитающих повышение температуры тела матери или эмбриона приводит к врожденным дефектам у потомства. Обширный спектр литературы по материнской гипертермии у различных млекопитающих демонстрирует нам, что «дефекты центральной нервной системы — самое распространенное последствие гипертермии у всех видов, и смерть клетки или задержка пролиферации нейробластов [эмбриональных клеток, которые развиваются в клетки нервной системы) считаются основным объяснением этих эффектов».

Почему дефекты формирования нервных тканей у крыс или других животных должны беспокоить женщин, ожидающих ребенка? А потому, что исследователи Корнуэлльского университета доказали в 2001 г.: развитие мозга «многих видов млекопитающих, включая человеческих младенцев» происходит сходным образом. Группа исследователей обнаружила «95 вех в развитии нервной системы», которые помогли им точно определить последовательность этапов роста мозга у разных видов. Следовательно, если повторные эксперименты показывают, что высокая температура, вызванная ультразвуком, повреждает мозг эмбрионов крыс и других млекопитающих, логично предположить, что это может вредить также и человеческому мозгу.

Управление контроля пищевых продуктов и лекарств и профессиональные медицинские ассоциации в действительности знают, что предродовый ультразвук может быть опасен для человека, иначе они настойчиво не предостерегали бы против немедицинского студийного ультразвукового портрета, «подарка на память» — услуги, неожиданно возникшей в торговых центрах по всей стране (в США).

Использование ультразвука в коммерческих целях несет с собой для ребенка потенциально больший риск из-за более высокой акустической нагрузки, требуемой для получения высококачественных изображений, более длительной «охоты» технического персонала за подходящим ракурсом и использования персонала, который может не иметь никакого базового медицинского образования или должной подготовки. Эти факторы, наряду с кавитацией (эффект «пузырения» ультразвука, при котором возможно повреждение клеток) и индикаторами безопасности на экране, которые могут быть неточными в широких пределах, от 2 до 617, делают неясными последствия использования ультразвука даже в опытных руках. Действительно, если ультразвук может вредить младенцам, он может вызывать одни и те же повреждения при использовании как для развлечения, так и для диагностики. Идея, что предродовой ультразвук может быть опасным, не нова. Ранее упоминвавшийся отчет ВОЗ в своем резюме «Воздействие ультразвука на биологические системы» (1982) заявляет, что «исследования на животных наводят на мысль, что воздействие ультразвука может повлечь за собой неврологические, поведенческие, иммунологические, гематологические изменения, нарушения развития и уменьшение эмбрионального веса».

Два года спустя, когда Национальный институт здоровья (NIH) проводил конференцию, призванную оценить риски ультразвука, он сообщил, что при возникновении врожденных дефектов акустическая нагрузка было достаточно интенсивной, чтобы вызвать образование значительного тепла. Хотя Институт здоровья с тех пор заявляет, что данное сообщение «больше не рассматривается… как руководство для современной медицинской практики», факты остаются неизменными.

Несмотря на результаты этих двух обширных научных работ, в 1993 г. Управления контроля пищевых продуктов и лекарств одобрило восьмикратное увеличение потенциальной акустической нагрузки, производимой ультразвуковым оборудованием, намного увеличивая возможность пагубных исходов беременности, вызванных перегревом. Может ли быть случайным тот факт, что это увеличение потенциальных тепловых эффектов случилось во время того же промежутка времени, когда уровень аутизма увеличился 60-кратно?

Особенно опасно ультразвуковое воздействие на раннем сроке беременности. В первые 12 недель происходит закладка и формирование всех органов и систем организма плода. В этот период активного роста любое воздействие на формирующийся плод может пагубно отразиться и вызвать различные отклонения в развитии. Мы не призываем Вас полностью отказаться от этого вида обследования. Однако для него должны быть медицинские показания, как и для любой продедуры и манипуляции врачебного характера. Ещё не так давно всем женщинам делали рентгенологическое обследование во время беременности, считая что это безопасно..Тысячи женщин подвергались радиационному облучению! И только когда связь рентгена с грубыми врождёнными пороками развития уже невозможно было не заметить и тем более отрицать, врачи перестали использовать его в повсеместной практике. Сейчас похожая ситуация происходит и с УЗИ обследованием. В рамках нового проекта Правительства РФ планируется и уже вводиться дополнительное увеличение различных анализов, скриннингов и обследований, в том числе кол-во УЗИ за беременность стремительно возрастает. К сожалению наши врачи не знают или не считают нужным учитывать все исследования, которые говорят о вреде, наносимым ультразвуком внутриутробно. Если же беременной необходимо сделать УЗИ по тем или иным причинам, то советую делать это не ранее второго триместра. Это позволит уменьшить риски для ребёнка. Нужно хорошо взвесить необходимость УЗИ по сравнению с его возможным вредом. «Достоверность этого метода составляет всего 25-30%»- признаёт директор департамента по развитию медицинской помощи детям и родовспоможения Минздравсоцразвития Валентина Широкова. Количество ошибок в работе «узи-специалистов» в России поражает. Чаще всего беременной ставятся несуществующие диагнозы, выявляются страшные пороки в развитии ребёнка, которых нет. Бывает и наоборот, врачи не видят отклонения, говорят маме что всё хорошо, а в итоге ребёнок рождается нездоровым. С такими ошибками наших медиков сталкивается каждая шестая женщина посещающая рутинно женскую консультацию. На данный момент даже если УЗИ выявляет какие то отклонения, то повлиять или вылечить их современная медицина не в состоянии. Хотя сейчас известны случаи операций на внутриутробном ребёнке, это пока ещё на уровне эксперимента. Поэтому врачи могут просто констатировать факт, но ничем помочь не они не в состоянии. В подавляющем большинстве случаев женщине просто предлагают прервать беременность не зависимо от срока. 

Бывают ситуации когда УЗИ может действительно помочь определить определённые проблемы. Важно чтобы это обследование было назначено по медицинским показаниям, так как оно не является безопасным. Если у врача есть подозрения на какие то осложнения беременности, то кратковременное единичное УЗИ обследование будет оправдано. Ещё важно помнить один момент. К сожалению в районной консультации часто квалификация врачей-узистов оставляет желать лучшего. Поэтому лучше всего обратиться к специалистам высокого уровня. в этом случае результат будет гораздо достовернее и вам не придётся подвергать ребёнка лишнему воздействию ультразвуковых волн. Если беременная женщина всё же не может отказаться от УЗИ из за переживаний всё ли в порядке с малышом, то важно помнить два момента. Делать УЗИ не ранее второго триместра и обязательно искать хорошего специалиста.

Алла Амерова,

Инструктор дородовой подготовки, консультант по грудному вскармливанию.  
По материалам Майорской М.Б.

Животное, которого никогда не было

Животное, которого никогда не было.

Дети дошкольного возраста в силу своих особенностей способны усваивать громадное количество информации и соответственно быстро развиваться, особенно это касается ребят, занимающих в группах подготовки к школьному обучению. Наглядно этот процесс продемонстрировал второй этап занятия, в основе которого лежит рисуночная методика «Несуществующее животное»; первый этап проходил в начале курса обучения.

Задание явилось необычным для ребят: было предложено нарисовать животное, которого на самом деле нет, никогда не было, и которого до вас никто не придумал – ни в сказках, ни в компьютерных играх, ни в мультфильмах. У некоторых вначале появилось выражение некоторого недоумения, но никто не растерялся. После недолгого обдумывания, все включились в фантазирование. В итоге получились яркие рисунки, которые мы обсудили. Данная методика является одной из наиболее информативных рисуночных тестов.

По характеру несуществующие животные могут быть:

  • угрожающие
  • нейтральные
  • слабые или беззащитные, которым угрожают другие

это идентификация человека себя по значимости в мире.

Данные обследования, представленные на рисунке №1 убедительно свидетельствуют о гармонизации психической сферы детей (заметно уменьшение агрессивности и страхов). Косвенно тест указывает на возросший творческий потенциал.

Рис. №1

 

 

По типу построения несуществующее животное может быть:

♦ реальное

♦ существовавшее раньше (например, динозавр)

♦ существующее в культуре (дракон, Чебурашка, Винни-Пух). Все это говорит о том, сто творческие и умственные способности в стадии формирования.

♦ составленное из частей разных животных, но в целом соответствующее стандартной схеме Рационалистический подход к выполнению задачи

животное, сконструированное по оригинальной схеме (не напоминающее реальных животных). Это говорит о высоком уровне креативности.

Согласно данным рисунков №2 и №3 можно сдать вывод о положительной динамике творческого потенциала и умственного развития (результаты второго этапа свидетельствуют о росте: количества оригинальных и составных животных).

                                                                                                                              Рис. №2.

                                                                                                                             Рис. №3

 

 

ПРОЕКТИВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ У ДЕТЕЙ В ПРАКТИКЕ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

https://vestnik.kemsu.ru

https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

Психология Psychology

оригинальная статья

УДК 159.9.072.59

Проективные показатели эмоциональной дестабилизации у детей в практике психолого-педагогической экспертизы

Татьяна Анатольевна Адмакина

Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов, Россия, г. Санкт-Петербург Центр независимой профессиональной экспертизы «ПетроЭксперт», Россия, г. Санкт-Петербург [email protected]

Поступила в редакцию 11.02.2021. Принята к печати 17.03.2021.

Аннотация: Психолого-педагогическая экспертиза назначается в рамках бракоразводных процессов и предназначена для решения споров о праве на воспитание ребенка. Одной из задач психолога при осуществлении данного вида экспертиз является диагностика эмоционального статуса ребенка. С этой целью преимущественно используются проективные методы. В настоящем исследовании предполагается выявить работающие (обладающие высокой дифференцирующей силой) проективные референты эмоциональной дестабилизации и эмоционального конфликта у ребенка в ситуации судебного разбирательства между родителями. Исследуемую выборку составили 63 ребенка, участвующие в психолого-педагогической экспертизе. Для сравнительного анализа был произведен подсчет измеряемых признаков среди детей, чьи родители не разведены и не пребывают в ситуации судебного разбирательства по вопросам права на воспитание ребенка (56 детей). Испытуемым предлагалось изобразить рисунок несуществующего животного с помощью разноцветных карандашей. Измеряемые признаки — штрихованные линии, эскизные линии, стирание и исправление рисунка, сильный нажим, наличие ран или шрамов на теле животного, наличие у животного ног, которые не выполняют функцию опоры, наличие двух и более голов у вымышленного существа, яркость и полихромность рисунка. Признаки оценивались в дихотомической шкале. Для сопоставления частоты встречаемости признаков в двух независимых выборках и оценки достоверности различий использовался критерий углового преобразования ф*-Фишера. Признаком, обладающим высокой дифференцирующей силой, является наличие двух голов у вымышленного существа, что указывает на внутренний конфликт и эмоциональное противоречие у ребенка, формирующие основу для психологической дестабилизации. Отличия выявлены по параметру полихромность рисунка. Дети исследуемой группы реже используют цвет, что может указывать на их низкий энергетический тонус и подавленное эмоциональное состояние. В группе детей, участвующих в психолого-педагогической экспертизе, чаще встречается признак ноги, не выполняющие функцию опоры, который также можно рассматривать как референт переживания неравновесного, неустойчивого состояния. Такие параметры, как штрихованные, эскизные линии, сильный нажим, стирание и исправление рисунка, раны, шрамы на теле животного, — редкое явление в имеющихся рисунках, они не показали значимых различий между двумя группами детей. Ключевые слова: эмоциональный конфликт, проективная методика, рисунок несуществующего животного, конфликтный развод родителей, эмоциональный статус ребенка

Цитирование: Адмакина Т. А. Проективные показатели эмоциональной дестабилизации у детей в практике психолого-педагогической экспертизы // Вестник Кемеровского государственного университета. 2021. Т. 23. № 1. С. 105-112. БО!: https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

Введение

Психолого-педагогическая экспертиза (ППЭ) — исследование, которое назначается судом при решении вопросов, связанных с лишением (ограничением, восстановлением) родительских прав, определением места жительства ребенка, определением порядка общения ребенка с отдельно проживающим родителем (как и в каком формате будет происходить общение — по каким дням, с ночевкой / без ночевки, в присутствии обоих родителей, третьих лиц или наедине с отдельно проживающим мамой / папой и т. д.). Эксперт-психолог оценивает индивидуально-психологические особенности каждого из родителей и ребенка, диагностирует наличие / отсутствие индукции (влияния,

навязывания) мнения со стороны отца / матери, формирование негативного образа другого родителя, выясняет реальное отношение ребенка к папе и маме, степень привязанности к каждому из них. Также одной из задач эксперта-психолога является оценка актуального эмоционального состояния ребенка [1-3].

Как правило, ППЭ назначается в рамках бракоразводных процессов. Развод родителей довольно тяжело переживается детьми, особенно в ситуации, когда мама с папой не могут договориться между собой. Спор родителей о праве на воспитание несовершеннолетнего зачастую связан с осознанной или неосознанной индукцией одного из родителей,

© 2021. Авторы. Огатья распространяется на условиях международной лицензии СС БУ 4.0

105

https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

манипуляцией мнением ребенка, в результате чего их сын / дочь вынуждены предъявлять не свое мнение и демонстрировать такое отношение к отдельно проживающему родителю, которое противоречит его истинным чувствам к нему. Довольно явно переживания несовершеннолетнего подэкспертного проявляются в его невербальном поведении [4]. В процессе беседы эксперта с ребенком на нейтральные темы мальчик / девочка, как правило, ведет себя свободно, мышечно расслабленно, естественно и легко отвечает на различные вопросы. Когда речь заходит на тему судебного разбирательства, у детей меняются просодические характеристики речи — появляются заминки, паузы, повышается / понижается интонация голоса, ускоряется или замедляется темп речи. Ребенок начинает тяжело и глубоко вздыхать, теребить в руках предметы, стучать ногой, дергать волосы, раскачиваться на стуле, закрывать руками рот, натягивать воротник на рот, прятаться под стол, вставать со стула, двигаться по направлению к двери и пр. Становится заметным мышечное напряжение, скованность. Семейный конфликт является неврозогенной почвой для ребенка и формирует у него эмоциональную дестабилизацию [5].

Эксперту-психологу необходимо не только констатировать и описать эмоциональный статус ребенка, но и выяснить его детерминанты (источники). Как правило, негативные переживания ребенка вызваны семейной ситуацией, хотя в их возникновении могут участвовать и другие факторы — отношения со сверстниками, школьная неуспеваемость, отношения со значимыми взрослыми и пр. Для выяснения причин эмоционального дискомфорта в арсенале психолога имеются различные методы и методики: наблюдение, беседа, проективные техники, анализ продуктов спонтанного творчества, способы построения семантического пространства и пр. Наибольшую популярность в работе с детьми завоевали проективные методы, в частности рисунки. Их достоинствами являются возможность оценить бессознательные переживания и стремления человека, доступность и простота использования с несовершеннолетними испытуемыми [6; 7]. Однако они обладают рядом минусов. Рисуночные методики недостаточно стандартизованы, описанные в научной литературе способы трактовки изобразительных признаков — результат общих наблюдений практикующих психологов, а большинство интерпретаций до сих пор не удостоверены в строгом научном исследовании [8].

Ситуация с рисуночными методиками осложняется не только трудностями толкования. В одном из наших исследований мы рассматривали объективность оценки различных параметров рисунка путем подсчета степени согласованности независимых мнений трех экспертов по 39 изобразительным признакам методики «Рисунок несуществующего животного» [9]. Каждый эксперт оценивал 905 рисунков. В результате математико-статистической обработки данных были обнаружены признаки, обладающие высокой субъективностью. Выяснилось, что признаки, которые имеют

многообразие изобразительных воплощений (например, оригинальность животного или вызываемое им чувство неприязни), оцениваются экспертами неоднозначно.

В экспертной психологической практике часто используется методика «Рисунок несуществующего животного». Методика была создана М. З. Дукаревич и П. В. Яньшиным [10] и призвана диагностировать большой диапазон индивидуально-типологических особенностей человека — эмоциональное состояние испытуемого, его характерологические, личностные черты, наличие психопатологии и др. Данную методику рекомендуется использовать начиная со старшего дошкольного возраста (с 5-6 лет). Рисунок несуществующего животного многими исследователями подвергается эмпирической верификации. С. Э. Габидулиной [11] была осуществлена попытка сопоставления некоторых признаков рисунка с данными личностных опросников, направленных на диагностику самооценки, агрессивности и др. М. К. Акимовой, Т. Н. Алехиной, Ж. В. Таратутой проведена «психометрическая квалификация методики» [12]. В клинической практике были выделены изобразительные признаки, объединенные в симптомокомплексы, свойственные больным неврозами и психопатиями [13]. Н. Е. Богдановой, А. Г. Соловьевым, П. И. Сидоровым [14] описаны характерные особенности рисунка несуществующего животного для больных алкогольной зависимостью. Г. Ф. Музыченко [15] было реализовано масштабное клинико-психологическое исследование, показывающее связь изобразительных признаков методики «Несуществующее животное» со шкалами опросника ММР1 на выборке людей различного возраста с различной психической патологией. Накоплен уже обширный материал, но эмпирическая проверка методики в рамках психолого-педагогической экспертизы не производилась.

Выбор методики «Рисунок несуществующего животного» обусловлен легкостью выполнения, применимостью для широкого возрастного диапазона (от 5 лет и более). Большинство методик, направленных на оценку эмоционального состояния ребенка, имеют узкие возрастные ограничения. Данная методика решает широкий круг задач — от оценки актуального эмоционального состояния до личностных и социально-психологических характеристик ребенка. Процедура судебной психолого-педагогической экспертизы активирует защитные механизмы ребенка, которые необходимо ослабить с целью реализации качественного диагностического процесса. Методика «Рисунок несуществующего животного» обладает высокой проективной силой, т. к. подключается фантазия и воображение, имеющие близкую связь с бессознательными процессами.

Методы и материалы

Предполагается, что не все проективные показатели, описываемые в практических руководствах по использованию рисуночных методик (в частности, методики «Несуществующее животное»), обладают достаточной

https://vestnik.kemsu.ru

https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

Психология

содержательной валидностью, другими словами — действительно отражают заявленное психическое / психологическое свойство.

Цель настоящего исследования — выявить работающие (обладающие высокой дифференцирующей силой) проективные референты эмоциональной дестабилизации и эмоционального конфликта у ребенка в ситуации психолого-педагогической экспертизы.

Исследуемую выборку составили 63 ребенка, участвующие в судебной психолого-педагогической экспертизе (г. Санкт-Петербург, ООО «Центр независимой профессиональной экспертизы «ПетроЭксперт»»). Возраст группы варьируется от 8 до 14 лет. Средний возраст — 9,8 лет. 59 % — мальчики, 41 % — девочки.

Для сравнительного анализа был произведен подсчет измеряемых признаков среди детей, чьи родители не разведены и не пребывают в ситуации судебного разбирательства по вопросам права на воспитание ребенка. Контрольную выборку составили школьники в количестве 56 человек. Возраст — от 9 до 13 лет. Средний возраст — 11,3. 55,3 % -мальчики, 44,7 % — девочки. Контрольная группа была сформирована посредством рандомизации — случайного отбора из 348 школьников.

Испытуемым для изображения несуществующего животного был предложен набор из шести карандашей (желтый, синий, зеленый, красный, коричневый и черный), но при этом не делался акцент на обязательном применении всех цветов.

Измеряемые признаки — многократно описанные в литературе, широко известные и постоянно применяемые в психологической практике категории детской изобразительной продукции, свидетельствующие о наличии тревожного и / или невротического состояния у ребенка: штрихованные линии, эскизные линии, стирание и исправление рисунка, сильный нажим, наличие ран или шрамов на теле животного, наличие у животного ног, которые не выполняют функцию опоры, наличие двух и более голов у вымышленного существа. Также были оценены яркость и полихром-ность рисунка (использование двух и более цветов)

как показатели, свидетельствующие о благополучном эмоциональном состоянии испытуемого. Все обозначенные признаки представлены в дихотомической шкале (есть признак — 1, нет признака — 0).

Для сопоставления частоты встречаемости признаков в двух независимых выборках и оценки достоверности различий использовался критерий углового преобразования ф*-Фишера [16].

Результаты

Традиционно принято считать, что признаками тревожности, эмоционального напряжения являются такие графические характеристики рисунка, как сильный нажим, штрихованные и эскизные линии (стремление контролировать свою тревогу), стирание и исправление рисунка. Выраженность штриховки и эскизных линий в настоящем эмпирическом исследовании — редко встречающийся признак в обеих группах, не обладающий дифференцирующей силой (в равных долях представленный как в исследуемой, так и контрольной выборках) (табл.).

Приблизительно в равной степени в обеих группах детей встречается признак стирание и исправление рисунка. Согласно К. Маховер [17], данный показатель свидетельствует о тревоге, желании изменить что-то, улучшить. В исследовании Г. Ф. Музыченко [15] обнаружена положительная связь признака стирание и исправление рисунка с тревожно-фобическими нарушениями. По нашим наблюдениям, в ситуации экспертизы дети гораздо чаще вносят коррективы в рисунках семьи — неоднократно изменяют свой образ и образ того члена семьи, с которым имеют напряженные отношения. Вероятно, рисунок вымышленного существа в исследуемой группе в этой плоскости анализа не обладает значимой диагностической силой.

Несколько чаще в контрольной группе встречается параметр сильный нажим. Большинство авторов рисуночных методик связывают данный признак с повышенной тревожностью. Однако сила нажима может быть обусловлена энергичностью, стеничностью, активностью

Табл. Сравнение параметров рисунка «Несуществующее животное» в двух группах Tab. Comparison of the parameters of the «Non-existent animal» drawing in two groups

Параметр рисунка Исследуемая группа (количество человек (%)) Контрольная группа (количество человек (%)) Ф*

Штрихованные линии 2 (3,2 %) 5 (8,9 %) 1,339

Эскизные линии 2 (3,2 %) 5 (8,9 %) 1,339

Стирание, исправление 3 (4,8 %) 4 (7,1 %) 0,528

Сильный нажим 9 (14,3 %) 13 (23,3 %) 1,247

Раны, шрамы на теле 0 (0 %) 0 (0 %) 0

Ноги, не выполняющие функцию опоры 27 (42,9 %) 15 (26,8%) 1,857, p<0,05

Наличие двух и более голов 16 (25,4 %) 1 (1,8 %) 4,285, p<0,01

Яркость рисунка 32 (50,8 %) 39 (69,6 %) 2,107, p<0,05

Полихромность рисунка 32 (50,8 %) 54 (96,4 %) 6,387, p<0,01

https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

субъекта как темпераментальной и / или характерологической особенностью. Возможно, дети, пребывающие в ситуации экспертизы, находятся в подавленном состоянии, что отражается на особенностях надавливания карандаша на бумагу. Таким образом, требуются дополнительные исследования и более детальная эмпирическая верификация обсуждаемого признака.

Ни в одной из групп не обнаружен признак раны и шрамы на теле. У А. Л. Венгера [18] данный параметр рисунка выступает референтом невротизации. Предположительно, поражение тела — специфичный признак определенного круга психотравмирующих факторов (связанных с физической агрессией, неудовлетворенностью собственным телом и пр.) и неспецифичный для невротизации, вызванной семейным конфликтом.

При проведении рисуночного теста «Несуществующее животное» в ситуации экспертизы было отмечено, что дети склонны изображать существ с ногами, которые не выполняют функцию опоры (тонкие, слабые, висят в воздухе и пр.). Нижние конечности — это базисная часть фигуры. По М. З. Дукаревич и П. В. Яньшину [10], ноги — свидетельство обдуманности, основательности суждений, опоры на существенные положения, а их отсутствие -признак поверхностности, легкомыслия, импульсивности. У Г. Ф. Музыченко [15] ноги животного символизируют опору на реальность, практические, земные ценности, тонкие ноги — идеалистичность, наличие неустойчивой опоры на земную реальность. В нашем исследовании были обнаружены значимые различия в двух выборках по признаку ноги, не выполняющие функцию опоры с его преобладанием в группе детей, чьи родители находятся в ситуации судебного разбирательства по вопросу права на воспитание ребенка. Эмоциональное состояние таких детей связано с базовой тревогой и потерей чувства безопасности, стабильности. Предполагается, что обсуждаемый признак может быть рассмотрен как специфичный для исследуемой группы детей, обладающий достаточной дифференцирующей силой.

На уровне практических наблюдений эксперта-психолога было обнаружено, что в рисунках детей, находящихся в ситуации судебного разбирательства родителей по вопросу права на воспитание ребенка, довольно часто возникают вымышленные существа с двумя головами. В настоящем эмпирическом исследовании наблюдаемое в ППЭ явление подтвердилось — признак наличие двух и более голов в 16 раз чаще встречается в исследуемой группе. Говоря о мечте животного, дети напрямую заявляют, что хотели бы единения между двумя головами, чтобы две головы смотрели в одну сторону, чтобы два животных превратились в одно, нормальное и т. д.

В литературе можно встретить различные интерпретации обозначенного признака. У Г. Ф. Музыченко [15] признак две и более головы может означать как стремление к силе и власти, усиление рационального контроля над импульсами, так и внутренний конфликт, противоречивые желания.

Символически число два — двойственность, противоположность, конфликт, расщепление. На наш взгляд, именно такая интерпретация больше подходит для характеристики эмоционального и когнитивного состояния детей из исследуемой группы. Интересно, что число 3 символизирует множественность, творческую силу, созидание, движение вперед, преодолевающее двойственность. Трехголовых существ в рисунках детей конфликтующих родителей не встречается.

Судя по практическим экспертным наблюдениям, двухголовые животные появляются в рисунках, когда в семье имеется конфликт лояльности. Это ситуация, когда ребенок охвачен обвинениями в адрес одного из родителей (как правило, отдельно проживающего) — ранее любимого и близкого человека. При этом такой ребенок излишне идеализирует образ родителя, проживающего с ним. Для описания такого феномена Р. А. Гарднер ввел в литературу термин синдром отвержения одного из родителей [19]. В таком положении ребенок вынужден скрывать свое истинное отношение к родителю, транслировать не свое мнение, что формирует у него эмоциональную дестабилизацию и подрывает его адаптационные возможности.

В зарубежной литературе представлены исследования — результаты наблюдения за родителями-алиенато-рами (теми, что способствуют формированию у ребенка отчуждения другого родителя), которые систематизированы в определенные поведенческие стратегии. C. Poustie, M. Matthewson и S. Balmer [20] выделили следующие тактики: эмоциональная манипуляция, поощрение неповиновения и союза, нарушение времени посещений и общения между родителем-мишенью и ребенком, утаивание информации, клевета на родителя-мишень, стирание образа родителя из памяти ребенка. A. J. L. Baker и D. Darnell [21] обозначили в своей работе семнадцать стратегий поведения, свойственные таким родителям. E. Kruk [22] выявил двенадцать характеристик родителей-алиенаторов, являющихся показателями крайнего отчуждения другого родителя в психологическом пространстве ребенка.

Ряд исследователей данной проблематики отмечают, что в семьях, где дети пребывают в ситуации выраженного конфликта лояльности, они имеют более высокий уровень тревоги и депрессии по сравнению с детьми, чьи родители развелись, но не вовлекают ребенка в подобное положение [23; 24].

Приведем случаи из реальной практики. Родители на протяжении двух лет живут отдельно. Папа перевез сыновей в Санкт-Петербург (из Восточной части России), в результате — дети пребывают без встреч и общения с мамой на протяжении года. Папа аргументирует свое решение тем, что недоволен воспитательными тактиками бывшей супруги, ее участием в жизни детей (его истинный мотив -вернуть маму в семью, обратить ее внимание на детей). В ситуации экспертизы старший ребенок (12 лет) изобразил животное, состоящее из двух зверей (крокодила и барсука),

https://vestnik.kemsu.ru

https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

Психология

с двумя головами, где одна из них выражает злость, вторая -улыбается. Животные смотрят в разные стороны. Мечта животного — стать меньше, повернуться в одну сторону, чтобы крокодил и барсук не препятствовали друг другу, а шли вперед в одном направлении. Другой пример. Мальчик изобразил существо в виде рожка с двумя шариками мороженого, символизирующими две головы — одна голова улыбается, другая смеется. Существо тает, потом залезает в холодильник и превращается в мороженое. В реальной жизни мальчик живет на два дома — У недели у мамы, У недели у папы. Родители находятся между собой в конфликтных отношениях, и ребенку приходится постоянно лавировать, он не может расслабиться — ни у мамы, ни у папы.

Таким образом, можно констатировать, что такой проективный показатель, как наличие двух голов у вымышленного существа, является референтом эмоционального противоречия и внутреннего конфликта у ребенка.

Еще два параметра предлагается обсудить в настоящей статье — яркость рисунка и полихромность изображения (использование нескольких цветов). Обозначенные признаки чаще встречаются в контрольной группе. У детей, проживающих в условно благополучных семьях, применение нескольких цветов встречается почти в 95 % случаев. Традиционно принято считать, что моно- и ахроматическое изображение является признаком подавленного, астенического эмоционального состояния. Эмпирически доказано, что своеобразный страх ярких, интенсивных цветов наблюдается при неврозах [24]. Можно полагать, что выразительность и цветность несуществующего животного — маркер благополучного актуального состояния изображающего его субъекта. Но к такой интерпретации необходимо подходить крайне осторожно, т. к. корреляция цвета и эмоций является многоуровневой — цвет отражает символическое значение переживания, цветовое предпочтение может зависеть от контекста / наличной ситуации / предшествующего рисунку события и пр., устойчивые эмоциональные особенности субъекта также находят свое отражение в различных вариантах цветовых предпочтений.

Результаты проведенного эмпирического исследования соотносятся с пострисуночным опросом детей из группы № 1 (чьи родители пребывают в ситуации судебного разбирательства по вопросам права на воспитание ребенка).

63,4 % несовершеннолетних демонстрируют подавленное эмоциональное состояние, низкий энергетический тонус, что проявляется в беседе о вымышленном существе: отсутствует мечта, пассивный метод защиты, изображенное животное не нравится, любит спать, предпочитает неактивный образ жизни, одиноко (нет семьи, сородичей). 61,9 % детей находятся в состоянии внутреннего антагонизма и эмоциональной неустроенности, вызванном межличностным конфликтом родителей. Желания несуществующего животного у таких детей часто связаны с потребностью стать другим, переместиться в иное пространство, обладать суперспосбностями, иметь семью.

Заключение

В настоящей статье предпринята попытка выделить изобразительные параметры методики «Несуществующее животное», обладающие достаточной дифференцирующей силой и эффективностью, в целях диагностики эмоционального статуса ребенка, пребывающего в ситуации высококонфликтного развода родителей. Признаком, обладающим высокой дифференцирующей силой, является наличие двух голов у вымышленного существа, что указывает на внутренний конфликт и эмоциональное противоречие у ребенка, формирующих основу для психологической дестабилизации. Отличия выявлены по параметру полихромность рисунка. Дети исследуемой группы реже используют цвет, что может указывать на низкий энергетический тонус и подавленное эмоциональное состояние. В группе детей, участвующих в ППЭ, чаще встречается признак ноги, не выполняющие функцию опоры, который также можно рассматривать как референт переживания неравновесного, неустойчивого состояния. Такие параметры, как штрихованные, эскизные линии, сильный нажим, стирание и исправление рисунка, раны, шрамы на теле животного, — редкое явление в имеющихся рисунках, они не показали значимых различий между детьми, переживающими конфликтный развод родителей, и детьми, воспитывающимися в условно благополучных семьях.

Конфликт интересов: Автор заявил об отсутствии потенциальных конфликтов интересов в отношении исследования, авторства и / или публикации данной статьи.

Литература

1. Харитонова Н. К., Сафуанов Ф. С., Вострокнутов Н. В., Русаковская О. А. Методологические основы проведения комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз при спорах о праве на воспитание детей: методические рекомендации для экспертов // Теория и практика судебной экспертизы. 2014. № 3. С. 93-106.

2. Сафуанов Ф. С., Русаковская О. А. Индивидуально-психологические особенности родителей как предикторы высококонфликтных разводов // Психологическая наука и образование. 2012. № 2. С. 60-70.

3. Сафуанов Ф. С., Харитонова Н. К., Русаковская О. А. Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. М.: Генезис, 2011. 192 с.

4. Адмакина Т. А. Проявление поля власти в невербальном поведении ребенка в ситуации психолого-педагогической экспертизы // Ананьевские чтения — 2020. Психология служебной деятельности: достижения и перспективы

https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

развития (в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.): мат-лы Междунар. науч. конф. (Санкт-Петербург, 8-11 декабря 2020 г.) СПб.: Скифия-принт, 2020. С. 615-616.

5. Адмакина Т. А. Специфика эмоциональных переживаний детей в ситуации высококонфликтного развода родителей // Коченовские чтения «Психология и право в современной России»: сб. тезисов участников Всерос. конф. по юридической психологии с Междунар. участием. (Москва, 11-13 ноября 2020 г.) М.: МГППУ 2020. С. 70-71.

6. Психодиагностика / под ред. А. К. Белоусовой, И. И. Юматовой. Ростов н/Д: Феникс, 2018. 256 с.

7. Бурлачук Л. Ф. Психодиагностика. СПб.: Питер, 2018. 384 с.

8. Беломестнова Н. В. К вопросу о методологии судебно-психологического исследования в гражданском процессе // Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях: мат-лы 4-й Междунар. науч.-практ. конф. (Москва, 30-31 января 2013 г.) М.: Проспект, 2013. С. 32-34.

9. Адмакина Т. А., Басыгысова Т. А., Золотов И. Е. Степень согласованности мнений экспертов при оценке субъективных признаков рисуночного теста «Несуществующее животное» // Интегративный подход к психологии человека и социальному взаимодействию людей: мат-лы III Всерос. науч.-практ. (заоч.) конф. (Санкт-Петербург, 3-4 апреля 2013 г.) СПб.: СВИВТ, 2013. С. 50-57.

10. Дукаревич М. З., Яньшин П. В. Рисунок несуществующего животного // Практикум по психодиагностике. Психодиагностика мотивации и саморегуляции / ред. А. И. Зеличенко, И. М. Карлинская, С. Р. Пантилеев, А. Г. Шмелев, Е. В. Эйдман. М.: МГУ, 1990. С. 54-73.

11. Габидулина С. Э. К обоснованию методики «Рисунок несуществующего животного» // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 1986. № 4. С. 56-57.

12. Акимова М. К., Алехина Т. Н., Таратута Ж. В. Психометрическая квалификация проективной методики «Несуществующее животное» // Психологическая диагностика. 2004. № 4. С. 47-57.

13. Яньшин П. В. Практикум по клинической психологии. Методы исследования личности. СПб.: Питер, 2004. 336 с.

