Рассказ про великую отечественную войну: Читать онлайн «Рассказы о Великой Отечественной войне», Сергей Алексеев – ЛитРес

Содержание

10 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков — Владивостокская централизованная библиотечная система

10 книг о Великой Отечественной войне для детей и подростков

 

22 июня – особая дата в истории России. И спустя 79 лет вздрагиваешь от слов, которые прозвучали на всю страну ровно в 12.15: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну…»

22 июня – День памяти и скорби. Мы не имеем право забыть тех, кто воевал и не дожил до Победы, тех, кто отдавал последние силы, работая в тылу, тех, кто был замучен в плену. Война не различает детей и взрослых. Война – это страшно. И именно поэтому дети должны обязательно знать, что такое война.

Книги о Великой Отечественной войне – трудное чтение, необходимое для понимания нашей истории, для связи поколений.

Эти книги можно почитать, воспользовавшись библиотекой ЛитРес.

 


Алексеев, С.П.

Сто рассказов о войне : [сборник : для младшего и среднего школьного возраста] / Сергей Алексеев. — Москва : АСТ : Астрель ; Владимир : ВКТ, 2011. — 348, [1] с. — (Детская классика).

Сергей Петрович Алексеев – историк, писатель, большой знаток детской литературы. Он мог погибнуть в первый день войны, но он не погиб, прошел войну и рассказал в своих книгах, как это было.

«Рассказы о Великой Отечественной войне» — это рассказы очевидца, вдумчивого и скрупулезного, ученого и прекрасного писателя, который обладает редким качеством — умением говорить с детьми.

Книга посвящена бессмертному подвигу русского народа в Великую Отечественную войну. В неё вошли рассказы о героической Московской битве, великих битвах на берегах Волги, на Курской дуге, об обороне Севастополя, блокаде Ленинграда, о штурме Берлина.

Таких книг не писал больше никто. Ни до, ни после него.

 


Васильев, Б.Л.

А зори здесь тихие… : В списках не значился : роман : [для старшего школьного возраста] / Борис Васильев ; [вступ. ст. В. Воронова] ; худож.: П. Пинкисевич, Л. Дурасов. — Москва : Детская литература, 2013. — 393, [2] с. : ил., портр. — (Школьная библиотека).

Повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие…» — одно из самых пронзительных и трогательных книг о войне.

Пять девушек-зенитчиц во главе со старшиной Васковым в мае 1942 года на далеком разъезде противостоят отряду отборных немецких диверсантов-десантников — хрупкие девушки вступают в смертельную схватку с крепкими, обученными убивать мужчинами. Светлые образы девушек, их мечты и воспоминания создают разительный контраст с нечеловеческим лицом войны, которая не пощадила их — юных, любящих, нежных.

Эту книгу обязательно нужно читать! Стоит читать ее подросткам, чтобы война не стала для них безликой страничкой в учебнике истории, стоит читать старшему поколению, чтобы еще раз задуматься о вечных ценностях и человеческих горестях, чтобы память не стиралась под гнетом времени и сиюминутных проблем…

 


Веркин, Э.Н.

Облачный полк : повесть : [для старшего школьного возраста] / Эдуард Веркин ; [предисл. Ксении Молдавской]. — [4-е изд., стер.]. — Москва : Компас Гид, 2017. — 290, [3] с.

О Великой Отечественной войне сегодня писать непросто. Потому что много уже написано и рассказано, потому что почти не осталось тех, кто её помнит. Писать для подростков сложно вдвойне. Современное молодое поколение, кажется, интересуют совсем другие вещи… Оказывается, нет! Именно подростки отдали этой книге первое место на Всероссийском конкурсе на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру». Именно у них эта пронзительная повесть нашла самый живой отклик.

Перед глазами предстанут герои книги: Димка, потерявший семью в первые дни войны, мечтающий открыть счет убитым немцам, вот дерзкий Саныч, болтун и боец от бога, а тут Ковалец – франт, но он же смелый и отчаянный воин. Или Шурик, по кличке Щурый, мечтающий получить свой первый пистолет. Война забрала миллионы жизней, но сквозь пороховой дым смотрят на нас и Саныч, и Ковалец, и Алька, и многие другие. Кто они? Сложно сказать. Ясно одно: все они – облачный полк.

«Облачный полк» — современная книга о войне и её героях, о долге и, конечно, о мужестве жить.

 


Голявкин, В.В.

Мой добрый папа : [автобиографическая повесть : для младшего и среднего школьного возраста] / Виктор Голявкин ; [ил. М. Волохонской]. — Москва : Студия Ардис, 2009. — 128 с. : ил.

В книгу вошли две повести известного российского писателя Виктора Голявкина. Впечатления о военном детстве писателя прочитываются в очень серьёзной, печальной повести «Мой добрый папа», написанной от лица маленького мальчика.

Так здорово играть с друзьями в футбол или пойти на рыбалку. А если грянет война? Вот и у героя этой книги его веселый, добрый и вообще самый лучший папа на свете погибает на Великой Отечественной войне.… Но надо найти в себе силы стать взрослым, опорой для младшего брата, и, конечно, для своей мамы. Не должны на свете разгораться войны! А если и бывают, то надо быстро их заканчивать и жить мирной, хорошей жизнью. Тогда можно заняться мальчишескими делами и рисовать радостные рисунки на асфальте. Жизнь должна продолжаться!

Автор протестует против войны, от которой страдают люди, особенно дети. Это одна из лучших повестей о войне в детской литературе.

 


Ильина, Е.Я.

Четвертая высота : [повесть] / Елена Ильина; Худож. Т. Хрычева. — Москва : Изд-во АСТ, 2019. — 318 с. : ил., портр. — (Школьное чтение).

Повесть Елены Ильиной «Четвертая высота» — биографическая, рассказывающая о непростой судьбе простой девчонки Гуле Королевой, которая прожила очень короткую (всего 20 лет!), но интересную и насыщенную жизнь. С самого детства она преодолевала «высоту за высотой» — снималась в кино, училась верховой езде, боролась за спортивные медали.

Во время Великой Отечественной войны Гуля Королева, не задумываясь, отправилась на фронт. Работая санинструктором, она вынесла с поле боя более ста раненых, а ноябре 1942 года во время битвы за высоту 56,8 самостоятельно повела бойцов в атаку, первая ворвалась на вражескую территорию и продолжала вести бой, пока не подоспело подкрепление, будучи уже смертельно раненной.

Книга «Четвертая высота» — это памятник обыкновенной советской школьнице, отдавшей жизнь за Родину.

 


Катаев, В. П.

Сын полка : [повесть] / Валентин Катаев ; [вступ. ст. С. Баруздина ; худож. И. Гринштейн]. — М. : ОНИКС, 2009. — 222,[2] с. : ил. — (Золотая библиотека).

Замечательный писатель, классик отечественной литературы Валентин Петрович Катаев написал повесть «Сын полка» в 1944 году, когда еще не отгремела буря Великой Отечественной войны.

В книге рассказывается о деревенском мальчике Ване Солнцеве, потерявшем в начале войны всех близких и родной дом. Сироту подобрали солдаты артиллерийского полка, но двенадцатилетний Ваня отказался ехать в тыл, стал разведчиком и обрел в полковой батарее новую семью.

Эта горькая, трогательная и правдивая история об отважном маленьком солдате, который вместе с бывалыми артиллеристами защищает Родину от фашистских захватчиков, наравне со всеми преодолевая опасности и тяготы боевых будней, до сих пор остается одной из самых ярких и любимых читателями книг о войне.

 


Колпакова, О.В.

Полынная елка : [для среднего школьного возраста] / Ольга Колпакова ; ил. Сергея Ухача. — Москва : КомпасГид, 2017. — 85, [2] с. : цв. ил.

Автор книги Ольга Колпакова – известная детская писательница, создатель целой коллекции иллюстрированных энциклопедий.

Её повесть «Полынная ёлка» написана о реальных людях, которые во время войны не участвовали в боях, не совершали подвиги. Эти люди — русские немцы. Это потомки немцев, которые уже много поколений жили в России. …

В это Рождество Марийхе загадала, чтобы у всех девочек была кукла, чтобы папа приехал, чтобы закончилась война и всегда была еда. Давно закончилась война. Марийхе живёт в Германии со своими детьми и Лилей, и готовит им необычное Рождество: она сделала ёлку из полыни и нарезанных газет. Положила под ёлку семечки и фигурки из теста. Она расскажет своим детям о том, как они пережили войну, о людях, которые помогали им и поддерживали в тяжелые годы.

Повесть познавательна: текст сопровождают комментарии, которые разъясняют суть исторических событий, упомянутых в книге. Для читателей эта книга станет и увлекательным чтением, и внеклассным занятием по истории.


Кондратьев, В.Л.

Отпуск по ранению : повести / В. Кондратьев ; худ. Б. Страхов ; [вступ. ст. Л. Лазарева]. — Москва : Детская литература, 2008. — 285, [2] с. : портр., ил. — (Школьная библиотека).

В книгу вошли две повести о войне «Сашка» и Отпуск по ранению».

«Сашка» — это история человека, оказавшегося в самое трудное время в самом трудном месте и на самой трудной должности – солдатской».

Какая простая и замечательная книга! В ней вы не найдете описания ужасов войны, там почти не стреляют танки, но летают самолеты, писатель рассказывает три истории простого солдата Сашки. Окопы, оружие, разведка, немецкая атака. Он пленяет немца и через какое-то время получает приказ пустить немца в расход.

Повесть простая и немного пронзительная.

Главный герой повести «Отпуск по ранению» — тот самый лейтенант Володька, с которым Сашка в одноимённой повести идёт с передовой под Ржевом в тыловой госпиталь. В госпитале Володьку немного подлатали и отправили долечиваться домой, в Москву, предоставив на 45 дней «отпуск по ранению». Приехав в столицу, главный герой узнаёт, что его девушка отправляется на фронт, часть школьных и дворовых друзей уже погибли, другие воюют, а оставшиеся преспокойно продолжают жить в тылу, посещая дорогие рестораны и кинотеатры.

Чем закончились истории, читайте…

 


Надеждина, Н.А.

Партизанка Лара : повесть / Надежда Надеждина ; худож. О. Коровин. — Москва : Детская литература, 2013. — 168, [2] с. : ил. — (Школьная библиотека).

Это повесть о героине Великой Отечественной войны, юной партизанке Ларе Михеенко.

Война отрезала девочку от родного города: летом уехала она на каникулы в Пустошкинский район, в деревню Печенево, а вернуться не сумела — деревню заняли фашисты. Мечтала пионерка вырваться из гитлеровского рабства, пробраться к своим. И однажды ночью с двумя старшими подругами ушла из деревни.

В штабе 6-й Калининской бригады командир майор Рындин вначале оказался принять «таких маленьких»: ну какие из них партизаны! Но как же много могут сделать для Родины даже совсем юные ее граждане! Девочкам оказалось под силу то, что не удавалось сильным мужчинам. Переодевшись в лохмотья, ходила Лара по деревням, выведывая, где и как расположены орудия, расставлены часовые, какие немецкие машины движутся по большаку, что за поезда и с каким грузом приходят на станцию Пустошка.

За операцию по разведке и взрыву железнодорожного моста через реку Дрисса к правительственной награде была представлена ленинградская школьница Лариса Михеенко. Но вручить своей отважной дочери награду Родина не успела…

Юную партизанку, выданную предателем в деревне Игнатово, фашисты расстреляли.

В память детского сердца, верного и смелого, гордого и нежного, и написана эта книга.


Паустовский, К.Г.

Стальное колечко : [повести, рассказы, сказки : для среднего школьного возраста] / Константин Паустовский. — Москва : АСТ, 2008. — 348, [4] с. — (Внеклассное чтение).

В сборник «Стальное колечко» вошли повести, рассказы и сказки Константина Паустовского, рассчитанные на юных читателей, которым предстоит постепенно познакомиться с разными гранями таланта этого феноменального писателя.

Одно из произведений, включенных в сборник — сказка «Похождения жука-носорога», которое стоит включить в семейную библиотеку.

Когда Петр Терентьев, герой этой солдатской сказки, уходил из деревни на войну, его маленький сын Степан не знал, что подарить отцу на прощание и подарил, наконец, старого жука – носорога. Солдат носил его с собой в походной сумке и сберег удивительный подарок в тяжелые военные годы. Жук прошел вместе с отцом всю войну и вернулся в родные края.

Солдатская сказка «Похождения жука-носорога» Константина Паустовского помогает детям понять тяжесть и ужас военных действий. Все события становятся сказочными, потому что описывает их жук. 

Упоровский центр культуры и досуга 6+

Уважаемые пользователи!

9 мая наша страна будет праздновать 75-летие Великой Отечественной войны. 1418 дней и ночей длилась война, ставшая всенародной. Тема войны остается одной из ведущих в художественной литературе.

 

 

Адамович А. М.Каратели. Хатынская повесть [Текст]: повести / А. М. Адамович. — Харьков: Книжный Клуб: Клуб Семейного Досуга, 2016. — 416 с. — (В огне Великой войны)

В издание вошли знаменитые повести А.Адамовича, посвященные Второй мировой войне: «Каратели», «Хатынская повесть».

 

Адамович А. М.

Партизаны [Текст]: роман-дилогия / А. М. Адамович. — Москва: ДОСААФ, 1987. — 590 с.

Действие дилогии происходит в годы Великой Отечественной войны в небольшом белорусском поселке Лесная Селиба, жители которого ведут ге­роическую борьбу против фашистских захватчиков, помогая партизанам. События раскрываются через восприятие юного Толи Корзуна, который вместе с матерью сначала помогает партизанам в поселке, а затем сам уходит в партизанский отряд.

 

Алексеев С. П.

Великая Московская битва [Текст]: рассказы / С. П. Алексеев. — Москва: Дрофа-плюс, 2008. — 80 с.: цв.ил. — (Наше Отечество).

Героическая оборона Москвы — одно из самых знаменательных сражений Великой Отечественной войны. О том, как развивалась битва на подступах к Москве, рассказывает эта книга.

 

Алексеев С. П.

Рассказы о маршале Жукове [Текст]: рассказы / С. П. Алексеев. — Москва: Дрофа-плюс, 2007. — 64 с. — (Внеклассное чтение).

 В книгу вошли рассказы об одном из самых прославленных полководцев и героев Великой Отечественной войны Георгии Константиновиче Жукове.

 

Бакланов Г. Я.

Июль 41 года. Пять земли [Текст]: / Г. Я. Бакланов. — Москва: Вагриус, 2004. — 351 с.

 Герои романа, солдаты той кровопролитнейшей войны, думали, что их война — последняя на земле. В самом прямом, нетривиальном смысле этих слов они гибли – за светлое будущее человечества…

 

 

Беляев А. П.

Шёл четвёртый год войны… [Текст] : повести / А. П. Беляев . — Москва : ВЕЧЕ, 2017. — 288 с. — (В сводках не сообщалось…).

 Повесть «В сводках не сообщалось…» рассказывает о том, как в июне 1941 года старшему политруку Александру Барбашову с группой бойцов Железной дивизии было поручено спасти знамя части. Два месяца знаменосцы, теряя товарищей в изнурительных стычках с врагами, пробивались к своим, но знамя — честь дивизии — было спасено. А увлекательная, с захватывающим сюжетом повесть «Шел четвертый год войны…» — о разведчиках, получивших задание обнаружить и исследовать спрятанный фашистами в лесу объект особого назначения.

 

Берггольц О. Ф.

Ленинградский дневник [Текст]: сборник / О. Ф. Берггольц. — Москва: Эксмо, 2015. — 544 с. — (Русская классика).

 В книгу включены знаменитые стихотворения поэта, в том числе и «Ленинградский дневник», а также дневниковые записи «Дневные звезды».

 

Бессмертный полк. Непридуманная история [Текст]: историческая литература / вст. сл. Н. Земцов. — Москва: Изд-во АСТ, 2017. — 352 с. : портр., фот. — (Бессмертный полк. Непридуманная история).

 В этом уникальном сборнике о Великой Отечественной войне вы найдете искренние и подробные рассказы о страшных годах, пережитых нашим народом с 1941 по 1945 годы. Вы прочтете воспоминания таких известных людей, как Юрий Никулин, Элина Быстрицкая, Инна Макарова, Валентина Талызина. Полистаете старые пожелтевшие от времени альбомы вместе с Ольгой Дроздовой, Олегом Басилашвили, Эдгардом Запашным, Георгием Дроновым, Ириной Пеговой, Ириной Салтыковой.

 

Бондарев Ю. В.

Батальоны просят огня. Горячий снег [Текст]: роман: повесть / Ю. В. Бондарев. — Москва: Эксмо, 2015. — 640 с. — (1941-1945гг. Победе посвящается). — (100 главных книг)

 В романе «Горячий снег» автор повествует о сталинградских событиях, одном из решающих моментов Великой Отечественной войны, оттого жизнь и смерть героев романа обретают особую весомость и значительность, а смерть понята как нарушение высшей справедливости и гармонии.

 

Быков В. В.

Знак беды. Болото [Текст]: повести / В. В. Быков . — Москва : Вагриус, 2004. — 351 с.

 Повести Василя Быкова «Знак беды» и «Болото» — о Великой Отечественной войне. Его героев жизнь постоянно испытывает на прочность. Обычные люди, в повседневной жизни совсем не примечательные, совершают подвиги и идут на жертвенную смерть ради своей Родины.

 

Васильев Б. Л.

А зори здесь тихие… [Текст]: роман / Б. Л. Васильев. — Москва: Эксмо, 2015. — 224 с. — (День Победы. Классика военной литературы).

        Стала самой известной в советской литературе повестью о женщинах на войне, и не просто женщинах — солдатах, бойцах, бесстрашно взглянувших в лицо смерти ради будущего. Едва выйдя из печати, повесть стала предметом горячего обсуждения, позднее была поставлена на театральной сцене и экранизирована. Это одна из наиболее трагических и лиричных повестей о войне, ставшая классикой отечественной литературы. 



 

Великая Отечественная война 1941-1945 [Текст]: энциклопедия / сост.: И. А. Дамаскин, П. А. Кошель ; авт. предисл. О. А. Ржевский. — Москва: Олма — Пресс, 2000. — 447 с.

 Эта книга рассказывает о беззаветном героизме наших отцов и матерей, людей старшего поколения, о подвигах, совершенных ими во имя Родины и ради защиты всего того, что было нам дорого и свято. Неимоверные испытания, выпавшие на долю наших соотечественников, не согнули их перед захватчиками, не сломили их волю. Для разгрома врага они отдавали все силы, не жалели своих жизней. Письма с фронта, сухие строчки приказов и документов, фотографии военных лет доносят до нас свидетельства очевидцев и участников войны.

 

Воскобойников В. М.

Оружие для Победы [Текст]: документальные повести / В. М. Воскобойников; худож. В. Шевченко. — Санкт-Петербург: ОО Союз писателей Санкт-Петербурга: ДЕТГИЗ, 2014. — 88 с. : цв.ил.

 Книги известного писателя Валерия Воскобойникова, лауреата Премии правительства России в области культуры, о блокадных детях и защитниках нашего города, в прошлые десятилетия издавались много раз.

 

Гладков Т. К.

Легенда советской разведки [Текст] : / Т. К. Гладков. — Москва: ВЕЧЕ, 2001. — 448 с.

 Документальное повествование о выдающемся разведчике, Герое Советского Союза Николае Кузнецове, действовавшем в столице оккупированной немцами Украины городе Ровно под именем и в форме обер — лейтенанта вермахта Пауля Зиберта.

 

Гольдберг Р. С.

Запрещённые солдаты [Текст] / Р. С. Гольдберг. — Тюмень: Тюменский курьер

Гольдберг Р. С. Запрещённые солдаты : историческая литература. т. 2. Кн. 3 : Л-Я / Р. С. Гольдберг, А. Петрушин. — Тюмень: Тюменский курьер, 2008. — 511 с

 Книга о тюменцах — красноармейцах и командрмах, которые оказались в самом пекле кровавых сражений Отечественной войны. Они остались живы, но были в плену. И только каждый третий из пленных сумел выжить в концетрационных лагерях и возвратился домой.

