Произведения толстого в школьной программе: Список произведений Л.Н.Толстого

Содержание

Russia War Crimes

В чем еще вам лгут российские политики

Это не война, это только спецоперация

Война — это вооруженный конфликт, цель которого — навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении. Но от того, что он называет войну спецоперацией, меньше людей не гибнет.

Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР

Российская армия обстреливает города во всех областях Украины, ракеты выпускали во Львов, Ивано-Франковск, Луцк и другие города на западе Украины.

На карте Украины вы увидите, что Львов, Ивано-Франковск и Луцк — это больше тысячи километров от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны.

Это места попадания ракет 25 февраля. За полтора месяца их стало гораздо больше во всей Украине.

Центр Украины тоже пострадал — только первого апреля российские солдаты вышли из Киевской области. Мы не понимаем, как оккупация сел Киевской области и террор местных жителей могли помочь Донбасу.

Мирных жителей это не коснется

Это касается каждого жителя Украины каждый день.

Тысячам семей пришлось бросить родные города. Снаряды попадают в наши жилые дома.

Это был обычный жилой дом в Тростянце, в Сумской области. За сотни километров от так называемых ЛНР и ДНР.

Тысячи мирных людей ранены или погибли. Подсчитать точные цифры сложно — огромное количество тел все еще под завалами Мариуполя или лежат во дворах небольших сел под Киевом.

Российская армия обстреливает пункты гуманитарной помощи и «зеленые коридоры».

Во время эвакуации мирного населения из Ирпеня семья попала под минометные обстрелы — все погибли.

Среди убитых много детей. Под обстрелы уже попадали детские садики и больницы.

Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов. Украинские женщины рожают детей в метро, подвалах и бомбоубежищах, потому что в роддомы тоже стреляют.

Это груднички, которых вместо теплых кроваток приходится размещать в подвалах. С начала войны Украине родилось больше 15 000 детей. Все они еще ни разу в жизни не видели мирного неба.

В Украине — геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает

В HOSTiQ.ua работают люди из всех частей Украины: больше всего сотрудников из Харькова, есть ребята из Киева, Днепра, Львова, Кропивницкого и других городов. 99% сотрудников до войны разговаривали только на русском языке. Нас никогда и никак не притесняли.

Но теперь именно русскоязычные города, Харьков, Мариуполь, Россия пытается стереть с лица земли.

Это Мариуполь. В подвалах и бомбоубежищах Мариуполя все еще находятся сто тысяч украинцев. К сожалению, мы не знаем, сколько из них сегодня живы

Украинцы сами в себя стреляют

У каждого украинца сейчас есть брат, коллега, друг или сосед в ЗСУ и территориальной обороне. Мы знаем, что происходит на фронте, из первых уст — от своих родных и близких. Никто не станет стрелять в свой дом и свою семью.

Украина во власти нацистов, и их нужно уничтожить

Наш президент — русскоговорящий еврей. На свободных выборах в 2019 году за него проголосовало три четверти населения Украины.

Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли полтора миллиона родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

Если бы Россия не напала на Украину, Украина бы напала на Россию

Нет, не напала бы.

Посмотрите, в скольких войнах участвовала и сколько войн развязала Россия за 30 лет:

  • 1992–1993 — Россия оккупировала Приднестровье
  • 1992–1993 — Россия спровоцировала Абхазскую войну
  • 1994–1996 — Первая русско-чеченская война
  • 1999–2009 — Вторая русско-чеченская война
  • 2008 — Российско-грузинская война
  • 2015–2022 — Вторжение России в Сирию
  • 2014–2022 — Российско-украинская война

Украина за 30 лет не начала ни одну войну. Мы защищали отобранные россией территории, но никогда не развязывали войны.

Украинцы сами хотят в Россию

Это неправда, мы не хотим быть частью России. Мы суверенная страна с большой историей. Мы хотим развиваться так, как это видим МЫ, а не диктатор из соседней страны.

Посмотрите на захваченный Херсон, из которого оккупанты пытаются сделать ХНР:

Люди выходят на митинги против российских оккупантов, в них стреляют, бросают светошумовые гранаты. Но на следующий день люди выходят вновь.

Россия начала войну, чтобы не подпустить НАТО к своим границам

Четыре страны, которые входят в НАТО, уже граничат с Россией: Латвия, Литва, Эстония и Польша.

Украина не входит в НАТО. Более того, в середине февраля канцлер Германии подчеркнул, что в обозримом будущем нашу страну и не планируют принимать в НАТО.

На нашей территории нет баз НАТО и нет американских биолабораторий.

Путин использует НАТО как страшилку для россиян, но при этом в 2000 году он сам планировал присоединить Россию к альянсу.

Вновь, если вы не верите нам, украинской стороне, проверьте информацию в независимых международных СМИ:

Как Путин оправдывает вторжение в Украину. Фактчекинг DW (Deutsche Welle)

Список произведений Л.Н.Толстого

Романы

Трилогия: Детство, Отрочество и Юность

·        Детство (1852)

·        Отрочество (1854)

·        Юность (1857; вся трил.—1864)

Повести:

Рассказы

  • История вчерашнего дня (1851)
  • Набег (1853)
  • Святочная ночь (1853)
  • Дяденька Жданов и кавалер Чернов (1854)
  • Как умирают русские солдаты (1854)
  • Записки маркёра (1855)
  • Рубка леса (1855)
  • Цикл «Севастопольские рассказы» (1855-56)
  • Метель (1856)
  • Разжалованный (1856)
  • Две лошади
  • Люцерн (1857)
  • Три смерти (1859)
  • Отрывки рассказов из деревенской жизни (1860—1862)
  • Кавказский пленник (1872)
  • Холстомер (1863—85)
  • Суратская кофейная (1887)
  • Франсуаза (пе­ределка рассказа Г. де Мопассана «Порт», 1891)
  • Кто прав? (1891—93, опубл. 1911)
  • Дорого стоит (переделка отрывка из очерка Г. де Мопассана «На воде», 1890; опубл. 1899 в Англии, в России 1901)
  • Карма (1894)
  • Сон молодого царя (1894)
  • После бала (1903, опубл. 1911)
  • Прыжок
  • Рассказ Аэронавта
  • Фальшивый купон (кон. 1880-х гг. — 1904, опубл. 1911)
  • Алеша Горшок (1905, опубл. 1911)
  • Бедные люди (1905)
  • Корней Васильев (1906)
  • Ягоды (1906)
  • За что? (1906)
  • Божеское и человеческое (1906)
  • Что я видел во сне (1906, опубл. 1911)
  • Отец Василий (1906)
  • Сила детства (1908)
  • Разговор с прохожим (1909)
  • Проезжий и крестьянин (1909)
  • Песни на деревне (1909)
  • Три дня в деревне (1909)
  • Ходынка (1910, опубл. 1912)
  • Нечаянно (1910, опубл. 1911)
  • Благодарная почва (1910)

Драматические произведения 1864—1910 гг.

Стихотворения

Рассказы и сказки для детей и народного чтения

  • Азбука (кн. 1—4, 1872)
  • Новая азбука (1875)
    • Три медведя
    • Как дядя Семен рассказывал про то, что с ним в лесу было
    • Корова
    • Филипок
Четыре «Русских книги для чтения» (1875)
Переводы басен Эзопа

1.    Волк и журавль

2.     Волк и кобыла

3.     Волк и ягнёнок

4.     Ворон и лисица

5.     Галка и голуби

6.     Голова и хвост змеи

7.     Зайцы и лягушки

8.     Камыш и маслина

9.     Комар и лев

10.    Курица и золотые яйца

11.    Курица и ласточка

12.    Лгун

13.    Лев, волк и лисица

14.    Лев и мышь

15.    Лев, медведь и лисица

16.    Лисица и виноград

17.    Лисица и козёл

18.    Лягушка и лев

19.    Муравей и голубка

20.    Олень и ланчук

21.    Осёл в львиной шкуре

22.    Осёл и лошадь

23.    Отец и сыновья

24.    Пчёлы и трутни

25.    Рыбак и рыбка

26.    Собака и волк

27.    Собака и её тень

28.    Собака, петух и лисица

29.    Стрекоза и муравьи

30.    Черепаха и орёл

Философско-нравоучительные рассказы и притчи

Статьи

Праправнук Льва Толстого раскритиковал предложение убрать «Войну и мир» из школьной программы

14:30 Ноя. 21, 2020 2103 0

Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов

Ранее автор учебников по литературе Ирина Мурзак заявила, что роман можно заменить на трилогию «Детство. Отрочество. Юность».

По её словам, педагоги практически не используют новые методики при изучении «Войны и мира» со школьниками. Она отметила, что учащиеся используют готовые анализы романа, найденные в интернете, а работа в классе не мотивирует подростков к чтению и убивает их интерес к словесности.

Советник президента РФ по вопросам культуры и праправнук писателя Владимир Толстой заявил в разговоре с радиостанцией «Говорит Москва», что подобные инициативы появлялись и в прошлом. По его мнению, изменения нужно вносить не в школьную программу, а в методику преподавания. 

«Это предложение не новое, оно время от времени возникает — убрать большие трудные произведения: «Тихий Дон», «Войну и мир», «Преступление и наказание», чтобы предельно облегчить для детей программу обучения в школе, якобы они не в состоянии прочитать это. Если мы ставим цель примитивизировать наше образование, тогда, наверное, можно рассматривать такой вопрос. «Детство. Отрочество. Юность» — прекрасная повесть, «Казаки» — блистательная вещь для школьников старших классов. Можно представить творчество Толстого по другим произведениям.

Тем не менее, я всё-таки считаю, что надо эту высокую планку держать. Почему в советское время это было нормально, мы прекрасно это всё проходили, читали, писали сочинения объёмные. По-моему, от этого становились только образованнее, умнее и глубже. Если мы хотим потребителя растить — давайте убирать всё, а если мы хотим растить интеллектуально развитые личности, тогда надо не упрощать программу, а продумывать методики, по которым это усваивалось бы школьниками лучше».

Ранее проректор института русского языка поспорил с автором идеи убрать Льва Толстого из школьной программы. Михаил Осадчий в эфире радиостанции «Говорит Москва» сообщил, что произведения русских классиков нельзя исключать их из школьной программы, потому что тогда жители России и вовсе перестанут их читать.

В Общественном совете при Минобрнауки оценили идею убрать классику из школьной программы

В начале учебного года среди россиян вновь возникли споры по поводу исключения из школьной программы по литературе романа-эпопеи Льва Толстого «Война и мир». При этом, согласно опросам, многие хотят добавить серию книг о Гарри Поттере. Разбираемся, нуждается ли в корректировке список школьного чтения.

Фото: портал мэра и правительства Москвы

Долой Толстого?

В читательском сообществе вновь поднимается вопрос об исключении романа «Война и мир» Льва Толстого из школьной программы. При этом так высказываются не только родители, но и некоторые педагоги, утверждая что 90% школьников прочитают роман-эпопею только в кратком изложении или посмотрят фильмы на его основе.

В 2016 году за исключение произведения Толстого даже выступала действующий на тот момент президент Российской академии образования Людмила Вербицкая. Она тогда отметила, что «Война и мир» – «глубоко философское произведение», где автор затрагивает темы, глубины которых ребенок понять не может.

При этом, согласно опросам популярного книжного онлайн-сервиса, 42% пользователей хотели бы добавить сагу Джоан Роулинг о Гарри Поттере в школьную программу. Второе место занял рассказ Дэниела Киза «Цветы для Элджернона.» Также на уроках литературы предлагают изучать «Азазель» Бориса Акунина. В список желанных произведений попали и «Похороните меня за плинтусом» Павла Санаева, «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной.

А вот за исключение из него романа «Война и мир» Льва Толстого и эпопеи «Тихий Дон» Михаила Шолохова проголосовали 24% пользователей. Также опрошенные выступили против «лагерной прозы»: «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицына и сборника «Колымские рассказы» Варлама Шаламова. В опросе приняли участие свыше 1,5 тысячи человек.

Книги о Гарри Поттере предлагают включить в школьную программу

Нужно ли менять школьную программу?

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по культуре и внук известного писателя Александр Шолохов не поддержал идею исключить роман-эпопею Толстого из школьной программы.

«Мое мнение однозначное, что если не прививать любовь к чтению, к родному языку, то человек никогда и не начнет читать. Я выходец из того времени, когда все это было в школьной программе, когда нас заставляли это учить. Не могу сказать, что это всегда было приятно, но я уверен, что любой человек, даже в принудительном порядке повысивший свой культурный уровень, от этого не проиграет точно», – заявил депутат.

При этом парламентарий согласен с тем, что школьную программу необходимо менять. В пересмотре нуждается список классической литературы. Но его следует расширить, а не удалять те или иные тексты, подчеркнул Шолохов.

Зампредседателя комитета Госдумы по образованию и науке Лариса Тутова также выступила «за сохранение традиций» и за присутствие классиков в школьной программе.

«Что касается исключения Шолохова, то я категорически против. Его даже за границей пытаются читать, изучать, а мы, получается, не ценим то, что у нас есть. Уникальный человек, нобелевский лауреат, прекрасно воссоздал колорит и атмосферу казачества того времени, когда он был современником тех событий. Знание своих традиций, устоев, своей истории невозможно без прочтения его произведений. Толстого тоже везде чтят», – рассказала Москве 24 парламентарий.

Можно добавить Гарри Поттера, но не заменять, не исключать одно и добавлять другое. Его можно почитать и так дома, в свободное время.

Лариса Тутова

зампредседателя комитета Госдумы по образованию и науке

По ее словам, привить любовь к литературе – это задача преподавателей в школе, которые должны уметь преподнести замысел автора.

Фото: портал мэра и правительства Москвы

В свою очередь, член Общественного совета при министерстве науки и высшего образования РФ, академик Российской академии образования Виктор Болотов в разговоре с Москвой 24 пояснил, что «Война и мир» – элемент «нашей культуры и нашей истории», поэтому российские школьники должны знать это произведение.

«Другое дело, что требовать от современного подростка, чтобы он прочитал все тома «Войны и мира» или весь «Тихий Дон», вряд ли возможно. Были, есть и будут дети, которые прочитают все это, но большая часть детей не прочитает, как и в советские времена», – отметил эксперт.

На мой взгляд, посмотреть хороший фильм про «Тихий Дон» и потом обсудить его, при необходимости обращаясь к первоисточнику, точно так же и фильм про «Войну и мир», обращать к первоисточнику, необходимо. Знать и понимать, о чем эти произведения, нужно.

Виктор Болотов

член Общественного совета при Минобрнауки РФ

Вместе с тем Болотов уверен, что включать в школьную программу Гарри Поттера не нужно, поскольку дети его и так прочитают. При этом, по его мнению, новые книги для чтения школьниками должны быть соразмерны развитию ребенка.

«В начальную школу добавлять Гоголя, на мой взгляд, бессмысленно. Или ту же Алексиевич, все должно соответствовать психологическому развитию. Второе – книги должны помогать ребенку понимать окружающий мир. Пушкин, конечно, наше все, но спросите детишек, все ли они понимают в его стихотворениях, просто даже терминологически. Пушкина знать надо, но требовать, чтобы учили его всего, – вряд ли», – считает собеседник Москвы 24.

Эксперт добавил, что в хорошей литературе всегда обсуждаются вечные вопросы: добра и зла, любви и ненависти, порядочности и непорядочности, – они помогают человеку осознать себя в этом мире.

Читайте также

Анатолий Федотов, Илона Соболева

Об исключении из школьной программы по литературе романа Л. Н. Толстого «Война и мир»

 

В Санкт-Петербургский государственный университет поступил вопрос об исключении из школьной программы по литературе романа «Война и мир». Ответ на него дает декан Филологического факультета СПбГУ Людмила Алексеевна Вербицкая.

Дословная цитата, которая приводится во всех дискуссиях на эту тему, выглядит так: Л.А. Вербицкая: «Я, например, абсолютно убеждена, что из школьной программы «Войну и мир» Льва Толстого, а также некоторые романы Федора Достоевского нужно убрать. Это глубокие философские произведения, с серьезными рассуждениями на разные темы. Не может ребенок понять всей их глубины…» 
Ни контекст, ни продолжение этого разговора не приводятся. 

А речь в том интервью информагентству «Москва» шла и о ЕГЭ, и о перечнях литературы, обязательной для прочтения, и о грамотности, и о курсе православной культуры. Это всё – вопросы, подлежащие обсуждению, и ни о каких окончательных решениях речь сейчас идти не может. 

В числе прочего в том интервью я говорила о том, что у нас нет должного внимания к гуманитарным направлениям. Независимо от того, какой факультет закончит студент, очень важно, чтобы гуманитарные дисциплины широко присутствовали в учебных планах и программах. Человек, который по-настоящему знаком со всем колоссальным гуманитарным наследием, независимо от того, где он работает, будет принимать решения более взвешенно. Не знать литературу просто нельзя, это значит лишить себя колоссального культурного пласта.

Роман «Война и мир» много десятилетий входит в школьную программу, но лишь 30% учителей прочли этот роман до конца. Я не встречала школьника, который бы с восторгом полностью прочел роман.  Как же мы можем требовать от подростков 15 — 17 лет, чтобы они не только прочли целиком этот колоссальный роман, но и поняли, осознали глубину этого произведения и не получили бы «отрицательную прививку» на долгие годы? И у Толстого, и у Достоевского есть произведения, прочтя которые школьник заинтересуется творчеством наших классиков, оценит их язык, войдет в атмосферу времени. 

Я говорила также о том, что в итоге идущих сейчас обсуждений появятся рекомендации Общества русской словесности относительно перечней обязательной литературы для школьной программы. Пока неизвестно, сколько произведений в них войдет и какие именно. Но совершенно точно, что это будут книги и наших русских классиков, и зарубежных, и современных авторов, и произведения, написанные в разных регионах России.

Речь шла и о стандарте подготовки  учителей по русскому языку и литературе, и о курсе  православной культуры, и о важности изучения других религий, и о языке. Так что вырванное из контекста замечание о романе «Война и мир» никаким образом не является «оскорблением для миллионов российских детей и их родителей» и не может наносить ущерб репутации СПбГУ.


 

Почему «Войну и мир» хотят исключить из школьной программы? | Программа: Информационная программа «ОТРажение» | ОТР

Тамара Шорникова: А давайте безо Льва Толстого! И без Шолохова. Классиков отечественной литературы, точнее, некоторые их произведения предлагают выкинуть из школьной программы. Причем «за» выступают не только дети, родители, но и, оказывается, некоторые учителя. Мол, «Войну и мир» в четырех томах осиливают единицы, а остальные смотрят фильмы, читают краткое содержание – то есть приблизительно знают, о чем речь. И как в таких условиях вести урок?

Иван Князев: Кого еще нужно исключить из школьной программы по литературе, а кого добавить? Вот что думают читатели. Вычеркиваем, помимо эпопеи Толстого, «Тихий Дон» Михаил Шолохова – за оба варианта проголосовали по 24% участников опроса. Еще 20% высказались против лагерной прозы, в том числе повести «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицына и сборника «Колымские рассказы» Варлама Шаламова.

