Методики восприятия: Методика диагностики свойств восприятия

Содержание

Методика диагностики свойств восприятия

Источник: Чернобай А.Д., Федотова Ю.Ю. (сост.). Методики диагностики свойств восприятия, внимания и памяти. Практические указания к курсу «Психология и педагогика» для студентов морских и психологических специальностей. — Владивосток: Морск. гос. ун-т им. адмирала Г.И. Невельского, 2005. — 53 с.

Возраст: подростки, взрослые.

  1. Методика диагностики объема восприятия.

Назначение методики: анализ (диагностика) объема зрительного восприятия в зависимости от степени осмысленности предъявляемого материала.

Объектами служат наборы бессмысленных сочетаний букв (по 8 букв в наборе) и осмысленные фразы (по три слова в каждой фразе). Всего в опыте 40 предъявлений, по 20 для каждого типа объектов, сначала предъявляются буквы, затем фразы. Задача испытуемого — письменно воспроизвести все, что ему было предъявлено.

Протокол занятия

Испытуемый__________________________________ Дата____

Экспериментатор______________________________ Время опыта____

Номер

Предъявленные

Ответ

Кол-во правильно

предъявления

стимулы

испытуемого

воспроизведенных букв

1

 

 

 

2

 

 

 

 

 

 

 

40

 

 

 

 

Экспериментатор предъявляет объект-стимул на 1с, после чего испытуемый письменно воспроизводит увиденное. Ответы испытуемого заносятся в протокол.

Набор 1.

 1

РОПМЬУЛД

 6

ЭВОЕРАПВ

 2

ЛАЕПГЗИЯ

 7

ОТАСЯМТЛ

 3

ЛЧЮБВУИТ

 8

ДЮЯИДРНМ

 4

ЫВБСБЛОМ

 9

ХОВАСТРО

 5

ЭЕБЯКНОБ

 10

РВЕЖАЛИМ

 

11

АРОПЦДАТ

 16

ЦЗУБКОПА

 12

ЦУПМСТВО

 17

БИБПЛПЬИ

 13

БОАДЫКРС

 18

БМББСМПР

 14

ДБАВЕЗЖН

 19

ПАОАОМПЕ

 15

ЭЦХАВЦОЛ

 20

ОРАШЦУЗЖ

 

  Набор 2.

1.

Я иду домой

11.

Давай пойдем гулять

2.

Передайте мне чай

12.

Спят усталые игрушки

 3

Солнце уже высоко

 13

Старушка присела отдохнуть

 4

Море сегодня холодное

 14

Сегодня очень холодно

 5

Позвони мне, пожалуйста

 15

Птичка вьет гнездо

6.

Пора учить уроки

 16

Мне все надоело

 7

Собака поджала лапу

 17

Подари мне луну

8.

Пора ложиться спать

 18

Мальчик рисует ракету

 9

Очень интересная книга

 19

Ты записался добровольцем?

10.

Не хочу учиться

20.

Девочке очень весело

 Обработка и анализ результатов.

  1. Определить среднее число правильно воспроизведенных букв для обоих наборов тест-объектов (М1 и М2).
  2. Проанализировать характер ошибок, допущенных испытуемым (например, смешение букв, близких по начертанию или по звучанию и т. п.).
  3. Сравнить величину объема восприятия при предъявлении осмысленного и бессмысленного материала.

По данным классических исследований объем восприятия лежит в пределах 4-6 единиц. При предъявлении однородных объектов объем восприятия составляет 8 — 9 единиц. При предъявлении буквенных стимулов объем восприятия несколько ниже и составляет 6 — 7 единиц. Однако если буквы образуют слова, то одномоментно могут быть восприняты два коротких несвязанных слова и (или) одно длинное слово из 10 — 12 букв, или 4 слова, образующие фразу. Таким образом, в осмысленном тексте в качестве оперативных единиц восприятия выступают слоги и слова.

2. Узнавание фигур.

Назначение методики: диагностика (исследование) процессов восприятия и узнавания.

Ход исследования: экспериментатор предъявляет испытуемому таблицу с изображением 9 фигур и предлагает внимательно рассмотреть и запомнить эти фигуры в течение 10 секунд. После чего испытуемому показывают вторую таблицу, с большим количеством фигур. Испытуемый должен обнаружить среди них фигуры первой таблицы.

Первая инструкция: «Сейчас я покажу вам изображения фигур. У вас есть 10 секунд, чтобы постараться запомнить как можно большее количество фигур» (рис. 1).

Вторая инструкция: «На следующем рисунке (рис. 2) среди нарисованных фигур вы должны выбрать те, которые видели в первом случае».