 

Гольдберг Р. С.

Неизвестные известные герои [Текст]: историческая литература / Р. С. Гольдберг, А. Петрушин. — Тюмень: Изд-во Тюменский курьер, 2015. — 255 с. : фот

 Эта книга посвящена нашим землякам, чей подвиг в годы Великой Отечественной войны отмечен высшей наградой Отечества — Золотой Звездой Героя Советского Союза. Отважные летчики. Неукротимые танкисты. Хладнокровные артиллеристы и бронебойщики. Пехотинцы, чье мужество не уступает ни огню, ни стали… Простые люди, сельские и городские жители, которых война заставила стать солдатами…

 

Гранин Д. А.

Мой лейтенант. Зубр [Текст]: романы / Д. А. Гранин. — Москва: Эксмо, 2013. — 672 с. — (Библиотека всемирной литературы).

 В романе Даниила Гранина «Мой лейтенант» запечатлена память самих участников трагических событий обороны Ленинграда, восстанавливающая многие неожиданные факты военных действий, увиденных глазами простого лейтенанта, бытовые детали фронтовой жизни; это взгляд на Великую Отечественную из траншей и окопов.

 

Дети военной поры [Текст] : историческая литература / сост. Э. Максимова. — 2-е изд., доп. — Москва : Политиздат, 1988. — 320 с.

 Война обрушилась на детей так же, как на взрослых, — бомбами, голодом, холодом, разлуками. Но и в эти годы дети были первой заботой народа. Выживут они — выживет страна ее история, идеалы, будущее. О том, как вели себя дети в тяжелейших ситуациях, как боролись с врагом, трудились в тылу, о том, как соединялись семьи, о трудных поисках и удивительных встречах через десятки лет рассказывается в этой книге известными писателями и журналистами.

 

Долгополов Н. М.

Легендарные разведчики. На передовой вдали от фронта — Внешняя разведка в годы Великой Отечественной войны [Текст]: историческая литература / Н. М. Долгополов. — 4-е изд., испр. и доп. — Москва: Молодая гвардия, 2017. — 367 с. — (Жизнь замечательных людей). — (Серия биографий вып. 1631).

 Герои этой книги — люди легендарные. Они составили славу советской и российской разведки. Некоторые из них во время Великой Отечественной войны боролись с фашизмом, действуя в тылу у врага, другие выявляли угрозу безопасности нашему государству, работая в разных странах, на других континентах. Историк разведки Николай Долгополов представил в своей новой книге, подготовленной к 95-летию Службы внешней разведки России, целую плеяду разведчиков, защищавших нашу родину на дальних и ближних рубежах.

 

Драбкин А. В.

Истребители. «Прикрой, атакую!» [Текст]: историческая литература / А. В. Драбкин ; худож. П. Волков. — Москва: Яуза: Эксмо, 2012. — 192 с. — (На войне как на войне. Новые книги Артёма Драбкина).

 В НОВОЙ КНИГЕ ведущего военного историка вы увидите Великую Отечественную из кабины советского истребителя – сколько килограмм терял летчик в каждом боевом вылете и какой мат стоял в эфире во время боя; как замирает сердце после команды «ПРИКРОЙ, АТАКУЮ!» и темнеет в глазах от перегрузки на выходе из атаки; что хуже – драться «на вертикалях» с «мессерами» и «фоками», взламывать строй немецких бомбардировщиков, ощетинившихся заградительным огнем, или прикрывать «пешки» и «горбатых», лезущих в самое пекло; каково это – гореть в подбитой машине и совершать вынужденную посадку «на брюхо»; как жили, погибали и побеждали «сталинские соколы» – и какая цена заплачена за каждую победную звездочку на фюзеляже…

 

 

Замулин В. Н.

Курская битва. Сражение, изменившее ход истории [Текст]: историческая литература / В. Н. Замулин. — Москва: ВЕЧЕ, 2017. — 496 с. : ил., фот. — (Военно-историческая библиотека).

 В новой книге известный российский исследователь Великой Отечественной войны, кандидат исторических наук В.Н.Замулин предлагает свое решение проблем истории Курской битвы, привлекавших и продолжающих привлекать к себе наибольшее внимание учёных и общественности, на основе недавно рассекреченных документов из российских и зарубежных архивов.

 

Идёт война народная [Текст]: стихи о Великой Отечественной войне / сост., авт. предисл. Н. И. Горбачёва. — Москва: Детская литература, 2010. — 332 с. — (Школьная библиотека).

 В сборник вошли широко известные произведения поэтов-фронтовиков, таких как К.Симонов, Ю.Друнина, С.Наровчатов, А.Сурков, А.Твардовский и др., а также стихи о войне поэтов Послевоенного поколения — В.Соколова, Ю.Кузнецова, А.Прасолова, Г.Горбовского и др.

 

Кассиль Л. А.

Линия связи [Текст]: рассказы : повесть / Л. А. Кассиль ; худож.: И. Дунаева, А. Васин, Б. Маркевич. — Москва: Издательский Дом Оникс 21, 2005. — 160 с. : ил.

 В книгу Льва Кассиля вошли рассказы о мужестве людей в годы Великой Отечественной войны и повесть «Черемыш — брат героя» о мечте, о дружбе, о чести.

 

Коломиец М.

Танки — «смертники» Великой Отечественной [Текст]: историческая литература / М. Коломиец. — Москва: Стратегия КМ: Яуза: Эксмо, 2010. — 160 с. : ил., фото. — (Война и мы. Танковая коллекция).

 Данная книга впервые воздает должное легким «танкам военного времени», восстанавливая подлинную историю их создания, производства и боевого применения на всех фронтах Великой Отечественной

 

Кондратьев В. Л.

Отпуск по ранению [Текст]: повести / В. Л. Кондратьев; авт. предисл. Л. Лазарев ; худож. Б. Страхов. — Москва: Детская литература, 2002. — 287 с. : ил. 

В книгу вошли две повести о войне «Сашка» и «Отпуск по ранению», главный герой которых – молодой солдат, вчерашний школьник, принявший на себя все бремя ответственности за судьбу Родины

 

Кошкин И.

За нами Москва! [Текст]: роман / И. Кошкин ; худож. И. В. Варавин. — Москва: ЭКСМО: Яуза, 2017. — 320 с.: ил. — (28 панфиловцев. Кинопремьера года!).

 Этот роман – о русских солдатах, живых и мертвых. О тех, кто не сломался в мясорубке отчаянных боев, не сдался в кровавом аду окружений. О тех, кто совершил чудо, победив в безнадежно проигранной войне. Вечная им память.

 

Курская битва Огненная дуга. 1943 [Текст]: историческая литература / сост., ред. И. А. Маневич. — Москва: Белый город, 2013 : цв.ил., фот.цв.

 В книге отражены этапы сражения на основе большого числа документальных материалов, военных и современных фотографий.

 

Леонов В. Н.

Морской спецназ Сталина. Разведотряд особого назначения [Текст]: историческая литература / В. Н. Леонов. — Москва: Яуза: Эксмо, 2013. — 320 с

 Автор этой книги стал легендой советского спецназа. Пройдя путь от рядового разведчика до командира разведотряда, свою первую Золотую Звезду Виктор Леонов получил в ноябре 1944 года за захват немецкой батареи на мысе Крестовый, а вторую — за блестящие десантные операции на Дальнем Востоке, где его «черные дьяволы» пленили тысячи японских солдат. Многие из этих операции засекречены до сих пор, на них учатся бойцы и командиры частей специального назначения ВМФ России.

 

Лубченков Ю. Н.

100 великих полководцев Второй мировой [Текст]: историческая литература / Ю. Н. Лубченков. — Москва: ВЕЧЕ, 2010. — 480 с. — (100 великих).

 Книга известного историка Ю. Н. Лубченкова посвящена ста полководцам Великой Отечественной войны. Начинается она с биографии советских полководцев. Это Верховный главнокомандующий И. В. Сталин, члены Ставки Верховного Главнокомандования, командующими фронтами, главные маршалы родов войск, командующие флотами и армиями.

 

Лысёв А. В.

Судьба русского солдата [Текст]: историческая лит-ра / А. В. Лысёв ; худож. И. Хивренко . — Москва : Яуза-пресс, 2017. — 352 с. : ил. — (Исторические приключения).

 Артиллерист Фёдор Кровлев, участник. Первой мировой и Гражданской войн, добровольно ушёл в 1941 году на фронт в составе частей народного ополчения. Узнав о его непростой судьбе, историк понимает, что в любые времена и при любых обстоятельствах в России есть люди, для которых самопожертвование, порядочность и долг перед Родиной составляют основу существования. Книга написана по реальной биографии советского солдата.

 

Маленькие солдаты Великой Отечественной войны [Текст] : стихи: рассказы / худож.: В. Плевин, Е. Петрова. — Москва : Азбука — Аттикус: Махаон, 2016. — 96 с. : цв. ил. — (История Отечества).

 Дети Великой Отечественной войны… Они провожали на фронт своих отцов, голодали, бедствовали в тылу, работали не покладая рук, совершая свой негромкий подвиг. Они шли в партизаны, рвались на передовую, чтобы плечо к плечу с взрослыми защищать Родину. Отваге, терпению, мужеству этих детей позавидовать мог бы каждый. Детям, сражавшимся за мирную жизнь, за родной дом, за право быть вместе с родителями, посвящены стихи и рассказы, вошедшие в эту книгу.

 

Митяев А. В.

Письмо с фронта [Текст]: рассказы о Великой Отечественной войне / А. В. Митяев. — Москва: Белый город: Воскресный день, 2015. — 143 с. : цв.ил. — (Моя первая книга).

 Автор — участник войны, проработавший четверть века в «Пионерской правде» и в «Мурзилке». Он хорошо знает запросы и возможности своих читателей. Рассказы, как теперь говорят, остросюжетны. Их герои зримы, у каждого свой особый характер. Действия развертываются в условиях фронтовой обстановки: тут и оружие того времени, и детали солдатского быта. Язык повествований чист и ясен. Особенность рассказов в том, что их завязка — не выдумка писателя, а реальное событие. Поскольку рассказы далеки от очерков и в них много авторского, действующим лицам автор дал имена фамилии солдат своего взвода — в память о фронтовом товариществе.

 

Михеенков С. Е.

Ванька-взводный. Всем смертям назло [Текст]: / С. Е. Михеенков ; худож. С. Курбатов. — Москва: Яуза: Эксмо, 2012. — 288 с. — (Война. Штрафбат. Они сражались за Родину).

 На войне смертны не только люди, но и боевые подразделения. Вот и стрелковый взвод лейтенанта Крупенникова не раз погибал смертью храбрых — чтобы вновь восстать из мертвых, как русский солдат. Летом 1941 года взвод полег под Минском, а зимой — под Нарофоминском, истекал кровью под Малоярославцем и замерзал насмерть в горячих московских снегах, — но всегда возвращался в строй. Он отступал от самой границы под сокрушительными ударами Вермахта, бросался с гранатами под гусеницы немецких танков, пропадал без вести и прорывался из окружений, — но не бежал ни разу.

 

Михеенков С. Е.

Власовцев в плен не брать [Текст]: роман / С. Е. Михеенков. — Москва: ВЕЧЕ, 2017. — 320 с. — (Военные приключения).

 Во время операции «Багратион» летом 1944 года наши войска наголову разгромили одну из крупнейших немецких группировок – группу армий «Центр». Для Восьмой гвардейской роты старшего лейтенанта Воронцова атака началась ранним утром 22 июня. Взводы пошли вперёд рядом с цепями штрафников, которых накануне подвели на усиление. Против них стояли части дивизии СС, которая на девяносто процентов была сформирована из власовцев и частей РОНА бригады группенфюрера СС Каминского. В смертельной схватке сошлись с одной стороны гвардейцы и штрафники, а с другой – головорезы, которым отступать было некуда, а сдаваться в плен не имело смысла…

 

Михеенков С. Е.

Пречистое Поле [Текст]: повести / С. Е. Михеенков ; авт. предисл. Е. Н. Крупенников. — Москва: ВЕЧЕ, 2017. — 320 с. — (Военные приключения).

 Страшная, правда, о 1941-м… Нет, взвод лейтенанта Крупенникова не бежал. Он вынужденно оставлял позицию за позицией, при этом сражаясь иногда за роту, за полк, а порой и за всю Красную армию. Взвод лейтенанта Крупенникова умирал и снова возрождался, как русский солдат. Весной 1945-го штурмовал Берлин и возвращался домой, в Россию, с победой.

Нечаева В. Э.

Оперативный псевдоним «Ландыш» [Текст]: роман / В. Э. Нечаева. — Москва: ВЕЧЕ, 2016. — 320 с. — (Военные приключения).

 Героиня этой остросюжетной книги о буднях советской разведки направляется на зарубежную стажировку в предвоенную Европу. Всего на три недели. Никто и предположить не мог, что возможность вернуться домой представится ей только через много лет, ведь для Ольги война не закончится и после победного мая 1945-го…

Першанин В. Н.

Я прошел две войны! [Текст]: роман / В. Н. Першанин. — Москва: ЭКСМО: Яуза, 2017. — 352 с. — (Война. Штрафбат. Они сражались за Родину). 

Основанное на реальных событиях повествование о судьбе молодого командира Красной армии Василия Гладкова. Впервые попав на фронт в декабре 1939 года, Василий, с небольшим перерывом, продолжал сражаться с врагами нашей Родины до самой Победы. Сначала кровавая Зимняя война, где Гладков со своим взводом, утопая в снегу, прорывал печально знаменитую «Линию Маннергейма». Затем страшная Великая Отечественная война: Смоленское сражение, Битва под Москвой, Сталинград .

 

Печерская А. Н.

Юные герои Великой Отечественной [Текст]: рассказы / А. Н. Печерская ; худож. В. Юдин. — Москва: Детская литература, 2017. — 180 с. : цв. ил. — (Поклон победителям).

 Этот сборник составлен из рассказов о беспримерных подвигах юных героев, наравне с отцами и матерями, старшими сестрами и братьями вставших в годы Великой Отечественной войны на защиту Родины, — Лёни Голикова, Марата Казея, Лары Михеенко, Вали Котика, Зины Портновой, Вити Коробкова, Саши Ковалёва, Нины Куковеровой и Володи Дубинина.

 

Проказов Б. Б.

Великая Отечественная война [Текст]: энциклопедия / Б. Б. Проказов. — Москва: АСТ, 2015. — 192 с. : цв.ил. — (Отличная энциклопедия).

 Почему нападение Германии на СССР стало неожиданностью для советского командования? Кого и почему называли «Лисом пустыни»? Какие формирования вошли в историю под названием «черные бригады» и где они действовали? Как случилось, что «Виккерсы» воевали друг против друга? Кто задолго до гитлеровцев изображал на своих самолетах свастику? В водах какой русской реки «утонули планы» нацистской Германии о мировом господстве?

 

Прокопенко И. С.

По обе стороны фронта. Неизвестные факты Великой Отечественной войны [Текст]: историческая литература / И. С. Прокопенко; авт. предисл. И. С. Прокопенко; авт. послесл. И. С. Прокопенко . — Москва : Эксмо, 2015. — 352 с. — (Военная тайна с Игорем Прокопенко).

 Неизвестные факты Великой Отечественной войны Книга, которую вы держите в руках, – образец настоящей русской документалистики. Автор побывал в Германию и в бывших советских республиках, встречался с участниками и очевидцами страшных событий 1941-45 годов, чтобы показать обе стороны этой чудовищной войны. Это рассказ о героях и о предателях, о рядовых солдатах и об офицерах, о боли и о взаимопомощи. По обе стороны фронта.

 

Рассказы о юных героях [Текст]: рассказы / вст. ст. Д. Рогожкин; худож. А. В. Пустовит. — Москва: Махаон: Азбука — Аттикус, 2018. — 144 с. : цв. ил. — (Классная классика).

 Во время Великой Отечественной войны дети, ровесники современных подростков, наравне с взрослыми защищали свою Родину от фашистских захватчиков, проявляя невероятную силу духа, выдержку, мужество и отвагу. На долю этих рано повзрослевших девчонок и мальчишек выпало немало испытаний, которые не сломили их, напротив, ребята стойко переносили все тяготы войны, доказав всем нам, что подвиг – это не просто смелость и героизм, это ещё и великий труд, железная воля и огромная любовь к Родине. В книгу вошли рассказы о юных героях Великой Отечественной войны – Лёне Голикове, Зине Портновой, Марате Казее и многих других.

 

Русский характер [Текст]: рассказы / худож.: О. Смирнов, К. Кадашева; сост. А. В. Нарбекова. — Москва: ВЕЧЕ, 2015. — 304 с. : ил. — (Антология военного времени)

 В книгу вошли лучшие рассказы о Великой Отечественной войне Ю. Бондарева, А. Платонова, А. Толстого, М. Шолохова, В. Некрасова, В. Катаева и других известных отечественных писателей. Герои этих произведений уже несколько поколений служат примером стойкости и мужества для нашей молодежи. Многие из рассказов из сборника стали основой для всеми любимых кинокартин.

 

Савицкий Г.

Танковые засады. «Бронебойным, огонь!» [Текст]: роман / Г. Савицкий. — Москва: Яуза: Эксмо, 2012. — 288 с. — (Война танков. Фронтовой дневник).

 Новый танковый боевик от автора бестселлера «Яростный поход»! Советские и немецкие танкисты в огненном аду 1941 года. Беспощадная битва за Москву через прицелы башенных орудий. Измотав и обескровив наступающие части Гудериана в танковых засадах, выбив вражескую бронетехнику и лучших панцер-асов, танковые бригады Красной Армии переходят в решающее контрнаступление. «Бронебойным, огонь!».

 

 

Свиридов Г. И.

Сын командира. Южный Бастион [Текст]: роман: повесть / Г. И. Свиридов, Т. Г. Свиридов. — Москва: ВЕЧЕ, 2017. — 256 с. — (Коллекция Военных приключений).

 Летит под откос эшелон с фашистской техникой и отборными головорезами, невесть куда исчезает немецкий генерал, опрометчиво решивший выехать без охраны… Ответственность за эти дерзкие операции берет на себя некто, скрывающийся под именем Восыком…

 

Семенихин Г. А.

Жили два друга [Текст]: роман / Г. А. Семенихин. — Москва: ВЕЧЕ, 2017. — 352 с. — (Офицерский роман. Честь имею)

 Роман известного советского писателя Геннадия Александровича Семенихина о судьбах людей на последнем, завершающем этапе Великой Отечественной войны и в послевоенный период. В основе сюжета — драматический образ летчика-штурмовика Николая Демина, человека огромного мужества и отваги. В жестоком бою с мессершмиттами он теряет своего друга, воздушного стрелка Пчелинцева. А потом и сам, получив тяжелое ранение, навсегда покидает авиацию.

 

7 великих побед и ещё 42 подвига в Великой Отечественной войне [Текст]: историческая литература / сост.: Ю. Н. Лубченков, Ю. Попов. — Москва : Эксмо, 2010. — 252 с. : фото.цв., фото.

 Книга посвящена 65-летию Великой Победы. В ней подробно рассказывается о 7 судьбоносных боях Красной армии, решивших дальнейший ход нашей истории: Брестская крепость, сражения за Москву, Ленинград и Сталинград, Курская дуга, освобождение Белоруссии и взятие Берлина. В книге также рассказывается о еще 42 крупномасштабных сражениях всех фронтов Советской армии, о которых важно знать нам, народу-победителю.

 

Симонов К. М.

Живые и мёртвые [Текст]: роман / К. М Симонов. — Москва: ООО изд-во АСТ: ООО Транзиткнига, 2004. — 508 с.