Тамара Шорникова: Вместе этого в программу нужно включить сагу Джоан Роулинг о Гарри Поттере – так считают более 42% читателей. Треть опрошенных предлагают добавить детектив Бориса Акунина «Азазель».

Иван Князев: А давайте рассуждать шире, друзья. Из-за чего, например, вы страдали в школе? Что снилось по ночам в кошмарах? И из-за чего хотелось срочно заболеть и не пойти на учебу? Законы Ома, интегралы, романы Толстого и Достоевского? Что лишнего сейчас проходят ваши дети? И чего, наоборот, не хватает в школьной программе? Звоните нам, пишите. Будем все это дело обсуждать вместе с экспертами и вместе с вами.

Тамара Шорникова: А прямо сейчас в нашей студии – Алексей Федоров, учитель литературы школы № 1516, доктор филологических наук.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Владимирович.

Алексей Федоров: Добрый день.

Тамара Шорникова: Сразу хочется понять: вы сейчас топор в нас кинете или поддержите? Как вы к Толстому относитесь?

Иван Князев: Вы на какой стороне как педагог?

Алексей Федоров: Вы знаете, я хочу сказать, что разговоры о сокращении школьной программы ведутся на моей памяти с 90-х годов. И одновременно с этим ведутся разговоры о том, что в ней очень не хватает актуальной современной литературы. При этом получается, что актуальная современная литература должна не дополнить школьную программу, а заместить классику, которая якобы устарела, не интересна, не читают. Вот этот набор псевдоаргументов мы слышим довольно давно. Пока реформируется наше образование, столько мы и слышим.

Вы знаете, можно с такого сравнения я начну? Согласитесь, мы все, кто за рулем, – ну что греха таить? – правила дорожные нарушаем. Давайте мы поставим вопрос: отменить их надо, ведь все равно все нарушаем. Давайте отменим Толстого, потому что не читают. И частные случаи выдадим за всеобщий закон. То есть не будем стремиться к чему-то, а наоборот – примем это как данность и закрепим.

Иван Князев: Алексей Владимирович, я понял вашу логику, понял вашу мысль. Но здесь, понимаете, не читают-то почему? Потому что, например, тот же «Тихий Дон» Шолохова – вот какая там проблематика поднимается? Трагизм войны. Более того – не только трагизм войны, а трагизм гражданской войны, когда брат на брата, когда непонятно, кто прав, а кто виноват. Для ученика десятого-одиннадцатого класса это… Ну, тут взрослый-то не особо разберется, что там действительно происходит, какая там любовь, какая нелюбовь и так далее.

Алексей Федоров: Слушайте, вы смотрели, наверное, экранизацию «Тихого Дона»?

Иван Князев: И смотрел, и…

Алексей Федоров: Последнюю, которую Сергей Урсуляк сделал.

Иван Князев: Последнюю – нет. Классическую смотрел и читал.

Алексей Федоров: Ну, классическая – само собой. Я про что? Про то, что каждая эпоха, в данном случае и в «Тихом Доне» (и дети это делают – те, кто читают), она вычитывает не только исторический контекст. Историю важно знать, но для этого есть и уроки истории. А уроки литературы в помощь этому. Но там же совершенно колоссальная эпопея человеческих отношений и глубина психологизма, рядом с которой в XX веке практически нечего поставить.

Тамара Шорникова: Насколько ребенок может оценить это?

Иван Князев: Насколько это для ребенка может быть полезно или понятно? – вот-то в чем вопрос. Проблема нравственного выбора в «Тихом Доне» – тут ведь взрослый…

Алексей Федоров: Так это же вечная проблема.

Иван Князев: Конечно.

Алексей Федоров: Литература в школе разве должна дать им все ответы готовые на вопросы, которые перед ними когда-нибудь поставит жизнь? Литература побуждает их самому искать ответы, размышляя над тем, как это делали герои.

Иван Князев: Не слишком ли рано?

Тамара Шорникова: Ремарка. А понимают ли люди, в чем вопрос? Маленькие люди. В чем этот нравственный выбор? В чем его сложность?

Алексей Федоров: Учитель вообще как-то присутствует в этом процессе, правда? Одно дело – читать. То есть юный читатель наедине с текстом, с великим произведением. Конечно, ему сложно. Ему нужен помощник. И эта помощь – на уроках литературы при обсуждении текста. Когда искорка пробегает, чудо встречи читателя и произведения, он начинает понимать, что дорастать до него можно всю жизнь. Но самое главное – есть куда расти. Он уже встретился.

Это и есть отличие классического произведения, которое обязательно нужно перечитывать, а не поставить на полку и поставить галочку у себя в сознании: «Я прочитал или я не прочитал «Войну и мир» или «Тихий Дон».

Но ведь речь-то не только о них. Я посмотрел по этому опросу. Речь вообще о русской классике. И «Гроза» Островского попала под раздачу, и гончаровский «Обломов», и «Преступление и наказание» там есть. То есть – потихонечку эти все длинные и невеселые во многом произведения надо убрать.

Иван Князев: Честно скажу: я за то, чтобы «Обломова» убрать из школьной программы. Не понимает ничего ребенок после прочтения этого произведения, абсолютно ничего! Или то, что понимает, оно неправильное. Он потом это переосмыслит, когда ему будет за 25, а еще лучше – за 35.

Алексей Федоров: Конечно.

Иван Князев: Что и произошло со мной, кстати.

Тамара Шорникова: Так, встретились три филолога. Давайте дадим возможность высказаться Ивану из Москвы. Ваня, ты еще сейчас по телефону из-под стола позвонишь, чтобы лишнее сказать или дополнительно.

Иван Князев: Это, видимо, мой тезка. Здравствуйте, Иван.

Тамара Шорникова: Иван, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Тамара Шорникова: Иван, вы нас слышите? Мы вас – пока нет.

Иван Князев: Тогда продолжим.

Зритель: Алло. Меня слышит?

Тамара Шорникова: О, наконец-то! Да, отлично.

Зритель: Во-первых, хотел бы поделиться историей. Мне друг рассказывал, что когда они проходили в свое время «Войну и мир» в школе, у них девочки читали в основном все, что связано было с миром, а мальчики – про войну. Соответственно, потом, когда уже проходил срез знаний по этому произведению, то девочки все рассказывали про мир, а мальчики – про войну. То есть только так.

Иван Князев: А части на французском языке вообще никто не читал.

Зритель: Естественно, да. Поэтому опять же вопрос: насколько это действительно нужно ученикам, можно сказать, почти начальных классов – изучать «Войну и мир»? Учитывая, что у нас в седьмом классе было задание на лето – прочитать «Илиаду» Гомера. Но когда я начал ее читать, я понял, что это совсем…

Иван Князев: Особенно когда вы увидели гекзаметр, которым написана «Илиада», вы поняли, что это не для чтения. Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам.

Я предлагаю сейчас посмотреть видеоматериал, давайте еще разные мнения от наших телезрителей услышим. «Какие школьные произведения самые нудные?» – спросили корреспонденты у жителей Владивостока, Липецка и Санкт-Петербурга. И вот такой зрительский рейтинг.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Золотые слова!

Слушайте, а если серьезно… Понятно, что на вкус и цвет товарищей нет. Как часто у нас обновляется именно школьная программа по литературе? Как часто, с какой периодичностью туда попадают новые произведения? Потому что классика классикой, но литература все время меняется, появляются действительно важные произведения.

Алексей Федоров: Здесь действительно нужно прояснить ситуацию со словом «школьная программа», которое используют еще в советском контексте, потому что школьная программа раньше была одна на всех, «мы за ценой не постоим». Сейчас же есть целая сеть, иерархия нормативных документов. Начинается все с федерального государственного образовательного стандарта. Но у нас стандарт, который принят в 2010 году, он пустой. Там нет произведений, нет содержания ни в одном из предметов. И к этому стандарту приложены примерные программы по предметам. И вот там уже появляется то, что должно быть во всех авторских программах.

После этого авторы пишут свои учебники, учебники проходят экспертизу. И у нас одновременно сейчас примерно шесть-семь действующих учебных линий, которые может заказать школа и по учебникам которых могут заниматься дети.

Так вот, во-первых, в примерной программе есть довольно большой блок, который предполагает выбор, прежде всего выбор автора программы – и из современной зарубежной литературы, и из современной отечественной литературы, и из литературы, посвященной проблемам подросткового периода. Сколько угодно! После этого авторы программ, которые пишут учебники, они действительно какие-то вещи используют в своих учебниках.

И наконец, третий и последний уровень, самый главный – это учитель, который пишет свою рабочую программу для каждого класса. И у него есть возможность (часы заложены, всегда в резерве есть эта возможность) включить туда то, что нравится лично ему, то, что просят дети, прочитав и желая это обсудить с любимым учителем, например, и так далее.

То есть здесь мы говорим о разных вещах. «Гарри Поттер» вполне возможен в действующей нормативной базе, но заменой Льву Толстому, который назван как безальтернативный, «Война и мир» для всех школьных программ, по которым могут работать учителя и ребята, – он являться не может, потому что есть вещи базовые, а есть вещи, связанные с современностью, которая подвижна, текуча, на которую обязательно нужно обращать внимание. Какие-то вещи, безусловно, останутся. Но обновление нормативной базы (возвращаюсь к вашему вопросу) происходит примерно раз в десять лет, так получается.

И сейчас, уже долгое время должен быть принят вот-вот, но никак его не примут, обновленный федеральный государственный образовательный стандарт, где будут уже в самом стандарте расписаны произведения, обязательные для изучения. Ну и также оставлен выбор, конечно же.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок. Прямо сейчас выводим Юрия из Перми. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что… Вот есть такое произведение «Один день Ивана Денисовича». Его надо изучать, потому что это наша история. Пусть дети знают, что у нас происходило в те самые страшные времена нашей истории. А вот все эти «Гарри Поттеры» – ну это такая пустышка! Знаете, они лучше знают это, чем Толстого, Достоевского. Знаете, у нас даже такая передача гуляет по Перми, и даже некоторые школьники говорят, что «Золотую рыбку» написал… Знаете кто? Толстой! Они даже этого не знают, что Пушкин написал «Золотую рыбку». О чем тут говорить? Все эти «Гарри Поттеры», вообще такие произведения надо убирать. У нас даже в театре идет «Один день Ивана Денисовича», это произведение, и люди на него ломятся, потому что это действительно наша история.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за ваше мнение.

Иван Князев: Спасибо вам за ваше мнение.

«Руки прочь от Толстого! «Война и мир» – глубокое и интереснейшее произведение. Там все очень даже понятно. Прочитала на одном дыхании», – это SMS из Ивановской области. Московская область, телезритель пишет: «Произведения Толстого, Достоевского, Шолохова учат любить Россию, русский народ, учат нравственности и морали». Мнение из Челябинской области: «Школьникам не понять всю глубину классики без помощи учителя». Это то, о чем мы говорили.

Тамара Шорникова: Мы все время: исключить, исключить. Астраханская область: «Включите Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, «Пошехонская старина». Вот так.

Алексей Федоров: А откуда это?

Тамара Шорникова: Это SMS из Астраханской области.

Иван Князев: Давайте еще одного эксперта подключим к нашему разговору. У нас по Skype выходит на связь Андрей Явный, писатель. Андрей Игоревич, здравствуйте.

Андрей Явный: Добрый день, коллеги.

Иван Князев: В том числе и вам вопрос, и Алексею Владимировичу: как найти баланс между тем, что интересно современному школьнику? Ведь понятно, что ему тяжело читать про другие эпохи – там совершенно другие события происходили, люди по-разному себя вели, у них были разные мотивы для их поступков. Ему хочется что-то современное, понятное, приближенное к его реальности. И вместе с тем нельзя же прямо совсем исключить, чтобы не знать нашу историю, не читать нашу классику. Вот как найти баланс между всем этим?

Андрей Явный: Ну, если позволите. Вы знаете, я думаю, что здесь вопрос еще в общей проблематике. У нас вопрос не только в том, что произведения те или иные нужно исключить или добавить их в общую программу, а еще в том, что нужно развивать программу чтения и интерес к чтению в принципе у молодежи, у детей, у школьников.

Лев Толстой, «Война и мир» – это такое произведение, которое объединяет целые миры. Дети, которые погружаются в это произведение, они становятся частью целого, потому что это произведение популярно во всем мире. И тот, кто прочитал его, он получает такое удостоверение, карт-бланш некий. И они узнают друг друга, эти люди, которые из России или какой-то далекой страны, где тоже читают Льва Толстого. Они уже объединены этим произведением.

Это произведение в свое время было написано, понимаете, когда не было ни телевидения, ни YouTube, ни каких-то таких радио- и телепередач. Все, что там описывается – это то, что развивает воображение, то, что развивает критическое мышление. Такое произведение дает молодому человеку возможность соединиться с уже реальным существующим миром. Если мы отбираем это у этого человека, тогда получается, что мы отбираем у него основы, на которых он может строить будущее.

То, что интересна молодым людям Джоан Роулинг – это прекрасно. Но чтение – это удовольствие. И они могут читать это в свободное от учебы время, и никто не запрещает добавлять эти книжки дома.

Но важным моментом является еще участие и средств массовой информации, и популярных людей (политиков, артистов, телеведущих) в поддержке самой программы чтения: что чтение – это престижно, это интересно, это развивает человека. Безусловно, важно, что читать. Нельзя забрать классику, оторвать корни и хотеть, чтобы дерево… Ну, украсить его тряпочками красивыми, блестящими какими-то игрушками и хотеть, чтобы это дерево дальше давало плоды. Оно просто иссохнет.

Тамара Шорникова: Но вам-то что набивало оскомину, может быть? Ну наверняка же тоже что-то раздражало в юном возрасте в школе.

Андрей Явный: Вы знаете, не могу сказать, что было какое-то произведение, которое меня раздражало. Я очень люблю читать с детства. Я из тех детей, у которых отбирали книжку из-под одеяла с фонариком. И одно из наказаний у родителей было: если я не буду то-то и то-то делать, то мне не разрешат читать эту книжку, которую я сейчас читаю. Я помню папино замечание: «Все ты со своей книжечкой сидишь». Что-то шло тяжело, что-то шло легко.

Вы понимаете, сложные произведения, вообще чтение сложных произведений – это усилие, которое нас развивает. Вот ты начинаешь читать, и сначала ты, может быть, как-то отодвигаешься, думаешь: «Ой, ну это так нудно, это так неинтересно!» Но если ты сделал это усилие… Это как в спорте. Ты собрался – и дальше ты получаешь наслаждение, удовольствие.

Я думаю, что здесь важна и методология преподавания, как читать, как правильно читать. Понимаете, ведь чтение развивает, как я уже сказал, и критическое мышление. Это такая потоковая информация. А то, что мы смотрим в фильмах или в коротких видео, которые тоже, безусловно, нужны современному человеку, – это бликовая информация. И современный ребенок привыкает к этой бликовой информации.

Иван Князев: Ну да. И потом привычки меняются не в лучшую сторону.

Но здесь все-таки понимаете какой момент? Есть же еще момент перегрузки наших детей, перегрузки их сознания. Вот они сейчас готовятся к этим бесконечным ЕГЭ. Практически десятый и одиннадцатый класс – два года уходит только на то, чтобы ребенок подготовился к ЕГЭ. Когда ему еще впихнуть в свою голову «Войну и мир»? Вот когда чисто физически время на это найти?

Тамара Шорникова: Хочется узнать оба мнения. Сейчас, секунду.

Алексей Федоров: Вы знаете, вполне достаточно времени на то, чтобы прочитать «Войну и мир», например, летом между девятым и десятым классом, сдав ОГЭ. Понятно, что в процессе обучения я своих ребят сразу предупреждаю, давая список на лето, говорю: «Большую часть этого вы успеете. Я вас буду предупреждать за две недели, когда вам нужно: «Гроза» Островского, «Отцы и дети» и так далее. Но «Война и мир» и через год «Тихий Дон» – это обязательно летнее чтение. Перед тем как мы будем обсуждать, пробегитесь, вспомните основные какие-то моменты и так далее».

Мне кажется, прошу прощения, что эта заоблачная перегрузка современных школьников – это во многом…

Иван Князев: Миф?

Алексей Федоров: Да. Во многом. Ну, просто дело в рациональном использовании своего времени, в некоей культуре досуга.

Иван Князев: Ну конечно. Если посчитать, сколько они времени проводят в телефонах, в различных приложениях, в играх, я думаю, что если все это исключить, то время останется.

Тамара Шорникова: Андрей Игоревич усиленно кивал, пока вы отвечали. Вы солидарны?

Андрей Явный: Да, я согласен с коллегой, безусловно. И у него потрясающий способ. Вот он готовит своих учеников к тому, как это делать и как им к этому произведению подойти. Я думаю, что должна существовать еще общая программа, чтобы заинтересовать детей. Вы понимаете, Лев Толстой и «Война и мир» должны появиться в клипах популярных молодых певцов, рэперов…

Иван Князев: А вот это было бы неплохо!

Тамара Шорникова: Серьезно? «Война и мир» у Тимати?

Андрей Явный: Ну пускай у Тимати. Я за то, чтобы у Тимати появилась «Война и мир» в его произведениях, чтобы это заинтересовало школьника даже в более ранних классах обратить внимание на это произведение. И поверьте мне, блогеры, рэперы, все эти популярные молодые ребята – они могут произвести на нашу молодежь большее авторитетное мнение, чем все министерства образования и науки вместе взятые.

Тамара Шорникова: Да, с этим трудно не согласиться.

Андрей Явный, писатель. Спасибо вам за ваш комментарий.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: И давайте подключим к разговору телезрителя, вместе послушаем, что хочет сказать Геннадий из Москвы.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: Я хотел по поводу классики сказать. Наша классика, во-первых, учит форме изложения русского языка. Во-вторых, она формирует моральный облик. А откуда еще? Дальше. Соответственно, посредством классики мы сохраняем свой язык, потому что наш язык сейчас претерпевает большие реформы. Вы сейчас говорили «подключи́м», а раньше было «подклю́чим». То есть Пушкин перестает рифмоваться.

Иван Князев: Ну, язык – живая система, он меняется. То, что смещаются ударения – ничего страшного в этом нет.

Зритель: Я не буду сейчас дискутировать, здесь другая проблема. И конечно, все новые произведения на уровне «Гарри Поттера»… Нужно понимать, кого мы хотим сформировать, какое поколение получить. Если поколение с русскими традициями, то оно должно основываться именно на нашей классике.

А что касается того, что не все читают – ну, я полагаю, что это в большей степени незаинтересованность и некачественная работа наших преподавателей. То есть если преподаватель качественно преподносит, объясняет, указывает на основные моменты, расширяет, развивает, расшифровывает, то я думаю, что будут читать.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Прервала вас.