14. Богданова Н. Е., Соловьев А. Г., Сидоров П. И. Психодиагностические возможности проективного теста «Несуществующее животное» в наркологической практике // Наркология. 2007. Т. 6. № 7. С. 58-62.

15. Музыченко Г. Ф. Проективная методика «Несуществующее животное». СПб.: Речь. 2013. 556 с.

16. Высоков И. Е. Математические методы в психологии. Люберцы: Юрайт, 2016. 386 с.

17. Маховер К. Проективный рисунок человека. М.: Смысл, 1996. 158 с.

18. Венгер А. Л. Психологические рисуночные тесты: Иллюстрированное руководство. М.: ВАЛДОС-Пресс, 2003. 160 с.

19. Gardner R. A. The parental alienation syndrome: A guide for mental health and legal professionals. Cresskill, NJ: Creative Therapeutics, 1992. 152 p.

20. Poustie C., Matthewson M., Balmer S. The forgotten parent: The targeted parent perspective of parental alienation // Journal of Family Issues. 2018. Vol. 39. № 12. P. 3298-3323. DOI: 10.1177/0192513X18777867

21. Baker A. J. L., Darnell D. Behaviors and strategies employed in parental alienation // Journal of Divorce and Remarriage. 2006. Vol. 45. № 1-2. P. 97-124. DOI: 10.1300/J087v45n01_06

22. Кшк E. Parental alienation as a form of emotional child abuse: Current state of knowledge and future directions for research // Family Science Review. 2018. Vol. 22. № 4. P. 141-164.

23. Buchanan C., Maccoby E. E., Dornbusch S. M. Caught between parents: Adolescents’ experience in divorced homes // Child Development. 1991. Vol. 62. № 5. P. 1008-1029.

24. Clawar S. S., Rivlin B. V. Children held hostage: Identifying brainwashed children, presenting a case, and crafting solutions. Chicago, IL: American Bar Association, 2013. 560 р.

25. Базыма Б. А. Цвет и психика. Харьков: ХГАК, 2001. 203 с.

BULLETIN

https://vestnik.kemsu.ru .DU J-iJ-iJ_i -L 11N Psychology —Kemerovo State University —

https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

original article

Projective Indicators of Emotional Destabilization in Children in the Practice of Psychological and Pedagogical Expertise

Tatiana A. Admakina

St. Petersburg Humanities University of Trade Unions, Russia, St. Petersburg

Center for Independent Professional Expertise «Petroexpert» LLC, Russia, St. Petersburg

[email protected]

Received 11 Feb 2021.*-Fischer angular transformation criterion was used to compare the frequency in two independent samples and to assess the reliability of the differences. If the imaginary creature had two heads, it was a sign with a high differentiating power, which indicated an internal conflict and emotional contradiction in the child and, as a result, psychological instability. The polychromic pattern also proved different: the children in the experimental group appeared less likely to use color, which may indicate their low energy tone and depressed emotional state. Imaginary creatures on weak legs also proved more common in the experimental group, suggesting the children were going through an unbalanced state. Other parameters were quite rare in both groups.

Keywords: projective technique, drawing of a non-existent animal, conflicting divorce of parents, emotional status of the child

Citation: Admakina T. A. Projective Indicators of Emotional Destabilization in Children in the Practice of Psychological and Pedagogical Expertise. Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta, 2021, 23(1): 105-112. (In Russ.) DOI: https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

Conflicting interests: The author declared no potential conflicts of interests regarding the research, authorship, and / or publication of this article.

References

1. Kharitonova N. K., Safuanov F. S., Vostroknutov N. V., Rusakovskaya O. A. A methodological framework for conducting a comprehensive forensic psychological and psychiatric examination at the debate on the right to education of children: methodological recommendations for experts. Theory and Practice of Forensic Science, 2014, (3): 93-106. (In Russ.)

2. Safuanov F. S., Rusakovskaya O. A. Individual psychological features of parents as predictors of high-conflict divorces. Psikhologicheskaia nauka i obrazovanie, 2012, (2): 60-70. (In Russ.)

3. Safuanov F. S., Kharitonova N. K., Rusakovskaya O. A. Psychological and psychiatric examination of judicial disputes between parents about the upbringing and place of residence of the child. Moscow: Genesis, 2011, 192. (In Russ.)

4. Admakina T. A. The manifestation of the field of power in the nonverbal behavior of a child in the situation of psychological and pedagogical expertise. Ananiev readings — 2020. Psychology of service activity: achievements and prospects of development (in honor of the 75th anniversary of the Victory in the Great Patriotic War of 1941-1945): Proc. Intern. Sci. Conf., St. Petersburg, 8-11 Dec 2020. St. Petersburg: Skifiia-print, 2020, 615-616. (In Russ.)

5. Admakina T. A. Specificity of emotional experiences of children in the situation of non-conflict divorce of parents. Kochenov readings «Psychology and Law in modern Russia»: Proc. All-Russian Conf. on Legal Psychology with Intern. participation, Moscow, 11-13 Nov 2020. Moscow: MGPPU, 2020, 70-71. (In Russ.)

6. Psychodiagnostics, eds. Belousova A. K., Iumatova I. I. Rostov-on-Don: Feniks, 2018, 256. (In Russ.)

7. Burlachuk L. F. Psychodiagnostics. St. Petersburg: Piter, 2018, 384. (In Russ.)

8. Belomestnova N. V. On the methodology of forensic psychological research in civil proceedings. Theory and practice of forensic examination in modern conditions: Proc. 4th Intern. Sci.-Prac. Conf., Moscow, 30-31 Jan 2013. Moscow: Prospekt, 2013, 32-34. (In Russ.)

© 2021. The Author(s). This article is distributed under the terms of the CC BY 4.0 International License

111

BULLETIN

Kemerovo State University

https://doi.org/10.21603/2078-8975-2021-23-1-105-112

9. Admakina T. A., Basygysova T. A., Zolotov I. E. The level of experts’ consensus during the evaluation of subjective characteristics of the drawing test Non-Existent Animal. Integrative approach to the psychology of man and social interactions of men: Proc. III All-Russian Sci.-Prac. (distance) Conf., St. Petersburg, 3-4 Apr 2013. St. Petersburg: SVIVT, 2013, 50-57. (In Russ.)

10. Dukarevich M. Z., Yanshin P. V. Picture of Non-Existent Animal. Workshop on psychodiagnostics. Psychodiagnostics of motivation and self-regulation, eds. Zelichenko A. I., Karlinskaya I. M., Pantileev S. R., Shmelev A. G., Eidman E. V. Moscow: MGU, 1990, 54-73. (In Russ.)

11. Gabidulina S. E. On the feasibility of the technique Non-Existent Animal. Vestnik Moskovskogo Universiteta. Seriya 14. Psikhologiya, 1986, (4): 56-57. (In Russ.)

12. Akimova M. K., Alekhina T. N., Taratuta Zh. V. Psychometric qualification of the projective technique Non-Existent Animal. Psikhologicheskaia diagnostika, 2004, (4): 47-57. (In Russ.)

13. Yanshin P. V. Practical training in clinical psychology. Methods of personality research. St. Petersburg: Piter, 2004, 336. (In Russ.)

14. Bogdanova N. E., Soloviev A. G., Sidorov P. I. Psychodiagnostic possibilities of projective test «Non-existent animal» in narcological practice. Narkologiia, 2007, 6(7): 58-62. (In Russ.)

15. Muzychenko G. F. A projective technique Non-Existent Animal. St. Petersburg: Rech, 2013, 556. (In Russ.)

16. Vysokov I. E. Mathematical methods in psychology. Lyubertsy: Iurait, 2016, 386. (In Russ.)

17. Machover K. Projective drawing of a person. Moscow: Smysl, 1996, 158. (In Russ.)

18. Venger A. L. Psychological drawing techniques: Illustrated guidance. Moscow: VALDOS-Press, 2002, 160. (In Russ.)

19. Gardner R. A. The parental alienation syndrome: A guide for mental health and legal professionals. Cresskill, NJ: Creative Therapeutics, 1992, 152.

20. Poustie C., Matthewson M., Balmer S. The forgotten parent: The targeted parent perspective of parental alienation. Journal of Family Issues, 2018, 39(12): 3298-3323. DOI: 10.1177/0192513X18777867

21. Baker A. J. L., Darnell D. Behaviors and strategies employed in parental alienation. Journal of Divorce and Remarriage, 2006, 45(1-2): 97-124. DOI: 10.1300/J087v45n01_06

22. Kruk E. Parental alienation as a form of emotional child abuse: Current state of knowledge and future directions for research. Family Science Review, 2018, 22(4): 141-164.

23. Buchanan C., Maccoby E. E., Dornbusch S. M. Caught between parents: Adolescents’ experience in divorced homes. Child Development, 1991, 62(5): 1008-1029.

24. Clawar S. S., Rivlin B. V. Children held hostage: Identifying brainwashed children, presenting a case, and crafting solutions. Chicago, IL: American Bar Association, 2013, 560.

25. Bazyma B. A. Color and the psychic. Kharkov: KhGAK, 2001, 203. (In Russ.)

Глава 3 РИСУНОК НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО ЖИВОТНОГО. Психологические рисуночные тесты

Глава 3 РИСУНОК НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО ЖИВОТНОГО

Типология несущетвующих животных

Вряд ли возможно провести сколько-нибудь последовательную классификацию несуществующих животных. Однако есть несколько широко распространенных вариантов выполнения теста, с которыми полезно познакомиться. Наиболее примитивный вариант — это изображение реально существующего животного, сопровождаемое описанием естественного для него образа жизни. Так, двенадцатилетняя Лилиана Т. в качестве несуществующего животного изобразила крокодила (рис. 68). Рисунок имеет следующее описание: «Крокодил — водоплавающее животное, может передвигаться как на суше, так и в воде. Питается исключительно мясом. Хватает свою добычу и тащит ее под воду. Тело будет лежать там до тех пор, пока не начнет разлагаться, а после съест его. Поедает людей. В основном ест тех людей, которые очень его боятся и бегают от него».

Такой способ выполнения задания противоречит инструкции, поэтому проверяющий попросил Лилиану придумать еще одно животное, причем было подчеркнуто требование, чтобы это было животное, которого на самом деле не существует. Немного подумав, Лилиана нарисовала кобру. Выяснилось, что выполнить инструкцию она неспособна.

Изображение реально существующего животного вместо воображаемого нормально для дошкольного возраста, хотя при хорошем уровне развития даже дошкольник способен хотя бы дать своему животному нестандартное название. В более старшем возрасте это свидетельство особо низкого уровня развития воображения. Подобное выполнение задания нередко встречается при умственной отсталости или при нарушениях обучаемости (задержке психического развития).

В отдельных случаях причиной отхода от инструкции служит не столько отставание в когнитивной сфере, сколько очень высокая тревожность. Тревожному человеку трудно выполнять неопределенные задания. Не понимая, каковы критерии оценки такого задания, он заранее ожидает заведомо отрицательную оценку, что может полностью блокировать содержательную деятельность. Изображение существующего животного в некотором смысле безопаснее придумывания чего-то нового. Поэтому тревожный человек упрощает себе выполнение задания, фактически подменяя поставленную перед ним непривычную задачу более знакомой.

У Лилианы одновременно проявляется действие обеих причин, блокирующих воображение. Во-первых, судя по данным когнитивных тестов, у нее наблюдается нарушение обучаемости. Во-вторых, повышен уровень тревожности. Об этом свидетельствует как штриховка рисунка, так и тема страхов, доминирующая в описании образа жизни животного.

Несколько более высокий уровень выполнения задания, однако тоже с нарушением инструкции — это изображение вымершего животного, например, динозавра, или животного, существующего не в природе , а в культуре: Пегаса, дракона, кентавра, русалки. Так, одиннадцатилетний Сеня В. нарисовал трехголового змея, образ жизни которого вполне соответствует сказочному змею-горынычу (рис. 69).

Такое выполнение задания нормально для детей до 8–9 лет. Позднее оно свидетельствует о бедном воображении и низком общекультурном уровне (часто при педагогической запущенности) или о нарушении обучаемости (задержке психического развития). В данном случае диагностировано нарушение обучаемости.

Наиболее распространенный способ выполнения задания — это изображение животного, не совпадающего ни с одним из реально существующих, но построенного по стандартной модели: горизонтально расположенное тело, голова с глазами и ртом, конечности (ноги, щупальца, руки, крылья). Возможны дополнительные детали — уши, нос, шея, плавники, хобот и прочие части тела обычных животных. Среди подобных животных выделяются два типа: составной и целостный.

Составное животное строится из частей разных реальных животных. Так построены, в частности, крылатая рыба (см. рис. 76) и животное, составленное из человека, собаки, лошади и кошки (см. рис. 71). Названия таких животных обычно более или менее полно отражают их строение. В частности, животное, в котором есть элементы человека и собаки, названо «челса» (человек + собака).

Придумывание и изображение составных животных характерны для людей с рационалистическим подходом к задаче, с низкой творческой направленностью, исполнительской, а не творческой установкой. Такая установка наиболее типична в начале младшего школьного возраста (примерно до восьми лет), однако она не представляет отклонения от нормы даже и у взрослых. При рационалистическом способе создания образа оценка уровня воображения определяется количеством прототипов и степенью их разнородности. Так, комбинация из четырех животных (см. рис. 71) — это, разумеется, более сложное изобретение, чем крылатая рыба (рис. 76). Та же рыба была бы оригинальнее, если бы она была снабжена не крыльями, а, например, заячьими ушами. Целостное несуществующее животное тоже строится в соответствии с общей схемой животного, но без привлечения частей тела конкретных животных, хотя результат и может напоминать дракона, слонопотама, собаку или что-то еще. Название в этом случае не включает указаний на прототипы. Примерами подобных животных могут служить бумбуборусасу (см. рис. 72) и рав (см. рис. 83)

Этот тип образа характерен для художественно-эмоционального подхода к творческой задаче. Чем меньше созданное животное похоже на что-то реально существующее (в природе или в культуре), тем выше оценивается уровень воображения.

Особую группу составляют человекообразные животные. Туловище у них располагается вертикально, внизу — ноги, сверху — голова, с боков — руки (вместо рук или ног могут быть крылья или щупальца). Возможно увеличение числа рук или ног, включение дополнительных органов. Человекообразное животное может быть названо роботом или киборгом (см. рис. 75), может напоминать черта (см. рис. 113), может быть объявлено инопланетянином и пр. Изображение таких животных характерно для высокой потребности в общении. В частности, оно особо типично для подросткового возраста, когда потребность в общении наиболее высока.

Значительно реже встречаются изображения несуществующих животных, по сути представляющих собой механические конструкции или включающие в свой состав отдельные механические части. Примерами могут быть марсианин (см. рис. 86) и странное животное, которое служит домом для людей (см. рис. 87). Подобные изображения характерны для неконформных людей со своеобразным мышлением и нестандартным подходом к миру и к жизни, с низким уровнем социализирован-ности. Часто это люди с шизоидной акцентуацией, с трудностями в сфере общения.

И, наконец, у некоторых людей встречаются животные, построенные по оригинальной модели, не соответствующей ни животному, ни человеку, ни техническим конструкциям. Эти модели могут быть весьма сложными и замысловатыми: многоголовка (см. рис. 84), аура (см. рис. 73), а могут быть предельно простыми (см. рис. 80). Этот способ говорит о творческом складе личности. Он возможен как при преимущественно рационалистическом, так и при преимущественно художественном подходе к действительности, если только у человека есть реальные творческие возможности. У детей младше 9 — 10 лет такой способ построения образа встречается довольно редко. При творческом подходе к задаче уровень воображения оценивается по степени естественности получившегося существа и, в частности, по степени соответствия между его внешним видом и описанием образа жизни.

Наиболее нестандартные животные, снабженные необычными органами или же вообще лишенные органов, часто встречаются у людей с шизоидной акцентуацией.

Если изображение слишком вычурное, то обычно это свидетельствует не столько о творчестве и оригинальности, сколько о стремлении продемонстрировать окружающим свою непохожесть на других, т. е. об оригинальничанье.

Несуществующее животное

Госпитализировать своего ребенка – всегда непростое решение. Вдвойне сложным это испытание для семьи стало в период пандемии, когда родители не могут в любой момент увидеть своего ребенка, встретиться лично с врачом и все обсудить. Неизвестность и отсутствие достоверной информации «из первых рук» может создавать ощущение дискомфорта и тревоги. Поэтому расскажем, чем занимаются с детьми психологи и педагоги отделения №1.

Сегодня клинический психолог отделения Данилова Елена Константиновна расскажет об одной из форм своей работы.

В рамках работы 1 отделения, в ходе патопсихологического обследования, используется методика «Рисунок несуществующего животного». Данный инструмент диагностической работы позволяет рассмотреть многие сферы жизни человека, при этом не требует много времени и ресурсов, несет в себе элемент игры, что способствует снижению уровня напряжения у ребенка, помогает установить с ним контакт.

Что собой представляет методика?

Для проведения понадобится белый лист и карандаш. Пациента просят нарисовать Несуществующее Животное, которого нет в природе. Это существо не должно быть персонажем из сказки, мультфильма или фильма.

Рисунок может включать отдельные части тела других животных, но не быть точной их копией. В дальнейшем проводится небольшая беседа на тему особенностей изображенного животного: как зовут, возраст, где живет, чем питается и т.д.

Какие возрастные ограничения?

Начиная со старшего дошкольного возраста и до 90+.

Как работает методика?

Рисуя и отвечая на вопросы, человек изображает и рассказывает все то, что происходит у него в душе. Причем делает он это не специально. За него работает подсознание. Здесь важно все: начиная от расположения рисунка на листе, его размеров и нажатия на карандаш, заканчивая деталями и информацией, полученной в ходе беседы. Например, если в рисунке прослеживаются штриховые линии, то можно предположить, что человек чувствует тревогу, если рисунок очень маленького размера, то возможна депрессивная симптоматика или сниженная самооценка, украшающие детали указывают на демонстративность, склонность обращать на себя внимание окружающих, а большое количество шипов и иголок может говорить об агрессивных чертах, возможно, защитного характера.

Однако, важно понимать, что выводы и предположения относительно эмоционально-личностной сферы выдвигаются не на основании одной лишь методики, здесь важна комплексная оценка и корреляции с другими методами обследования и наблюдения.

Психологическая диагностика детей и подростков в Хабаровске

Своевременное выявление и коррекция неправильного психологического развития ребенка — единственный надежный способ достижения и сохранения его психологического здоровья.

На сегодняшний день ученые, исследующие психологию детей и подростков, единогласно признают крайнюю необходимость регулярного проведения психологической диагностики детей и подростков с целью отслеживания возможных нарушений. Своевременное выявление и коррекция неправильного психологического развития ребенка — единственный надежный способ достижения и сохранения его психологического здоровья.

В нашем центре используется компьютерный комплекс «НС-Психотест» компании «Нейрософт». В комплексе реализована возможность раннего выявления эмоциональных нарушений и нарушений психического развития детей с целью последующей коррекции, диагностики, готовности к обучению в школе, детей старшего дошкольного возраста, оценки психологической и социально-психологической адаптации детей и подростков, для детей дошкольного возраста (с 5 лет).

С помощью данных методик можно решить следующие практические задачи:

  • оценить психологический и психофизиологический статус детей и подростков;
  • исследовать внутренние особенности личности: психические свойства и состояния, особенности протекания психических процессов;
  • исследовать внешние проявления индивидуальных особенностей личности: поведения, общения, деятельности;
  • оценить уровень развития профессионально важных качеств с целью профессиональной ориентации подростков;
  • оценить эффективность лечения и реабилитационных мероприятий с помощью блока клинических тестов.

Психологические тесты направлены на диагностику всего спектра психических явлений:

  • психических процессов: восприятия, памяти, внимания, мышления;
  • психических свойств личности: темперамента, характера, способностей;
  • психических состояний: кратковременных (активности, самочувствия, настроения, напряжения) и долговременных (тревожности, депрессивности, агрессивности и т.д.).

Методы диагностики:

Экспресс диагностика психологического состояния детей:

Диагностика особенностей развития и функционирования нервной системы детей и подростков среднего и старшего школьного возраста во всех его аспектах: психофизиологическом, когнитивном, эмоциональном, социально-психологическом, личностном. По результатам психофизиологической диагностики программа автоматически дает подробное заключение и индивидуальные рекомендации по организации процесса обучения детей со слабостью, неуравновешенностью или инертностью нервных процессов.

Примеры методик: (корректурный тест, методика «Веселый – грустный», методика «Лесенка», оценка памяти школьника, шкала эмоционального профиля детей, память на числа, таблицы Шульте-Платонова, методика Мюнстерберга, исключение понятий, тест тревожности Филлипса, методика Дембо-Рубинштейн и др.)

Диагностика всего спектра общепсихологических явлений:

  • Оценка познавательных процессов детей и подростков: особенностей функционирования памяти, внимания, мышления и т.д.

Примеры методик: тест структуры интеллекта Амтхауэра, цветные матрицы Равена, стиль мышления и др.

  • Выявление личностных особенностей школьников: темперамента характера, направленности, способностей и т.д.

Примеры методик: методики Элерса, тесты Айзенка, тест юмористических фраз и др.

  • Диагностика психических состояний детей и подростков: как кратковременных (активности, самочувствия, настроения, напряжения), так и долговременных (тревожности, депрессивности, агрессивности, фрустрированности).

Примеры методик: САН, ТФАР, опросник Басса-Дарки и др.

  • Для детей дошкольного возраста в программу включены специальные методы диагностики, для прохождения которых не требуется умения читать и писать. Методики для дошкольников подобраны таким образом, чтобы дети воспринимали процесс психологического обследования как увлекательную игру. В программе реализована возможность диагностики готовности детей старшего дошкольного возраста к обучению в школе.

Примеры методик: эмоциональный профиль дошкольника, Цвето-рисуночный тест, Тест Гудинаф-Харриса и др.

  • Проективные методы психологической диагностики, которые могут применяться как для дошкольников и детей школьного возраста, так и для взрослых. Преимущества проективных методов диагностики:

— возможность проведения на основании результатов обследования глубокого анализа внутреннего мира тестируемого, в том числе его неосознаваемых тенденций;

— отсутствие в результатах обследований погрешностей, порождаемых ошибочными либо неискренними ответами респондентов.

Примеры методик: тест Люшера, методика «Дом – Дерево– Человек», тест Зонди, цвето-рисуночный тест, методика «Несуществующее животное», тест «Нарисуй человека».

Программное обеспечение комплекса «НС-Психотест», осуществляет автоматизированную обработку результатов диагностики по методикам, является уникальной и не имеет аналогов.  

Программа формулирует итоговый вывод не только по каждой методике отдельно, но и по итогам прохождения обследуемым всего блока методик. Вывод формулируется по специальной схеме и включает описание результатов диагностики психологического здоровья ребенка во всех аспектах, а также заключение об общем уровне психологического здоровья ребенка, в том числе о принадлежности его к группе риска.


ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ЗАДАНИЯ К ТЕСТУ «НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЕ ЖИВОТНОЕ»

Разработанные нами задания «Злое животное», «Счастливое животное», «Несчастное животное» позволяют выявить: скрытые агрессивные или депрессивные тенденции, реакцию на угрозу («Злое животное»), ценности и стремления обследуемого («Счастливое животное»), характер имеющихся опасений, сознаваемые и неосознанные представления обследуемого о его наиболее острых проблемах («Несчастное животное»). Задания «Злое животное» и «Несчастное животное» хорошо выявляют степень устойчивости обследуемого к стрессам разного рода.

Проведение тестирования. Для каждого дополнительного задания дают отдельный чистый лист бумаги, который кладут перед обследуемым горизонтально. Инструкция к заданию «Злое животное»: «Теперь придумайте и нарисуйте еще одно несуществующее животное. На этот раз не любое, а самое злое и страшное, которое вам удастся придумать». По окончании рисования задают вопрос: «В чем проявляется то, что это животное – самое злое и страшное?». Могут быть заданы и еще какие-либо вопросы о его образе жизни.

 

Инструкция для задания «Счастливое животное»: «Теперь нарисуйте самое счастливое несуществующее животное, какое вам удастся придумать». Инструкция для задания «Несчастное животное»: «Нарисуйте самое несчастное несуществующее животное, какое вам удастся придумать». По завершении рисунка выясняют, почему нарисованное животное – самое счастливое (несчастное), что именно делает его счастливым (несчастным).

РИСУНОК СЕМЬИ

Этот тест предлагается для выявления особенностей семейных взаимоотношений в восприятии ребенка 1 .

Метод используется преимущественно при обследовании детей, начиная с четырехлетнего возраста, но может быть с успехом применен и для выяснения отношения к семейной сфере у взрослого человека.

Проведение тестирования. Лист бумаги кладут перед обследуемым горизонтально. Инструкция: «Нарисуйте на этом листе всю свою семью». Если обследуемый задает вопросы: «А кого рисовать?», «А бабушку рисовать?», «А можно я нарисую своего друга?», «Мою – это значит мою собственную или родительскую, в которой я воспитывался?» (последний вопрос иногда задают взрослые, имеющие собственную семью), – то проверяющий отвечает: «Я не знаю, кто входит в вашу семью. Вы знаете это лучше меня».

В отличие от этого, в ответе на вопрос, рисовать ли себя, следует дать понять, что это желательно, например, можно сказать с полувопросительной интонацией: «Ты ведь член своей семьи?».

 

По завершении рисунка выясняют, какого члена семьи изображает каждый из нарисованных персонажей. При этом обследующий не должен высказывать собственных предположений. Так, указывая на кого-либо из персонажей, не следует спрашивать: «Это кто, папа?». Вопросы должны звучать нейтрально: «Кто это? А это?». Могут быть дополнительные вопросы типа: «Где все это происходит?», «Что вы делаете?» или «Что делает каждый из тех, кого ты нарисовал?» и т.п. Беседу проводят в свободной форме.

ДИНАМИЧЕСКИЙ РИСУНОК СЕМЬИ

Методика доступна детям, начиная со старшего дошкольного возраста, приблизительно с пяти лет.

Проведение тестирования. В задание по тесту «Рисунок семьи» вводится дополнительная инструкция: «Нужно нарисовать семью так, чтобы каждый член семьи что-то делал, был чем-то занят».

В сравнении с тестом «Рисунок семьи» тест «Динамический рисунок семьи» позволяет получить более полную информацию о том, как обследуемый воспринимает распределение ролей в семье, какова основная, с его точки зрения, функция у каждого из ее членов. Подростки по этому заданию часто делают очень выразительные рисунки.

 

Вместе с тем, диагностическая направленность дополнительного варианта более очевидна, чем у исходного теста, и при определенной установке обследуемый может сознательно исказить результаты. Как показывает опыт, функциональная установка обследуемого часто приводит к тому, что по рисунку трудно оценить эмоциональные взаимоотношения между членами семьи.

СЕМЬЯ ЖИВОТНЫХ

При обследовании взрослых людей этот тест часто оказывается более информативным, чем тесты «Рисунок семьи» и «Динамический рисунок семьи». Как и тест «Рисунок семьи», он доступен детям с четырехлетнего возраста.

Проведение тестирования. Лист бумаги кладут перед обследуемым горизонтально. Инструкция: «Нарисуйте семью, состоящую из животных, так, чтобы все члены семьи были разными животными». Можно пояснить, что речь идет о сказочной семье, поскольку на самом деле звериные семьи состоят из одинаковых животных.

Обследуемому не говорят, что предполагается изображение его собственной семьи. Напротив, по инструкции должна быть нарисована некая абстрактная семья. Однако ассоциации обследуемого все равно определяются его самоощущением в своей семье.

Обследуемый может сказать, что не умеет рисовать животных. Тогда ему объясняют, что это не страшно, и если будет непонятно, кого он нарисовал, то он скажет, кто это, а проверяющий запишет. После окончания рисунка проверяющий выясняет, какие это животные и кто они в семье (кто какой член семьи). Ответы фиксируют в протоколе. Задавая вопросы, нельзя произносить слов «мама», «папа», «ребенок», «бабушка» и др. Нужно использовать нейтральное словосочетание «член семьи».

Обсуждают рисунок так же, как и в тесте «Рисунок семьи».

Если обследуемый «закрывается» от проверяющего, то тест «Семья животных» часто оказывается показательнее, чем тесты «Рисунок семьи» и «Динамический рисунок семьи», так как его направленность менее очевидна. Его можно использовать вместо теста «Рисунок семьи» или в сочетании с ним для получения дополнительных данных.

Встречаются случаи, когда в тесте «Рисунок семьи» обследуемый воспроизводит реальные семейные отношения, а в тесте «Семья животных» – идеализированные (такие, какими он хотел бы их видеть). Встречается и обратное соотношение: чтобы произвести благоприятное впечатление, обследуемый изображает в тесте «Рисунок семьи» идеализированную картину, а в тесте «Семья животных», из-за его большей нейтральности, проявляется прямая проекция реальных семейных отношений. Содержательный анализ рисунков позволяет установить, какой вариант имеет место в каждом конкретном случае.

КРАСИВЫЙ РИСУНОК

Тест направлен на выявление эмоциональных особенностей человека. Цветовая гамма, используемая обследуемым, в значительно большей мере, чем черно-белый рисунок, характеризует его эмоциональное состояние. Тест доступен для детей с трехлетнего возраста.

Проведение тестирования. Лист бумаги кладут перед обследуемым горизонтально. Инструкция: «Нарисуйте цветными карандашами какой-нибудь красивый рисунок – какой захотите». Во время рисования следует отмечать в протоколе последовательность использования обследуемым разных цветов.

 

Этот тест позволяет охарактеризовать эмоциональное состояние обследуемого более определенно, чем по свободному рисунку, в котором встречается воспроизведение прежних отрицательных переживаний, не отражающих данную ситуацию. Если же негативные переживания проявляются в «красивом» рисунке, где они противоречат инструкции, то можно полагать, что они актуальны для обследуемого в настоящий момент.

Глава 2 РИСУНОК ЧЕЛОВЕКА


границ | Воображая чужие мысли: положительная связь между детской ролевой игрой и антропоморфизмом

Введение

«…если она приносила домой цветок или камешек, она всегда приносила несколько цветов или камешков одновременно, чтобы у них была компания и они не чувствовали себя одинокими» (Пиаже, 1929, с. 209).

Маленькие дети часто наделяют неодушевленные предметы рядом внутренних состояний (например, эмоциями, мыслями и желаниями), и эти атрибуты, как показано в приведенной выше цитате, могут направлять поведение детей.Основополагающая работа Пиаже (1929) об анимизме — склонности детей приписывать сознание и жизнь неодушевленным объектам — предоставила подробные наблюдения и теоретическую основу для объяснения этой тенденции и, в свою очередь, вдохновила десятилетия исследований развития для раскрытия природы детских концепций (например, , Гельман и Спелке, 1981; Кэри, 1985; Гельман, 2003; Инагаки и Хатано, 2006). Этот корпус работ показал, что, вопреки утверждению Пиаже, маленькие дети (к 3 годам) вполне способны различать живых и неживых с точки зрения движения (Gelman and Gottfried, 1996), биологии (Gelman, 2003) и психологических свойств (Гельман и Спелке, 1981).И все же это объяснение, по-видимому, не может объяснить широко распространенную тенденцию детей приписывать человеческие психические состояния неодушевленным существам, что часто называют антропоморфизмом (Waytz et al., 2010a; Severson and Lemm, 2016). То есть, если маленькие дети различают одушевленных и неодушевленных (например, понимают, что камни неодушевленные, а собаки одушевленные), то как понять многочисленные случаи, когда это различие кажется размытым, например, когда ребенок приносит домой несколько предметов? камни или цветы, чтобы никому не было одиноко?

Возможно, дети притворяются.Рассмотрим, например, склонность детей олицетворять игрушки и мягкие игрушки. Кажется разумным, что дети могут быть неискренними в своих приписываниях внутренних состояний и личностей таким артефактам. Фактически, Гельман и др. (1983) предположили, что дети редко проявляли анимизм , за исключением , когда их заставляли отвечать в «режиме игры». Но так ли это, что дети приписывают внутренние состояния неодушевленным предметам только в контексте притворства? Или могут ли их атрибуции отражать их истинные убеждения? Пиаже (1929) рассматривал анимизм в контексте игры как отдельное стремление (и, действительно, откладывал его обсуждение в своем трактате об анимизме, с.207). Более того, есть свидетельства того, что дети могут быть вполне искренними (т. е. не в игровом режиме) при приписывании одушевленных характеристик объектам (например, Kahn et al., 2006) и, в частности, при приписывании 90 005 психологических 90 006 характеристик (Waytz et al. и др., 2010а; Северсон и Лемм, 2016). Короче говоря, дети приписывают объектам внутренние состояния в контексте притворства, но при этом делают эти утверждения вполне серьезно (т. е. антропоморфизм). Таким образом, важно понимать антропоморфизм как широко распространенное явление, выходящее за рамки простого притворства.

Хотя мы утверждаем, что притворство и антропоморфизм различны, тем не менее они, по-видимому, связаны с концептуально связанными процессами. Детский антропоморфизм — приписывание внутренних состояний нечеловеческим другим (например, животным, неживой природе или технологиям) — включает в себя воображение других разумов и внутренних состояний. Точно так же притворство, будь то олицетворение игрушек или воображение невидимых друзей (т. е. ролевая игра), также включает в себя воображение чужих мыслей и внутренних состояний. Таким образом, может быть, что процесс воображения внутренних состояний других является общим как для антропоморфизма, так и для притворной ролевой игры.Настоящее исследование направлено на изучение связи между антропоморфизмом и притворной ролевой игрой у детей 5, 7 и 9 лет в качестве отправной точки к пониманию того, могут ли они опираться на общий процесс воображения. Хотя это исследование не оценивает напрямую процессы, лежащие в основе антропоморфизма или ролевой игры, оно представляет собой начальный шаг в установлении того, существует ли закономерность связи между этими явлениями.

Ролевая игра

Игра в ролевые игры — отличительная черта детства.Дети притворяются любимым персонажем или свирепым животным, они наделяют мягкие игрушки тщательно продуманными личностями и даже создают полностью воображаемых компаньонов, которые могут иметь ощутимое присутствие, несмотря на то, что невидимы (например, сервировка стола; Тейлор и Карлсон, 2002). . Все вместе называемые «ролевой игрой», эти формы притворства включают в себя выдачу себя за других людей, животных или машины, а также создание воображаемых компаньонов (ВП), будь то мягкая игрушка, игрушка или невидимый друг (Harris, 2000). ).Таким образом, ролевая игра отличается от одиночной или совместной притворной игры, включающей замену объекта (например, замену телефона бананом) (Taylor and Carlson, 1997; Harris, 2000).