 Вниманию читателей предлагается роман К.М.Симонова «Живые и мертвые» — одно из самых известных произведений о Великой Отечественной войне.

 

Смыслов О. С.

Житейская правда войны [Текст]: историческая литература / О. С. Смыслов. — Москва: ВЕЧЕ, 2017. — 288 с. : фот. — (Военно-историческая библиотека).

 В книге двенадцать историй, но каждая из них, по сути, документальна. В этих историях нет вымышленных персонажей, а все факты основаны на свидетельствах очевидцев и документах. Каждая история — это рассказ о нелегких военных годах, о судьбах военнослужащих. Среди героев книги — солдаты и офицеры, асы-истребители, политработники и генералы.

Сорокин Г. Г.

Пропавших без вести — не награждать! [Текст]: роман / Г. Г. Сорокин. — Москва: ВЕЧЕ, 2017. — 288 с. — (В сводках не сообщалось…).

 В 1944 году нацистская Германия применила на фронтах новейшие виды вооружений, не имеющие аналогов у ее противников: крылатые и баллистические ракеты, анаэробные подводные лодки, реактивные самолеты. Небо над рейхом должны были прикрывать установки направленного электромагнитного излучения, мгновенно превращающие любой самолет в клубок пламени. Такая экспериментальная установка электромагнитного излучателя была построена в Центральной Норвегии. Планы нацистов сорвал дерзкий рейд десантников-североморцев под командованием бывшего партизана капитана Николая Лоскутова.

 

Сталинградская битва. Наша победа. 1942-1943 [Текст]: историческая литература / сост., ред. И. А. Маневич. — Москва: Белый город, 2013 : цв.ил., фот.цв.

 Сталинградская битва – поворотное событие Великой Отечественной и Второй мировой войны…

 

Стихи и песни о Великой Отечественной войне [Текст] : поэзия / сост., авт. примеч. Л. В. Поликовский, авт. предисл. А. М. Туркова. — Москва: Мир энциклопедий Аванта +: Астрель, 2008. — 447 с. : ил. — (Кастальский ключ).

 В память обо всех погибших и выживших на полях сражений, в годы Великой Отечественной войны 1941 — 1945 годов о всех, переживших эти страшные военные годы в тылу — эта книга, — в которой собраны лучшие стихотворения о войне.

 

Сульдин А. В.

Великие герои Великой войны. Хроника народного подвига (1941-1942) [Текст]: историческая литература / А. В. Сульдин ; авт. предисл. А. В. Сульдин . — Москва : АСТ, 2014. — 160 с. — (Величие СССР).

 Адольф Гитлер рассматривал Москву как одну из главных военных и политических целей операции «Барбаросса». Однако этим планам помешал советский солдат. Беззаветное мужество, сила духа, упорство, ненависть к врагу нарушили гитлеровские планы. В ходе сражения немецкие войска потерпели первое ощутимое поражение. В результате контрнаступления и общего наступления они были отброшены на 100 – 250 км, освобождены Тульская, Рязанская, и Московская области, многие районы Калининской, Смоленской, Орловской областей. Книга рассказывает о полных драматизма событиях тех дней.

 

Филичкин А. Т.

Разведчик, штрафник, смертник. Солдат Великой Отечественной [Текст]: роман / А. Т. Филичкин. — Москва: ЭКСМО: Яуза, 2017. — 320 с. — (Фронтовик. Лучшие военные боевики).

 Накануне войны он окончил школу армейской разведки, куда отбирали лучших из лучших. Он принял боевое крещение 22 июня 1941 года под ударами немецких пикировщиков.Он попал в плен, когда пал Севастополь, и прошел все круги ада, чудом выжив в концлагере и секретной спецшколе, где русских пленных использовали как спарринг — партнеров для натаскивания немецких овчарок. А после освобождения смертник должен «искупить вину кровью» в штрафбате, переброшенном на Дальний Восток. В августе 45-го ему предстоит громить Квантунскую армию, бить «самураев», штурмовать неприступные японские укрепрайоны и вновь смотреть в лицо смерти даже после Победы!

 

Фролов М. И.

Блокада. Битва за Ленинград [Текст]: историческая литература / М. И. Фролов. — Москва: АСТ, 2014. — 316 с. — Библиогр.: с. 303-317.

 Известный историк на базе огромного количества российских и немецких архивов и исследований, а также собственного военного опыта, воссоздал полную и яркую картину битвы за Ленинград и блокады Ленинграда со всей ее сложностью, многоплановостью и драматизмом. Новые подходы и нетрадиционные источники позволили автору уточнить число жертв блокады, в том числе погибших во время эвакуации. А также выявить долгосрочное воздействие блокады на здоровье переживших ее людей

 

Час мужества: Стихотворения и рассказы о Великой Отечественной войне. [Текст]: стихи: рассказы / худож.: В. Гальдяев, А. Лурье; авт. предисл. С. Алексеев. — Москва: Изд-во Оникс — Лит, 2015. — 176 с. : ил. — (Библиотека российского школьника)

 Книга рассказывает о Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.). Авторы вошедших в неё стихов и рассказов не понаслышке знают о том, что такое фронтовое братство и солдатское мужество: многие прошли войну рядовыми, офицерами, корреспондентами, санинструкторами, работали в тылу.

 

Черных И. В.

Правый пеленг [Текст]: роман / И. В. Черных. — Москва: ВЕЧЕ, 2017. — 384 с. — (Офицерский роман. Честь имею).

 Роман старейшего российского военного писателя Ивана Васильевича Черныха посвящен летчикам бомбардировочной авиации дальнего действия, громившим во время Великой Отечественной войны фашистских захватчиков на юге нашей страны. Судьбы трех его главных героев — командира полка Федора Меньшикова, командира экипажа Александра Туманова и оперуполномоченного Виктора Петровского — людей незаурядных и волевых, раскрываются в жестоких схватках с врагом и в острых конфликтных ситуациях. В тяжелейшей боевой обстановке зреет их ратное и командирское мастерство, крепнет фронтовая дружба.

 

Чухрай Г. Н.

Я служил в десанте [Текст]: биография отдельного лица / Г. Н. Чухрай . — Москва : Алгоритм, 2016. — 256 с. — (Моя война).

 «Сорок пepвый», «Баллада о солдате», «Чистое небо» навсегда вошли в золотой фонд отечественного кинематографа. Зритель, однако, мало что знает о жизненном пути мастера, — между тем, Г.Чухрай прошел всю войну в рядах воздушно-десантных войск, участвуя в самых опасных операциях и зачастую вступая в рукопашную схватку с врагом. В своей книге Григорий Чухрай рассказывает об этом, а также о других эпизодах его жизни, связанных с войной

 

Шишков М. Ф.

Нас звали «смертниками». Исповедь торпедоносца [Текст]: мемуары / М. Ф. Шишков. — Москва: Яуза: Эксмо, 2015. — 608 с. : ил. — (Герои Великой Отечественной. Фронтовые мемуары Победителей).

 Уникальные мемуары летчика-торпедоносца, совершившего 187 боевых вылетов и 31 торпедную атаку (больше, чем кто-либо в морской авиации) под ураганным огнем лучшей в мире немецкой ПВО. Исповедь Героя Советского Союза, потопившего на Балтике 12 вражеских кораблей. Вся, правда о самой опасной летной профессии — недаром фронтовики прозвали торпедоносцев и топмачтовиков «смертниками»: средний срок жизни экипажей балтийской минно-торпедной авиации составлял всего 15 боевых вылетов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вторая Мировая Война

Жизнь после войны в Ленинграде

В первых классах, сразу после войны, чувствовалась большая разница в возрасте школьников. Многие в войну не учились, особенно те, кто вернулся с фронта в город – такие, как «сыны полка» с медалями. Такой контингент был плохо управляем. Через несколько месяцев неравенство по возрасту устранили, отправив «переростков» в ремесленные училища.

10 сентября 2021|Игнатьев Александр Арсеньевич записала Алешина Татьяна
С Днем Победы!

Мы глубоко чтим всех, кто добывал Победу в жестоких боях и самоотверженно трудился в тылу. Мы надеемся, что их подвиг сохранится в памяти потомков.

8 мая 2020|редакция сайта
О зверствах над военнопленными красноармейцами

Но мало кто знает о небольших стычках и перестрелках, проходивших ежедневно в небольших деревнях, поселках и хуторах. Приведенные в публикации документы Чрезвычайной государственной комиссии дают возможность представить эти военные будни. Они не потрясают тысячами жертв, а рассказывают о людях, чьи имена,…

27 апреля 2020|архивные материалы подготовила Сак Ксения
Кочерыжки спасли в блокаду

К самой суровой зиме дрова закончились и нас переселили на Земледельческий пустырь, где было несколько одноэтажных ош­тукатуренных розовых бараков. На всю жизнь запомнилось от­кровение отца, сказанного меж­ду прочим. Поздней осенью, на­кануне самой суровой зимы батя организовал серию походов на поля совхоза «Ручьи» с мешками за кочерыжками

27 января 2020|Бакастов Геннадий, Никитина (Бакастова) Людмила
Хочу дожить до конца войны

Ты, мама, расстроилась из-за моих царапин. Чтобы сказала ты, если бы я был ранен, как один отдыхающий. Он ранен в первый раз, но 29-ю ранами! Руки, ноги, голова, спина. И ни одной поврежденной кости. И раны большие по площади. Самое удивительное – то, что его не убило. А в следующий раз этот счастливец будет убит револьверной пулей.

10 августа 2018|Максимов Владимир Александрович
Лодзь и ее жители во Второй мировой войне

Гетто насчитывало более 200 тысяч человек, под его территорию было отведено всего лишь четыре квадратных км в центральной части города — на небольшой территории охране было легче контролировать поселенцев. Гетто было устроено наподобие «государства в государстве» со школами, больницами, культурной жизнью

26 июля 2018|Дианова Ольга
«Майская бойня» и письма

Может быть правильнее было бы назвать события конца апреля – начала мая – «майская бойня»? Всякая неудачная, на авось начатая операция может быть названа бойней. Наша бойня была верхом бездарности, авантюризма, безответственности. Недаром в сборнике Генштаба «не ниже командиров батальонов» было написано, что Кестеньгская операция апреля-май 1942 г. …

18 апреля 2018|Максимов Владимир Александрович
С июля 1941 года работал в типографии «Правды»

В одно из моих ночных дежурств я увидел страшную картину налёта вра­жеской авиации. От Ваганькова по Беговой тянулись обозы и в это же время были засыпаны зажигательными бомбами. Загораются двухэтажные деревянные до­ма. Зарево пожаров. Начинается паника. Из окон жители выбрасывают всё, что только можно спасти….

4 апреля 2018|Рогозин Юрий Иванович, художник
Нанкинская резня

В попытке понять японских солдат, нужно ответить на самые очевидные вопросы. Почему поведение японских солдат вышло из рамок человечности? Какую роль играло при этом японское правительство? Какие у него были реакции на те сведения, которые получало из собственных и иностранных источников? Чтобы ответить на эти вопросы надо начать издалека и рассказать немного о японской культуре и истории.

12 февраля 2018|Чан Айрис перевод с английского Кузина Ярослава
Письма к жене и сестре

Дорогая, читаю твои несколько последних писем и вижу в них, хороших и искренних, большую нервность и также за меня «цеплянье», которого быть не должно. Я не должен быть для тебя той соломинкой, за которую цепляется утопающий. Не относись ко мне, как прежде к Наточке. Милая! Против себя говорю ради правды. Смягчись сердцем, не мятись.

26 декабря 2017|Амбарцумов Евгений Владимирович, протоиерей
Килограмм хлеба

Однажды к нам в квартиру постучал управдом. Мама открыла и впустила тёмного человека в пальто и ушанке почему-то с полотенцем на шее вместо шарфа. Управдом спрашивал, сколько нас и сколько у нас комнат? Нас сейчас было трое, а комната всегда одна.

12 декабря 2017|Короткевич Лина Ивановна
Нас готовили к войне «на пальцах»

Настало 6 ноября. Воспоминания мучили меня. Всего год назад была Зина, демонстрация в солнечный день, подарки Борису. А сейчас – в моих любимых местах у Истры – немцы, жизнь рассыпалась. Кругом – мрачная грозная казарма, чужие непонятные и даже чуждые мне люди. Везде – ночь, треск немецкой морзянки, голод, непогода, смерть.

25 октября 2017|Максимов Владимир Александрович
Советское государство и РПЦ в 1941–1944 гг.

Особенность религиозной ситуации на территории СССР, оккупированной гитлеровцами в 1941 г., заключалась в том, что на ней оказалось подавляющее большинство православных храмов. В частности, около 3 тыс. храмов находились только на территориях, вошедших в состав СССР в 1939–1940 гг. На оккупированной территории СССР произошел бурный всплеск…

20 октября 2017|Синицын Федор Леонидович, кандидат истор. наук
Записки редактора

Наша редакция критики и литературоведения была живым организмом, и душу ее составляли люди – прекрасные, высокообразованные редакторы. Двери редакции всегда были открыты для авторов, и работа чередовалась с чаепитием и общением. Сколько интереснейших людей сиживало за нашим редакционным столом!

16 октября 2017|Королева Татьяна Геннадьевна
За стенами госпиталя

Попросив раз утку и вдоволь натерпевшись стыда, я уже ни разу больше не прибегал к услугам сестер и нянь. Стоило это мне большой боли, но стыд был хуже боли. Война настигла нас и в Вологде. Часов в 11 утра завыли сирены, и нам приказали спускаться вниз. Я спустился и никогда уже больше не делал этого. Лучше было попасть под бомбу, чем терпеть такую боль.

29 сентября 2017|Максимов Владимир Александрович
Выжила в блокадном аду

Трамваи встали на рельсах. Эти разбитые трамваи и троллейбусы, как скелеты, заснеженные снегом, еще больше усугубляли блокадный ужас. На льду Невы, возле «Авроры», попала под бомбежку, но обошлось — ни царапины. Однако самое страшное воспоминание о том пути — не бомбы и снаряды, а небольшие холмики, запорошенные снегом. На каждой улице. Люди, которые не дошли, а умерли, бессильно опустившись на…

10 сентября 2017|Симакова Раиса Петровна

«Все эти ужасы происходили вот здесь» Что россияне помнят о Великой Отечественной войне спустя 80 лет с ее начала: Общество: Россия: Lenta.ru

Ровно 80 лет назад, 22 июня 1941 года, в 4 часа утра фашистская Германия напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война, которая длилась 1418 дней и закончилась капитуляцией Германии 9 мая 1945 года. Победа нашему народу далась страшной ценой: безвозвратные военные потери Красной армии составили более 11,4 миллиона человек, а с учетом гражданского населения, война унесла более 26,6 миллиона жизней. Об этом невозможно забыть. Память о войне отражена во всех видах искусства, но помимо этого есть огромный пласт народной памяти. В той или иной степени, война коснулась каждой семьи. И почти в каждой семье передаются рассказы тех, кто пережил это время. «Лента.ру» собрала семейные истории о Великой Отечественной войне. Истории разные: страшные и героические, иногда обыденные, иногда совершенно невероятные, мистические, смешные… — то есть именно такие, какими они и остаются в памяти народа.

«История эта меня беспокоила всю жизнь»

Гарик Сукачев, музыкант, кинорежиссер, 61 год

— Для меня Великая Отечественная война всегда была самым страшным горем, которое произошло с нашим народом в ХХ веке. Это касается каждой семьи, в том числе и моей собственной. Отец моей мамы был расстрелян немцами в самом начале войны.

Это мой батя — Иван Федорович Сукачев

Это произошло в поселке Ляды в Псковской области. До войны он был начальником Райпотребсоюза — по местным меркам большая должность. Когда немцы входили в их село, а все произошло очень стремительно, мой дедушка и еще один деревенский мужик, не успев отойти, отстреливались и были взяты в плен. Почти тут же их расстреляли. Бабушка ходила, просила у немцев отдать ей тело мужа, чтобы похоронить, но так его и не нашла.

История эта меня беспокоила всю жизнь. Я ведь все знал, был в этой деревне в детстве, все там видел. Мне мама рассказывала, как пришли немцы, как они вначале никого не убивали, как катали детей на танках, устраивали танцы…

А потом пришли СС и, буквально через два дня, когда немецкая армия пошла на Ленинград, начали расстреливать, вешать женщин, а детей угонять в лагеря

И я все это смог представить. Когда ты маленький ребенок, у тебя каникулы в деревне, вокруг такой хороший летний день, и ты вдруг начинаешь представлять, что все эти ужасы происходили вот здесь, в такой же вот чудесный летний день… И тебя это обжигает, а если тебя обжигает чем-то в детстве, то это на всю жизнь.

На основании того, что мне мама рассказывала о гибели деда, двадцать лет назад я снял фильм «Праздник». Не в честь кого-то. А потому, что это меня всегда волновало. Реальная история стала толчком, и мы с Иваном Охлобыстиным написали сценарий о том, как живут мирные люди, и вдруг к ним приходит война. Главного героя в фильме зовут, как и моего деда, Елисей. Моя мама — Валентина Елисеевна. По сценарию она тоже погибает, хотя на самом деле она выжила. Но вся реконструкция, то, как в деревню входят немцы, взята из жизни. Там, на самом деле, было даже интереснее, чем у меня в фильме. Мой прадед был в то время еще жив. И он умолял деда (своего сына): «Елисей, убегай! Убегай в лес, все побежали и ты убегай…». А дедушка ему ответил: «Я не побегу, я коммунист!» К сожалению, это не вошло в картину, потому что по нашему сценарию он к жене прибежал, у нас весь сюжет был немного по-другому сконструирован.

А моего отца, Ивана Федоровича Сукачева, призвали в армию в самом конце войны, уже в 1944 году. Он служил в Литве во внутренних войсках, сражался с «лесными братьями». Теперь их называют «борцы за независимость», а раньше считали просто бандитами. А как еще назовешь человека, который стреляет в тебя из-за угла? Там же, в Литве, отец научился играть на тубе и в составе военного оркестра выступал на танцах, где и познакомился с моей мамой, Валентиной Елисеевной. После войны они переехали в Москву, где родились мы с сестрой.

22 июня мы планируем отметить 20-летие фильма «Праздник» в Доме Кино. Будет фильм и на большом экране запись концерта группы «Неприкасаемые» с Петром Ефимовичем Тодоровским, который был сыгран 20 лет назад в ГЦКЗ Россия по случаю премьеры «Праздника».

«Папа с криком: «Война! Война!» побежал палкой рубить крапиву»

Герман Виноградов, актер, художник, музыкант, 63 года

— 22 июня 1941. Семья по папиной линии жила в Абрамцево. Бабушка работала там врачом. Папе 8 лет. Жили во флигеле аксаковской усадьбы. Объявили начало войны. Маленький папа с криком: «Война! Война!» бросился «в атаку» и побежал палкой рубить крапиву. В крапиве оказался упавший провод высоковольтной передачи. Папа задел провод рукой, его дико трясло. Спас учитель, оказавшийся рядом, — палкой оттащил провод. Папу перенесли в медпункт в усадьбу, где он отлеживался несколько дней в той самой комнате, где художник Серов написал «Девочку с персиками». Вот такая судьбоносная для меня история про 22 июня 1941 года.

Дед по маминой линии — политрук. Бабушка по маминой линии — военврач, лейтенант медицинской службы. Дедушка по папиной линии — инженер-металлург, налаживал производство брони в Свердловске на Уралмаше, есть ордена и медали. Бабушка по папиной линии — военврач, капитан медицинской службы, есть орден и медали.

Бабушки раненых лечили, спасали. Дед-металлург наладил выпуск брони для наших танков. Вот и весь рассказ.

А это общее фото нашей семьи. Сделано в Ленинграде.

А это общее фото нашей семьи. Сделано в Ленинграде

«В городе Оснабрюк была биржа, там покупали людей для сельхозработ»

Елена Кофман, москвичка, 63 года.