Иван Князев: Сейчас, секундочку. Я просто несколько SMS прочту, чтобы потом про них не забыли. «Классика – это шедевры. Нельзя трогать классику! Ничего новые писатели не могут создать». «Если исключить из программы Толстого, то через поколение мы вообще забудем, что был такой писатель». «Салтыков-Щедрин, Радищев, Фонвизин – оказывается, это все на злобу дня».

Тамара Шорникова: Не знаю, так ли это, но наш телезритель утверждает, что в США проходят «Войну и мир». «Урок ведут два педагога одновременно – по литературе и по истории». Это Зинаида из Мытищ.

Иван Князев: Алексей Владимирович, мы все говорим: одно убрать, а что-то добавить. А добавить-то есть что-нибудь? Вот говорим, чтобы добавить «Гарри Поттера». Ну посмотрите, стиль написания «Гарри Поттера» – он чудовищен! Даже в прекрасном переводе хороших русских филологов.

Тамара Шорникова: Ох, рискуешь, Ваня!

Иван Князев: Нет, он на самом деле чудовищен. У нас есть что добавить из современного, чтобы действительно можно было заменить?

Алексей Федоров: Ну конечно.

Иван Князев: Есть все-таки?

Алексей Федоров: Нет, у нас замечательная современная, очень интересная и очень зрелая литература, которая, еще раз подчеркиваю, во многих учебниках старших классов, в одиннадцатом классе присутствует – ну конечно, как обзор, как такое погружение в современный литературный процесс.

Здесь что важно, в том числе и учителю? Показать, что ничего не кончилось. Нет отдельного такого пыльного музея, где стоят рядком тома: «Война и мир», «Преступление и наказание» и дальше по списку. И какая-то живая литературная жизнь, в которой мы все живем. Эта живая жизнь и держится этой связью вертикальной, исторической.

Ну, прошу прощения, если требовать заменить классику устаревшую современной литературой, то это все равно, что провести опрос по физкультуре – и мы выясним, что ребятам больше всего хочется поиграть в футбол, а их заставляют бегать, прыгать, отжиматься, приседать и так далее. Вот без этого всего попробуйте поиграть в футбол. Без классики попробуйте поймите серьезную настоящую современную литературу. Не поймете.

И еще один очень важный момент. Прошло очередное итоговое сочинение, которое, как вы знаете, посвящено нравственным вопросам, таким жизненным рассуждениям с опорой на литературный материал. Я посмотрел около 300 сочинений в этом году. И вы знаете, три ссылки на «Гарри Поттера», хотя никто не запрещал этого делать. При этом почти каждое второе сочинение… А там были темы, связанные с надеждой, со смирением. И тема: что мешает взаимопониманию между любящими людьми? Каждое второе – «Преступление и наказание» (по смирению и по надежде). И князь Андрей и Наташа Ростова: что мешает, что помешало им быть вместе? Это живо, если задуматься об этом в человеческом аспекте.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Алексей Федоров, учитель литературы школы № 1516, доктор филологических наук.

Говорили мы о том, что мы читаем в школе, что нужно читать и что можно читать. А вообще читать можно и нужно.

Тамара Шорникова: Да, можно и нужно. И скоро – «Промышленная политика».

«Убивают» Толстого и Шолохова. Какие книги исчезли из школьной программы? | Образование | Общество

Смена политических настроений в стране почти всегда сразу отражалась на школьных программах и учебниках по литературе. Но сейчас к этому добавилось новая, более опасная тенденция: упростить списки для обязательного чтения из мнимой заботы о наших детях, которым якобы очень тяжело осилить сложные и длинные тексты типа «Войны и мира» или «Преступления и наказания», а потому они вообще перестают брать в руки любые книги. По той же логике, тогда и в математике можно остановиться на таблице умножения. Ведь вычислять логарифмы — это же сложно. И к чему мы придём? Очевидно, к полной деградации и утрате культуры.

О том, как изменилась литература в школе и почему нельзя допускать упрощения программ, рассуждает Алексей Фёдоров, учитель литературы московской гимназии № 1516, кандидат филологических наук:

Песен о Буревестнике не поют

Юлия Борта, АиФ.ru: Алексей Владимирович, какие произведения за последние 30 лет ушли из школьной программы, а какие в неё добавились?

Алексей Фёдоров: Списки обязательного чтения менялись не только последние 30 лет, но и на протяжении XIX века, когда они только возникли, и в ХХ веке, конечно. Хрестоматийные списки во многом отражали процесс постепенного формирования отечественной классики, школьного литературного канона. Если же рассматривать последние несколько десятилетий («чему, чему свидетели мы были»), можно обозначить две основные тенденции. Первая — идеологическая. После событий, изменивших общественное отношение к советскому наследию, из писателей XVIII-XIX веков пострадали, прежде всего, Радищев и Чернышевский. Сейчас в большинстве школьных программ по литературе Радищев если и представлен, то небольшими фрагментами из «Путешествия из Петербурга в Москву», а Чернышевский с романом «Что делать?» фактически остался только в программах углублённого изучения литературы. А между тем, эти авторы интересны и важны по многим причинам. Их произведения оказали серьёзное воздействие и на умонастроения современников, и на литературное творчество русских классиков. Изучать романы Достоевского и Толстого, конечно, лучше, имея представление о тех теориях, с которыми они полемизировали; знакомиться с жанром антиутопии (от Салтыкова-Щедрина до Замятина), не зная ни единого примера «первичного» жанра — утопии — по меньшей мере странно. К тому же, поделюсь личным учительским убеждением: оба произведения, особенно «Что делать?», трудные при чтении, оказываются, как правило, удивительно интересными при обсуждении в классе.

Смена идеологического вектора коснулась и литературы советского периода. Исчезли из школьной программы роман «Мать» и всё послереволюционное творчество Горького. Дети теперь читают в лучшем случае его ранние романтические рассказы и пьесу «На дне». Песен о Буревестнике и Соколе никто уже не поёт. Маяковский теперь не «поэт Октября», а футурист, экспериментатор в области стиха, создатель ярких необычных образов и т.д. А потому ни поэмы «Хорошо», «Владимир Ильич Ленин», ни стихов о советском паспорте дети не знают. Проходят «Облако в штанах».

Исчезли из обязательной программы «Пётр Первый» А.Н. Толстого, «Как закалялась сталь» Н.А. Островского, «Разгром» и «Молодая гвардия» Фадеева. Изменились акценты в изучении Шолохова. В советское время школьники читали «Поднятую целину», потом её вполне резонно сменил «Тихий Дон». Но и он сейчас под вопросом.

— Чем же «Тихий Дон» не угодил?

— Прежде всего, своим объемом, но не только. По мнению многих либеральных реформаторов образования, не может быть гениального произведения, написанного человеком коммунистических убеждений. Поэтому опять запускается в медиапространство пыльная, давно сданная в архив теория о шолоховском плагиате…

Поэтов стало больше

— А что взамен?

— Свято место пусто не бывает. А потому в 11 классе разрастается почти на полгода «серебряный век». Раньше в программе были три ключевые фигуры этого периода: Блок, Маяковский и Есенин, великие русские поэты XX века, которые собственно «серебряный век» переросли. Сейчас к ним добавились поэты второго ряда, школьники погружаются в различные течения и школы этого сложного и пёстрого периода: акмеизм, эгофутуризм, имажинизм и другие. Кроме того, с той же подробностью (как Блока, Маяковского, Есенина) теперь предлагается изучать и Ахматову, и Цветаеву, и Пастернака, и Мандельштама. Как правило, без оглядки на то, что их поэзия зачастую требует от читателя серьёзной филологической и общекультурной подготовки.

Особенно странно всё это выглядит на фоне недавних громких заявлений о необходимости (или желательности) удаления «Войны и мира» и Достоевского из школьной программы. Вообще, если ориентироваться исключительно на степень сложности, то в школьной программе надо оставить только тексты, созданные специально для детей. Почти вся классика — произведения непростые, написанные для взрослых. До понимания этих произведений можно (и нужно!) расти всю жизнь. И школа — первая ступенька постижения этого богатейшего мира. Образно говоря, если в школе на эту ступеньку не «встать», то потом до следующей ступеньки можно и не «допрыгнуть». Ведь классика — это не то, что прочитал-понял-успокоился-забыл. Это то, что необходимо перечитывать. Это трудное чтение. Но труд души не стоит путать со скукой и бессмысленной тяжестью. Поэтому нужно бороться за обязательное присутствие в школьной программе «Войны и мира» и «Преступления и наказания». Которые (попутно заметим) уж никак не сложнее Библии.

— Какие ещё произведения появились?

— В программу включили писателей-эмигрантов, которых не могло быть в советской школе, начиная от Шмелёва и заканчивая Солженицыным. Здесь же можно назвать «возвращённые» имена: долгое время не издававшиеся произведения Булгакова, Платонова и др.

— Но это же хорошо?

— Безусловно, если это происходит не через принципиальное «выдавливание» всего «советского» в отечественной литературе. Пусть и трагически разорванные, но это неотъемлемые части нашего общего культурного достояния. Нельзя просто механически заменять одно другим.

Упростить и веселить

— На что ещё сместились акценты в школьной литературе?

— Вторая тенденция, помимо идеологической, — «разгрузочная». Неоднократно звучат призывы «облегчить» программу, давать детям произведения поменьше и попроще. Как же бедный школьник, который кроме комиксов в жизни ничего не видел и кроме гаджетов ничего не жаждет, сможет осилить полторы тысячи страниц «Войны и мира»? Логика проста: хватит врать и заниматься имитацией, надо признать очевидный факт, который заключается в том, что дети не читают. Исходя из этого факта, будем читать с детьми (вслух) небольшие рассказы, желательно о них и для них написанные, причём написанные современными авторами, современным языком. Зачем им «Капитанская дочка»?

— А к современным писателям как теперь относятся?

— Сейчас мы видим попытку противопоставить современность «архаичной» классике. Сделать ставку на современную литературу как на единственный способ вернуть интерес к чтению у ребят. Тезис такой: мы скучной устаревшей «обязаловкой» отбиваем охоту к чтению. А вот если бы с ними начать читать что-нибудь такое легко-игриво-весело-увлекательно-злободневно-актуальное, то всё будет иначе… Но это самообман. И ложное противопоставление. От массовой культуры и китча они никогда ни к чему подлинному не придут. После «кока-колы» святую воду пить не станут, прошу прощения за такое сравнение. А чтобы понять серьёзную современную литературу, надо очень хорошо знать классику. Не наоборот.

Неоднократно звучала идея сделать «золотой канон» школьной классики, нашу культурную основу, необязательной для изучения. И предложить учителю самостоятельно выбирать произведения, на которых он будет с учениками отрабатывать какие-либо читательские умения. А кто это будет — Пушкин или Пелевин — якобы не важно. Очень надеюсь, что до этого всё же не дойдёт. Во всяком случае, Общество русской словесности, созданное недавно и возглавленное Патриархом, одной из приоритетных задач своей деятельности объявило как раз защиту классической литературы в школе. Оформляется мощная тенденция противодействия оголтелым «инновациям» в литературном образовании. Без этого мы рискуем окончательно утратить иерархию ценностей, представление о необходимости и свободе, важности и второстепенности. Многие образовательные документы уже «заложили мину» под наш общий культурный фундамент. Существующие списки произведений почти всегда сопровождаются оговоркой об их необязательном статусе, вроде как это снисходительное «подспорье» для некреативных педагогов, привыкших к спискам и указаниям сверху. А смелые раскованные учителя этим перечнем могут пренебречь.

— Мне кажется, наоборот, смелость в том, чтобы суметь донести до ребёнка «Преступление и наказание», открыть в нём что-то актуальное, созвучное детям.

— Конечно! Гораздо проще составить школьную программу из произведений, которые самому учителю, как читателю, ближе, чем бороться с «хрестоматийным глянцем» общеизвестных текстов, открывать их для ребят так, чтобы они «пробивали» до глубины души. Нам пытаются навязать позицию, что высший профессионализм учителя словесности — это способность формировать свой список. А ведь на самом деле высший пилотаж — умение в рамках «золотого канона» (эти рамки не тесны, в них умещается бесконечность) прочитать вместе со школьниками известные произведения как новые, актуальные, необходимые лично для каждого. И прожить эти произведения вместе. Так, чтобы осталась потребность к ним вернуться — потом, после школы, в новой взрослой, постоянно меняющейся жизни. Потому что благодаря классическим произведениям мы лучше понимаем страну, в которой живём, народ, к которому принадлежим. И себя самих, как в чудесном зеркале отражённых в каждой вечной книге.

Цифровой Учитель: Школы: Преподавание романов Льва Толстого: ресурсы!

Лев Толстый

Русский писатель Лев Толстой широко известен как один из величайших романистов всех времен. Его шедевры « Война и мир » и « Анна Каренина » были прочитаны миллионами людей по всему миру и продолжают вдохновлять кинематографистов в стране и за рубежом.

Леон Толстой Google Doodle

186 лет со дня рождения Льва Толстого


В этот день, 9 сентября, Google отмечает 186 лет со дня рождения Льва Толстого, русского романиста и философа, выпустив дудл-слайд-шоу с его величайшими литературными произведениями. Толстой родился 9 сентября 1828 года. В ноябре 1910 года начальник станции Астапово , Россия, открыл Толстому свой дом, позволив больному писателю отдохнуть. Толстой умер там вскоре после этого от воспаления легких, 20 ноября 1910 года. 




Толстой пишет за письменным столом при свечах
Google Doodle

186 лет со дня рождения Льва Толстого

Дудл-слайд-шоу может стать прекрасным цифровым ресурсом, который можно включить в школьный урок.

Слайд-шоу начинается с изображения бородатого Толстого, пишущего за письменным столом при свете свечи, а затем представляются сцены из его самых известных произведений, таких как «Война и мир» , «Анна Каренина» и «Смерть Ивана Ильича ».

Лев Толстой «Война и мир»

Google Doodle

186 лет со дня рождения Льва Толстого

Чикинг далее в дудле Льва Толстого от Google мы видим слайд пара силуэтов танцует в бальном зале через окно, прогрессирует автоматически на 3-й слайд с заголовком самый известный роман автор: Война и мир , и ее центральный персонаж графиня Наталья Ильинична (Наташа) Ростова на балконе.

Анна Каренина Льва Толстого

Google Doodle

186 лет со дня рождения Льва Толстого

Следующий слайд представляет сцена из романа «Война и мир » с участием «Пьера Безухова и комета». После очередной межстраничной сцены снова с силуэтом народ, видим 6 слайд с названием романа Анна Каренина , изображающая сцену встречи Анна и Вронский в первый раз. На следующем слайде дудла изображено еще одна сцена из Анна Каренина  с Константином Левиным сидящим вместе со своей будущей женой Екатерина «Китти» Александровна Щербацкая .

Лев Толстой Смерть Ивана Ильича

Google Doodle

186 лет со дня рождения Льва Толстого

Мы проходят через еще один промежуточный слайд, прежде чем дудл демонстрирует повесть ‘Смерть Ивана Ильича’, верховный судья, с главным героем уже лежа на смертном одре, утешенный своим дворецким Герасимом , и с особым акцентом на шторы, играющие символическую роль. На следующем слайде показан другой сцена из Смерть Ивана Ильича , предположительно показывающая Ильича -х жена Прасковья Федоровна Головина с дочерью Лизой Головина вместе со своим женихом Федором Петрищевым .

Лев Толстой Google Doodle

186 лет со дня рождения Льва Толстого

На последнем слайде изображен Лев Толстой, стоящий в лесу Ясная. Поляна , где он родился 9 сентября 1828 года, с логотипом Google в фон между деревьями. Эпопея Толстого « Война и мир » считается одним из важнейших шедевров мировой литературы. Роман рассказывает о событиях, связанных с французским вторжением в Россию в 1812 году, и документирует жизнь царского общества наполеоновских лет глазами пяти российских семей из высшего сословия.

«Среди идей, которые Толстой превозносит в «Войне и мире », есть вера в то, что качество и смысл жизни в основном определяются его повседневной деятельностью».


Анна Каренина
Лев Толстой

Другой великий роман Толстого, Анна Каренина , рассказывает о трагической жизни замужней аристократки Анны и ее романе с богатым графом Вронским .

Первое предложение Анна Каренина  одна из самых известных строк книги:

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.» Анна уязвима перед давлением российских социальных норм, собственной неуверенностью и нерешительностью Каренина .
Роман исследует широкий спектр тем : оценка феодальной системы, существовавшей в России в то время , а также отдельные персонажи и семьи, религия, мораль, пол и социальный класс.






Образование :

«Литература представляет собой язык или народ: культуру и традицию.Но литература важнее, чем просто исторический или культурный артефакт. Литература знакомит нас с новыми мирами опыта. Мы узнаем о книгах и литературе; мы наслаждаемся комедиями и трагедиями стихов, рассказов и пьес; и мы можем даже расти и развиваться в нашем литературном путешествии с книгами».

Преподавание литературы — один из лучших уроков, которые может провести учитель, любящий книги и чтение! Эта литературная чувствительность обогатит его/ее обучение.


Изучение литературы с одним из этих учителей станет замечательным опытом для любого студента — гуманитарного или естественнонаучного.

Новые юные читатели будут очарованы, даже неохотные читатели. И родятся новые молодые писатели. Поверьте мне!

Анна Каренина
Джо Райт, 2012


Литература:


В своих «Лекциях по русской литературе» Владимир Набоков довольно восхитительно описывает, как Толстой «…разворачивает словесную посылку для ее внутреннего смысла, он чистит яблоко фразы, он пытается сказать то так, то лучше, он нащупывает, он буксует, он играет, он толстеет словами.»

После Анны Карениной Толстой продолжал писать художественную литературу на протяжении 1880-х и 1890-х годов. Среди жанров его более поздних произведений были моральные сказки и реалистическая фантастика.

Смерть Ивана Ильича

Лев Толстый

Одним из наиболее успешных его поздних произведений стала повесть «Смерть Ивана Ильича », написанная в 1886 году. В «Иван Ильич » главный герой изо всех сил пытается осознать свою надвигающуюся смерть. Главный герой, Иван Ильич, приходит к резкому осознанию того, что растратил свою жизнь на пустяки, но осознание приходит слишком поздно.Студенты могут читать онлайн некоторые страницы, если книга не входит в ваши уроки.

Лев Толстой, 1910

кредиты: Getty Images

через биографию


Все эти годы я писал о литературе и некоторых интересных интерактивных ресурсах , исследуя дудлы Google и фильмы, основанные на великих мировых писателях или романах.



Романы Толстого считаются одним из лучших достижений литературного творчества. Война и мир  на самом деле часто называют величайшим романом из когда-либо написанных.

Я с удовольствием пишу о Льве Тостой и его оригинальных и сложных книгах – слайд-шоу Google, – в том числе в учебном плане по языкам и информационным технологиям. Мы не должны забывать о важности фильмов на уроках литературы (среднее школьное образование).