Согласно теории симуляции, считается, что ролевая игра включает в себя двойной процесс симуляции и проекции (Harris, 2000). То есть дети воображают (или симулируют) внутренние состояния (например, точки зрения, эмоции, мысли) и проецируют эти внутренние состояния либо на себя (в случае олицетворения), либо на ВД, будь то плюшевая игрушка или невидимый друг.Кроме того, Харрис (2000) утверждает, что ролевая игра и теория сознания концептуально связаны, поскольку обе включают симуляцию психических состояний, и отличается только цель симуляции (например, воображаемый друг в случае ролевой игры и человек в ней). случай теории сознания). Возможно, неудивительно, что дети с невидимыми ВД, как правило, лучше справляются со стандартными измерениями теории сознания (Taylor and Carlson, 1997) и обладают лучшими способностями к мысленной репрезентации (Taylor et al., 1993).Другими словами, воображение других — будь то притворство других (ролевая игра) или человеческих других (теория разума) — положительно связано.

Ролевые игры весьма распространены в детстве. Почти все дети (95–100%) выдают себя за других и делают это с одинаковой частотой от дошкольного возраста (3–4 года) до раннего школьного возраста (6–7 лет) (Taylor and Carlson, 1997; Taylor et al., 2004). ), причем мальчики демонстрируют более высокий уровень подражания (Carlson and Taylor, 2005). Кроме того, примерно две трети детей (в возрасте 3-7 лет) имеют ВД (игрушечный или невидимый), хотя тип ВД, создаваемый детьми, меняется с возрастом (Taylor et al., 2004). Тейлор и др. (2004) обнаружили, что дошкольники поровну делились между невидимыми друзьями (48%) и персонифицированными игрушками (52%), тогда как 6- и 7-летние дети чаще (67%) имели невидимых друзей, чем персонифицированные игрушки (33%). ). Распространенность ВД заметно снижается к 9 годам и старше: примерно треть 9-летних и только 9% 12-летних сообщают о наличии невидимого ВД (Pearson et al., 2001). Более того, дети различаются по частоте участия в различных формах ролевых игр.Например, Карлсон и Тейлор (2005) обнаружили, что примерно половина 3- и 4-летних детей в их исследовании сообщили о том, что у них есть невидимый компаньон, а большинство сообщило, что выдавало себя за другого. Однако, если принять во внимание частоту, с которой дети участвовали в этих формах ролевых игр (на основе отчета родителей), распространенность значительно снизилась, если ограничиться частыми притворщиками (28% для детей с ВД, 19% для имитаторов). Таким образом, уровень вовлеченности детей с точки зрения частоты был важным критерием для различения детей с высоким и низким уровнем участия в ролевых играх (т.г., Тейлор и Карлсон, 1997; Карлсон и Тейлор, 2005). И это различие имеет смысл. Например, положительная ассоциация с теорией сознания была обнаружена у тех детей, которые часто участвовали в ролевых играх (Taylor and Carlson, 1997).

Также верно и то, что формы ролевых игр однозначно связаны с индивидуальными различиями в социальных когнитивных способностях и способностях к воображению. Как упоминалось ранее, дети дошкольного возраста с невидимыми ВД обладают более продвинутой теорией сознания и способностями к мысленной репрезентации (Taylor et al., 1993; Тейлор и Карлсон, 1997). Дети с невидимыми ВД могут иметь большие способности к воображению отчасти из-за того, что их ВД полностью воображаемы, а не полагаются на физическую игрушку, которая часто дает некоторые предположения о личности, характере или личности, которую воплощает ребенок. Действительно, по сравнению со своими сверстниками, которые наделяют мягкие игрушки или игрушки тщательно продуманными личностями, дети с невидимым ВД обладают более развитыми способностями к визуальному воображению (Tahiroglu et al., 2011). С другой стороны, 6- и 7-летние дети, которые с готовностью выдавали себя за других людей и персонажей (по сравнению с теми, кто этого не делает), продемонстрировали лучшее эмоциональное понимание, в то время как 6- и 7-летние дети с ВД не показали никаких преимуществ в эмоциональном понимании. (несмотря на предыдущие отношения в дошкольном возрасте) (Taylor et al., 2004). Короче говоря, хотя теоретизируется, что формы ролевых игр включают общий процесс умственного моделирования, есть свидетельства того, что типы ролевых игр могут по-разному ассоциироваться с определенными когнитивными способностями. В результате, как утверждали другие (например, Harris, 2000; Carlson and Taylor, 2005), формы ролевой игры следует рассматривать отдельно.

Антропоморфизм

Антропоморфизм также предполагает воображение других людей. По своей сути антропоморфизм относится к приписыванию человекоподобных умов и внутренних состояний нечеловеческим существам (Epley et al., 2007; Severson and Lemm, 2016), хотя некоторые также концептуализируют антропоморфизм как включающий атрибуты человекоподобных физических черт (например, Guthrie, 1993; Barrett and Richert, 2003; обзор см. Waytz et al., 2010a). В акте антропоморфизации люди могут приписывать человеческие эмоции, убеждения, желания, знания, намерения, социальность, моральную ценность и ответственность нечеловеческим сущностям (Epley et al., 2007; Severson and Carlson, 2010). Важно отметить, что эти атрибуции не зависят от биологии, то есть дети приписывают психологические состояния технологиям, одновременно оценивая их как небиологические (т.г., Кан и др., 2006, 2012; Джипсон и Гельман, 2007 г.; Melson et al., 2009), предполагая, что антропоморфизм связан с ментализацией, а не с биологическими концепциями.

Мало того, что черты, которые можно приписать при антропоморфизации, весьма широки, цели также широко разнообразны. Люди антропоморфизируют животных, неживую природу, природные явления, сверхъестественные сущности, болезни, предметы и технологии (например, Chin et al., 2005; Waytz et al., 2010a; Shahar and Lerman, 2012).Кроме того, Гатри (1993) теоретизирует, что антропоморфизм является универсальной человеческой тенденцией (см. также Zawieska et al., 2012). Это представление подтверждается высокой распространенностью антропоморфизма среди детей и взрослых (Bloom, 2007; Waytz et al., 2010a; Severson, Lemm, 2016), а также тем, что он настолько далеко идущий как с точки зрения предмета, антропоморфизированная материя и в многообразии антропоморфизирующихся народов (Epley et al., 2007).

Хотя антропоморфизм часто понимается как единая конструкция, важно отметить, что существуют важные различия в зависимости от класса нечеловеческих сущностей.Во-первых, антропоморфизм животных, технологий и неживой природы независим от антропоморфизма сверхъестественных (или духовных) сущностей (Waytz et al., 2010a, Study 1; Willard, Norenzayan, 2013). Во-вторых, антропоморфизм животных отличается от антропоморфизма неживой природы и техники (хотя они и взаимосвязаны), и и дети, и взрослые антропоморфизируют животных в большей степени, чем неживую природу и технику (Waytz et al., 2010a, Study 2; Severson and Лемм, 2016; Ли и др., 2017).

Почему же тогда человек антропоморфизируется? Для объяснения этой общей человеческой тенденции было предложено несколько не исключающих друг друга объяснений. Вообще говоря, антропоморфизм может быть результатом внутренних (человеческих) мотивов, чрезмерного расширения когнитивных механизмов или внешних (сущностных) факторов. Во-первых, люди антропоморфизируются, чтобы заполнить пробелы в своих знаниях о нечеловеческих сущностях. Действительно, люди с большей вероятностью антропоморфизируют качества нечеловеческих сущностей, которые трудно наблюдать, например, внутренние состояния (Epley et al., 2007). Барретт и Ричерт (2003) также предполагают, что при необходимости люди антропоморфизируются, чтобы «заполнить пробелы» в своем познании. Например, поскольку невозможно полностью понять переживания наших питомцев, люди по умолчанию обращаются к тому, что они знают лучше всего, — к своим собственным эмоциональным переживаниям. То есть люди часто распространяют на своего питомца те же сложные человеческие эмоции, которые человек испытывает, когда его оставляют одного на длительный период времени или разлучают со своими биологическими семьями в щенячьем возрасте.Антропоморфизм, возникающий в этих ситуациях, вероятно, связан с основной человеческой мотивацией понимать свое окружение и обладать определенной степенью влияния на него. Антропоморфизм удовлетворяет эти основные человеческие желания, делая нечеловеческие сущности похожими на себя и, таким образом, уменьшает «неопределенность, непредсказуемость и случайность», возникающие в результате чувства низкой свободы воли (Waytz et al., 2010b, стр. 424).

Во-вторых, возможно также, что антропоморфизм является результатом чрезмерного расширения социального познания (например,г., Бойер, 2001). В типичных обстоятельствах взрослые и дети используют свою теорию разума для осмысления и предсказания внутренних состояний других людей. Тем не менее, дети (и взрослые) могут применять свои рассуждения о чужом сознании более широко. То есть дети могут использовать свою теорию разума, чтобы попытаться понять действия и внутренние состояния других, не являющихся людьми. Действительно, в дошкольном периоде, когда теория развития разума наиболее выражена, дети с большей готовностью антропоморфизируют нечеловеческие существа (Tahiroglu, 2012).Само собой разумеется, что дети сталкиваются с трудностями при определении того, у каких сущностей есть внутренние состояния и насколько человеческими могут быть их внутренние состояния. Таким образом, чрезмерное расширение социального познания связано с заполнением пробелов в знаниях (обсуждалось выше). Далее следует, что дети чрезмерно обобщают свою развивающуюся теорию разума и наделяют животных и других нечеловеческих существ внутренними состояниями, подобными их собственным. На самом деле, исследования показывают, что младенцы приписывают разум всему, что демонстрирует самодвижение и поведение, которое следует за стимулом из окружающей среды (т.г., Гергели и др., 1995; Цибра и др., 1999).

В-третьих, внешние факторы, характерные для антропоморфизированного существа, могут способствовать его склонности к антропоморфизации. Например, определенные объекты предоставляют внешние или поведенческие сигналы, которые наводят на мысль о внутренних состояниях. Вайц и др. (2013) назвали это «целевыми триггерами». Животные демонстрируют различное поведение, которое легко интерпретируется как показатель их эмоций. Виляющий хвост указывает на счастье. Покусывание указывает на гнев или раздражение.Даже добавления глаз к простым формам (например, кругам или сферам) достаточно, чтобы предложить младенцам внутренние состояния (например, Johnson et al., 1998; Hamlin et al., 2007). Субъекты с сильными или многочисленными внешними сигналами психического состояния легче антропоморфизируются, чем те, у которых сравнительно слабые или немногочисленные триггеры-мишени, о чем свидетельствует более высокий уровень антропоморфизма животных по сравнению с технологиями и неживой природой (например, Waytz et al., 2010a; Severson). и Лемм, 2016). Действительно, может случиться так, что сущности, у которых отсутствуют внешние признаки действия и психических состояний, требуют большей мотивации или воображения со стороны человека, чтобы рассматривать такие сущности в антропоморфных терминах.Таким образом, тенденция к антропоморфизации может быть связана с факторами, присущими человеку (например, заполнение пробелов в его знаниях или чрезмерное расширение социального познания), или с особенностями или поведением объекта, который является целью антропоморфизма (например, глаза или лицо). виляние хвостом) или их комбинация.

Хотя антропоморфные убеждения относительно стабильны во взрослом возрасте (Waytz et al., 2010a), есть свидетельства того, что антропоморфные убеждения претерпевают изменения в процессе развития. Однако ранние данные несколько неоднозначны с точки зрения конкретной траектории.Некоторые исследования обнаружили возрастное увеличение антропоморфизма. Например, 5-летние и взрослые чаще, чем 3- и 4-летние, воспринимали внутренние состояния в фильме Хайдера и Зиммеля (1944) с анимированными фигурами (Springer et al., 1996). В другой работе 4- и 6-летние дети не различались по антропоморфности животных (Li et al., 2017), однако 9-летние чаще, чем 5-летние, антропоморфизировали животных (Severson and Lemm). , 2016). Совокупность этих исследований показывает, что 5-летние дети кажутся вполне взрослыми, когда используют движение в качестве подсказки для вывода внутренних состояний из простых геометрических форм, а дальнейшие возрастные изменения очевидны между 5 и 9 годами, когда они поддерживают антропоморфные представления о животных.Тем не менее, другие исследования не показывают существенных возрастных изменений в антропоморфизме техники и неживой природы между 4- и 6-летними (Li et al., 2017) или 5-, 7- и 9-летними (Severson). и Lemm, 2016), хотя описательно младшие дети поддерживали более антропоморфные представления о технологиях и неживой природе. Величина эффекта в этих исследованиях была от малой до средней (Cohen’s d варьировалась от 0,29 до 0,55), что позволяет предположить, что они, возможно, были недостаточны для обнаружения этих эффектов (хотя обратите внимание, что возрастные эффекты не были основной целью ни одного из исследований).Таким образом, исследование предполагает, что существуют разные траектории развития антропоморфизма животных по сравнению с неживой природой и технологиями.

Теоретические последствия связи между ролевой игрой и антропоморфизмом

Чем может быть интересна связь между ролевой игрой и антропоморфизмом? Мы предполагаем, что у такого отношения есть важные теоретические следствия. Согласно теории симуляции (Harris, 2000), творческий процесс симуляции и проектирования внутренних состояний теоретически участвует как в ролевой игре, так и в социальном познании.Основываясь на этой идее, мы далее предполагаем, что антропоморфизм может опираться на тот же процесс воображения. Действительно, может случиться так, что процесс симуляции является общим для ментализации в более общем плане, будь то воображение внутренних состояний другого человека (социальное познание), нечеловеческого существа (антропоморфизм) или воображаемого друга (ролевая игра). Хотя лежащий в основе когнитивный процесс может быть сходным, из этого следует, что также будут задействованы отдельные дополнительные процессы, например, различение себя-другого в социальном познании, различение фантазии-реальности в ролевой игре и различение одушевленного-неодушевленного в антропоморфизме.

В соответствии с этим рассуждением несколько исследований предполагают связь между социальным познанием, ролевой игрой и антропоморфизмом. Тахироглу (2012) обнаружил положительную связь между ролевой игрой и антропоморфизмом как у взрослых, так и у детей (4–6 лет). Более того, Кастелли и соавт. (2000, 2002) обнаружили нейронную активацию «ментализирующей» сети в ответ на антропоморфизированные анимированные формы, хотя этот паттерн активации не был очевиден у взрослых с аутизмом (Castelli et al., 2002).Тем не менее, исследования с использованием других показателей дали неоднозначные результаты. Тахироглу (2012) обнаружил у детей в возрасте от 4 до 6 лет доказательства связи между пониманием ложных убеждений (задание на ложное содержание) и антропоморфизмом (с использованием измерения в стиле интервью), но эта связь не была значимой с использованием другой теории измерения сознания. и нарративную меру антропоморфизма анимированных форм (сродни процедуре, используемой Castelli et al., 2000). Недавняя работа предполагает, что взрослые с аутизмом персонифицируют объекты чаще, чем взрослые, не страдающие аутизмом (White and Remington, 2018) — результат, который поразителен, учитывая типичный дефицит теории сознания у людей с аутизмом (см. также Atherton and Cross, 2018). ).

Смешанные результаты указывают на необходимость дальнейшего изучения потенциальной связи между социальным познанием, ролевой игрой и антропоморфизмом. Ответы на эти вопросы могут иметь важные последствия для нашего понимания каждой из этих конструкций по отдельности, а также того, как они могут соотноситься друг с другом. Поэтому представляет теоретический интерес исследовать границы симуляции чужого разума (т. е. объясняет ли этот процесс воображения также и антропоморфизм). Если это так, будет важно понять природу отношения (т.например, причинно связанные или основанные на общем механизме), как другие когнитивные процессы могут уникальным образом действовать в каждом контексте (социальное познание, ролевая игра и антропоморфизм), и сохраняется ли какая-либо связь в атипичных популяциях (например, у людей с аутизмом). спектр).

Текущее исследование

Таким образом, целью настоящего исследования было изучение связи между индивидуальными различиями в ролевой игре и антропоморфизмом у детей 5, 7 и 9 лет. Мы сосредоточились на этом возрастном диапазоне, поскольку в этот период преобладают антропоморфизм и ролевые игры, хотя и с несколько иными траекториями и временными рамками.Ролевая игра одинаково распространена у детей от 3 до 7 лет и снижается к 9 годам (Taylor et al., 2004), тогда как антропоморфизм (животных) увеличивается с 5 до 9 лет (Severson and Lemm, 2016). Таким образом, хотя у нас не было априорных предсказаний возрастных изменений в отношениях между ролевой игрой и антропоморфизмом, мы стремились оценить связь в более широком возрастном диапазоне, чтобы уловить потенциально важные сдвиги в развитии, особенно по мере того, как ролевая игра уменьшается. возрастает и антропоморфизм.Важно отметить, что если положительная связь между ролевой игрой и антропоморфизмом существует независимо от возраста, разумно дополнительно рассмотреть, как они связаны и опираются ли они на общий базовый процесс. Таким образом, в качестве начального шага в изучении взаимосвязи между этими конструктами важно рассмотреть, привязана ли эта связь во времени к определенному возрасту или сохраняется для всех возрастных групп.

Наше расследование было построено на двух основных вопросах. Во-первых, существует ли положительная связь между участием детей в ролевых играх и антропоморфизмом? Насколько нам известно, только одно предыдущее исследование (Tahiroglu, 2012) обнаружило корреляционные доказательства такой связи у детей в возрасте от 4 до 6 лет, поэтому мы стремились воспроизвести более раннее открытие с более широким (и более старшим) возрастным диапазоном.Во-вторых, мы пришли к выводу, что более высокий уровень воображения в ролевых играх (т. е. дети с невидимыми ВД и/или высокая частота ролевых игр) будут связаны с формами антропоморфизма, которые предполагают более развитое воображение (т. е. приписывание внутренних состояний неживой природе и технологиям). ). Другими словами, мы утверждали, что специфическая связь между ролевой игрой и антропоморфизмом основана на индивидуальных различиях в склонности человека к вовлечению в процесс симуляции для представления психических состояний других.Эти индивидуальные различия могут быть результатом различий в способностях к симуляции, когда некоторые дети более легко справляются с симуляцией и легко делают это в разных областях (притворство и антропоморфизм). Или индивидуальные различия могут быть результатом различий в опыте детей, моделирующих психические состояния, так что повторное участие в моделировании в одной области (притворство) может привести к усилению имитации в другой области (антропоморфизм или наоборот). Соответственно, люди с большим воображением (т.(например, симуляции) способности в ролевых играх должны демонстрировать соответствующую склонность к антропоморфизации, особенно в отношении сущностей, которые практически не дают признаков внутренних состояний (например, неживая природа), и тем самым предъявляют более высокие требования к способности ребенка к воображению. Таким образом, второй вопрос заключался в том, связаны ли более сложные формы ролевой игры с антропоморфными тенденциями?

Материалы и методы

Участники

Участников было 90 детей в возрасте 5 лет ( n = 30; M возраст = 5.5, СО = 0,28; 50 % девочек), 7 ( n = 30; M возраст = 7,4, SD = 0,32; 50 % девочек) и 9 ( n = 30; M возраст 9004 , SD = 0,24; 50% девочек) лет. Большинство участников были белыми (73%), а остальные участники указали свою расу/этническую принадлежность как более чем одну расу/этническую принадлежность (18%), латиноамериканцы/а (3%), азиаты (2%) и другие (9%). %). Участники были набраны с помощью листовок, распространяемых по всему сообществу, и объявлений в школьных информационных бюллетенях.Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Отдела исследований на людях Управления по соблюдению требований к исследованиям WWU, Комитета Институционального наблюдательного совета (IRB). Протокол был одобрен комитетом IRB. Все родители участвующих детей дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией, а участвующие дети предоставили согласие. Каждый участник получил футболку и 5 долларов за участие.

Меры и процедуры

Исследование проводилось в университетской исследовательской лаборатории в Беллингеме, штат Вашингтон, США.После процесса согласия/согласия участникам индивидуально задавали вопросник «Индивидуальные различия в антропоморфизме — детская форма» (IDAQ-CF), за которым следовала шкала ролевых игр. Данные для текущего исследования получены из более крупного исследования представлений детей о социальном роботе и марионетке, в котором мы исследовали факторную структуру и прогностическую достоверность IDAQ-CF в детской выборке (Северсон и Лемм, 2016 г., исследование 2). ). Меры в текущем исследовании были первыми двумя, примененными в процедуре более крупного исследования, а последующие меры были сосредоточены на детских представлениях о социальном роботе и марионетке (например,ж., этап ознакомления, свободная игра, интервью об атрибуции).

IDAQ-CF

IDAQ-CF оценивает индивидуальные различия детского антропоморфизма технологий, неживой природы и животных (Severson, Lemm, 2016). IDAQ-CF был адаптирован для использования с детьми взрослой версии IDAQ (Waytz et al., 2010a). Как и версия для взрослых, IDAQ-CF состоит из двух взаимосвязанных факторов: один оценивает антропоморфные представления о технологиях и природе (подшкала «Технология-природа»), а другой оценивает антропоморфные представления о животных (подшкала «Животные»).Мы отсылаем заинтересованного читателя к Severson and Lemm (2016) для подробного описания разработки и проверки IDAQ-CF.

Сначала участников обучали формату вопросов, состоящих из двух частей. Первая часть состояла из вопросов «да/нет» (например, «Вы любите конфеты/брокколи/морковь?»), на которые дети отвечали «большой палец вверх» (да) или «большой палец вниз» (нет). За ответами «Да» следовала вторая часть вопроса «Сколько?» (Например, «Насколько вы любите конфеты/брокколи/морковь?»), на который детям предлагалось ответить по шкале с тремя все более высокими столбиками, помеченными «немного», «среднее количество» и «несколько». много.Таким образом, ответы кодировались по 4-балльной шкале: нет (0), да — немного (1), да — в среднем (2), да — много (3). Затем 12 тестовых заданий IDAQ-CF были представлены в произвольном порядке в соответствии с этим форматом вопросов, состоящим из двух частей (таблица 1).

ТАБЛИЦА 1. Средние значения (SD) по IDAQ-CF по возрастным группам.

Весы для ролевых игр

Мы оценили участие детей в ролевых играх с точки зрения подражания и ВД (адаптировано из Taylor and Carlson, 1997). Мера имперсонации включала отчет ребенка и родителя о том, что ребенок выдавал себя за животных, других людей (т.например, родитель, врач, учитель) и/или машины (например, автомобиль, самолет). То есть по трем вопросам детей спрашивали, притворялись ли они когда-либо животным, другим человеком и/или машиной. Ответы получили 1 балл за ответ «да» и 0 баллов за ответ «нет». Родителей также просили сообщить, притворялся ли когда-либо их ребенок животным, человеком и/или машиной, и если да, то как часто ребенок участвовал в играх такого типа (1 = редко, 5 = часто). .

Показатель IC также включал отчеты детей и родителей о IC, включая игрушки (например, игрушки).г., мягкие игрушки), наделенные устойчивой личностью и совершенно незаметными ИС. Дети, сообщившие о наличии ВД (сейчас или в прошлом), были дополнительно опрошены, чтобы обосновать их заявление. Эти вопросы касались подробностей о ВД, включая его имя, возраст, пол, внешний вид, была ли она игрушкой или полностью невидимой (ответ с вынужденным выбором), а также характеристики, которые ребенку нравились или не нравились в своем ВД. Дети получали 1 балл, если они подтверждали (и подтверждали), что у них есть ВД, и 0 баллов, если они отрицали наличие ВД (или подтверждали наличие ВД, но не обосновывали свое утверждение).Кроме того, мы классифицировали ВД детей как «игрушечные ВД» или «невидимые ВД» на основании их ответа на вопрос с принудительным выбором в интервью с ВД. В двух вопросах родители сообщали, есть ли у их ребенка невидимый ВД и/или мягкая игрушка с ярко выраженным характером, и если да, то как часто ребенок участвовал в такого рода играх (1 = редко, 5 = часто). Детям также применяли шкалу предрасположенности к воображаемым играм Сингера и Сингера (1981), которая оценивает любимую игру детей, любимую игрушку, а также то, разговаривают ли они сами с собой и о чем думают перед тем, как заснуть.Эти данные не были закодированы и не включены в текущий анализ.

Результаты

Сначала мы сообщаем об описательных результатах измерений антропоморфизма и ролевой игры, после чего следует анализ связи между антропоморфизмом и ролевой игрой. Для наших зависимых переменных не было гендерных различий (90 005 p 90 006 s > 0,14), поэтому последующие анализы были свернуты по полу. Возрастные различия были протестированы по всем зависимым переменным и указаны там, где они обнаружены.

Антропоморфизм

Баллы детей по IDAQ-CF были рассчитаны путем усреднения их ответов по восьми пунктам, связанным с технологией (подшкала «Технология-природа», α = 0,85), четырем пунктам о животных (подшкала «Животные», α = 0,71), а также по всем 12 пунктов (Общая шкала, α = 0,79). Ответы варьировались от 0 (не поддерживает антропоморфные убеждения) до 3 (полное одобрение антропоморфных убеждений). В таблице 1 представлены описательные результаты по пунктам и субшкалам для каждой возрастной группы.Дети поддерживали антропоморфные представления о животных ( M = 1,53, SD = 0,80) значительно чаще, чем о технике и природе ( M = 0,59, SD = 0,60), t (89) = -9,45, р < 0,001, д = 1,34. Достоверные возрастные различия обнаружены по подшкале Animal, F (2,87) = 4,43, p = 0,02. Апостериорный анализ показал, что 5-летние дети ( M = 1,26, SD = 0.79) подтвердил более низкие уровни антропоморфных представлений о животных по сравнению с 9-летними ( М = 1,90, SD = 0,80), p = 0,01, d = 0,73 (см. табл. 1). Хотя 7-летние (90 005 M 90 006 = 1,49, 90 005 SD 90 006 = 0,72) существенно не отличались от 5- или 9-летних (90 005 p 90 006 с > 0,18), эти различия представляли эффекты от малых до средних ( д = 0,31 и д = 0,46 соответственно) в сторону усиления антропоморфизма животных с возрастом.Хотя по подшкале «Техника-природа» достоверных возрастных различий не обнаружено ( р = 0,12), с возрастом наблюдается тенденция к снижению антропоморфизма техники и неживой природы. Возрастных различий по общей шкале не обнаружено ( p = 0,16). Различные траектории развития по подшкале «Животное» (значительный рост с возрастом) по сравнению с подшкалой «Технология-природа» (снижение с возрастом) подчеркивают важное различие между подшкалами.

Ролевая игра

Как описано выше, шкала ролевых игр включала отчеты детей и родителей о том, что ребенок выдавал себя за другого, и о наличии у них ВД. Результаты представлены для каждой шкалы олицетворения и IC.

Олицетворение

В ответах на три вопроса дети сообщали, изображали ли они животных, других людей и/или машины (например, притворялись кошкой/доктором/самолетом). Подавляющее большинство детей (93,3%) сообщили, что выдавали себя за по крайней мере одну из этих организаций, и 91% родителей подтвердили сообщение своего ребенка.Результаты показали, что 78% детей притворялись животными, 62% притворялись другими людьми и 42% притворялись машинами. Не было возрастных различий ни в одной из трех форм олицетворения (90 005 p 90 006 с > 0,34). Мы рассчитали балл имперсонации на основе ответов детей на три вопроса (олицетворение животного, другого человека и/или машины), поэтому баллы могут варьироваться от 0 (нет имитации) до 3 (имперсонация всех трех типов сущностей). Средняя оценка имперсонации составила 1.82 ( SD = 0,87), без возрастных различий, F (2,87) = 0,58, р = 0,944.

Воображаемые спутники (IC)

Шестьдесят пять детей (72,2 %) сообщили о наличии ВД и обосновали свое сообщение подробным описанием своего ВД во время интервью (как описано в методике). A 2 (тип IC: игрушечный или невидимый) × 3 (возрастная группа) Повторные измерения ANOVA выявили основной эффект типа IC, указывая на то, что дети чаще сообщали о наличии игрушечного IC (51.1%), чем невидимая ИС (21,1%), F (1,87) = 12,56, p < 0,001, η 2 = 0,13. Напомним, что это был вопрос с принудительным выбором, поэтому дети должны были указать, является ли их ИС игрушечным или полностью невидимым. В значительной степени согласуясь с сообщениями детей, 86% родителей подтвердили сообщение своего ребенка о IC. Отсутствовали основные эффекты возрастной группы, F (2,87) = 0,22, p = 0,81, а также эффекта взаимодействия типа ИК и возрастной группы, F (2,87) = 0.62, р = 0,54. Отсутствие существенных возрастных различий в типе IC может быть артефактом нашего измерения ролевой игры. То есть ставки IC включают как текущие, так и бывшие IC. Напомним, что детей спрашивали об их ВД (сейчас или в прошлом), однако мы не просили их указать, сообщают ли они о текущем или бывшем ВД. Предыдущее исследование (Taylor et al., 2004) показало, что нынешних типов ВД различаются по возрасту: дошкольники (3–5 лет) поровну делятся между игрушечными и невидимыми ВД, а дети в возрасте от 6 до 7 лет — в два раза чаще. иметь невидимую ИС.Если бы мы попросили детей сообщать только о текущих IC, мы могли бы увидеть возрастные различия, подобные Taylor et al. (2004). С другой стороны, Пирсон и соавт. (2001) обнаружили в основном одинаковое количество как нынешних, так и бывших ВД в возрасте от 5 до 9 лет, и только после 9 лет количество детей, сообщающих о нынешних ВД, резко снизилось. Таким образом, в литературе существуют некоторые разногласия относительно характера возрастных изменений типа ИЦ.

Связь между ролевой игрой и антропоморфизмом

Хотя мы спрашивали и детей, и родителей о ролевой игре ребенка, мы решили использовать отчет ребенка, иногда в сочетании с отчетом родителей, где отмечалось, в последующем анализе связи между ролевой игрой и антропоморфизмом.Это решение было обусловлено двумя причинами. Во-первых, как сообщалось выше, был высокий уровень подтверждения родителями (86% для IC и 91% для подражания) ролевой игры, о которой сообщают дети. Во-вторых, как утверждали другие (например, Taylor et al., 2004), сам по себе отчет родителей часто бывает неполным, поскольку родители могут не полностью осознавать ролевую игру своих детей, особенно с ВД у детей старшего возраста. Что касается второго пункта, мы проверили возрастные различия в сообщениях родителей о выдаче себя за других и IC среди тех детей, которые сообщили об ролевых играх.Хотя мы не обнаружили возрастных различий в отчетах родителей о выдаче себя за другое лицо ( p = 0,42), мы обнаружили незначительно значимые возрастные различия в отчетах родителей о ВД [ F (2,61) = 2,97, p = 0,06]. при этом у 9-летних детей самый низкий уровень родительского отчета (76%). Таким образом, эти результаты показывают, что родители 9-летних детей могут быть сравнительно менее информированы о ВД своих детей.

Сначала мы рассмотрели отношение между олицетворением и антропоморфизмом. Для этого мы использовали вычисленные баллы олицетворения в качестве комплексной меры олицетворения, чтобы оценить, было ли олицетворение предиктором антропоморфизма.Показатели олицетворения положительно предсказывали баллы IDAQ-CF после учета влияния возраста как по общей шкале (β = 0,28, t = 2,731, p = 0,008), так и по подшкале Технология-Природа (β = 0,24, t = 2,276, p = 0,025), но оценки олицетворения лишь незначительно предсказывали подшкалу животных (β = 0,182, t = 1,809 p = 0,07, мощность = 0,801). Таким образом, общее олицетворение животных, людей и/или машин положительно связано с приписыванием внутренних состояний нечеловеческим сущностям, в частности неодушевленной природе и технологиям.

Для дальнейшего изучения связи между олицетворением и антропоморфизмом мы проверили различия между детьми, которые участвовали или не участвовали в конкретной форме олицетворения (животное или машина), по соответствующей форме антропоморфизма. Существенных отличий не выявилось. То есть дети, которые изображали животных, ничем не отличались от тех, кто этого не делал, по своему антропоморфизму по подшкале «Животные» ( p = 0,10, d = 0,42), а также не проявлялись различия по общей шкале ( p = 0). .07, d = 0,49) или субшкала Технология-Природа ( p = 0,25, d = 0,32). Точно так же те, кто выдавал себя за машины, не отличались от тех, кто не выдавал себя за машины по субшкале «Технология-Природа» ( p = 0,21, d = 0,27), а также не проявлялись различия по общей шкале ( p = 0,25). , d = 0,24) или Подшкала животных ( p = 0,81, d = 0,05). Однако, учитывая, что размеры эффекта были очень малыми или средними, эти нулевые результаты, вероятно, были результатом низкой мощности, что подтверждается апостериорным анализом мощности с использованием мощности G (Faul et al., 2007) с указанием мощности колебалась от 0,06 до 0,48. Мы также исследовали различия между детьми, которые выдавали себя за людей ( n = 56) и детьми, которые не выдавали себя за людей ( n = 34), и обнаружили существенные различия в общем антропоморфизме ( p = 0,05, d = 0,42), причем подражатели очеловечивают больше, чем не подражатели. Однако по антропоморфизму животных существенных различий между людьми-имитаторами и неимперсонаторами не было ( p = 0.25, d = 0,25) или техноприродный антропоморфизм ( p = 0,09, d = 0,38).

Учитывая наш прогноз о том, что более высокие уровни воображения должны быть связаны с большей тенденцией к антропоморфизации, мы затем проверили, связано ли участие в ролевой игре по типу ролевой игры с антропоморфизмом. Имеются убедительные доказательства того, что формы ролевых игр очень похожи. Действительно, предполагается, что олицетворение и ВД (игрушечные и невидимые) связаны с ментальной симуляцией (Harris, 2000), и оба связаны с теорией способностей разума, хотя и в разном возрасте (Taylor and Carlson, 1997; Taylor et al., 2004). Тем не менее, есть также свидетельства того, что типы ролевых игр существенно различаются. Например, невидимые ВД могут способствовать развитию творческих способностей (например, Tahiroglu et al., 2011).