— Во время войны мама была в плену в Германии. Летом 41-го года шестилетняя мама и ее шестнадцатилетний брат оказались в деревне в Орловской области. Началась война, бабушка посылала им телеграммы с просьбой срочно вернуться в Москву, но брат мамы влюбился и никак не мог уехать. А потом в Москву перестали ходить поезда.

Каким-то образом бабушке удалось добраться до них. А к деревне уже подходили немцы.

Все жители спрятались в погребах, не в домах, а в поле, которое простреливалось с двух сторон. Ночью брат мамы пополз за водой к колодцу. И вернулся без воды. Он был ранен.

Их гнали в Германию пешком. И бабушка несла на себе раненого сына и дочь. Было уже очень холодно, и однажды они остановились на ночлег в полуразрушенной избе.

Моя бабушка положила своего сына на печь, развела огонь, который горел очень недолго, и согревала детей своим теплом. А утром ее сын умер

Мама. Это она уже после войны и возвращения из плена

Им надо было идти дальше, и она сказала тем, кто еще оставался в этой деревне: «Похороните его. На нем теплый тулуп. Возьмите его себе». Потом ей сказали, что у него отломилась рука, когда снимали тулуп. И его не похоронили.

В городе Оснабрюк была биржа, там покупали людей для сельхозработ. Рассматривали и покупали семьями, а моя бабушка была маленькая, худая и стояла с маленькой девочкой. День заканчивался. К этому времени уже знали, что тех, кого не купят, отправят на завод, где не выживают. Тогда к бабушке подошел человек, он был один и его тоже не брали, он был из той же деревни. И он сказал: «Нам надо держаться вместе. Так мы сможем выжить».

И вот на биржу пришел человек, немец, который оказался последним из пришедших. И тот человек, который стоял теперь с моей мамой и бабушкой, снял с себя рубашку. И закричал немцу: «Посмотрите на меня, я — деревенский, я — сильный, я все умею. Возьмите нас!». И их купили. Моя бабушка, моя мама и тот человек жили семьей всю войну.

А потом война закончилась. Тот человек вернулся к своей семье, а бабушка — к своему мужу. Когда она вернулась в Москву, узнала, что в то же время, когда умер ее младший сын, старший был тоже убит.

Во время войны у моего деда жила женщина, они расстались — к нему возвращались жена и дочь. Тогда говорили: «Война все спишет». У людей желание выжить, чувство долга, желание жить, любовь, все смешивается и чередуется, и в определенный момент что-то выходит на первый план.

«В глазах немца-пулеметчика просто животный ужас был»

Александр Гаврилов, финансист, 42 года.

— Василий Степанович Шиков, мой родной дедушка. Знатный заслуженный фронтовик. Он был родом из деревни под Рязанью. Был с детства очень деятельным человеком, приехал в Москву после школы, поступил в электро-механический техникум. Благодаря техникуму у него была бронь, и необязательно было в 41 году призываться, но он пошел добровольцем. И сразу после учебки оказался в армии. Воевал в 9-м танковом корпусе, в военной разведке бронетанковых войск. Много раз ходил за линию фронта.

Дед рассказывал это так. Наступление танковых войск происходит быстрее, чем движется пехота. И скорость, и качество разведки должны быть выше. Разведчики в танковых войсках больше рисковали. Пехотинец может засесть в кустах и день-два наблюдать, что вокруг него происходит, сколько немцев побежало в одну сторону, сколько в другую. Но когда происходит развертывание фронта, на это времени нет. Поэтому, в моем понимании, разведчики танковых войск — самые отчаянные люди в разведке, которых только можно представить. И, как я понимаю, смертность среди них достаточно высокая была.

Тут мой родной дедушка, Василий Степанович Шиков, заслуженный фронтовик. А справа он с боевыми товарищами

Эпизодов несколько. Первый эпизод такой. Деревня. Предположительно, там немцы. Но никаких видимых признаков нет. Нужно это узнать достоверно. Группа разведчиков, по-моему, четыре человека, садятся на Т-34. Танкист вжимает тапку в пол и на полной скорости несется в деревню. Там какие-то дома, огороды, зеленка. Они останавливаются на задках, оглядываются… Никого. И вдруг из бани метрах в 150 от них начинает стрелять немецкий пулемет. Из четырех разведчиков троих убивает сразу. Дед диким кувырком прыгает в картофельные грядки и прячется в ботве. А танк куда-то поехал — я так полагаю, что танкисту не было видно, что у него на броне происходит. Дед лежит в ботве картофельной, с ним, слава богу, автомат. Пулемет немецкий какое-то время продолжает стрелять. Потом он замолкает. И дед задается вопросом: что делать дальше. До темноты еще долго, он начинает понимать, что из его товарищей никто не уцелел, деваться некуда. И дед говорил: «Я принял единственно правильное решение. Полностью выключил все эмоции, чувство страха, что меня в любую секунду могут убить, и я, как на учениях, перевернулся на спину,

Поднял ППШ над собой, прицелился в банное окошко, из которого торчал немецкий пулемет, нажал на пуск и держал автомат до тех пор, пока не расстрелял весь диск

Потом наступила тишина, дед пополз в сторону этой бани. В сторону бани! Не от нее! У него был с собой еще один диск, гранаты, и расчет был на то, что если что – в рукопашную. И он рассказывал: «Я захожу в эту баню, а там то ли два, то ли три немца. Вот они как сидели у этого окошка, так и продолжали сидеть, в полное решето. Они даже не поняли, что произошло!»

Это была первая медаль деда «За отвагу».

Вторая история — про день рождения. Они с разведгруппой не всегда ездили на танке, иногда они классическим образом пересекали линию фронта, оказывались в немецком тылу и шли дальше. Как я понимаю, это когда было нужно конкретный квадрат исследовать.

И вот они перешли через линию фронта, но находились в прифронтовой полосе. Светать стало, и им нужно было где-то схорониться. Зашли в сарай и в этот момент начался авианалет. Их было человек шесть, наверное. И дед говорит: я вот в этот сарай захожу со своим напарником (это его близкий фронтовой друг, они с ним всю жизнь дружили), и ровно в него падает авиационная бомба. Пробивает крышу и падает буквально к ногам деда. Бомба не какая-то огромная, а средняя, я подозреваю, такая, которыми пикирующие штурмовики бомбили. Она падает… и не взрывается… И это случилось в его день рождения. Дед говорил, что у него двойной праздник в этот день.

Что произошло с бомбой так никто до конца и не понял. Есть две версии: теория деда и теория бабушки. По теории деда это просто заводской брак и в авиабомбе не сработал взрыватель, а бабушка говорила, что, скорее всего, бомбу собирали остарбайтеры, которые сознательно ее повредили, и она не взорвалась.

Ну и третья история, очень жизненная. Это было, когда освобождали Белоруссию. Было стремительное наступление. Разведгруппе деда нужно было быстро прощупать дорогу. Кажется, они к станции какой-то ехали, им надо было что-то узнать и успеть об этом сообщить. Очень быстро перешли через линию фронта. Нужно было какое-то средство передвижения, чтобы, условно, за час пройти 20 км, а пешком это долго. Они увидели немцев на мотоцикле, убили их, сели на мотоцикл и поехали по дороге. Это была лесная узкая дорога, на которой не разъехаться. И вот они гонят со страшной скоростью, потому что мало времени. У них была рация, надо было выходить на связь.

И вот они мчатся, узкая дорога, резкий поворот, и вдруг из-за этого поворота выскакивает точно такой же мотоцикл, с таким же пулеметом, с такими же мужиками со шмайсерами, только это настоящие немцы.

Дед говорил: мы друг напротив друга останавливаемся и смотрим. И тишина. И расстояние — 10 метров. И как вы думаете, что произошло дальше? Они разъехались… Дед говорил: «Мне казалось, прошла вечность. В глазах немца-пулеметчика просто животный ужас был». И вот они глазки друг другу построили и без единого звука разъехались… Как будто друг друга не видели.

Дед остался разведчиком на всю жизнь. Если нужно было что-то узнать, он говорил: иди, разведай! Внимание к деталям у него было просто профессиональное.

«В двух километрах от поля боя, под обстрелом бабушка родила мою маму»

Алена Тимошина, психолог, 53 года.

— Моя украинская бабушка, мамина мама, Прасковья Васильевна Мусатова. В 1942 году она, на девятом месяце беременности, с одним дедом из их же деревни Новоселовки, Криничанского района, Днепропетровской области, пешком эвакуировала в тыл колхозное стадо. Пункт назначения — куда-то в Ворошиловградскую область. Немцы шли по пятам. При переправе через Днепр паром со стадом разбомбили, и почти все животные погибли.

Дед этот и моя бабушка потеряли друг друга, и она пошла к любому населенному пункту. Но по дороге у нее начались роды, и 12 апреля бабушка, в двух километрах от поля боя, под обстрелом родила мою маму. Возвращалась пешком с младенцем на руках в уже оккупированную родную деревню.

Мамин отец, мой дед Иван Мусатов, был призван в первые дни войны и, по воспоминаниям бабушки, его несколько раз видели в оккупированном Днепродзержинске. Вернулся он в 1945-м и однажды на рынке подрался с вором. И дрался он, со слов бабушки, очень быстро и странно, как никогда деревенские мужики не дрались.

Где и как воевал, никогда не рассказывал, жил не таясь, умер в 1951 году. Мама моя была важной персоной на Украине, заслуженный деятель искусств, директор театра, парторг и т. д. И она всю жизнь, по связям, пыталась узнать о том, кем на войне был дед. Но данные были засекречены, ей только уже в 2000-х сказали: «Анна Ивановна, успокойтесь, ваш отец выполнял важную работу для Родины». И все.

Второй муж бабушки, поляк Йозеф Здановский. Он после войны захотел жить в СССР, чем вызвал подозрения, как шпион. Его пытали в НКВД, вывихнуты плечи, сорваны ногти, но шпионом он себя не признал, потому был отпущен и всю оставшуюся жизнь работал плотником. По вечерам выпивал стакан водки и пел «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат…», плакал и шел спать. Добрейший был дядька.

Вторую бабушку в 16 лет угнали в Германию, фото есть на фоне ворот распределительного пункта. Сдал ее собственный отец. Вместе с коровой. Немцы пришли к ним, на остальных детей автомат наставили, и он показал яму во дворе, заваленную сеном, где прятали корову и бабу Веру.

На фото слева: бабушка, посередине я в коляске, а справа второй бабушкин муж, поляк Йозеф Здановский. А справа фотография из Германии с распределительного пункта. Здесь в середине моя баба Вера

В Германии бабу Веру определили в горничные. Их заставили помыться, одели и сказали улыбаться. А город не помню, хотя бабушка его называла. Но помню, что она о своей «хозяйке» отзывалась с благодарностью, потому что ее могли отправить в публичный дом или изнасиловать, но она говорила, что «к добрым людям попала, не били, не насильничали». Она веселая была в жизни, легкого характера, детей любила, работы никакой не боялась.

А папины родители были артисты. Дед — народный артист Украины Носачев Андрей Петрович был в фронтовой актерской бригаде, а бабушка — в эвакуации, в Ташкенте.

«Вечером он принес и положил на крыльцо оторванную голову молоденького немецкого солдата в примерзшей пилотке»

Петр Каменченко, журналист, 63 года

— Я помню войну, хотя родился через 13 лет после того, как она закончилась. Каждый раз по дороге в Берново, где у меня дом, проезжая деревню Млевичи в Тверской области, я вспоминаю немецкого летчика в желтом комбинезоне и черных защитных очках, который, спустившись совсем низко, ниже верхушек старых берез, расстреливал из пулеметов отступающий госпиталь. Чтобы лучше видеть бегущую внизу маленькую девочку, он сдвинул стеклянный колпак кабины, но пули все равно попали в березу, за которой она успела спрятаться. Этой девочкой была моя мама, и я мог бы быть убитым тогда, осенью 1941 года вместе с ней, как и пятеро моих детей, родившихся через полвека.

Мне кажется, что я видел все это своими глазами. Может быть потому, что совсем маленьким много раз представлял, как это происходило, и эти фантазии заняли в памяти место среди моих собственных детских воспоминаний. Такое иногда случается, и есть даже красивый термин, объясняющий подобный феномен памяти, — псевдореминисценции. А может быть это просто генетическая память?

Я знаю, как уходил от немцев госпиталь, где работал хирургом мой дед. Немецкие танки перепахивали гусеницами огороды с западной стороны села, а с востока, подбирая по дороге раненых, уходили последние подводы сельской больницы, неожиданно ставшей фронтовым госпиталем. Конечно, об этом мне тоже рассказывала мама, но почему-то я помню, какая в тот день была погода.

Батя мой справа стоит — Каменченко Виктор Петрович. И он же с боевыми товарищами на американском автомобиле

Через месяц немцев выбили, и дед опять принялся резать и шить раненых в больнице, которую сам же и построил еще в 37-м году, а мои мама и бабушка вернулись в свой дом. Немцы отступали быстро и не успели почти ничего разрушить и сжечь. Они даже оставили своих тяжелораненых, которые постепенно все замерзли. В месте, где их весной зарыли, потом много лет проседала земля. Теперь там все крапивой и кустами заросло. Наверное, я последний, кто еще об этом помнит.

Немцы так спешили, что забыли в нашем доме некоторые свои вещи. Я их потом нашел на чердаке: ремень с орлом и надписью Gott mit uns, противогаз в продолговатом металлическом чехле, в крышечке которого был заботливо припрятан презерватив с датой выпуска 22 июня 1941 года. Правда, они все же успели украсть «волшебный фонарь», при помощи которого мой дедушка показывал колхозникам на большой больничной простыне «волшебные картинки» санпросвета о первой помощи при ожогах, вывихах и переломах. Картинки эти я тоже хорошо помню, потому что в семь лет нашел их в сарае и целое лето разглядывал на свет, пока не потерял.

Дед мой, Алексеев Михаил Петрович, на руках у него моя мама. Фото примерно 1933 года. Вот одна из таких березок и спасла ей жизнь…

А вот наша собака из дома никуда не уходила и всю оккупацию просидела под кроватью. Когда мама вернулась, Тюльпан, так звали собаку, был еле живой от голода. Вечером он принес и положил на крыльцо оторванную голову молоденького немецкого солдата в примерзшей пилотке. Голову похоронили за домом в осиннике. Мне этого места никто не показывал, но я почему-то всегда точно знал, где именно была зарыта немецкая голова, и ночью на всякий случай далеко обходил это место.

Вот такая странная штука — память. Иногда помнишь то, чего вроде бы и помнить-то не должен. А может быть, вовсе и не странная? И я все правильно помню? И дети мои это помнить должны

«У него на груди гадюка лежала»

Наталья Соловьева, писатель, 41 год.

— Дед накануне войны оказался в Белоруссии, служил в НКВД. Он был совсем молоденький и, когда все это началось, отступал вместе со всеми. По болотам, голодал. Дед русский, белорусского языка не знал. Оказался в белорусской деревеньке, у какой-то ветхой бабусечки. Она сжалилась над ним и говорит: «Ляг, сынок, поляжи на ложку. Поляжи на ложку».

Он не понял, подумал: совсем бабка свихнулась, как можно лечь на ложку? А она ему показывает: «Поляжи на ложку». И он сообразил, что «ложек» — это кровать. А так как я родилась в Белоруссии, дед каждый год устраивал мне экзамен белорусского языка. А как будет чашка? А как будет стол? И в конце: а как будет кровать? Я: «Ложек». Он: «Молодец». У него это осталось навсегда.

И самое удивительное, он запомнил название деревни — Каменка, и оказалось, что мама потом по распределению попала в этот район и вышла замуж, и я там родилась. Вот как раз недалеко от этой деревни. Сейчас это Крупский район в Белоруссии.

Второй мой дед был партизаном. Трофим Иванович Соловьев. И они жили в деревне Глубочица. Они с моей бабушкой были сиротами, поженились, и у них к началу войны было трое детей. Вокруг леса, это район озера Палик, неподалеку от реки Березина.

Это тот мой дед, который про ложку рассказывал — Гниденко Яков Николаевич

Дед ушел сразу в партизаны. И в 1943 году была операция по уничтожению партизан под названием «Котбус». Сожгли много деревень. Моя бабушка оказалась в партизанском отряде вместе с детьми. То есть все, кто был в деревне, спаслись благодаря тому, что вокруг были болота. В болоте находился остров, и немцы не знали, как туда войти. Только местные знали дорожку. Немцы пытались, но у них тонули лошади.

Тогда они начали отряд бомбить с воздуха. Бабушка с сестрой и четырьмя детьми бежали. Бабушка несла самого маленького на руках, мой дядя цеплялся за подол и отстал. А еще двоих тащила за руки бабушкина сестра. Самолеты, бомбежка, страшно, ночь… Они одного ребенка потеряли в лесу и никак не могли найти. И потом уже, когда рассвело, бабушка и ее сестра бегали по лесу искали этого ребенка. И нашли заплаканного, на груди у него гадюка лежала. Но он спасся.

Бабушка так до конца войны и была в партизанском отряде, а дед пошел дальше воевать. Был ранен под Кенигсбергом. Потом отстраивались. У них родились еще дети. У деда остались ранения на всю жизнь, у него в теле пуля двигалась.

«Прадедушка не растерялся. Он начал бегать по лесу, стрелять из разных мест и громко кричать»

Катя и Лиза Каменченко, 15 и 12 лет.

— Нашего прадедушку звали Демидов Николай Нестерович, он родился в 1924 году. Когда началась война, ему было 17, но он все равно ушел на фронт осенью 1941 года, сказав в военкомате, что он на год старше. Его отправили на Волховский фронт связистом, позднее он стал командиром отделения связи.

Свой первый подвиг он совершил в марте 1943 года во время двухдневного боя за деревню Котовица под Новгородом. Там под непрерывным артиллерийско-минометным огнем он восстановил 30 разрывов линии связи — как раз, когда наша пехота форсировала речку Волхов.

Это наш прадед, звали его Демидов Николай Нестерович. Он командиром отделения связи был

В другой раз, летом 1944 года, в Заполярье, он вместе со своим отрядом протягивал линию связи в тылу противника. Вдруг на них напали финны, изрезали линию и пытались окружить. Но прадедушка не растерялся. Он начал бегать по лесу, стрелять из разных мест и громко кричать. Финны решили, что наших много и отступили. Связь батареи с командиром дивизиона была обеспечена и, как написано в прадедушкином наградном листе, батарея «била беспощадно по финским лахтарям». За этот и другие подвиги Николай Нестерович был награжден орденом Красной звезды, орденом Славы III степени и двумя медалями «За отвагу».

Войну он закончил в мае 1945 года в немецком городе Макленбурге гвардии старшим сержантом. И что удивительно, за четыре года боев, постоянно находясь на передовой, он ни разу даже не был ранен.

«Особисты не поверили, говорили, что на границе нужно было погибать. Чуть не расстреляли»

Алексей Лютых, врач-хирург, 64 года.

— Отец мой, Лютых Борис Афанасьевич, родился в 1917 году в селе Лютое Ливенского района Орловской области. В 1937 году его взяли в армию. Красноармейцем попал на Халкин-Гол. Потом в Ленинград, на курсы пулеметчиков.

Практику на финской войне проходил. Ему там орден Красной звезды дали. Научился ходить на лыжах. Получил младшего лейтенанта. Был командиром пулеметного взвода.

За две недели до начала войны их перебросили на границу в Прибалтийский округ. Говорил, что когда начались боевые действия, немцы в первый же день жестоко разбомбили все части, которые стояли на границе давно, а вновь прибывших не бомбили. Их, видимо, фашисты на карты не нанесли. Это их полк спасло.

Они отходили от самой границы, многократно попадали в окружения и выходили из них. Шли ночами по лесам и болотам, а по дорогам немцы на танках и мотоциклах. Потом вышли к своим, потом снова окружение. Потом из них новые отряды формировали, потом снова окружение. И так много раз. Естественно, он погибшим считался.

