Нравственные ценности россии: Защита традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти / КонсультантПлюс

Содержание

В России утвержден список духовно-нравственных ценностей

В Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года, подписанной Председателем Правительства РФ Дмитрием Медведевым, говорится, что Стратегия опирается на систему духовно-нравственных ценностей, сложившихся в процессе культурного развития России (см. список ниже). Что думают про этот список традиционных ценностей священники?

Духовно-нравственные ценности, сложившиеся в процессе культурного развития России (согласно Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года)

  • человеколюбие
  • справедливость
  • честь
  • совесть
  • воля
  • личное достоинство
  • вера в добро
  • стремление к исполнению нравственного долга перед самим собой, своей семьей и своим Отечеством

Нужно искать формулировки, которые будут приняты всеми

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря  (Москва)

Протоиерей Александр Ильяшенко

Мне кажется, идея документа хорошая и правильная, но его нужно бы еще доработать. Например, в Стратегии встречаются штампы, идущие с советских времен. Так, говорится о воспитании личности, способной реализовать свой потенциал в условиях современного общества. Но современное общество – величина не постоянная, изменчивая и какое время оно просуществует именно в таком виде – неизвестно: условия нашей жизни меняются достаточно быстро.

Получается, мы ориентируем личность на короткий исторический промежуток, на нечто быстро меняющееся, преходящее? Или все-таки даем ей традиционные ценности, которые по-настоящему значимы и в прошлом, и в настоящем и в будущем? Противоречие выходит.

В документе перечислены традиционные ценности, и слова вроде бы названы правильные, но некоторые можно понимать в самом широком смысле и порой, к сожалению, совсем не так, как их понимали создатели документа. Под них можно подогнать любую точку зрения, даже ту, что противоречит замыслу авторов.

К примеру, что значит «нравственный долг перед самим собой, своей семьей и своим Отечеством»? Вот, скажем, генерал Власов считал, что он именно исполняет свой нравственный долг перед самим собой и перед своим Отечеством, при этом присягая лично Гитлеру.

Стратегия рассчитана на десять лет. Это тоже, кстати, мне кажется странным. Как можно Стратегию нравственного воспитания принимать только на десять лет? Что, через десять лет она должна смениться? Ведь стратегия по своей сути – вещь медленно меняющаяся. Стратегические задачи не должны быть сиюминутными. А сфера нравственного воспитания должна ориентироваться на действительно традиционные ценности, которые были справедливы сотни лет назад.

Кстати, из документа выпало такое понятие, как патриотизм. Это не только личный долг перед семьей и Отечеством, а нечто более конкретное и более широкое одновременно. У наших предков было замечательное обобщение, императив – служить своему Отечеству верой и правдой. Слова «вера и правда» уже не имеют двойного звучания, их нельзя толковать произвольно.

Речь в документе идет о нравственном воспитании детей. Важно задаться вопросом – кого мы хотим получить из этих детей через годы? Если верных сынов своей Родины, готовых служить ей всем, чем они обладают, то это – важная установка.

В одну фразу невозможно вложить глубокую и обширную мысль, но необходимо подбирать формулировки, которые появились действительно благодаря национальному опыту и мудрости народа, и которые трудно истолковать как-то иначе. Это требует очень большого труда  — интеллектуального, исследовательского, исторического и так далее. Поэтому, повторяю, я бы предложил над документом еще серьезно поработать.

Нужно искать формулировки, которые будут приняты всеми, всем нашим народом. Он должен почувствовать, что все, звучащее в документе исходит из его давних-давних традиций и соответствует его внутренним ценностям. Тогда не надо будет писать стратегию на десять лет, на пятнадцать, на двадцать: она будет естественной для народа, глубокой и, следовательно, постоянной.

Ценности, которые помешают брать взятки

Протоиерей Федор Бородин, настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке в Москве.

Протоиерей Федор Бородин

Я считаю, что в документе – прекрасный список традиционных ценностей. Для нас, христиан, ценности  рождаются из нашей веры и ее питаются.

Но если государство будет воспитывать в гражданах уважение к ним и учить этим ценностям теми способами, какие у него есть, прежде всего, конечно, через школу, то я только за. Поскольку нам очень не хватает всего этого в нашей жизни.

Могу сказать из собственной практики: я пятнадцать лет, с 1992 года, в общеобразовательных школах вел предмет, который сегодня называется основы православной культуры. Так вот, дети с жадностью слушают слова о любой добродетели, о чести, о совести. Как сухая земля влагу они впитывают рассказы о благородных поступках тех, кто жил на нашей земле раньше. Все вот это формирует человека.

Причем, если человек стремится к добру, а в семье ему все эти вещи не объясняют, не говорят о тех базовых нравственных принципах, о которых идет речь в документе, то слышанное в школе поможет вести себя иначе, чем родители.

Важно преодолеть сложившуюся ситуацию, в которой школа давно устранилась от воспитания, оставив только преподавание. Школа, конечно, должна воспитывать. И в школе, и в институте обязательно должен быть кодекс поведения, разграничение допустимых и не допустимых вещей.

Помню, когда я поступил в семинарию в 1988 году. Наш поток был первым, когда набрали сразу четыре класса,  до этого набирали один или два. И вот как-то я разговаривал со студентом академии и услышал от него: «Нам с вами стало тяжело. Когда в свое время пришли учиться мы, общая атмосфера переваривала нас, мы учились, как можно себя вести, как нельзя. Вас так много, часто ведете себя неправильно и не чувствуете, как это диссонирует с нашими традициями». Но все-таки потом эти самые традиции победили и нас.

Так что, повторяю, учебное заведение должно воспитывать человека. Это можно делать на основе преподавания литературы, отечественной истории. Хотя бывает так, что и преподаватели негуманитарных предметов – математики, физики, химии — тоже становятся нравственными идеалами для детей – по тому как он себя ведет и его поведение соответствует кодексу, который декларируется в школе. Такой преподаватель навсегда может остаться старшим другом, учителем жизни для взрослеющего ребенка.

Сейчас мы столкнулись с тем, что базовыми ценностями нашего общества, к сожалению, становятся потребление, нажива, развлечения, расслабление и прочие вещи, которые разрушают страну и душу человека. Этому, конечно, надо противостоять.

Если список ценностей, перечисленных в документе, будет работать в нашем обществе, нам всем намного легче будет жить. В документе говорится о долге перед Отечеством, перед ближними. Я бы расширил это понятие и ввел туда принцип служения, потому что в России этот принцип, особенно для государевых людей – единственный принцип, который может заставить человека внутренне противостоять искушению брать взятки или использовать свое служебное положение как личный ресурс.

Список ценностей – только в контексте Стратегии

Протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник»

Протоиерей Максим Первозванский. Фото Юлии Маковейчук

Документ, на мой взгляд, построен очень интересно с той точки зрения, что часть, где вроде бы отдельно выделены ценности, позволяет прикрыться от слишком радикальных либералов: «Мы же ничего особенного не сказали»… То есть в самом списке никаких конкретных традиционных ценностей  нет – перечислены размытые общие  понятия из серии «за все хорошее против всего плохого». Если бы все выглядело так, что Россия готова воспитывать и защищать вот такие традиционные ценности, то тогда это был бы, скорее, провал, чем достижение.

Но этот список нельзя рассматривать вне контекста стратегии в целом.

Потому что дальше, в различных пунктах документа, акценты все-таки расставляются, там  говорится о важных вещах,  в том числе и о настоящих ценностях.

Этот документ однозначно показывает озабоченность нашего руководства тем, что в стране совсем нет идеологии. И это плохо  в условиях очевидной военной опасности , в которой находится наше государство,  Военной – в смысле однозначно идущей «холодной войны». Обычно опорой государства являются люди, которым, по выражению Стругацких, хочется странного. Они не ограничиваются едой, садиком, домиком, собачкой, парой детей, а ищут более глубоких и серьезных смыслов. Такие люди становятся необходимыми стране Матросовами, панфиловцами, Павличенко. Именно такие люди являются собирающим, цементирующим ядром. Чтобы такие люди появились, они должны быть готовы не на словах, а всей жизнью воспринять некие идеи. Но где взять идеи, если в условиях того общества, в котором мы живем,  нет идеологии. Проблема в том, что мы действительно живем в светском государстве и Конституции у нас прописано отсутствие государственной идеологии.

Поэтому мы и имеем грустный пример студентки Вари, которая хотела уехать в ИГИЛ.

Думаю, что государство это хорошо понимает и поэтому в концепции воспитания оставлены специальные лакуны. Это открытый документ, и в этом его важное значение. С одной стороны он носит максимально широкий характер, с другой – говорит о воспитании как о первоочередной задаче. В девяностые годы прошлого века слово воспитание вообще было изъято, в «нулевые» — стало разрешено, допущено вторым планом. Этим документом воспитание возвращается в жизнь общества как важнейшая ее составляющая.

«Ценности» в отрыве от христианской этики превращаются в абстрактные понятия

Игумен Агафангел (Белых) настоятель Архиерейского подворья Свято-Николаевского собора в г. Валуйки (Валуйская и Алексеевская епархия), сотрудник Синодального миссионерского отдела, руководитель миссионерского стана «Спасский», в п. Тикси, республика Саха.

Игумен Агафангел (Белых)

Понятно желание правительства Российской Федерации в очередной раз как-то укрепить, сплотить народ нашей страны, учитывая «актуальные потребности современного российского общества и государства», опираясь на традиционные и духовные ценности. Жаль, что, при этом, в «Распоряжении № 996-р» исповедуется не христианский, а вполне языческий подход к вопросу, характерный для Римской империи, например, признающей всех богов и все религии, лишь бы их адепты покланялись императору и служили к укреплению государства. Именно поэтому, кстати, было гонимо христианство, — так как христиане не могли признать божественность императора.

Да, и человеколюбие, и братство, и честь, совесть, воля, личное достоинство, вера в добро и прочая, и прочая, — очень хорошо. Но, сами по себе, в отрыве от христианской этики, они превращаются в абстрактные понятия. Что значит абстрактная «вера в добро» или, кто является источником «совести и нравственного долга» в человеке?

В христианской аксиологии на первом месте стоит Бог и следование его заповедям, а на втором месте находится человек, потому что через наше отношение к Богу строится и наше отношение к ближнему. Здесь человеколюбие не цель, а средство. Совесть и воля — дар Божий, а верующий в «добро» знает Имя Того, Кто есть Источник всякого блага.

В любом случае, то, что планируется говорить с детьми о нравственности и человеколюбии, неплохо. Но нельзя лицемерно утверждать при этом, что мы опираемся на «систему духовно-нравственных ценностей, сложившихся в процессе культурного развития России», ни слова не говоря о христианстве, ставшем важнейшим образующим фактором для всего того, что мы можем назвать российской культурой. Похоже, что опять, у Церкви пытаются взять, то что нужно и полезно государству, оставляя за бортом саму Церковь Христову.

Мы могли бы не стесняться своих христианских корней

Священник Филипп Ильяшенко, заместитель декана Исторического факультета ПСТГУ.

 

Священник Филипп Ильяшенко

Когда мы произносим слово «стратегия», мы понимаем, что речь идет не о чем-то сиюминутном, что есть оперативное, не о чем-то завтрашнем, что есть тактическое, а о стратегическом, то есть о том, что определяет будущее. Стратегия определяет будущее. Не беру на себя ответственность говорить о том, какова должна быть стратегия развития воспитания в нашей стране сегодня, но выскажу некоторое размышление по поводу того материала, который нам представлен как документ, определяющий стратегию, то есть наше будущее.

Этот документ уже на первой странице в разделе «Общие положения» приводит ту основу, на которой должна выстраиваться система воспитания. Это четыре строчки текста, две с половиной из которых посвящены перечислению названных в стратегии «духовно-нравственных ценностей, которые сложились в процессе культурного развития России». Мне кажется, что само по себе это перечисление отражает не новое для человеческого мировоззрения отношение к традиционным духовно-нравственным ценностям, как ценностям общегуманистическим, как ценностям, которые существуют сами по себе относительно человека.