В качестве первого шага мы разделили детей на одну из трех категорий: только олицетворение, игрушечный IC или невидимый IC (таблица 2). Затем мы провели односторонний ANCOVA для проверки различий в антропоморфизме (проанализированных с использованием как двух подшкал, так и полной шкалы) на основе типа ролевой игры с учетом возраста.После учета потенциальных возрастных эффектов ( нс ) результаты показали значительные различия в типе ролевой игры по субшкале технология-природа, F (2,83) = 4,215, p = 0,02, а также по полной шкале. , F (2,83) = 3,267, р = 0,04. Как показано на рисунке 1, последующие попарные сравнения показали, что дети с невидимыми ВД антропоморфизировали технику и неживую природу в большей степени, чем дети с игрушечными ВД ( p = 0.007), но не отличались от тех детей, которые только пародировали ( р = 0,11). Точно так же в общей шкале дети с невидимыми ВД антропоморфизировались больше, чем дети с игрушечными ВД ( p = 0,01), но существенно не отличались от детей, которые только выдавали себя за других ( p = 0,06). И наоборот, после учета значительных возрастных эффектов ( p = 0,004) мы не обнаружили значительных групповых различий по подшкале животных, F (2,83) = 1.449, p = 0,08, наблюдаемая мощность = 0,51). Однако размер выборки был недостаточным для выявления эффектов, наблюдаемых между детьми с игрушечными или невидимыми ВД и детьми, которые только выдавали себя за них ( d = 0,52 и d = 0,78 соответственно).

ТАБЛИЦА 2. Соотношение типов ролевых игр по возрасту.

РИСУНОК 1. Средние баллы IDAQ-CF в зависимости от типа ролевой игры.

Дети также различаются по частоте участия в различных формах ролевых игр, что является маркером их участия в ролевых играх.Нас интересовало изучение прямого влияния частоты участия детей в ролевых играх на антропоморфизм в дополнение к взаимодействию между частотой и типом ролевой игры. Для этого мы использовали стандартизированные рейтинги частоты, сообщаемые родителями (1 = редко, 5 = часто; M = 3,04, SD = 1,83) для каждого участника на основе его категории ролевой игры (только олицетворение, игрушка IC или невидимая ИС), как описано выше. Простые диаграммы рассеяния предполагали, что связь может быть криволинейной по подшкале «Технология-Природа» и по общей шкале, поэтому мы исследовали как линейные, так и криволинейные отношения между частотой ролевых игр по обеим подшкалам и по общей шкале в зависимости от типа ролевой игры (Dawson, 2014).Для этого мы сначала закодировали фиктивный тип ролевой игры, используя невидимые IC в качестве референтной категории, чтобы проверить различия с игрушечными IC (категориальная переменная модератора 1) и имитаторами (категориальная переменная модератора 2). Затем мы провели линейную регрессию на этапе 1 и криволинейную (квадратичную) регрессию на этапе 2, чтобы проверить значимость модели на каждом этапе (таблица 3).

ТАБЛИЦА 3. Иерархический линейный и криволинейный (квадратичный) регрессионный анализ, предсказывающий антропоморфизм по частоте участия в ролевой игре и типу ролевой игры.

Для подшкалы Технология-Природа криволинейная (квадратичная) модель (Модель 2) дала значительное увеличение соответствия, F (6,78) = 3,28, p = 0,03, R 2 = 0,24 (таблица 3). Обнаружена значимая криволинейная связь между частотой ролевых игр и антропоморфизмом техники и неживой природы (Модель 2: Частота 2 , p = 0,02). Эта криволинейная связь была смягчена типом ролевой игры при сравнении детей с невидимыми ВД с детьми, которые выдавали себя за них (Модель 2: Частота. 2 ∗ Мод. 2, p = 0,007), но не по сравнению с игрушечными ИС (Модель 2: Частота 2 ∗ Mod. 1, p = 0,17). Поскольку референтной категорией были невидимые ВД, детей с игрушечными ВД и тех, кто выдавал себя за них, напрямую не сравнивали. Доказательства криволинейной связи между частотой ролевых игр и антропоморфизмом техники и неживой природы, модерируемой типом ролевой игры, проиллюстрированы на рисунке 2. Затем мы проверили, является ли линейная или криволинейная (квадратичная) связь значимой для каждого типа ролевой игры.Для детей с невидимыми ВД криволинейная связь между частотой ролевых игр и технико-природным антропоморфизмом была достоверной, b = 0,12 [0,003, 0,23], t (2,15) = 2,20, p = 0,04, характеризуется вогнутой (U-образной) связью с небольшой отрицательной ассоциацией, когда частота ролевых игр была низкой, и более сильной положительной ассоциацией, когда частота ролевых игр увеличивалась от умеренной до высокой. Для детей с игрушечными ВД значима скромная криволинейная связь, b = 0.05 [0,003, 0,09], t (2,42) = 2,15, p = 0,04, характеризующийся незначительно положительной связью между частотой и техногенным антропоморфизмом при более высокой частоте ролевой игры. Наоборот, для детей, которые выдавали себя за других, не было значимой линейной или криволинейной связи ( p с > 0,32) между частотой ролевых игр и техногенным антропоморфизмом.

РИСУНОК 2. Сдерживающее влияние типа ролевой игры на криволинейную связь между антропоморфизмом и частотой ролевой игры.

Для подшкалы животных линейная модель дала значительное соответствие, F (6,78) = 2,57, p = 0,03, R 2 = 0,17, которое не было значительно улучшено квадратичной моделью ( Таблица 3). После учета значительного влияния возраста были обнаружены значительные различия в антропоморфизме животных между детьми с невидимыми ВД и теми, кто выдавал себя за других (Модель 1: Модератор 2, p = 0,04), но не по сравнению с детьми с игрушечными ВД (Модель 1). : Модератор 1, р = 0.48). Частота ролевых игр не была значимым предиктором, равно как и взаимодействие частоты с типом ролевых игр. Примечательно, что значительное влияние типа ролевой игры на антропоморфизм животных расходится с незначительными результатами ANCOVA. Как отмечалось выше, незначительные результаты ANCOVA могли быть результатом недостаточной мощности. Апостериорный анализ мощности линейной регрессии с использованием мощности G * (Faul et al., 2007) с четырьмя предикторами и величиной эффекта f 2 = 0.3 указана наблюдаемая мощность 0,99, предполагая, что разные статистические результаты были связаны с проблемами мощности, которые были решены в регрессии.

Наконец, в общем масштабе криволинейная (квадратичная) модель дала наилучшее соответствие, F (6,78) = 3,03, p = 0,04, R 2 = 0,19 (табл. 3). Существовала значительная криволинейная связь между частотой участия и общим антропоморфизмом (Модель 2: Частота 2 , p = 0.02). Тип ролевой игры смягчал это отношение при сравнении детей с невидимыми ВД с детьми с игрушечными ВД (Модель 2: Частота 2 × Мод. 1, p = 0,04) и теми, кто выдавал себя за другого (Модель 2: Частота 2 × мод.2, p = 0,004). Доказательства криволинейной связи между частотой ролевых игр и общим антропоморфизмом, обусловленным типом ролевой игры, показаны на рис. 2. Как и в случае с подшкалой «технология-природа», мы затем проверили, является ли линейная или криволинейная (квадратичная) связь значимой для каждого типа ролевой игры. ролевая игра.У детей с невидимыми ВД имелась достоверная П-образная криволинейная зависимость, b = 0,11 [0,01, 0,21], t (2,15) = 2,26, p = 0,04, о чем свидетельствует незначительная отрицательная связь между частотой ролевая игра и общий антропоморфизм при низкой частоте ролевой игры, которые становились сильнее и позитивнее по мере увеличения частоты ролевой игры от умеренной до высокой. Однако по общей шкале значимых зависимостей (линейных или криволинейных) для детей с игрушечными ВД не выявлено ( p с > 0.65) или тех, кто выдавал себя за другого (90 005 p 90 006 s > 0,21). Учитывая, что общая шкала непропорционально весит восемь элементов технологий и неживой природы по сравнению с четырьмя элементами животных, неудивительно, что общая шкала больше похожа на субшкалу Технология-Природа, чем на субшкалу Животных.

Обсуждение

Общее обсуждение

Настоящее исследование предоставляет первые доказательства значимой связи между детской ролевой игрой и антропоморфизмом.Эта работа знаменует собой предварительный шаг к решению вопроса о том, связаны ли ролевая игра и антропоморфизм и потенциально полагаются ли они на общий процесс моделирования воображения чужих разумов и внутренних состояний. Харрис (1992, 2000) утверждал, что притворство (в форме ролевой игры) включает в себя двойной процесс моделирования и проецирования внутренних состояний, будь то проецирование воображаемых психических состояний других на себя (олицетворение) или проецирование воображаемых личностей на мягкую игрушку. или невидимый друг (ICs).Мы предполагаем, что антропоморфизм аналогичным образом включает в себя процесс моделирования и проецирования внутренних состояний на нечеловеческих других (например, животных, неживую природу или технологии). В качестве начального шага в решении этого вопроса мы пришли к выводу, что если ролевая игра и антропоморфизм включают в себя сходный базовый процесс симуляции и проецирования внутренних состояний и разума, то должно существовать соответствие между тенденцией детей участвовать в ролевой игре и их тенденцией к антропоморфизировать.Более того, более высокие формы ролевой игры должны быть связаны с приписыванием внутренних состояний наименее вероятным кандидатам (т.

Результаты этого исследования предоставляют предварительные данные, согласующиеся с нашими прогнозами. Во-первых, наши данные указывают на то, что воображаемый акт олицетворения (т. е. притворство другим существом) был положительно связан с антропоморфизмом вообще и, в частности, с антропоморфизмом неживой природы и техники.То есть дети, которые более широко олицетворяли сущности (животных, людей и/или машины), с большей вероятностью антропоморфизировались, особенно неживая природа и технологии. В то время как дети, которые были более ограниченными в том, кого или что они изображали, были склонны меньше антропоморфизироваться. Иными словами, поскольку этот вывод является корреляционным, дети, которые с большей готовностью антропоморфизировались, с большей вероятностью выдавали себя за животных, людей и/или машины, а те, кто антропоморфизировался меньше, с меньшей вероятностью выдавали себя за них.

Во-вторых, результаты показывают, что антропоморфизация животных по сравнению с технологиями и неживой природой может потребовать различных степеней воображения. Учтите, что животные предоставляют многочисленные сигналы действия и внутренних состояний (например, лицо, живое движение) — то, что было названо «целевыми триггерами» (Waytz et al., 2013) — и поэтому может потребоваться более низкий уровень воображения, чтобы приписать внутренние состояния. С другой стороны, неживая природа и техника лишены таких внешних признаков действия и внутренних состояний (т.е., целевые триггеры), и поэтому может потребоваться более высокий уровень воображения, чтобы приписать внутренние состояния. При этом неудивительно, что дети больше очеловечивали животных, чем технику и неживую природу. Тем не менее, помимо этих различий, мы обнаружили закономерность результатов, которая предполагает, что индивидуальные различия в ролевых играх могут отражать различия в степени вовлечения детей в процесс моделирования. То есть дети, которые легче представляют (или моделируют) психические состояния других, делают это как в контексте ролевой игры, так и в контексте антропоморфизма.

Доказательства в поддержку этого предположения представлены в двух формах. Сначала рассмотрим различия, обнаруживаемые в антропоморфизме по типу ролевой игры. Регрессионный анализ показал различия в антропоморфизме животных в зависимости от типа ролевой игры: хотя дети с невидимыми ВД существенно не отличались от детей с игрушечными ВД, дети с невидимыми ВД антропоморфизировали животных значительно больше, чем те, кто олицетворял собой (напомним, что ANCOVA был недостаточно эффективен для статистических данных). обнаружить эти групповые различия, хотя закономерность соответствовала регрессионному анализу).

Мы также обнаружили различия по типам ролевых игр в антропоморфизме техники и неживой природы. Здесь дети с невидимыми ВД чаще, чем дети с игрушечными ВД, антропоморфизировали технику и неживую природу. Возможно, дети с невидимым ВД более развиты в своих творческих способностях, поскольку невидимый ВД полностью находится в сфере воображения. С другой стороны, дети с игрушечным ВД могут быть ограничены в своих творческих возможностях физическими характеристиками игрушки и, как следствие, в меньшей степени вовлечены в процесс моделирования.В соответствии с этим рассуждением Tahiroglu et al. (2011) обнаружили, что 5-летние дети с невидимыми ВД продемонстрировали более развитые способности к воображению по сравнению с детьми с игрушечными ВД. Более того, у детей с невидимыми ВД лучше развита теория сознания (Taylor and Carlson, 1997) и способности к мысленной репрезентации (Taylor et al., 1993). Тем не менее, мы также обнаружили, что дети, которые исключительно выдавали себя за других (и не имели игрушек или невидимых ВД), антропоморфизировали технологии и неживую природу почти в той же степени, что и дети с невидимыми ВД.Этот вывод кажется противоречащим нашим ожиданиям, что более сложные формы ролевых игр должны ассоциироваться с большей тенденцией к антропоморфизации. Однако дальнейшее рассмотрение предполагает, что это доказательство может согласовываться с нашей предпосылкой. То есть дети, которые занимаются исключительно олицетворением, не привязаны к персонажам, которых они симулируют. В любой момент они могут прикинуться астронавтами, носорогами или марсианами. В результате имитаторы могут легко подключиться к процессу моделирования, поскольку они выдают себя за широкий спектр персонажей.

Второе доказательство получено в результате нашего открытия, что дети, которые наиболее часто занимались своими невидимыми ВД, имели самые высокие показатели антропоморфизации технологий и неживой природы по сравнению со всеми другими группами ролевых игр. Это открытие предполагает, что повторяющееся участие в моделировании и проецировании психических состояний в одном контексте может привести к тому, что дети с большей готовностью вовлекаются в процесс моделирования в других контекстах (от ролевой игры до антропоморфизма или наоборот).Интересно, что частота ролевых игр сама по себе не была объяснительной, скорее связь между частотой и антропоморфизмом (общим и технологическим) зависела от формы ролевой игры. Напомним из регрессионного анализа, что дети с невидимыми ВД антропоморфизировали технологии и неживую природу в большей степени по мере того, как их частота участия в этой форме ролевой игры увеличивалась от умеренной до высокой. Тем не менее, у детей с игрушечным ВД наблюдалось лишь незначительное увеличение антропоморфизма, когда их участие в ролевых играх увеличивалось по частоте.Почему это может быть так? Рассмотрим еще раз наш аргумент, приведенный выше, о том, что форма ролевой игры может по-разному опираться на творческие способности ребенка. Дети с невидимыми ВД совершенно не связаны с персонажами, которых они создают, и в результате могут наиболее активно участвовать в процессе моделирования. В результате более высоких способностей к воображению при отсутствии целевых триггеров эти дети могут быть лучше подготовлены или более склонны «заполнять пробелы» неживой природой и технологиями.Таким образом, уровень способности к воображению, связанный с этими более продвинутыми формами ролевой игры, связан с более высоким уровнем приписывания психического состояния технологии и неживой природе. С другой стороны, творческий потенциал детей с игрушечными ВД может быть ограничен физическими характеристиками игрушки, так что детям трудно преодолеть определенные физические характеристики игрушки, наполняя ее личностью. В результате они могут менее глубоко вовлекаться в процесс симуляции — ограничение, которое не может быть полностью преодолено за счет более частого участия в этой форме ролевой игры.

Хотя у детей, которые выдают себя за других, возможно, меньше ограничений в том смысле, что они могут выдавать себя за любое количество личностей или персонажей, они, тем не менее, склонны налагать ограничения, часто изображая знакомые роли (например, маму) или персонажей сборника рассказов (например, Супермена) (Карлсон и Тейлор, 2005), а не создавать совершенно новую сущность. В этом исследовании не оценивались персонажи или персонажи, которых дети выдавали за себя, поэтому мы не можем знать, склонны ли дети, которые только выдавали себя за других, выдавать себя за новых персонажей или за известных персонажей.Однако наши результаты указывают на интересное отсутствие связи между частотой олицетворения и антропоморфизмом: независимо от частоты олицетворения дети, которые олицетворяли, не различались по своему антропоморфизму (в целом и по технологическому характеру). Отсутствие этой связи контрастирует со значительной криволинейной зависимостью, обнаруженной у детей с ДЦ: оба показали увеличение антропоморфизма технологической природы и в целом по мере того, как частота ролевых игр смещалась от умеренной к высокой.Как и в случае с Карлсоном и Тейлором (2005), возможно, что имитаторы в текущем исследовании часто разыгрывали известных персонажей или роли, а не создавали новых персонажей. Поступая таким образом, эти дети могут поведенчески воспроизводить этих персонажей, а не глубоко подключаться к процессу симуляции воображения внутренних состояний этих персонажей.

Почему может быть так, что более высокие уровни воображения связаны с большим антропоморфизмом? Выше мы утверждаем, что, более глубоко вовлекаясь в процесс моделирования, дети могут быть более склонны или подготовлены к моделированию и проецированию психических состояний в других контекстах.Здесь мы приводим дополнительное дополнительное объяснение, которое помогает понять, почему дети могут антропоморфизировать наименее вероятных кандидатов на атрибуцию психического состояния: неживую природу и технологии. Карлсон (2010) утверждал, что более высокие уровни воображения подразумевают освобождение от нисходящего сознательного контроля, чтобы позволить создавать более крупные продукты воображения. Соответственно, может случиться так, что дети с более развитым воображением (по сравнению с частым невидимым ВД) могут в целом использовать менее сознательный контроль при воображении чужих мыслей и внутренних состояний и способны с большей готовностью приписывать внутренние состояния другому. наименее очевидные кандидаты – неживая природа и техника.Другими словами, эти дети не ограничены отсутствием целевых триггеров или внешних сигналов психических состояний, когда они моделируют и проецируют психические состояния, будь то на невидимого друга или технологию и неживую природу.

Наконец, в свете положительной связи между ролевой игрой и антропоморфизмом, один нерешенный вопрос касается уровня приверженности детей своим антропоморфным убеждениям. Чтобы исследовать этот вопрос, мы должны сначала выявить критическое различие между ролевой игрой и антропоморфизмом.В случае с ролевой игрой дети четко различают притворство и реальность (Woolley and Wellman, 1993; Taylor, 1999; Gleason, 2013; Woolley and Ghossainy, 2013). То есть, хотя дети могут быть погружены в воображаемое пространство, они сохраняют четкое представление о том, что реально, а что вымышлено. Соответственно, с точки зрения уровня приверженности дети имеют низкую приверженность своим притворным атрибуциям (т. е. они знают, что они просто притворяются). И наоборот, люди могут выражать различные уровни приверженности своим атрибуциям при антропоморфизации, в соответствии с Epley et al.(2008) слабые и сильные формы антропоморфизма. Слабый антропоморфизм отражает низкий уровень приверженности, когда люди совершают бездумное (непреднамеренное) поведение «в данный момент», которое не подтверждается их явными суждениями (например, Nass et al., 1993; Nass and Moon, 2000; Ким и Сундар, 2012). Например, можно действовать так, как будто у его компьютера есть намерения (например, «Ты всегда пытаешься обновиться, когда мне нужно провести презентацию!»), и в то же время явно не верить в то, что у его компьютера есть намерения.Таким образом, как и притворство, слабый антропоморфизм предполагает расхождение между явными заявлениями человека и его сиюминутным поведением. Однако разница между притворством и слабым антропоморфизмом заключается в уровне осознания индивидуумом: человек осознает свое притворство, но чаще бывает бездумным, когда занимается слабым антропоморфизмом (Nass and Moon, 2000). С другой стороны, сильный антропоморфизм отмечен явной приверженностью антропоморфным убеждениям и соответствием между поведением человека и его выраженными убеждениями (т.г., полагая, что у их собаки есть эмоции, и относясь к ним соответственно).

Какую форму антропоморфизма — слабую или сильную — отражают детские атрибуции? Учитывая, что наше исследование измеряло антропоморфизм с помощью явной меры (IDAQ-CF), мы утверждаем, что наши результаты отражают сильную форму антропоморфизма. То есть мы утверждаем, что явные антропоморфные атрибуции с большей вероятностью отражают более высокий уровень приверженности. В то же время дети были рассудительны в том, в какой степени они приписывали нечеловеческим существам антропоморфные характеристики.Напомним, что детские атрибуции были далеко не на максимальном уровне, а скорее находились на нижнем (для неживой природы и технологий) и среднем уровне (для животных) трехбалльной шкалы. Таким образом, дети могут быть привержены своим атрибуциям, даже если они консервативны в той степени, в которой они одобряют антропоморфные атрибуты (например, будучи уверенными, что насекомое лишь немного думает само за себя).

Ограничения

Текущее исследование имеет несколько ограничений, которые требуют рассмотрения.Во-первых, это исследование включало корреляционный план с однократной точкой времени для изучения связи между ролевой игрой и антропоморфизмом. Хотя результаты согласуются с нашим предположением о том, что ролевая игра и антропоморфизм включают в себя общий процесс симуляции и проекции, любой твердый вывод на этот счет был бы преждевременным и выходил бы за рамки существующих данных или дизайна исследования. Конечно, вопросы о причинно-следственных связях между ролевой игрой и антропоморфизмом потребуют отстающих во времени, лонгитюдных или экспериментальных планов.Во-вторых, наша мера антропоморфизма основывалась исключительно на самоотчете. Хотя мы обнаружили вариабельность в использовании детьми шкалы IDAQ-CF (что делает маловероятным смещение «да» в их ответах), другие факторы могли повлиять на то, как дети реагировали на этот показатель. Наша шкала ролевых игр также основывалась на самоотчетах детей, однако в этом случае их отчеты в значительной степени подтверждались их родителями. Тем не менее, дополнительные поведенческие меры ролевой игры, такие как свободная игра с игрушками, ориентированными на реальность и фантазию, воображаемые действия (Taylor and Carlson, 1997) или задача с игрушечным телефоном (Taylor et al., 1993; Tahiroglu et al., 2011) обеспечит более полную и надежную меру вовлеченности в ролевую игру. В-третьих, две меры были представлены в одном и том же порядке (IDAQ-CF, за которой следовала мера ролевой игры), поэтому мы не могли оценить или проконтролировать возможные эффекты порядка. Наконец, эту работу следует воспроизвести, чтобы предотвратить возможность ложного вывода, и ее следует усилить, включив в нее более крупную (т. е. для увеличения мощности) и более репрезентативную выборку.

Будущие направления

Исследования развития антропоморфизма находятся в зачаточном состоянии, и предстоит еще много работы, чтобы понять причины, корреляты и последствия тенденции приписывать человеческим психическим состояниям животных, артефакты и природу.Действительно, настоящее исследование является отправной точкой для понимания связи между ролевой игрой и антропоморфизмом. Будущая работа здесь должна быть сосредоточена на изучении конкретных механизмов, которые могут лежать в основе общего процесса атрибуции разума. Например, объясняют ли более общие когнитивные способности связь между ролевой игрой и антропоморфизмом? Соответственно, будущие исследования выиграют от добавления мер когнитивных способностей (например, исполнительной функции, теории разума, рассуждений по аналогии), а также других мер контроля, связанных со способностями к ментализации (например,г., порядок рождения, многоязычие). Также будет важно проверить, может ли антропоморфизм быть причинно связан с ролевой игрой, например, экспериментально проверяя, приведет ли увеличение ролевой игры к увеличению антропоморфизма. Важно отметить, что будущую работу по изучению частоты участия в ролевой игре необходимо рассматривать в свете формы ролевой игры, поскольку криволинейная связь между частотой участия и антропоморфизмом технологии и природы и в целом определяется типом ролевой игры.Будущие исследования могли бы также оценить, претерпевает ли характер связи между типом ролевой игры и антропоморфизмом качественный сдвиг в разных возрастных группах. Кроме того, текущее исследование подняло вопросы относительно уровня приверженности детей своим антропоморфным атрибуциям. Выше мы утверждали, что эксплицитные суждения детей о IDAQ-CF отражают сильную форму антропоморфизма (т. е. высокую приверженность), однако эта интерпретация носит концептуальный, а не эмпирический характер. Таким образом, будущие исследования могли бы напрямую оценить, насколько дети привержены своим атрибуциям и претерпевает ли уровень их приверженности изменения в процессе развития.То есть сильная приверженность антропоморфным убеждениям может отражать менее развитое понимание. Принимая во внимание, что более низкий уровень приверженности своим антропоморфным атрибуциям может отражать более изощренное и тонкое понимание того, что установление того, имеют ли нечеловеческие другие психические состояния, является сложной, если не бесполезной задачей (например, Nagel, 1974).

Кроме того, мы предлагаем три отдельных направления исследований, которые особенно важны для понимания развития антропоморфизма, а также различий между людьми (врожденными или результатом опыта) и культурами.

Мы утверждали, что, как и ролевая игра, антропоморфизм включает в себя процесс приписывания ментальных состояний другим, будь то игрушка или мягкая игрушка (в случае ролевой игры) или нечеловеческое существо (в случае антропоморфизма). В связи с этим Харрис (2000) утверждал, что симуляция лежит в основе как ролевой игры, так и теории разума. Предыдущие исследования показали связь между притворством (и особенно ролевой игрой) и теорией разума (например, Astington and Jenkins, 1995; Taylor and Carlson, 1997).Хотя, как отмечают Доре и соавт. (2015), существуют противоречивые данные о какой-либо направленности между притворством и теорией разума. Одной из интерпретаций противоречивых указаний является третья переменная: обе могут включать в себя общий базовый процесс. В текущей статье делается третья ссылка — то есть предположение, что симуляция также лежит в основе антропоморфизма. Другими словами, возможно, что процесс моделирования и проецирования внутренних состояний на других включает других людей (теория разума), воображаемых других (ролевая игра) и нечеловеческих других (антропоморфизм).

Таким образом, одно из направлений будущих исследований могло бы изучить связь между антропоморфизмом и теорией разума (см. также Atherton and Cross, 2018). Как обсуждалось ранее, есть свидетельства того, что антропоморфизм активирует ту же нейронную сеть, что и теория разума (Castelli et al., 2000, 2002). Интересно, что Кастелли и соавт. (2002) обнаружили, что в ответ на просмотр антропоморфных анимированных фигур люди с высокофункциональным аутизмом давали меньше и менее точную интерпретацию предполагаемых психических состояний и демонстрировали меньшую активацию ментализирующей сети.В то же время у людей с аутизмом наблюдалась такая же, как и у обычных взрослых, активация дополнительной области — экстрастриарной зрительной коры. Однако, в отличие от обычных взрослых, у людей с аутизмом была плохая связь между экстрастриарной областью коры и ментализирующей сетью. Авторы предполагают, что результаты указывают на физиологическое объяснение теории умственного дефицита у людей с аутизмом; то есть информация из областей восприятия (визуальной обработки) более низкого уровня не передается в ментализирующую сеть более высокого уровня.Эти результаты обеспечивают нейронные доказательства связи между теорией разума и антропоморфизмом у типичного взрослого человека, а также нейронное объяснение трудностей, с которыми сталкиваются люди с аутизмом при интерпретации одушевленных форм в мысленных терминах.

Тем не менее, может существовать критическая разница между восприятием одушевленных объектов в менталистических терминах и явным приписыванием им ментальных состояний. Недавнее исследование показало, что примерно половина взрослых с аутизмом спонтанно персонифицирует объекты (White and Remington, 2018).Этот вывод может поставить под сомнение логику нашего аргумента о том, что социальное познание и антропоморфизм связаны. Уайт и Ремингтон предполагают, что этот результат особенно поразителен, учитывая, что примерно половина аутичных людей испытывают трудности с идентификацией собственных эмоций (алекситимия). Однако, поскольку понимание участниками эмоций — своих или чужих — не оценивалось (равно как и другие аспекты теории сознания), невозможно узнать, испытывали ли алекситимию 56% участников с аутизмом, сообщивших о персонификации объектов.Тем не менее, эти результаты подчеркивают важность дополнительных исследований любых связей между приписыванием психических состояний людям (теория разума) и не-людям (антропоморфизм). Возможно, как предполагают Уайт и Ремингтон, антропоморфизм «может быть результатом трудностей ментализации» (стр. 3). На данный момент мы предлагаем два связанных направления исследования. Во-первых, будет важно исследовать потенциальные связи между антропоморфизмом и точностью в теории понимания сознания (т.г., понимание эмоций, восприятие перспективы, атрибуция знаний и т. д.). Это направление исследования пролило бы свет на то, связана ли склонность к антропоморфизации с отсутствием точности в понимании мыслей других людей или наоборот. Во-вторых, и в связи с этим будущие исследования должны также учитывать связь между антропоморфизмом и склонностью делать выводы об уме других, что было названо мотивацией чтения мыслей (Carpenter et al., 2016). Карпентер и др. (2016) обнаружили, что точность интерпретации психических состояний других отличается (хотя и слабо связана) с их склонностью или мотивацией к этому. Таким образом, независимо от точности чтения мыслей человека, будущая работа могла бы выяснить, возникает ли антропоморфизм с большей вероятностью у людей с большей готовностью приписывать психические состояния другим — то, что мы можем назвать «беспорядочным социальным познанием»

.

Наконец, критический вопрос относительно любой потенциальной связи между теорией разума и антропоморфизмом заключается в том, будет ли эта ассоциация такой же для животных, как для технологий и неживой природы.Как видно из текущего и предыдущих исследований (Waytz et al., 2010a; Severson and Lemm, 2016), эти формы антропоморфизма различны. Как мы утверждали выше, животные могут быть более легко антропоморфизированы, поскольку они предоставляют многочисленные внешние сигналы внутренних состояний. Соответственно, процесс симуляции, применяемый к людям (теория разума), может быть больше похож на процесс, применяемый к животным, поскольку оба они предоставляют внешние сигналы, которые могут легче сделать выводы о внутренних состояниях. Однако технология и неживая природа дают мало внешних сигналов, если таковые вообще имеются, и поэтому могут опираться на различные аспекты теории разума и/или другие когнитивные способности (например,г., визуальные образы). Таким образом, различие между антропоморфизмом животных и антропоморфизмом техники и неживой природы следует сохранить в дальнейшей работе.

Второе направление будущих исследований могло бы выяснить, могут ли антропоцентрические предубеждения взаимодействовать с тенденцией детей к антропоморфизации. Антропоцентризм относится к тенденции использовать людей в качестве прототипа для индуктивных рассуждений о нечеловеческих существах, когда дети асимметрично распространяют ненаблюдаемые новые биологические свойства человека на целевое животное, растение или объект, но не наоборот (Carey, 1985).Интересно, что последующие исследования показали, что опыт и социальное обучение играют важную роль в детских антропоцентрических предубеждениях, а не являются основой для вывода знаний о нечеловеческих существах, как предполагалось изначально (Carey, 1985) (Waxman and Medin, 2007; Herrmann et al.). ., 2010). По сравнению с городскими детьми, дети из сельской местности и общин коренных американцев не проявляют антропоцентрической предвзятости, предположительно из-за более непосредственного контакта с животными и природой (Bang et al., 2007; Медин и др., 2010). Более того, дети в городской среде менее склонны к антропоцентризму, если у них есть домашние животные (Inagaki, 1990; Geerdts et al., 2015) или родители, хорошо разбирающиеся в биологии (Tarlowski, 2006). Хотя антропоцентризм и антропоморфизм, возможно, различны (например, антропоцентризм проявляется у городских детей в течение относительно короткого периода, тогда как антропоморфизм обнаруживается у детей и взрослых; Geerdts, 2016), в будущих исследованиях можно было бы выяснить, связан ли антропоцентризм с антропоморфизмом.На первый взгляд, само собой разумеется, что они будут связаны в той степени, в какой они оба предполагают приписывание ненаблюдаемых внутренних характеристик (будь то биологических или психических) от людей к не-людям. Действительно, есть свидетельства того, что антропоморфные сборники рассказов могут влиять на склонность детей рассуждать антропоцентрически (Waxman et al., 2014). В качестве альтернативы может быть, что между антропоцентризмом и антропоморфизмом существуют существенные различия, особенно при рассмотрении различий в культуре и опыте, в дополнение к различным основным когнитивным процессам, связанным с концептуальным пониманием и социальным познанием.

Наконец, третье многообещающее направление исследований должно исследовать культурные различия в антропоморфизме. Как обсуждалось выше, кажется вероятным, что культура будет играть роль в антропоморфных верованиях, поскольку метафизические верования и социальные нормы сильно различаются. Некоторые также утверждали, что культурные различия в самовосприятии (т. е. восприятие себя как независимого по сравнению с частью коллектива) могут привести к различиям в склонности воспринимать разумы не-людей (Waytz et al., 2013). В литературе для взрослых есть данные об универсальности обнаружения действия по человеческим лицам (Looser and Wheatley, 2010) и выводах о намерениях на основе движения (Barrett et al., 2005), однако наблюдается удивительное отсутствие кросс-культурных исследований по атрибуции разума нечеловеческим существам. Антропологическое исследование предоставило первоначальные доказательства культурных различий; то есть приматологи в Японии антропоморфизируются в большей степени, чем их коллеги в США (Asquith, 1986). В более позднем исследовании с участием взрослых Ghuman et al. (2015) обнаружили более высокие показатели антропоморфизма (по данным IDAQ; Waytz et al., 2010a) среди взрослых в Китае и Индии по сравнению со взрослыми в США.Таким образом, это направление исследований дает возможность выявить закономерности и причины культурных различий в антропоморфных верованиях.

Заключение

Настоящее исследование предоставило первые доказательства связи между детской ролевой игрой и антропоморфизмом. Мы предположили, что ролевая игра и антропоморфизм включают в себя общий симуляционный процесс атрибуции психических состояний, и наши результаты согласовывались с этим предположением, поскольку была обнаружена положительная связь между тенденцией участвовать в ролевой игре и тенденцией к антропоморфизации.Более того, наши результаты свидетельствуют о том, что разная степень воображения связана с антропоморфизмом животных по сравнению с технологиями и неживой природой. Дальнейшая работа необходима, чтобы подтвердить связь, обнаруженную в текущем исследовании, и, что важно, определить, существуют ли конкретные лежащие в основе механизмы. В более общем плане исследование когнитивных основ антропоморфизма находится на начальной стадии и представляет собой область, богатую интересными и важными вопросами.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой рукописи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок любому квалифицированному исследователю.

Вклад авторов

Оба автора внесли существенный интеллектуальный вклад в эту статью и одобрили ее для публикации. RS задумал исследование, собрал данные, проанализировал данные и написал рукопись. SW проанализировал данные и написал рукопись.

Финансирование

Эта работа была частично поддержана малым грантом (грант № 325453) Университета Монтаны и грантом в помощь (грант № 693177) Университета Западного Вашингтона в RS.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить детей и семьи, принявшие участие в этом исследовании. Мы благодарны Даниэлю Денису за статистическую консультацию. Кроме того, мы благодарны команде младших научных сотрудников за сбор данных: Заку Коте, Меган Дахенхаузен, Анджеле Додж, Кристи Фэрбенкс, Саре Фэй, Кэли Хоран-Спатц, Кросби Хамфрису, Мелине Маккрейн, Джордану Райсу, Джесси Уир, Келси. Пшеница и Ребекка Янгер. Данные были собраны, когда RS была связана с Университетом Западного Вашингтона.