По многим классическим произведениям детской и подростковой литературы или молодежи (высшее образование) сняты хорошие фильмы.

Таким образом, мы можем увлечь новых читателей, представляя литературные книги через фильмы.Великолепный цифровой образовательный ресурс!

Книги, основанные на захватывающих реальных историях такого автора, как Лев Толстой – это отличный опыт для учащихся.

«Когда я начал перечитывать Толстого, меня поразило, насколько крепок и современен его стиль. Использование повторов, разговорных выражений и неортодоксального синтаксиса, а также исключительный контроль над временем и темпом столь же сильны и настойчивы, как и более чем столетие назад».

Конечно, книги Толстого известны тем, что их долго и сложно читать, в то время как собственные сложные и крайние моралистические взгляды автора также оказали влияние.

Но если показать великолепный фильм «Анна Каренина» (2012) — он великолепен — студенты будут готовы начать читать длинную книгу.



Чтение книги и после, в сравнительном процессе обучения, демонстрация фильма в классе или поход в кино с нашими учениками — это интересные стратегии, от которых педагоги не могут отказываться.

Студенты могут изучить официальный сайт Анны Карениной. Есть и хорошие литературные сайты, на которых есть интересные статьи о войне и мире.


«Анна Каренина » Льва Толстого будет снята для другого маленького экрана с писательницей Гвинет Хьюз, которая разрабатывает адаптацию (BBC)


Некоторые учителя теперь включают Facebook, Twitter, Instagram и другие социальные сети в школьные программы (школьные аккаунты). Я согласен.

У учащихся разовьется критическое мышление. Они также могут участвовать в хороших проектах со студентами и учителями из разных школ и стран.

Не бойтесь использовать социальные сети на своих уроках.Студенты будут в восторге.

Конечно, не забывайте о школьных библиотеках и публичных библиотеках. Современные библиотеки очень полезны для чтения и научных исследований. В наши дни в современных библиотеках есть фантастические цифровые инструменты.

«Если мы признаем, что человеческая жизнь может управляться разумом, то уничтожается всякая возможность жизни».

Лев Толстой ,   Война и мир

G-Соуто

09.09.2014

Copyright © 2014G-Souto’sBlog, gsouto-digitalteacher.blogspot.com®

Образование по Толстому

 (Выдержки из самого Толстого взяты с разрешения из Школа в Ясной Поляне в Толстой об образовании , перевод Лео Винера, опубликовано University of Chicago Press, 1967, второе впечатление 1972, ISBN 0- 226-80770-0, Номер карточки каталога Библиотеки Конгресса: 67-25514.)

Толстовская школа в Ясной Поляне была основана в 1860 году для детей местных крестьян.Это было двухэтажное здание с двумя комнатами и коридором на каждом этаже. Учителя жили в комнатах наверху, а две комнаты внизу были классными комнатами; старшая группа обучалась в одной комнате, а две младшие — в другой. В холле нижнего этажа были брусья и турники, а наверху – столярная скамья. Было также то, что Лео Винер перевел как «физический шкаф», который, возможно, мог быть научным складом, поскольку наблюдение за научными экспериментами было частью учебной программы.Лестница и пол вестибюля обычно были покрыты снегом или грязью.

Уроки шли примерно с половины девятого утра до двух часов дня, а затем с заката до восьми часов или позже, если этого требовали дети. Традиционный метод обучения, который, по-видимому, использовался большую часть времени, заключался в том, что учитель доносил информацию или читал рассказ, а затем дети повторяли то, что они запомнили. Одно из отличий Ясной Пойланы состояло в том, что в обычной школе дети должны были вставать и читать по одному, а в Ясной Поляне все разговаривали одновременно, с учителем, с остальным классом или с друг, обычно с большим энтузиазмом.

Далее следует множество цитат самого Толстого, взятых из Яснополянская школа, за ноябрь и декабрь 1862 года , из книги Толстой о воспитании , переведенной Лео Винером и серьезно отредактированной.

 

Школа бесплатная, и первые ученики пришли из села Ясная Поляна. Многие из них с тех пор покинули школу, потому что их родители не считали обучение хорошим; многие, научившись читать и писать, перестали приезжать и устроились на железную дорогу, где работает большинство выходцев из села.Сначала детей привозили из ближайших деревень, но из-за расстояний и дороговизны питания (у нас в деревне самое дешевое питание — два рубля серебром в месяц) их вскоре забрали из школы. Зажиточные крестьяне из дальних деревень, обрадовавшись, что школа бесплатная и что, по общему мнению, в Ясной Поляне преподают хорошо, стали присылать своих детей, но этой зимой [1862 г.], когда школы были закрыты, открывали в своих деревнях, их снова забирали и отправляли в сельские школы, где они должны были платить.В Яснополянской школе остались дети яснополянских крестьян, которые зимой ходят в школу, а летом, с апреля до середины октября, работают в поле, и дети трактирщиков. , писарей, солдат, дворовых слуг, мытарей, пономарей и богатых крестьян, которых привозят сюда с расстояния до двадцати-тридцати верст.

Всего около сорока учеников, но редко больше тридцати одновременно. Девочек от трех до пяти, то есть только от шести до десяти процентов всей школы.[Этот расчет неверен; 3 девушки из 40 — это 7,5%, а 6 девушек из 30 — 20%. Даже 6 девочек из 40 — это 15%.] Большинство учеников — мальчики в возрасте от семи до тринадцати лет. (стр. 256)

… двенадцать предметов, три класса, всего сорок учеников, четыре учителя и от пяти до семи уроков в день. (стр. 216)

С каждым днем ​​мне кажется, что дети становятся все более самостоятельными, их характеры все более отчетливыми. Я никогда не замечал, чтобы кто-нибудь из учеников играл по дороге в школу, за исключением иногда очень маленького ребенка или нового ученика, чье образование началось в какой-то другой школе.Дети ничего с собой не берут – ни книг, ни тетрадей. Домашнего задания нет.

Они не только в руках ничего не носят, но и в голове нечего нести. Они не обязаны помнить какой-то урок — или что-то еще, что они делали накануне. Их не беспокоит мысль о следующем уроке. Они не приносят с собой ничего, кроме своей впечатлительности и уверенности в том, что сегодня в школе будет так же весело, как и вчера. Они не думают об уроках, пока они не начались.

Никого никогда не ругают за опоздание, и никто никогда не опаздывает, кроме некоторых старших, которых отцы то и дело заставляют работать дома. В таких случаях они прибегают в школу во весь опор, запыхавшись. (стр. 229)

Учебная программа не состояла исключительно из уроков, которые нужно было выучить наизусть. Следующий метод обучения детей письму очень отличается:

• Предлагайте самые разные темы, не придумывая их специально для детей, а предлагая темы, которые сами считаете наиболее серьезными и интересными.

• Давать читать детям другие детские сочинения, а детские сочинения использовать только как образцы, потому что детские сочинения всегда правильнее, артистичнее и нравственнее, чем сочинения взрослых людей.

• (Самое главное.) При просмотре сочинений учеников никогда не делайте им замечаний ни о чистоте их тетрадей, ни о орфографии, ни о почерке, а тем более о построении и логике предложений.

• Трудности написания сочинения…. являются, во-первых, выбором одной из большого числа представленных идей и образов, во-вторых, облекают свои мысли в слова, в-третьих, придерживаются сути дела, в-четвертых, ничего не повторяют и не упускают, а помнят уже написанное так что то, что вы сейчас пишете, вытекает логически из того, что вы уже написали, и, в-пятых, и, наконец, мысли и письма в одно и то же время, без того, чтобы одно из этих действий мешало другому. (стр. 223)

Перед этими уроками [религии и рисования, которым вся школа учится вместе] оживление, драка, крики и самый выраженный внешний беспорядок: перетаскивают лавки из одной комнаты в другую; дерутся, некоторые дети дворовых слуг бегут домой за хлебом, который поджаривают в печи; один мальчик может отнимать что-то у другого; гимнастикой будет заниматься кто-то другой, и, как и в начале дня, когда царит подобный хаос, гораздо легче дать им устроиться в свое время и успокоиться естественным образом, чем пытаться угомониться их силой.Нынешний дух школы сделал бы это физически невозможным. Чем громче кричит учитель — это действительно случалось, — тем громче кричат ​​дети; его громкий голос только возбуждает их. Если вы оставите их в покое или, если возможно, отвлечете их внимание в другую сторону, волны этого маленького моря начнут разглаживаться, пока оно окончательно не успокоится. В большинстве случаев нет необходимости что-либо говорить. Урок рисования, всеми любимый урок, начинается в полдень, когда после трех уроков дети начинают проголодаться.Скамьи и столы приходится переносить из одной комнаты в другую, и стоит страшный гомон. Несмотря на все это, в тот момент, когда учитель готов, ученики тоже готовы, и если один из них будет препятствовать началу урока, он получает наказание, назначенное ему самими детьми. (стр. 232 — 233)

Школа свободно развилась из принципов, введенных учителями и учениками. Несмотря на преобладающее влияние учителя, ученик всегда имел право не приходить в школу или, придя, не слушать учителя.Учитель имел право не принимать ученика и мог использовать все свое влияние, чтобы завоевать расположение общества, где дети всегда составляют большинство.

По мере того, как ученики становятся более продвинутыми, преподавание разветвляется, и возрастает потребность в порядке. Это означает, что вполне естественно, без принуждения, по мере прохождения школы и повышения образованности, у воспитанников вырабатывается способность к упорядоченному поведению и появляется острая потребность в порядке, поэтому влияние учителя в этом отношении возрастает. .В Яснополянской школе это всегда было заметно со дня ее основания. Сначала нельзя было ни разделить детей на классы, ни разделить время на предметы, ни на перемены, ни на уроки; все естественно слилось воедино, и все попытки разъединить остались тщетными. Теперь у нас есть ученики в высшем классе, которые сами требуют соблюдения расписания, раздражаются, когда им мешают на уроках, и всегда прогоняют вбегающих маленьких детей.

На мой взгляд, этот внешний беспорядок полезен и не должен заменяться ничем другим, как бы странно и неудобно он ни казался учителю. Мне часто придется говорить о преимуществах этой системы, а теперь о мнимых неудобствах скажу только следующее: во-первых, этот беспорядок, или свободный порядок, огорчает нас только потому, что мы привыкли к совсем другому, что у нас есть. научили принимать. Во-вторых, в этом случае, как и во многих других подобных случаях, люди прибегают к силе лишь по спешке и по недостаточному уважению к человеческой природе.Мы думаем, что беспорядок будет возрастать все больше и больше, и предела ему не будет, — мы думаем, что единственный способ подавить его — это применение силы, а нужно только немного подождать, и беспорядок (или возбуждение) успокаивается естественным образом само собой и развивается в гораздо лучший и более постоянный порядок, чем все, что мы могли бы навязать.

Школьники, какими бы маленькими они ни были, имеют те же потребности, что и мы, и рассуждают так же; все они хотят учиться — это единственная причина, по которой они приходят в школу, — поэтому они, естественно, придут к выводу, что они должны подчиняться определенным условиям, чтобы приобретать знания.

Они не просто личности, это сообщество личностей, объединенных одной идеей. И «где двое или трое соберутся во имя Мое, там и Я с ними буду!» Когда законы, которым они подчиняются, являются естественными законами, законами, которые кажутся им естественными, они не чувствуют антагонизма и не жалуются; но хотя они могут подчиняться, когда вы навязываете свою власть, они не принимают справедливости ваших звонков, расписаний и правил. (стр. 233 – 235)

Я убежден, что школа не должна вмешиваться в аспекты воспитания, принадлежащие семье; что школа не имеет права награждать и наказывать; что наилучшая школьная политика состоит в том, чтобы дать ученикам полную свободу учиться и разрешать свои споры так, как они умеют лучше всего.Я убежден в этом, и все же, несмотря на это, старые привычки, усвоенные в традиционных школах, настолько сильны в нас, что мы часто не следуем этим принципам в яснополянской школе. (стр. 237)

Знаки за детские работы — это пережиток старой системы и мы их уже мало используем. (стр. 242)

Иногда, когда уроки скучны, а их было много (у нас часто по семь длинных уроков в день), и дети устали, или перед праздником, когда печки в доме приготовлены к жаркому ванной, два или три мальчика вдруг ворвутся в комнату во время второго или третьего послеобеденного урока и поспешно подберут свои шапки.

«Что случилось? «Еду домой.»

«А уроки? Будут петь!»

«Мальчики говорят, что идут домой», — говорит один, ускользая с кепкой.

«Кто так сказал?»

«Мальчики пропали!»

. . .

Кто эти мальчики, решившие вернуться домой, и как они это решили? Бог знает. Вы никогда не узнаете, кто это решил. Они не советовались, не сговаривались, но все, что случилось, это то, что некоторые мальчики захотели вернуться домой.»Мальчики идут!» — кричат ​​они, и ноги их стучат вниз по лестнице, один мальчик скатывается по ступеням, как кошка, и, прыгая и кувыркаясь в снегу, перегоняя друг друга по узкой тропинке, дети мчатся домой.

Это происходит один или два раза в неделю. Учителю это отягчающе и неприятно — кто не допустит этого? – но кто не допустит вместе с тем и того, что в результате одного такого случая пять, шесть или даже семь уроков в день для каждого класса, которые дети посещают добровольно и с удовольствием, становятся тем более важно? Только повторение такого рода событий убеждает нас в том, что наше учение, хотя и недостаточное и одностороннее, не совсем плохо и не приносит никакого вреда.

. . .

Несмотря на то, что мальчикам часто говорят, что они могут уйти в любое время, когда захотят, влияние учителя настолько сильно, что в последнее время я опасаюсь, что дисциплина в классах, расписание и оценки могут незаметно для них так ограничьте их свободу, чтобы они поддались хитроумным организационным ловушкам, расставленным нами, и не видели возможности выбора или протеста. (стр. 244 – 246)

В ходе этих опытов я убедился, что даже талантливому учителю невозможно объяснить значение слов и речи вообще.. . при объяснении какого-либо одного слова, например слова «впечатление», вы либо подставляете его на место другим непонятным словом, либо приводите целый ряд слов, смысл которых так же непонятен, как и само слово. (стр. 275)

Ученику должна быть предоставлена ​​возможность усваивать новые идеи и слова из общего контекста. Когда он слышит или читает непонятное слово в понятном предложении, а затем встречает его в другом предложении, он смутно начинает схватывать новую мысль, и в конце концов он сам почувствует потребность употреблять это слово; однажды употребленные, слово и идея становятся его собственностью.И есть тысяча других способов. Но ожидать, что ребенок будет учиться на одних только названиях новых понятий и новых грамматических структур, по моему мнению, столь же невозможно и бесплодно, как учить ребенка ходить, изучая законы равновесия. (стр. 278)

Мне кажется, что одно дело — грамматика — бесполезная умственная гимнастика, а совсем другое — язык, умение писать, читать и понимать. Геометрия и математика вообще сначала кажутся не чем иным, как умственной гимнастикой, но с ними есть различие: каждое положение в геометрии, каждое математическое определение влечет за собой дальнейшие бесконечные выводы и приложения, тогда как в грамматике, даже если мы Следует согласиться с теми, кто видит в этом приложение логики к языку, эти выводы и приложения имеют очень узкий предел.В тот момент, когда ученик так или иначе овладевает языком, любое применение грамматики становится неуместным и отпадает, как что-то мертвое и безжизненное. (стр. 287)

Там, где вводятся экзамены (под экзаменом я понимаю всякое требование ответа на вопрос), происходит только то, что появляется новый школьный предмет, требующий особого труда и особых навыков: этот предмет называется «подготовка к экзаменам или урокам». Ученик гимназии изучает историю и математику и, самое главное, искусство отвечать на вопросы на экзаменах.Я не считаю это искусство полезным предметом обучения. Я, учитель, сужу о знаниях своих учеников так же, как сужу о своих собственных, хотя ни ученики, ни я не повторяем ничего из того, что нам приходилось заучивать наизусть. Если посторонний хочет оценить наши знания, пусть поживет с нами какое-то время и пусть изучит их результаты и их приложения к жизни. Другого пути нет, и все попытки оценки путем экзамена есть только обман, ложь и препятствие для обучения. В вопросах обучения есть только один независимый судья, учитель, и о нем могут судить только его ученики.(стр. 296)

В школе есть что-то не поддающееся определению, на что учитель почти не имеет никакого влияния, и в этом ее дух. Этот дух подчиняется определенным законам и может быть поврежден учителями; учителя должны избегать определенных видов поведения, чтобы сохранить его. Настроение в школе изменяется, например, обратно пропорционально дисциплине и порядку, обратно пропорционально степени вмешательства учителя в образ мышления учеников, прямо пропорционально количеству присутствующих учеников, обратно пропорционально продолжительность урока и так далее.Этот дух школы быстро передается от ученика к ученику, а также к учителю; оно проявляется в интонациях голоса, в глазах, в жестах, в возбуждении соперничества; это нечто осязаемое, необходимое и чрезвычайно ценное, а потому то, к чему должен стремиться каждый учитель. Как слюна во рту нужна для пищеварения, но неприятна и ненужна без еды, так и это чувство напряженного оживления, хотя и утомительное и неприятное вне урока, есть необходимое условие для усвоения духовной пищи.Искусственно создать это настроение невозможно, да и не нужно, потому что оно всегда возникает само собой. (стр. 298 – 299)

. . . до известной ступени общего развития и без помощи газет и путешествий нельзя пробудить интерес к истории и географии; возможно, однажды способ сделать это может быть открыт. Я все еще пытаюсь найти его. Что я знаю точно, так это то, что метод будет совсем не похож на то, что сейчас называется историей и географией, то есть изучением по книгам, которое скорее уничтожает всякий интерес, чем пробуждает его.(стр. 326 – 327)

 

 

Толстой также описывает многочисленные попытки найти лучшие способы обучения, некоторые более успешные, чем другие, подробно цитирует детские сочинения и рассказывает о многих случаях из школьной жизни. То, что он называет «духом» школы, снова и снова иллюстрируется в конкретных терминах. Эти цитаты — даже не резюме, а всего лишь проба, чтобы предположить, как многие из идей Толстого об образовании все еще кажутся революционными почти через сто пятьдесят лет после того, как он претворил их в жизнь.

 

Лев Толстой — Школа жизни

Лев Толстой верил в роман не как в источник развлечения, а как в инструмент психологического воспитания и исправления.

В его глазах это было высшее средство, с помощью которого мы можем узнать других, особенно тех, кто со стороны может показаться непривлекательным, и тем самым расширить нашу человечность и терпимость.

Он родился в 1828 году в Ясной Поляне, огромном родовом имении, в ста верстах к югу от Москвы.Это должно было быть его домом, время от времени, до конца его жизни.

Его родители умерли, когда он был маленьким, и его воспитывали родственники. Он провалился в университете. Один лектор описал его как «неспособного и не желающего учиться».