Когда окончательно вышли к своим, то особисты не поверили, что можно было так длительно отступать. Говорили, что там, на границе, нужно было и погибать. Чуть не расстреляли, а о наградах разговора не было. Спасло то, что все были в форме, с документами, даже комиссара раненого притащили и знамя полка. У комиссара было прострелено легкое — пневмоторакс, так они ему грудь как раз знаменем и перетянули, чтобы дышать мог. Но пулеметы пришлось бросить, все равно все патроны расстреляли.

Отец после пулеметных курсов в июне 1940 года. В Ленинграде

Отца разжаловали, отправили в штрафбат. Он это сильно переживал. Потом была Ленинградская блокада и освобождение Прибалтики. Потом еще раз попал в штрафбат за расправу над охранниками лагеря.

Закончил в Кенигсберге. Вообще-то он мало про войну говорил, но, когда выпьет, вспоминал, плакал. Он хотел офицерское звание восстановить, а то начинал с младшего лейтенанта, а закончил старшиной. Но ему никто не верил, что они от самой границы по болотам отступали. По документам он считался без вести пропавшим с июня 1941 года, поэтому ему боевые действия считали только с 1942 года.

Рассказывал и плакал всегда. Хорошо жив остался. И в плен нигде не попал

«Бомба попала в баржу. Погибли почти все»

Георгий Олтаржевский, историк, журналист, 52 года.

— Наверное, в каждой семье существуют связанные с войной сюжеты, которые передаются из поколения в поколение. Уверен, что среди них есть героические, трагические, радостные. И в нашей семье они тоже сохранились, тем более, что через войну прошли все наши «старики». Но была одна история, которую иначе как чудесной назвать нельзя. Хотя в то страшное время, такие случаи никого не удивляли.

Сталинград. 1942 год. Мой прадед Юлий Иосифович был весьма уважаемым в городе детским врачом. Еще до революции, будучи студентом, он получил некоторую известность как первый переводчик Шолом-Алейхема на русский, но, окончив медицинский факультет московского университета, решил оставить литературу и посвятить себя благородному делу спасения ребятишек. Тогда и уехал в Царицын, ставший потом Сталинградом. Однако с началом войны и ему пришлось встать под ружье и руководить уже не детской больницей, а госпиталем. Сын Яков – студент истфака МГУ — с первых дней воевал в ополчении, ушла на фронт и дочь Сусанна, которая с маленькой дочкой приехала из столицы к родителям. Четырехлетняя Ирочка осталась с дедом и бабушкой при госпитале.

Во время страшных бомбежек Юлий Иосифович никогда не уходил в бомбоубежище, а сидел на ступенях госпиталя. Но осколки миновали его. А когда немцы уже вплотную подошли к городу, переполненный госпиталь пришлось эвакуировать на другой берег Волги. Единственным плавсредством, которое смогло предоставить командование, оказалась баржа, но выбора не было — бои шли уже на окраине. Когда в ночной темноте судно отошло от берега, начался обстрел, и бомба попала прямо в баржу. Погибли почти все.

Моя бабушка, Сусанна Юльевна

Когда трагические известия дошли до Сусанны, она поседела за одну ночь. Страшно даже подумать, как корила она себя за то, что оставила Ирочку в госпитале, но ведь в этом аду он казался самым безопасным местом…

Прошло несколько месяцев. Немцев окружили, добили и погнали за запад. Выжившие сталинградцы начали понемногу возвращаться на пепелище. Кое-как стали налаживать жизнь, хозяйство, быт. И тут бабушка, которая была где-то в Ростове, получает письмо от родителей — они живы.

Это было чудо: оказалось, что они уступили свои места на барже лежачим раненым, а сами плыли следом на какой-то маленькой лодчонке. А потом, в страшной неразберихе, в забитом войсками и ранеными Энгельсе, они просто не могли послать весточку дочери.

Бабушку отпустили в увольнение, она приехала в Сталинград. Точнее, в то, что от него осталось. Бросилась искать, но ни дома, ни больницы не существовало. Люди ютились в подвалах и землянках. Увидев какую-то закутанную в платок старушку, она спросила, где найти госпиталь? «Ты не узнаешь меня, я же твоя мать?».

Через некоторое время бабушку вместе с другими учителями демобилизовали, она вернулась в Москву. Юлий Иосифович вернулся к лечению детишек, после войны он был главным педиатром Сталинграда. А его любимый сын Яков погиб в Польше перед самым концом войны.

«Война закончилась — куда вся злоба на немцев делась…»

Борис Егоров, писатель, 66 лет.

— Война, война… Ну и чем была война для моего поколения? Так, одно название. Для меня война была кино: «В бой идут одни старики», «Судьба человека», «А зори здесь тихие», «Два бойца» и многие-многие душевные фильмы еще советского производства.

Папаня мой покойный насчет войны был очень немногословен. Знаю, что являлся артиллеристом, на войну пошел сам, не дожидаясь, пока позовут. Послушать его, только и делал, что стрелял из пушки. Но, как я теперь понимаю, стрелять можно тоже по-разному. Судя по количеству орденов и медалей, батя мой любимый там груши не околачивал. И ногу до конца жизни слегка подволакивал — пулька попала, из крупнокалиберного пулемета. Маманя была более разговорчивая, но отец разок пристукнул кулаком по столу — и я до сих пор не знаю, за что мама награды свои получила. Осталось только подозрение, что и она там не портянки стирала.

В геологии, где я проработал лет 20 на буровых, народ собирался очень… разнообразный. Наслушался я рассказов от тех, кто сам участвовал в войне. Здорово эти… повествования отличались от кино. Мой помбур — дядька лет на 30 старше — давал мне пощупать пулю и осколок, которые так в нем и остались после Берлина. И он не говорил про патриотический подъем, который его внезапно обуял. Нет. Он сказал, что за свой дом и сейчас порвет любого. А как-то вечером за кружкой чифира дядя выдал: «Что интересно… Война закончилась — куда вся злоба на немцев делась? Я в эшелон садился — домой — весь сухпай отдал немчонкам. Худые пацанята, ветром качает их. Они-то тут при чем…».

Тут мы с отцом и мамой. Грибы собираем и ужика поймали

Дальше — больше. Не буду говорить за всех — только за моих друзей. Пьянствовал как-то с бывшими одноклассниками и однокурсниками, которых хрен занес в Афган. Один из них — Саня, его при мне однополчане с уважением называли «Ходячая смерть», как-то, расслабившись, сказал мне: «Борян, а ты знаешь, почему я там выжил? Только потому, что представлял себе, что за отца дерусь, за дядьку-танкиста и тетку-корректировщицу. Которых какие-то гады взяли да убили. Конечно… Темное это дело». Вот так до меня стало постепенно доходить, чего стоила Великая Отечественная моей Родине.

В моей московской молодости непринадлежность к диссидентам автоматически лишала тебя обожания девочек, рвущихся к высшему свету. Но, как бы я перед ними ни выпендривался со своей типа крутой критикой существующих порядков, всегда без рассуждений вступал в драки с теми, кто в своем инакомыслии доходил до гнилых базаров о бесполезности Великой Отечественной войны для демократического будущего нашего народа. Как стенограмму, помню свои вопли в «Яме» — пивной на Пушкинской, — когда я швырялся кружками и с трудом махал тяжеленной скамейкой:

Сами вы гондоны бесполезные! Не победи наши отцы — хрен бы вы здесь сидели!

А потом до меня и самого вроде дошло. Точно так же 22 июня 1941 года я бы бросил все, схватил бы в руки свечной ключ и помчался бы… на войну. Родина — это не место, где ты родился. И где ты сейчас живешь. Родина, по мне, — такое понятие, которое есть в сердце человека, или его, к несчастью, нет. Если нет, то человеку предстоит тоскливая старость.

А Родина — она будет жить. И да хранит ее Господь.

«Моя мама только и выжила, что богу молилась, она же была кандидат партии»

Чичикова Мария Филипповна, жительница седа Берново Тверской области, 90 лет.

— Немцы пришли в 41-м. 12 июля нас заняли, но мы остались и жили дома все. А в 43-м взорвалась немецкая машина в лесу, и старших всех заставили сторожить дорогу. Две недели сторожили, было сказано: при ком мина взорвется — того повесим. И вот две недели просторожили, никто не взорвался больше, и всех отпустили домой. А партизаны потом приходили, смеялись: ну как сторожилось? А мы вас видели. Старики тут, а молодежь там. Ну вот, выходит, что находили они место минам в другом месте.

Партизаны ходили на железную дорогу. Зайдут к нам, мама их покормит, папка табачку насыплет. Они говорили: «Отец, мы сегодня курить не будем, пока назад не вернемся». Дымом-то пахнет, а возле линии, на 50 метров лес и кусты вырублены. Дорога была голая. Оттуда идут, папка уже им готовит по кисету табаку, так они благодарны вот так были (показывает — по горло — прим. ред.).

Немцы у нас в деревне школу открыли. Ходила туда неделю, училась. Учительница у нас была — Ефросиния Емельяновна. Она с Ленинграда приехала отдохнуть, а тут ее война захватила. Вот и поставили учительницу, дали одну книжку. Она подойдет так, покажет: вот это буква — по-немецки написано — вот такая, «А». Ну «А», так пусть «А». А она пока так всех обойдет, я и забыла, что это «А». А потом приходит офицер — женщина. Она немка, была комендантом. Помню, как приходит, надо было всем встать и откозырять: «Хай Гитлер».

Ну вот так неделю мы походили и сказали: «Больше в школу не пойдем». Нас и не заставляли — не пошли, так не сильно вы там и надо.

В Германию отправляли. Привозили в октябре, ноябре из-под Ленинграда русских беженцев, которых захватили, и по деревне их расставляли по домам. А как только они немножко отъелись, чтоб были не такие голодные, так отправляли в Германию.

Приходит офицер, ставит на постой семью, и говорит: «Кушайт надо, кормить надо».

Молились, в церковь ходили, вот так и выжили. Моя мама только и выжила, что богу молилась, она же была кандидат партии, и ее уже везли в комендатуру. Получили повестку, мы с мамой попрощались, мамка стояла на коленках с папкой, молились. Поехали. Когда приехали, их было четыре человека — три мужчины, которые старые, ну, коммунисты, и мама.

Приехали, мама говорит: «Мужики, давайте я первая пойду туда, в комендатуру». В комендатуру зашла, там никого нет. Сидит одна русская переводчица, говорит: «Бабушка, ты зачем тут? Коммунистка?». Она отвечает: «Господь тебя люби, какая ж я коммунистка?». «А сюда ж только коммунистов вызывают, езжай домой. Если надо — вызовут».

И вот тех мужиков вызвали, а маму не вызвали.

«Уж было совсем отчаялся, но если вместо винтовки взять автомат…»

Елена Сухинина, графический дизайнер, 44 года.

— Мой папа воевал. В начале 1942 года 17-летним он был призван для обучения в Омское пехотное училище. Недоучившихся курсантов отправляли в Можайск, где формировали части для отправки на фронт. Осень 42-го — отправка на оборону Сталинграда.

Немецкий плен. Множественные побеги, после которых переводили в лагеря с ужесточенными условиями. Украина, Польша, Германия.

Апрель 1945, после бомбежки Берлина военнопленных направляли разбирать завалы. В этот момент состоялся его последний, успешный побег.

Участвовал в уличных боях в Берлине.

Папа неохотно рассказывал о войне. А шрамы на его лице скрывали усы и борода.

Но благодаря журналистке, которая писала книгу о папе, сохранилась аудиозапись, около семи часов их беседы. В ту книгу вошли самые трешевые истории. Журналистка аргументировала, что сейчас читателей интересует именно такое наполнение:

«Победа нуждалась в нем, как в художнике. Сухинин был нарасхват, каждое подразделение хотело видеть отражение своих подвигов на панно и плакатах. Он делал рисованные портреты героев, малевал плакаты на огромных полотнищах. Своих рук уже не хватало, и к нему приставили немцев в помощники. Это была лихорадка работы. Но вот началась и постепенная демобилизация войск. Сухинин не согласился: «Да у меня и дома-то нет, и куда я приеду с таким лицом?».

Германия. Мой папа за рулем, а слева Колесников Сергей Николаевич — его боевой товарищ

Вот и порешили: Сухинин придумает памятник, и его отправят в Москву на пластическую операцию. Памятник должен был быть солдатом с винтовкой в одной руке и знаменем в другой. Долго мучился Сухинин, пробуя и эдак, и так, срисовывая с зеркала свое отражение, — ну никак не компонуются винтовка и знамя. Уж было совсем отчаялся, но если вместо винтовки взять автомат… И вдруг все пошло! Вот он, памятник! Солдат с перекинутым через плечо автоматом держит в руках знамя, кричит «ура!», а сам ногой подпирает фашистскую свастику».

«Она все равно брала меня, чтобы нас убило двоих»

Нина Гришакова, пенсионерка, 80 лет.

— Родилась я когда вовсю шла война. До трех лет я не знала, что такое хлеб. Когда мне дали хлеб в первый раз, то я думала, что это мыло и не брала. Только когда насильно затолкали в рот, тогда начала просить еще. Хорошо еще помню, как ела мелкую нечищеную картошку, было очень вкусно, особенно когда только сварится.

По рассказам мамы, немецкий штаб стоял у нас в деревне немного наискось от нашего дома. Деревня Претычино. Это Калужская область, Думиничский район. Мой брат, ему было 6 лет, туда-сюда бегал. Голод был, он бегал в штаб, пел песни им, плясал, они его кормили, знали, что я маленькая, грудник, давали мне манную кашу, меня кормили.

Немцы стояли в низине, а наши на горе. Полтора километра от нас. Бой шел обычно с утра. Мама как говорила: загудит катюша, даже земля затрясется, страшно было! Конечно, страшно! Ей надо за водой выйти, а пули так и свистят мимо, так жикают. Но не убило. И всегда мама брала меня с собой, я же грудничком была, и говорила: если меня убьют, значит, и ее убьют. А могли же и в голову, и в живот. Но она все равно брала меня, чтобы нас убило двоих.

Ночью наши деревенские вывозили хлеб партизанам. И кто-то продал их — что нашим партизанам жители вывозят хлеб. А какие там жители? Бабы были, мужиков всех забрали, ну были, наверное, какие-то инвалиды. И все. Немцы выслали отряд. Карательный. А партизаны узнали, что идет карательный отряд. И наши немцев за четыре километра от деревни встретили. И сделали засаду.

Но один наш солдат — не выдержали, видимо, нервы — начал раньше стрелять. И все наши погибли. И командир их погиб

Потом уже, после войны, все останки собрали в кучу, напротив нашего дома могилка была. Деревню переименовали в Корнево по имени того командира.

А немцы, кабы отомстить за все это, сожгли деревню. Ничего не осталось. Никаких документов. Даже фотографии отца у меня нет, он погиб в 1942 году где-то под Смоленском.

«Рассказывает и начинает плакать. Я и не спрашивала больше…»

Анюта Каргашина, врач, специалист по спортивной медицине, 34 года

— У меня дедушка воевал на Карельском фронте. Каргашин Сергей Сергеевич. Был военным фотокорреспондентом. Звание — ефрейтор. От него у меня остался фотоальбом «Это было на Карельском фронте». Там его фотографии и других фотографов.

Очень мало знаю о том, как он воевал, потому что как-то в детстве спросила у него про фронт, он рассказал, как в Карелии при температуре -50 они копали из снега землянки, чтобы не замерзнуть. Рассказывает и начинает плакать. Я и не спрашивала больше, чтобы не травмировать его. А фотографий много военных осталось, которые как раз дедушка снимал. Я запомнила его веселым, добрым и очень любящим мою бабушку.

Дед мой. Каргашин Сергей Сергеевич служил на Карельском фронте военным фотографом

«Отец стоял у лошади, когда мина ударила в землю точно между ее ног»

Игорь Надеждин, журналист, 53 года

— Мой отец родился в 1923 году в подмосковном городе Перово. В школу он пошел в 1931-м, и был одним из самых старших в классе. Это многое предопределило в его судьбе.

21 июня 1941 года была суббота, и в школе был выпускной вечер. Два выпускных класса гуляли всю ночь и все утро — последние часы, которые они могли провести вместе. И обращение Молотова о начавшейся войне услышали тоже вместе: 56 выпускников и три учителя, самые любимые, допущенные в круг учеников…

Все вместе сразу пошли в военкомат. Отцу (ему до 18-летия оставалось две недели) сразу выписали повестку на 3 июля «явиться с вещами…».

Рано утром 3 июля одноклассники проводили его на сборный пункт, там его на глазах всех расцеловала любимая девушка Роза. Она погибнет от шальной бомбы уже в сентябре 1941 года, но отец об этом узнает только в конце 1947 года — его мать, моя бабушка, так и не найдет сил написать сыну об этом.

Странно поворачивается судьба: отец, призванный в армию, с 22 июля 1941 года воевавший в действующей армии, имеющий три красных и три золотых нашивки на пиджаке рядом с колодками его орденов и медалей, вернулся с войны, а его одноклассники, мальчишки, которым оказалось чуть меньше месяцев, и большинство любимых учителей полегли под Москвой в дивизии народного ополчения. Погибли и многие одноклассницы — во время рытья окопов на ближних подступах к столице. В живых от двух классов остались, кажется, три человека.

Отец прошёл все битвы Великой отечественной, кроме Сталинградской — там пропал без вести мой дед, полный Георгиевский Кавалер в Первую мировую… А отец после Битвы за Москву оказался в Крыму, где сначала отступал, а потом — наступал, потом опять отступал и был ранен… Из госпиталя — под Ржев, где чудом остался жив в страшной мясорубке 1942 года… Затем несколько месяцев в резерве — и Курская дуга. Затем — форсирование Днепра, освобождение Украины и Белоруссии, потом — штурм Кенигсберга, откуда 8 мая их срочно сорвали и отправили в Прагу. Последний бой отец принял уже после капитуляции Германии, 10 мая… Бой, в котором тяжёлые ранения получил его напарник, скончавшийся в июне 1945 года в госпитале.

Это мой дед, Трифонов Петр Степанович, фото 1915 года. Это его единственная сохранившаяся фотография

В военном билете отца написано: в действующей армии с 22 июля 1941 года… Пехотинец, воинская специальность — телеграфист, потом — телефонист. Всю войну он обеспечивал связь между передним краем, передовыми окопами и штабами, самый дальний из которых — штаб полка. То есть — не дальше пяти километров от линии фронта.

Телефонисты формально были сведены в отдельный взвод, но фактически во время боевых действий прикомандировывались к ротам. Главное внешнее отличие телефониста — катушка с кабелем. Наши, советские, были большие и тяжелые, поэтому связисту была положена по штату лошадь — на нее вьючили катушки, и она шла в поводу. Немецкие катушки были меньше и значительно легче, поэтому связисты старались пользоваться ими.

На одном из привалов, во время ужина, отец, не успев доесть из общего котла, встал, чтобы задать корма лошади — сразу после марша кормить их нельзя, надо было дать спокойно постоять. И в этот момент фрицы выпустили десяток мин, скорее всего, по огням костров.

Отец стоял у морды лошади, навешивая на нее торбу, когда мина ударила в землю точно между ее ног. Все осколки ушли в стороны, полностью выкосив два отделения — слева в десятке метров то, к которому был прикомандирован отец, а справа, тоже в десятке метров — другое. Ни на отце, ни на лошади не было ни царапины, да и от взрыва они не оглохли. И взрывной волной не подкинуло. Так, комьями земли побило. А два отделения — насмерть.

Уже после смерти отца, на его поминках, мне рассказали две истории, о которых он сам ни разу не обмолвился.

Первая — накануне Курской битвы. Отец в штабе батальона дежурил у телефонного аппарата, и вдруг связь прервалась. Без боя, в затишье. Его отправили искать обрыв.