Но нужно быть, наверное, малообразованным, совсем исторически безграмотным человеком, «Иваном, не помнящим родства», чтобы отрицать, что все до настоящего момента известные духовно-нравственные ценности, традиционные ценности – это ценности, связанные с христианством, то есть с Христом. Когда мы видим перечень того, что составляет духовно-нравственные ценности, на которые будет опираться стратегия развития воспитания в России в ближайшие 10 лет, то мы должны сказать, что в этом перечне трудно увидеть Христа, трудно увидеть ту основу, на которой только и может вырастать любая, декларированная в этом списке ценность, и, соответственно, может строиться какое-то воспитание.

Мы живем в уникальное время, когда в известном смысле маски сброшены. Мы можем уже не носить ужасающую своим лицемерием и просто демагогией и ложью личину коммунистической идеологии советского периода, отравившую и разрушившую то великое государство, при всей жестокости его создания и тяготах его существования – великое государство, которым был Союз Советских Социалистических Республик. Мы можем сейчас назвать вещи своими именами. Сегодня мы можем говорить о том, что фашизм есть фашизм, и не надо рассказывать про уютный концлагерь, пытаясь оправдать нацизм. И не нужно нам говорить о великом Сталине, пытаясь оправдать сталинизм как таковой, и ложь коммунизма, ложь большевистского ленинского государства в целом.

Мы можем теперь прямо говорить следом за одним замечательным русским правителем о том, что «у России нет союзников, кроме армии и флота». Более того, сейчас с некоторым облегчением можно говорить, что теперь эти союзники у России все-таки есть. Еще пять лет назад можно было сомневаться, есть ли, живы ли эти союзники – армия и флот, – или уже отошли в иной мир, и больше их нет. Сейчас, мне кажется, можно говорить о том, что они есть.

Наконец, действительно можно сейчас констатировать, что эта большая дружба, эти объятия и рукопожатия, которыми цивилизованный мир приветствовал, как нам казалось, нашу свободу, на самом деле были приветствием разрушения великого государства и геополитического, экономического, военного соперника. Мы можем не делать вид, что их ценности – это наше всё, и наша цель – ценности, которыми живет западный мир. Мы можем называть извращение извращением, однополое сожительство не семьей, а богопротивным и противоестественным человеку состоянием. Мы можем называть семьей союз мужчины и женщины, любящих друг друга, свои отношения определивших соответствующими гражданскими актами, и иногда свидетельством перед религиозным последованием.

Мы можем говорить о том, что сейчас проявили свое отношение к нашей стране и к нашему народу его настоящие друзья, друзья ложные и скрытые враги. Не для того чтобы заниматься охотой на ведьм, не для того чтобы возбуждать агрессию и истерию, которой наполнена наша жизнь в последнее время, совсем не для этого. Мы живем в реальном мире, и мы принадлежим не по своим заслугам, а по заслугам предков к великому народу, и мы имеем долг, оставленный нам святым равноапостольным князем Владимиром, святым апостолом Андреем Первозванным, другими апостолами и просветителями Руси, хранить и свидетельствовать то сокровище, которое было проповедано и передано нам более тысячи лет назад.

Сейчас мы могли бы не стесняться своего русского происхождения или своих христианских корней и об этом говорить рельефнее. Я совсем не политик и не берусь мною глубоко уважаемых политиков чему-то учить, потому что это их, как говорят, хлеб, их профессия, их долг. Но я, как обыватель этой страны, хотел бы, чтобы то, на чем моя страна стоит, то, из чего она выросла, и то, без чего, как показала история XX века, выжить не может, не вызывало какого-то стеснения к объявлению сколько-нибудь публичному, тем более в документах, которые определяют будущее нашей страны. И только в этом смысле, думаю, что этот документ нуждается в каком-то осмыслении и развитии.

Нужно ли заниматься будущим нашей страны? Конечно, нужно, потому что наше будущее создается сегодня. От чего оно зависит? Совершенно верный посыл – будущее зависит от детей и молодежи, какими мы их воспитаем, таким и будет наше будущее. В этом смысле, этот документ в наше время назрел. Сама по себе необходимость этого документа отражает кризис нашего сегодняшнего состояния и мировоззрения. Этот документ необходим. Именно кризисность сегодняшнего положения, состояния, мне кажется, позволяет говорить без обиняков то, что мы по тем или иным политическим и иным соображениям постеснялись бы сказать еще 10-15 лет назад.

Подговили Оксана Головко, Тамара Амелина

Традиционные российские духовно-нравственные ценности в контексте проблематики российской общегражданской идентичности

Упоминание о традиционных и духовно-нравственных ценностях присутствует в Конституции РФ [1], а также в таких документах, как «Основы государственной культурной политики» [2], «Стратегия национальной безопасности» [3], а также в целом ряде других документов стратегического планирования.

Необходимо отметить, что в современных условиях нельзя строить государственную культурную политику на положениях, которые осуществляющие ее лица понимают лишь интуитивно, на личностном субъективном уровне. Если мы не пойдем по пути последовательной расшифровки и адекватной, доказательной интерпретации понятия «российские традиционные ценности», то эффективность любых мер в рамках обсуждаемых нами документов будет весьма относительной.

В минувшем году в Конституции РФ появилось положение о традиционных семейных ценностях, о браке как союзе мужчины и женщины. Очевидно и понятно, что тем самым защищены традиционные российские представления о браке.

Вместе с тем, нельзя сказать, что моногамный союз мужчины и женщины является исключительно российской традиционной и духовно-нравственной ценностью.

Думается, что то же самое можно сказать и об остальных ценностях, перечисленных в статье 78 Стратегии национальной безопасности, где к традиционным российским духовно-нравственным ценностям относятся приоритет духовного над материальным, защита человеческой жизни, прав и свобод человека, семья, созидательный труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм, историческое единство народов России, преемственность истории нашей Родины.

Можно констатировать, что набор ценностей, представленный в Стратегии, носит универсальный характер. Собственно, значительная часть подобных ценностно-окрашенных норм зафиксирована и в Конституции РФ, начиная со статьи 2, согласно которой «человек, его права и свободы являются высшей ценностью».

При этом, конечно же, совершенно очевидно, что они входят и число российских ценностей – прежде всего ценностей гражданских, имеющих конституционный источник.

А что же тогда представляют собой российские духовно-нравственные традиционные ценности? Попробуем разобрать по пунктам эту формулу.

Итак, мы имеем дело с духовно-нравственными ценностями, поскольку они имеют нематериальный характер. Что делает эти ценности традиционными? Прежде всего, тот факт, что они укоренены в нашей истории и культуре [4]. Впрочем, это не означает, что данные ценности абсолютно уникальны и присущи только России, только российской цивилизации. Они присутствуют и в иных комбинациях ценностных рядов, формирующих идентичность других стран и народов. Однако их, очевидно, нельзя признать и универсальными, распространенными повсеместно. При этом следует признать, что процесс накопления ценностей идет постоянно. Наши традиционные ценности – это и ценности дореволюционной России, и ценности советского периода. Сегодня эти ценности являются одной из важнейших основ общероссийской гражданской идентичности.

Попробуем теперь ответить на вопрос, каким образом они проявляют себя в культурной сфере?

После принятие корпуса поправок 2020 года в обновленной Конституции РФ появилась формулировка, согласно которой культура как конституционная ценность – это, прежде всего, «наследие многонационального народа». И именно в этом качестве она подлежит защите со стороны государства и общества.

Представляется вполне обоснованным утверждение, согласно которому лучшие произведения русской культуры всегда имели не только эстетическое, но и этическое измерение, были тесно связаны с идеалами гражданственности.

Для русской культуры характерен синтез этического, эстетического и гражданского начал. И эта несомненно традиционная черта русской культуры является одновременно и нашей традиционной ценностью. Эту традиционную для нас ценность (этическую и гражданскую ориентацию нашей культуры) необходимо культивировать, в том числе и путем соответствующего государственного заказа.

Коснемся теперь сферы образования в контексте ее пересечения, соприкосновения с культурной сферой. Что является традиционной, характерной именно для российской цивилизации особенностью в данной сфере?

Отвечая на этот вопрос, необходимо отметить, что практика нашей педагогической науки, от Ушинского до Макаренко и Сухомлинского, базируется на синтезе образования и воспитания, интеллектуальных и этических ценностей.

Является ли эта практика универсальной, общераспространенной? Пожалуй, нет, поскольку широко известны примеры, когда образовательные стратегии были лишены этического измерения. Значит, в данном случае речь идет именно о российских традиционных духовно-нравственных ценностях. Очевидно, что данное положение коррелирует и с содержанием «Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года».

Не менее обоснованным будет утверждение о том, что традиционной для российской науки ценностью будет тесная взаимосвязь интеллектуальных и этических ценностей [5]. К примеру, российская историческая наука в своих лучших проявлениях, восходящих к Карамзину, Соловьеву, Ключевскому, всегда защищала историческую правду. Сегодня же, как мы знаем, защита исторической правды является еще и конституционной обязанностью, зафиксированной в корпусе конституционных поправок.

Не менее важной ценностью российской науки, ценностью на стыке интеллектуальной и этической сфер, является восходящая к Михаилу Ломоносову концепция гармонии научного знания и религиозного опыта. Это черта, характерная именно для российской науки и нехарактерная для науки западной, где научное значение зачастую накапливалось и передавалось в конфликте с религиозными институциями.

Как представляется, при подобной интерпретации понятия «традиционные духовно-нравственные ценности» ставится возможной решение задачи выработки единого подхода к вопросам науки, образования и искусства, о необходимости которого говорилось в Основах государственной культурной политики. При этом наилучшим иллюстративным материалом по теме традиционных российских ценностей, как представляется, было бы обращение к личностным образцам, к личному примеру тех людей, которые упомянутые ценности олицетворяют.

Отметим, что подобное обращение могло бы способствовать решению и другой важной задачи, которая была поставлена в «Основах государственной культурной политики». Речь идет о задаче «формирования личности на основе присущей российскому обществу системы ценностей». В этом контексте представляется важным соотнести российские традиционные ценности с культурно-исторического опытом российского искусства, российского образования, российской науки. Как представляется, это поможет обосновать ценностные стандарты, которые призваны быть современным продолжением того, что воплощали в своем творчестве, в своих научных поисках Пушкин [6] и Достоевский [7], Ключевский [8] и Ломоносов [9], Ушинский [10], Сухомлинский [11], Макаренко [12]. Научная, творческая, педагогическая деятельность этих выдающихся исторических деятелей представляет собой образец воплощения российских традиционных ценностей в социальной практике.

Как представляется, это важно еще и потому, что в вопросе ценностного регулирования государственные институты должны максимально убедительно и доходчиво донести свою точку зрения до творческих союзов, научных и педагогических сообществ, до гражданского общего в целом.

Таким образом, в данном случае предлагается сфокусироваться на тех российских духовно-нравственных традиционных ценностях – культурных, образовательных, научных, которые являются исторически верифицируемыми. 

Гуманитарный канон российской цивилизации, свод российских цивилизационных ценностей должен выстраивается не столько путем теоретических обобщений, сколько путем обобщений эмпирического характера. По сути, речь идет о ценностных кодексах, ценностных меморандумах в трех важных сферах – образования, культуры, науки, где была бы четко очерчена ценностная основа деятельности государственных органов и их партнееров с опорой на исторические традиции российского народа.

В этой ситуации также важно зафиксировать обязывающий характер конституционных ценностей, гражданских ценностей, среди которых есть как универсальные этические, эстетические, интеллектуальные ценности, которые являются базовыми для нашего общества, так и переданные нам от предков ценности, традиционные для России [13]. При этом основным вопросом, обращенным к творческим, научным, педагогическим сообществам, является вопрос о признании конституционных, гражданских ценностей, которые закреплены в Основном законе страны. На наш взгляд, вполне логично, что именно принятие этих ценностей является условием для полноценного партнерства с государством, в том числе и в вопросе получения финансовой поддержки, выделения бюджетных средств.