Толстой в 20 лет, 1848 год

Несколько лет он провел в азартных играх, пьянстве и погоне за цыганками, прежде чем записаться артиллерийским офицером на Крымскую войну.

Он женился, когда ему было немного за тридцать. Его жене Софье, происходившей из утонченной и высококультурной семьи, было всего восемнадцать. У них было тринадцать детей, девять из которых пережили младенчество.

София и их дочь Александра

Это был трудный брак; были огромные споры о сексе и горечи с обеих сторон. Лео отрастил очень длинную бороду, стал фанатиком фитнеса и большую часть времени проводил в кабинете.

Там он написал несколько чрезвычайно успешных книг, среди которых «Война и мир», «Анна Каренина » и «Смерть Ивана Ильича».

Толстой с семьей

Толстой не верил в идею искусства для искусства. Он был глубоко убежден, что хорошее искусство должно сделать нас менее моралистами и осуждающими и должно быть дополнением к религии с точки зрения развития наших запасов доброты и нравственности. Эта воинственно-моралистическая сторона Толстого часто игнорируется современными критиками, которые не хотят загрязнять искусство своей миссией, но на самом деле это самая важная сторона Толстого, и ни одно из его усилий не может быть оценено должным образом, если не сохранить его. в уме.

Первым великим романом Толстого был « Война и мир» , опубликованный в 1869 году, когда ему был 41 год. В нем мы знакомимся с Наташей Ростовой, очаровательной, свободолюбивой молодой женщиной.

                                    

Вначале она помолвлена ​​с Андреем, добрым и искренним мужчиной, который глубоко ее любит, но при этом довольно эмоционально отстранен и избегает. Пока Андрей путешествует по Италии, Наташа встречает красивого циничного мота по имени Анатоль и попадает под его чары.Ему почти удается соблазнить ее и уговаривает сбежать с ним, хотя ее семье удается остановить ее в последнюю минуту. Все потрясены и возмущены Наташей. Такое безумие разрушает ее собственные перспективы и глубоко позорит ее семью.

По мировым меркам Наташа ужасно потерпела неудачу. Если бы мы столкнулись с новостным сюжетом о таком человеке, мы могли бы быстро прийти к выводу, что она находится за пределами нормального сочувствия. У нее было так много; она думала только о себе, она получила по заслугам.

А между тем Толстой считает, что если мы поймем, как обстоят дела у Наташи в ее уме, мы не можем и не откажемся от сочувствия. На самом деле она не снисходительна к себе, не легкомысленна и не лишена преданности. Она просто сексуально неопытная молодая женщина, которая чувствует себя брошенной своим озабоченным парнем. Она человек с глубоко импульсивной и теплой натурой, легко увлекающийся радостью и счастьем. Она также сильно беспокоится о том, чтобы подвести других людей, что приводит ее к проблемам с интриганом и манипулятивным Анатолем.

Толстой удерживает нас на стороне Наташи и тем самым заставляет нас репетировать ход, который, по его мнению, является фундаментальным для этической жизни: если бы мы более точно видели внутреннюю жизнь других, они не могли бы явиться нам в обычном холодным и одномерным было – и мы бы относились к ним с той добротой, в которой они действительно нуждаются и которую заслуживают. Никто не должен быть вне круга сочувствия и прощения.

Для Толстого особая задача романа — помочь нам понять так называемых «неприятных» персонажей.Одним из самых поначалу отталкивающих персонажей его прозы является муж Анны Карениной, героини его великого одноименного романа, напыщенный и чопорный Каренин. Роман-трагедия повествует о красивой, умной, живой и очень щедрой замужней Анне, жизнь которой рушится, когда она влюбляется в Вронского, прекрасного молодого кавалерийского офицера.

Муж Анны — граф Алексей Александрович Каренин — суетливый, статусный, манерный высокопоставленный государственный чиновник, часто черствый по отношению к Анне и неспособный ответить ни на одно из ее душевных стремлений.По мере развития романа Анны с Вронским главное беспокойство ее мужа состоит в том, что это может привести к светским сплетням, которые могут подорвать его общественное положение. Кажется, он вообще не испытывает никаких чувств к самому браку. Он производит впечатление просто холодного и жестокого.

Но тут Анна рожает ребенка от любовника, она больна, и — в очень трогательной сцене — Каренин глубоко тронут, оплакивает младенца, мать и прощает Анну:

«Нет, ты не можешь меня простить!» [говорит Анна].И все же он вдруг почувствовал блаженное душевное состояние, которое сразу дало ему новое счастье, которого он никогда не знал: радостное чувство любви и прощения к своим врагам наполняло его сердце. Он опустился на колени и положил голову на изгиб руки Анны; он рыдал, как маленький ребенок».

Доселе холодный Каренин влюбляется в ребенка Анны:

К маленькому новорожденному он испытывал совершенно особое чувство, не только жалости, но и умиления. Поначалу из одного чувства сострадания он интересовался этим нежным созданием… Теперь он по нескольку раз в день заходил в детскую… Иногда по полчаса кряду сидел молча, глядя на пушистое, сморщенное личико спящего младенца, наблюдая за движением нахмуренных бровей и за толстенькими ручонками со сжатыми пальцами, которые терли глазки и носик.

Благодаря рассудительному Толстому мы видим совершенно неожиданные стороны человека. Его внутренняя жизнь совсем не такая, какой мы могли бы ожидать, судя со стороны. Но мысль Толстого в том, что Каренин в этом отношении вовсе не исключительный персонаж. Он просто нормальная смесь плохого и очень хорошего. Для довольно отталкивающих людей весьма характерно иметь огромные запасы скрытой нежности: размеры их характеров сильно отличаются от тех, которые предполагает их неприступная внешность, и часто намного приятнее.

 

Нас приглашают в сопоставимое путешествие по отношению к другому персонажу Толстовской прозы, герою романа «Смерть Ивана Ильича » (опубликована в 1886 г.). В начале романа мы встречаем Ивана, судью Верховного суда на вершине общества, который кажется эгоистичным, тщеславным и циничным. Но однажды, помогая повесить шторы, Иван падает с лестницы и чувствует внутреннюю боль, которая является первым признаком болезни, которая вскоре оказывается смертельной.Ему осталось жить всего несколько месяцев. По мере того как его здоровье ухудшается, Иван проводит много времени, сидя дома на диване.

 

Его семья, осознавая, насколько неудобной будет его смерть для их социального и финансового положения, начинает возмущаться им и его болезнью. Он невысокий и вспыльчивый. И все же внутри Иван переживает ряд прозрений. Он оглядывается на свою жизнь и искупает ее поверхностность. Он становится по-новому чувствительным к природе — и к обычной доброте своего слуги, скромного необразованного человека крестьянского происхождения.Он приходит в ярость из-за того, как глупо все избегают обращать внимание на один действительно важный факт о жизни: что мы все умираем. Он понимает, что наша смертность должна постоянно быть в наших мыслях и должна вызывать непрестанную доброту и сочувствие. Умирая, Толстой воображает, что наконец испытывает жалость и прощение ко всем, кто его окружает.

 

Как это обычно бывает в его произведениях, Толстой подробно описывает обширные философские и психологические драмы, происходящие в голове его героя.Все, что видят его окружающие — врачи и его семья, — это угрюмый человек, который много времени проводит лицом к стене, который все время говорит «уходите, оставьте меня в покое» и который временами воет страдания, но мы можем видеть провидца, пророка и человека выдающегося морального мужества и великодушия. Писая об Иване, Толстой хотел, чтобы мы видели в его жизни воплощение всего человеческого потенциала, если бы только мы могли осознать это, пока не стало слишком поздно.

**

Когда ему было около семидесяти, Толстой обобщил свои размышления о том, чтобы быть писателем, в длинном эссе Что такое искусство?

Это одна из его самых важных книг.В ней Толстой предполагает, что у искусства есть великая миссия. Благодаря великому искусству, говорит он, мы «Низшие чувства — менее добрые и менее необходимые для блага человечества — вытесняются и заменяются более добрыми чувствами, которые лучше служат нам индивидуально и коллективно. В этом цель искусства».

Будучи в высшей степени искусным и обольстительным писателем, Толстой знал, что романы должны быть занимательными, иначе мы просто не станем их читать. Но он также был убежден, что они должны стремиться быть чем-то еще: ключевыми опорами на нашем собственном спотыкающемся пути к зрелости и доброте.И они могут это сделать, потому что они способны проникнуть в то место, которое нам нужно, но к которому мы редко имеем доступ: внутреннюю жизнь других людей.

В Что такое искусство? , Толстой в основном писал о произведениях других авторов, но на самом деле он косвенно и скромно резюмирует свое собственное достижение. Великие писатели никогда не должны просто помогать своим читателям скоротать время. Их письмо должно быть формой терапии, попыткой научить нас эмоциональному здоровью и этичному здравому смыслу.

 

С возрастом напряжение между Лео и его женой Софией росло. Он жаловался, что у них «совершенно противоположные представления о смысле существования». Он настаивал на том, что даже когда София «становилась все более и более раздражительной, деспотической и неуправляемой», он продолжал любить ее, хотя и признал, что отказался от попыток выразить свои чувства. «Нет большей трагедии, чем трагедия супружеского ложа», — писал он. Наконец, когда ему было за восемьдесят, Толстой не мог больше терпеть и бросил жену и семью.Он сбежал посреди морозной ноябрьской ночи, заболел пневмонией и умер на ближайшем вокзале, где ждал поезд.

Похороны Толстого стали большим общественным событием. Тысячи пришли со всей России и мира.

Это было уместно, поскольку его центральное предложение имело огромное социальное значение. Он понял, что наше представление о том, каковы другие люди, является великой движущей силой отношений, экономики и политики. Он выдвинул заманчивую идею о том, что искусство может быть основным средством для получения более точных — и часто гораздо более добрых — представлений о том, что происходит в умах (и жизнях) других людей.

Его тело вернули в его дом и похоронили в саду, под деревьями, где он любил играть в детстве.

Интервью с Донной Орвин о ее новой книге «Просто Толстой» — The Tolstoy Commons

Интервью со специалистом по толстовству Донной Орвин (Университет Торонто)

Мы слышали, что Донна Орвин только что опубликовала новую книгу о Толстом, Просто Толстой,  и должна была узнать о ней все.

Ани Кокобобо: Донна, во-первых, поздравляю с прекрасной рукописью, которая одновременно захватывающая и эрудированная!

Расскажите немного о вашем новом толстовском проекте, на какую аудиторию он рассчитан? Какую пользу это принесет коллегам, преподающим на университетском уровне?

Донна Орвин: Меня очень впечатлила идея Чарльза Карлини заказать короткие книги о великих деятелях искусства и науки. Толстой сам основал издательство «Посредник», чтобы донести высокую культуру до широкой аудитории, и мне кажется, что Карлини хочет сделать то же самое.Книги доступны в Интернете, в аудиоформате и в печатном виде, и тот факт, что они недороги, является ключом к тому, чтобы сделать их доступными. Это показалось мне отличным способом обратиться к людям с помощью новых медиа, и в то время, когда гуманитарным наукам нужно оправдываться перед публикой. Я пытался написать книгу, которую можно было бы использовать на курсах и учеными в других областях, которым нужно краткое введение в Толстого, а также предложения о том, куда обратиться дальше.

AK: Как бы вы как литературовед подошли к этому проекту, биографии Толстого, уникальным образом? Есть несколько других биографий, поэтому мы хотели бы знать, что делает эту уникальной.

DO:  Книга короткая; Я думаю, что это очень важно. Конечно, я завишу от чужих идей, и одна из моих задач в книге — обобщить их в доступной форме. В то же время это позволило мне, даже заставило меня увидеть, как я отношусь к вопросам, которые в первую очередь привлекли меня к Толстому. Меня привлек толстовский вопрос о том, как мне прожить свою жизнь, поэтому я, естественно, перешел от художественных произведений к дневникам и письмам Толстого, где он борется с этим.Книга в целом посвящена взаимодействию жизни Толстого и творческого процесса. Хотя я считаю, что шедевры Толстого были бы столь же захватывающими, если бы их автор был анонимным, тот факт, что мы знаем о нем так много, позволяет нам задуматься над этим центральным вопросом. Родственная тема — толстовский дидактизм; Хотел бы я получать по доллару каждый раз, когда мне приходится защищать его от этого обвинения. Я не отрицаю, что он моралист, но я верю, что его забота о добре возвышает его искусство.В книге я пытаюсь показать, как это происходит, а также когда это мешает искусству.

AK: Вы изучали Толстого много лет, но в нашей работе всегда погружены в процесс открытия. Не могли бы вы рассказать нам о чем-то новом, что вы узнали о Толстом в ходе написания этой новой книги?

DO:  Я потратил гораздо больше времени на изучение раннего Толстого. Книга заставила меня прочитать много позднего Толстого, которого я не читал или не знал.Я ушел очень впечатленным, лучше понимая, как его более поздние произведения и трактаты привлекали людей со всего мира к толстовству. Толстой — радикальный писатель, который говорит правду, как он ее видит, не заботясь о последствиях. Он мог это сделать, потому что был эдаким анархическим индивидуалистом, одновременно и своим, и чужим, которого производит современная российская культура. С одной стороны, он был аристократом, которого даже царь боялся тронуть, особенно после того, как он написал свои великие романы.А с другой стороны, в последние годы своей жизни он оставался вне политики, не становился ни на какую сторону, даже сам толком не участвовал в толстовстве. Вы можете обвинить его как человека в этом, как это сделал его великий биограф и переводчик Эйлмер Мод, но это позволило ему говорить и видеть то, что политический деятель не может.

AK:  Изучая Толстого в течение многих лет, но особенно после написания этой книги, как вы думаете, насколько беспокойным был Толстой как человек и мыслитель в последние годы своей жизни?

DO:  Я думаю, что его всегда беспокоило то, что он считал вещи запретными для большинства из нас.Как человек, рано потерявший родителей, он много думал о смерти и усердно работал, чтобы найти способы противостоять ей и предотвратить ее. Эти пути — секс, военная служба, семья, писательство, добрые дела — парадоксальным образом дали Толстому богатую жизнь и миру великие произведения искусства, но не решили проблем. Когда он состарился, конечно, смерть все еще маячила рядом, и избежать ее становилось все труднее и труднее. Его более поздние работы, такие как «Смерть Ивана Ильича» и «Хозяин и человек», пугают и освобождают одновременно.

AK:  В связи с этим, не могли бы вы поделиться какой-нибудь новой мудростью, которую вы узнали о браке Толстых в ходе этого проекта?

DO:  Как и все долгосрочные отношения, брак был сложным и прошел много этапов. Вы должны быть осторожны со своими желаниями. Толстой женился на женщине с надеждой, что они смогут разделить все и станут одной душой. Это был еще один эксперимент радикального человека, направленный на преодоление его изоляции.Софья Андреевна, человек сам по себе замечательный, сильный, была очарована своей близостью к мужу, которого боготворила. Но в конце концов их близость стала удушающей для них обоих.

Написали ли вы книгу с элементами Толстого или занимаетесь толстовским проектом, о котором ученые хотели бы услышать, сообщите нам об этом в Tolstoy Commons.

Изменения в идеологии и формате образования: практика 18-20 веков » HI 446 Революционная Россия

Советский плакат, рассказывающий о важности продуктивной работы всех и помощи в строительстве новых школ для пролетариата.

Это исследовательское пособие представляет собой отправную точку для дальнейшего изучения темы образования в России, уделяя особое внимание изменениям, которые произошли в образовании в связи с переходом от имперской России к большевистской и советской России. Период времени для этого руководства начинается с середины 19 века и продолжается до середины 20 века. Образование в России всегда было тесно связано с обществом, например, оно было эксклюзивным товаром во времена имперской России, когда классовые барьеры были прочными, но когда классовые барьеры были разрушены во время русской революции, образование стало доступным для масс благодаря большевистскому идеалу всеобщего образования.

Образование во времена имперской России служило средством ограничения социальной мобильности многих, тогда как позже оно послужило средством социального просвещения во времена большевистской и советской России. Официальный государственный подход к образованию менялся в зависимости от экономических, политических и военных вопросов каждого периода времени. И Имперская Россия, и Советская Россия использовали образование как средство социального контроля для продвижения государственной программы или создания сплоченности. Этот государственный подход к образованию как инструменту начинает демонстрировать сложные отношения между государством, учебным заведением, педагогом, учеником и обществом.Понимание состояния образования на этих этапах русской истории освещает характер общества для конкретного периода.

За многими крупными изменениями в образовании стояли прерогативы, спонсируемые государством. Например, если спросить, в какой форме произошли изменения в системе образования? и почему произошло это изменение? В конечном итоге ответ будет связан с целью или миссией государства. Во время правления царя Петра I было инициировано обязательное образование для просвещения и модернизации российского общества в связи с желанием Петра I вывести Россию из мрака.Ответить на поставленные ранее вопросы становится все труднее, поскольку большевики и Советы приходят к власти и меняют систему образования. Чтобы объяснить цель всеобщего образования, можно сделать вывод, что оно соответствовало социалистическим ценностям, но дальнейший анализ этого изменения в образовательной практике демонстрирует использование государством образования как средства подавления инакомыслящих путем создания социальной сплоченности, тем самым укрепляя социалистическое государство.

В то время как многие образовательные изменения, произошедшие с течением времени в России, выполнялись в соответствии с государственной повесткой дня, было также много реальных попыток переформатировать образование на благо общества.В конце 17 века царь Федор III ценил образование и сострадал бедным, он принял меры по созданию школы специально для бедных, в результате чего в Москве была создана Греко-латино-славянская академия. Позже, в середине-конце 19 века, граф Лев Николаевич Толстой, автор книги «Война и мир» , открыл свои крестьянские школы. В школах, которыми он руководил, использовалось органическое обучение, которое отличало их от жесткой формы образования, популярной в России и Европе.История образования в России представляет собой постоянное смешение надежд и реальности, поскольку провидцы образовательной реформы обнаруживали, что их идеи воплощаются в жизнь, но часто для достижения альтернативной цели, выбранной внешним человеком или группой.

Собрана подборка источников по истории российского образования, изменениям практики, формата и идеологии российского образования, проблемам образования того времени. Научные журнальные статьи, историографии и первоисточники составляют большинство приведенных ниже источников.Работы организованы по трем темам; образование в царской России, образование в раннереволюционной России и образование в раннесоветской России.

Образование во время царской России

Во времена Императорской России образование было преимущественно эксклюзивным, религиозным и ограниченным по продолжительности. Никакой формы всеобщего государственного образования еще не было создано, и только те, у кого есть финансовые средства, могли поступать в учебные заведения на уровне средней школы и университета.Гимназическая форма обучения, заимствованная из Германии,  обеспечила большую доступность образования для элит, что способствовало росту национальной культуры, но также вызвала поляризацию образованной элиты, еще больше отделившую группу от большинства российского общества. Консерватизм был главной темой этих школ как в учебной программе, так и в миссии. Общие учебные программы в то время были сосредоточены на классических произведениях, истории, политической теории и экономике. Общая миссия этих начальных и средних школ состояла в том, чтобы превратить учащихся в сплоченную, мягкую группу, которая не могла бы радикализироваться и вызвать революцию, подобную той, что произошла во Франции в 1789 году.Университеты оказались проблемой для имперского правительства и никогда не были приручены из-за влияния интеллектуалов на институты.