Обратно он вернулся, приведя двух пленных…

Как выяснится, фрицам очень был нужен «язык», причём из штабных. И они, обнаружив линию связи, перерезали её, чтобы захватить связиста — тот точно знает больше бойца на передовой. Перерезали и затаились — но ошиблись в направлении, и оказались спиной к отцу, который шёл чинить связь… Он же, понимая, что без артобстрела провод порваться не может, всё-таки ожидал какую-то гадость. И был внимателен, смотря не столько на провод, сколько вокруг. И заметил засаду.

Тихо отошёл назад, собираясь звать помощь, но тут увидел однополчан, которые свалили в самоволку искупаться… Вчетвером они сумели одолеть вражескую разведку, двоих даже взяли живыми. Но вот в штабе появиться мог только отец — остальные-то в самоходе. «Хорошо, что было это на батальонном уровне. В полку бы с нас с живых не слезли, — рассказывал мне на поминках дядя Саша, один из тех «самоходчиков». — А в батальоне обошлось…»

Вторая произошла позже, уже под Кенигсбергом.

Тогда, при штурме города и крепости, в какой-то момент части враждующих армий перемешались: получился слоеный пирог. И отец, протягивая связь, наткнулся на такой же провод. Подключился к нему — и понял, что попал на линию фрицев.

Немецкий он знал отлично. Послушав несколько минут переговоры врага, он подключился к нашей, так и не до конца проложенной им линии, и стал передавать в штаб данные о немцах. Опять отключился, послушал фрицев — и вновь доложил нашим. Хотел и дальше послушать врага, но получил по шапке от комбата за так и не налаженную связь и побежал дальше тянуть провод к нашим позициям.

Правда, потом его вызвал комдив и объявил благодарность: короткие данные, подслушанные отцом, оказались точнее и надежнее разведданных, и помогли нашим избежать ловушки.

Мой отец — Надеждин Федор Федорович, старший сержант. Рисунок сделан в июне 1945 года в Кенигсберге

«Попросила его не расстреливать, потому что он полезный в хозяйстве»

Ольга Рыбакова, специалист по маркетингу, 37 лет

— Моя бабушка с семьей (отец, мать и младший брат) жила в Смоленске. Когда началась война, отец ушел на фронт, а бабушка, ее мама и младший брат остались дома.

Когда немцы вошли в Смоленск, то бабушку с семьей погнали через всю Белоруссию на границу с Польшей в распределительный лагерь. По дороге от болезней, недоедания и тяжелых условий умерла ее мать. Они остались вдвоем с братом, который несколько раз сбегал, но потом возвращался, так как не мог оставить сестру одну.

Вообще его два раза пытались расстрелять, так как он был похож, по мнению немцев, на еврея — кудрявый, с темными волосами. Первый раз в селе, в котором они стояли несколько дней, его спасла какая-то женщина, которой он за еду помогал ухаживать за лошадями. Попросила его не расстреливать, потому что он полезный в хозяйстве.

Справа бабушка, а за ней левее, ее брат, который был с ней в лагере

Второй раз перед расстрелом он убежал и прятался в телеге с навозом. Немцы протыкали ее вилами, но так его там и не нашли, поэтому ему удалось уйти. Но после этого случая он все равно вернулся. Уже когда их пригнали в лагерь, ему удалось убежать еще раз и выйти на нашу армию, которая через некоторое время и освободила лагерь, вместе с бабушкой.

Бабушка умерла в прошлом году в возрасте 94 лет.

Список литературы о войне для детей

Адамович А. М. Блокадная книга; Хатынская повесть; Сыновья уходят в бой: романы

Алексиевич С. А. Последние свидетели; У войны не женское лицо: повести

Ананьев А. А. Танки идут ромбом: роман

Астафьев В. П. Пастух и пастушка; Прокляты и убиты: роман

Бакланов Г. Я. Навеки – девятнадцатилетние: повесть: [для старшего школьного возраста]

Бек А. А. Волоколамское шоссе: роман

Богомолов В. О. Иван; Зося: повести

Богомолов В. О. Момент истины: роман: [для старшего школьного возраста]

Бондарев Ю. В. Батальоны просят огня

Бондарев Ю. В. Горячий снег: роман

Быков В. В. Дожить до рассвета; Знак беды; Пойти и не вернуться: повести

Васильев Б. Л. А зори здесь тихие …: повесть

Васильев Б. Л. В списках не значился: повесть

Васильев Б. Л. Завтра была война

Воробьев К. Д. Убиты под Москвой: повести

Воробьев К. Д. Это мы, господи!..: повести

Гранин Д. А. Мой лейтенант: роман

Гроссман В. С. Жизнь и судьба: роман

Думбадзе Н. В. Я вижу солнце: романы

Железников В. К. Девушка в военном; В старом танке: рассказы

Зайцев В. Г. За Волгой земли для нас не было: записки снайпера

Закруткин В. А. Матерь человеческая

Ильина Е. Я. Четвертая высота: повесть

Казакевич Э. Г. Звезда : повесть

Кожевников В. М. Щит и меч : роман

Кондратьев В. Л. Отпуск по ранению : повести

Кондратьев В. Л. Сашка: повесть

Космодемьянская Л.Т. Повесть о Зое и Шуре

Курочкин В. А. На войне как на войне : повести

ЛихановА. А. Русские мальчики ; Мой генерал: романы для детей

Медведев Д. Н. Сильные духом : роман

Нагибин Ю. М. В апрельском лесу: повести и рассказы

Некрасов В.П. В окопах Сталинграда: повесть

Никитин С. К. Падучая звезда : повесть

Носов Е. И. Красное вино победы : повесть, рассказы

Олефир С. М. Когда я был маленьким, у нас была война… : повесть

Пикуль В. С. Мальчики с бантиками: повесть

Платонов А. П. Смерти нет! : военные рассказы

Полевой Б. Н. Повесть о настоящем человеке

Распутин В. Г. Живи и помни : повести

Ржевская Е. М. От дома до фронта : повесть

Симонов К. М. Живые и мертвые : роман в 3 кн.

Смирнов С. С. Брестская крепость : роман

Сухачев М. П. Дети блокады

Толстой А. Н. Русский характер

Фадеев А. А. Молодая гвардия

Фучик Ю. Репортаж с петлей на шее

Цинберг Т. С. Седьмая симфония

Шолохов М. А. Они сражались за Родину : роман

Сочинение Егора Мельника на тему «Война, люди, судьбы»

Автор:

ученик 7 «Б» класса

МАОУ «Средняя школа №3»

г. Когалым (Ортьягунское ЛПУМГ)

Мельник Егор

Ещё тогда нас не было на свете.

Когда гремел салют из края в край.

Солдаты, подарили вы планете Великий Май, победный Май!

Владимов М.

Война. Каждый человек должен знать и помнить об этой трагедии. Сколько горя, потерь и страданий принесла с собой Великая Отечественная война. Она оставила глубокий след в жизни всего населения и в истории нашей страны. Наверное, нет такой семьи, которую бы война обошла стороной.

Каждому человеку важно знать кто он, кем были его предки, ведь от каждой российской семьи зависит судьба Родины. Уходит человек — уходит целое поколение. Остаётся память…Мои дедушки и бабушки были детьми, когда началась война. Из их рассказов я узнал, что такое оккупация, бомбёжки, голод, холод, смерть близких.

В той войне участвовал мой прадед — замечательный человек Мельник Фёдор Петрович (11.11.1906–25.02.1998). Когда война началась, ему было 34 года. И он был уже женат на моей прабабушке, у них подрастало трое детей. Прадед призван был на фронт 6 июля 1941 года в 467 отдельный батальон связи. Как известно, боевые действия не могли осуществляться без связи. При выполнении одного из ответственных заданий в мае 1942 года этот полк попал в окружение. Более тысячи советских солдат немецкие захватчики погнали в Германию. Шли пешком… Когда проходили мимо деревень, наши женщины пытались подбрасывать пленным хоть какую-то пищу. Но не всем нашим солдатам удавалось подобрать еду, многие были тут же расстреляны. До Германии дошло около ста пятидесяти человек, среди них был и мой прадед. Ни голод, ни физические истязания не сломили Федора Петровича. Вера в победу Советского Союза помогла ему выжить в таких нечеловеческих условиях. В Германии при распределении рабочей силы дед попал к сельскому бауэру. Семья оказалась очень хорошая, и все члены семейства по-доброму отнеслись к моему прадеду. В его обязанности входило: помощь по хозяйству и уход за маленькой девочкой по имени Марта.

Время шло…Приближалась долгожданная Победа над фашистскими захватчиками. Американские войска приближались к западной Германии, где находился прадед. Бауэр предложил моему прадеду остаться у них навсегда. Но прадед отказался, так как все эти года он очень хотел домой, чтобы повидаться со своей семьёй.

Весной 1945 года Фёдор Петрович домой не вернулся, так как пленные, которые после Победы возвращались домой, считались предателями Родины. Мой прадед говорил: «Я не считаю, что Сталин поступал неправильно, ведь разве было время разбираться, кто изменник, а кто пленный?». Фёдор Мельник был отправлен на восстановление шахт Донбасса. Лишь через десять долгих лет ему удалось повидать семью. Несмотря на все трудности и лишения мой прадедушка остался верен своей стране и семье. Именно вера, надежда и любовь помогли ему пройти этот трудный путь и не сломаться ни морально, ни физически.

В мирное время он самоотверженно трудился. Трудовой стаж у него 72 года. Имеет награды: «Ветеран труда», «Знак почета», «Ударник девятой пятилетки», «Мастер золотые руки», «Победитель соревнований 1973 года». Прабабушка после освобождения села от фашистов трудилась как все женщины, она сеяла и убирала хлеб, заготавливала дрова, ухаживала за скотиной, растила детей с одной мыслью: «Всё для фронта, всё для победы!».

В базе данных сайта «Подвиг народа» мы нашли информацию о нашем прадеде. Фёдор Петрович был награжден орденом «Участник боевых действий», орденом Отечественной войны II степени.

Мельник Фёдор Петрович Год рождения: 1906
Место рождения: Украинская ССР, Сумская обл., Тростянецкий р-н, с. Боромля
№ наградного документа: 101
Дата наградного документа: 12.11.1988
Номер записи: 1516640945

К сожалению, я не увидел прадедушку и прабабушку. Я о них знаю только из рассказов папы и дедушки. Но я каждый год с гордостью несу портрет своего прадедушки в шествии «Бессмертный полк», участвую в митинге 9 мая, участвую в акциях, посвящённых Дню Победы в Великой Отечественной войне.

Я интересуюсь историей моей страны и часто задаю себе вопрос: «Смог бы я быть таким же бесстрашным и сильным, верить в себя, в людей, в свою страну, отдать, не задумываясь, свою жизнь за светлое будущее своих и других детей, правнуков?» Думаю, да! Я считаю себя патриотом, я готов пожертвовать многим ради благополучия своей страны.

Война — самое страшное, самое жуткое слово, какое только есть в мире. От одного его произношения бегут мурашки по коже, и становится не по себе. Войны уносят тысячи жизней. Разрушают всё вокруг. Приносят голод. Читая о прошлых войнах, мы понимаем, как много для нас сделали люди, стоявшие за нас не на жизнь, а на смерть. Их никто не спросил, хотят ли они воевать. Их поставили перед фактом, вынудили, но сжав всю волю в кулак, они победили.

Моя семья чтит память о моём прадеде, который боролся с фашизмом. И я тоже благодарен своему прадеду за мирное небо над головой, за возможность не бояться бомбёжек, не испытывать чувство голода и страха. Наше поколение не должно забывать о том подвиге, который совершил наш народ, борясь за свободу и независимость нашей Родины, мы должны помнить о том, какой ценой была достигнута победа, как был сохранён мир. Нам стоит брать пример с живых ветеранов и почитать уже ушедших от нас героев Великой Отечественной войны — наших прародителей. Они подарили всем нам будущее. А без знания своего прошлого, никогда не будет светлого будущего. Вечная память героям, низкий поклон им.

Сочинение Великая Отечественная война

Великая отечественная война была сложным и драматичным событием для нашей Родины. Каждый школьник на уроках истории узнает про ВОВ и про то, как это было. Это событие, которое никогда не забудут. Она происходила в годы с 1941-1945. Сейчас каждый год 9 мая страна и люди празднуют День Победы. Это прекрасный праздник в весенний день, который не даст забыть ужасов той кровавой и беспощадной войны. Всех тех страданий и переживаний, которые свалились на советский народ.

Нету ни одной семьи, которая не пострадала от событий войны. У кого-то воевал Дед, Бабушка. У кого-то Отец, Мать. Брат или сестра. Всех коснулась война. Во время войны люди страдали и боролись. От труда людей зависел исход войны. Дети подростки шли на заводы и вытачивали детали для фронта. Шли на фронт и старики. В надежде защитить страну от фашистких захватчиков и варваров.

Снято много разных фильмов про войну. В них показан героизм советских разведчиков («Семнадцать мгновений весны», «Вариант Омега»). Фильмы как черно-белые, так и цветные. Их интересно смотреть благодаря профессионализму актеров. Написано много книг.

Память о победе в войне увековечена в архитектуре. Например, в Волгограде «Родина-мать зовет!» Этот замечательный памятник установлен в честь участников войны в битве за Сталинград. Эта битва была очень жестокой и явилась переломной во всей войне. Во многом благодаря ей Советский Союз победил Германию. Многие участники и ветераны битвы еще живы и делятся воспоминаниями о том, как это было. Про Сталинградскую битву сняли много фильмов, в том числе иностранных.

Великая Отечественная Война – это очень значимое историческое событие. Много лет историки всего мира, в том числе российские изучают и находят новые факты. Победа в войне – это гордость для страны и потомков!

4, 5, 6, 11 класс, ЕГЭ

Сочинение Великая отечественная война 4, 5, 6, 11 класс, ЕГЭ

Великая Отечественная война, оставила в наших сердцах очень много боли и страдания, но одержав великую победу, наш народ ощутил настоящее опьянение от этого, так как долгие пять лет все ждали этого момента. Все время народ вел борьбу против немецких захватчиков, которые вели себя с нашим народом, как со своими робами. Народ был обессилен, но он сумел пройти все эти испытания и с гордостью вышел победителем, а это многое значит, так как это великое горе смогло объединить весь советский народ.

Все жители этой великой страны вели борьбу не только на фронтах, но и в глубоком тылу, так как все заводы и предприятия работали и занимались выпуском продукции для фронта. На заводах трудились дети и женщины, именно они приближали эту великую победу, которая была так нужна всем советским людям. Нужно помнить, что все это им далось очень большой ценой, так как погиб каждый четвертый житель этой могучей страны. Человечество сплотилось в этой великой борьбе, так как у него не было выхода и нужно было срочно спасать Родину, которая была в опасности.

За время сражений, появилось очень большое количество героев, которые не жалея своей собственной жизни вели борьбу против немцев, которые желали уничтожить все человечество. Этот подвиг народа стал бессмертным, и мы должны помнить про это, так как когда мы забываем свою историю, то у нашего человечества нет будущего. Очень много подвигов, которые могут служить хорошим примером для подрастающего поколения, так как люди на самом деле вели себя очень героически, а это всегда прекрасный пример. Советский человек заплатил очень большую цену за свое право на жизнь, а это очень большое счастье, которое даётся один раз. Наши отважные герои сумели преодолеть все трудности и лишения, которые выполи на их непростую судьбу.

Наше поколение должно быть благодарно этим людям, которые подарили нам чистое небо и мир, так как без их героизма и самопожертвования, мы бы просто не существовали. Однако, в последнее время, очень сильно участились попытки фальсификации нашей истории, что не очень хорошо отражается на нашем подрастающем поколении, так как определенные силы, стараются унизить и опорочить эту светлую память наших героев, а это очень обидно, так как люди сражались во имя нашей жизни и не жалели своей.

Участников тех далеких и страшных событий осталось уже совсем мало, и мы должны их оберегать и хранить бережно всю память про те страшные и огненные времена. Все страшное, всегда очень быстро забывается, но только не это время, которое должно быть похоже на пример, который показывает нам и нашим детям, как нужно бороться за свою свободу и за свою строну. Все страны, города и маленькие села, все помнят этот огненный ужас, который принес коричневый фашизм.

Вечная память всем героям тех ужасных событий, вечная слава этим людям, которые выполнили свой долг, а это очень дорого стоит. Все помнят и уважают подвиг народа, который стал освободителем и уничтожил всю эту коричневую чуму двадцатого века и теперь все живут в мире и согласии.

5, 6, 11 класс, ЕГЭ

Великая Отечественная война Сейчас читают:
  • Образ и характеристика Городничего в комедии Ревизор сочинение

    Гоголь Николай Васильевич в своей бессмертной пьесе «Ревизор» показал читателю целую плеяду удивительных персонажей, которые исполнены глубоким смыслом. И даже спустя два столетия образы, написанные им, не устаревают. Обратимся к образу городничего.

  • Образ Раскольникова в романе Преступления наказания Достоевского сочинение

    В своих произведениях Фёдор Михайлович Достоевский рассматривает глубокие философские проблемы, персонажи его романов незаурядные люди, целью которых является поиск истины. Одним из ярчайших героев романов Достоевского является Родион Раскольников.

  • Сочинение на тему Счастливый день в моей жизни ЕГЭ

    В нашей жизни происходит много всего: победы и проигрыши, взлеты и падения, горе и счастье. Все это случалось и со мной.

  • Сочинение Раскаяние (Что такое раскаяние?) 9 класс 15.3 ОГЭ рассуждение

    Раскаяние – это чувство, которое может испытывать провинившийся в чём-либо человек, сочетающее в себе чувство вины за последствия своего поступка и сожаление по поводу его.

  • Сочинение по картине Левитана Одуванчики

    Известный художник Исаак Ильич Левитан, писал картины родной природы. Он, изображал на них, то, что было близко его сердцу, что, несомненно, волновало и вдохновляло его. Дикорастущие поляны одуванчиков, украшают землю своими поднятыми к солнцу головками.

  • Сочинение по рассказу Куст сирени Куприна 8 класс

    Любовь сильное чувство, которое не раз помогало людям решать многие проблемы, но и создавая нисколько не меньше трудностей.

Владимир Путин и Великая Отечественная война в музее «Россия — моя история»


Карен Петроне, профессор истории и директор Кооператива гуманитарных и социальных наук Университета Кентукки, пишет книгу о памяти о войне в путинской России.

Этот пост представляет собой отрывок из ее эссе «Память о Великой Отечественной войне в России в 21 веке — мой исторический музей», опубликованного в David Hoffmann, ed., Память о Второй мировой войне в советской и постсоветской России (Routledge, 2021).

Празднование победы СССР в «Великой Отечественной войне» — неотъемлемая часть исторического нарратива, представленного в музее «Россия — моя история». Несмотря на то, что Владимир Путин даже не родился во времена «Великой Победы», тем не менее, он играет важную роль в экспозиции музея о Великой Отечественной войне. Или, точнее, Путин занимает видное место в музеях, изображающих победу во Второй мировой войне, поскольку на самом деле существует двадцать три отдельных места.

«Россия: Моя история» — это ультрасовременный музейный комплекс или «исторический парк», в котором с помощью цифровых технологий создается всестороннее повествование об истории России от зарождения Российского государства в IX веке до наших дней. Первоначально разработанный Русской православной церковью и при значительной финансовой поддержке российского государства и государственной газовой компании «Газпром», на 50% принадлежащей государству, в настоящее время насчитывается двадцать три почти идентичных филиала, и их число продолжает расти. Эти «клоны» находятся в городах на огромном пространстве России от Санкт-Петербурга до Петербурга.Петербург на севере и западе, Южно-Сахалинск и недавно Владивосток на востоке, Махачкала на юге.