Отрицание этих ценностей не ставит художника вне закона, однако предполагает, что свое конституционное право на свободу творчества он реализует либо самостоятельно, либо при поддержке симпатизирующих ему единомышленников. Вариант государственной поддержки, государственного заказа при этом не должен обсуждаться.

Культурное творчество – это в первую очередь создание произведений с высоким эстетическим качеством. Но этот же «культурный продукт», очевидно, должен соответствовать этическим и гражданским ценностям, должен служить целям формирования и укрепления российской общегражданской идентичности. Очевидно, что смысл государственного регулирования деятельности в сфере культуры заключается в том, чтобы поощрять создание контента, соответствующего гражданским ценностям.

Вместе с тем, необходимо отдавать себе отчет в том, что сферы образования, науки и культуры – эта не те сферы, в которых органично принуждение. Напротив, это пространство, где нужно убеждать и уметь быть убедительным. Именно по этой причине обращение к конституционным и гражданским ценностям является базовым условием для сотрудничества государства с творческими союзами, научными коллективами, образовательным учреждениями. Диалог с такой позиции убедителен в силу того, что ценностное регулирование опирается на конституционные нормы.

В свою очередь, ограничительные меры, если они все-таки применяются, четко вытекает из очевидного факта необходимости защиты конституционных ценностей, защиты культурных прав граждан РФ, защиты культуры как наследия многонационального российского народа. В данном контексте подобные меры – это о не «красные флажки», ограничивающие вход в «запретную зону», а скорее трамплин, позволяющий поддерживать высокую планку российскую культуры в двадцать первом веке.

Сегодня мы можем говорить об этих ограничениях, опираясь прежде всего на конституционные гражданские ценности, благо в тексте самой Конституции сохранилось положение, предполагающее ограничение прав и свобод с целью защиты нравственных норм.

Но, конечно, же, мы не можем и не должны говорить о подобных ограничениях в контексте традиционных духовно-нравственных ценностей. Обращение к ним – это стимул к тому, чтобы не ограничивать, а, наоборот, расширять творческий потенциал.

[1] Новый текст Конституции РФ с поправками 2020 года // Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации : [сайт]. – – Url: http://duma.gov.ru/news/48953/ (дата обращения: 15.04.2021).

[2] Указ Президента Российской Федерации от 24.12.2014 г. № 808 «Об утверждении основ государственной культурной политики» // Президент России : [сайт]. – Url: www.kremlin.ru/acts/bank/39208, дата обращения 10.03.2021.

[3] Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Российская газета : [сайт]. – Url: https://rg.ru/2015/12/31/nac-bezopasnost-site-dok.html (дата обращения 10.03.2021).

[4] Безвесельная З.В. Фундаментальные ценности русской культуры: история и современность // Социально-гуманитарные знания. –
2016. – № 8. – С. 34-43.

[5] Юлов В.Ф. Ценности науки и высшей школы России // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2008. – № 2. – С. 177-179.

[6] Ходжаева М. Д. Нравственные идеалы Пушкина // Вестник Таджикского государственного университета права, бизнеса и политики. Серия гуманитарных наук. – 2009. – № 2. – С. 165-172. – Url: https://cyberleninka.ru/article/n/nravstvennye-idealy-pushkina (дата обращения: 14.03.2021).

[7] Казаков А.А. Ценностный анализ как методологическая проблема (на материале творчества Ф.М.Достоевского) // Сибирский филологический журнал. – 2012. – № 3. – С. 72-80.

[8] Меньшиков В.М. Историко-цивилизационные и историко-педагогические предпосылки развития духовно-нравственного воспитания в России / Меньшиков В.М., Гатилова Н.Н., Хохлова А.Б. // Научные ведомости белгородского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2014. – №13 (184). – С. 288-295.

[9] Костылев П.Н. М.В.Ломоносов и научное изучение религии // Вестник Московского университета. Серия 7: Философия. – 2011. – № 5. – С. 74-82.

[10] Константинова Н.Д. Ключевые ценности отечественного образования в трудах К.Д.Ушинского // Проблемы современного образования. – 2020. – № 2. – С. 103-107. – Url: https://cyberleninka.ru/article/n/klyuchevye-tsennosti-otechestvennogo-obrazovaniya-v-trudah-k-d-ushinskogo (дата обращения: 14.03.2021).

[11] Днепрова Т.П. «Педагогика духовности» В.А.Сухомлинского // Педагогическое образование в России. – 2011. – № 2. – С. 50-56.

[12] Куряков А.В. Этико-педагогическая система А.С.Макаренко // Мир науки, культуры, образования. – 2013. – № 5(42). – С. 16-19.

[13] Рассадина Т.А. Традиционные ценности русской культуры // Социально-гуманитарные знания. – 2008. – № 1. – С. 44-58.

Экспертного института социальных исследований (Москва).

Духовные ориентиры. В России собираются охранять традиционнные духовно-нравственные ценности — Новости Якутии

YAKUTIA.INFO. Министерство культуры России подготовило проект указа президента об утверждении основ государственной политики в области сохранения традиционных духовно-нравственных ценностей. Документ опубликован на портале нормативных правовых актов. Об этом пишет Znak.

Так, целями являются «противодействие распространению деструктивной идеологии», «обеспечение морального лидерства России как хранителя традиционных ценностей» и «сохранение и укрепление системы ценностей, передача их от поколения к поколению».

В проекте указано говорится, что для его реализации необходимо выполнить 11 задач. Например, укреплять традиционные семейные ценности (защищать институт брака как союза мужчины и женщины), сохранять историческую память и защищать ее от фальсификаций, поддерживать деятельность религиозных организаций, защищать русский язык (не допускать использование нецензурной лексики), защищать население от «внешнего информационного-психологического воздействия».

В документе поясняется, что под традиционными ценностями понимаются нравственные ориентиры, формирующие мировоззрение граждан России. К числу традиционных ценностей в числе прочего относятся патриотизм, гражданственность, служение Отечеству, крепкая семья, приоритет духовного над материальным, милосердие.

По мнению Минкульта, угрозу традиционным ценностям несет «деятельность экстремистских ‎и террористических организаций, действия США и их союзников, транснациональных корпораций, иностранных некоммерческих организаций».

В Минкульте считают, что в по итогам реализации данного указа Россия может пойти двумя путями. Позитивный сценарий предусматривает «постепенное преодоление существующих проблем, поиск ответов на новые вызовы, исходя из традиционных ценностных ориентаций». А негативный — «характеризуется дальнейшим усугублением рисков, связанных ‎с распространением деструктивной идеологии».

Минкульт РФ разработал план по «укреплению традиционных ценностей»

Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Министерство культуры РФ вынесло на обсуждение проект указа президента РФ «Основы ‎государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей». В нем перечислили традиционные ценности и чуждые идеи.

Традиционные ценности в документе определили как «формирующие мировоззрение граждан РФ нравственные ориентиры, передающиеся от поколения к поколению, обеспечивающие гражданское единство».

К списку таких ценностей, по мнению авторов, в числе прочих относятся жизнь, достоинство, права и свободы человека, патриотизм, высокие нравственные идеалы, крепкая семья, созидательный труд, приоритет духовного над материальным, гуманизм, милосердие, справедливость, коллективизм, историческая память.

Также Минкульт составил список вещей, которые угрожают традиционным ценностям: деятельность экстремистских и террористических организаций, действия США и их союзников, транснациональных корпораций, иностранных некоммерческих организаций.

В перечень разрушительных и чуждых идей и ценностей вошли: культ эгоизма, вседозволенности, безнравственности, отрицание идеалов патриотизма, служения Отечеству, продолжения рода, созидательного труда, позитивного вклада России ‎в мировую историю и культуру.

Среди задач в проекте обозначено следующее: укрепление гражданского единства, сохранение исторической памяти, укрепление традиционных семейных ценностей, поддержка участия религиозных организаций традиционных конфессий в деятельности, направленной на сохранение традиционных ценностей; формирование госзаказа на проведение научных исследований, создание информационных материалов, направленных на популяризацию традиционных ценностей, защита и поддержка русского языка (в том числе недопущение нецензурной лексики).

Также среди задач «защита от внешнего информационно-психологического воздействия, направленного на насаждение деструктивной идеологии» и повышение роли России в мире через популяризацию традиционных российских духовно-нравственных ценностей.

Как указано в пояснительной записке, этот документ разработан в соответствии со Стратегией национальной безопасности, утвержденной указом президента от 2 июля 2021 года. Сейчас проект находится на стадии общественных обсуждений с 21 января, а 4 февраля его доработка завершится.

Духовно-нравственные ценности — основа Российской государственности — Русское Космическое Общество

В тот день в Смольном институте Российской академии образования собрались учёные, философы, фольклористы, общественные деятели, специалисты в области традиционной культуры, которые сердцем и трудом радеют за сохранение истинного культурно-нравственного фундамента в настоящем и в будущих поколениях русского народа. Выразив в своих выступлениях отношение к незыблемым устоям мира, где жизнеродность является смыслом, а приумножение счастья отцовства и материнства — целью жизни, они решили:

— Традиционная культура народа – оплот его нравственности.

— Нравственность народа – есть совесть народа. Это естественное, данное Богом состояние человека и общества. Категория «нравственность» соотносима с категорией «гармония».

— Мораль – есть искусственный установленный в обществе порядок вещей. Мораль далеко не всегда соотносится с нравственностью.

— Жизнеродность народа определяется его нравственностью.

— Времена попрания традиционных культурных отношений проходят. Эти времена породили в обществе вопиющую безнравственность, грозящую гибелью нашей страны и народа.

— Участники Конференции поднимают знамя Культуры развития Жизни, где нравственность каждого человека и общества в целом обретается путём формирования целостного, созидательного человека, обладающего набором высоких благородных качеств. Такой человек благочестив, нравственен и совестлив. Мера его культуры позволит задать высокую планку общественной морали.

— Собравшиеся согласились, что предлагаемая АНО «Интелрост» методика воспитания человека, известная как «Киноуроки в школах России и Мира», есть всенародное достояние и инструмент коллективного стратегического действия по формированию будущего.

— Соединившиеся Общим Делом утвердили, что время разлада тех, кто осознан и ответственен за прошлое и будущее прошло. На кону сохранение страны и русской цивилизации. Взявшись за руки, соединив ресурсы, сключив жизни, сумеем решить задачу – качнуть маятник русской жизни в сторону жизнеродности.

Спустя совсем немного времени, это решение тех, кто свои мысли, слова и дела кладёт на алтарь служения Отечеству и Жизни, нашло закрепление в Проекте Указа Президента России, который сейчас проходит общественное обсуждение.

30 декабря 2021 г. в развитие Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утверждённой Указом Президента Российской Федерации от 2 июля 2021 г. № 400, Министерство культуры России подготовило проект Указа «Об утверждении Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей » (Далее – Основы).

Содержание документа носит революционный характер. Никогда в истории постсоветской России государственные документы не содержали столь конкретных, чётких и безапелляционных приоритетов в области государственной политики, направленной на обретение культурного и духовно-нравственного суверенитета.

Основы определяют традиционные ценности, как «формирующие мировоззрение граждан России нравственные ориентиры, передающиеся от поколения к поколению, обеспечивающие гражданское единство, лежащие в основе российской цивилизационной идентичности и единого культурного пространства страны, нашедшие своё уникальное самобытное проявление в духовном, историческом и культурном развитии многонационального народа России».

Ключевым положением документа является перечисление традиционных ценностей:

1. Жизнь.

2. Достоинство.

3. Права и свободы человека.

4. Патриотизм.

5. Гражданственность.

6. Служение Отечеству ‎и ответственность за его судьбу.

7. Высокие нравственные идеалы.

8. Крепкая семья.

9. Созидательный труд.

10. Приоритет духовного над материальным.

11. Гуманизм.

12. Милосердие.

13. Справедливость.

14. Коллективизм.

15. Взаимопомощь ‎и взаимоуважение.

16. Историческая память и преемственность поколений.

17. Единство народов России.