Заиконоспасский монастырь, преобразованный в Славяно-греко-латинскую академию

  • Пайпс, Ричард. Россия при старом режиме. Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера, 1974.

Ричард Пайпс представляет обзор образования в царской России в Россия при старом режиме. Он дает ценную информацию, освещая отношения между крестьянами, духовенством, элитой и образованием.Пайпс сосредотачивается на реформах, инициированных Петром I в отношении образования. При Петре I была создана система обязательного обучения всех юношей, которые по государственной проверке направлялись либо в школу, либо на службу. У Петра I была цель создать образованное русское население, но его реформы, такие как обязательное образование / государственная служба, были одними из самых презираемых из всех реформ.

  • Оти Роберт и Оболенский Дмитрий. Введение в историю России: Спутник русистики. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1976.

Царь Федор III

Царь Федор III высоко ценил Западную Европу, что выразилось в создании Греко-латино-славянской академии в Москве. Это учебное заведение было создано специально для детей из более бедных классов. Петр I учредил «шифровальные» школы, укомплектованные духовенством, в рамках реформы обязательного образования. Эти школы не имели большого успеха из-за неспособности духовенства преподавать светские науки и неодобрения элитой смешения социальных классов в школах.Другой страх перед быстрым расширением образования, наиболее заметный, включал страх элиты перед хаотическим изменением социального порядка. Стремление к массовому образованию, исходившее от Федора III и Петра I, продолжалось в начале 20 века, увеличив грамотность примерно с 20% в 1897 году до 44% в 1914 году.

  • Фриз, Григорий Л.  Россия: история. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета: 2002.
  • .

Григорий Фриз много пишет о состоянии России с 16 по 20 века.Акцент на переходных процессах в России позволяет читателю следить за меняющейся системой образования. В 1667 году Россия приобрела левый берег Украины, что привело к притоку в Россию образованных людей, способствовавших новому уровню образования. Пока Петр I посещал Западную Европу, он набирал экспертов из Европы, одними из самых влиятельных рекрутов были Джозеф Най, Джон Дин, Джон Перри и Генри Фаркухарсон, все они сыграли роль в строительстве нового российского флота. По планам, разработанным Петром I, в 1725 году открылась Императорская академия наук, которая со временем закрепилась как авторитетное высшее учебное заведение в России.Духовный устав 1721 года требовал, чтобы для этого было образованное и грамотное духовенство. К 1780-м годам была принята система семинарий, основанная на системе семинарий иезуитов, и это стало общепринятой практикой. Александр I взял на себя задачу обеспечить высшее образование независимо от класса для русского языка, создав университеты в Харькове, Казани и Санкт-Петербурге. Рост образования породил две силы, бросившие вызов империализму: национализм и стремление к участию в политике. В конце 1920-х годов в России были приняты меры по удалению привилегированных групп из высшего образования, заменив их группами рабочего класса.

  • Таден, Эдвард. Консервативный национализм в России XIX века. Сиэтл: Вашингтонский университет Press, 1964.

Консерватизм в России 19 века можно приравнять к фразе Самодержавие, Православие и Народность. Главным сторонником этого консервативного движения в России XIX века был адмирал Александр Шишков. Шишков будет влиять на Россию через свою работу в качестве министра народного просвещения. Его попытка продвигать самодержавие, православие и национальность приняла форму просвещения высшего класса России, чтобы создать социальную сплоченность и моральную силу для России.Для этого он работал над заменой учебных заведений нерусского происхождения (польских и католических) истинно русскими учебными заведениями. Эдвард Тейден, профессор русистики Пенсильванского государственного университета, ведет хронику роста консерватизма в России XIX века в своей работе Консервативный национализм в России девятнадцатого века . Его внимание к образованию в этот период повышенного консерватизма дает полезную хронологию эволюции образования в царской России.Использование им чиновников, ученых и радикалов дает множество точек зрения на этот период перемен.

  • Рингли, Эндрю. Обучение молодежи в позднеимперской России: Воспитание в кадетском училище и классической гимназии, 1863-1894 . Университет Северной Каролины, 2010 г.
  • .

В последние годы имперской России две резко контрастирующие группы учащихся были произведены из государственных школ, находившихся в ведении Военного министерства и Министерства просвещения.Военные кадетские школы находились в ведении военного министерства, а гражданские гимназии — в ведении Министерства образования. Выпускники военных кадетских училищ оставались верными своей альма-матер спустя годы после распада имперской России, в то время как выпускники гражданских гимназий, как правило, отказывались от бывших педагогов и школ. Эндрю Рингли сравнивает образовательные методы, использовавшиеся военным министерством и министерством образования во время правления Александра II и Александра III, чтобы понять, как участники испытали два типа учреждений.Электронную копию этой работы можно найти здесь.

  • Алстон, Патрик Л. Образование и государство в царской России. Стэнфорд: издательство Стэнфордского университета, 1969.

Образование в царской России прошло несколько этапов, становясь все более изощренным и автономным. Петр I внес серьезные изменения в систему образования России, привнеся в учебные заведения новое просвещение. К концу 19 века педагоги начали сопротивляться государственной власти над образованием.Эти усилия по обеспечению большей автономии и легитимности станут укоренившимися ценностями педагогов, которые останутся и после русской революции. Этот прогресс можно увидеть в работе Патрика Алстона «Образование и государство в царской России». Алстон использует хронологический подход к изображению отношений между образованием и государством, начиная с 18-го века до 1914 года. Он разделяет свою книгу, чтобы продемонстрировать постепенный, но нынешний рост влияния педагогов в царской России.

  • Брауэр Дэниел Р.  Подготовка нигилистов: образование и радикализм в царской России . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1975.
  • .

Блок-схема радикализма Дэниела Брауэра

Работа Дэниела Брауэра Обучение нигилистов: образование и радикализм в царской России объясняет роль формального образования в создании и развитии радикализма в России в середине-конце 19 века. Книга разбита на главы, которые сначала посвящены более мелким группам в российском обществе, таким как семья, а затем сосредоточены на более крупных группах, завершающихся недавно созданным обществом инакомыслящих.Несогласие было ключевым элементом в России в конце 19-го и начале 20-го века, и эта книга призвана ответить, откуда взялось это инакомыслие. Две особенности работы Брауэра, которые наиболее полезны для понимания инакомыслия в России, — это данные обзора 1840-1870-х годов, раскрывающие уровень образования русских радикалов, и блок-схема развития русских радикалов между 1840-1870 годами.

  • Кассов, Сэмюэл Д. Студенты, профессора и государство в царской России .Беркли: University of California Press, 1989.
  • .

Начало 20 века в России было периодом, когда различные группы выступали в качестве политических акторов, влияющих на природу Российского государства. В книге Студенты, профессора и государство в царской России Сэмюэл Кассов фокусируется на взаимодействии студентов, университетов и профессоров с государством. Кассов показывает, что царское российское государство не признало легитимность студенческих движений, базирующихся на базе российских университетов.Государственные чиновники должны были найти баланс между ограничением социальных волнений, вызванных университетами и учебными заведениями, и в то же время не полностью подавлять образование, поскольку была признана необходимость увеличения числа образованных рабочих. Профессора и российское правительство столкнулись в идеологических целях для университетов. Профессора рассматривали университеты как модели свободных исследований и академической свободы, в то время как правительство считало истеблишмент утилитарным по своей цели, воспитывающим достойных государственных служащих.Электронную копию работы можно найти здесь.

  • Сереньи, Скотт. Русские учителя и крестьянская революция . Индианаполис: Издательство Индианского университета, 1989.
  • .

Скотт Серегни подвергает сомнению представление о сельских учителях как о кротких, скромных, изолированных фигурах в России конца XIX века. Используя рассказы сельских учителей, студентов и городских чиновников, он показывает, что сельские учителя в конце периода расцвета профессионализма в России занимали особое власти в организации Всероссийского союза учителей с сильными политическими целями.Чтобы бороться с таким восприятием педагогов, русские педагоги стали политически активным меньшинством, выступающим против старого царского режима. Русские учителя, как и другие профессии, в конце 19-го и начале 20-го века желали самоопределения и осознавали, что их желания не могут быть достигнуты в нынешней царской системе. Кульминация политических усилий сельских учителей пришлась на 1905 г., с революцией 1905 г., но быстро сошла на нет с течением года. Сереньи рассказывает о низком уровне уважения к сельским учителям из-за низкой заработной платы, скромного происхождения и высокого уровня бюрократии.

  • Уокер, Франклин А. «Просвещение и религия в русском образовании в царствование царя Александра I». История образования Ежеквартально , Vol. 32, № 3 (осень 1992 г.), стр. 343-360.

Царь Александр I стремился дать образование своим соотечественникам посредством плана расширения народного образования, разработанного Екатериной II. Первоначальной целью этого расширения государственного образования в Императорской России было привить народу России идеалы просвещения, но после угроз, созданных во время наполеоновских войн, эти цели сместились на создание послушного, нравственного общества для предотвращения восстания.В годы после Французской революции многие обвиняли отсутствие религии в причине правления террора во время Французской революции. Франклин А. Уокер исследует баланс религии и просвещения в образовании во время правления царя Александра I. Потребность в послушании усилила роль религии в образовании, даже когда идеалы просвещения стали все более популярными в образовании, что привело к уникальному подходу к образованию. . Электронная копия статьи доступна здесь.

  • Стиллингс, Рене. Школа русистики и востоковедения «Народное образование в России от Петра I до наших дней». Последнее изменение: 8 декабря 2005 г.

Рене Стиллингс предлагает краткую историю российского образования с 18 века до наших дней. Ее работа дает базовые базовые знания, которые помогут в дальнейшем лучше понять сложности российской образовательной системы. Доступ к веб-странице можно получить здесь.

  • Брукс, Джеффри. Когда Россия научилась читать . (Эванстон: издательство Северо-Западного университета, 2003 г.), 54.
  • .

С отменой крепостного права в России произошел взрыв крестьянского стремления к образованию. Джеффри Брукс представляет рост крестьянского образования в конце XIX века в своей работе « Когда Россия научилась читать ». Охвачены основные компоненты образования, включая школы, учителей и учебную программу. Одним из наиболее важных аспектов работы является анализ Брукса влияния крестьянской грамотности, заключающийся в том, что с большей грамотностью крестьянство стало любопытным и амбициозным, желая другой жизни по сравнению со своими родителями.

  • Соудер, Эрик М. Школа русских и азиатских исследований, «Крестьянские школы Толстого в Ясной Поляне». Последнее изменение: 18 ноября 2010 г.

Граф Лев Николаевич Толстой служит примером реформатора раннего образования в царской России. Эрик М. Саудер предоставляет информацию об усилиях Толстого в области образования в статье «Крестьянские школы Толстого в Ясной Поляне». Толстой был недоволен форматом образования в России и Европе середины 19 века, поскольку он видел, что он недостаточно органичен и не способствует обучению.Эта вера, смешанная с симпатией к крестьянскому классу России, вдохновила Толстого на создание собственной школы в Ясной Поляне. Его учебная программа расширилась от традиционных предметов до таких областей, как пение, рисование и история России. Тщательное описание Соудером работы Толстого в области образования раскрывает отношение к образованию и состояние образования в царской России. Доступ к этой веб-странице можно получить здесь.

  • Толстой Лев. Полное собрание сочинений графа Толстого: Педагогические статьи; Белье-измеритель. Бостон: Дана Эстес и компания, 1904 г.

Граф Лев Николаевич Толстой

Во время своих усилий по повышению образования русских крестьян граф Лев Николаевич Толстой опубликовал несколько работ о том, что он считал улучшениями в области образования, которые принесли бы пользу России и, в частности, крестьянам. Он сравнил образовательные системы по всему миру, чтобы сформировать свою идеальную образовательную систему, которая, как он утверждал, послужит России лучше, чем нынешняя система.Сравнительная работа, проведенная Толстым, была резко критична по отношению к жесткому и временами исключительному характеру европейской образовательной системы. Американская государственная система образования функционировала как воплощение идеала массового образования, к которому стремился Толстой в России. Работы Толстого демонстрируют растущее неодобрение существующей при царях системы образования, которое позже прорвалось во время русской революции. Многие из концепций, изложенных в его работах, позже возникнут в экспериментальных большевистских школах в 1920-е годы.Полный сборник произведений Толстого можно найти здесь.

  • Макклелланд, Джеймс С. Автократы и академики: образование, общество и культура в царской России . Чикаго: University of Chicago Press, 1979.

Неравенство в качестве и доступности образования в царской России является тематическим центром работы Джеймса К. Макклелланда Самодержцы и академики: образование, общество и культура в царской России. Он утверждает, что заимствование таких образовательных технологий, как гимназия, из немецких школ позволило развить национальную культуру, но за счет увеличения разрыва между социальными классами.Элитный характер средних школ и университетов в царской России породил интеллигенцию, которая по уровню образования была оторвана от большинства российского общества. Эта работа раскрывает царские отношения с элитарным образованием, педагогикой элитных академических учреждений и студенческим активизмом.

 

Образование в раннереволюционной России

Революция

дала многим реформаторам образования время проявить себя и воплотить в жизнь свои экспериментальные школы.Новые образовательные идеологии и методы были включены в школы, поскольку новые школы были созданы для предоставления образования массам, в то время как другие были созданы специально для таких групп, как пролетариаты или крестьяне. Формальные учебные программы этих школ сильно различались из-за того, что многие школы находились в самоуправлении преподавателей, а также из-за эволюционного характера образования во время революционной России, которое постоянно обновлялось и менялось. Акцент смещается с одной области на другую: в один год акцент может быть сделан на привитии учащимся социалистических идеалов, а в последующие годы акцент может сместиться на науку и технику.

  • Пайпс, Ричард. Россия при большевистском режиме. Нью-Йорк: Винтажные книги, 1995.

Анатолий Луначарский

Ричард Пайп позволяет читателям Россия при большевистском режиме проследить за систематическими изменениями в образовании, внесенными большевиками, посредством подробной хронологии образовательных изменений. Владимир Ленин вместе с Анатолием Луначарским определили задачу всех учебных заведений в воспитании новой группы людей, превосходящих их по культуре и интеллекту.В 1909 году на Капри с помощью Максима Горького и Федора Шаляпина была создана экспериментальная большевистская школа. Цель этой школы состояла в том, чтобы создать кадры образованных рабочих, которые затем ассимилировались бы с остальными рабочими, чтобы распространять свои недавно приобретенные знания. Ленин был главным противником этой школы, потому что не верил, что рабочие обладают творческим потенциалом, необходимым для создания нового общества. Советская Россия рассматривала образование как воспитание, то есть воспитание в том, что образование должно служить средством развития общества добродетельных существ.Основное внимание в этом образовании уделялось науке и технологиям, чтобы заложить основы технологически развитой Советской России. К 1918 г. все образование было национализировано в ведении Наркомата просвещения. Была создана новая система образования, ведущая к краткому пути от детского сада до университета. Хотя это было серьезным изменением, другие радикальные философии, такие как создание сельскохозяйственных и коммунальных школ для рабочих, так и не были реализованы из-за финансовых ограничений.

  • Глисон, Эбботт, Кенез, Питер, и Стайтс, Ричард. Большевистская культура: эксперимент и порядок в русской революции . Блумингтон: Издательство Индианского университета, 1985.
  • .

Ленин признавал необходимость длительного образовательного процесса, преподавания тем социализма и политического сознания обществу для построения социалистического общества. В большевистской культуре: эксперимент и порядок в русской революции образование описывается как инструмент большевиков для формирования России. Одним из средств массового просвещения была печать пропагандистских брошюр, но многие просто не умели читать, а те, кто умел читать, с отвращением реагировали на выпускаемый государством материал.Во времена Временного правительства советские представители нападали на Министерство просвещения за чрезмерную бюрократию, отсутствие прогресса в повышении грамотности, неспособность повысить статус учителей и неспособность обновить учебные программы с учетом революционной культуры. С популяризацией кинематографа пришло средство эффективного общения с массами. Власти могли производить революционные учения вообще без слов через кино.

  • Розенберг, Уильям. Большевистское видение: первый этап культурной революции . (Анн-Арбор: Ardis Publishers, 1984), 287.
  • .

Большевистская идеология разбита на несколько слоев общества в работе Уильяма Розенберга Большевистское видение: первая фаза культурной революции. Его описательный текст позволяет ярко изобразить большевистскую идеологию. Раздел книги под названием «Объединенные трудовые школы: природа коммунистического образования» очень подробно освещает темы начального, среднего и высшего образования.Описано несколько различных школьных моделей на начальном и среднем уровне, включая Объединенную трудовую школу, фабрично-заводскую школу и политехнический институт. Освещено и высшее образование, поскольку ведется хроника национализации университетов, обнажающая большое сопротивление профессуры реформам Луначарского.

  • Фитцпатрик, Шейла. Культурный фронт. Итака: Издательство Корнельского университета, 1992.
  • .

Шейла Фитцпатрик пишет о культурной революции в России, наблюдая за многими динамичными группами и силами, которые превратили революционную Россию в консервативную сталинскую Россию.В своей работе она аналитически изображает трудности, с которыми столкнулись большевики при создании новой системы образования для только что созданного социалистического общества. Две главы, «Профессора и советская власть» и «Секс и революция» в Культурном фронте , дают глубокое представление о борьбе за власть в образовании в новом социалистическом обществе, поскольку интеллигенция изначально была удалена из образования, заменена частотой. В главе «Секс и революция» используются опросы студентов о состоянии здоровья, чтобы продемонстрировать отношение пролетарских рабочих в учебных заведениях.Эти установки включали отвращение к буржуазным профессорам, апатию к книжной работе и консервативные сексуальные отношения со сверстниками.

  • Макклелланд, Джеймс. «Большевистские подходы к высшему образованию, 1917-1921». Славянское обозрение . нет. 4 (1971): 818-831.

В период с 1917 по 1921 год большевистское правительство столкнулось с многочисленными военными угрозами со стороны имперской Германии, белых русских армий и движений за национальную независимость. Несмотря на множество нерешенных вопросов, большевистское правительство все еще могло уделять время и энергию революционной программе, включая реформу образования.Джеймс Макклелланд исследует три основные экспериментальные системы образования в этот революционный период. Первая из этих инициатив проводилась под руководством Наркомпроса и была направлена ​​​​на повышение доступности высшего образования, увеличение набора студентов из рабочего класса и использование марксистской программы. Экономические, военные и политические трудности Гражданской войны заставили большевистское правительство подойти к реформе образования с другой стороны. Новый путь к реформе образования был сосредоточен на профессионализации образования и милитаризации учащихся.С Новым экономическим планом пришла третья форма образовательной реформы. Этот третий план был направлен на централизацию высшего образования под властью правительства. Макклелланд сосредотачивается на отношениях между большевистским правительством и профессорами университетов, чтобы раскрыть сложную природу высшего образования в революционной России. Доступ к электронной копии работы Макклелланда можно получить здесь.