Ссылки

Асквит, П.Дж. (1986). «Антропоморфизм и японские и западные традиции в приматологии», в Primate Ontogeny, Cognition, and Social Behavior , eds JG Else and PC Lee (Cambridge: Cambridge University Press), 61–71.

Академия Google

Асингтон, Дж. В., и Дженкинс, Дж. М. (1995). Теория развития разума и социального понимания. Когнит. Эмот. 9, 151–165. дои: 10.1080/02699939508409006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Барретт, Х.К., Тодд П.М., Миллер Г.Ф. и Блайт П.В. (2005). Точные суждения о намерениях только по сигналам движения: кросс-культурное исследование. Эволюция. Гум. Поведение 26, 313–331. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2004.08.015

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Барретт, Дж. Л., и Ричерт, Р. А. (2003). Антропоморфизм или подготовленность? Изучение представлений о Боге у детей. Рев. Религия. Рез. 44, 300–312. дои: 10.2307/3512389

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бойер, П.(2001). Объяснение религии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Basic Books.

Академия Google

Кэри, С. (1985). Концептуальные изменения в детстве. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Карлсон, С. М. (2010). «Развитие сознательного контроля и воображения», в Сознание и свободное действие: как они могли работать , под редакцией Р. Ф. Баумайстера, А. Меле и К. Д. Воса (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Оксфорд).

Академия Google

Карлсон, С.М. и Тейлор М. (2005). Воображаемые спутники и олицетворяемые персонажи: половые различия в детской фантастической игре. Квартал Меррилл-Палмер. 51, 93–118. doi: 10.1353/mpq.2005.0003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Карпентер, Дж. М., Грин, М. К., и Вачаркулксемсук, Т. (2016). Помимо принятия перспективы: мотивация чтения мыслей. Мотив. Эмот. 40, 358–374. doi: 10.1007/s11031-016-9544-z

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кастелли, Ф., Фрит, К., Хаппе, Ф., и Фрит, У. (2002). Аутизм, синдром Аспергера и мозговые механизмы приписывания психических состояний анимированным формам. Мозг 125, 1839–1849. doi: 10.1093/мозг/awf189

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кастелли Ф., Хаппе Ф., Фрит У. и Фрит К. (2000). Движение и разум: функциональное визуализирующее исследование восприятия и интерпретации сложных преднамеренных движений. НейроИзображение 12, 314–325.doi: 10.1006/nimg.2000.0612

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Чин, М. Г., Йордон, Р. Э., Кларк, Б. Р., Баллион, Т., Долезал, М. Дж., Шумейкер, Р., и соавт. (2005). Масштаб развития и антропоморфных тенденций. Проц. Гум. Факторы Эргон. соц. Анну. Встретиться. 49, 1266–1268. дои: 10.1177/1541931205041

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чибра Г., Гергели Г., Биро С., Коос О. и Брокбанк М. (1999).Атрибуция цели без агентных сигналов: «восприятие «чистого разума» в младенчестве». Познание 72, 237–267. doi: 10.1016/S0010-0277(99)00039-6

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Доусон, Дж. Ф. (2014). Модерация в управленческих исследованиях: что, почему, когда и как. Дж. Автобус. Психол. 29, 1–19. doi: 10.1007/s10869-013-9308-7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эпли, Н., Вайц, А., Акалис, С., и Качиоппо, Дж. Т. (2008).Когда нам нужен человек: мотивационные детерминанты антропоморфизма. Соц. Когнит. 26, 143–155. doi: 10.1521/soco.2008.26.2.143

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фаул Ф., Эрдфельдер Э., Ланг А.-Г. и Бюхнер А. (2007). G Power 3: гибкая программа статистического анализа мощности для социальных, поведенческих и биомедицинских наук. Поведение. Рез. Методы 39, 175–191. дои: 10.3758/BF03193146

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гердтс, М., Ван де Валле, Г. А., и ЛоБью, В. (2015). Ежедневное воздействие животных и биологические концепции детей. Дж. Экспл. Детская психология. 130, 132–146. doi: 10.1016/j.jecp.2014.10.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гердтс, М.С. (2016). (Не)настоящие животные: антропоморфизм и раннее изучение животных. Детская разработка. Перспектива. 10, 10–14. doi: 10.1111/cdep.12153

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гельман Р. и Спелке Э.(1981). «Развитие мыслей об одушевленных и неодушевленных объектах: последствия для исследований социального познания», в Social Cognitive Development: Frontiers and Possible Futures , eds JH Flavell and L. Ross (New York, NY: Cambridge University Press), 43 –66.

Академия Google

Гельман, Р., Спелке, Э., и Мек, Э. (1983). «Что дошкольники знают об одушевленных и неодушевленных объектах», в «Развитие символического мышления», , изд. Д. Роджерс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум), 297–326.

Академия Google

Гельман, С.А. (2003). Эссенциальный ребенок: истоки эссенциализма в повседневном мышлении. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. doi: 10.1093/acprof:oso/9780195154061.001.0001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гельман С.А. и Готфрид Г.М. (1996). Детское причинное объяснение движения живой и неживой природы. Детская разработка. 67, 1970–1987 гг. doi: 10.1111/j.1467-8624.1996.tb01838.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гергели, Г., Надасди, З., Чибра, Г., и Биро, С. (1995). Принятие намеренной стойки в возрасте 12 месяцев. Познание 56, 165–193. дои: 10.1016/0010-0277(95)00661-H

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гуман М.К., Хуанг Л., Мэдден Т.Дж. и Рот М.С. (2015). «Антропоморфизм и отношения потребительских брендов: кросс-культурный анализ», в Strong Brands, Strong Relationships , редакторы С. Фурнье, М. Дж. Бризил и Дж. Эйвери (Лондон: Routledge), 135–148.

Академия Google

Глисон, Т. Р. (2013). «Воображаемые отношения», в Оксфордском справочнике по развитию воображения , изд. М. Тейлор (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 251–271.

Академия Google

Гатри, Ю. Э. (1993). Лица в облаках: новая теория религии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Харрис, П. (1992). От симуляции к народной психологии: дело в развитии. Язык разума. 7, 120–144. doi: 10.1111/j.1468-0017.1992.tb00201.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Харрис, П.Л. (2000). Работа воображения. Оксфорд: Блэквелл.

Академия Google

Хайдер Ф. и Зиммель М. (1944). Экспериментальное исследование кажущегося поведения. утра. Дж. Психол. 57, 243–259. дои: 10.2307/1416950

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Херрманн П., Ваксман С.Р. и Медин Д.Л. (2010). Антропоцентризм — не первый шаг в рассуждениях детей о мире природы. Проц. Натл. акад. науч. США 107, 9979–9984. doi: 10.1073/pnas.1004440107

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Инагаки, К. (1990). Влияние воспитания животных на биологические знания детей. руб. Дж. Дев. Психол. 8, 119–129. doi: 10.1111/j.2044-835X.1990.tb00827.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Инагаки, К.и Хатано Г. (2006). Представления детей раннего возраста о биологическом мире. Курс. Прямой. Психол. науч. 15, 177–181. doi: 10.1111/j.1467-8721.2006.00431.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Джипсон, Дж. Л., и Гельман, С. А. (2007). Роботы и грызуны: детские выводы о живых и неживых видах. Детская разработка. 78, 1675–1688. doi: 10.1111/j.1467-8624.2007.01095.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джонсон, С.К., Слотер В. и Кэри С. (1998). За чьим взглядом будут следовать младенцы? Особенности, которые вызывают следование взглядом у 12-месячных детей. Дев. науч. 1, 233–238. дои: 10.1111/1467-7687.00036

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кан, П. Х. мл., Фридман, Б., Перес-Гранадос, Д. Н., и Фрейер, Н. Г. (2006). Роботы-питомцы в жизни дошкольников. Взаимодействие. Стад. 7, 405–436. doi: 10.1075/is.7.3.13kah

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кан, П.H. Jr., Kanda, T., Ishiguro, H., Freier, N.G., Severson, R.L., Gill, B.T., et al. (2012). «Робови, теперь тебе пора в чулан»: социальные и нравственные отношения детей с человекоподобным роботом. Дев. Психол. 48, 303–314. дои: 10.1037/a0027033

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ким Ю. и Сундар С. С. (2012). Антропоморфизм компьютеров: осознанный или безмозглый? Вычисл. Гум. Поведение 28, 241–250. дои: 10.1016/ж.чб.2011.09.006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ли, Х., Сюэ, Ю., Вант, Ф., Бай, X., Лю, Т. и Чжоу, Л. (2017). Приобретают ли маленькие китайские дети антропоморфизм после воздействия персонифицированных сенсорных экранов и настольных игр? Фронт. Психол. 8:55. doi: 10.3389/fpsyg.2017.00055

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Медин, Д., Ваксман, С., Вудринг, Дж., и Вашинаваток, К. (2010). Ориентация на человека не является универсальной чертой рассуждений маленьких детей: культура и опыт имеют значение при рассуждениях о биологических объектах. Когнит. Дев. 25, 197–207. doi: 10.1016/j.cogdev.2010.02.001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мелсон Г.Ф., Кан П.Х. мл., Бек А., Фридман Б., Робертс Т., Гаррет Э. и др. (2009). Поведение детей по отношению к роботизированным и живым собакам и их понимание. Дж. Заявл. Дев. Психол. 30, 92–102. doi: 10.1016/j.appdev.2008.10.011

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Насс, К., и Мун, Ю.(2000). Машины и бездумность: социальная реакция на компьютеры. J. Soc. Выпуски 56, 81–103. дои: 10.1111/0022-4537.00153

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Насс, К., Штойер, Дж., Таубер, Э., и Ридер, Х. (1993). «Антропоморфизм, агентность и этопоэзия: компьютеры как социальные акторы», в Proceedings of the INTERACT ’93 and CHI ’93 Conference Companion on Human Factors in Computing Systems (Амстердам, Нидерланды, 24-29 апреля 1993 г.) , New Йорк, Нью-Йорк: ACM.дои: 10.1145/259964.260137

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Пирсон, Д., Роуз, Х., Досуэлл, С., Эйнсворт, К., Доусон, О., Симмс, К., и др. (2001). Преобладание воображаемых компаньонов в нормальной детской популяции. Детский уход за здоровьем Dev. 27, 13–22. doi: 10.1046/j.1365-2214.2001.00167.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пиаже, Дж. (1929). Детское представление о мире. Лондон: Routledge and Kegan Paul, Ltd.

Академия Google

Северсон Р.Л. и Карлсон С.М. (2010). Вести себя как или вести себя как будто? Представления детей о персонифицированных роботах и ​​появление новой онтологической категории. Нейронная сеть. Спецвыпуск Соц. Когнит. 23, 1099–1103. doi: 10.1016/j.neunet.2010.08.014

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Северсон Р.Л. и Лемм К.М. (2016). Дети тоже видят человека: адаптация меры антропоморфизма индивидуальных различий для детской выборки. Дж. Когнит. Дев. 17, 122–141. дои: 10.1080/15248372.2014.989445

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шахар Г. и Лерман С. Ф. (2012). Олицетворение хронического соматического заболевания: его роль в адаптации и значение для интеграции психотерапии. Дж. Психотер. Интегрировать. 23, 49–58. DOI: 10.1037/a0030272

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сингер Д.Г. и Сингер Дж.Л. (1981). Телевидение, воображение и агрессия: исследование дошкольников. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Академия Google

Спрингер, К., Мейер, Дж. А., и Берри, Д. С. (1996). Невербальные основы социального восприятия: изменение чувствительности к паттернам движения, которые раскрывают межличностные события. Дж. Неглагол. Поведение 20, 199–211. дои: 10.1007/BF02248673

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тахироглу, Д. (2012). Развитие и корреляты антропоморфизма (Приказ № 3544921). ProQuest Dissertations and Theses Global (1237176583), Университет Монтаны, Миссула, Монтана.

Академия Google

Тахироглу, Д., Мэннеринг, А. М., и Тейлор, М. (2011). Зрительные и слуховые образы, связанные с воображаемыми спутниками детей. Имагинат. Когнит. Личность 31, 99–112. doi: 10.2190/IC.31.1-2.i

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тарловски, А. (2006). Если это животное, то у него есть аксоны: опыт и культура в рассуждениях дошкольников об одушевленных. Когнит. Дев. 21, 249–265. дои: 10.1016/j.cogdev.2006.02.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тейлор, М. (1999). Воображаемые спутники и дети, которые их создают. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Тейлор, М., и Карлсон, С.М. (2002). «Воображаемые компаньоны и сложные фантазии в детстве: разрыв с нечеловеческими животными», в «Притворство и воображение у животных и детей », изд. Р. В. Митчелл (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 167–180.

Академия Google

Тейлор, М., Карлсон, С.М., Маринг, Б.Л., Героу, Л., и Чарли, К.М. (2004). Характеристики и корреляты фантазии у детей школьного возраста: воображаемые товарищи, олицетворение и социальное понимание. Дев. Психол. 40, 1173–1187. дои: 10.1037/0012-1649.40.6.1173

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Тейлор, М., Картрайт, Б.С., и Карлсон, С.М. (1993). Эволюционное исследование воображаемых друзей детей. Дев. Психол. 29, 276–285. дои: 10.1037/0012-1649.29.2.276

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ваксман, С., и Медин, Д. (2007). Опыт и культурные модели имеют значение: установление жестких ограничений детского антропоцентризма. Гул. Дев. 50, 23–30. дои: 10.1159/000097681

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ваксман С.Р., Херрманн П., Вудринг Дж. и Медин Д.Л. (2014). Люди (на самом деле) — это животные: чтение книжки с картинками влияет на толкование 5-летними городскими детьми отношений между людьми и нечеловеческими животными. Фронт. Психол. 5:172. doi: 10.3389/fpsyg.2014.00172

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вейтц, А., Качиоппо, Дж., и Эпли, Н. (2010a). Кто видит человека? Устойчивость и значение индивидуальных различий в антропоморфизме. Перспектива. Психол. науч. 5, 219–232. дои: 10.1037/a0020240

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вейц, А., Монтелеоне, Г., Гао, Дж., и Качиоппо, Дж. Т.(2010б). Придать смысл, сделав разумным: действенная мотивация увеличивает антропоморфизм. Дж. Перс. соц. Психол. 99, 410–435. дои: 10.1037/a0020240

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вейц, А., Кляйн, Н., и Эпли, Н. (2013). «Воображение других разумов: антропоморфизм срабатывает по волосам, но не по глупости», в The Oxford Handbook of the Development of Imagination , ed. М. Тейлор (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 272–287.doi: 10.1093/oxfordhb/9780195395761.013.0018

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Уайт, Р. К., и Ремингтон, А. (2018). Персонификация объекта при аутизме: эта статья будет очень печальной, если вы ее не прочитаете. Аутизм doi: 10.1177/1362361318793408 [Epub перед печатью]

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Уиллард, А.К., и Норензаян, А. (2013). Когнитивные предубеждения объясняют религиозную веру, веру в паранормальные явления и веру в цель жизни. Познание 129, 379–391. doi: 10.1016/j.cognition.2013.07.016

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вулли, Дж. Д., и Веллман, Х. М. (1993). Происхождение и истина: понимание маленькими детьми воображаемых мысленных представлений. Детская разработка. 64, 1–17. дои: 10.2307/1131434

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Завеска, К., Даффи, Б. Р., и С-проньска, А. (2012). Понимание антропоморфизации в социальной робототехнике. Помяры Автоматика Роботика 16, 78–82.

Академия Google

отношение к животным

отношение к животным
Калифорнийский государственный университет, Нортридж

Обучение дикой природе и отношение к ней Животные

Барбара Уилкинсон

[Барбара Уилкинсон получила степень магистра в области образования Психология Калифорнийского государственного университета, Нортридж, весной 1997 года. Ей интересны инновационные образовательные программы о дикой природе для детей всех возрастов и написала диссертацию по мультимедийное обучение дикой природе.]

Обучение дикой природе позволяет детям понять важность включения животных в их представление о Земле. Обучение дикой природе «должно привести к положительным изменениям в знаниях, отношение, осведомленность и действия по отношению к дикой природе» (Морган и Граманн, 1989). «Поскольку отношения охватывают как чувства, так и убеждения, они имеют как аффективные, так и когнитивные компоненты. Чувства и убеждения, как правило, направлены на принятие решений. и поэтому являются важными элементами восприятия» (LaHart, 1978).Восприятие влияет на то, как люди оценивают внешние Мир. Изучение источников, из которых дети учатся о дикой природе может определить, является ли этот тип образования происходит.

Большинство академических источников, как правило, сосредоточены на знаниях компонент образования. «Изучение животных в школе появляется быть настолько оторванным от прямых встреч с животными в их естественные среды обитания, которые мало понимают и прочны результаты знаний» (Келлерт и Вестервельт, 1983).Энциклопедии и связанные книги включают фактическую информацию с некоторыми рисунками или картинки, но представлены в довольно неинтересном виде для дети. Литература и газеты менее сосредоточены на фактах, выявление информации о животных, но большинство детских сказки олицетворяют животных. Они не учат реальному животных в их естественной среде обитания. Газетное освещение дикой природы животных, за исключением тех, которые сосредоточены на событиях, основанных на людях, минимальна для несуществующий.

Наша возможность познакомиться с дикими и зарубежными животными ограничивается посещением зоопарка.Хотя в качестве основной причины указывается для посещения зоопарка для воспитательной пользы детей, Келлерт (1980) показал, что итоговые оценки знаний были существенно не отличается от тех, кто не посещал. Морган и Граманн считает, что «зоологические парки, классы и дикая природа заповедники — это места, где животные часто «просто подвергаются» зевак» (1989). Даже домашнее животное лишь немного повышает оценки знаний (Kellert, 1980, Ascione, 1992). Однако те кто принадлежал к дикой природе и / или экологическим организациям или кто количество просмотров телевизионных программ, связанных с животными, было значительно выше. оценки знаний, чем любая другая изученная группа.Поэтому, деятельность, ориентированная на дикую природу, кажется важной в развитии знаний (Вестервельт и Ллевеллин, 1985; ЛаХарт, 1978; и Иглз). и Маффит, 1990). Возможно, регулярное изучение дикой природы в их естественной среде обитания приводит к более высоким баллам знаний, чем более изолированный опыт обучения, такой как посещение зоопарка. Изучение животных в их естественной среде обитания может привести к более высокие баллы за знания, чем на уроках о животных в школе, состоящий в основном из животных в классе или экспериментов в урок естественных наук, что может привести к ограниченным знаниям о нескольких конкретных животных.

Келлерт провел пятиэтапный отчет для Соединенных Штатов Департамент внутренних дел, Служба рыболовства и дикой природы. С 1977 г. до 1983 года знания и отношение к животным оценивается с помощью опроса и опроса в стиле интервью. Ответы от детей и взрослых из США были оценены относительно знаний и отношения к домашним и диким животные. Знания оценивались по количеству баллов в тесте «верно/неверно». фактической информации о самых разных животных.Отношения определялись реакциями «нравится-не нравится» на список животных. Отношения были разбиты на категории, описанные следующие девять типов: натуралистический, экологический, гуманистический, моралистический, сциентистский, эстетический, утилитарный, доминионистский и негативистский. Эти установки были определены следующим образом.

  • Натуралистический представляет основной интерес и привязанность к дикой природе и природе.
  • Экология является основной заботой окружающая среда как система, для взаимоотношений между живой природой виды и естественная среда обитания.
  • Гуманистический является главной заботой и сильным привязанность к отдельным животным, в основном к домашним.
  • Моралистический является главной заботой о праве и неправильное обращение с животными, резкое противодействие эксплуатации или жестокое обращение с животными.
  • Научный — основной интерес к физическому признаки и биологическое функционирование животных.
  • Эстетика – основная цель художественного и символические характеристики животных.
  • Утилитарное в первую очередь заботится о практичности и материальная ценность животных среды обитания животного.
  • Доминионизм — основной интерес к мастерству и контроль над животными, как правило, в спортивных ситуациях.
  • Негативизм — первичная ориентация для активного избегание животных из-за равнодушия, неприязни или страха.

На этапе V этого исследования Kellert and Westervelt (1983) сосредоточены на установках детей от второго до одиннадцатого оценки.Выявлена ​​общая тенденция для всех детей. обследованных, испытывать преимущественно антропоморфные привязанности к отдельным животные, такие как домашние животные или «милые» животные, гуманистическое отношение. Гуманистическая ориентация заключается в том, чтобы содержать определенных животных, особенно домашние животные в большом уважении, но не животные в целом. Это отношение остается, несмотря на очень разный опыт общения с животными в разные уровни обучения. Младшие дети чаще имели живые животные в классе и ходить на экскурсии, чтобы увидеть животных.Дети старшего возраста чаще ставили эксперименты над животные. Кроме того, «существенной разницы в оценки знаний детей, которые узнали и не узнали о животных в школе» (Kellert and Westervelt, 1983).

Фаза III этого исследования показала, что повсеместный характер это отношение также присутствует среди взрослых, особенно женщин и живущие в городах. В результате получается, что «это вызов программам дикой природы станет еще более реальным, поскольку общество становится более урбанизированным, в нем больше молодых людей и женщин. занимать руководящие должности» (Westervelt and Llewellyn, 1985).Иглз и Маффит, используя те же определения, что и в предыдущем исследование, изучавшее отношение канадских детей от 12 до 14 лет лет. Шкалы отношения были также адаптированы из Kellert, с изменениями, чтобы детям было легче задавать вопросы. понимать. Как и исследование в Соединенных Штатах, они обнаружили наиболее общее отношение канадских детей к животным гуманистический. Авторы также обнаружили, что отношение тех у детей, читавших о дикой природе, были более высокие натуралистические и сциентистские баллы по сравнению с теми, кто не умеет читать, у которых был более высокий утилитарные баллы.Те дети, которые смотрели по телевидению дикую природу программы имели значительно более высокие баллы по этим установкам «ценить дикую природу в ее естественной среде» (Иглз и Маффит, 1990). Эти данные свидетельствуют о том, что те дети, которые заинтересованы в просмотре или чтении о животных, также имеют отношение с большим уважением относятся к животным.

Некоторые дети читают или смотрят вымышленные истории о дикой природе, включая те, которые считаются классикой. Вымышленные рассказы написаны о животных изменились за эти годы, чтобы отразить наши изменяющиеся отношение к ним.Освальд (1995) заявил, что «определение героя-животного в реалистической фантастике о животных в целом изменилось с дикие животные, героически выжившие вопреки всему одомашненные животные, героически спасшие людей от дикой природы. звери.» Человеческие персонажи стали центральными в романе и наивысший уровень, которого может достичь животное, — это отношения с самый гуманный персонаж. Автор считает, что это увеличение романтические и нереалистичные описания животных в художественной литературе обусловлены к уменьшению доступности дикой природы и дикой природы. животные.Она заключает, что существует серьезная проблема, когда это чрезмерная романтизация встречается в детских романах, потому что они могут пришли к выводу, что настоящие животные будут вести себя так же, как вымышленные персонажи. и поэтому «может быть разочарован и разочарован настоящим животным». поведения» (Oswald, 1995).

Ascione (1992) показал в своем обзоре литературы, что отношение детей к вопросам, связанным с животными, может быть улучшено либо с помощью целенаправленной презентации в классе, либо с помощью материалов для чтения и презентации для СМИ.Автор предлагает использовать нац. Учебная программа Ассоциации гуманного и экологического образования руководства, которые интегрированы в классные занятия на протяжении всего учебный год. Они включают в себя ролевые игры и творческое письмо. целями и задачами этих руководств является «помощь детям в развитие сострадания, чувства справедливости и уважения ко всем живых существ» (Ascione, 1992).

Обучение дикой природе должно выходить за рамки информации о животных, потому что знания о животных и отношение к ним имеют лишь низкую корреляцию.Простое предоставление информации о животное увеличило знания, но не способствовало более позитивному отношения (Морган и Граманн, 1989; ЛаХарт, 1978). Исследование обзорная статья Кэмерона (1973) о том, как люди воспринимают пришел к выводу, что «мировоззрение человека есть результат «реальный мир» и отношения, убеждения и опыт. Знание не рассматривалась как независимая переменная» (LaHart, 1978). Морган и Граманн (1989) нашли комбинацию сообщений, основанных на и подходы, не основанные на сообщениях, обеспечили значительное увеличение позитивные установки.К сожалению, некоторые темы, такие как вопросы дикой природы трудно реализовать не на основе сообщений подходит. Авторы предполагают, что когда мы не в состоянии использовать подходы, не основанные на сообщениях, такие как моделирование, «отношение может быть улучшено с помощью сообщения, которое фокусируется на те аспекты целевого вида, которые наиболее характерны для аудитории» (Морган и Граманн, 1989). Например, покажите зрители изображают слона, поднимающего хоботом палку и объясните, что их хобот используется так же, как человеческая рука.

Kellert (1981) обнаружил, что интерес к местным животным выше чем национальные или международные животные. африканские животные, классифицируются как международные и не внутренние, поэтому Предполагается, что они имеют низкий статус среди американцев. И все же африканский слон представляет собой одно из самых знакомых и популярных животных в Соединенные Штаты. В исследовании Келлерта и Вестервельта она заняла одиннадцатое из 33 животных в детском рейтинге животных предпочтение и девятое место среди взрослых (Kellert and Westervelt, 1983).И Синтия Мосс, и Ян Дуглас-Гамильтон наблюдают за слонами в дикие и написать о своем опыте. Их книги содержат большой и разнообразный выбор фотографий. Ория Дуглас-Гамильтон написал «Книгу семьи слонов», в которой описал этих животных в уровень, подходящий для детей младшего школьного возраста.

По словам фотографа Мицуаки Иваго, лев — самый популярное животное среди туристов на африканском сафари. Его работа концентрируется на львах, и его книги включают наблюдения о львов он фотографирует.Книга Анжелики Хофер и Гюнтера Цислера, Книга семьи львов иллюстрирует образ жизни этих животных для младшие дети. Рассказывать истории о дикой природе с помощью фотографий показ животных, направленный на детей младшего возраста, может облегчить интерес к животным, который присутствует у тех, кто постарше дети, которые принадлежат к организациям дикой природы и наблюдают за дикой природой программы.

Подходящий и наиболее влиятельный возраст для детей подвергшихся обучению животных, оценивается несколькими исследователи.Вестервельт и Ллевеллин (1985) обнаружили, что программы экологического образования чаще всего встречаются в классах 11 и 12, то есть после того, как отношение к дикой природе было изменено. твердо установленный. «Отношение к чахоточным и непотребительские виды использования дикой природы, по-видимому, хорошо сформированы когда молодые люди достигают восьмого класса» (LaHart, 1978). Когда описывающий ход развития от второго до одиннадцатиклассники Келлерт и Вестервельт обнаружили, что со второго по Пятиклассники характеризовались изменениями аффективных и эмоциональная забота о животных.И «в целом переход с пятого по восьмой класс, по-видимому, означало коренные изменения в интеллектуальное и познавательное понимание животных» (Келлерт и Вестервельт, 1983). «Некоторые авторы предполагают, что в этом возрасте [10 — 12 лет], учащиеся активно ищут сведения о животных, их отношение к животным до сих пор формирование, и поэтому существуют прекрасные возможности для воспитания признательность за мир природы» (Вестервельт и Ллевеллин, 1985).

Интерактивная мультимедийная инструкция

Помимо литературы, журналов и телевизионных программ, интерактивные мультимедийные компьютерные программы также доступны для детей как средства обучения.В настоящее время компьютеры доступны в в большинстве школ и закупаются и устанавливаются в большем количестве школ по стране ежегодно. В настоящее время компьютерные классы г. школы в основном используются для обучения программированию, например, для использования Программа LOGO для Macintosh для создания изображения. «Некоторые студенты, которые приобрели опыт в программировании, считали, что их учителя были недостаточно осведомлены или что их компьютер классы были слишком элементарными» (Beyond Technology’s Promise, стр. 103). Когда компьютеры используются в качестве средств обучения, «большинство студентов думали, обучение более увлекательно с компьютерами…большинство студентов заявили, что они «лучше» учатся, используя компьютер» (Дэвидсон и Ричи, 1994). Дети используют домашние компьютеры в основном для игр игры. Разработчики образовательных программ признали влечение к играм, и ответили, включив игровой формат для своих программ. Как следствие, «они разрешено детям получать выигрышные очки, играя в игру в быстрая, повторяющаяся, бессмысленная манера, которая мешала изучению материал, который программа должна была представить» (Леппер и Кордова, 1992).

Мультимедийные инструкции могут включать элементы для привлечения и удерживать внимание, предоставлять учащимся информацию об уроке и содержать функции, облегчающие изучение материала. Норманн считает, что электронный класс выходит за рамки компьютерных лабораторий обеспечивают «уникальный потенциал для интерактивного и совместного изучение любого предмета» (1994). Программа оценивается автор включает интерактивные экраны, анимацию и компьютер доступ к заданиям и материалам. Дизайнеры должны интегрировать принципы обучения с мультимедийными возможностями для эффективного инструкция.Для достижения этой цели «запрограммированное обучение требует очень дисциплинированного применения методов обучения такие как формирование, исчезновение, прайминг и подсказка» (Бостоу и др., 1995). Далее авторы утверждают, что «кто-то должен организовать обмены между учеником и машиной в последовательную серию маленьких шагов, каждый маленький шаг является составной частью, ведущей к желаемой производительности терминала» (Bostow et al, 1995). обмены должны предсказывать и решать трудные идеи, в результате возникает иллюзия, что компьютер отвечает на поставленные вопросы студентом.

Интерактивная мультимедийная инструкция может создать исследовательская среда, в которой учащийся играет активную роль процесс обучения. Арноне и Грабовски сравнили программу контроль, контроль учащегося и контроль учащегося с рекомендациями для обучаемость и любознательность у первоклассников и второклассников. Программа Условие контроля обеспечило линейный путь через урок. Под условие управления учащимся, пользователь может выбирать из нескольких пути через урок. Студенты, которые контролировали последовательность, темп и исправление в сочетании с рекомендациями по используйте вариант «остановиться и подумать», получивший более высокий балл и потративший больше времени по заданию, чем в других условиях.Кроме того, авторы чувствую, что это условие привело к более высоким баллам, потому что оно обеспечивает максимальное взаимодействие между учеником и компьютером. Ученик контроль с условием рекомендации также «генерировал больше всего вопросы и самые независимые идеи» (Арноне и Грабовски, 1992).

Розенцвейг считает, что электронные СМИ «чрезвычайно хороши в сжатие больших объемов данных в небольших объемах пространства» (1993). Это и широкий спектр средств массовой информации, доступных для его предмета побудил его преобразовать книгу по истории в электронную книгу который включал аудио, фильмы и изображения в сочетании с нелинейным функции поиска с использованием Hypercard и Macintosh.То же оборудование и комбинация программного обеспечения была выбрана, когда электронный гид на Музей Диона в Греции был разработан в 1993 году. Эти авторы выбрал Macintosh из-за его надежности и дружелюбия. интерфейс и Hypercard, потому что это первый и наиболее широко используемый инструмент для создания мультимедиа. Hypercard и Macintosh обеспечивают относительно простой авторский инструмент для создания среды обучения в широкий набор настроек.

Преимуществом средств разработки мультимедиа является возможность включать изображения и аудио, чтобы дети могли смотреть и слышать о животное одновременно.Исследователи говорят, что уроки использование двух модальностей повышает эффективность обучения. Смолл и др. (1993) провел четыре эксперимента, сравнивая припоминание информации о животные с изображениями животных и без них. Их результаты показали, что изображения облегчают воспоминание о том, была ли информация присутствует в прозе и картине или только в прозе. Этот эффект не существует для информации на картинке, но не обращено в прозе. Картинка даже помогла, когда информация в прозе не была явно проиллюстрирована в изображение, пока изображение имело отношение к прозе. эффект присутствовал для знакомых и незнакомых животных, что важно, потому что дети могут быть знакомы с некоторыми животными а не другие.

Было сделано много предложений, чтобы помочь разработчикам, намеревающимся чтобы сделать их программы более удобными для пользователей. Дессиприс и др. (1993) предложить вставить кнопку справки на каждый экран и провести пилотное исследование по поиску экранов, на которых пользователи колеблются из-за чувствуя себя потерянным, а затем внося изменения, чтобы облегчить навигацию. Розенцвейг (1993) предлагает своим ученикам более 200 экскурсий, или побочные поездки, которые развивают какой-то факт или идею из основного текст.Использование «quicktime» позволило ему включать фильмы в некоторые из этих экскурсий. Швейр и Мисанчук в своих книга Интерактивная мультимедийная инструкция, в которой описаны многочисленные способы уроки подхода, которые доступны в этом медиа, такие как симуляторы и обучалки. При создании инструментов образования цели и стили обучения должны сохранять свою значимость, а элементы такие как эстетика, простота навигации и справочные сегменты, также должны принимать во внимание.

Информирование детей о дикой природе выходит за рамки обучения факты о животных к оценке, привязанности и уважению к эти живые существа.Многое из того, чему мы учим детей, передается установки и ценности общества. По мере того, как мы становимся более урбанизированный, наш личный опыт общения с животными становится более изолированы, большую часть времени ограничены домашними животными. повсеместное отношение к животным описывается исследователями как гуманистический, который выделяет домашних животных и «привлекательных» животных как получатели привязанности, проявляя мало признательности за дикая природа в целом. Не имея личного опыта общения с дикой природой, большая часть городской Америки стала зависеть от дикой природы организации, публикации и телевизионные программы для обучения предстоящие поколения.В 1990-х дети становятся увлечен компьютерными технологиями. Популярность компьютера игры, интернет и оборудование доходят до детей младшего возраста. возраст. Развитие технологий приводит к более удобному для пользователя компьютерные программы. Также наблюдается тенденция к компьютерным программам, таких как Интернет, чтобы носить исследовательский характер. Этот формат очень хорошо переносится на образовательные программы в целом и на в частности программы дикой природы. Фотографии, фильмы, аудио записи звуков животных и повествования могут вдохнуть жизнь в эти животные.Помимо фактической информации, рассказы с изображения могут добавить элемент знакомства и идентификации для эти малоизвестные животные.

Со знанием и пониманием дети могут прийти к оценить уникальные качества животного. Это требует времени и усилие, поэтому средство обучения должно вызывать интерес у детей и обеспечивать постоянную любознательность на протяжении всего урока. «Более требуются амбициозные и творческие усилия, поскольку в конечном итоге состояние дикой природы будет, конечно, зависеть от будущего приверженность и забота о сегодняшних детях» (Келлерт и Вестервельт, 1983).