Данный перечень является могучим основанием для выстраивания государственной политики в области формирования среды, в которой указанные нравственные ориентиры станут основой созидания мировоззрения нашего народа. Он же является опорным фундаментом для народных инициатив в сфере культуры, образования, воспитания, науки, техники, искусства, здоровьесбережения и т.д.

Радуемся этой неожиданной поддержке «сверху». Горячо приветствуем эту операцию той части государственников, которые, несмотря на общую, трагическую ситуацию в сфере культуры, воспитания, образования и других сферах жизни Российского общества, тем не менее, отчаянно борются за сохранение нашей государственности.

Основы утверждают:

«Целями государственной политики в сфере традиционных ценностей являются:

1) сохранение и укрепление системы традиционных ценностей, передача их от поколения к поколению;

2) противодействие распространению деструктивной идеологии;

3) обеспечение морального лидерства России в международных отношениях как хранителя традиционных общечеловеческих ценностей».

Последний пункт обязывает ко многому. Слово не воробей, вылетит – не поймаешь. «Моральное лидерство» просто так, написанием на бумаге, не завоёвывается. Это шаг. За ним непременно останется след. Предложившие это в качестве стратегического документа должны отдавать себе отчёт в том, что сказанное потребует серьёзной работы над собой и для других. Призывать к нравственности, справедливости и единству можно лишь по праву. По праву можно только быть, а не казаться. Это смелое заявление. И это серьёзная заявка. Мы радуемся этому. И горячо поддерживаем стремление к преображению во имя служения Отечеству у некоторых представителей Российских правящих элит.

Перечень традиционных ценностей в Указе вместил в себя семнадцать идеалов. Это рывок, но ещё не прорыв. Поясним. Все перечисленные идеалы есть категории «сохранения». Целенаправленное формирование этих ценностей способно обеспечить устойчивое состояние общества и государства на определённое время. Но не развитие. Для преображения России сегодня требуются цели. Высокие цели и мечты, а также способ их измерения и достижения. Это не критика предлагаемых инициатив. Это факт. Ведь существует не только сохранение, но и изменение любой системы, включая общество и государство. Сохранение и изменение – вот две равновесомые части целого, процесса устойчивого, гармоничного развития Жизни. Наша научная школа определяет его как «хроноцелостный процесс неубывающих темпов роста полезной мощности, не возрастания потребляемой мощности и уменьшения мощности потерь за счёт повышения коэффициента совершенства технологий и качества на всех уровнях управления. Это хроноцелостный процесс, управляемый на основе законов сохранения и развития Жизни».

Для устойчивого, гармоничного развития жизни нашего общества и государства, требуется ещё одна базовая традиционная ценность, присущая как русскому государствообразующему народу, так и другим, коренным народам-созидателям нашей страны. Эта ценность – стремление к развитию и созидательному творчеству. «Лучший способ сохранить Землю и страну для будущих поколений – это формировать Человека, способного и реализующего свою способность к творчеству во имя развития Жизни«. Б.Е.Большаков.

Этот базовый принцип, являющийся фундаментальной потребностью каждого человека, проявлен в культурно-генетических кодах нашего народа. Именно он, этот восемнадцатый идеал, станет тем сшивающим семнадцать традиционных ценностей, и подведёт могучее основание под утверждение о том, что Жизнь, как космопланетарное явление, является наивысшей ценностью, и по праву занимает первое место в перечне традиционных ценностей русской, российской цивилизации.

Мы стоим на этом утверждении и подкрепляем его метким высказыванием нашего выдающегося соотечественника П.Г.Кузнецова: «Общество, способное использовать идеи, появляющиеся в сознании отдельного человека, для роста возможностей общества как целого, и использующее рост возможностей общества для формирования человека, способного генерировать новые идеи — будет обладать наиболее быстрыми темпом роста возможностей».

Итак, проект Указа «Об утверждении Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей» сегодня проходит стадию доработки и общественного обсуждения. Вокруг него поднялась огромная волна критики и агрессивной риторики. И это понятно, ведь как показано в самом документе: «Усилия, предпринятые Российской Федерацией с целью развития духовного потенциала страны, привели к повышению сплочённости российского народа, к осознанию гражданами необходимости сохранения и укрепления традиционных ценностей перед лицом глобального ценностного кризиса, ведущего к утрате человечеством традиционных духовно-нравственных ориентиров и моральных принципов». А это для врагов нашего народа и нашей государственности смерти подобно. Если русские обретут опору в лице государства Российского и выступят с ним за одно – за ноосферно-космическое будущее, в котором человек и человечность станут играть определяющую роль в деле сохранения развития Жизни – мало не покажется никому. Никому из тех, кого перечислили в проекте Указа его составители, показав, что: «угрозу традиционным ценностям несёт деятельность экстремистских и террористических организаций, действия США и их союзников, транснациональных корпораций, иностранных некоммерческих организаций» и тех, кого они не перечислили.

Вперёд, друзья! Стратегические инициативы Русского Космического Общества: «Культура развития Жизни», Российское общественное движение «Семья Отечества», Проект нашего будущего «Русское Космическое Общество 2045», а также деятельность в области образования, воспитания, культуры, искусства, экологии, науки, творчества, здоровьесбережения и, конечно, всенародная стратегическая воспитательная инициатива «Киноуроки в школах мира», получают мощное, правовое основание! Давайте поддержим проект данного Указа имеющимися у нас средствами, а также пожелаем успеха тем государственникам в системе управления страной, которые продолжают борьбу за своё – за наше. Вместе победим!

Глава Русского Космического Общества

Алексей Алексеевич Гапонов

Духовно-нравственные ценности станут обязательными для предустановки на гаджеты

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) выбрала типы программ, которые должны предустанавливаться на гаджеты, продаваемые в России. Требования к программному обеспечению (ПО), которое может быть предустановлено, указаны в концепции проекта постановления правительства, которая есть у «Ведомостей». Закон об обязательной предустановке российского софта президент Владимир Путин подписал в декабре 2019 г.

Согласно концепции, российский софт будет предустанавливаться на смартфоны, планшеты, компьютеры, Smart TV и телевизионные приставки. В зависимости от типа устройства на него будут предустановлены антивирусные программы, навигаторы (карты), поисковики, соцсети, а также программы доступа к госуслугам, голосовые помощники, системы быстрых платежей и персональная платежная система «Мир». Для планшетов, компьютеров и Smart TV список дополнят аудиовизуальные сервисы и приложения, обеспечивающие трансляцию 20 обязательных общедоступных каналов.

Сроки вступления в силу требований различаются для разных устройств: с 1 июля 2020 г. предустановка российского ПО станет обязательной для смартфонов, с 1 июля 2021 г. для планшетов и носимых устройств, с 1 июля 2022 г. для компьютеров массой до 10 кг., с 1 июля 2023 г. для Smart TV и ТВ-приставок.

Какое ПО станет обязательным для предустановки

Формировать список типов ПО, разрешенного для предустановки, будет ФАС совместно с Минкомсвязи и Роспотребнадзором, а утверждать – правительство. Чтобы попасть в него, программа должна разрабатываться в России, быть совместимой с системным софтом, на базе которого работает устройство, и бесплатной для пользователей, а также не должна содержать «недокументированных возможностей». Предложить свое ПО смогут как компании и индивидуальные предприниматели, так и госорганы и ЦБ. 

При принятии решения о включении типов ПО в список, ФАС будет руководствоваться такими критериями:

Поводом для исключения из перечня помимо несоответствия требованиям может стать сокращение использования софта пользователями, а также законодательный или судебный запрет на использование такого софта. 

Порядок предустановки

Возложить ответственность за предустановку ФАС хочет на производителей устройств. Ведомство отмечает, что, если производители по каким-то причинам не смогут исполнить требования закона, предустановкой по согласованию с ними могут заняться продавцы и дистрибуторы. 

Предустановка ПО будет осуществляться несколькими способами: сразу на жесткий диск устройства; производитель может разместить на устройстве иконки приложений от разных разработчиков, и пользователь сам выберет, какое установить; в виде диалогового окна при активации устройства, через которое пользователь выберет варианты приложений. Пропустить это окно он не сможет. 

 Реакция рынка 

Представитель Samsung заявил «Ведомостям», что компания готова исполнять закон, но, пока процедура и зоны ответственности четко не прописаны в подзаконных актах, говорить о его реализации преждевременно. Он добавил, что у производителя уже есть опыт предустановки российского ПО, например, «Яндекс.Карт» на смартфоны. Представители Apple и ФАС не ответили на запрос «Ведомостей» на момент публикации. «В целом мы рады сотрудничеству с российскими разработчиками ПО и активно развиваем свой собственный магазин приложений AppGallery. Что касается предустановленных приложений, мы работаем над этим и стремимся найти оптимальное решение для всех участников рынка», – заявил представитель Huawei.

«Концепция ФАС не предусматривает какую-либо ответственность производителя ПО перед потребителем, которому это ПО навязывается законом», – отмечает представитель Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК, объединяет Apple, Google, Samsung, Philips и др.) Антон Гуськов, таким образом, встает вопрос: кто будет отвечать за возможные перебои в работе устройства, связанные с конкретным ПО или его совместимостью с другими. Многие аудиовизуальные сервисы предусматривают встроенные покупки, без которых контент или его часть не будут доступны, продолжает Гуськов, следовательно, государство фактически занимается продвижением конкретных компаний навязывает покупку их контента потребителю. Самое главное – отсутствие реестра конкретных производителей и конкретных программных продуктов может породить правовую неопределенность, чреватую судебными исками и разбирательствами в ФАС: к примеру, производитель софта может использовать свое положение и пытаться продать свое ПО по завышенным ценам, а если производитель или продавец не смогут с ним договориться, не смогут найти ему замену и официально сообщат об этом, неизвестный им российский производитель может подать против них иск, рассуждает он.

Нормативные документы, полагает Гуськов, могут появиться не раньше апреля, а значит, у производителей и продавцов смартфонов останется лишь два месяца на то, чтобы подготовиться к исполнению закона: договориться с производителями софта, провести тестирование, осуществить предустановку на все устройства, которые будут продаваться с июля. Этого времени недостаточно, указывает представитель РАТЭК: только лишь на тестирование новых приложений уйдет не менее полугода.

Дистанционная продажа устройств тех производителей, которые не осуществили предустановку, будет незаконна, указывает президент Ассоциации компаний интернет-торговли Артем Соколов: если интернет-ритейлер будет вскрывать телефоны у себя на складе и осуществлять установку ПО, покупатели не смогут воспользоваться правом на возврат товара надлежащего качества. В e-commerce сейчас потребитель имеет право вернуть товар в течение семи дней без объяснения причин, напоминает Соколов.

В подготовке материала участвовал Денис Сивичев.

Ценности подчинения власти и ограничения свободы

В ночь с пятницы на субботу должно было закончиться обсуждение проекта президентского указа о «сохранении и укреплении традиционных российских духовно-нравственных ценностей». Но что-то пошло не так: голосование на правительственном портале продолжалось все выходные, и честность его вызывает сомнения. Большое число участников – почти 180 тысяч человек, и общественное возмущение – с критикой проекта выступили, в частности, известные деятели культуры Константин Хабенский, Константин Райкин, Константин Богомолов – снижают шансы проекта быть принятым. Но рано или поздно президент его все равно подпишет, потому что этого требует действующая Стратегия национальной безопасности. 

Есть смысл разобраться, откуда вообще взялись «традиционные ценности», почему их надо устанавливать указом, разделяют ли эти ценности россияне и какие последствия будет иметь одобрение названного документа.  

Ценностей становится все больше

Давайте отмотаем немного назад. Этот проект – не что иное как реализация Стратегии национальной безопасности, утвержденной летом 2021 года. Желательные ценности, их враги и как с ними бороться были перечислены уже там, а Минкульт, который готовил проект указа президента, буквально переписал оттуда большую часть текста. Поэтому дальше я буду обсуждать Стратегию, со ссылкой на которую, вероятно, скоро появятся и другие проекты указов.