Обработка результатов: экспериментатор отмечает и подсчитывает количество правильно и неправильно узнанных фигур. Уровень узнавания (Е) подсчитывается по формуле:

где «М» — число правильно узнанных фигур,

«N» — число неправильно узнанных фигур.

Наиболее оптимальный уровень узнавания равен единице, поэтому, чем ближе результаты испытуемого к единице, тем лучше у него функционируют процессы узнавания наглядного материала. Аналогичным образом можно исследовать процессы узнавания другого материала: буквенного, цифрового, словесного.


По данной методике в данный момент у нас нет готового расчета, возможно, он появится позже. Если вы хотите заказать эксклюзивный расчет по данной методике с вашими условиями или в комплексе с другими методиками, напишите нам, кликнув по второй ссылке. Если вы считаете, что методика содержит недостоверные данные или у вас есть вопросы по проведению исследования по ней — кликните на третью ссылку.

Диагностика восприятия

Необходимость этой группы методов в педагогической дея­тельности не вызывает сомнения, так как неуспеваемость по ряду предметов (математике, физике, биологии, географии и т.д.) нередко объясняется как раз недостатками восприятия учебного материала, низким уровнем развития перцептивных действий.

Диагностика перцептивных способностей. Для диагностики перцептивных способностей могут быть использованы различный экспериментальный материал, различные способы его предъявления и способы фиксации ответов, а также разные показатели успешности выполнения методики.

Материал для исследования восприятия.

В качестве материала для диагностики уровня развития перцептивных процессов могут использоваться рисунки и различные геометрические построения, плоские и объемные фигуры, записи звуков речи, отрезки времени и т.д. Выбор материала зависит от того, какие виды восприятия предполагается изучить. Рисуночный материал должен быть подобран таким образом, чтобы он не был слишком хорошо знаком ученику, иначе на результаты восприятия сильное влияние будут оказывать мнемические способности школьника.

Способ предъявления материала. Материал может предъяв­ляться по-разному в зависимости от его характера. Материал для изучения зрительного восприятия может быть изображен на кар­точках, плакатах, диапозитивах, стандартных бланках. При изучении слухового восприятия лучше использовать магнитофонные записи. При подготовке материала следует помнить, что точность восприятия зависит от качества изображения (или записи), поэтому все рисунки должны быть выполнены четко, контрастно, лучше черной тушью. Размеры каждого рисунка не должны выходить за границы допустимого (в среднем 10×10 см±2 см).

В зависимости от характера материала и задач исследования время предъявления задания может ограничиваться долями секунды. Поэтому иногда целесообразно использовать для этих целей тахитоскоп.

Фиксируемые показатели и подсчет результатов. Показателями успешности выполнения задания могут служить время, необходимое для восприятия; количество правильно выполненных заданий; количество и величина допущенных ошибок. При выполнении ряда работ требуются специальные расчеты. Полезно дополнить количественные показатели словесным отчетом ученика о трудностях выполнения задания, последовательности этапов различения тестового изображения и пр.

Методы изучения восприятия. Приведем в качестве примеров те методы, которые характеризуют различные стороны процесса восприятия и не вызывают особых сложностей при их использовании.

Методика изучения зрительного восприятия («шкалы приборов»). Предлагается девять шкал приборов, выполненных в одном масштабе, но отличающихся формой, ценой деления, оцифровкой и направлением отсчета. У каждой шкалы имеется стрелка, указывающая на какое-либо целое число (см. рис. 1, уменьшенный в два раза). Необходимо как можно быстрее определить, на какие числа указывают стрелки на всех девяти шкалах.

Методика исследования зрительного и осязательного восприятия. В качестве экспериментального материала используются плоские фигуры Г. Фалькельта (не менее 5, рис. 2).

Испытуемому предлагается ощупать с закрытыми глазами фигуру в течение одной минуты. Затем он должен зарисовать ее, не глядя на оригинал. После этого рисунок убирается и перед испытуемым кладется та же фигура. Теперь он должен посмотреть на нее, запомнить, а затем зарисовать, опять же не глядя на оригинал.

Рис. 1. Стимульный материал к методике «Шкалы приборов».

Рис. 2. Образцы фигур Г. Фелькельта (уменьшенные в 2 раза).

Оба рисунка сопоставляются с оригиналами и определяется степень их совпадения, которая служит показателем точности зрительного и осязательного восприятия.

Методика изучения восприятия времени. В полной тишине испытуемому предлагается оценить отрезок времени между двумя нажатиями кнопки секундомера. Интервал времени выбирается в зависимости от целей экспериментатора (от 15 с до 5 мин).