  • Розенберг, Уильям. Большевистские взгляды: первый этап культурной революции в Советской России. Мичиган: Ardis Publishers, 1984.

Стремление и энтузиазм Анатолия Васильевича Луначарского в ранний период большевистской России отражены в работе Уильяма Розенберга « Большевистские видения: первая фаза культурной революции в Советской России». В работе подробно излагаются задачи новой советской школы, отколовшейся от всех прежних буржуазных учебных заведений. Фабричные школы и Объединенные трудовые школы были образовательной платформой, созданной Луначарским, который стремился помочь в создании нового советского гражданина.Затем работа продолжается несколькими речами Луначарского, в том числе его «Речью 1918 года на Первом Всероссийском съезде по вопросам просвещения», «Основными принципами единой трудовой школы» и «Студенты и контрреволюция». Каждое из этих произведений Луначарского демонстрирует искреннее стремление изменить общество с помощью образования, чтобы создать совершенно другую культуру.

  • Финкель, Стюарт. На идеологическом фронте: русская интеллигенция и создание советской общественной сферы. Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 2008 г.
  • .

Высшее образование оказалось одним из последних институтов, перешедших под контроль Советов, поскольку остатки власти интеллигенции остались. Последний толчок исходил от менталитета «жесткой линии» по отношению к университетам в том смысле, что все буржуазные деятели и учреждения должны быть удалены. Наркомпрос и Анатолий Луначарский способствовали захвату государством высшего образования, уведомив ЦК партии о необходимости реформирования высшего образования.На пути этого желаемого изменения стоял Владимир Ленин, он считал, что нет необходимости в немедленном захвате университетов, так как пролетариату не нужен высокий уровень образования. Ленинская позиция в отношении высшего образования сменилась «жесткой линией», когда в 1921 году был создан комитет для обсуждения реформы университетов.

Образование в раннесоветской России

По мере того, как большевистский и советский контроль над Россией укреплялся, возрастала потребность в поддержании нынешнего состояния и продвижении государственных идеологий.Образование стало необходимостью для пролетариата, поскольку потребность в образованном пролетариате была провозглашена государством. Этот период развития образования столкнулся с множеством проблем, поскольку студенческий состав быстро превратился из элиты в пролетарских и крестьянских студентов. Распространить массовое образование на пролетарских и крестьянских студентов, отдав этим группам предпочтение в средних школах и университетах, значило бы понизить уровень образования, что привело бы к созданию продукта рабочей силы, получившей посредственное образование.Образовательные учреждения представляли собой профессионально-технические училища, готовившие студентов для получения высшего образования с целью выпуска образованной рабочей силы, невиданной ранее в истории России. Основной проблемой образовательных реформ в этот период было отношение родителей к образованию, поскольку многие родители считали, что недавно свергнутая форма образования, ориентированная на чтение, письмо и арифметику, уместна в учебной программе.

  • Липсет, Гарри. «Образование мусульман в царской и советской России.”  Сравнительный обзор образования . нет. 3 (1968): 310-322.

В отношении к мусульманам в России произошел крупный сдвиг от имперского государства к революционной и советской России. Дискриминация меньшинств во времена Императорской России была обычным явлением и оставила мусульман в России с недостаточным и неадекватным образованием. Это ограниченное образование для мусульман было улучшено во время революционной и советской России благодаря социалистическому идеалу всеобщего образования. Гарри Липсет освещает эту тему в «Образовании мусульман в царской и советской России», сравнивая состояние мусульманского образования в царской и постцарской России.Чтобы добавить глубины своей работе, он анализирует официальное отношение к другим меньшинствам, таким как украинцы и армяне при каждом правительстве. Липсет утверждает, что мусульмане смогли добиться больших успехов в культуре и образовании благодаря социалистическим идеалам, внедренным в результате краха имперской России. Электронная копия статьи доступна здесь.

  • Фитцпатрик, Шейла. Комиссариат просвещения; Советская организация просвещения и искусств при Луначарском, октябрь 1917-1921 гг. .Кембридж: University Press, 1970.
  • .

Наркомпрос был советской комиссией по просвещению, которой было поручено создавать и улучшать искусство и образование в недавно образованной социалистической России. Шейла Фицпатрик посвящает несколько глав реформированию образования под властью Совета. Анатолий Васильевич Луначарский, комиссар Наркомпроса, изложил множество доктрин и деклараций, которые определят новую систему образования в социалистическом обществе. Например, в одной из деклараций Луначарского были созданы начальные и средние школы, так что учителя предоставили самим себе возможность организовывать и управлять школами.В работе Фитцпатрика представлена ​​яркая хронология образовательных изменений, произошедших под влиянием Наркомпроса.

Образование для пролетариата: Чтобы производить больше, нужно больше знать.

  • Левин Дина. Советское образование сегодня. Нью-Йорк: Monthly Review Press, 1963.

Дина Левин рассматривает образование в Советском Союзе, используя исторический фон России с 1917 года. В отличие от других работ о советском образовании, Советское образование сегодня не сравнивает советское образование с американским образованием, а скорее исследует цели и методы системы. .Для объяснения того, как работает советская система образования, Левин использует официальные документы и заявления, а также личные наблюдения из поездок в СССР, где проводились беседы со студентами, преподавателями и администраторами. Дополнительную информацию дает опыт Левина в качестве школьного учителя в Москве в течение пяти лет до начала Второй мировой войны.

  • Фитцпатрик, Шейла. Образование и социальная мобильность в Советском Союзе 1921-1934 гг. Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1979.

Одна из самых полных работ по образованию в социалистической России, Образование и социальная мобильность в Советском Союзе, 1921-1934 Шейлы Фитцпатрик предоставляет обширные знания об изменении системы образования в России между 1917 и 1934 годами. Ее работа охватывает широкий спектр от идеологических изменений в образовании до заработной платы воспитателей. Книга построена в хронологическом формате, чтобы проследить развитие и изменения нового социалистического российского государства.Хотя в ее работах затрагивается более широкий спектр тем, Шейла Фицпатрик сосредотачивает свое внимание на образовании как средстве социальной мобильности во вновь созданном социалистическом обществе.

  • Бередай, изд. Меняющаяся советская школа . Бостон: компания Houghton Mifflin, 1960.
  • .

Изменяющаяся советская школа содержит обширную информацию об образовании в России с главами, посвященными основным этапам российской истории, начиная с царской России и заканчивая Советским Союзом.Утверждения, изложенные в работе, подтверждаются исследованиями 70 американских исследователей, посетивших советские школы, университеты, колхозы и промышленные предприятия в 1958 году. Царская Россия, Революционная Россия и Советский Союз. Работа разделена на три раздела, каждый из которых дает подробное представление об образовании в России. Первая часть посвящена идеологическим, социальным, историческим и философским характеристикам российского образования для анализа педагогики.Во второй части описываются формальные учреждения дошкольного образования, начальной школы, средней школы и университета, в которых выясняется, какое содержание преподавалось, как преподавалось и как обучались учителя. Часть третья ставит под сомнение универсальный характер всеобщего образования, изучая маргинальные группы, такие как талантливые учащиеся и учащиеся с ограниченными возможностями. Цель работы двоякая: первые две дать подробное представление о советской образовательной системе, а вторая — осветить сходство между советской системой и американской образовательной системой.

  • Горсуч, Анна Э.  Молодежь в революционной России: энтузиасты, богема, правонарушители . Блумингтон: Издательство Индианского университета, 2000.
  • .

Энн Горсуч исследует опыт молодежи в России во время новой экономической политики. Экономические проблемы, созданные НЭПом, оставили многих детей без присмотра взрослых, когда они возвращались домой из школы. Эта ситуация, вызванная в основном НЭПом, привела к тому, что многие дети ограничили образование только четырьмя годами, прежде чем присоединиться к своим родителям в той или иной форме работы.Образование для девочек в этот период считалось слишком дорогим, поэтому многие родители оставляли дочерей дома, чтобы они работали по дому и помогали воспитывать младших детей. Горсуч дает представление о роли пола в образовании для российской молодежи, например, из каждых ста дней у мужчин было 230 свободных часов, а у женщин всего 169,27. В дополнение к роли пола в образовании она также обеспечивает важный анализ влияния экспериментальных форм обучения. Вступительные экзамены в средние школы и вузы показали, что учащиеся, обучающиеся в экспериментальных школах, политически неграмотны из-за неэффективности педагогов этих экспериментальных учреждений.Эти неудачи привели к тому, что учебная программа переключилась с обучения социальному поведению на традиционную историю, экономику и политическую теорию.

Сцены советского образования 1921 года:

Трое голландских школьных учителей-коммунистов отправились в Россию, чтобы осмотреть трудовые школы, созданные в недавно реформированной России. Они наблюдали за школами, в которых учились от малышей до подростков. В этих школах детей учили, как проявлять фотографии, как прясть ткани, как пользоваться печатными станками, как работать на лесопилке и как работать в лаборатории.Каждый из голландских исследователей написал небольшие биографии, с которыми можно ознакомиться ниже. Наблюдения этих трех педагогов-социалистов служат воротами в сознание социалистического образования.

Ян Корнелис Сетон

Ян Корнелис Сетон : Противостоит книжному обучению. Предпочитал брать студентов на прогулки на природе, чтобы окунуться в мир. Он выступал против христианского образования, поскольку оно служило лишь средством поддержания существующего общественного порядка. Он не видел необходимости в управлении образованием, поскольку оно создавало авторитарные фигуры.В 1919 году он стал соучредителем Ассоциации учителей-коммунистов. Он опубликовал несколько работ по новому образованию в социалистических журналах, таких как «Новая эра», две из этих работ перечислены ниже. Обе эти работы демонстрируют стремление Сетона включить социалистические ценности в систему образования в Голландии, а затем и во всем мире.

Сетон, Ян Корнелис. «Бесплатная школа или обязательная государственная школа» Новое время , (1902): 37-51, 109-121.

Сетон, Ян Корнелис.«Социал-демократия и просвещение» Новое время , (1913): 875 – 889.

 

Ян Корнелис Стам

Ян Корнелис Стам : Родился в 1884 году, вырос в кальвинистской семье, которая уделяла большое внимание образованию. Он учился в школе в Слидрехте, в Южной Голландии, где некоторые из его сверстников и учителей познакомились с социалистическими ценностями. Он начал преподавать в 1903 году и позже вступил в Социал-демократическую партию в 1909 году. Он работал редактором партийной газеты The Tribune и писал о социалистических ценностях в образовании и нейтральной школе или школе с совместным обучением.

Вилимсе Вильбрехт

Виллемсе Вильбрехт : школьный учитель в Амстердаме с 1925 по 1940 год. Начиная с 1932 года Виллемсе был важной фигурой в создании и работе марксистских рабочих школ. Она работала в Монтессори-тренинге для учителей в Утрехте с 1940 по 1941 год. Виллемсе работал редактором Монтессори-образования с 1939 по 1956 год. Многие из ее работ были опубликованы в «Обновление образования», и «Образование Монтессори».

Вильбрехт, Виллемсе. « Наши дети будут нашими судьями »

 

 

Ниже представлены сцены, снятые Яном Корнелисом Сетоном, Яном Корнелисом Стамом и Вилемсом Вильбрехтом во время их путешествия по России в 1921 году. даже рубить дрова.

  • Сетон, Ян. и Стам, Ян, и Вильбрехт, Виллемсе. Советское образование 1921. Международный институт социальной истории. По состоянию на 25 октября 2013 г.

 

 

Образование в Советском Союзе середины ХХ века

  • Бентон, Уильям. Учителя и преподаватели в СССР Kingsport: Kingsport Press, 1965.

Служа подробным анализом советского образования, книга Уильяма Бентона « учителя и преподаватели в США».SSR охватывает определенные области, такие как использование фильмов в образовании и структурирование начальных и средних школ. Исследование поездки Бентона в Москву в 1964 году послужило основой для большей части его книги. Работа использует узкую линзу в рассмотрении советского образования, фокусируясь на определенных областях, и ее следует читать как дополнение к работам, которые рассматривают тему советского образования под более широким углом.

  • Мэтьюз, Мервин. Образование в Советском Союзе. Лондон: Суррейский университет, 1982.

Никита Хрущев

Со сменой руководства в Советском Союзе придут перемены, одни переходы принесут больше перемен, чем другие. В «Образование в Советском Союзе» Мервин Мэтьюз сравнивает образование при администрации Никиты Хрущева и Леонида Брежнева. Его сравнение сосредоточено на общем образовании, технических школах и высших учебных заведениях с учетом таких характеристик, как отношение учителей, благополучие учащихся и проблемы в управлении.Большая часть этих работ посвящена социальным сдвигам, произошедшим после смерти Иосифа Сталина.

  • Грант, Найджел. Советское образование. Нью-Йорк: Penguin Books, 1979.

Краткий обзор образования в СССР в 1960-е годы можно найти в книге Найджела Гранта «Советское образование». В своей работе он стремится представить систему образования Советского Союза, используя рассказы студентов и профессоров из СССР из первых рук, чтобы дополнить статистическую информацию, официальные документы и научные журналы.Он представляет общие характеристики начального, среднего и высшего образования, включая идеологию, структуру, укомплектование школ и дисциплину. В своем описании работы советского образования Грант связывает его с другими образовательными системами других стран.

Неделя на память: Лев Толстой

Лев Толстой родился 9 сентября 1828 года. Толстой был писателем, драматургом и эссеистом, которого обычно считают одним из лучших писателей, когда-либо живших на свете.Его политические и религиозные труды также оказали сильное влияние на последующие поколения общественных деятелей.

Толстой родился в известной дворянской семье. Он поступил в университет в 16 лет, планируя изучать юриспруденцию и языки, но он не был ни очень хорошим учеником, ни хорошо мотивированным, и бросил школу, не закончив учебу.

После окончания университета Толстой начал писать, и это, кажется, единственное, к чему он относился очень серьезно. Он наслаждался спокойной жизнью молодого богатого аристократа, но его пороки в конце концов настигли его; к 1851 году у него были большие долги из-за азартных игр, и он пошел в армию, чтобы заработать достаточно денег, чтобы выплатить свои долги.Толстой служил артиллерийским офицером во время Крымской войны (1853-1856), дослужившись до чина лейтенанта и получив официальное признание за свою храбрость в бою.

Во время службы в армии были опубликованы его первые романы. Трилогия Детство (электронная книга | электронная аудиозапись | печатная версия), Отрочество (электронная книга | печатная версия) и Юность (электронная книга | печатная версия) рассказывала историю взросления сына богатого человека. и понимая, что он не разделяет ценности своих родителей.Позже Толстой отверг их как чрезмерно сентиментальные, но они в значительной степени автобиографичны и дают представление о ранних этапах его политического мышления.

Толстой ужаснулся своему военному опыту и ушел из армии, как только война закончилась. Он написал о войне в трех новеллах, составляющих « Севастопольские зарисовки » (электронная книга). Его политическое и литературное мышление в дальнейшем сформировалось во время двух поездок по Европе, которые он совершил в 1857 и 1860-61 годах.

В первую поездку Толстой стал свидетелем публичной казни во Франции.Это зрелище привело его к страстной приверженности ненасилию и сильному недоверию к правительству. «…Государство — это заговор, направленный не только на эксплуатацию, но прежде всего на развращение своих граждан… Отныне я никогда и нигде не буду служить никакому правительству», — писал он в письме другу.

Во время своего путешествия по Франции Толстой познакомился с Виктором Гюго, чьи романы повлияли на его собственное творчество. Он также познакомился с французским политиком и философом Пьером-Жозефом Прудоном, который одним из первых объявил себя анархистом.Они обсуждали свои теории воспитания, и их разговор так тронул Толстого, что, вернувшись в Россию, он основал несколько школ для детей недавно освобожденных русских крестьян (крепостное право в России было отменено в 1861 году). Политическое давление привело к довольно быстрому закрытию школ, но они были одними из первых экспериментов в области демократического образования, предоставив ученикам право голоса в своем собственном образовании.

Толстой женился в 1862 году. У него и его жены Сони было 13 детей (только восемь пережили детство), и их супружеская жизнь была очень счастливой, по крайней мере, вначале.Соня была секретарем Толстого и финансовым менеджером. Она также была его переписчиком, переписывая повторные черновики его работ, пока он редактировал и исправлял новые черновики для своего издателя. В этом качестве она скопировала от руки как минимум семь черновиков романа « Война и мир », который в первом издании насчитывал более 1200 страниц.

«Война и мир» (электронная книга | электронная аудиозапись | печатная версия), первый из двух великих шедевров Толстого, представляет собой масштабный рассказ о наполеоновской эпохе и французском вторжении в Россию.Он следует за членами пяти дворянских семей с 1805 по 1820 год и включает более 500 персонажей, многие из которых являются историческими личностями.

Толстой последовал за «Война и мир» с другим своим классическим произведением, «Анна Каренина» (электронная книга | электронное аудио | печатное издание | аудио). Это история дворянки, у которой роман с кавалерийским офицером, и она начинает чувствовать себя все более ограниченной социальными ограничениями своей жизни.

В последние десятилетия своей жизни Толстой все больше отдавался духовным размышлениям, и его более поздние произведения стали ориентироваться на религиозные темы.Его 1884 Моя религия (электронная книга | электронное аудио) было заявлением о его христианской вере, в котором основное внимание уделялось «подставь другую щеку» как заповеди ненасилия. Десять лет спустя, в году «Царство Божие внутри вас » (электронная книга), он выступал за полную реорганизацию общества, основанную на строгих христианских принципах. Он пришел к выводу, что аристократия была несправедливым бременем для бедняков и что владение землей аморально.

К 1901 году сочинения Толстого стали настолько анархистскими и пацифистскими, что Русская православная церковь отлучила его от церкви.Он продолжал продвигать труды других русских анархистов и помогать им находить издателей.

Толстой 1908 Письмо индусу (электронная книга) призвал Индию к ненасилию как к тактике обретения независимости от Британской империи. Мохандас Ганди, который работал юристом в Южной Африке и только начинал свою карьеру политического активиста, прочитал это эссе, и оно сильно повлияло на его мышление. Прочитав также Царство Божье внутри вас , Ганди написал Толстому, и двое мужчин переписывались более года до смерти Толстого.

В конце жизни Толстого его брак с Соней быстро портился. По мере того как его религиозные и политические взгляды становились все более экстремальными, ей стало труднее жить с ним. В свои последние дни они спорили о том, что станет с авторскими правами на его произведения после его смерти. Он хотел разместить все свои работы в открытом доступе; она хотела сохранить контроль над его работой, чтобы прокормить себя после его смерти. Решив окончательно отказаться от своего богатства и аристократической жизни, он подписал документ об отказе от авторских прав и ушел от Сони.Через несколько дней он серьезно заболел и умер на ближайшем вокзале 20 ноября 1810 года. .)