Если посмотреть на разные версии Стратегии, то можно увидеть, как разрастается часть, посвященная ценностям. В версиях 1997 и 2000 годов ценности в позитивном контексте упоминаются лишь однажды, когда речь идет о «сохранении и укреплении нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма», а угрозу видят в «девальвации духовных ценностей». В редакции 2015 года ценностям уделено уже две страницы и впервые перечисляются 13 конкретных пунктов. И, наконец, в версии 2021 года им посвящен уже специальный раздел, а само слово «ценности» упоминается 27 раз. 

Поддержите независимую журналистику

Ваши пожертвования помогут нам рассказать больше о том, чем ценности российской власти отличаются от ценностей российского народа

Поддержать «Важные истории»

Похоже, что идея включения ценностей в Стратегию нацбезопасности (а затем и в проект Минкульта) исходит от силовиков, которые стремятся построить идеологическую оборону. Об этом глава Совбеза Николай Патрушев написал целую колонку: «Коллективный Запад стремится внедрить неолиберальные догмы в сознание российских граждан и наших соотечественников по всему миру, атакуя не только традиционные российские духовно-нравственные ценности, но и истинные, действительно общие для человечества ценности, подрывая устои государств». 

При составлении списка ценностей в ход пошли привычные образцы, на которые опирались еще замполиты (заместители командира по политической части. Прим. ред.) и комсомольские лидеры, а именно Моральный кодекс строителя коммунизма. Владимир Путин в 2011 году указывал на эту связь: «Мы утратили определенные ценности советского периода, связанные с… Моральным кодексом строителя коммунизма… Это выдержки из Библии, на самом деле, и ничего нового человечество не придумало… Это то, что нам вместе подлежит укреплять. И других ценностных ориентиров у нас нет и вряд ли в ближайшее время появятся». 

Сопоставив Моральный кодекс и перечисленные в Стратегии ценности, легко заметить преемственность. Например, «дружба и братство народов СССР» превратились в «историческое единство народов России», а «извращённые эгоистические взгляды и нравы» из преамбулы Кодекса в «культ эгоизма».

Преемственность ценностей (избранные места из Морального кодекса строителя коммунизма–1961 и из Стратегии национальной безопасности–2021)

Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализмаПатриотизм, гражданственность, служение Отечеству и ответственность за его судьбу
Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизниВысокие нравственные идеалы
Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детейКрепкая семья
Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не естСозидательный труд
Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересовПриоритет духовного над материальным
Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательствуСправедливость
Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку — друг, товарищ и братГуманизм
Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одногоКоллективизм, взаимопомощь и взаимоуважение, милосердие
Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязниИсторическая память и преемственность поколений, единство народов России 

Итак, власть хочет привить людям некий набор ценностей, которые должны защитить Россию от врагов, а враги, по ее мнению, стремятся внедрить чуждые россиянам ценности, которые представляют угрозу национальной безопасности. Посмотрим, какие именно ценности предлагают продвигать, какие не предлагают и насколько это все осуществимо.

Какие ценности предлагают продвигать

Список «духовно-нравственных ценностей», предложенный в Стратегии, можно разбить на четыре категории. Первая категория связана с готовностью подчиняться разного рода авторитетам, сюда входит – патриотизм, служение Отечеству и ответственность за его судьбу, историческая память и преемственность поколений, единство народов России. Во вторую категорию попадают социально ориентированные ценности – крепкая семья, коллективизм, гражданственность. Третья категория подчеркивает превосходство «высокого» и поэтому близка к религиозности: приоритет духовного над материальным, высокие нравственные идеалы, достоинство, созидательный труд. И, наконец, нормативные ценности универсализма: гуманизм, милосердие, взаимопомощь, взаимоуважение, справедливость, жизнь, права и свободы человека. 

Глубинный народ
Максим Руднев, социолог

«Предложенное нам сочетание ценностей известно исследователям. Оно характерно для так называемого класса социальной ориентации. В него входят люди старшего возраста, с низким уровнем образования и доходов, проживающие в небольших городах»

Первая категория прямо устанавливает приоритет интересов группы (страны с единым центром, старших поколений) над интересами личности. А поскольку ценностей, которые подчеркивали бы интересы личности, в списке нет – даже наоборот, «свобода личности», «потребление и наслаждение» упоминаются в Стратегии в качестве разрушительных, – то и остальные категории приобретают авторитарный оттенок. В отсутствие ценностей автономии личности «гражданственность» отсылает скорее к комсомольской активности, чем к развитию гражданского общества; «единство народов России» намекает на их единообразие, а не на поддержку разнообразия в культурах и языках; «созидательный труд» сулит работу на чье-то благо, а не на самого себя.

Такое сочетание ценностей известно исследователям. Оно характерно для так называемого класса социальной ориентации. В него входят люди старшего возраста, с низким уровнем образования и доходов, проживающие в небольших городах. Это сочетание отражает контракт между индивидом и группой – в данном случае со страной, согласно которому люди обменивают свою лояльность на блага, предоставляемые группой. При этом лояльность группе совершенно не обязательно означает заботу об окружающих людях. В такой схеме ценности универсализма (гуманизм и т. д.) оказываются как бы условными, инструментальными и распространяются человеком только на тех, кто проявляет поддержку и заботу о нем самом. Косвенно на это указывают и односложные, абстрактные их формулировки («справедливость», «права и свободы»). Во многих политологических исследованиях похожие сочетания социальных и ориентированных на авторитет предпочтений называют также право-авторитарными установками. Для них характерна готовность подчиняться любой легитимной власти, ненависть к ее врагам, а также конвенционализм, то есть защита сложившихся социальных норм и устоев. Именно такими хотят видеть россиян авторы Стратегии.

Ценности, перечисленные в Стратегии, предполагают, что россияне должны подчиняться и терпеть ради интересов страны, жертвуя собственными потребностями. Эту идею хорошо сформулировал, например, министр Сергей Лавров, когда сказал, что «чувство национальной гордости всегда в нашей стране играло не меньшую роль», чем «желание жить хорошо, жить сыто, быть уверенным за своих детей, друзей, родных». Но так ли это на самом деле?

Насколько эти ценности распространены в России

По данным Европейского социального исследования, Россия находится посреди европейского диапазона по ценностям традиции (следование обычаям, простота и скромность) и отстает от большинства по ценностям универсализма (равенство, толерантность, окружающая среда). Получается, что жители западных стран по многим ценностям из списка похожи на россиян, зато, в противовес указанным в Стратегии ценностям, россияне являются чемпионами по важности власти и богатства. 

Более того, в терминах ценностных классов россияне занимают одно из первых мест в Европе по величине индивидуалистических классов: 54% населения в 2018 году, тогда как величина противоположного класса, социальной ориентации, который, напомню, хорошо репрезентирует упомянутые в списке ценности, составляет 38%. Но интереснее всего здесь то, что за время измерений с 2006 по 2018 год этот класс социальной ориентации неизменно сокращался – от 49% населения до 38%. Происходило это, впрочем, не под влиянием вражеских атак, а благодаря условиям жизни, принципиально изменившимся в сравнении с советским временем, а также из-за естественной убыли старших поколений, которые и составляют основу этого класса. А вот новые поколения, в отличие от старших, более высокое значение придают ценностям, которых нет в списке, – ценностям гедонизма, риска и новизны, и меньшее значение — ценностям безопасности и конформности. Из-за все большего присутствия постсоветских поколений в населении России, соответственно, растет и средняя значимость ценностей гедонизма, риска и новизны. 

Россия и Европа
Максим Руднев, социолог

«Жители западных стран по многим ценностям похожи на россиян, зато, в противовес указанным в Стратегии ценностям, россияне являются чемпионами по важности власти и богатства»

В Стратегии говорится, что «насаждение чуждых идеалов и ценностей», чуждые стране реформы и «пересмотр базовых норм морали» увеличивают «разрыв между поколениями». Однако это не так: по данным исследований, в среднем по России разброс базовых ценностей сокращается и пожилые становятся немного ближе к молодым. Впрочем, если смотреть с точки зрения части советского поколения, ментально застрявшей в СССР и превалирующей сейчас в правительственных структурах, ценностная дистанция между ними и всеми остальными россиянами действительно растет. Возможно, именно осознание этого разрыва и желание сберечь ценности, которые ей кажутся правильными, и заставило власть зафиксировать их в Стратегии.

Можно ли изменить ценности указом

Лоуренс Харрисон и его последователи много размышляли на тему того, что навести порядок в стране и заставить экономику работать можно, только изменив культуру. Однако на практике целенаправленные попытки изменить ценности (культуру) заканчивались более или менее ничем. Например, что касается ценностей, связанных с рождением детей — и это подтверждается по всему миру, вне зависимости от идеологических и пропагандистских усилий правительства — повышение благосостояния, образования и распространение контрацептивов неизменно приводят к снижению рождаемости. Даже в стране победившей исламской революции, в Иране, рождаемость за последние 30 лет упала в три раза — с шести детей на женщину до двух, а возраст вступления женщин в первый брак там почти дорос до российского и составил 23 года.

Подпишитесь на рассылку «Важных историй»

Читайте новые важные истории первыми

Можно вынудить людей к определенному поведению, но куда сложнее изменить их ценности. Например, согласно теории ценностей-как-трюизмов, люди не хотят менять свои ценности, а сталкиваясь с информацией, подвергающей сомнению их ценности, они, как после вакцинации, начинают вырабатывать контраргументы, которые в дальнейшем лишь защищают их от сомнений и внешних атак. Да и в целом люди склонны интерпретировать новую информацию в знакомых им терминах, оценивать ее с точки зрения своих существующих ценностей, так что сама идея ценностной атаки представляется нереалистичной.

В целом, изменение ценностей населения — это эволюционный процесс, отражающий условия жизни людей, влиять на который можно только через изменения условий жизни новых поколений и признавая их право на свои ценности.

Куда ведет Стратегия 

Итак, получается, что Стратегия предлагает список ценностей, подразумевающий подчинение человека власти и авторитетам, ограниченную свободу личности, нежелательность самостоятельности и инициативы. 

Многие не верят в то, что проект Минкульта будет осуществлен. Однако просто в силу бюрократической логики Стратегия нацбезопасности рано или поздно будет реализована и доведена до уровня конкретных бюджетов и госзаказов. Мы, как обещает Стратегия, увидим еще много «научных исследований… научно–популярных материалов… произведений литературы и искусства, кинематографической, театральной, телевизионной, видео– и интернет–продукции… услуг, направленных на сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей», созданных на бюджетные деньги. Россияне, вероятно, уже привыкли к пропаганде, скорее всего, они не воспримут все это всерьез. Вместо этого стоит ожидать усиления разрыва между официальной и частной культурой. Намного менее предсказуемы последствия применения этой Стратегии в школьном образовании и для регулирования медиа.

Имплицитно присутствующее в Стратегии убеждение в том, что правильные ценности можно навязать, а атаки неправильных – отбить, является неверным. А это значит, что и предлагаемые меры – поддержка церкви, патриотического кино, литературы, запрет мата – окажутся неэффективными. Печально наблюдать такой разрыв между реальностью и положениями, заложенными в стратегический документ, ведь выделенные под это средства могли бы быть потрачены на развитие, создание возможностей, поддержку самовыражения и прочих ценностей, которые помогают людям быть чуть более счастливыми.

У

русских есть мораль, они просто другие, чем у американцев

wНужно запретить использование таких терминов, как «русская душа». летний белый американец, опубликовавший множество книг о взлете и падении Советского Союза. Он начал с того, что «может показаться, что американцы имеют мало общего с теми, кто живет при диктатуре Владимира Путина», но ему, как доброму рассказчику рождественского мультфильма, есть что рассказать, как тому, кто «стал свидетелем торжество добра над злом в России много раз.”

Уже сейчас эта статья проблематична. Во-первых, нужно запретить использование таких терминов, как «русская душа». Это укрепляет представление о том, что духовная внутренняя работа россиянина принципиально и, что более важно, непостижимо отличается от таковой любого другого человека. Что русские не просто жаждут любви, боятся смерти, ходят в спортзал и запоем смотрят мыльные оперы, как большинство других людей на планете. Есть что-то «странное» в этих русских, чего мы никогда не поймем, потому что у них другая душа .Такому, как я, родившемуся в России, кажется, что все ваши знания о стране и ее народе основаны на книгах, которые вы читаете в уютном академическом кресле, и что у вас, вероятно, нездоровая одержимость Достоевским.