Путин появляется в экспозиции музея «Великая Победа» на пяти больших фотографиях своего участия в параде «Бессмертный полк ( Бессмертный полк )» на Красной площади в День Победы, 9 мая 2015 г., к 70-летию со дня конец войны. В бешено популярных парадах «Бессмертный полк» дети и внуки ветеранов маршируют, чтобы почтить жертвы их родственников в Великой Отечественной войне, как представляя, так и символически включая тех, кого уже нет в живых, чтобы маршировать.В 2015 году Владимир Путин принял участие в этой так называемой «народной части» Парада Победы с фотографией своего отца, «простого солдата», тяжело раненного во время войны.

Экспозиция «Россия — моя история» Владимира Путина с портретом отца на параде «Бессмертный полк». Источник: Фото автора.

На каждом из пяти изображений Путин стоит среди толпы демонстрантов, как человек, чтящий наследие своего покойного отца и призывающий к его присутствию на торжествах на Красной площади.Выставка этих картин связала «Великую Победу» с современным правлением Путина и представила образ Путина как человека из народа, одновременно напомнив посетителям музея о «бессмертной» природе победителей в Великой Отечественной войне. которые живы (по крайней мере, символически) как в прошлом, так и в настоящем.

Несколько дополнительных фотографий марша «Бессмертный полк» в мае 2015 года с Путиным и без него размещены на выставке «Великая Победа», подчеркивая огромное количество участников и массовую популярность мероприятия.Марш также является важной частью кульминационной экспозиции музея «Россия — моя история 1945–2016», которая прямо связывает «Бессмертный полк» с национализмом и патриотизмом в современной России. Фотография Путина на параде «Бессмертный полк» 2015 года также фигурирует в разделе выставки «Историческая память народа», посвященном «восстановлению Путиным патриотизма, суверенитета и духовности» после кризиса 1990-х годов. На другом снимке показаны десятки тысяч людей, марширующих в соборе Св.Петербург «Бессмертный полк», парад разъяснений,

Память о Второй мировой войне — средство сплочения русского народа ( народ ). Отмечалась высокая степень консолидации в неприятии обществом попыток ревизии истории и итогов войны, дегероизации подвига ( подвиг ) народа. . . . Формированием в российском обществе подлинной исторической памяти и возвратом к национальным ценностям стали массовые акции, посвященные народной памяти о войне — «Св.Георгиевские ленты», «Бессмертный полк».

Георгиевская ленточка, Донецк, Украина. Источник: Викисклад.
Фасад Московского музея. Источник: Викисклад.

Здесь организаторы выставки «Россия — моя история» четко обосновывают свой акцент на «Великой Победе» в экспозициях, посвященных XXI веку.Память о войне была стержнем усилий путинского правительства и других общественных сил по укреплению национального чувства и сплочению русского народа. Выставка признает восстановление памяти о Великой Отечественной войне в эпоху Путина само по себе значительным историческим событием, предполагая, что русские обрели единство при Путине, как и во время Великой Отечественной войны.

Возвращение к «подлинной исторической памяти» при Путине избавляет нацию от разобщенности после распада Советского Союза.Память, заложенная в параде «Бессмертный полк», формирует основу для успешного и единого завершения цикла, в котором разобщенность позднесоветской и ельцинской эпох побеждается единством путинской эпохи. Это единство формируется не консолидацией общества во время реальной войны, а консолидацией в памяти о прошедшей войне, о «Великой Победе». «Россия — моя история» утверждает, что духовное восстановление национальной гордости и празднование национальных достижений в эпоху Путина — это их собственная «Великая Победа.

Примечательным в рассказе о Великой Отечественной войне на выставке является неприятие попыток неназванных лиц подвергнуть сомнению героизм войны. Как и в большинстве национальных нарративов, здесь проводится четкое разделение между «нами» и «ними». В данном случае «другие» состоят из тех, кто каким-либо образом принижает усилия русского народа в Великой Отечественной войне, тех, кто признает ошибки СССР, критикует советские действия, подобные пакту Гитлера-Сталина, или признает моральные сложности, которые все люди, ведущие тотальную войну, должны столкнуться.

Вторая мировая война стала предметом официальной полицейской деятельности посредством введения сторожевых комиссий и законов о памяти, которым грозил 300 000 рублей штрафа или 3 года тюрьмы за предоставление «заведомо ложной» информации о деятельности СССР во время Второй мировой войны . Эти законы нацелены на журналистов и историков, которые хотят исправить исторические записи после десятилетий фальсификаций советской эпохи. Во время путинской «реставрации патриотизма» выделение тех, кто сомневается в героизме войны, стало важным аспектом определения того, кто действительно принадлежит к национальному сообществу.Выставка прославляет Путина как защитника Великой Победы от ее внутренней и международной критики и самого «великого победителя».

детей, пионеры и Советское государство в Великой Отечественной войне

Аннотация

Эта диссертация сочетает в себе историю институтов и социальный анализ, чтобы дать более детальное описание советского опыта в Великой Отечественной войне, портрет, который учитывает опыт детей, ожидания государства в отношении детей и исследование института, ответственного за связь детей. и государство, В.И. Ленина Всесоюзная пионерская организация. Утверждается, что ожидания государства в отношении детей в годы Великой Отечественной войны были выдвинуты прежде всего для того, чтобы спасти барахтавшуюся пионерскую организацию. Хотя предполагалось, что пионеры будут руководить детьми во всех видах задач и действий — роль, которую они выполняли с момента своего основания в 1922 году, — организация чуть не рухнула в напряженных условиях военного времени в первые годы войны. Чтобы возродить свой образ и обеспечить себе законное место в авангарде детей, пионеры предприняли согласованные усилия, чтобы восстановить свое лидерство.Язык, ценности и модели героизма были изменены, чтобы более точно отражать войну. Усвоение этих стандартов детьми поддержало претензии пионеров на лидерство. Кампании действий были начаты, чтобы позволить пионерам претендовать на право собственности на достижения детей. Чтобы гарантировать успех, организация черпала свои идеи из ранее существовавших мероприятий — мероприятий, которые дети уже проводили в 1941-42 годах, в основном по местной инициативе. То, что задумывалось и функционировало как предписывающая организация в течение двух десятилетий, стало описательной организацией, включившей все соответствующие действия в задачу восстановления пионеров в авангарде советского детства.Это говорит о том, что у детей было гораздо больше свободы действий, чем предполагалось ранее, и их многочисленные роли усложняют образ типичного «ребенка-жертвы», обычно ассоциируемого с Великой Отечественной войной и ее пропагандой. Постсталинградский поворот позволил пионерам вновь заявить о себе. Став авангардом, организация заложила основы пионерского героизма, вошедшего в историю Советского Союза. Хотя внутренние проблемы продолжали преследовать пионеров в течение многих лет, основная история сложилась в последние годы войны.Начиная с 1943 года организация начала вписывать себя в историю послевоенной победы, заявляя об успешном лидерстве среди детей и игнорируя предотвращенную ими почти катастрофу.

жизней Великой Отечественной войны: нерассказанные истории солдат-евреев в Советской Красной Армии во время Второй мировой войны

Фонд архива Блаватника управляет частной коллекцией открыток, документов, фотографий и устных свидетельств, относящихся к еврейской истории XIX и XX веков.

Фонд архива Блаватник управляет частной коллекцией открыток, документов, фотографий и устных свидетельств, относящихся к еврейской истории XIX и XX веков. В рамках этого проекта и при поддержке Genesis Philanthropy Group Архив Блаватник стремился рассказать академическому сообществу и общественности о важной и малоизвестной главе еврейской истории: участии еврейских солдат в Советской Красной Армии во время мировой войны. II.

В 2011 году на 92-й улице Y в Нью-Йорке прошла выставка «Жизнь участников Великой Отечественной войны: нерассказанные истории солдат-евреев в Советской Красной Армии во время Второй мировой войны», а также серия лекций и дискуссионных панелей. .Были представлены дневники военного времени и выдержки из писем отдельных солдат, а также недавние интервью, в которых ветераны размышляют о своей жизни и пути к победе во время войны, довоенной еврейской жизни, доблести и страхе в бою, зверствах нацистов, трауре любимые и окончательная победа.

Перед открытием выставки первый том русско-англоязычного периодического издания под названием «Жизнь Великой Отечественной войны: нерассказанные истории солдат-евреев в Советской Красной Армии во время Второй мировой войны» объединил академический исторический контекст , свидетельства отдельных ветеранов и впечатляющие архивные изображения.

В 2013 году Архив начал проект «Устная история российских евреев-ветеранов Второй мировой войны», в рамках которого студенты университетов совместно с профессорами в области истории российских евреев обработали и индексировали подборку интервью с ветеранами. Этот проект, базирующийся в Нью-Йоркском университете, Университете Торонто и Мичиганском университете, стал первым шагом Архива в стремлении сделать интервью с ветеранами доступными для широкого использования ведущими учебными заведениями.

Финансовая поддержка этих программ была оказана Genesis Philanthropy Group в партнерстве с Фондом семьи Блаватник, Фондом Дэвида Берга и 92nd Street Y.

Цели и задачи
  • Познакомьте американских евреев с героическим опытом советских еврейских солдат во время Второй мировой войны и их вкладом в победу союзников.
  • Развивать и укреплять связи русскоязычных евреев друг с другом и с американской еврейской общиной.
  • Создать авторитетный источник информации об истории русскоязычных евреев-ветеранов Второй мировой войны, познакомив подрастающее поколение с этой важной страницей еврейской истории.

Великая Отечественная война в художественной литературе (+видео)

9 мая наша страна отмечает знаковый праздник – День Победы. К этому событию приурочена книжная выставка «Великая Отечественная война в художественной литературе», организованная совместно с Национальным архивом Республики Беларусь.

Беларусь пережила множество разрушительных войн. Особенно болезненной стала Великая Отечественная война.

Меткое, воодушевляющее, воодушевляющее слово писателей и поэтов сыграло большую роль в точности описания событий военных лет.Именно они, непосредственные участники сражений, донесли до современного поколения историю человеческих судеб. Писатели военного времени правдиво описывали в своих произведениях атмосферу фронта, партизанское движение, трудности лагерной жизни и жизни в тылу, крепкую солдатскую дружбу, настоящий героизм.


На книжной выставке представлены издания и архивные материалы военного и послевоенного времени, созданные авторами – участниками войны.Среди них произведения писателей-фронтовиков в таких жанрах прозы, как рассказы, брошюры, повести, романы, публицистические статьи.

Патриотизм, самоотверженность в борьбе с врагом, смекалка героев в критических ситуациях показаны в произведениях Алеся Адамовича, Василия Быкова, Янки Брыля, Кузьмы Черного, Михася Лынькова, Ивана Шамиакина, Ивана Мележа и других.

Самым популярным и любимым жанром в годы Великой Отечественной войны была поэзия, родившаяся в землянках, окопах, в перерывах между боями.В этот период расцветают таланты таких известных поэтов, как Якуб Колас, Кондрат Крапива, Аркадий Куляшов, Петр Броука, Петр Глебка, Максим Танк, Пимен Панченко, Николай Сурначев, Анатолий Астрейко, Антон Белевич и др.

Литературно-художественная жизнь партизанских зон, массовая поэзия партизан и подпольщиков нашли отражение в архивных документах 1940-х гг.


Прозаическое и поэтическое наследие участников Великой Отечественной войны и сегодня остается живой памятью о героизме народа.Уникальные художественные произведения отразили бессмертный подвиг защитников Родины. Творческое наследие авторов военного времени по праву составляет золотой фонд отечественной и мировой литературы.

Выставка, расположенная в кольцевом коридоре 2-го этажа, открыта с 5 мая по 22 июня.
Дата окончания может быть изменена.

Часы работы выставки соответствуют часам работы библиотеки .
Вход по читательскому билету или билету Общественно-культурного центра.

Книги, представленные на выставке, можно заказать через электронный каталог Национальной библиотеки Беларуси.

Для получения дополнительной информации: (+375 17) 293 29 80.

Галерейно-выставочный отдел

«Великая Отечественная война» в России — Los Angeles Times

Это со ссылкой на проф.Эссе Стивена Ф. Коэна (Editorial Pages, 21 января) «Вторая мировая война продолжается для Советов».

В статье Коэна не было отмечено, на что идет советский режим, чтобы сохранить память о «Великой Отечественной войне» и использовать войну как метафору своего восприятия глобальной политики.

Во время недавнего визита в СССР мы отметили множество мемориалов и музеев, посвященных войне. Эти музеи тщательно продуманы и предназначены не только для того, чтобы научить молодое поколение героизму и страданиям, которые русские проявили и претерпели во время войны, но и научить их порокам некоммунистического мира.

При посещении одного из таких музеев в первую очередь поражает графическая детализация, в которой ужасы фашизма демонстрируются даже маленьким детям: изобилие диорам в натуральную величину; огромные фотообои демонстрируют зверства концлагерей; прославляются подвиги коммунистов-освободителей и победителей. Посетитель с Запада недоумевает, почему так необходимо сохранять эти воспоминания живыми до тех пор, пока он не осознает отсутствие большого количества информации в этих сложных экспозициях: музеи не дают намёка на то, что U.ССР имел союзников в войне; захваченное оружие идентифицируется, например, как «английское» или «бельгийское» происхождение, что подразумевает, что эти народы были такой же частью врагов СССР, как и Германия. Нет ссылки на Германию как таковую; ссылки на фашизм, с одной стороны, и коммунизм, с другой, как если бы это были единственные доступные альтернативы. Нет и намека на то, что еврей мог погибнуть в нарисованных графически концентрационных лагерях; у посетителя создается впечатление, что концлагеря и другие зверства были направлены исключительно против «патриотичных по определению» коммунистов.

«Великая Отечественная война», которую СССР празднует и использует для воспитания своей молодежи, — это притча. Во многом это миф, используемый для того, чтобы внушить детям коммунизма тот факт, что коммунизм героичен и спасает жизни, а альтернативой являются фашизм, концлагеря, пытки, смерть и все зло.

Таким образом, дело не только в «наследии войны», которое, как отмечает Коэн, «лежит в основе глубоко амбивалентного отношения СССР к Соединенным Штатам». Именно то, как была использована эта часть советской истории, приравнивая весь Запад к фашизму, несомненно, окрашивает отношение Советского Союза к Соединенным Штатам.

В.Ф. RYLAARSDAM

Los Angeles

Коэн представил воспоминания о борьбе Советского Союза во Второй мировой войне с извинениями за советскую политику и заканчивая предостережением: «Американцы. . . следует учитывать реакцию Советского Союза на наши уроки той войны. Ничто не является более оскорбительным, чем аргумент о том, что Советский Союз является современной копией нацистской Германии, а серьезные переговоры — актами умиротворения, подобными мюнхенским. . ».

Как непросвещенный американец полностью согласен.Советский Союз намного хуже любого зла, созданного Гитлером. Тюрьмы и лагеря ГУЛАГа уничтожили в 10 раз больше людей, чем нацистские концлагеря. Кроме того, почти такое же количество умерло вдобавок либо от систематического голода из-за голода, либо в качестве целей Вермахта как политики истребления «врагов народа» на протяжении всей кровавой истории коммунистов.

Однако нам сообщают, что затраты стоили сохранения сталинского режима.Победа принесла власть, и это было «так популярно. . . что даже озлобленные русские часто забывали или прощали проступки, которые способствовали катастрофе 1941 года». Кого спросили?

Гитлер, чья ненависть к славянским расам хорошо известна, имел в своем распоряжении армию из миллиона советских военнопленных, готовых сражаться со своими соотечественниками. «Система . . . стала подлинно национальной и, следовательно, легитимной». Скажите это финнам, полякам, венграм и т. д. или даже эстонцам и украинцам среди прочих.

Никто не должен подвергать сомнению жертвы, принесенные советским народом во имя «Великой Отечественной войны», но это не легитимизирует военную экспансионистскую империю. Стоила ли цена того, что стоило советскому народу? Спросите беженцев из-за железного занавеса. В конце концов, они заплатили цену и получили «награды» — и живут, чтобы рассказать о них. свои кресла и предлагают способы удержать это бесчеловечное рабовладельческое общество от посягательств на нас и наших союзников, вместо того, чтобы требовать диалога и сочувствия с бряцающей ракетами мафией в Москве.

ГЕРХАРД ТИЛЬМАН

Вудленд-Хиллз

В статье Коэна не упоминается американское командование в Персидском заливе. 24 часа в сутки американские и российские конвои доставляли военные грузы из Персидского залива к границе с Россией.

Кроме того, железная дорога от Авваза до Тегерана обслуживалась американскими инженерами-железнодорожниками, перевозившими военные грузы в Россию. Также у американцев была авиабаза в Абадане, откуда поставлялись самолеты в Россию.

Без этих припасов Россия никогда бы не выиграла Сталинградскую битву.Это было хорошо известно в то время. Германия полностью захватила Россию, уничтожив почти все ее военные заводы.

Можно и нужно написать целую историю о том, как Америка спасла Россию, сформировав команду Персидского залива. Дороги от Персидского залива до границы с Россией не было. Инженерный корпус армии построил дорогу, по которой русские и американские конвои ездили 24 часа в сутки

Видимо России очень удобно забывать; сегодня своим существованием она обязана Соединенным Штатам.

ГЕНРИ РИВЗ

Лагуна Хиллз

Великая Отечественная война

Священная память о Великой Отечественной войне живет в каждой российской семье. Поэтому «битва за умы» в этом принципиально важном вопросе носит не только «абстрактный» характер, но и имеет политическое значение. Более 88% граждан России знают, что их родственники были участниками Великой Отечественной войны. В то же время 42% россиян хорошо осведомлены о жизни своих родственников в годы войны — из рассказов или семейных архивов.Не менее 15% опрошенных имеют родственников, погибших на фронте или пропавших без вести. Но треть респондентов (31%) не знают подробностей своей биографии, а 6% людей признаются, что не знают, воевал кто-то из родственников или нет.

При президенте Владимире Путине российское правительство стремилось закрепить повествование о Второй мировой войне, которое прославляет роль Советского Союза в победе над нацистской Германией, игнорируя при этом преступления и ошибки диктатора Иосифа Сталина и его правительства.В 2014 году в России был принят так называемый Закон о памяти, криминализирующий «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Великой Отечественной войны» (УК, ст. 354.1). Среди сотен поправок к Конституции России, спешно принятых в прошлом году, была поправка к статье 67, которая гласит: «Российская Федерация чтит память защитников Отечества и гарантирует защиту исторической правды. героические подвиги в защите Отечества запрещены.»

Каждая годовщина Победы в Великой Отечественной войне сопровождается попытками ее развенчания: история Победы становится объектом давления, бои за историю принимают форму идеологического обеспечения информационной войны, не всегда вызывая адекватный отпор со стороны официальных исторических наука.

Сталинская интерпретация войны была придумана для того, чтобы скрыть следы отклонения Советского Союза во время войны от его исторического пути развития и убедить советский народ в том, что не произошло ничего, что могло бы оправдать изменение прежней политики.Таким образом, история войны стала гимном политическому и военному гению товарища Сталина, свидетельством мудрости партийной политики, обличением вероломства капиталистического мира, доказательством прочности советского строя.

Сталинская версия войны искажала исторические факты как минимум в четырех основных аспектах:

  1. В нем катастрофические поражения первого года войны представлялись как заранее спланированный и умело выполненный маневр, призванный создать условия для успешного контрнаступления.
  2. Возвеличила роль Сталина и партии в достижении победы и принизила роль военачальников и простых людей.
  3. Он обесценивал вклад союзников и стремился превратить их образ в общественном сознании из партнеров по антигитлеровской коалиции в скрытых врагов Советского Союза и фактических союзников Гитлера.
  4. В нем утверждалось, что решающую роль в разгроме Японии сыграло поражение Советским Союзом Квантунской армии, а не американские военные успехи.