Ссылки
  • Arnone, M.P. & Grabowski, B.L. (1992). Воздействие на достижения детей и любопытство к вариациям в учащемся управление интерактивным видеоуроком. Образовательные технологии Исследования и разработки, 40 (1): 15-27.
  • Асьоне, Франция (1992). Формирование отношения детей к гуманное обращение с животными: Обобщено на ориентированное на человека сочувствие. Антрозоос, 5 (3): 176-191.
  • Бостоу, Д. Э., Крич, К.М. и Томпкинс, Б.Ф. (1995). Компьютеры и педагогика: замена рассказа интерактивом компьютерная инструкция. Методы исследования поведения, Инструкция и компьютеры, 27 (2): 297-300.
  • Дэвидсон, Г. В. и Ричи, С. Д. (1994). Как отношение родители, учителя и ученики влияют на интеграцию технологии в школы? Тематическое исследование. (Документ ЭРИК Репродукционная служба № ED 373 710)
  • Дессиприс Н. Г., Пандермалис Д., Замбелаки М. и Василиаду, Ю.(1993). Электронный гид в Музее им. Дион. Информационные услуги и использование, 13:313-322.
  • Дуглас-Гамильтон, О. (1990). Книга Семья слонов. Новый Йорк: North-South Books Inc.
  • Иглз, П.Ф.Дж. и Маффит, С. (1990). Анализ отношение детей к животным. Журнал экологических Образование, 21 (3):41-44.
  • Джаквинта, Дж. Б., Бауэр, Дж. А., и Левин, Дж. Э. (1993). За рамками обещаний технологий. Нью-Йорк: Кембриджский университет Нажимать.
  • Хофер, А. и Цислер, Г. (1988). Книга Львиная семья. Новый Йорк: North-South Books Inc.
  • Иваго, М. (1995). В логове льва. Калифорния: Хроника Книги.
  • Келлерт, С. Р. (1979). Отношение общества к критическим вопросы дикой природы и естественной среды обитания, фаза I. Соединенные Штаты Департамент внутренних дел Службы рыболовства и дичи.
  • Келлерт, С. Р. (1980). Фаза II: деятельность американца общественное отношение к животным. Департамент США Внутренняя служба охраны рыбных ресурсов и дикой природы.
  • Келлерт, С. Р. и Берри, Дж. К. (1980). Фаза III: Знание, привязанность и базовое отношение к животным в американском обществе. Служба рыболовства и дикой природы Министерства внутренних дел США.
  • Келлерт, С. Р. и Вестервельт, М. О. (1981). Тенденции в животном мире использование и восприятие в Америке двадцатого века: Фаза IV. Юнайтед Служба охраны рыбных ресурсов и дикой природы Департамента внутренних дел штата.
  • Келлерт, С. Р. и Вестервельт, М. О. (1983). Отношение детей, знания и поведение по отношению к животным: Фаза V.Соединенные Штаты Департамент внутренних дел Службы рыболовства и дичи.
  • ЛаХарт, Д.Э. (1978). Влияние знаний на молодых представления людей о дикой природе. Университет штата Флорида, Образовательный колледж.
  • Леппер, М. Р. и Кордова, Д. И. (1992). Желание учиться: Учебные последствия внутренней мотивации. Мотивация и Эмоции, 16 (3): 187-208.
  • Морган, Дж. М. и Граманн, Дж. Х. (1989). Предсказание эффективность программ обучения дикой природе: исследование отношение и знания о змеях.Бюллетень Общества дикой природы, 17 (4): 501-509.
  • Мосс, К., и Колбек, М. (1992). Эхо слонов. Новый Йорк: William Morrow & Co. Inc.
  • Нельсон, Вашингтон (1994). Попытки улучшить компьютерную Инструкция: Роль представления знаний и знания построение в гипермедийных системах. Компьютеры в школах, 10 (3/4): 371-399.
  • Норман, К.Л. (1994). Hypercourseware для интерактивных обучение в электронном классе. Поведенческие исследования Методы, инструменты и компьютеры, 26 (2): 255-259.
  • Освальд, LJ (1995). Герои и жертвы: стереотипы персонажей-животных в детской реалистической анималистике. Литература в образовании, 26 (2): 135-148.
  • Розенцвейг, Р. (1993). Оцифровка прошлого: книга по истории на компакт-диске. Информационные услуги и использование, 13:35-40.
  • Швейр, Р. А., и Мисанчук, Э. Р. (1993). Интерактивный мультимедийное обучение Нью-Джерси: Educational Publications, Inc.
  • Смолл, М.Ю., Ловетт, С.Б. и Шер, М.С. (1993). Картинки способствовать запоминанию детьми неиллюстрированной описательной прозы. Журнал педагогической психологии, 85 (3): 520-528.
  • Вестервельт, М. О. и Левеллин, Л. Г. (1985). Верования и поведение учащихся пятого и шестого классов в отношении внедомашних животные. Служба рыболовства и дикой природы, Департамент США интерьер.




Общая диагностика психического здоровья у детей | Психические расстройства у детей

Общий диагноз психического здоровья у детей и молодежи

СДВГ, синдром дефицита внимания и гиперактивности

СДВГ — одно из наиболее распространенных заболеваний головного мозга у детей, которое может продолжаться и во взрослом возрасте.Когда дети и подростки страдают от СДВГ, у них возникают проблемы с концентрацией внимания, концентрацией внимания на определенных задачах, и они могут испытывать трудности с контролем уровня своей энергии и поведения. Некоторые дети с СДВГ также гиперактивны, и им может быть трудно сохранять терпение и сидеть на месте.

Дополнительные симптомы или поведение могут включать легкое отвлечение внимания, проблемы с организацией, неспособность выполнять домашние дела или сдавать школьную работу; проблемы со слухом; совершает ошибки по невнимательности, часто что-то забывает, легко становится скучным и расстраивающимся, много говорит и перебивает.

Чтобы эти проблемы можно было диагностировать как СДВГ, они должны выходить за рамки нормального диапазона для возраста и развития человека. Например, для детей характерно быть гиперактивными, чрезмерно возбужденными или беспокойными, но у детей с СДВГ такое поведение проявляется более серьезно и происходит постоянно.

Для получения дополнительной информации о СДВГ посетите:

Ч.А.Д.Д. Дети и взрослые с синдромом дефицита внимания/гиперактивности на сайте: www.chadd.org

Тревожные расстройства

Тревожные расстройства — это термин, обозначающий ряд психических расстройств, которые могут вызывать у детей страх, стресс, чрезмерное беспокойство и беспокойство.Все дети испытывают некоторый уровень беспокойства во время взросления, и такие страхи, как боязнь темноты, монстров или выступлений перед одноклассниками, могут быть типичными, если они не являются длительными, экстремальными или вызывают у вашего ребенка сильное расстройство. или имеют проблемы с функционированием на регулярной основе.

Дети и подростки с тревожными расстройствами могут также чувствовать себя раздражительными, беспокойными, нервными и даже страдать от панических атак, сопровождающихся одышкой, учащенным сердцебиением и потливостью рук.Физические жалобы также часто встречаются при тревожных расстройствах, и ваш ребенок может жаловаться на головные боли, боли в животе или другие физические проблемы. Дети с тревожными расстройствами часто чувствуют себя беспомощными или бессильными, а иногда испытывают непреодолимое беспокойство, что все идет не так, как надо, и что повседневные дела пойдут плохо. У них могут быть проблемы со сном, и они могут стараться не ходить в школу, потому что боятся, что там случится что-то плохое или что что-то плохое может случиться с членами семьи в их отсутствие.Существует несколько специфических типов тревожных расстройств, в том числе:

Генерализованное тревожное расстройство : Дети с общим тревожным расстройством могут сильно беспокоиться о повседневных вещах, таких как семейные проблемы, насколько хорошо они справятся с заданиями или действиями, оценками, дружбой, и у них могут возникнуть проблемы с контролем своего беспокойства. Дети с генерализованным тревожным расстройством часто хотят, чтобы все было идеально, и очень критично относятся к себе и своим действиям. Они будут искать постоянное одобрение или утешение от других.

Они также могут изолировать себя от других, часто пропускать школу и отказываться участвовать в групповом обучении или общественной деятельности. Они могут легко разочароваться и часто боятся новых занятий, поэтому им трудно присоединиться или начать. Их постоянная озабоченность «беспокойством» может затруднить сосредоточение внимания, а страх быть неправым, смущенным или вынужденным взаимодействовать может привести к тому, что они изолируют себя, избегают занятий, а иногда даже школы.

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) — это тревожное расстройство, при котором у детей появляются нежелательные и повторяющиеся мысли, чувства, идеи, ощущения (часто называемые навязчивыми идеями), которые заставляют их чувствовать, что они должны выполнять небольшие ритуалы (компульсии), чтобы контролировать их мысли и чувства. Ритуалы могут включать проверку и перепроверку сумки с книгами или дверных часов, подсчет и пересчет или перестановку предметов или повторение одной и той же фразы.

Дети с ОКР могут касаться одного и того же снова и снова, постоянно проверять и перепроверять или думать об одном и том же снова и снова.Когда это происходит, они могут не чувствовать контроля над своими действиями. Иногда навязчивые действия могут занимать так много времени, что у ребенка остается мало времени, чтобы сосредоточиться на других вещах, он может избегать друзей, семью или школу, опасаясь, что другие узнают его странное поведение или попытаются остановить его. Дети с ОКР также могут быть одержимы стремлением к совершенству, иметь проблемы с концентрацией внимания и даже чувствовать тревогу или депрессию. Им также может быть трудно сообщать о своих потребностях и сообщать людям, что происходит и что они чувствуют.

Паническое расстройство: Паническое расстройство может быть диагностировано, если ваш ребенок испытал не менее двух неожиданных приступов паники или тревоги, за которыми последовало не менее одного месяца опасений, что у него может быть еще один. Панические атаки — это события, которые возникают очень внезапно и без видимой причины.

Фобические расстройства: Может быть диагностирован, когда у ребенка возникает нереалистичный и непреодолимый страх перед определенным объектом или ситуацией.

Специфические фобии: Специфические фобии — это сильный, иррациональный страх перед определенным объектом, например перед собакой, или перед ситуацией, например перед полетом или выбором в команду.Общие детские фобии включают животных, бури, медицинские процедуры, высоту, воду, кровь и темноту.

Обычно дети стараются избегать ситуаций или вещей, которых они боятся; когда они не могут, они будут чувствовать непреодолимую тревогу, и в результате у них могут появиться головные боли или боли в животе, они могут плакать, быть очень навязчивыми и даже закатывать истерики. Дети обычно даже не могут признать, что их страх иррационален.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР): — это развитие симптомов, возникающих после травмирующего или ужасающего события или опыта.Дети с посттравматическим стрессовым расстройством или посттравматическим стрессовым расстройством испытывают сильный страх и тревогу после того, как пережили или стали свидетелями травматического или опасного для жизни события, и могут чувствовать страх и тревогу, а также «эмоциональное оцепенение» и раздражительность. Они могут часто пытаться избегать мест, людей или занятий, которые напоминают им о событии и приводят их к нему

.

Другие симптомы или поведение могут включать воспоминания или эмоциональный стресс из-за напоминаний о событии, трудности с концентрацией внимания, легкость вздрагивания или повышенную бдительность (все время настороже), частые кошмары и даже отрицание самого события или неспособность запомнить это.Дети также могут начать вести себя менее зрело, стать плаксивыми и прилипчивыми. Симптомы могут появляться и исчезать без всякой причины, а настроение резко и без предупреждения меняется, что может затруднить понимание того, как помочь.

Важно помнить, что не у каждого ребенка, который слышит о травмирующем событии или переживает его, разовьется посттравматическое стрессовое расстройство. Для детей и молодежи характерно грустить и/или нервничать после травмирующих событий, но большинство детей быстро оправляются от этих переживаний.Дети, наиболее подверженные риску развития симптомов посттравматического стрессового расстройства, — это те, кто был непосредственным свидетелем травматического события или непосредственно пострадал в результате этого, например, потерял члена семьи во время пожара или торнадо, дети и молодежь с существующими проблемами психического здоровья и дети, которые не имеют сильной сети поддержки или людей, которые могли бы помочь и утешить их. Насилие дома также увеличивает риск развития посттравматического стрессового расстройства у ребенка после травматического события.

Тревожное расстройство разлуки

Когда ребенок страдает от разлуки, он испытывает чрезмерную тревогу, когда находится вдали от дома или родителей.Они также могут сильно тосковать по дому и отказываться ходить в школу, в лагерь и на ночевки, а также могут требовать, чтобы кто-то оставался с ними на ночь. Дети с тревогой разлуки обычно беспокоятся о том, что с их родителями или опекунами может произойти что-то плохое, пока они в отъезде.

Важно помнить, что многие малыши обычно беспокоятся, когда их родители уходят. И они часто плачут, когда их оставляют с няней или в детском саду, но обычно они успокаиваются и чувствуют себя лучше вскоре после того, как вовлекаются в деятельность

.

Социальное тревожное расстройство: Социальное тревожное расстройство, или социальная фобия, возникает, когда дети и подростки испытывают сильный, непреодолимый страх перед социальными и исполнительскими ситуациями и действиями, такими как вызов в классе или начало разговора Если не лечить, социальная тревожность расстройство может сильно затруднить вашему ребенку возможность завести друзей, участвовать в общественной деятельности и добиться успеха в школе.

Дети и подростки с социофобией могут бояться делать обычные вещи на глазах у других и очень сильно бояться осуждения или смущения. Этот страх может быть настолько сильным, что мешает делать повседневные дела, например, ходить в школу или играть в игру с друзьями.

Избирательный мутизм: что он мешает взаимодействовать с другими и заводить друзей, может страдать от селективного мутизма. Эти же дети могут быть очень разговорчивыми и вести себя нормально в тех местах, где они чувствуют себя комфортно.Дети, страдающие селективным мутизмом, также могут стоять неподвижно и без выражения, поворачивать голову, жевать или вертеть волосы, избегать зрительного контакта или отходить в угол, чтобы не разговаривать.

Для получения дополнительной информации о тревожных расстройствах посетите:

Американская ассоциация тревожности и депрессии, ADAA по адресу: www.adaa.org

Биполярное расстройство:

Биполярное расстройство , также известное как маниакально-депрессивный психоз, представляет собой серьезное расстройство головного мозга, вызывающее необычные изменения настроения, энергии и активности.Молодые люди с биполярным расстройством испытывают перепады настроения, которые могут быть экстремальными, и могут страдать от периодов экстремальных спадов или депрессии, а также от экстремальных подъемов, также называемых манией, когда молодой человек может чувствовать себя очень счастливым и быть более активным и разговорчивым, чем обычно. Молодым людям, страдающим манией, может требоваться мало сна, они могут говорить без умолку и демонстрировать необычайно ослабленные суждения.

Молодой человек с биполярным расстройством может также испытывать раздражительность, скачки мыслей, взрывную ярость, бред, галлюцинации; повышенный риск, неприемлемое сексуальное поведение, дерзкое или опасное поведение; грандиозные убеждения; и быть вызывающим или подозрительным.Дети и молодежь не испытывают всех этих симптомов, и у большинства детей бывают периоды, когда их симптомы проявляются хуже, чем у других. Иногда биполярное расстройство может быть особенно тяжелым, и некоторые молодые люди с биполярным расстройством пытаются причинить себе вред или совершить попытку самоубийства. В школе учащиеся с биполярным расстройством могут нуждаться в дополнительной поддержке, поскольку колебания настроения и уровня энергии могут затруднить обучение и взаимодействие с другими людьми.

Несмотря на то, что биполярное расстройство является серьезным заболеванием головного мозга, дети и подростки могут справиться со своими симптомами и добиться успеха дома, в школе и в обществе при соответствующем лечении и поддержке.

Для получения дополнительной информации о биполярном расстройстве у детей и подростков посетите:

Сеть Balanced Mind на сайте www.thebalancedmind.org

BP Children www.bpchildren.org

Расстройство поведения

Расстройство поведения Одно из разрушительных расстройств поведения. Молодые люди с расстройством поведения могут запугивать других или угрожать им, лгать, воровать, драться, уничтожать имущество, иметь низкую самооценку, замаскированную бравадою, и проявлять мало сочувствия или раскаяния по отношению к другим.

Молодые люди с расстройством поведения, кажется, любят участвовать в борьбе за власть; часто плохо реагируют на требования авторитетных лиц и могут оспаривать домашние или классные правила, отказываться выполнять задания или поручения и спорить с другими. Такое поведение может значительно ухудшить успехи в учебе и социальное функционирование в школе, дома и в обществе.

Депрессия

Дети и подростки, страдающие депрессией, испытывают необычайно продолжительное грустное настроение и могут потерять интерес и удовольствие от деятельности, которая раньше доставляла им удовольствие.Дети с депрессией могут чувствовать себя безнадежными, бесполезными, уставшими, им может быть трудно сконцентрироваться и принимать решения. Они могут изолировать себя от других и неохотно заниматься какой-либо деятельностью; испытываете трудности с концентрацией внимания, выполнением заданий или школьной работы; и быть исключительно тихим и отстраненным.

Признаки и симптомы депрессии у детей могут также включать раздражительность или гнев, повышенную чувствительность, изменения сна или аппетита и даже вспышки или плач. Они также могут жаловаться на физические недомогания, такие как боли в животе и головные боли.Физические жалобы (такие как боли в животе, головные боли), которые не реагируют на лечение Дети и подростки, страдающие депрессией, могут даже иметь мысли о смерти или самоубийстве.

Важно помнить, что депрессия хоть и очень серьезное заболевание, но и излечимое!

Для получения дополнительной информации о депрессии у детей и молодежи посетите:

Сеть Balanced Mind на сайте www.thebalancedmind.org

Оппозиционно-вызывающее расстройство ODD

ОВР также считается деструктивным расстройством поведения, и молодые люди с ОВР могут испытывать внезапный неспровоцированный гнев, чувство обиды или гнева, казалось бы, без всякой причины.Они также могут обвинять других в своем поведении, спорить со взрослыми, намеренно раздражать и беспокоить других, проявлять неповиновение или отказываться выполнять просьбы. Постоянные споры и вызовы в семье или классе могут изолировать их от сверстников или братьев и сестер и затруднить обучение или развитие позитивных отношений.

Расстройства пищевого поведения

Расстройства пищевого поведения — это болезни, которые приводят к серьезным нарушениям диеты ребенка или молодого человека, когда они могут есть очень малые или большие количества пищи.

Молодые люди с расстройствами пищевого поведения часто очень требовательны к себе и страдают от низкой самооценки, депрессивных перепадов настроения, мышления «все или ничего», усталости, нарушения концентрации внимания и раздражительности, а также других симптомов. Существует несколько конкретных типов расстройств пищевого поведения, в том числе:

Нервная анорексия: Нервная анорексия — это расстройство пищевого поведения, при котором дети и подростки зацикливаются на своем весе и еде, которую они едят. Молодые люди с анорексией пытаются поддерживать вес, который намного ниже нормального для их возраста и роста, моря себя голодом и/или чрезмерно тренируясь.Нервная анорексия может иметь разрушительные и долгосрочные последствия для организма. Хотя может показаться, что анорексия не всегда связана с весом или даже с едой. Сосредоточение внимания на образе тела и потреблении пищи часто делается для того, чтобы контролировать свою жизнь или справиться с эмоциональными проблемами. Молодые люди с нервной анорексией часто считают, что их самооценка зависит от того, насколько они худы, и очень расстраиваются из-за того, что не могут похудеть так, как им хотелось бы.

Нервная анорексия может быть трудной для преодоления и очень страшной для родителей, но при правильном лечении и поддержке молодые люди могут выздороветь и обратить вспять некоторые серьезные осложнения анорексии.

Нервная булимия : или булимия — серьезное, потенциально опасное для жизни расстройство пищевого поведения. Молодые люди с булимией могут тайно переедать или есть большое количество пищи, а затем «очищаться», вызывая рвоту или чрезмерно тренируясь, чтобы избавиться от лишних калорий. Булимию можно разделить на две категории:

Расстройство пищевого поведения, БДУ (не указано иное): когда ребенок борется с мыслями, чувствами или поведением, связанным с расстройством пищевого поведения, но не имеет всех симптомов анорексии или булимии, у этого человека может быть диагностировано расстройство пищевого поведения, не уточненное иначе ( EDNOS) и может включать

Психоз

Психоз — серьезное заболевание головного мозга.Если ваш ребенок страдает психозом, он может потерять контакт с реальностью и может испытывать трудности с различением того, что реально, а что нет. Они также могут страдать бредом или ложными представлениями о том, что происходит вокруг них или кто они такие, или галлюцинациями, когда они видят или слышат вещи, которых нет 90–105 . Психоз может возникать при различных психических расстройствах, включая биполярное расстройство или шизофрению, а также при отравлении молодого человека наркотиками

Шизофрения

Шизофрения — серьезное психическое заболевание, вызывающее странные мысли и чувства, а также необычное поведение и манеры.Симптомы, с которыми могут столкнуться дети и подростки с шизофренией, включают: крайнюю капризность, странное и эксцентричное поведение и речь, видение и слух несуществующих вещей и сильный уровень тревоги. Дети с шизофренией также могут быть чрезмерно требовательными, нечестными, манипулятивными или властными; имеют плохие отношения, очень плохо контролируют свои импульсы и часто могут быть внешне обаятельными и привлекательными или очень боязливыми, растерянными или подозрительными, думая, что все хотят их получить.

Хотя шизофрения является очень серьезным психическим заболеванием, лечение доступно!

Злоупотребление психоактивными веществами

Считается, что молодой человек страдает расстройством, связанным со злоупотреблением психоактивными веществами, если он неоднократно употребляет вещество, из-за которого ему трудно выполнять повседневные обязанности дома или в школе, или ставит себя в опасные ситуации, вызывающие постоянные юридические, социальные и межличностные проблемы. Некоторые молодые люди употребляют психоактивные вещества для самолечения существующих нелеченных психических расстройств.

Синдром Туретта

Синдром Туретта — это неврологическое заболевание, при котором дети и подростки издают звуки и движения, которые они не могут контролировать и не хотят производить. Эти звуки и движения называются тиками. Некоторые распространенные моторные тики у детей и подростков включают моргание, пожимание плечами, качание или подергивание головы и вытягивание шеи, или они могут быть движениями, похожими на подпрыгивания, вращения или прыжки. Некоторые общие голосовые советы включают прочищение горла, фырканье, крик и хрюканье.В небольшом числе случаев лающие или хрюкающие слова неуместны и могут включать ругательства.

Реактивное расстройство привязанности

Реактивное расстройство привязанности — это редкое, но серьезное состояние, при котором младенец или ребенок младшего возраста не устанавливает здоровую привязанность к родителям или опекунам. Дети с синдромом реактивной отстраненности могут быть деструктивными по отношению к себе или другим, не иметь вины или раскаяния, отказываться брать на себя ответственность за действия, обвинять других и иметь крайние проблемы с неповиновением и контролем.Им часто не хватает причинно-следственного мышления, они могут воровать, выдвигать ложные обвинения, быть неуместно требовательными или навязчивыми, иметь плохие отношения, плохо контролировать импульсы, быть нечестными, манипулятивными или властными. Они также часто могут быть внешне очаровательными и привлекательными.

При лечении дети с реактивным расстройством привязанности могут развивать более стабильные и здоровые отношения с опекунами и другими людьми.

Отличные источники дополнительной информации о психических расстройствах у детей:

Американская академия детской и подростковой психиатрии на сайте www.aacap.org

Институт детского разума на http://childmind.org

Национальный институт психического здоровья на сайте www.nimh.nih.gov

Psych Central на www.psychcentral.com/disorders

SAMHSA www.samhsa.gov

TeenHealth на http://kidshealth.org/teen/

Ментальные образы у животных: обучение, память и принятие решений в условиях отсутствия информации

  • Аддис, Д. Р., и Шактер, Д. (2012). Гиппокамп и представление о будущем: где мы находимся? Frontiers in Human Neuroscience, 5 , 173. https://doi.org/10.3389/fnhum.2011.00173

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Алеман А., Ньювенштайн М. Р., Бёкер К. Б. Э. и Де Хаан Э. Х. Ф. (2000). Ментальные образы и восприятие у людей, склонных к галлюцинациям. Журнал нервных и психических заболеваний, 188 (12), 830–836. https://doi.org/10.1097/00005053-200012000-00007

    Артикул пабмед Google ученый

  • Альварадо, М.C. и Руди, Дж. В. (1995). Сравнение повреждения образования гиппокампа, вызванного каиновой кислотой плюс колхицином и иботеновой кислотой, в четырех конфигурационных задачах у крыс. Behavioral Neuroscience, 109 (6), 1052. https://doi.org/10.1037/0735-7044.109.6.1052

    Артикул пабмед Google ученый

  • Баэту, И., и Бейкер, А. Г. (2009). Человеческие суждения о положительных и отрицательных причинно-следственных цепях. Журнал экспериментальной психологии: процессы поведения животных .https://doi.org/10.1037/a0013764

  • Баллейн, Б.В., и Дикинсон, А. (1998). Целенаправленное инструментальное действие: непредвиденное и стимулированное обучение и их корковые субстраты. Нейрофармакология, 37 (4/5), 407–419. https://doi.org/10.1016/S0028-3908(98)00033-1

    Артикул пабмед Google ученый

  • Баракат Б.К., Зейтц А.Р.и Шамс, Л. (2013). Влияние статистического обучения на внутренние представления стимулов: предсказуемые элементы усиливаются, даже если они не были предсказаны. Познание, 129 (2), 205–211. https://doi.org/10.1016/j.cognition.2013.07.003

    Артикул пабмед Google ученый

  • Бэррон, Х.К., Долан, Р.Дж., и Беренс, Т.Е.Дж. (2013). Онлайн-оценка новых вариантов выбора путем одновременного представления нескольких воспоминаний. Nature Neuroscience, 16 (10), 1492. https://doi.org/10.1038/nn.3515

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Барсалу, Л.В. (1999). Перцептивные системы символов. Behavioral and Brain Sciences, 22 (04), 577–660. https://doi.org/10.1017/S0140525X949

    Артикул пабмед Google ученый

  • Блейсделл, А.П. (2003). Информационный поток S-R: где фильтр? Интегративная физиология и поведенческие науки , 38 (2), 146–165. Получено с http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/14527183.

    Артикул Google ученый

  • Блейсделл, А. П. (2009). Роль ассоциативных процессов в пространственном, временном и причинном познании. В S. Watanabe, AP Blaisdell, L. Huber, & A. Young (Eds.), Разумные животные, иррациональные люди (стр. 153–172). Токио, Япония: Университет Кейо.

    Google ученый

  • Блейсделл, А. П. (2015). Игра как основа человеческого интеллекта: освещающая роль эволюции и развития человеческого мозга и значение для образования и развития ребенка. Journal of Evolution and Health , 1 (1), 1–54.

    Артикул Google ученый

  • Блейсделл, А.П. (2017). Когнитивное измерение оперантного обучения. В J. Byrne (Series Ed.) & HL Roediger, III (Ed.), Когнитивная психология памяти. Том. 1 обучения и памяти: полный справочник (2-е изд., стр. 85–110). Оксфорд, Великобритания: Эльзевир.

  • Блейсделл, А.П., Гюнтер, Л.М., и Миллер, Р.Р. (1999). Выход из блокировки достигается за счет гашения блокирующего КС. Обучение и поведение животных, 27 (1), 63–76. https://doi.org/10.3758/bf03199432

    Артикул Google ученый

  • Блейсделл, А.П., Лейзинг, К.Дж., Штальман, В.Д., и Вальдманн, М.Р. (2009). Крысы различают отсутствие событий и недостаток информации в сенсорном прекондиционировании. Международный журнал сравнительной психологии , 12531 , 1–18.

    Google ученый

  • Блейсделл, А.П., Сава, К., Лейзинг, К.Дж., и Вальдманн, М.Р. (2006). Причинное мышление у крыс. Science, 311 (5763), 1020–1022. https://дои.орг/10.1126/наука.1121872

    Артикул пабмед Google ученый

  • Блейсделл, А.П., и Вальдманн, М.Р. (2012). Рациональные крысы: причинный вывод и представление. В EA Wasserman & TR Zentall (Eds.), Справочник по сравнительному познанию (стр. 175–198). Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Болуис, Дж.Дж. И Мурман С. (2015). Память птичьего пения и мозг: В поисках шаблона. Neuroscience and Biobehavioral Reviews, 50 , 41–55. https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2014.11.019

    Артикул пабмед Google ученый

  • Бутон, Массачусетс (1993). Контекст, время и поиск памяти в интерференционных парадигмах павловского обучения. Психологический вестник, 114 (1), 80.https://doi.org/10.1037/0033-2909.114.1.80

    Артикул пабмед Google ученый

  • Бутон, Массачусетс (1994). Контекст, двусмысленность и классическая обусловленность. Современные направления психологической науки, 3 (2), 49–53. https://doi.org/10.1111/1467-8721.ep10769943

    Артикул Google ученый

  • Бутон, М.Э., Дойл-Берр, К., и Вурбич, Д. (2012). Асимметричное обобщение обусловленности и угасания от соединения к элементу и от элемента к соединению. Журнал экспериментальной психологии. Процессы поведения животных , 38 (4), 381–393. https://doi.org/10.1037/a0029726

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Буксбаум Д., Бриджерс С., Вайсберг Д. С.и Гопник, А. (2012). Сила возможности: каузальное обучение, контрфактическое рассуждение и ролевая игра. Philosophical Transactions of the Royal Society B: Biological Sciences, 367 (1599), 2202–2212. https://doi.org/10.1098/rstb.2012.0122

    Артикул Google ученый

  • Бакнер Р.Л. (2010). Роль гиппокампа в предсказании и воображении. Ежегодный обзор психологии, 61 , 27–48.https://doi.org/10.1146/annurev.psych.60.110707.163508

    Артикул пабмед Google ученый

  • Бургхардт, Г. М. (2006). Критический антропоморфизм, некритический антропоцентризм и наивный номинализм. Сравнительные обзоры познания и поведения, 2 . https://doi.org/10.3819/ccbr.2008.20009

  • Кэрролл, К.Д., Ченг, П.В., и Лу, Х. (2013).Выводные зависимости в причинном выводе: сравнение распределения убеждений и ассоциативных подходов. Journal of Experimental Psychology: General, 142 (3), 845. https://doi.org/10.1037/a0029727

    Артикул Google ученый

  • Кастро, Л., Вассерман, Э.А., и Матуте, Х. (2009). Изучение отсутствующих событий в человеческих суждениях о непредвиденных обстоятельствах. В S. Watanabe, AP Blaisdell, L. Huber, & A.Young (Eds.), Рациональные животные, иррациональные люди (стр. 83–99). Токио, Япония: Университет Кейо.

    Google ученый

  • Чатер, Н., и Оуксфорд, М. (ред.). (2008). Вероятностный разум: перспективы рациональных моделей познания . Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Чек, Л. Г., и Клейтон, Н. С. (2010).Ментальные путешествия во времени у животных. Междисциплинарные обзоры Wiley: когнитивная наука, 1 (6), 915–930. https://doi.org/10.1002/wcs.59

    Артикул пабмед Google ученый

  • Клейтон, Н.С., Басси, Т.Дж., Эмери, Нью-Джерси, и Дикинсон, А. (2003). От Прометея до Пруста: аргументы в пользу поведенческих критериев «умственного путешествия во времени». Trends in Cognitive Sciences, 7 (10), 436–437.https://doi.org/10.1016/j.tics.2003.08.003

    Артикул пабмед Google ученый

  • Клейтон, Н.С., и Дикинсон, А. (1998). Эпизодическая память во время восстановления кеша сойками-скрабами. Природа, 395 (6699), 272. https://doi.org/10.1038/26216

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кольтхарт, М.(1980). Знаменитая память и видимая настойчивость. Восприятие и психофизика, 27 (3), 183–228. https://doi.org/10.3758/BF03204258

    Артикул Google ученый

  • Кук, Р. Г., Браун, М. Ф., и Райли, Д. А. (1985). Гибкая обработка памяти крысами: использование проспективной и ретроспективной информации в радиальном лабиринте. Журнал экспериментальной психологии: процессы поведения животных, 11 (3), 453.https://doi.org/10.1037/0097-7403.11.3.453

    Артикул пабмед Google ученый

  • Краммонд, Д. Дж. (1997). Моторные образы: Никогда даже в самых смелых мечтах. Trends in Neurosciences, 20 (2), 54–57. https://doi.org/10.1016/S0166-2236(96)30019-2

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кронли-Диллон, Дж., Персо, К., и Грегори, Р. П. Ф. (1999). Восприятие визуальных образов, закодированных в музыкальной форме: исследование кросс-модальной передачи информации. Труды Королевского общества B: биологические науки, 266 (1436), 2427–2433. https://doi.org/10.1098/rspb.1999.0942

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кронли-Диллон, Дж., Персо, К.С., и Блор, Р. (2000). Слепые субъекты создают сознательные мысленные образы визуальных сцен, закодированные в музыкальной форме. Труды Королевского общества B: биологические науки, 267 (1458), 2231–2238. https://doi.org/10.1098/rspb.2000.1273

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кристалл, Дж. (2013). Перспективная память. Current Biology, 23 (17), R750–R751.

    Артикул Google ученый

  • Кристалл, JD (2009). Элементы эпизодической памяти на животных моделях. Поведенческие процессы, 80 (3), 269–277. https://doi.org/10.1016/j.beproc.2008.09.009

    Артикул пабмед Google ученый

  • Куэвас, К., Рови-Коллиер, К., и Лермонт, А. Э. (2006). Младенцы формируют ассоциации между представлениями памяти об отсутствующих стимулах. Психологическая наука, 17 (6), 543–549. https://doi.org/10.1111/j.1467-9280.2006.01741.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Камминг В.В. и Берриман Р. (1965). Сложный выделенный оперант: исследования сопоставления с образцом и связанные с этим проблемы. В Д. И. Мосровский (ред.), Stimuus generalization . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

    Google ученый

  • Даддс, М. Р., Бовбьерг, Д. Х., Редд, У. Х., и Катмор, Т. Р. Х. (1997). Образы в классической обусловленности человека. Психологический бюллетень, 122 (1), 89. https://doi.org/10.1037/0033-2909.122.1.89

    Артикул пабмед Google ученый

  • Дамасио, А. Р. (1989). Заблокированная во времени мультирегиональная ретроактивация: предложение системного уровня для нейронных субстратов припоминания и распознавания. Познание, 33 (1/2), 25–62. https://doi.org/10.1016/0010-0277(89)-X

    Артикул пабмед Google ученый

  • Дарвин, К.(1871 г.). Происхождение человека и отбор по половому признаку . Лондон: Джон Мюррей.