Есть мультяшная фраза «победа добра над злом», детская фраза, которой место в басне или сказке, а не эссе, пытающееся разбавить дух целой нации. И, конечно, обобщение всех людей, живущих «под диктатурой Владимира Путина», будто они орки под рукой Сарумана в «Властелине колец» , а не 144.3 миллиона человек, включающих 185 этнических групп, все из которых имеют разное происхождение и убеждения.

Автор продолжил свой нравоучительный рассказ, установив сцену. Это была Россия в 1992 году, когда инфляция ввергла страну в экономическую депрессию (к середине 1993 года от 39 до 49 процентов населения жили за чертой бедности, а к 1999 году общая численность населения сократилась на три четверти миллиона человек). ). Он нарисовал картину лютой холодной Москвы, превратившейся в «гигантский базар, когда люди продавали все — кухонную утварь, жвачку, сигареты, книги, иконы, реликвии — чтобы выжить.”

Он был очень взволнован новыми телефонами-автоматами, в которых использовались предоплаченные карты, что только оторванный от связи американец в этом безнадежном климате счел бы «признаком прогресса». Сделав звонок в этом волшебном стальном предвестнике капитализма, он оставил в нем свой бумажник, а вернувшись, обнаружил, что его нет.

Через два дня ему позвонил мужчина по имени Юрий, который сказал, что нашел кошелек писателя и попросил приехать к нему на квартиру, чтобы «обсудить» его «проблему».Предположительно, Юрий был в черной шляпе и поправлял свои жесткие черные усы, когда звонил по спутниковому телефону.

Автор объяснил, что Юрий жил в пригороде Москвы, который оказался штаб-квартирой преступной группировки, историческое отступление, не преследовавшее никакой конкретной цели, кроме как внушить читателю чувство ненужного страха.

Юрий, как оказалось, на самом деле был нормальным парнем, но хитрым и, tut tut, совершенно лишенным элементарной этики.Юрий сказал, что ему пришлось столкнуться с большими трудностями, пытаясь найти его, и в результате он потерял двухдневную зарплату.

Очевидно, это был полный бред. Но кого это волнует? Судить Юрия за ложь, чтобы выманить немного денег у богатого иностранца, было все равно, что судить индийских уличных мальчишек за то, что они притворяются, что плачут над ящиком разбитых яиц, чтобы получить сдачу от местного миллиардера. Люди не делают таких вещей, если они не в отчаянии, и нужно немного сострадания, а не ура-патриотическая лекция.

Автор неохотно дал ему 50 000 рублей (по тогдашнему официальному курсу это было 120 долларов).

Юрий сделал то, что сделал бы практически любой в его сценарии, а именно, попытался получить больше денег от человека, который, казалось, погряз в них. Тактика этой техники варьируется от одной культуры к другой. В некоторых случаях человек может быть более склонен плакать, пытаясь заставить человека дать ему больше денег. В других случаях человек может попытаться оказать незапрошенную услугу, а затем попросить «чаевые».

Русские, как правило, гордый народ, а страна в то время функционировала преимущественно на взятках и обмене подмигиваниями. Это не делает их «плохими людьми» по сравнению с теми, кто расплакался, пытаясь получить больше денег от богатого жителя Запада. Сценарий был один и тот же, и в обоих случаях я лично считаю более нравственным для богатого человека раскошелиться на пару кашемировых носков, чтобы помочь выжить тому, кто борется с тяжелыми экономическими обстоятельствами.

Но нет. Вместо этого автор встал на свою моральную высокую лошадку. Когда Юрий попросил «гонорар» за свои хлопоты, произошел следующий обмен:

«Я был рад оплатить ваши расходы, — сказал я, — но я не могу выплатить вам гонорар. Вы обязаны отдать мне мой бумажник.

«Почему это?» — сказал Юрий, недоверчиво глядя на меня.

«Потому что», — сказал я. «Он не принадлежит вам».

Юрий какое-то странное мгновение колебался, словно пытаясь переварить то, что я только что сказал.Затем он встал, протянул руку и открыл шкаф позади того места, где я сидел. Где-то вдалеке взорвалась машина, и я вдруг убедился, что он тянется за своим табельным пистолетом.

Юрий повернулся, и я увидел, что в одной руке он держит бутылку водки, а в другой два стакана. Он поставил их на стол и налил два стакана. «Знаешь, сегодня ты меня кое-чему научил». 

Он закончил статью, сказав, что, хотя он больше никогда не видел Юрия и часто задавался вопросом, «подействовала ли на него наша короткая встреча», как это сделала Мэри Поппинс с мистером Юрием.Банки. Он закончил на обнадеживающей ноте, сказав (и у меня глаза на лоб полезли, когда я прочитал следующее предложение), что встреча показала, что «с русскими можно достучаться, если им разъяснить основные моральные принципы. Россияне не разделяют этического наследия Запада, но нравственная интуиция существует везде, и ее можно вдохновить».

Тот факт, что этот человек на самом деле верил, что ему удалось полностью изменить моральный компас другого человека из-за одной штампованной фразы, является нарциссическим до патологической степени, как будто вся жизнь в основном просто эпизод из Boy Meets World, , в котором он , конечно, г.Фини.

Тот факт, что он считал, что Юрию никогда не приходило в голову вернуть бумажник, потому что он не имел понятия о добре и зле, как если бы он был маленьким ребенком, непростительно оскорбителен. Люди не воруют еду, потому что им никогда не говорили, что это неправильно. Во многих случаях они делают это, потому что голодны .

Я знаю шестилетних детей, у которых более сложное понимание морального релятивизма, чем у этого мужчины.

Конечно, эта история очень легко попадает в столь ненавистный троп Белого Спасителя, и все же никакой реакции в социальных сетях не было (наоборот, все комментарии к статье довольно хвалебные).Причина этого проста: американцы считают, что привилегии белых — это то, что нельзя навязывать другим белым, что просто неверно.

Нам неизвестна этническая принадлежность Юрия, но за отсутствием других маркеров мы предполагаем, что он европеоид. Но его социально-экономические обстоятельства ставят его прямо в такое же положение, в котором находятся небелые в странах третьего мира, а это означает, что эта небылица была привилегией белых, доведенной до абсолютного максимума.

Мне как русскому надоело слушать об аморальном характере «русской души.Есть что-то очевидное, что, кажется, никогда не приходит американцам в голову, что этот образ преступника, сомнительного, курящего, косоглазого русского полубандита — это стереотип, возникший в 90-х, когда вы, по сути, должны были быть преступником. выжить.

Если вы смотрели фильмы из Советского Союза, традиционная мораль, которую они поддерживали, заставила Brady Bunch выглядеть резко. Моя мать, родившаяся в сельской местности на юго-востоке России в 1960 году, описала детство, которое звучало как советская версия Домик в прерии : вся дружба, верность, честность, любовь к земле, Богу, косичкам и простым радостям.

Девушка из Магадана, Россия. Unsplash/Artem Kovalev

Ничего принципиально в русской и американской душе нет. Россия только что пережила катастрофический культурный сдвиг, породивший криминальную культуру в то самое время, когда американцы занимались сексом на скрипучих кроватях, сделанных из денег.

Многое из этого зависит от поколения. У российских 21-летних сегодня больше общего с американской молодежью, чем когда-либо прежде. В отличие от своих родителей, им не приходилось бороться, чтобы выжить, и они много путешествовали, и поэтому, как правило, более либеральны и непредвзяты, чем их предки.В отличие от своих родителей, они получают большую часть новостей из Интернета, а не из государственных новостей. И, как снова и снова показывают фотографии с митингов, многие из них настроены антипутински и имеют оптимистическое мировоззрение — мечту о справедливой, эгалитарной России, свободной от самодержавия и коррупции.

Интересно, что бы сделал автор с их непонятной «русской душой».

Но даже с тем поколением, о котором он говорил, тем, которое меня воспитало, меня оскорбляет намек на то, что они как-то аморальны по своей сути.Я вырос среди множества людей, у которых были, я бы сказал, неудобные отношения с законом. Большинство из них занимались малозначительными преступлениями. Разбавляли бензин водой. Они сделали поддельные лицензии для подростков, которые хотели попасть в бары. Один парень так часто попадал в тюрьму за незаконный ввоз автомобилей, что мы с друзьями прозвали его «Grand Theft Auto».

Они делали вещи, которые выглядели бы плохо на 7-м небе из-за «выживания наиболее приспособленных» общества, в котором они достигли совершеннолетия, но ни в коем случае не были аморальными.Как и у гангстеров в Goodfellas , у них был моральный кодекс, которого они придерживались в высшей степени.

Обеспечьте своих детей. Уважайте свою жену. Пожертвуйте собой ради людей, которых вы любите. Позаботьтесь о своих старших. Старайтесь изо всех сил ради своих друзей. Помогайте незнакомцам. Уступайте место беременным женщинам и пожилым людям. Никогда не давайте обещаний, которые не сможете сдержать. Налейте вино женщинам за столом и проводите их домой, чтобы убедиться, что они в безопасности. Купить букеты, большие. Снимайте обувь, входя в чужой дом.И когда кто-то придет, предложите ему немного еды и питья, даже если это означает, что в этот день вы будете голодать.

Я с большим уважением отношусь к американским ценностям, к их непоколебимым убеждениям, выросшим на здоровой диете из американских ситкомов. Но я также признаю мораль, которой придерживается поколение моих родителей, и проще всего описать разницу между макро и микро.

Американская мораль макро, одержима абстрактными ценностями: правда, честность, справедливость и т.д.

Русская мораль — это микро, сосредоточенное на жестах, которые меньше, но более осязаемы: отвезти кого-то в аэропорт, позволить другу ночевать в вашем доме в течение нескольких месяцев, выдержать снежную бурю, чтобы купить вашей маме адвил посреди ночи.

Мы в Америке думаем, что у нас всегда есть моральное превосходство. Но точно так же, как русские проигрывают американцам в этическом отношении, так и американцы иногда проигрывают русским. Моя мать всегда говорила, что я веду себя как «такой американец», чтобы описать, когда я делаю что-то эгоистичное или индивидуалистическое. Поскольку американская мораль в некотором смысле очень эгоцентрична, ее правила поведения вращаются вокруг того, как сделать благодетеля благородным, а не сделать чью-то жизнь лучше.

Мой классический пример таков: когда я жил в России в 2011 году, это было еще то место, где вы заходили в магазин, готовый поспорить с дамой за прилавком, потому что вы знали, что она попытается обмануть вас из-за того, сколько колбасные ссылки, которые вы купили. Но это было еще и такое место, где, если вы бросите свои продукты, все на улице тут же схватятся, чтобы помочь вам собрать яблоки и апельсины, катящиеся по земле.

Это было такое место, где, если вы потеряли свои туфли на вокзале, потому что они случайно отскочили в щель между поездом и платформой, как я, вы не удивились, когда женщина появилась из ниоткуда и предложила вам свою запасную пару, отказавшись от какого-либо вознаграждения взамен.Это было такое место, где, если вы оставите свой плащ в химчистке в холодный день, каждый второй человек на улице предложит вам свое пальто или шарф по дороге домой. И это было такое место, где вы знали, что ваш дядя придет и заберет вас и вашу маму глубокой ночью, в суровую середину зимы, с вокзала без необходимости спрашивать.

Это было место, где люди чувствовали себя обязанными пожертвовать своим благополучием ради благополучия другого обременительным и непривлекательным образом.Подобрать кого-нибудь на вокзале посреди ночи — это не так надежно, как построить дом в деревне в Уругвае.