Два великих произведения Толстого были адаптированы в различных форматах. «Война и мир » был превращен Сергеем Прокофьевым в оперу и экранизирован как минимум дважды: англоязычная версия 1956 года с Генри Фондой и Одри Хепберн в главных ролях и русскоязычная версия 1967 года.Есть две разные адаптации телевизионных мини-сериалов: совместное французско-итальянское производство 2007 года и версия BBC 2016 года. А отрывок из романа был адаптирован как мюзикл «Наташа, Пьер и Большая комета 1812 года» , который несколько лет шел за пределами Бродвея, прежде чем выйти на Бродвей в 2016 году.

«Анна Каренина» стал еще более популярным . Его снимали более дюжины раз, особенно в 1935 году с Гретой Гарбо и в 2012 году с Кирой Найтли; Хелен МакКрори играет главную роль в мини-сериале 2000 года.Русский композитор Родион Щедрин написал музыку для балета 1972 года, а более поздние балетные постановки были построены на уже существующей музыке Петра Ильича Чайковского и Альфреда Шнитке. Писатель Бен Х. Уинтерс добавляет элементы стимпанка в историю Толстого в Android Karenina (электронная книга | электронное аудио | печать).

Опера Дэвида Карлсона 2007 года, основанная на романе «Анна Каренина », имеет интересную предысторию. Либретто Колина Грэма было написано 40 лет назад для английского композитора Бенджамина Бриттена, которому Большой театр поручил написать оперу « Каренина ».От этого проекта отказались после вторжения стран Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году.

Биографии Толстого написаны А. Н. Уилсоном (печатная версия) и Розамунд Бартлетт (электронная книга).


Также на этой неделе


15 сентября 1889

Родился Клод Маккей. Маккей был поэтом и писателем, одной из главных фигур Гарлемского Возрождения, великого расцвета афроамериканской художественной и культурной жизни, сосредоточенного в Нью-Йорке в 1920-х годах. Лучшие стихи Маккея собраны в Selected Poems (электронная книга | печатная версия).В 2017 году был опубликован его роман Любезный с большими зубами (электронная книга | электронное аудио | печатная версия) после того, как рукопись была обнаружена в архиве Колумбийского университета. Роман был написан в 1941 году и представляет собой сатиру о политической жизни Гарлема в годы, предшествовавшие Второй мировой войне.

13 сентября 1944 г.

Родилась Жаклин Биссет. Биссет — актриса, которая впервые стала известна в конце 1960-х годов. Многие из ранних ролей Биссет полагались больше на ее красоту, чем на ее игру, но критики начали относиться к ней более серьезно после ее появления в 1973 году в фильме Франсуа Трюффо « День за ночью » (DVD).С 1980-х она чаще работала на телевидении; в 2013 году она получила премию «Золотой глобус» за роль в телевизионном мини-сериале «Танцы на грани » (потоковая передача | DVD) о черной джазовой группе в Лондоне 1930-х годов.

15 сентября 1959 г.

Родился Мортон Харкет. Харкет — солист норвежской синти-поп группы A-ha. На пике своего успеха в конце 1980-х A-ha были достаточно популярны, чтобы исполнить заглавную песню для фильма о Джеймсе Бонде. Они оставались популярными в Европе в течение тридцати лет, но в Соединенных Штатах Harket и A-ha по-прежнему наиболее известны своим хитом 1985 года «Take On Me» и запоминающимся анимационным видео с карандашным наброском.Несколько альбомов A-ha доступны для прослушивания на Hoopla.

11 сентября 1978 г.

Джанет Паркер, английский медицинский фотограф, стала последним зарегистрированным человеком, умершим от оспы; эта болезнь была официально объявлена ​​ликвидированной Всемирной ассамблеей здравоохранения в 1980 году. колоний, последней и самой серьезной в серии вспышек, поразивших Бостон.

Великий Воспитатель: Лев Толстой 1828 До 1910

«Я казнил людей на войне, Я дрался на дуэлях, чтобы убить других. Я проигрывал в карты, растрачивал средства, выжатые из пота крестьян, жестоко наказывал последних, бунтовал с распутными женщинами и обманывал мужчин. Ложь, грабеж, разного рода прелюбодеяния, пьянство, насилие и убийство — все это было совершено мной, не было пропущено ни одного преступления, и тем не менее мои равные считали меня сравнительно нравственным человеком. Такова была моя жизнь десять лет.”

Лев Толстой – один из самых известных русских писателей, почитаемый как один из величайших писателей в мире. Самыми известными его произведениями являются романы «Война и мир» и «Анна Каренина». Он был также уважаемым просветителем и религиозным мыслителем, авторитетное мнение которого послужило причиной возникновения нового нравственно-религиозного течения — толстовства. Лев Толстой оказал глубокое влияние на развитие европейского гуманизма, а также на развитие реалистической традиции в мировой литературе.

Граф Лев Николаевич Толстой родился в 1828 году в Ясной Поляне Тульской губернии России, в потомке двух знатных семей. Он был четвертым из пяти детей графа Николая Ильича Толстого, участника Отечественной войны 1812 года, и графини Марии Толстой (урожденной княгини Волконской). Его мать была дочерью Николая Волконского, генерала царицы Екатерины Великой, представителя знаменитого русского, из княжеского дома Рюриковичей. Предок Льва по отцовской линии, граф Петр Андреевич Толстой, был известен своей ролью в расследовании смерти царевича Алексея.
Отец Лео был участником военной кампании против Наполеона, участвовал в «Битве народов» под Лейпцигом. Позже он был пленником французов. Когда Льву не было еще и двух лет, его мать умерла в 1830 году, через шесть месяцев после рождения дочери. В 1837 году семья переехала в Москву, а вскоре после этого скоропостижно скончался отец граф Николай Николаевич Толстой, поэтому всех осиротевших детей воспитывали родственники. Спустя три года всех пятерых братьев и сестер снова перевезли, теперь уже в Казань, к сестре отца, члену семьи Юшковых.Семья считалась одной из самых веселых в Казани, все члены семьи были опоясаны гламуром и славой. Хотя Толстой пережил много потерь в раннем возрасте, позже он идеализировал свои детские воспоминания в своих произведениях.
Лев Толстой хотел блистать в обществе, но ему мешала природная застенчивость и отсутствие внешней привлекательности. «Философствование» о самых важных вопросах нашего бытия, например: о счастье, смерти, Боге, любви и вечности, оказало отсроченное влияние на его характер в этот период жизни.Он признавал многообразие своего мышления. Начальное образование Толстой получил дома, у французских и немецких учителей. В 1843 году он поступил на курс восточных языков в Казанском университете. В 1844 году он начал учиться, но у него возникли трудности с переходным экзаменом по «турецко-татарскому языку», и ему пришлось пересдавать программу первого года обучения.

Его учителя описывали его как «неспособного и нежелающего учиться».

Чтобы избежать полного повторения курса, он пошел в юридическую школу, где его проблемы с оценками по некоторым предметам остались.В конце концов Толстой покинул Казанский университет посреди учебы в 1847 году без степени. Он вернулся в поместье своих родителей, где попытался стать фермером.
Толстой пытался установить новые отношения со своими крестьянами. В 1861 году крестьяне получили вольную в Российской империи. До этой даты владелец мог продать их вместе с землей как часть собственности. Кроме того, в 1849 году Толстой открыл первую школу для крестьянских детей. Главным учителем был Фок Демидович, но часто давал уроки и Толстой.Осенью 1851 года Толстой сдал экзамен в Тифлисе и стал юнкером 4-го батальона 20-й артиллерийской бригады, стоявшей в станице Старогладовской на берегу Терека под Кизляром. С некоторыми изменениями в деталях он изображен в романе «Казаки». В качестве кадета Лев Толстой пробыл два года на Кавказе, а затем в ноябре 1854 года был переведен в Севастополь на Украине, где участвовал в Крымской войне до августа 1855 года. им написан рассказ «Рулить дрова», в котором отразился кавказский опыт, и первый из трех «Севастопольских рассказов» — «Севастополь в декабре 1854 года».Он отправил рассказ в «Современник», самый популярный журнал того времени, и он был быстро опубликован и с интересом прочитан по всей России, доставив потрясающие впечатления, написав ужас, постигший защитников Севастополя. Историю показали российскому императору Александру II, и он велел офицеру позаботиться об «одаренном».
За оборону Севастополя Толстой награжден орденом Святой Анны 4-й степени медалью с надписями «За храбрость», «За оборону Севастополя 1854-1855 гг.» и «В память войны 1853-1856 гг.».Впоследствии награжден двумя медалями «В память 50-летия обороны Севастополя»: серебряной как участник обороны Севастополя и бронзовой как автор «Севастопольских рассказов».
Когда закончилась Крымская война и Толстой ушел из армии, он вернулся в Россию. Вернувшись на родину, начинающий автор оказался очень востребованным на петербургской литературной сцене. Упрямый и высокомерный, Толстой отказывался присоединиться к какой-либо конкретной интеллектуальной школе мысли. Объявив себя анархистом, он уехал в Париж в 1857 году, но поездка произвела на Толстого скорее негативное впечатление.

«Все думают об изменении мира, но никто не думает об изменении себя».

Осенью 1859 года Толстой вновь открыл школу для крестьян в одной комнате своего большого господского дома в Ясной Поляне. В то время в России не существовало бесплатного образования для крестьянских детей. Субъекты были элементарными, метод представлял собой смесь ударов и заучивания, а результаты были незначительными. Это положение Толстой хотел исправить, заменив народное образование совершенно оригинальными педагогическими методами.

«О проблемах педагогики», — писал он: «Для всякого жизненного условия развития есть педагогическая целесообразность, и отыскать ее — задача педагогики».

В 1860 году Толстой писал своему другу Ю.П. Ковалевский: «Я был занят школой для мальчиков и девочек… успехи… были довольно неожиданными. […] Самая насущная потребность русского народа — Народное образование… [Это] не началось и никогда не начнется, пока этим занимается правительство.В мае 1862 года, вернувшись в Россию из своего второго путешествия по Европе, Лев Николаевич Толстой страдал депрессией и по рекомендации врачей отправился на башкирский хутор Каралык, что в Самарской губернии.
Жил он там в башкирской юрте, ел баранину, загорал, пил кобылье молоко, чай, играл в шашки, но еще помнил, как общался с детьми на европейских улицах. Он находил их очень умными и сообразительными, свободомыслящими и на удивление хорошо информированными, но не благодаря их образованию.В статье «О народном образовании» он писал:

«Вот бессознательная школа, подрывающая обязательную школу и обесценивающая ее содержание… То, что я видел в Марселе и во всех других странах, сводится к тому, что везде главную роль в воспитании народа играет не школа, а жизнь».

После возвращения в имение Толстой начал издавать педагогический журнал «Ясная Поляна», первый из 12 выпусков, и в том же году женился на дочери врача Софье Андреевне Берс.Помимо теоретических статей, он также написал ряд рассказов, басен и транскрипций, адаптированных для начальной школы. Толстой взялся за реформу образования еще до освобождения крестьян и активно участвовал в жизни своей школы и Ясной Поляны. В то время, прочитав Монтеня, он писал:

«В образовании опять-таки главное равенство и свобода».

В 1862 году Толстой открыл около двадцати школ на своих землях, и уроки посещало более пятидесяти юношей, девушек, а нередко и взрослых.Яснополянская школа принадлежала к ряду педагогических экспериментов: в эпоху благоговения перед немецкой школой просвещения Толстой решительно восставал против всякого устава и дисциплины в школе. Он считал, что все образование должно быть бесплатным и добровольным. Толстой считал, что все обучение должно осуществляться индивидуально между учителем и учеником и их взаимоотношениями. В Яснополянской школе дети сидели где хотели, сколько хотели.
Специальной программы обучения не было, но по утрам детей обучали элементарному и углубленному чтению, сочинению, чистописанию, грамматике, священной истории, русской истории, рисованию, музыке, математике, естественным наукам и религии.Днем проводились эксперименты по физике и уроки пения, чтения и сочинения. Постоянный порядок не соблюдался, уроки удлинялись или пропускались в зависимости от степени интереса, проявляемого учащимися. По воскресеньям учителя встречались, чтобы обсудить работу и наметить планы на следующую неделю. Но не было никаких обязательств придерживаться какого-либо плана, и каждый учитель был поставлен полностью сам по себе. Какое-то время они вели общий дневник, в который с беспощадной откровенностью записывали как свои неудачи, так и свои успехи.
Дети учились новым идеям, науке и искусству, но нападки Толстого на европейское образование и «прогресс» заставили многих сделать вывод, что он был очень «консервативен». Единственной проблемой в школе было то, что учителям приходилось мотивировать крестьянских детей. Дела шли хорошо. Их вел сам Толстой с несколькими постоянными учителями и несколькими посторонними вкладами от ближайших друзей и посетителей.
Нравственно-религиозное учение Льва Толстого основывалось на идее непротивления злу и желании распространять добро в мире для каждого человека.Он предложил идею нравственной революции, в основе которой лежал тезис о свободном самосовершенствовании. Он утверждал, что ненасильственная духовная революция может произойти в человеке быстро. Условиями нравственного воспитания Льва Толстого являются: развитие наблюдательности, развитие способности самостоятельно мыслить, глубоко чувствовать и развитие творчества. Он также выступал за свободу детской деятельности и творчества, уважение к ребенку как личности. Толстой протестовал против угнетения детей, для него приобщение ребенка было «религиозным принципом».
Основываясь на мысли Жан-Жака Руссо об идеальной природе ребенка (точка зрения, что несовершенное общество и взрослые портят ребенка «фальшивой» культурой), Лев Толстой утверждал, что учителя не имеют силы закона воспитывать детей в дух принятых ими принципов. В основу образования должна быть положена свобода выбора учащихся – чему и как они хотят учиться. Учителя должны следить и развивать характер ребенка.

Для Льва Толстого система образования – это свободное соединение людей, обладающих определенным объемом знаний, где оба свободно делятся.Главной задачей обучения и воспитания было развитие творческого мышления, что обосновывало необходимость полноценного естественнонаучного образования.

Защитил диссертацию о единстве воспитания и обучения. Невозможно обучать без передачи знаний; все знания действительны для образования. Самое главное в воспитании, по мнению Льва Толстого, это соблюдение условий свободы в воспитании и обучении, на основе религиозно-нравственных учений.
Образование должно быть плодотворным и способствовать движению человека и человечества ко все большему благу. Особая роль отводится таким приемам обучения, как слова учителя, рассказы и беседа. Особенностью его мышления было широкое использование экскурсий, опытов, таблиц, картинок, просмотр подлинных предметов. Критическое значение придавалось фонетическому методу обучения грамоте.
Вскоре Толстой оставил преподавательскую деятельность. Женитьба, рождение детей и планирование романа создали для него новую деятельность.Живя в Ясной Поляне, Толстой большую часть 1860-х годов трудился над своим великим романом «Война и мир». И критики, и публика гудели по историческим рассказам романа о наполеоновских войнах в сочетании с вдумчивым развитием реалистичных, но вымышленных персонажей.
В начале 1870-х годов Лев Толстой начал создавать свою «Азбуку» для детей и издал ее в 1872 году. Затем он выпустил свою «Новую азбуку» и серию из четырех «Русских книг для чтения», утвержденных в качестве пособия для начальной школы как результат длительного диалога с Министерством народного просвещения.
После успеха «Войны и мира» в 1873 году Толстой приступил к работе над вторым из своих самых известных романов «Анна Каренина». Роман частично основан на текущих событиях, а также беллетризованы некоторые биографические события из жизни Толстого. Первая фраза «Анны Карениной» — одна из самых известных строк книги: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Также из этой же книги вышла очень мощная цитата:

«Для просвещения крестьянства нужны три вещи: школы, школы и школы.

Несмотря на успех «Анны Карениной», после завершения романа Толстой пережил душевный кризис и впал в депрессию. Стремясь раскрыть смысл жизни, Толстой сначала обратился в Русскую православную церковь, но не нашел там искомых ответов. Он пришел к выводу, что христианские церкви коррумпированы, и вместо организованной религии разработал свои собственные убеждения. Он решил выразить эти убеждения, основав в 1883 году издание под названием «Посредник».Вследствие приверженности своим нетрадиционным — и поэтому спорным — духовным убеждениям Толстой был изгнан Русской православной церковью. За ним даже следила тайная полиция.
Когда новые убеждения Толстого побудили его раздать деньги, его жена категорически возражала. Разногласия создавали напряжение в браке пары, пока Толстой скрепя сердце не согласился на компромисс. Он согласился предоставить своей жене авторские права — и, предположительно, гонорары — на все свои произведения, написанные до 1881 года.В дополнение к своим религиозным трактатам Толстой продолжал писать художественную литературу на протяжении 1880-х и 1890-х годов.
Среди жанров его более поздних произведений были моральные рассказы и реалистическая фантастика. Одним из наиболее успешных его поздних произведений была повесть «Смерть Ивана Ильича», написанная в 1886 году. В 1898 году Толстой написал «Отца Сергия», художественное произведение, в котором он, кажется, критикует убеждения, развившиеся у него вслед за духовной жизнью. преобразование. В следующем году он написал свой третий продолжительный роман «Воскресение».Хотя произведение получило некоторую похвалу, оно не соответствовало успеху и признанию его предыдущих романов. Другие поздние произведения Толстого включают очерки об искусстве, сатирическую пьесу «Живой труп», написанную им в 1890 году, и повесть «Хаджи-Мурат» (написанную в 1904 году), которая была обнаружена и опубликована после его смерти. За последние 30 лет своей жизни Толстой зарекомендовал себя как моральный и религиозный лидер. Его идеи о ненасильственном сопротивлении злу повлияли на таких людей, как социальный лидер Махатма Ганди.

В последние годы своей жизни Толстой получил международное признание. Тем не менее, он все еще изо всех сил пытался примирить свои духовные убеждения с напряжением, которое они создавали в его семейной жизни. Его жена не только не соглашалась с его учением, но и не одобряла его учеников, которые регулярно навещали Толстого в родовом имении. Их беспокойный брак приобрел известность в прессе. Стремясь избежать растущего недовольства жены, в октябре 1910 года Толстой и его дочь Александра отправились в паломничество.Во время поездки она работала личным врачом своего престарелого отца.
Ценя свою частную жизнь, они путешествовали инкогнито, надеясь скрыться от прессы, но безрезультатно. В ноябре 1910 года начальник станции в Астапово, Россия, открыл Толстому свой дом, позволив больному писателю отдохнуть. Толстой умер там вскоре после этого. По сей день романы Толстого считаются одним из лучших достижений литературного творчества. «Войну и мир» часто называют величайшим из когда-либо написанных романов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.