  • Дэвидсон, Т.Л., МакКернан, М.Г., и Джаррард, Л.Е. (1993). Поражения гиппокампа не нарушают формирование отрицательного паттерна: вызов теории конфигурационной ассоциации. Поведенческая неврология, 107 (2), 227–234. https://doi.org/10.1037//0735-7044.107.2.227

    Артикул пабмед Google ученый

  • де Вито, С.и Бартоломео, П. (2016). Отказаться представить? О возможности психогенной афантазии. Комментарий к Zeman et al. (2015). Кортекс, 74 , 334–335. https://doi.org/10.1016/j.cortex.2015.06.013

    Артикул пабмед Google ученый

  • де Вааль, Ф. (1999). Антропоморфизм и антропоотрицание: последовательность в нашем мышлении о людях и других животных. Философские темы, 27 (1), 255–280.

    Артикул Google ученый

  • Деннет, округ Колумбия (1995). Опасная идея Дарвина: Эволюция и смыслы жизни . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Саймон и Шустер. https://doi.org/10.1002/adom.201400043

    Книга Google ученый

  • Деннистон, Дж. К., Савастано, Х. И., и Миллер, Р. Р. (2001). Гипотеза расширенного компаратора: обучение по смежности, реагирование по относительной силе.В RR Mowrer & SB Klein (Eds.), Справочник по современным теориям обучения (стр. 65–118). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Google ученый

  • Дикинсон, А., и Берк, Дж. (1996). Внутрисложные ассоциации опосредуют ретроспективную переоценку суждений о причинности. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии Раздел B: Сравнительная и физиологическая психология, 49 (1), 60–80. https://дои.орг/10.1080/713932614

    Артикул Google ученый

  • Двайер, Д. М., и Берджесс, К. В. (2011). Рациональные объяснения поведения животных? Уроки С. Канон Ллойда Моргана. Международный журнал сравнительной психологии, 24 (4).

  • Двайер, Д.М., Макинтош, Нью-Джерси, и Боакс, Р.А. (1998). Одновременная активация представлений об отсутствующих признаках приводит к образованию между ними возбуждающей ассоциации. Journal of Experimental Psychology: Animal Behavior Processes, 24 (2), 163. https://doi.org/10.1037/0097-7403.24.2.163

    Артикул Google ученый

  • Дуайер, Д. М., Старнс, Дж., и Хани, Р. К. (2009). «Причинное рассуждение» у крыс: переоценка. Журнал экспериментальной психологии: процессы поведения животных, 35 (4) , 578–586. https://doi.org/10.1037/a0015007

    Артикул пабмед Google ученый

  • Фаст, К.Д., Бидерманн, Т., и Блейсделл, А.П. (2016). Представь это! Репрезентации, вызванные сигналом, определяют поведение крыс в неоднозначных ситуациях. Журнал экспериментальной психологии: обучение и познание животных , 42 , 200–211. https://doi.org/10.1037/xan0000093

    Артикул Google ученый

  • Fast, CD, & Blaisdell, AP (2011). Крысы чувствительны к двусмысленности. Psychonomic Bulletin & Review, 18 (6), 1230–1237.https://doi.org/10.3758/s13423-011-0171-0

    Артикул Google ученый

  • Fast, C.D., Flesher, MM, Nocera, N.A., Fanselow, M.S., & Blaisdell, A.P. (2016). Изучение истории и холинергическая модуляция в дорсальном гиппокампе необходимы крысам, чтобы сделать вывод о статусе скрытого события. Гиппокамп, 26 (6), 804-815. https://doi.org/10.1002/hipo.22564

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Физер, Дж.(2009). Перцептивное обучение и репрезентативное обучение у людей и животных. Обучение и поведение , 37 (2), 141–153. https://doi.org/10.3758/LB.37.2.141

    Артикул Google ученый

  • Фодор, Дж. А. (1983). Модульность ума: эссе по факультетской психологии. Язык, 60(4). https://doi.org/10.2307/413815

  • Гарсия, Дж., Кимельдорф, Д. Дж., и Келлинг, Р. А. (1955). Условное отвращение к сахарину, возникающее в результате воздействия гамма-излучения. Наука, 122 (3160), 157–158. https://doi.org/10.1126/science.122.3179.1089

    Артикул пабмед Google ученый

  • Глимур, К. (2001). Стрелы разума : байесовские сети и графические причинно-следственные модели в психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. https://дои.орг/10.1093/разум/112.446.340

    Книга Google ученый

  • Голдстоун Р.Л. и Барсалу Л.В. (1998). Воссоединение восприятия и концепции. Познание , 65 (2/3), 231–262. https://doi.org/10.1016/S0010-0277(97)00047-4

    Артикул пабмед Google ученый

  • Гопник А., Глимур К., Собель, Д.М., Шульц, Л.Е., Кушнир, Т., и Данкс, Д. (2004). Теория причинного обучения у детей: причинные карты и байесовские сети. Psychological Review , 111 (1), 3–32. https://doi.org/10.1037/0033-295X.111.1.3

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Хагмайер, Ю., и Вальдманн, М.Р. (2004). Видеть ненаблюдаемое — делать выводы о вероятности и влиянии скрытых причин. Протоколы ежегодного собрания Общества когнитивных наук , 26 (26).

  • Хагмайер, Ю., и Вальдманн, М. Р. (2007). Выводы о ненаблюдаемых причинах обучения человека в непредвиденных обстоятельствах. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии , 60 (3), 330–355. https://doi.org/10.1080/17470210601002470

    Артикул Google ученый

  • Холл, Г.(1996). Изучение ассоциативно активированных представлений стимулов: последствия для приобретенной эквивалентности и перцептивного обучения. Обучение и поведение животных, 24 (3), 233–255 https://doi.org/10.3758/BF03198973

    Артикул Google ученый

  • Халлам, С.К., Матцель, Л.Д., Слоут, Дж.С., и Миллер, Р.Р. (1990). Возбуждение и торможение как функция посттренировочного угашения возбудительного сигнала, используемого в павловской тренировке торможения. Обучение и мотивация, 21 (1), 59–84. https://doi.org/10.1016/0023-9690(90)

    -8

    Артикул Google ученый

  • Халперн, А. Р., и Бартлетт, Дж. К. (2011). Стойкость музыкальных воспоминаний: описательное исследование ушных червей. Восприятие музыки: междисциплинарный журнал, 28 (4), 425–432. https://doi.org/10.1525/mp.2011.28.4.425

    Артикул Google ученый

  • Хэмм, Дж., Matheson, WR, & Honig, WK (1997). Психическое вращение у голубей ( Columba livia )? Journal of Comparative Psychology, 111 (1), 76.

    Статья Google ученый

  • Голландия, ПК (1981). Приобретение опосредованного репрезентацией условного отвращения к еде. Обучение и мотивация, 12 (1), 1–18.

    Артикул Google ученый

  • Голландия, П.С. (1983). Опосредованное представлением затемнение и потенцирование условных отвращений. Journal of Experimental Psychology: Animal Behavior Processes, 9 (1), 1. https://doi.org/10.1037/0097-7403.9.1.1

    Артикул Google ученый

  • Голландия, ПК (1990). Репрезентация событий в павловском обусловливании: образ и действие. Познание , 37 , 105–131.

    Артикул Google ученый

  • Голландия, П.С. (2005). Количество тренировочных эффектов при обучении отвращению к еде, опосредованному репрезентацией: нет доказательств роли изменений ассоциативности. Обучение и поведение, 33 (4), 464–478. https://doi.org/10.3758/BF03193185

    Артикул пабмед Google ученый

  • Holland, PC, & Forbes, DT (1982). Опосредованное представлением угашение условного отвращения к вкусу. Обучение и мотивация, 13 (4), 454–471.https://doi.org/10.1016/0023-9690(82)

    -2

    Артикул Google ученый

  • Холлард, В. Д., и Делиус, Дж. Д. (1982). Вращательная инвариантность в распознавании зрительных образов голубями и людьми. Science, 218 (4574), 804-806. https://doi.org/10.1126/science.7134976

    Артикул пабмед Google ученый

  • Хамфри, Н.(2000). Приватизация ощущений. В L. Huber & C. Heyes (Eds.), . Эволюция познания (стр. 241–252). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google ученый

  • Жаннерод, М. (1994). Представляющий мозг: нейронные корреляты двигательного намерения и образов. Науки о поведении и мозге, 17 (2), 187–202. https://doi.org/10.1017/S0140525X00034026

    Артикул Google ученый

  • Карклин Ю.и Левицки, MS (2005). Иерархическая байесовская модель для изучения нелинейных статистических закономерностей в нестационарных естественных сигналах. Нейронные вычисления , 17 (2), 397–423. https://doi.org/10.1162/0899766053011474

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кио, Р., и Пирсон, Дж. (2018). Слепой ум: при афантазии отсутствуют сенсорные зрительные образы. Кортекс, 105 , 53–60.https://doi.org/10.1016/j.cortex.2017.10.012

    Артикул пабмед Google ученый

  • Конорски, Дж. (1967). Интегративная деятельность мозга: междисциплинарный подход . Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press.

    Google ученый

  • Кослин, С. М. (2005). Ментальные образы и мозг. Когнитивная нейропсихология , 22 (3/4), 333–347.https://doi.org/10.1080/026432

    000130

    Артикул пабмед Google ученый

  • Косслин С.М., Пинкер С., Смит Г.Е. и Шварц С.П. (1979). О демистификации мысленных образов. Науки о поведении и мозге, 2 (4), 535-548. https://doi.org/10.1017/S0140525X00064268

    Артикул Google ученый

  • Косслин, С.М., Томпсон, В.Л., Клм, И.Дж., и Альперт, Н.М. (1995). Топографические представления мысленных образов в первичной зрительной коре. Природа, 378 (6556), 496. https://doi.org/10.1038/378496a0

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кумаран, Д. (2012). Какие представления и вычисления лежат в основе вклада гиппокампа в обобщение и вывод? Frontiers in Human Neuroscience, 6 , 157.https://doi.org/10.3389/fnhum.2012.00157

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Кушнир, Т., и Гопник, А. (2005). Маленькие дети делают вывод о причинно-следственной силе из вероятностей и вмешательств. Психологическая наука , 16 (9), 678–683. https://doi.org/10.1111/j.1467-9280.2005.01595.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кушнир Т., Гопник, А., и Лукас, К. (2010). Вывод скрытой причинно-следственной структуры. Когнитивные науки, 34 (1), 148–160. https://doi.org/10.1111/j.1551-6709.2009.01072.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ларкин, М.Дж.В., Эйткен, М.Р.Ф., и Дикинсон, А. (1998). Ретроспективная переоценка каузальных суждений при положительных и отрицательных обстоятельствах. Journal of Experimental Psychology: Learning Memory and Cognition , 24 (6), 1331.https://doi.org/10.1037/0278-7393.24.6.1331

    Артикул Google ученый

  • Леуба, К. (1940). Образы как условные ощущения. Журнал экспериментальной психологии , 26 , 345–351.

    Артикул Google ученый

  • Лин Т.-К. Э. и Хани, Р. К. (2016). Изучение стимулов, которые присутствуют, и тех, которых нет.В RA Murphy & RC Honey (Eds.), . Справочник Wiley по когнитивной нейронауке обучения (стр. 69–85). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Уайли.

    Глава Google ученый

  • Луманн, К.К., и Ан, В.К. (2007). БАКЛ: Модель ненаблюдаемого причинного обучения. Psychological Review, 114 (3), 657. https://doi.org/10.1037/0033-295X.114.3.657

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Лайсл, Д.Т. и Фаулер, Х. (1985). Торможение как «ведомый» процесс. выключение условного торможения за счет угасания условного возбуждения. Journal of Experimental Psychology: Animal Behavior Processes, 11 (1), 71. https://doi.org/10.1037/0097-7403.11.1.71

    Артикул пабмед Google ученый

  • Макинтош, Нью-Джерси (1975). Теория внимания: вариации связываемости стимулов с подкреплением. Psychological Review, 82 (4), 276. https://doi.org/10.1037/h0076778

    Артикул Google ученый (2016). Неуловимая природа блокирующего эффекта: 15 неудачных копий. Journal of Experimental Psychology: General, 145 (9), e49. https://doi.org/10.1037/xge0000200

    Артикул Google ученый

  • МакДанналд, М.и Шенбаум, Г. (2009). К модели тестирования нарушенной реальности у крыс. Schizophrenia Bulletin, 35 (4), 664-667. https://doi.org/10.1093/schbul/sbp050

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый (2011). Тестирование с нарушением реальности в модели шизофрении на животных. Биологическая психиатрия , 70 (12), 1122-1126. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2011.06.014

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Моултон, С.Т., и Косслин, С.М. (2009). Воображаемые предсказания: мысленные образы как ментальное подражание. Philosophical Transactions of the Royal Society B: Biological Sciences , 364 (1521), 1273–1280.https://doi.org/10.1098/rstb.2008.0314

    Артикул Google ученый

  • Маурер, О. (1960). Теория обучения и символические процессы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc.

    Книга Google ученый

  • Нагель, Т. (1974). Каково быть летучей мышью? The Philosophical Review, 83 (4), 435–450.

    Артикул Google ученый

  • Нейворт, Дж.Дж. И Риллинг, М.Э. (1987). Метод изучения образов у ​​животных. Журнал экспериментальной психологии: процессы поведения животных, 13 (3), 203.

    Google ученый

  • Пайвио, А. (1975). Перцептивные сравнения мысленным взором. Память и познание, 3 (6), 635–647. https://doi.org/10.3758/BF03198229

    Артикул Google ученый

  • Пайвио, А.(1991). Теория двойного кодирования: ретроспектива и текущий статус. Canadian Journal of Psychology/Revue Canadienne de Psychologie, 45 (3), 255. https://doi.org/10.1037/h0084295

    Артикул Google ученый

  • Пирс, Дж. М. (1994). Сходство и различение: выборочный обзор и коннекционистская модель. Психологический обзор, 101 (4), 587

  • Перл, Дж. (2014). Вероятностные рассуждения в интеллектуальных системах: сети правдоподобного вывода . https://doi.org/10.2307/2026705

  • Пирсон, Дж., и Косслин, С.М. (2013) Ментальные образы. Fronteirs in Psychology, 4, 198. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2013.00198

    Артикул Google ученый

  • Пирсон Дж., Населарис Т., Холмс Э. А. и Кослин С.М. (2015). Мысленные образы: функциональные механизмы и клиническое применение. Trends in Cognitive Sciences, 19 (10), 590–602. https://doi.org/10.1016/j.tics.2015.08.003

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Пепперберг, И. М., и Гордон, Дж. Д. (2005). Понимание чисел серым попугаем ( Psittacus erithacus ), включая нулевое понятие. Журнал сравнительной психологии, 119 (2), 197.https://doi.org/10.1037/0735-7036.119.2.197

    Артикул пабмед Google ученый

  • Перки, К.В. (1910). Экспериментальное исследование воображения. Американский журнал психологии , 21 , 422–452.

    Артикул Google ученый

  • Пикенс, К.Л., и Холланд, П.К. (2004). Обусловливание и познание. Neuroscience & Biobehavioral Reviews, 28 (7), 651-661 . https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2004.09.003

    Артикул Google ученый

  • Пуарье, К., Де Волдер, А. Г., и Шайбер, К. (2007). Что нейровизуализация говорит нам о сенсорном замещении. Neuroscience and Biobehavioral Reviews , 31 (7), 1064-1070. https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2007.05.010

    Артикул пабмед Google ученый

  • Постма А., Кесселс, RPC, и ван Асселен, М. (2008). Как мозг запоминает и забывает, где находятся вещи: нейропознание памяти о местоположении объекта. Neuroscience and Biobehavioral Reviews, 32 (8), 1339–1345. https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2008.05.001

    Артикул пабмед Google ученый

  • Повинелли, Д. Дж., и Данфи-Лелии, С. (2001). Шимпанзе ищут объяснения? Предварительные сравнительные исследования. Canadian Journal of Experimental Psychology , 55 (2), 185–193.

    Артикул Google ученый

  • Пауэрс, А. Р., Мэтис, К., и Корлетт, П. Р. (2017). Галлюцинации, вызванные павловским обусловливанием, возникают в результате переоценки перцептивных априорных факторов. Наука, 357 (6351), 596–600. https://doi.org/10.1126/science.aan3458

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Премак, Д.(1983). Коды человека и зверей. Behavioral & Brain Sciences, 6 (1), 125–136. https://doi.org/10.1017/S0140525X00015077

    Артикул Google ученый

  • Пилишин З. (2003). Возвращение мысленного образа: действительно ли в мозгу есть картинки? Trends in Cognitive Sciences, 7 (3), 113–118. https://doi.org/10.1016/S1364-6613(03)00003-2

    Артикул пабмед Google ученый

  • Пилишин З.В. (1973). Что мысленный взор сообщает мысленному мозгу: критика мысленных образов. Психологический бюллетень, 80 (1), 1. https://doi.org/10.1037/h0034650

    Артикул Google ученый

  • Рейси, Д., Янг, М.Е., Гарлик, Д., Фам, Дж.Н.М., и Блейсделл, А.П. (2011). Производительность голубя и человека в задаче многорукого бандита в ответ на изменения в графиках с переменным интервалом. Обучение и поведение , 39 (3), 245–258.https://doi.org/10.3758/s13420-011-0025-7

    Артикул Google ученый

  • Ребер, Т. П., Янг, М. Э., Гарлик, Д., Фам, Дж. Н. М., и Блейсделл, К. (2012). Бессознательный реляционный вывод задействует гиппокамп. Journal of Neuroscience, 32 (18), 6138–6148. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.5639-11.2012

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ренье, Л., Брюйер, Р., и Де Волдер, А. Г. (2006). Вертикально-горизонтальная иллюзия, присутствующая у зрячих, но не на ранней стадии слепоты, использующих слуховую замену зрения. Восприятие и психофизика, 68 (4), 535–542. https://doi.org/10.3758/BF03208756

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ренье Л., Лалуайо К., Коллиньон О., Трандуи Д., Ванлиерде А., Брюйер Р. и Де Волдер А. Г.(2005). Иллюзия Понцо со слуховой заменой зрения у зрячих и рано слепых. Восприятие, 34 (7), 857-867. https://doi.org/10.1068/p5219

    Артикул пабмед Google ученый

  • Рескорла, Р. А. (1988). Павловское обусловливание: это не то, что вы думаете. Американский психолог, 43 (3), 151.

    Статья Google ученый

  • Рескорла Р.А. и Вагнер, А. Р. (1972). Теория павловской обусловленности: различия в эффективности подкрепления и отсутствия подкрепления. Классическое обусловливание II Текущие исследования и теория , 21 (6), 64–99. https://doi.org/10.1101/gr.110528.110

    Артикул Google ученый

  • Ричмонд, Массачусетс, Николс, Б.П., Дикон, Р.М.Дж., и Роулинз, Дж.Н.П. (1997). Влияние скополамина и поражений гиппокампа на распознавание негативных паттернов у крыс. Behavioral Neuroscience, 111 (6), 1217. https://doi.org/10.1037/0735-7044.111.6.1217

    Артикул пабмед Google ученый

  • Риссман, Дж., и Вагнер, А.Д. (2012). Распределенные представления в памяти: выводы функциональной визуализации мозга. Ежегодный обзор психологии, 63 , 101–128. https://doi.org/10.1146/annurev-psych-120710-100344

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ройтблат, Х.Л. (1980). Коды и процессы кодирования в кратковременной памяти голубей. Обучение и поведение животных, 8 (3), 341–351. https://doi.org/10.3758/BF03199615

    Артикул Google ученый

  • Руди, Дж. В., и О’Рейли, Р. К. (2001). Конъюнктивные представления, гиппокамп и контекстуальное обусловливание страха. Когнитивная, эмоциональная и поведенческая неврология, 1 (1), 66–82. https://дои.орг/10.3758/CABN.1.1.66

    Артикул Google ученый

  • Руди, Дж. В., и Сазерленд, Р. Дж. (1989). Теория конфигурационной ассоциации и формирование гиппокампа: оценка и реконфигурация. Гиппокамп, 5 (5), 375-389.

    Артикул Google ученый

  • Саддорис, М.П., ​​Холланд, П.С., и Галлахер, М. (2009).Ассоциативно усвоенные репрезентации вкусовых результатов активируют нейронные ансамбли, кодирующие вкус, в вкусовой коре. Journal of Neuroscience, 29 (49), 15386–15396. https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.3233-09.2009

    Артикул пабмед Google ученый

  • Сакимото Ю., Хаттори М., Такеда К., Окада К. и Саката С. (2013). Активность тета-волн гиппокампа во время конфигурационных и неконфигурационных задач у крыс. Experimental Brain Research, 225 (2), 177–185. https://doi.org/10.1007/s00221-012-3359-2

    Артикул пабмед Google ученый

  • Сакимото Ю. и Саката С. (2013). Снижение тета-активности гиппокампа крысы во время торможения реакции на составной стимул отрицательного паттерна и одновременных задач с отрицательными признаками. Behavioral Brain Research, 257 , 111-117.https://doi.org/10.1016/j.bbr.2013.09.020

    Артикул пабмед Google ученый

  • Савастано И. и Миллер Р. Р. (1998). Время как содержание павловского обусловливания, Поведенческие процессы, 44 , 147–162.

    Артикул Google ученый

  • Сакс Р., Целник Т. и Кэри С. (2007). Зная, кто это на самом деле: Младенцы идентифицируют возбудителя в невидимом причинном взаимодействии. Психология развития , 43 (1), 149–158. https://doi.org/10.1037/0012-1649.43.1.149

    Артикул пабмед Google ученый

  • Шактер, Д.Л., Аддис, Д.Р., и Шпунар, К.К. (2017). Бегство от прошлого: вклад гиппокампа в будущее мышление и воображение. В Гиппокамп от клеток до систем (стр. 439-465). Чам, Швейцария: Springer.

    Глава Google ученый

  • Шактер, Д.Л., Норман, К.А., и Кутстал, В. (1998). Когнитивная нейробиология конструктивной памяти. Ежегодный обзор психологии , 49 , 289–318. https://doi.org/10.1146/annurev.psych.49.1.289

    Артикул пабмед Google ученый

  • Шепард, Р. Н. (1984).Экологические ограничения на внутреннее представление: резонансная кинематика восприятия, воображения, мышления и сновидений. Psychological Review, 91 (4), 417–447.

    Артикул Google ученый

  • Шепард, Р. Н., и Мецлер, Дж. (1971). Мысленное вращение трехмерных объектов. Наука, 171 (3972), 701-703. https://doi.org/10.1126/science.171.3972.701

    Артикул пабмед Google ученый

  • Шеттлворт, С.Дж. (2010). Умные животные и убийственные объяснения в сравнительной психологии. Trends in Cognitive Sciences, 14 (11), 477-481. https://doi.org/10.1016/j.tics.2010.07.002

    Артикул пабмед Google ученый

  • Шелк, Дж. Б. (2016). Эволюция: Таксономии познания. Природа, 532 (7598), 176. https://doi.org/10.1038/532176a

    Артикул Google ученый

  • Спиртес, П., Глимур, К., и Шайнс, Р. (1993). Причинно-следственная связь, предсказание и поиск . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer-Verlag.

    Книга Google ученый

  • Стаут, С., Эскобар, М., и Миллер, Р. Р. (2011). Временные отношения числа проб и составных стимулов как совместные детерминанты обусловливания второго порядка и условного торможения. Обучение и поведение животных, 32 (2), 230–239. https://doi.org/10.3758/bf03196024

    Артикул Google ученый

  • Стаут, С.C. и Миллер, Р. Р. (2007). Иногда конкурирующий поиск (SOCR): формализация гипотезы компаратора. Psychological Review, 114 (3), 759–783. https://doi.org/10.1037/0033-295X.114.3.759

    Артикул пабмед Google ученый

  • Томас, М. (2002). Развитие концепции «бедности стимула». The Linguistic Review , 19 , 51–71.

    Google ученый

  • Томпсон Р.К., Оден, Д.Л., и Бойсен, С.Т. (1997). Наивные шимпанзе ( Pan troglodytes ) оценивают отношения между отношениями в концептуальной задаче сопоставления с образцом. Journal of Experimental Psychology: Animal Behavior Processes, 23 (1), 31. https://doi.org/10.1037/0097-7403.23.1.31

    Артикул пабмед Google ученый

  • Толман, EC (1948). Когнитивные карты у крыс и людей. Психологический обзор , 55 , 189–208.

    Артикул Google ученый

  • Тонно, Ф. (2013). Неореализм: объединение познания и окружающей среды. Review of General Psychology, 17 (2), 237–242.

    Артикул Google ученый

  • Ван Хамм, Л.Дж., и Вассерман, Э.А. (1994). Конкуренция реплик в суждениях о причинности: роль непредставления составных элементов стимула. Обучение и мотивация, 25 (2), 127–151. https://doi.org/10.1006/lmot.1994.1008

    Артикул Google ученый

  • Вальдманн, М. Р., Ченг, П. В., Хагмайер, Ю., и Блейсделл, А. П. (2008). Причинное обучение у крыс и людей: минимальная рациональная модель. Вероятностный ум. Перспективы байесовской когнитивной науки , 453–484.

  • Вальдманн, М. Р., Хагмайер, Ю.и Блейсделл, А. П. (2006). Помимо предоставленной информации: причинно-следственные модели в обучении и рассуждениях. Современные направления психологической науки , 15 (6), 307–311. https://doi.org/10.1111/j.1467-8721.2006.00458.x

    Артикул Google ученый

  • Вальдманн, М. Р., Шмид, М., Вонг, Дж., и Блейсделл, А. П. (2012). Крысы различают отсутствие событий и отсутствие доказательств при обучении в непредвиденных обстоятельствах. Animal Cognition, 15 (5), 979-990. https://doi.org/10.1007/s10071-012-0524-8

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Вегнер, Д.М., и Шнайдер, Д.Дж. (2003). История белого медведя. Психологический опрос, 14 (3/4), 326–329. https://doi.org/10.1207/S15327965PLI1403&4_24

    Артикул Google ученый

  • Викенхайзер, А.М. и Редиш, А. Д. (2015). Расшифровка когнитивной карты: ансамблевые последовательности гиппокампа и принятие решений. Current Opinion in Neurobiology, 32 , 8–15. https://doi.org/10.1016/j.conb.2014.10.002

    Артикул пабмед Google ученый

  • Уильямсон, В. Дж., Лиикканен, Л. А., Якубовски, К., и Стюарт, Л. (2014). Прилипчивые мелодии: как люди реагируют на непроизвольные музыкальные образы? PLOS ONE, 9 (1), e86170. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0086170

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Уилсон, А. Г., Пиццо, М. Дж., и Кристал, Дж. Д. (2013). Проспективная память, основанная на событиях, у крыс. Current Biology, 23 (12), 1089–1093. https://doi.org/10.1016/j.cub.2013.04.067

    Артикул пабмед Google ученый

  • Вудворд, Дж.(2005). Создание вещей: теория причинного объяснения . Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета. : https://doi.org/10.1093/0195155270.001.0001

    Книга Google ученый

  • Инь, Х., Барнет, Р. К., и Миллер, Р. Р. (1994). Обусловливание второго порядка и условное торможение по Павлову: сходство и различие операций. Журнал экспериментальной психологии: процессы поведения животных, 20 (4), 419.https://doi.org/10.1037/0097-7403.20.4.419

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ю, А. Дж., и Даян, П. (2005). Неопределенность, нейромодуляция и внимание. Нейрон, 46 , 681–692. https://doi.org/10.1016/j.neuron.2005.04.026

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Заторре Р.Дж., Халперн, А.Р., Перри, Д.В., Мейер, Э., и Эванс, А.С. (1996). Слух мысленным взором: ПЭТ-исследование музыкальных образов и восприятия. Journal of Cognitive Neuroscience, 8 (1), 29–46. https://doi.org/10.1162/jocn.1996.8.1.29

    Артикул пабмед Google ученый

  • Зейтамова, Д., Доминик, А.Л., и Престон, А.Р. (2012). Гиппокампальная и вентральная медиальная префронтальная активация во время обучения, опосредованного поиском, поддерживает новый вывод. Нейрон, 75 (1), 168-179. https://doi.org/10.1016/j.neuron.2012.05.010

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Зейтамова, Д., Шлихтинг, М.Л., и Престон, А.Р. (2012). Гиппокамп и логические рассуждения: создание воспоминаний для принятия будущих решений. Frontiers in Human Neuroscience, 6 , 70.

    Статья Google ученый

  • Земан А., Дьюар, М., и Делла Сала, С. (2015). Живет без образов – врожденная афантазия. Кортекс, 73 , 378e380. https://doi.org/10.1016/j.cortex.2015.05.019

    Артикул Google ученый

  • Земан А., Дьюар М. и Делла Сала С. (2016). Размышления об афантазии. Кортекс, 74 , 336–337. https://doi.org/10.1016/j.cortex.2015.08.015

    Артикул пабмед Google ученый

  • Детские галлюцинации удивительно распространены, но почему? | Neuroscience

    Детство долгое время считалось временем для выдумок, но недавние исследования показали, что другая форма нереальности — галлюцинации — встречается у детей чаще, чем мы предполагали ранее.В течение многих лет детские рассказы о том, что они видели, слышали и ощущали то, чего на самом деле не было, считались частью одного и того же выдуманного мира — «сверхактивным воображением»; «фантастический мир». Подход Алисы в Стране Чудес, возможно. Но поскольку было признано, что галлюцинации можно надежно идентифицировать у детей, наука начала изучать, почему эти иллюзорные переживания во много раз чаще встречаются в наши ранние годы.

    Галлюцинации часто отражают причудливую, расплывчатую версию нашей реальности, и поскольку игра — это повседневная реальность для детей, содержание может показаться похожим.Оба могут содержать причудливых персонажей, странные сценарии и вдохновлять на любопытное поведение. Один ребенок рассказал, как увидел в доме волка, другой — что в нем живут «еху», которые съели все его лекарства. На первый взгляд это может быть детской прихотью, но настоящие галлюцинации имеют совсем другой вкус. «Играя и притворяясь, дети фантазируют, — говорит Елена Гарральда, профессор детской и подростковой психиатрии Имперского колледжа Лондона. «У них нет реального перцептивного опыта видения и слуха.Еще одно ключевое отличие, отмечает Гарральда, заключается в том, что «галлюцинации кажутся навязанными, и дети не могут осуществлять прямой контроль над ними».

    Недавние исследования выявили некоторые удивительные статистические данные о том, насколько они распространены. Одно британское исследование показало, что почти две трети детей сообщили, что имели хотя бы один «психотический опыт» в своей жизни, категория, которая также включает неизменные и нереалистичные убеждения и страхи. Если сосредоточиться исключительно на галлюцинациях, обзор исследований показал, что 17% детей в возрасте 9–12 лет испытывают эти переживания в любой момент времени.Это число примерно вдвое уменьшается у подростков и снова падает у взрослых. Поскольку этот тип исследований, как правило, фокусируется на переживаниях, которые выбираются из-за того, что они могут проявляться при проблемах с психическим здоровьем у взрослых, таких как слуховые голоса, которые составляют лишь небольшую часть возможного диапазона галлюцинаций, эти цифры, вероятно, будут низкими. оценивать.

    Интересно, что по мере нашего взросления галлюцинации становятся менее распространенными. Поскольку очень маленьких детей труднее проверить и они не так широко изучены, неясно, начинаем ли мы с более галлюцинаторного мира, который становится все более стабильным с возрастом, или среднее детство является пиковым временем для нереальных переживаний. .Несмотря на всю свою репутацию вызывающего эмоциональный хаос, половое созревание может быть стабилизирующей силой нашего восприятия.

    В этот момент давайте просто сделаем передышку — если хотите, проверим здравомыслие, — потому что многие люди беспокоятся, когда думают о возможности галлюцинаций у своего ребенка. Эти цифры не означают, что если у ребенка галлюцинации, то он болен или нездоров. В большинстве случаев детские галлюцинации исчезают в течение нескольких дней или недель и не вызывают беспокойства.Детские галлюцинации часто вызываются жизненными стрессами, плохим сном и периодами плохого настроения, которые исчезают, когда возникают сложные ситуации. Однако, если галлюцинации огорчают или настойчивы, возможно, пришло время обратиться за профессиональной оценкой.

    Рено Жардри видел много детей с галлюцинациями в своей клинической практике, а также исследовал эту область в рамках своей роли профессора детской и подростковой психиатрии в Медицинской школе Университета Лилля. По его словам, критерии для оценки того, нуждается ли ребенок в профессиональной поддержке, заключаются в том, являются ли галлюцинации «частыми, сложными, тревожными и вызывают нарушения».Для Жардри галлюцинации, связанные с положительными эмоциями и не мешающие дружбе и семейной жизни ребенка, обычно безобидны.

    В редких случаях причиной могут быть проблемы со здоровьем. Эпилепсия может вызывать галлюцинации, как и нарушения сна, которые влияют на сознание и приводят к тому, что мир снов вторгается в часы бодрствования. По не совсем ясным причинам тяжелый психоз, представленный такими диагнозами, как шизофрения, крайне редко встречается у детей раннего возраста. Но когда возникают такие условия, галлюцинации могут быть как поразительными, так и ужасающими.Шестилетний мальчик, описавший, что внутри него живут йеху, был одним из таких редких случаев; он постоянно слышал, как они с ним разговаривают, боялся, что его отравят, верил, что может колдовать, чует «жуков» в воде из-под крана и видит несуществующие следы на снегу. Это далеко не обычный страх перед «монстрами под кроватью» или отдельными галлюцинациями, которые со временем исчезают.

    Кроме того, есть воображаемые друзья, которые являются не галлюцинациями, а яркими фантазиями, которые на протяжении многих лет были предметом многих взрослых заламывания рук.Из-за этого они были на удивление хорошо исследованы, и я счастлив жить в мире, где есть настоящие ученые-воображаемые друзья, как если бы Роальд Даль был жив и финансировал исследовательский институт. Оказывается, у детей с воображаемыми друзьями, как правило, лучше развиты социальные навыки и языковые способности, чем у детей, у которых нет воображаемых друзей. И, как показывают исследования, эти иллюзорные спутники не компенсируют отсутствие настоящих друзей. Они как бы отражают работу мозга ребенка, работающего на пределе возможностей, расходующего избыточную энергию, наслаждающегося пределами воображения и играющего с возможностями социального мира.

    Факты об испытаниях продуктов на животных

    Каждый год миллионы животных отравляются и погибают в результате варварских и устаревших тестов, которые пытаются оценить опасность потребительских товаров и их ингредиентов. Чтобы измерить токсическое воздействие, крыс, мышей, морских свинок, кроликов и других животных заставляют глотать или вдыхать большое количество тестируемого вещества или наносить химическое вещество им в глаза или на кожу. В настоящее время очевидно, что тесты на животных часто не позволяют предсказать исходы у людей, и многие методы тестирования, не относящиеся к животным, доступны и продолжают развиваться.