Я всегда сравниваю это с моим американским другом в колледже, у которого, как у автора Journal , было возвышенное чувство морального превосходства. Он носил с собой бюст Бетховена по кампусу и любил рассказывать о лете, которое он провел, работая волонтером в Эквадоре или рассказывая вам о плохой питьевой воде в Бутане. Но когда его сосед по комнате заболел гриппом и попросил его купить лекарство, он сказал, что слишком занят, тащит свой каменный бюст в библиотеку, вероятно, чтобы читать о военных преступлениях в Мьянме.

Мне, как человеку, выросшему в русском доме, противно такое эгоистичное лицемерие. Но другие люди, такие как, возможно, автор Журнала , увидят в нем очень морально порядочного гражданина, потому что он никогда никого не обманывает и тратит много времени на беспокойство о сиротах.

Тем, кто не понимает, что разные культуры иногда могут видеть вещи по-разному, часто кажется, что никогда не приходит в голову, что мораль не является абсолютом. Точно так же, как русские иногда могут казаться американцам аморальными, так и нравственные представления Америки кажутся русским эгоистичными, лицемерными и откровенно фальшивыми.

Статья этого автора сыграла прямо в тот тип фальшивой морали, который ненавидят русские, потому что его статья была не о помощи людям; это о том, чтобы хорошо выглядеть.

Пока он похлопывает себя по плечу за то, что показал свет этим сибирским дикарям, он демонизирует целую нацию людей и продвигает оскорбительные русские стереотипы, которые только разжигают русских, усиливают напряженность между двумя странами и помогают Путину. И ничего морального в этом нет.

Диана Брук много писала о свиданиях, путешествиях, российско-американских отношениях и женском образе жизни для Cosmopolitan, Esquire, Elle, Marie Claire, Harper’s Bazaar, Guernica, Salon, Vice, The Paris Review и многих других изданий. Как бывший редактор вирусного контента в Hearst Digital media и сотрудник Buzzfeed, она также имеет особое понимание Интернета и большой опыт в написании историй, представляющих интерес для людей. Узнать больше о Диане можно на ее сайте (http://www.dianabruk.com) или Twitter @BrukDiana

Интеллигенция в России: духовно-нравственные ценности

13-14 марта 2021

В рамках подготовки своей отредактированной книги «Интеллигенция в России: миф, миссия, метаморфоза» Ольга Партан, доцент кафедры русского языка в Holy Cross, и профессор Сибелан Форрестер из Swarthmore College виртуально собирают авторов книги, чтобы представить и запросить отзывы о их черновая работа. Сборник предлагает междисциплинарный подход к решению духовно-нравственных задач российской интеллигенции, прослеживая ее эволюцию во времени от XVIII века до постсоветского периода.Сеансы Zoom открыты для публики.

Зарегистрироваться на конференцию »

Суббота, 13 марта 2021 г.

Сеансы в этот день проводятся по стандартному восточному времени США

10:15: приветствие и вступительное слово
Модераторы: Сибелан Форрестер и Ольга Партан

10:30–12:00: Сессия I
 

Интеллигенция до интеллигенции: корни 18 века (царствование Екатерины Великой)
Маркус Левитт, Университет Южной Калифорнии, США

Сквозь призму Чехова: русская интеллигенция и западные интеллектуалы
Светлана Евдокимова, Университет Брауна, США

Торговцы против.Интеллигенция: Дело МХТ
Мария Игнатьева, Университет штата Огайо, США

13-14:30: Заседание II

Приспосабливаясь к интеллигенции: толстовское непротивление как ответ российской интеллигенции
Майкл Деннер, Университет Стетсона, США

Конец русской интеллигенции?
Гэри Гамбург, Claremont McKenna College, США

Марксистско-идеалистический раскол в русской интеллигенции Серебряного века и богостроительство как сексуальный социализм
Ирэн Мазинг-Делик, Университет штата Огайо и Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл, США

3–4:30м.: Сессия III

Вехи — Российская интеллигенция на перепутье
Ольга Соболева, Лондонская школа экономики, Великобритания

Тамплиеры в Советской России
Ольга Партан, Колледж Святого Креста, США

Переделка литературной интеллигенции (1930-е – 1940-е годы)
Кэрол Эни, Тринити-колледж, США

Воскресенье, 14 марта 2021 г.

Сеансы в этот день проходят в У.Южное восточное летнее время

10:30-12:00: Сессия IV

Интеллигенция и толстые литературные журналы
Марина Адамович, Редактор The New Review/Новый журнал, Нью-Йорк, США

Интеллигенция, писатели и читатели советской научной фантастики во время оттепели
Сибелан Форрестер, Swarthmore College

Деконструкция ностальгии: размышления Татьяны Толстой о русской интеллигенции
Александра Смит, Эдинбургский университет, Великобритания

1–14:30м.: Сессия В

Интеллигенция и интеллектуалы: история двух терминов
Алисса ДеБлазио, Колледж Дикинсона, США

Пелевин и Улицкая на Шестидесятниках
Софья Хаги, Мичиганский университет, США

Наследие и отрицание: «Новая русская интеллигенция» в сети и на экране
Татьяна Смородинская, Миддлбери-колледж, США

Черная дыра, где должна быть российская этика — Московский Центр Карнеги

В нынешнем российском политическом климате , этическое рассуждение больше не развлечение, а необходимость.Хотя страна увязла в моральной трясине, но рождается новая система этики — через противоречие.

Когда в 1991 году распался Советский Союз, распалась и его авторитарная этическая система самопожертвования и коллективной ответственности. В то время все ожидали, что капитализм принесет с собой новую, гуманистическую систему, ориентированную на человека, его жизнь, свободу и свободу. Но безудержное потребление 2000-х не повлияло ни на этику, ни на массовое сознание постсоветских россиян.Парадокс 1990-х годов в том, что на месте советской авторитарной этики вообще ничего не появилось. Там, где должна быть этика, в центре российского общества огромная дыра.

В отличие от авторитарной этики, гуманистическую этику невозможно навязать населению. Они должны родиться естественным образом, через дискурс. Государство может подтолкнуть в правильном направлении, но для этого нужна хоть капля политической воли. Общество должно быть готово к публичному обсуждению таких вопросов, как что такое добро и зло, ради чего мы должны жить и в чем заключается смысл.В 1990-е годы российское общество не было готово к обсуждению таких вопросов. Оно даже не понимало, что такое обсуждение необходимо.

Единственным субъектом, который удосужился поднять вопросы этики в начале 1990-х годов, была церковь, единственный носитель неавторитарной этики. Но церковь вела себя так, как будто семьдесят лет советской власти были черной дырой: чтобы нация восстановила свои нравственные устои, она просто должна была вернуться к тому, что было до 1917 года, что было утопическим желанием.

Церковь могла бы стать главным посредником между личностью и новой этической системой. Это должно было стать учреждением, поднимающим самые важные этические вопросы — как совместить прибыль и сострадание, капитализм и человечность. Но проблема этики не была решена и вместо ничего появился дублер.

Российский ценностный кризис 1990-х годов ознаменовал собой конец этики, сознательный отказ от гуманизма, нигилизма, все еще проявляющегося в обличительных выступлениях современных пропагандистов.

Из антиэтики возникает этика неосталинизма. Но люди, произносящие фразу «Поставьте их к стенке», не обязательно настоящие сталинисты. Они повторяют: «При Сталине был порядок», потому что у них в голове бардак. Они бормочут: «Сталин бы об этом позаботился», потому что сами не умеют об этом позаботиться. Это отголосок тоталитарной этики, системы, которой Россия так и не нашла замены.

С этикой неосталинизма приходит этика войны, в которой нет никаких планов на будущее, а только катастрофическая философская вера в то, что с войной приходит очищение.Сегодняшний возврат к военной этике — мы/они, друзья/враги — не столько демонстрация агрессии, сколько неуверенность, подсознательная попытка найти какую-то опору.

Хотя изначально она возникла как своего рода интеллектуальная игра, к 2000-м годам антиэтика превратилась в полуофициальную государственную доктрину: «мы не лучше, но и не хуже других; все в мире ведут себя одинаково плохо» — хотя это никогда не озвучивается.

Антиэтика не содержит ничего положительного; она построена исключительно на осуждении чужих систем ценностей.Его принципиальная отрицательность основана на следующей идее: люди не в состоянии сами решать, что хорошо, а что плохо. Только правительство может видеть общую картину и, следовательно, проводить этическую оценку.

Отказ от этики как критерия решает проблему оценки прошлого. Как только мы перестаем беспокоиться о репрессиях, социальных экспериментах и ​​их жертвах, прошлое превращается в автоматическое движение к сегодняшнему величию. «Он [Сталин] действительно немного начал геноцид, но, с другой стороны, он творил чудеса для экономики», — отмечают участники исследования в Высшей школе экономики.

В последние два года наблюдается гибрид авторитарной и негативной этики. К советской этике обращаются, когда она выполняет полезную функцию («мы всегда правы»), а когда нужно, на помощь приходит негативная этика («все такие же плохие, как друг у друга»). У нас осталось двоемыслие. Подытожим все это одним силлогизмом: мы всегда правы, потому что все остальные лгут.

Нащупывание любых оснований для этой этической системы приводит только к ничтожеству. Но нерешенная проблема постоянно напоминает о себе, порождая чудовищные и абсурдные формы антагонизма: против мигрантов, либералов, геев, Украины, США, Запада и всего мира.Немотивированная агрессия, стремление преподать миру урок — или просто поколотить его, как на Евро-2016, — проистекает из нерешенного вопроса этики.

Новая этическая система должна отвечать на важнейшие вопросы постсоветского общества, прежде всего о ценности мира. Русские должны поставить человеческую жизнь выше смерти и установить миролюбивую этику как противовес милитаризму.

Новая этика должна допускать сознательное принятие нашей беспокойной истории. Примирение и прощение должны прийти, но они должны быть преднамеренными, частью волевого решения простить друг друга и забыть прошлые обиды.

Мы должны быть готовы задаться вопросом, является ли главная угроза нашему обществу внутренней или внешней. Мы должны взять на себя ответственность сначала разобраться со злом внутри себя, а не в других.

Нам нужно изменить свое отношение к деньгам, богатству и работе. Вопросы богатства и бедности необходимо решать в этических рамках.

Само понятие работы остро нуждается в переосмыслении с этической точки зрения. Можно ли заниматься своей работой, не думая о ее моральных последствиях, например, если вы работаете в пропагандистском информационном агентстве?

Российские правители уже давно заигрывают с советской риторикой.Это опасная игра. Антилиберальная риторика перерастает в откровенное неприятие капитализма. Потакая массам, правительство попадает в ловушку, в которой необходимо защищать само право капитализма на существование. Вместо того, чтобы отвергать капитализм, они должны объяснять, как его использовать, очеловечивать его, а не дискредитировать его искусственным заламыванием рук.

Нынешний российский политический климат заставляет сделать этический выбор. Кто-нибудь относился к политике хотя бы наполовину так серьезно десять лет назад? Думали ли мы о «борьбе за мир»? Разве мы уделяли столько внимания пропаганде на радио и телевидении? Этические рассуждения больше нельзя считать развлечением, а необходимостью.Хотя страна увязла в моральной трясине, но рождается новая система этики — через противоречие. Он все еще находится в зачаточном состоянии и обычно принимает форму отрицаний вроде «не лги, не воруй».

Дегуманизирующий эффект пропаганды — один из трагических уроков современности. Но мы должны найти время, чтобы понять, что происходит в сознании российского населения. Мы должны исследовать предрассудки и фобии, разрушение и ненависть — главным образом к себе — которые существуют сегодня.Мы знаем причину. Это отсутствие четкого, артикулированного объяснения вопроса «Для чего мы живем и чего мы хотим?» Зная, что мы делаем, мы должны испытывать страстное желание помочь этим людям, потому что они являются первичными жертвами собственного невежества.

Без новых ценностей, связанных с обществом потребления, капитализм не будет работать. Все попытки решить проблему автоматически, опираясь на правила рынка, обречены. Без новой концепции себя и, следовательно, новой этической системы невозможно построить ни общество, ни экономику, ибо ни то, ни другое не может процветать, когда люди не умеют существовать.