Точность восприятия может определяться по формуле:

где – показания испытуемого, – предъявляемые интервалы времени.

Методика изучения восприятия речи. Данная методика основана на методе речевой аудиометрии, т.е. рассчитывается количество правильных ответов в процентном отношении к переданным.

Используется магнитофонная запись с набором слов или фраз. Запись предъявляется в сочетании с шумом (необходимо подобрать такую частоту и интенсивность шума, которые близки к естественным условиям работы и отдыха учащихся).

Методика диагностики, развития и коррекции зрительного восприятия у дошкольников

Статьи

Дошкольное образование

Психология и педагогика

Зрительное восприятие является одним из основных инструментов познания окружающего мира, однако необходимая система на момент рождения человека остается несозревшей. Глаз принимает окончательную форму только к 20 годам — в связи с этим, охрана и развитие зрения в дошкольный и школьный периоды очень важны. Кандидат педагогических наук, учитель-дефектолог Элеонора Кулешова рассказала в вебинаре корпорации «Российский учебник», как проявляются трудности зрительного восприятия, а также представила методы диагностики и профилактики патологий.

17 июля 2018

Проявления нарушений зрительных функций

Дети с нарушением зрения делятся на подкатегории, и дефектологи работают не с диагнозами, а со схожими состояниями. Так, существует очень разнообразная подгруппа «Слепые дети». В нее, в том числе, входят ребята, которые имеют остаточное зрение, позволяющее выявить все основные признаки объекта (цвет, величину, форму, пространственные характеристики). Обучение в рамках подгруппы «Слепые дети» проводится по осязательной системе Брайля.

Представители другой подгруппы — «Слабовидящие дети» — учатся на основе печатных пособий, но нуждаются в организации особых условий для зрительного восприятия. Им требуются хорошо подобранные учебные материалы, больше времени на рассматривание объектов, в целом внимание со стороны взрослых к их проблемам со зрением. Педагоги и родители часто не понимают важность организации необходимых условий и допускают грубейшие ошибки — например, принуждают снимать очки на уроке физкультуры, заботясь о сохранности очков, но не зрительного восприятия ребенка.

Особенности зрительного восприятия детей с нарушениями зрения:

  • Трудности при опознавании рисунков, предметов (замедленность обзора, неточность, пропуск деталей изображения).

  • Замедленность, фрагментарность, нечеткость, искажение зрительного восприятия.

  • Трудности визуального восприятия элементов и геометрических параметров формы.

  • Затруднения при глазомерной оценке пропорций, протяженности, расстояний.

  • Нарушение дифференциальной чувствительности контрастности цветов.

Методики диагностики

Примеры тестов для выявления особенностей зрительного восприятия:

«Овощи и фрукты» для детей 5-7 лет

  • Цель: проверка ассоциативного различия цветов разного качества-тона.

  • Материалы: таблица с 5 изображениями фруктов и овощей, разноцветные карточки.

  • Инструкция ребенку: подбери подходящую карточку.

«Найди одинаковые фигуры» для детей 6-7 лет

  • Цель: определение способностей зрительного различия форм.

  • Материал: бланк с различными геометрическими фигурами.

  • Инструкция ребенку: поставь на одинаковых фигурах точки разных цветов. Назови их.

Как учиться и не испортить зрение

Перед вами уникальное пособие, помогающее решить проблемы со зрением, которые наиболее часто встречаются у детей. Одни из них неопасны и легко поддаются излечению, другие могут приводить к необратимой потере зрения. Очень важно обнаружить их как можно раньше, ведь вовремя начатое лечение способно остановить патологический процесс. Эта книга посвящена подробному описанию врожденных и приобретенных заболеваний глаз у детей, а также различным способам их лечения и профилактики. Для кого эта книга Книга необходима всем родителям, которым небезразлично здоровье своих детей, ведь по статистике порядка 50 % школьников заканчивают школу близорукими! Особенности книги В книге приведена уникальная авторская методика, благодаря которой можно избежать ношения очков без хирургического вмешательства. Must-have для родителей, которые заботятся о зрении своих детей, особенно при большой нагрузке в школе, которая, как правило, заканчивается близорукостью. Автор этой книги офтальмолог Марина Ильинская знакомит читателей с уникальной методикой восстановления зрения у детей. Ребенку не понадобятся очки, если вы подберете ему щадящий режим зрительных нагрузок, обучите его специальным методам разгрузки глаз, освоите с ним уникальный тренировочный комплекс упражнений для глазных мышц. Эта методика поможет ребенку не только значительно улучшить остроту зрения, но и восприятие цвета. Внимание! Информация, содержащаяся в книге не может служить заменой консультации врача. Необходимо проконсультироваться со специалистом перед применением любых рекомендуемых действий.