    Испытания на животных

    Для определения опасности однократного кратковременного воздействия продукта или химического вещества вещество вводят животным (обычно грызунам) в чрезвычайно высоких дозах путем принудительного кормления, принудительного вдыхания и/или контакт с глазами или кожей. Животные в группах с самой высокой дозой часто испытывают сильную боль в животе, диарею, судороги, судороги, паралич или кровотечение из носа, рта или половых органов, прежде чем они в конечном итоге умирают или погибают. 1

    Испытания на острую токсичность начались в эпоху Первой мировой войны с печально известного теперь теста на смертельную дозу 50 процентов (LD50), который даже сегодня остается обычным исследованием отравления животных.В этом тесте группы животных насильно кормят возрастающими количествами исследуемого вещества или наносят на их кожу возрастающие количества до тех пор, пока половина из них не погибнет. Несмотря на десятилетия использования, тест LD50 и его более современные модификации никогда не были научно подтверждены, чтобы подтвердить, что их результаты действительно предсказывают химические эффекты у людей. В одном международном исследовании, в котором изучались результаты тестов LD50 на крысах и мышах для 50 химических веществ, было обнаружено, что эти тесты предсказывают токсичность для людей только с 65-процентной точностью, в то время как серия тестов на клеточных линиях человека предсказывает токсичность для людей с точностью от 75 до Точность 80 процентов. 2

    • Испытания на раздражение глаз и кожи/коррозию

    Испытания Дрейзе на раздражение глаз и кожу и коррозию проводятся с 1940-х годов. 3 В ходе этих испытаний вещество капают кроликам в глаза или наносят на их выбритую кожу. Затем лаборанты регистрируют повреждения, которые могут включать воспаление кожи, язвы, кровотечения, кровавые струпья, опухшие веки, раздражение и помутнение глаз или даже слепоту, через определенные промежутки времени на срок до двух недель.Нет необходимости давать животным какие-либо обезболивающие во время этого длительного процесса.

    Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что исследования на животных дают разные результаты, имеют ограниченную надежность и, как правило, плохо предсказывают кожные и глазные реакции человека. Качественная оценка повреждений глаз и кожи в тестах Дрейза весьма субъективна. Поэтому разные лаборатории и даже разные раунды тестирования в одной и той же лаборатории часто дают разные результаты. Эта переменная оценка делает результаты теста кожи или глаз Дрейза ненадежными.Кроме того, результаты тестов Дрейза на раздражение и коррозию глаз часто ошибочны из-за анатомических и физиологических различий между глазами человека и кролика. Поскольку кожа кролика значительно более проницаема, чем кожа человека, использование кроликов в исследованиях раздражения или коррозии приводит к ошибочным результатам. Например, сравнение данных тестов на кроликах и четырехчасовых тестов на коже человека для 65 веществ показало, что 45% классификаций потенциала химического раздражения, основанных на тестах на животных, были неверными. 4

    • Тестирование кожной сенсибилизации

    Тест максимальной чувствительности морской свинки (GPMT) для сенсибилизации кожи, в котором экспериментаторы несколько раз вводят животным тестируемое вещество и измеряют любую аллергическую реакцию, был впервые описан в 1969 году. 5 Этот тест может вызвать зуд, воспаление, изъязвление или другие болезненные ощущения на коже морской свинки в результате аллергической реакции. Эта реакция еще больше усиливается при использовании адъювантов, которые усиливают иммунный ответ организма.

    В некоторых секторах GPMT был в значительной степени заменен анализом местных лимфатических узлов на мышах (LLNA), при котором испытуемое вещество наносится на уши мышей, которых в конечном итоге убивают, чтобы можно было исследовать лимфатический узел возле уха. удаляли и измеряли иммунный ответ мышей. Затем количество лимфоцитов, выделенных из лимфатического узла, используют как меру кожной сенсибилизации. 6 Хотя в этом тесте используется меньше животных и требуется меньше времени для проведения, были разработаны лучшие альтернативы, полностью исключающие использование животных, и их следует использовать вместо обоих этих устаревших тестов на животных.

    Биоанализ канцерогенности на грызунах представляет собой тест, в котором крыс или мышей заставляют проглатывать или вдыхать тестируемое вещество, либо тестируемое вещество вводят инъекцией или наносят на их кожу. Вещества вводят животным на срок до двух лет, прежде чем они будут убиты, чтобы исследователи могли искать признаки рака, такие как аномальные клетки или образование опухоли. Обзор существующих данных 2002 г. предполагает высокую степень как ложноположительных, так и ложноотрицательных результатов при использовании грызунов для прогнозирования канцерогенности у людей. 7

    • Испытания на токсичность для репродуктивной системы и развития

    Испытания на токсичность для репродуктивной системы и развития направлены на оценку влияния вещества на репродуктивную способность животного и развитие потомства. Во время этих испытаний экспериментаторы вводят тестируемое вещество крысам за несколько недель до спаривания во время беременности и исследуют как фертильность взрослых особей, так и рост, выживание и развитие потомства.В исследованиях с двумя поколениями потомство первого поколения из исследований токсичности для развития скрещивают для наблюдения за воздействием вещества на фертильность и токсичность потомства второго поколения. Тест двух поколений увеличивает количество животных, используемых в этих тестах, и подвергает их воздействию потенциально вредных веществ в течение длительных периодов времени. 8

    Требования к тестированию продукции
    Законодательство США не требует, чтобы косметика и товары для дома тестировались на животных.Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) советует производителям косметики «использовать любые тесты, которые подходят и эффективны для подтверждения безопасности их продуктов» и отмечает, что Федеральный закон о пищевых продуктах, лекарствах и косметике «не требует использования животных». в тестировании косметики на безопасность». 9 Аналогичным образом, Комиссия по безопасности потребительских товаров (CPSC) не требует, чтобы товары для дома тестировались на животных. Политика CPSC по тестированию на животных, опубликованная в Федеральном реестре , гласит: «Ни Федеральный закон об опасных веществах [FHSA], ни правила Комиссии не требуют тестирования на животных.FHSA и правила его реализации требуют, чтобы продукт был маркирован только для отражения опасностей, связанных с этим продуктом». 10

    В то время как в некоторых странах, таких как Китай, для этих продуктов требуются специальные испытания на животных, Европейский Союз, Израиль и Индия запретили продажу любых косметических средств или косметических ингредиентов, которые были протестированы на животных. 11–13 Тестирование косметики или товаров для дома на животных еще не запрещено в США, и компании будут продолжать проводить испытания на животных до тех пор, пока это требуется в некоторых странах, таких как Китай, и в других странах, таких как США.С., разрешите.

    В США Агентство по охране окружающей среды (EPA) регулирует промышленные химикаты и продукты, помеченные как пестициды, такие как удобрения для газонов, гербициды и «противомикробные препараты». 14 По закону каждый пестицид перед поступлением на рынок должен пройти десятки отдельных болезненных и смертельных испытаний на животных, включая испытания на собаках. 15 FDA предъявляет аналогичные требования к тестированию лекарств, а также химических веществ, которые используются в качестве добавок или консервантов в обработанных пищевых продуктах. 16, 17

    Методы испытаний без использования животных
    Сегодня сотни компаний, производящих косметику и товары для дома, отказались от испытаний на животных и используют методы испытаний без использования животных, включая культуры клеток и тканей, реконструированную кожу, выращенную из человеческие клетки и компьютеризированные модели «отношения структура-активность», которые позволяют экстраполировать существующие данные для прогнозирования активности химического вещества. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) публикует согласованные на международном уровне руководящие принципы испытаний, которые могут использоваться правительством, промышленностью или независимыми лабораториями.Эти рекомендации по тестированию, подталкиваемые PETA, включают новые альтернативы устаревшим методам тестирования на животных и позволяют заменить ранее необходимые тесты на животных.

    Разрабатываются замены и усовершенствования для испытаний на острую токсичность на животных. Тест цитотоксичности поглощения нейтрального красного 3T3 можно использовать, чтобы определить, можно ли маркировать химическое вещество как нетоксичное. 18 Потребуются дополнительные методы без использования животных, чтобы полностью отказаться от использования животных в испытаниях на острую токсичность.В сентябре 2015 года Международный научный консорциум PETA выступил одним из спонсоров семинара по острой системной токсичности с целью разработки стратегии замены тестов на острую системную токсичность in vivo .

    • Проверка зрения и проверка на раздражение/разъедание кожи

    ОЭСР перечисляет несколько методов проверки, которые можно использовать в качестве замены архаичному и неточному тесту глаза кролика Дрейза. В методе теста на утечку флуоресцеина (FL) используется флуоресцентный краситель для измерения способности химического вещества проникать через твердый слой клеток, тем самым имитируя повреждение, которое химическое вещество может нанести глазу. 19   Другие методы in vitro , такие как EpiOcular TM , в котором используются кератиноциты человеческого происхождения, и тест кратковременного воздействия (STE), в котором используется линия клеток роговицы кролика, также могут использоваться для замены глазной тест Дрейзе. 20,21

    Рекомбинантные модели эпидермиса человека (RHE), которые представляют собой эквиваленты кожи человека, полученные из клеток, были проверены и приняты в Канаде, Европейском союзе и практически во всех других странах-членах ОЭСР в качестве полной замены животных исследования раздражения кожи или коррозии.Corrositex ® можно использовать для оценки коррозии кожи, а тесты RHE (EpiSkin™, EpiDerm™ и SkinEthic™) можно использовать для измерения как раздражения кожи, так и коррозии. 22–24 PETA принимала непосредственное участие в финансировании окончательной проверки EpiDerm TM , что привело к значительному сокращению числа животных, необходимых для испытаний на раздражение кожи во всем мире. Было также показано, что клинический кожный кожный тест, проведенный на добровольцах, дает надежные данные о раздражении кожи, которые «по своей сути превосходят данные, полученные на суррогатной модели, такой как кролик.” 25

    • Тестирование кожной сенсибилизации

    Вместо устаревших GPMT и LLNA, которые требуют значительного использования животных, ОЭСР опубликовала руководящие принципы для двух тестов, проводимых в пробирках или в культивируемых клетках. Анализ прямой пептидной реактивности (DPRA) проверяет, происходят ли некоторые события, необходимые для аллергической реакции, в ответ на тестируемое вещество, что позволяет тестировать химические вещества в пробирке, а не на коже морских свинок или мышей. 26 Еще один тест не на животных, KeratinoSens TM , позволяет добавить тестируемое вещество к слою клеток, которые реагируют определенным образом, если химическое вещество может вызвать неблагоприятную реакцию на коже человека. 27

    Некоторые ранние стадии развития рака хорошо известны и характерны для различных типов рака, а также для различных типов клеток и органов. Тесты in vitro, которые изучают эти известные этапы образования опухоли, были разработаны для оценки риска потенциальной канцерогенности вещества.Например, анализ клеточной трансформации измеряет как опухоль-инициирующую активность, так и опухоль-стимулирующую активность вещества и служит надежным индикатором канцерогенности без использования животных. 28

    • Тестирование токсичности для репродуктивной системы и развития

    Из-за широкого диапазона исходов, измеряемых в тестах на репродуктивную токсичность и токсичность для развития, единого теста, охватывающего все неблагоприятные исходы, не разработано.Тем не менее, достигнут прогресс в совершенствовании методов in vitro , которые можно использовать для изучения конкретных стадий развития репродуктивной токсичности или токсичности для развития. Например, тест эмбриональных стволовых клеток оценивает дифференцировку эмбриональных стволовых клеток для прогнозирования эмбриотоксичности, а тест микромассы оценивает токсичность развития, используя изменения в дифференцировке и росте клеток. 29, 30 При проведении испытаний на животных можно использовать расширенный тест на репродуктивную токсичность для одного поколения вместо теста для двух поколений, чтобы уменьшить количество используемых животных, а также продолжительность времени, в течение которого животные подвергаются потенциальному воздействию токсины. 31

    Путь вперед
    В 2007 году Национальный исследовательский совет Национальной академии наук выпустил подготовленный Агентством по охране окружающей среды отчет «Тестирование токсичности в 21-м веке: видение и стратегия », призывающий к совместные усилия всего научного сообщества, направленные на то, чтобы меньше полагаться на тесты на животных и больше на тесты, не относящиеся к животным.

    PETA сотрудничает с регулирующими органами, чтобы способствовать развитию и принятию методов тестирования без использования животных.В 2001 году PETA убедила Конгресс США потребовать от EPA выделить 4 миллиона долларов на исследования, разработки и проверку методов без использования животных. С тех пор EPA и другие правительственные агентства посвятили еще миллионы людей методам, не связанным с животными. Например, Агентство по охране окружающей среды и Национальные институты здравоохранения протестировали более 10 000 соединений в высокопроизводительных скрининговых анализах в рамках программы ToxCast™ и в Центре химической геномики Национального центра развития трансляционных наук. В рамках программы Tox21 агентства также идентифицировали человеческие гены, которые можно использовать для оценки реакции человека на химическое воздействие.

    PETA также финансирует разработку методов испытаний без использования животных и других альтернатив для замены использования животных. На сегодняшний день PETA выделила более 2 миллионов долларов (4 миллиона долларов, включая пожертвования в натуральной форме в виде времени и материалов от участвующих лабораторий и производителей) для перспективных методов испытаний без использования животных и других альтернатив использованию животных.

    Чтобы помочь потребителям идентифицировать продукты, не подвергающиеся жестокому обращению, программа PETA «Красота без кроликов» собирает информацию о политике компаний в области тестирования и публикует список компаний, подписавших наше заявление о гарантии, подтверждающее, что они не проводят и не заказывают испытания на животных. для своих продуктов, ингредиентов или составов.Покупатели могут поддержать этот проект, покупая товары, соответствующие стандарту PETA «компания без жестокости», бойкотируя те, которые не соответствуют требованиям, и прося местные магазины продавать товары без жестокости.

    Ознакомьтесь с базой данных PETA о компаниях, которые не проводят испытания на животных, и запросите бесплатную копию глобального справочника PETA по покупкам без жестокости, чтобы найти марки всех видов продуктов, не подвергающихся жестокому обращению.

    Ресурсы
    1 Организация экономического сотрудничества и развития, «Руководящий документ по распознаванию, оценке и использованию клинических признаков в качестве гуманных конечных точек для экспериментальных животных, используемых при оценке безопасности», Публикации ОЭСР по охране окружающей среды и безопасности , Серия по тестированию и оценке 19 (2000).
    2 Б. Эквалл, «Обзор окончательных результатов MEIC: II. Оценка in vitro–in vivo, включая выбор практического набора клеточных тестов для прогнозирования острой летальной концентрации в крови человека», Toxicology in Vitro 13 (1999): 665–673.
    3 М.К. Робинсон и др. ., «Стратегии испытаний без использования животных для оценки потенциала разъедания и раздражения кожи ингредиентов и готовых продуктов», Food and Chemical Toxicology 40 (2002): 573–592.
    4 М. Дж. Бартек и др. , «Проницаемость кожи in vivo: сравнение у крыс, кроликов, свиней и людей», Journal of Investigative Dermatology 58 (1972): 114–123.
    5 Б. Магнуссон и А.М. Клигман, «Идентификация контактных аллергенов с помощью анализа на животных». Тест максимизации морской свинки», Journal of Investigative Dermatology 52 (1969): 268–276.
    6 Г.Ф. Герберик и др. , «Анализ локальных лимфатических узлов (LLNA) для определения сенсибилизирующей способности химических веществ», Methods 41 (2007): 54–60.
    7 К. Энневер и Л.Б. Лав, «Последствия отсутствия точности биологического анализа на грызунах в течение всей жизни для прогнозирования канцерогенности человека», Regulatory Toxicology and Pharmacology 38 (2003): 52–57.
    8 AltTox, «Конечные точки и тесты токсичности: токсичность для репродуктивной системы и развития», 21 мая 2014 г..
    9 Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, «Испытания на животных и косметика», 5 апреля 2006 г., Информационный бюллетень Управления по косметике и красителям, Министерство здравоохранения и социальных служб США.
    10 Комиссия по безопасности потребительских товаров США, «Кодификация политики тестирования на животных», 10 декабря 2012 г. .
    11 Дж. Кантер, “E.U. Bans Cosmetics With Animal Tested Ingredients», The New York Times , 11 марта 2013 г.
    12 G. Fisher, «Запрет на импорт продуктов, протестированных на животных, вступает в силу», The Times of Israel , 1 января 2013.
    13 А. Дхар, «Индия запрещает тестирование косметики на животных», The Hindu , 29 июня 2013 г.
    14 Агентство по охране окружающей среды США, «О пестицидах», 9 мая 2012 г..
    15 Агентство по охране окружающей среды США, «Защита населения от остатков пестицидов в продуктах питания», Пестициды: актуальные и химические информационные бюллетени, 9 мая 2012 г. .
    16 Г. Лоутон, «В ​​поисках действенных альтернатив: минимизация испытаний на животных», Chemistry & Industry , 19 (1997).
    17 Национальная медицинская библиотека, «Учебник по токсикологии I: основные принципы», 21 апреля 2005 г., Национальные институты здравоохранения.
    18 Справочная лаборатория Европейского Союза по альтернативам испытаниям на животных, «Рекомендация EURL ECVAM по анализу 3T3 NRU для поддержки идентификации веществ, не требующих классификации по острой пероральной токсичности», 1 февраля 2016 г. .
    19 Организация экономического сотрудничества и развития, «Испытание № 460: Метод испытания на утечку флуоресцеина для выявления глазных разъедающих и сильных раздражителей», Публикации ОЭСР по охране окружающей среды и безопасности, Руководство ОЭСР по испытанию химических веществ, раздел 4, 2 октября 2012 г. .
    20 Организация экономического сотрудничества и развития, «Испытание № 492: Метод испытания реконструированного эпителия роговицы человека (RhCE) для выявления химических веществ, не требующих классификации и маркировки в отношении раздражающего или серьезного повреждения глаз», ОЭСР по охране окружающей среды и Публикации по безопасности, Руководство ОЭСР по тестированию химических веществ, раздел , 28 июля 2015 г. .
    21 Организация экономического сотрудничества и развития, «Испытание № 491: Метод испытания in vitro с кратковременным воздействием для выявления i) химических веществ, вызывающих серьезное повреждение глаз, и ii) химических веществ, не требующих классификации в отношении раздражения или серьезного повреждения глаз, «Публикации ОЭСР по охране окружающей среды и технике безопасности, Руководство ОЭСР по тестированию химических веществ, раздел 4, 28 июля 2015 г.».
    22 Организация экономического сотрудничества и развития, «Испытание № 435: Метод испытания мембранного барьера in vitro на коррозию кожи», Публикации ОЭСР по охране окружающей среды и безопасности, Руководство ОЭСР по тестированию химических веществ, 17 августа 2006 г. .
    23 Организация экономического сотрудничества и развития, «Испытание № 431: Разъедание кожи in vitro: Метод испытания реконструированного человеческого эпидермиса (Rhe)», Публикации ОЭСР по охране окружающей среды и безопасности, Руководство ОЭСР по испытанию химических веществ, раздел 4, 26 сентября 2014 г.
    24 Организация экономического сотрудничества и развития, «Испытание № 439: Раздражение кожи in vitro – метод испытания реконструированного эпидермиса человека», Публикации ОЭСР по охране окружающей среды и безопасности, Руководство ОЭСР по тестированию химических веществ, раздел 4, 26 Июль 2013 .
    25 М.К. Robinson et al. ., «Валидность и этичность 4-часового кожного пластыря как альтернативный метод оценки потенциала острого раздражения кожи», Contact Dermatitis 45 (2001): 1–12.
    26 Организация экономического сотрудничества и развития, «Тест № 442C: Химическая сенсибилизация кожи: прямой анализ реактивности пептидов (DPRA)», Публикации ОЭСР по охране окружающей среды и безопасности, Руководство ОЭСР по тестированию химических веществ, раздел 4 , 5 февраля 2015 года.
    27 Организация экономического сотрудничества и развития, «Испытание № 442D: Сенсибилизация кожи in vitro: Метод испытания люциферазы ARE-Nrf2», Публикации ОЭСР по охране окружающей среды и безопасности, Руководство ОЭСР по тестированию химических веществ, раздел 4, 5 февраля 2015 г. .
    28 Справочная лаборатория Европейского союза по альтернативным испытаниям на животных, «Рекомендация EURL ECVAM по анализу трансформации клеток на основе клеточной линии Bhas 42», ноябрь 2013 г.
    29 Тест стволовых клеток для прогнозирования эмбриотоксичности in vitro», Nature Protocols 6 (2011): 961–978.
    30 H. Spielmann et al ., «Валидация теста микромассы зачатка конечности крысы в ​​международном валидационном исследовании ECVAM по трем тестам эмбриотоксичности in vitro», Альтернативы лабораторным животным 32 (2004): 245–274 .
    31 Организация экономического сотрудничества и развития. «Тест № 443: Расширенное исследование репродуктивной токсичности для одного поколения», Публикации ОЭСР по охране окружающей среды и технике безопасности, Руководство ОЭСР по тестированию химических веществ, раздел 4, 2 октября 2012 г.

    Что происходит, когда иммунная система не работает должным образом?

    Иммунодефицитные состояния

    Иммунодефицит может быть результатом унаследованных или спонтанных генетических вариаций, лекарств, подавляющих иммунную систему, или инфекций, повреждающих компоненты иммунной системы.

    Генетические вариации

    Изменение генов человека может привести к тому, что иммунная система будет лишена или будет иметь нефункциональные компоненты. Большинство из этих состояний встречаются редко, но когда они возникают, у человека часто диагностируют его в раннем возрасте, потому что число инфекций у него выше среднего. Выявлено более 40 различных недостатков; небольшое количество примеров включает:

    • Тяжелый комбинированный иммунодефицит (SCID), возникающий в результате проблем с развитием Т-клеток.
      • Синдром Ди Джорджи — это разновидность ТКИД, возникающая в результате неправильного созревания Т-клеток.
    • Х-сцепленная агаммаглобулинемия, приводящая к недостатку В-клеток.
    • Атипичный гемолитико-уремический синдром, который вызывается дефектом определенных иммунозависимых белков, называемых комплементом. Результатом может быть чрезмерный отек, а в некоторых случаях отек вокруг дыхательных трубок может привести к удушью.
    • Болезнь Костманна, также известная как тяжелая врожденная нейтропения, которая приводит к хронически низким уровням лейкоцитов, известных как нейтрофилы.
    • Группа синдромов периодической лихорадки, возникающих в результате недостаточности пути, контролирующего воспаление или отек. Симптомы могут включать периодические лихорадки, отек или боль в суставах.
    Лекарства

    Лекарства, такие как химиотерапия при раке или иммунодепрессанты при различных ревматологических или аллергических заболеваниях.

    Инфекции

    Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) является наиболее известным примером хронического состояния иммунной системы, вызванного инфекцией.ВИЧ инфицирует Т-клетки, особенно тип Т-клеток, называемый CD4+ Т-клетками. Это приводит к двум проблемам. Во-первых, иммунный ответ серьезно нарушен, потому что, как описано на странице «Части иммунной системы», Т-клетки являются эквивалентом начальников полиции или сержантов, поэтому координация иммунного ответа затруднена. Вторая проблема заключается в том, что, когда иммунная система работает над преодолением инфекции, она нацелена на один из своих собственных компонентов.

    ВИЧ-инфекция протекает поэтапно, что частично можно определить по подсчету CD4+ Т-клеток человека.В начале инфекции, называемой острой фазой, количество CD4+ Т-клеток уменьшается. Инфицированный человек может иметь гриппоподобные симптомы, но может еще не осознавать, что он инфицирован. Однако, если кровь человека сдать на острую фазу, вирус может быть обнаружен на высоком уровне. Первоначально популяция Т-клеток восстанавливается, но со временем снова падает. В течение этого периода, который может быть коротким или длиться годами, у человека обычно нет симптомов. В конце концов, популяция CD4+ Т-клеток становится настолько истощенной, что человек начинает испытывать другие оппортунистические инфекции.Это знаменует собой начало последней фазы, широко известной как синдром приобретенного иммунодефицита или СПИД, которая в конечном итоге приводит к смерти. Часто смерть является результатом одной из этих оппортунистических инфекций.

    Ненужные или чрезмерные иммунные реакции (например, аллергия)

    Когда наша иммунная система реагирует на что-то, что не является инфекционным агентом, это может вызвать ненужные симптомы болезни. Аллергические реакции связаны с этим типом иммунного ответа. Точно так же иногда наша иммунная система слишком остро реагирует, перегружая наш организм и часто приводя к смерти.

    Аллергии и аллергические реакции

    Аллергические реакции наиболее тесно связаны с типом клеток иммунной системы, называемых тучными клетками. Тучные клетки можно найти в большом количестве непосредственно под нашей кожей и в слизистой оболочке наших дыхательных, пищеварительных и половых путей. Их основная роль – защищать нас от паразитов, но они более «известны» своей ролью в аллергических реакциях. Когда тучная клетка активируется — либо паразитом, либо, в случае аллергических реакций, неинфекционным агентом, воспринимаемым как патоген, — она высвобождает химическое вещество, называемое гистамином.Гистамин вызывает воспаление, рекрутирует лейкоциты в пораженную область, увеличивает выработку слизи и кровоток, а также может вызывать сокращение мышц в попытке вытеснить патоген. Тучные клетки, выстилающие дыхательную и пищеварительную системы, ответственны за сокращения мышц, вызывающие кашель, чихание, рвоту и диарею. Тучные клетки не только нуждаются в патогене, но и полагаются на связи с антителами IgE или IgG для активации иммунного ответа.

    Тип генерируемой аллергической реакции характеризуется типом антител, с которыми ассоциированы тучные клетки при их активации:

    Реакции немедленной гиперчувствительности с участием IgE-антител

    Это наиболее распространенный тип аллергической реакции, вызывающий такие состояния, как:

    • Аллергия на агенты окружающей среды (например,г., пыльца), пищевые продукты и лекарства
    • Экзема
    • Анафилактические реакции

    Симптомы могут доставлять незначительные неудобства или требовать экстренного вмешательства, например инъекции адреналина или экстренного медицинского вмешательства.

    У людей могут развиться эти типы реакций в результате генетической предрасположенности или воздействия окружающей среды в раннем возрасте. Некоторые люди задаются вопросом, не является ли аллергия столь распространенной из-за того, что дети не подвергаются достаточному воздействию инфекционных агентов в раннем возрасте; это известно как «гигиеническая гипотеза».Однако факторы окружающей среды, способствующие развитию гиперчувствительности немедленного типа, кажутся многофакторными и сложными. Респираторные и желудочно-кишечные инфекции, загрязнение окружающей среды, диета и табачный дым считаются потенциально влияющими на развитие этих типов реакций.

    Эти типы реакций обычно возникают в течение 30 минут после контакта с аллергеном.

    Реакции гиперчувствительности с участием антител IgG

    Реакции гиперчувствительности также могут быть вызваны вовлечением антител IgG в тучные клетки.Хотя эти реакции вызваны другой частью иммунной системы, симптомы, которые испытывает пострадавший, могут быть схожими. Может произойти такой тип реакции:

    • После приема определенных видов лекарств, таких как пенициллин.
    • В ответ на занос большого количества переносимых по воздуху патогенов, таких как плесень или пыль, например, в результате работы на ферме. Это состояние известно как легкое фермера.
    • В результате хронических вирусных или бактериальных инфекций, таких как поражение печени в результате длительной вирусной инфекции или поражение сердца в результате длительной невыявленной бактериальной инфекции.

    Исторически сложилось так, что когда лечение препаратами антител, изготовленными из лошадиной сыворотки, было более распространенным, у людей также могли возникать реакции такого характера и развиваться заболевание, называемое «сывороточной болезнью». По мере совершенствования технологий эта болезнь стала менее распространенной.

    Эти типы реакций обычно возникают через одну-две недели после контакта с аллергеном.

    Реакции с участием Т-клеток

    Реакции с участием Т-клеток проявляются медленнее, чем реакции, вызванные активацией тучных клеток, происходящие в течение нескольких дней.Они могут включать:

    • Реакции гиперчувствительности замедленного типа в результате воздействия белков яда насекомых или бактерий, вызывающих туберкулез.

      Ученые и клиницисты используют реакцию на белки туберкулеза как способ мониторинга воздействия бактерий. Туберкулиновая проба или проба Манту включает в себя введение небольшого количества одного из белков под кожу и наблюдение в течение двух-трех дней, чтобы увидеть, не произойдет ли реакция.
       

    • Аллергический контактный дерматит возникает в результате воздействия химических веществ или агентов, вызывающих реакцию Т-клеток непосредственно под поверхностью кожи, таких как реакции на ядовитый плющ или некоторые мелкие металлы, такие как никель.

    Эти типы реакций обычно возникают через одну-две недели после контакта с аллергеном.

    Цитокиновый шторм

    Всякий раз, когда наша иммунная система реагирует на возможную инфекцию, также происходит некоторое повреждение нормальных тканей. Врожденный иммунный ответ является неспецифическим и быстродействующим, что приводит к повреждению тканей, а адаптивная иммунная система нацеливается на клетки, которые демонстрируют признаки инфицирования. Чаще всего этот ущерб относительно минимален, и другие компоненты иммунного ответа работают на «наведение порядка» в зараженной зоне даже во время бушующего боя.

    Однако при тяжелом поражении тканей некоторые возбудители могут попасть в кровоток и заразить другие части тела. Когда инфекция достигает кровотока, говорят, что у человека сепсис. В результате иммунные реакции происходят в битвах по всему телу.

    Иногда эта атака — в сочетании с иммунным ответом на нее — может стать подавляющей, что приводит к так называемому «цитокиновому шторму». Когда это происходит, иммунный ответ по существу разрушает способность организма продолжать нормальное функционирование.Органы человека начинают переставать функционировать, и медицинская помощь может или не может помочь в получении контроля над ситуацией. Ученые не совсем понимают, почему некоторые патогены с большей вероятностью вызывают такой иммунный ответ, и не понимают, почему некоторые инфицированные люди с большей вероятностью поддаются этому типу иммунного ответа. Одним из примеров времени, когда это происходило с большей частотой, была пандемия h2N1 2009 года. В то время как некоторые люди заболели и выздоровели; другие умерли в результате чрезмерного иммунного ответа.Изучая эти типы явлений, ученые надеются узнать больше о том, как и почему они происходят, чтобы лучше реагировать на них и предотвращать их в будущем.

    Иммунные реакции против самого себя (аутоиммунитет)

    Одним из наиболее важных аспектов иммунитета является способность отличать «чужеродного» захватчика от собственных клеток и тканей; в противном случае наша иммунная система атаковала бы наши собственные тела. Эта способность называется толерантностью.

    Противоположностью толерантности является аутоиммунитет или иммунный ответ на какую-то часть самого себя.Три различных аспекта аутоиммунитета могут способствовать развитию у человека такого заболевания:

    1. Если вы помните из предыдущего раздела («Части иммунной системы»), клетки, называемые лимфоцитами, могут стать В-клетками или Т-клетками. Во время этого процесса они «перестраивают» некоторые из своих генов. Эта генетическая перестройка необходима для обеспечения иммунной системы способностью реагировать буквально на миллиарды различных антигенов, с которыми мы соприкасаемся в течение жизни.Неизбежно, что некоторые из этих генетических перестроек создают комбинации, которые «узнают» часть нас самих как чужеродную. Как правило, когда это происходит, защитные механизмы иммунной системы понимают, что произошло, и эти клетки уничтожаются, тем самым предотвращая возникновение каких-либо проблем. Однако иногда защитный механизм дает сбой, что приводит к аутоиммунитету.
    2. У некоторых людей вариация в части гена, которая не подвергается перестройке, делает человека более восприимчивым к аутоиммунитету.Этот тип восприимчивости может передаваться по наследству или возникать в результате спонтанных изменений во время внутриутробного развития. При некоторых аутоиммунных заболеваниях пораженные антитела беременной женщины могут проникать через плаценту, и ребенок также может быть поражен. Одним из примеров является болезнь Грейвса.
    3. Наконец, некоторые люди живут всю свою жизнь с описанной выше предрасположенностью, и у них никогда не развивается связанное с этим аутоиммунное заболевание. Это свидетельствует о роли окружающей среды. При некоторых аутоиммунных заболеваниях ученые понимают, какой триггер окружающей среды вызывает развитие заболевания, но при других — нет.Одним из примеров является развитие ревматизма после острого фарингита или скарлатины.

    Заболевания, возникающие в результате аутоиммунитета, различаются в зависимости от того, какая часть тела человека является мишенью ошибочного иммунного ответа. В некоторых случаях поражается только один орган, например, при диабете 1 типа поражается поджелудочная железа. Однако в других ситуациях иммунный ответ направлен на белок или часть тела, которые не локализованы в одном месте, вызывая широко распространенные симптомы, например, в случае ревматоидного артрита.

    Аутоиммунитет также становится важным в ситуациях переливания крови, трансплантации тканей и трансплантации органов. В таких ситуациях, если ткани получены не от человека, который их получает, врачам и ученым необходимо найти способы обмануть иммунную систему человека. Если иммунная система активирована, она будет атаковать чужеродную ткань. Это называется отказом. Отторжение может вызвать новые и, как правило, хронические симптомы.

    Аутоиммунитет и медицинские вмешательства

    Переливание крови

    В случае переливания крови типы пересаживаемых клеток обычно не вызывают иммунного ответа.Если человеку нужны повторные переливания тромбоцитов, клеток, которые помогают нашей крови сворачиваться, кровь должна быть более близкой, но, вообще говоря, переливания крови не представляют проблемы, если они совпадают на уровне группы крови.

    Пересадка тканей

    Пересадка кожи является распространенным примером пересадки тканей. Проще всего взять кожу у того же человека и пересадить ее на другое место на теле, что называется аутотрансплантатом, потому что отторжение не вызывает беспокойства. Точно так же, если кожа взята от кого-то, кто генетически идентичен, что называется сингенным трансплантатом, опасения по поводу отторжения также минимальны.Однако в случае аллотрансплантата, когда люди не связаны генетически, отторжение встречается чаще.

    Трансплантация органов

    Как и при пересадке тканей, чем более генетически донор похож на реципиента, тем меньше вероятность того, что иммунная система реципиента отторгнет орган. Благодаря улучшениям в подборе доноров и реципиентов и использованию мощных лекарств против отторжения, эта область прогрессировала с самого начала. К сожалению, лекарства против отторжения необходимо использовать до конца жизни человека, и иногда побочные эффекты могут быть тяжелыми, поэтому ученые и клиницисты продолжают работать над тем, чтобы лучше понять и решить проблемы, связанные с этими типами процедур.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.