Автор:

Путин говорит, что сила России не только военная, но и моральная сила нравственного добра и оплот традиционных ценностей.

Президент России Владимир Путин на церемонии вручения офицеров, недавно назначенных на высшие командные должности, в Кремле в Москве, 19 ноября 2013 года.REUTERS/Михаил Метцель/РИА Новости/Кремль

В своем ежегодном обращении к нации Путин представил Россию как страну с растущим значением и как моральный противовес Соединенным Штатам, несмотря на утрату ее статуса времен холодной войны. как сверхдержава.

Он воспользовался случаем, чтобы укрепить свой имидж борца за консервативные ценности, чтобы привлечь своих традиционных сторонников в рабочих районах за пределами больших городов после протестов против его правления, возглавляемых молодыми городскими профессионалами.

«Ни у кого не должно быть иллюзий относительно возможности достижения военного превосходства над Россией», — сказал Путин сотням членов парламента, бизнесменов, государственных и церковных деятелей в огромном богато украшенном кремлевском зале.

«Мы никогда не позволим этому случиться. Россия ответит на все эти вызовы, политические и военные».

Напористый тон Путина отражал более сильный международный авторитет России с тех пор, как она помогла заключить сделку по демонтажу сирийского химического оружия, предотвратив угрозу США.С. наносит военные удары по Дамаску.

Россия также конкурирует с Европейским Союзом за влияние на бывшие советские республики, особенно на Украину, где проевропейские демонстранты устраивают массовые протесты против правительства, которое сближается с Москвой.

«Мы не стремимся называться какой-то сверхдержавой, понимая это как претензию на мировую или региональную гегемонию», — сказал он. «Мы не ущемляем ничьих интересов, никому не навязываем свое покровительство, никого не пытаемся научить жить.

RIGHTS RECORD

Имидж России и ее репутация в области прав человека находятся под пристальным вниманием международного сообщества, поскольку менее чем через два месяца Россия готовится к проведению зимних Олимпийских игр в Сочи — событию, на котором Путин поставил на кон большую часть своего престижа.

На Западе он подвергается критике из-за закона о запрете «гей-пропаганды», который, по словам критиков, поощряет дискриминацию гомосексуалистов.

Но, когда глава Русской православной церкви сидел в первом ряду Георгиевского зала Кремля, он отмахнулся от этого, заявив, что его взгляды повысят уважение к России.

«Мы знаем, что в мире становится все больше людей, которые поддерживают нашу позицию в защиту традиционных ценностей, которые веками составляли нравственную основу цивилизации», — сказал он, поставив «традиционные семейные ценности» на первое место в списке.

Он призвал к единству между этническими группами, большему патриотизму и попыткам увеличения населения. По его словам, семьи с тремя детьми, редкость в России, должны стать нормой.

61-летний Путин часто апеллировал к таким ценностям с тех пор, как в мае 2012 года вернулся на пост президента на третий срок.Он изобразил Церковь как моральный ориентир для нации, не привязанной к распаду Советского Союза в 1991 году.

Дополнительный репортаж Лидии Келли, Томаса Гроува и Владимира Солдаткина; Написание Стива Гаттермана; Под редакцией Тимоти Херитэдж

Новые традиционные ценности России – Московский центр Карнеги

Кампания против геев, возможно, помогла Кремлю противопоставить консервативное большинство чересчур модернизированным нарушителям спокойствия. Но волна негативной рекламы, которую порождает эта кампания, нанесла тяжелый урон имиджу России в целом и Олимпийских игр в Сочи в частности.

Двадцать семь нобелевских лауреатов подписали письмо с требованием к России отменить запрет на «пропаганду нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних». Однако в России нередко думают, что запрета на самом деле недостаточно. Например, креативный директор крупнейшего в России ритейлера мобильных телефонов говорит, что сжег бы геев в печи заживо. В начале января он написал открытое письмо президенту Путину, призывая к повторной уголовной ответственности за гомосексуальные отношения между мужчинами (такой закон существовал в Советском Союзе и был отменен в посткоммунистической России чуть более двух десятилетий назад).Высокопоставленный представитель Русской православной церкви говорит, что это хорошая идея, и предлагает России провести общенациональный референдум о рекриминализации однополых отношений. Популярный телеведущий ранее также заявил, что пресловутый запрет на «гей-пропаганду» — слишком слабая мера против гей-зла. Его предложение: геям «должно быть запрещено сдавать кровь или сперму. А их сердца в случае автомобильной аварии должны быть закопаны или сожжены, как негодные для продления чьей-либо жизни».

За последний год социальный консерватизм и опора на «традиционные ценности» стали в России чуть ли не официальной идеологией.В своем ежегодном Послании Федеральному Собранию в декабре президент Владимир Путин говорил о том, что Россия защищает «ценности традиционной семьи, реальную человеческую жизнь, в том числе религиозную» от тех наций, которые «пересматривают свои моральные ценности и этические нормы». Позиция Путина даже принесла ему похвалу от Пэта Бьюкенена, который одобрительно назвал российского президента «одним из нас».

На самом деле притязания России на моральный авторитет, особенно как защитника религиозной жизни, звучат фальшиво.Хотя западная секуляризация, возможно, действительно подорвала некоторые из традиционных христианских ценностей, в большевистской России религия была упразднена, церкви разрушены, а многие тысячи священников и епископов казнены (конечно, духовенство было лишь одной из многих социальных групп, которые Коммунистический режим уничтожен). Однако сегодня правительство Путина скорее набросится на Запад за безнравственность и упадок, чем осудит советских террористов за их гнусные преступления.

Нынешний сдвиг в сторону морального консерватизма, по-видимому, обусловлен политическими мотивами. Это был ответ на появление политически непокорного меньшинства, которое вышло на улицы в 2011 и 2012 годах, скандируя «Россия без Путина». Кремль ответил общим репрессиями и пропагандистской кампанией, направленной на дискредитацию своих противников в глазах более консервативного и лояльного большинства.

Российский консерватизм, однако, не следует переоценивать применительно к вопросам секса и семьи.Бьюкенен был бы удивлен, узнав, что в России самый высокий уровень абортов в мире. Уровень разводов примерно такой же, как в США (сам Путин развелся только в прошлом году). Внебрачный или добрачный секс вряд ли кого-то шокирует. Именно в своем восприятии геев россияне радикально более консервативны, чем их западные коллеги. И это сделало геев полезной мишенью для Кремля.

По иронии судьбы именно запрет на «гей-пропаганду», а не гей-активизм, выдвинул вопрос о правах геев на первый план.Гей-электорат в России, как правило, держался в тени, а отношение общества в целом сводилось к тому, что «не спрашивай, не говори». Теперь печально известный закон развязал всякую агрессию лоялистов и мракобесов и даже спровоцировал физическую расправу над геями. И по мере приближения Олимпиады в Сочи и привлечения большего внимания к России возмущение на Западе становилось все громче.

Кампания против геев, возможно, помогла Кремлю настроить консервативное большинство против чрезмерно модернизированных смутьянов.В наши дни тех, кто осмеливается выступать против консервативных законов и политики Кремля, легко заклеймят как «непатриотичных» и подрывающих российские «традиционные ценности». Однако волна негатива, которую порождает эта кампания, сильно ударила по имиджу России в целом и Олимпиады в Сочи в частности. Но еще больший вред национальному развитию наносит отчуждение более молодых, самостоятельных, энергичных и модернизированных россиян.

Автор:

Моральные ценности, имеющие решающее значение для будущего России: Путин[1] — Chinadaily.com.cn

Россия должна увеличивать свое население и развивать свои патриотические и духовные ценности, иначе она потеряет свою душу и столкнется с крахом, заявил в среду президент Владимир Путин.

В своем первом обращении к нации после того, как в мае он начал свой шестилетний третий срок, Путин смешал обсуждение необходимости борьбы с коррупцией и улучшения государственных услуг, таких как школы, с темой разговоров о российской идентичности и душе.

Президент России Владимир Путин во время своего ежегодного обращения к нации в Кремле в Москве в среду.[Фото/Агентства]

Он сделал предупреждение Западу и своим политическим противникам, заявив, что иностранное вмешательство в российскую политику неприемлемо и что политики не должны принимать финансовую поддержку из-за рубежа.

На мировой арене он сказал, что Россия противодействует тем, кто сеет хаос, явно намекая на военные действия США за рубежом и поддержку Западом противников правительства в таких странах, как Ливия и Сирия .

Но основное внимание в речи перед законодателями в богато украшенной кремлевской приемной было сосредоточено в основном на внутренних вопросах, и Путин предположил, что самая большая угроза для России исходит от населения, которое сократилось на миллионы после распада Советского Союза в 1991 году.

Население России сократилось до 141,9 млн человек в 2011 году со 148,7 млн ​​человек в 1992 году, по данным Всемирного банка.

«Если нация не способна себя сохранить и воспроизвести, если она утратит жизненные ориентиры и идеалы, то ей не нужны внешние враги — она ​​сама развалится», — сказал Путин.

«Чтобы Россия была суверенной и сильной, мы должны быть больше и должны быть лучше», — сказал он в комментариях, переданных по национальному телевидению.

Путин вновь предостерег от экстремизма и призвал к межнациональному согласию, заявив, что, несмотря на многообразие страны, «мы один народ — русские».

«Мы должны не только сохранять, но и развивать нашу национальную идентичность и душу. Мы не должны терять себя как нацию — мы должны быть и оставаться Россией», — сказал он в своем 80-минутном обращении.

Руководители театров России протестуют против «традиционных ценностей» министерства

Руководители ряда крупнейших театров России высказались против предложенной Минкультуры инициативы, направленной на «укрепление традиционных ценностей» в российском искусстве и культуре.

Минкультуры представило полное предложение «Основы государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей» для общественного обсуждения 1 января.24.

С его помощью министерство стремится защищать и укреплять то, что оно называет «традиционными российскими ценностями», выполняя такие задачи, как «противодействие распространению деструктивной идеологии», включающей в себя безнравственность, отрицание патриотизма и «культ эгоизма» и другие.

В открытом письме, опубликованном в четверг, руководители театров говорят, что, по их мнению, проект министерства «не может оказать положительного влияния на общество».

«Его принятие никоим образом не будет способствовать сохранению и приумножению духовно-нравственных ценностей, воспитанию патриотизма и любви к Родине», — писали они в письме, опубликованном Союзом театральных деятелей.

Под письмом подписались Константин Богомолов, художественный руководитель театра на Малой Бронной; Ирина Апексимова, директор Театра на Таганке; и Владимир Урин, директор Большого театра.

В документе Минкультуры традиционные ценности определяются как «нравственные ориентиры», обеспечивающие национальное единство, и включают в себя такие понятия, как патриотизм, твердые нравственные идеалы и историческая память.

Воспитание детей «в духе традиционных ценностей» и «защита института брака как союза мужчины и женщины» также выделены в качестве пропагандируемых концепций.

Министерство перечисляет ряд угроз, наносящих ущерб сохранению традиционных ценностей в России, таких как «действия США и их союзников, транснациональных корпораций и иностранных некоммерческих организаций».

По словам руководителей театра, большая часть предложения повторяет разделы указов «О Стратегии национальной безопасности» и «Основах государственной культурной политики», подписанных Президентом Владимиром Путиным в 2021 и 2014 годах. 

 Проект реализуется на фоне продолжающегося стремления Москвы укрепить самобытность российской идентичности путем продвижения традиционных и моральных ценностей в противовес «чужим» либеральным идеалам.

Россия запретила показ «гей-пропаганды» в 2013 году якобы для защиты детей и насаждения традиционных ценностей. Правозащитники говорят, что закон был использован для того, чтобы заставить замолчать голоса ЛГБТ и стереть изображения однополых отношений.

Российский художественный мир не остался в стороне от усилий правительства по формированию общества.

В 2021 году прокремлевская группа «Офицеры России» заявила, что спектакль Рината Ташимова «Первый хлеб» с одной из самых любимых актрис России Лией Ахеджаковой пропагандирует однополые отношения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.