Купить

Требования к наглядным материалам в подготовительных классах

  1. Демонстрация объектов на контрастном фоне. Лучший, 100% контраст — это сочетание белого и черного. Рекомендуется обратный контраст, когда темный объект расположен на светлом фоне, что физиологически воспринимается легче. Однако существуют зрительные патологии, при которых, наоборот, предпочтителен прямой контраст: светлое на темном.

  2. Использование таких цветов как красный, желтый, оранжевый, зеленый. Это обязательное условие для работы с детьми со зрительными патологиями и важная рекомендация в целом. Перечисленные цвета снимают нагрузку с органов зрения. Синий и фиолетовый, наоборот, сложны для восприятия при патологиях.

  3. Ограничение поля восприятия рамкой. Так ребенку легче сосредоточиться на материале, который нужно рассмотреть. Если в пособии нет возможности нарисовать рамку, можно использовать цветные подложки — например, картонки с уголками, в которые вставляется изображение. Подложки должны быть выполнены в цветах, рекомендованных для пособий.

  4. Использование изображений с контурами и насыщенными цветами. Для ребят с нарушениями зрения лучше рисовать очень толстый контур.

  5. Отсутствие глянцевых поверхностей. Нужно использовать только матовую пленку для ламинирования, с ее помощью также можно убрать блики с уже готовых глянцевых пособий. Еще один способ устранить глянцевый отлив: поместить пособие в матовый файл.

  6. Реалистичный характер изображений. Не все дети могут правильно воспринимать объекты, поэтому при формировании представлений о животных и птицах нужно тщательно подбирать иллюстрации. Например, если берется изображение собаки, на нем должны быть прорисованы все четыре лапы.

Учебно-методический комплект «Тропинки», представленный корпорацией «Российский учебник», соответствует всем перечисленным требованиям и может быть использован при разном зрительном восприятии.

Уникальные упражнения для восстановления зрения у детей по методу профессора Оле

Эта книга содержит упражнения, игры и тренинги, адапти­рованные для детей разного возраста — от младенцев до стар­шеклассников. Они помогут при наиболее часто встречающих­ся у детей дефектах зрения — прогрессирующей близорукости, астигматизме, амблиопии, косоглазии, проблемах с сетчаткой. Эти простые и доступные для освоения упражнения привьют ребенку навыки правильного пользования органом зрения, а при условии ежедневных тренингов ребенок станет видеть лучше уже через месяц!

Купить

Формирование представлений о плоскостном изображении натурального объекта

Дошкольника нужно знакомить с пособиями поэтапно:

  1. Настоящий объемный объект или его модель, макет, муляж.

  2. Цветное изображение.

  3. Контурное изображение со сплошным контуром.

  4. Контурное изображение с прерывистым контуром.

  5. Изображение, зашумленное вертикальными или горизонтальными параллельными линиями, кривой линией.

  6. Сложное зашумление: наложение объектов друг на друга.

  7. Деталь объекта.

Если ребенок может определить объект по детали, значит формирование прошло успешно.

Каждый год количество детей с нарушениями зрения увеличивается. Ребята с патологиями приходят в общие образовательные учреждения и становятся — или, во всяком случае, должны стать — полноценными участниками учебного процесса. Если ребенок отстает из-за особенностей зрения, становится неуспешен в учебе, это приводит к школьному негативизму, нежеланию учиться. При должном внимании, обследовании, прогнозировании, при правильной организации условий зрительного восприятия, некоторые проблемы (такие как нарушение глазомера, нарушение восприятия цвета) можно скорректировать и устранить.

Наука — о глазах: как возвратить зоркость. Рекомендации врача с упражнениями

Компьютеры и мобильные устройства, городской ритм жизни и стрессы дают непосильную нагрузку на глаза. «Беречь свое зрение не сложно», — утверждает Игорь Борисович Медведев, ближайший ученик Святослава Федорова, академик РАМТН, профессор, доктор медицинских наук, офтальмо-хирург, член многих зарубежных офтальмологических академий и обществ. В книге-справочнике собрана самая современная и полезная информация о 24 глазных болезнях и даны особые рекомендации по питанию для здоровья глаз. Кроме того составьте индивидуальный оздоровительный комплекс, выбирая из 78 упражнений, помогающих при близорукости, дальнозоркости, а также усталости глаз. Благодаря рекомендациям ведущего офтальмолога России вы сможете надолго сохранить зрение, а при необходимости точно будете знать, когда надо обратиться к офтальмологу и какие вопросы ему задать. Берегите свое зрение!