После смерти Сталина официальная интерпретация войны претерпела важные изменения. Эти изменения отражали опасения советских руководителей в том, что советский народ и советский военный истеблишмент из-за нереалистичного изображения последней войны плохо подготовлены к такой войне. что они теперь предвидели как возможное. Они считали, что сталинская линия поощряла опасную иллюзию того, что война — это легко, и приучила военные штабы считать отступление и медленные методы истощения нормальными средствами ведения войны.Основное содержание новой версии войны, возникшей из этих соображений в 1955 г., заключалось в том, что начальный период войны был для Советской Армии поражением, а не прелюдией к победе.

Борьба различных подходов к оценке Великой Отечественной войны началась в середине 1970-х гг. В это время исторические пропагандисты вели тему, суть которой заключалась не в реабилитации фашизма и нацизма, а в том, чтобы избавить Запад от вины за них и развенчать СССР как главного победителя.С их подачи появилось учение о сходстве двух тоталитарных режимов, тождестве идеологий коммунизма и фашизма, исчезла расовая теория гитлеровских захватов.

Историки Великобритании, США и Франции были заинтересованы в пересмотре истории Второй мировой войны из-за желания снять с себя ответственность за раздел Чехословакии, политику попустительства и умиротворения агрессора, в довоенный период.Страны, участвовавшие в войне на стороне Германии (Италия, Венгрия, Румыния, Словакия, Финляндия, Норвегия, Хорватия, Австрия, Испания, Дания), получили уникальную возможность перейти из разряда побежденных агрессоров или пособников агрессора к категории жертв советской тоталитарной империи.

3 июля 2009 года Парламентская ассамблея ОБСЕ в резолюции «Воссоединенная Европа: продвижение прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в XXI веке» приравняла СССР к нацистской Германии, а период правления Сталина обозначил как «сталинизм». и отождествляется с идеологией нацизма Третьего рейха в период руководства Гитлером.

Создание новой концепции Второй мировой войны, основанной на признании равной ответственности СССР и Германии, позволило бы перевести СССР (Россию) из разряда стран-победительниц, столпов современного мироустройства, в категория агрессора, потерпевшего поражение. Если Германия давно встала на путь исправления и искупления и заслужила вхождение в семью цивилизованных народов, то России еще предстояло пройти этот путь.

Российское государство предприняло определенные меры по защите российской истории, о чем, в частности, свидетельствует работа комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам страны в 2009-2012 гг.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к списку рассылки GlobalSecurity.org

Настоящая Отечественная война | Энн Эпплбаум

1.

Однажды, в 80-е годы, я посетил крепость города Бреста. Сейчас Брест находится в Беларуси, к востоку от польской границы, но в то время Брест был советским городом, а его крепость была самой важной святыней советской власти.Вход вел через огромную каменную плиту, в которой была вырезана огромная советская звезда. Внутри взгляд посетителя был сразу же устремлен на огромную печальную человеческую голову, высеченную прямо в выступе скалы. Вездесущие громкоговорители транслировали траурную музыку по всему музею крепости, в котором были экспонаты, посвященные памяти советских героев, участвовавших в осаде Бреста нацистами, а также последующей победе советских войск в Великой Отечественной войне. Перед открытым вечным огнем молодожены держались за руки и торжественно возлагали венки, как это было тогда принято.

Зрелище было впечатляющим, как и должно было быть. Но и в этом было что-то не то. В конце концов, до советского вторжения в восточную Польшу в 1939 году Брест был польским городом, а не частью СССР. В июне 1941 года, когда немцы вторглись в город, советская идентичность города все еще была довольно слабой. Более того, осада Бреста нацистами, хотя и была трагедией для тех, кто сражался и погиб в стенах крепости, на самом деле не была важным сражением. Это была ранняя интермедия, небольшое отвлечение от решающего первоначального разгрома Красной Армии нацистами.

Правда в том, что памятник Брестской крепости, скульптура, музыка и все такое было задумано не столько в память о знаменательном военном событии, сколько в том, чтобы напомнить всем в окрестностях города после войны, кто здесь главный. Поляки были изгнаны, их место заняли советские комиссары, и Брест теперь принадлежал Советской Республике Беларусь. В этом узком смысле Брестская крепость очень похожа на многие другие памятники советской войны: хотя они грандиозны и впечатляющи, хотя, безусловно, отражают масштабы страданий военного времени, они не всегда рассказывают всю правду о советском военном опыте.

Но это, конечно, можно было сказать не только о советских памятниках войне, но и о советских книгах о войне, советских фильмах о войне, советских памятных датах войны. До 1990-х годов официальная советская история того, что всегда называлось Великой Отечественной войной, была пронизана табу. Что Сталин помог начать войну, договорившись с Гитлером о разделе Польши и Прибалтики в 1939 году; что Красная Армия была потрясена и не готова к нападению Гитлера в 1941 году; что советские стратеги использовали пехоту в качестве пушечного мяса, без нужды жертвуя сотнями тысяч человек; что у простых пехотинцев было мало еды, неадекватная одежда и у многих была короткая жестокая жизнь; что Красная Армия в оккупированной Германии по своему желанию грабила, убивала мирных жителей и насиловала женщин; ничего из этого не было частью официального отчета.

В последние годы некоторые западные и российские историки — Энтони Бивор, Ричард Овери, Константин Плешаков — начали переписывать эту запись. Используя новые архивные источники, они начали раскрывать жестокость и ошибки, которые были такой же частью советского военного опыта, как и героизм. В «Ивановской войне » британский историк Кэтрин Мерридейл теперь обращается к тому, что может быть самым сложным фрагментом мифологии Великой Отечественной войны: к характеру простых советских солдат — «Иванов», как их называли англичане и американцы, — самих себя. .

Для этого Мерридейл пришлось преодолеть два набора стереотипов и продумать свой путь через два слоя пропаганды. Первая — ее собственная, вернее, наша собственная: западные популярные и официальные представления о «полуазиатском» советском солдате, который, согласно брошюре, подготовленной Министерством армии США в 1950 г., «подвержен настроениям, жители Запада непонятны; он действует инстинктивно. Как солдат русский примитивен и непритязателен, врожденно храбр, но угрюмо пассивен в группе…

На самом деле Красная Армия была далеко не однородной «полуазиатской» массой, она была этнически разнообразной, в ней были якуты и казахи, а также русские и украинцы. Большинство солдат были молодыми людьми, но патриотический пыл и потребность в войсках были так велики, что воевали и мужчины постарше, некоторые из которых служили в царской армии. Среди солдат были наименее образованные люди страны, но также и самые образованные: в ней участвовали все.

Гораздо труднее преодолеть, особенно в книге, которая в значительной степени опирается на интервью, стереотипы солдат о самих себе.Советские поэты и писатели изображали красноармейца простым и здоровым, не тронутым ни травмой, ни страхом. Он не паниковал, не совершал ошибок и не насиловал женщин освобожденных им земель. Он даже не использовал ненормативную лексику. Действительно, пытаясь найти аутентичные версии — в том числе сатирические, непристойные или подрывные — песен и песнопений, которые на самом деле пели солдаты Красной Армии, Мерридейл упиралась в стену, даже когда она сверялась с работами этнографов, изучавших армейские дела. во время войны: «Никто не позволял фольклористу собирать неуважительные варианты армейских песен.

Но с необычайным терпением и прекрасным чутьем на нюансы Мерридейл пробирает минные поля, расставленные для нее шестьюдесятью годами советской пропаганды, и создает то, что может быть лучшим историческим портретом жизни в Красной Армии из когда-либо опубликованных. Она исследует ранее не упоминавшиеся темы, такие как роль ненавистных политработников, чья работа заключалась в том, чтобы торчать за линией фронта, подслушивать разговоры и следить за тем, чтобы никто не уклонялся, не паниковал и не отклонялся от линии партии, а также объясняет как их влияние ослабло после того, как советское руководство осознало, что для победы в войне потребуется военный опыт, а не идеологическая чистота.(Они не исчезли совсем; в 1945 году цензорам все еще удавалось перехватить письмо Александра Солженицына с критикой режима, которого оказалось достаточно, чтобы отправить его в ГУЛАГ.)

якобы «интернационалистская» Красная Армия. Она каталогизирует плохую еду, дрянную одежду и жестокое обращение, которые были уделом обычного рядового. Она описывает смешанные чувства, которые испытывали крестьяне из обедневшей северной России или пережившие украинский голод, когда они въезжали в Германию (или даже в Румынию и Польшу) и осознавали, что буржуазные страны, к которым их приучили презирать, несравненно богаче, чем их собственные.«Мы плакали, когда видели дома», — сказал ей один мужчина. «Такие красивые дома, маленькие, и все они выкрашены в белый цвет».

Она также борется со странной взаимосвязью между вдохновляющей пропагандой и жестокой реальностью жизни солдат. Одной из отличительных черт предыдущих работ Мерридейл, особенно ее амбициозной книги « Каменная ночь », истории русских ритуалов смерти, является ее способность понимать и передавать как положительные, так и более очевидные отрицательные способы воздействия этой идеологии на советскую граждане.В ходе написания этой более ранней книги она пришла к выводу, среди прочего, что советское чувство общности целей и коллективизма помогало советским гражданам психологически переносить многочисленные трагедии советской истории ХХ века, даже когда они знали, что оно основано на на ложь. 1 Аналогичный аргумент она приводит в «Иванова война» , указывая на то, что старый пропагандистский образ «хорошего» солдата — это «сочетание патриотизма и мужества (слово, часто употребляемое в поэзии военного времени), верности коллективу, и профессиональное мастерство» — придавало солдатам уверенность в бою, даже побуждало их к подвигам.

Годы спустя это также помогло им жить с ужасными вещами, которые они видели. В эпилоге к Война Ивана Мерридейл описывает встречу с группой ветеранов в Курске. Это были люди, потерявшие на войне молодость, здоровье, друзей и семьи. В последние годы их когда-то щедрые пенсии съела инфляция, а система, за которую они боролись, рухнула. Тем не менее, когда они говорили о военных годах, она обнаружила, что «вместо того, чтобы пытаться пережить самые мрачные сцены войны, они, как правило, использовали язык исчезнувшего советского государства, говоря о чести и гордости, оправданной мести, Родине, Сталине и т. , и абсолютная необходимость веры.Это, поясняет она, понятно:

Тогда, во время войны, было бы достаточно легко сломаться, ощутить глубину каждого ужаса, но это было бы и фатально. Путь к выживанию лежал в стоическом принятии, концентрации на работе. Словарный запас мужчин был деловит и оптимистичен, ибо все остальное могло бы вызвать отчаяние. Шестьдесят лет спустя было бы легко снова сыграть на сочувствии или просто привлечь внимание, рассказывая леденящие кровь истории.Но для этих людей это означало бы предательство ценностей, которые были их коллективной гордостью, их образом жизни.

Этот аргумент определенно покажется западным читателям нелогичным. У советских солдат, как убедительно показывает Мерридейл, было много причин не любить свою политическую систему и ее руководство. Многие приехали из тех частей страны, которые недавно пережили коллективизацию или массовые аресты. Многие не понаслышке знали, насколько неподготовленной была Красная Армия к первоначальному вторжению.Многие видели вокруг себя свидетельства плохого управления и были в ужасе от жестокости оккупации Германии. Некоторые навсегда останутся отмеченными войной. Сам Солженицын превратил ужас, который он испытывал, наблюдая за поведением своих однополчан в Восточной Пруссии, в эпическую поэму:

Стоны у стен полуприглушенные:

Мать ранена, жива.

Маленькая дочка на матрасе,

Мертвая. Сколько было на нем?

Взвод, может рота?

Девочку превратили в женщину,

Женщину превратили в труп. 2

Тем не менее наблюдение Мерридейл о том, что многие ветераны не только сохранили свою веру в коммунистическую идеологию, но и извлекли из этого психологическую пользу, безусловно, подтверждается как ее интервью, так и письмами солдат того времени. Обосновывается даже статьями самого откровенного, честного и к концу жизни антисталиниста из советских военных корреспондентов Василия Гроссмана.

2.

Гроссман, вероятно, больше всего известен за пределами России благодаря своему эпическому роману « Жизнь и судьба » — обширному, почти толстовскому рассказу о разном военном опыте нескольких русских семей (и прекрасном примере того, что может дать социальный реализм). как если бы это был просто реализм, без социальной части и без цензуры).Но Гроссман был не менее известен при жизни своими репортажами с передовой. Когда началась война, Гроссман уже был опубликованным романистом, и его пригласили для репортажа о войне для Красная Звезда ( Красная Звезда ), официальной газеты Красной Армии. Он по праву прославился описаниями «Иванов», о которых он также написал очень любимый роман «Бессмертный народ », воспевающий героизм рядовых красноармейцев.

Но исключительно для своих целей Гроссман также вел хронику войны в необычном наборе записных книжек, сохранение которых в московском архиве в течение некоторого времени было секретом Полишинеля.Британский историк Энтони Бивор впервые прочитал их, когда проводил исследование для своей книги о Сталинградской битве, свидетелем которой Гроссман был лично. 3 Подивившись «необычайному накоплению деталей», он получил разрешение от семьи Гроссман перевести и отредактировать записные книжки, которые никогда прежде не публиковались, с помощью своего давнего научного сотрудника, талантливой Любы Виноградовой. 4

Результат, Писатель на войне , представляет собой сборник удивительно честных рассказов о жизни солдат во время войны, написанных человеком, который был необычайно смелым или необычайно наивным, или, возможно, и тем, и другим.Солдатам на фронте категорически запрещалось вести дневники, и людей сажали в тюрьмы даже за то, что они обсуждали многое из того, что описывает Гроссман, не говоря уже о том, чтобы записывать их. Тем не менее, поскольку Гроссман пишет так, как будто он понятия не имел, что такие вещи вызывают споры, блокноты являются идеальным противоядием от Брестской крепости, цензурированных историй и накопленной десятилетиями пропаганды. Подумайте, например, о жестких, разглагольствующих выражениях, которые использовались в отношении предателей и врагов в сталинском Советском Союзе, а затем прочитайте не совсем неприятный рассказ Гроссмана о дезертире — «молодом крестьянине с яркими голубыми глазами», — которого допрашивал полковник его бывший полк:

Он уже не человек, все его движения, его ухмылка, его взгляды, его шумное, жадное дыхание — все это принадлежит существу, чувствующему близкую и близкую смерть.

Или сравните описание падения Берлина Гроссманом с деревянными, односторонними официальными отчетами и кинематографическими, патриотическими фотографиями того дня, которые были опубликованы позже:

2 мая. День капитуляции Берлина. Это сложно описать. Чудовищная концентрация впечатлений. Пожары и пожары, дым, дым, дым….

Раздавленные танками трупы, выдавленные как трубы. Почти все сжимают в руках гранаты и автоматы….

Мертвая старуха полусидит на матрасе у входной двери, прислонившись лицом к стене. На ее лице выражение спокойствия и печали, она умерла с этим горем. Ножки ребенка в туфлях и чулочках валяются в грязи. Это был снаряд, видимо, а то ее танк наехал…

Наиболее болезненный опыт войны Гроссман получил не на линии фронта, а во время его визитов в Треблинку, на остатки варшавского гетто и, прежде всего, на места убийств в Бердичеве, украинском городе, где нацистские оккупанты убил от 20 000 до 30 000 евреев, в том числе мать Гроссмана.Всю оставшуюся жизнь его мучило чувство вины по поводу ее смерти. Как и один из главных героев «Жизнь и судьба », он медлил с просьбой уехать из Бердичева в Москву, когда стало ясно, что город падет перед немцами, отчасти из-за возражений со стороны его жены, опасавшейся скопления людей. в своей маленькой квартире. Он направил часть этого сожаления в проект, который позже стал известен как «Черная книга » — очень подробный, основанный на фактах отчет о судьбе евреев Советского Союза в условиях нацистской оккупации.Но хотя она была написана в сотрудничестве с другим великим военным корреспондентом Советского Союза, Ильей Эренбургом, , «Черная книга » была закрыта после войны как потому, что Сталин предпочитал, чтобы нация помнила жертв Гитлера как советских граждан, а не как евреев, так и потому, что Гроссман и Эренбург привел примеры украинского и другого советского сотрудничества в Холокосте, тема, которая оставалась табу до 1990-х годов.

Для Гроссмана концовка не была счастливой. Отчасти из-за Черная книга , а отчасти благодаря некоторым сценам в Жизнь и судьба , которые открыто критиковали Сталина и сталинизм, Гроссман потерял свое официальное положение.Ни одна из книг не была издана при его жизни и вообще не появлялась на русском языке до 1990-х годов. Он умер в глубокой нищете в 1964 году, полагая, что его величайшая работа никогда не будет напечатана. То, что гонорары от Писатель на войне пойдут его оставшейся семье, является небольшой компенсацией.

Тем не менее, несмотря на свое разочарование в сталинизме, свои проблемы с властями и борьбу с цензурой, тем не менее верно, что Гроссман сохранял в своих опубликованных статьях, а также в своих личных записных книжках некоторую подлинную верность советским идеалам, или наименьшая верность идеалу добрых и храбрых красноармейцев.Действительно, оптимистичные, приподнятые анекдоты об отдельных солдатах разбросаны по записным книжкам, скрашивая мрачные рассказы о крови и увечьях. В начале войны, среди ужасных разрушений, причиняемых немецко-фашистскими захватчиками, Гроссман находил надежду и вдохновение в рассказе одного командира, который, отступая перед сокрушительным нападением фашистов, «смотрел на серые, усталые лица солдат». его разведчики, смотрели на серые домики деревни, такой беззащитной и маленькой, смотрели на непрекращающийся поток немецких войск», и тем не менее нацарапали записку, чтобы оккупанты нашли: «Вы никогда не увидите Москвы! Придет день, когда мы спросим вас: «Сколько километров до Берлина?»

Позднее Гроссман называл Сталинградские окопы — место смерти, холода и голода — «новым городом, дающим своим людям триумфальную свобода», место, где встречаются «сотни мужчин в ватниках, шинелях, ушанках, делающих бессонный ратный труд….Они так величественны и прозаичны в своем героизме».

И еще позже, когда война подошла к концу, Гроссман вспомнил увиденное:

…Вдруг этим весенним утром на Одере я вспомнил, как в ту железную зиму 1942 года, в лютую январскую метель, в ночь, багряную от пламени сожженного немцами села, кучер, закутавшись в тулуп закричал вдруг: «Эй, товарищи, где дорога на Берлин?»… Интересно, жив ли еще этот шутник, спрашивавший дорогу на Берлин под Балаклеей? А что же те, кто смеялся над его вопросом три года назад? И мне хотелось крикнуть, позвать всех наших братьев, наших воинов, лежащих в русской, украинской, белорусской и польской земле, навеки уснувших на полях наших сражений: «Товарищи, вы слышите нас? Мы сделали это!»

Здесь, безусловно, есть противоречие.Записные книжки Гроссмана показывают, вне всякого сомнения, что их автор понимал, что военная пропаганда была лживой. И на каком-то уровне все знали, что это ложь, как тогда, так и позже. Тем не менее, как показывают записные книжки, у него была странная привлекательность. Хотя коммунистический режим манипулировал своими ветеранами в своих политических целях, хотя он искажал их опыт до неузнаваемости, хотя он запрещал им даже обсуждать самые травмирующие моменты своей жизни, настойчивое утверждение того же режима о том, что война велась во имя возвышенного дела помог некоторым ветеранам придать смысл своим страданиям.

По крайней мере, старые солдаты могли утешать себя на всю оставшуюся жизнь мыслью о том, что их павшие братья и товарищи — люди, которые «вечно спят на полях наших сражений», — добились чего-то стоящего. Они предотвратили попадание страны под власть нацистов. Одна из дочерей Гроссмана описала в мемуарах, как семья иногда уговаривала его петь любимые им армейские песни своим «строгим, громоподобным голосом»:

Встань, огромная страна.

Встань на смертный бой.

С темной фашистской силой,

С проклятой ордой.

Гроссман всегда вставал, когда пел эту песню, его дочь объяснила: «Мой отец считал эту песню гениальным произведением: он говорил так часто и с большим убеждением».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.