Купить


Методы патопсихологической диагностики восприятия

Патопсихологическая диагностика нарушения восприятия включает методы исследования иллюзий и галлюцинаций, методы диагностики нарушений зрительного восприятия, слухового восприятия, тактильного и кинестетического восприятия, а также восприятия пространства.

Методы исследования иллюзий и галлюцинаций

Исследование сенсорной возбудимости. Оно включает предложение испытуемому всмотреться в рисунки «движущиеся квадраты» и «волнистый фон», состоящие из расположенных в определенном порядке и ракурсе квадратов и линий, пересекающих геометрические фигуры. Далее предлагается подсчитать количество квадратов в каждом ряду или неясно нарисованные фигуры. Оцениваются субъективные ощущения, возникающие в процессе эксперимента, а также возможный иллюзорный стереоскопический обман.

Пробы Ашафенбурга. Испытуемому предлагается разговаривать по телефону, который предварительно отключен от сети.

Пробы Рейхардта. Испытуемому предъявляется чистый лист бумаги и предлагается рассмотреть то, что на нем нарисовано.

Пробы Липмана. После надавливания на веки испытуемого предлагается сказать, что он видит.

Анализ нарушений восприятия в жалобах больного и его поведении во время беседы и других мероприятиях.

Диагностика нарушений зрительного восприятия

Пробы на узнавание реальных трехмерных объектов.

Пробы на узнавание фотографий и реалистических изображений.

Пробы на узнавание незавершенных объектов.

Пробы на узнавание контурных изображений.

Пробы на узнавание перечеркнутых изображений.

Пробы на узнавание конфликтных изображений.

Методика «Вырезы». На таблице сверху изображены фигуры с вырезами, а внизу на второй ее половине фигуры с дополнениями к данным вырезам. Если совместить две соответствующие фигуры (сверху и снизу), то получится круг. Необходимо найти соответствующие пары фигур и обозначить их номерами.

Методика «Прогрессивные матрицы Равена». Тест Равена не считается сугубо «интеллектуальным» тестом, таким тестом «всеобщего интеллекта», к которым относят, например, шкалу Векслера. При решении заданий по таблицам Равена большое значение имеет концентрация активного внимания и восприятия.

Проективная методика ТАТ. Прямо или косвенно с ее помощью можно выявить и нарушения зрительного восприятия, дефекты смыслового восприятия.

Диагностика нарушений слухового восприятия

Пробы на узнавание мелодий.

Пробы на узнавание бытовых шумов.

Пробы на оценку и воспроизведение ритмов.

Диагностика нарушения тактильного и кинестетического восприятия

Пробы на узнавание объектов на ощупь.

Оценка позы и положения тела.

Пробы на воспроизведение позы пальцев.

Диагностика нарушения восприятия пространства

Пробы на ориентировку в правом и левом.

Пробы на ориентировку в помещениях.

Пробы на ориентировку в городе.

Пробы на ориентировку в географических картах.

Пробы на ориентировку в схемах и чертежах.

Методика «Компасы». На таблице схематически изображено по 5 компасов в каждой строчке. Необходимо относительно одной точки отсчета сторон света, мысленно воспроизводя остальные стороны света, определить, куда показывает стрелка.

 


См. также

Восприятие Патопсихология

 


   RSS     [email protected] 

Методы диагностики восприятия. Цель исследования: изучить особенности восприятия в подростковом возрасте

Штампы восприятия Штамп как программа подсознания обладает жестким форматом для информации на входе и выходе. Применительно к штампам восприятия это означает, что человек воспринимает информацию, априорно (подсознательно) предполагая, что она относится к одному из

Природа восприятия Все филогенетическое развитие чувствительности свидетельствует о том, что определяющим в процессе развития чувствительности по отношению к тому или иному раздражителю является его биологическая значимость, т. е. связь с жизнедеятельностью, с

автора Резепов Ильдар Шамильевич

Константность восприятия Всякое восприятие является восприятием объективной действительности. Ни одно восприятие не может быть ни истинно понято, ни даже правильно, адекватно описано вне отношения к объективному предмету, к определенному участку или моменту

Из книги Альтернатива терапии. Творческий курс лекций по процессуальной работе автора Минделл Эми

Осмысленность восприятия Восприятие человека предметно и осмысленно. Оно не сводится к одной лишь чувственной основе. Мы воспринимаем не пучки ощущений и не структуры, а предметы, которые имеют определенное значение.Практически для нас существенно именно значение

Из книги Позитивная психология. Что делает нас счастливыми, оптимистичными и мотивированными автора Стайл Шарлотта

Историчность восприятия Как сознательный процесс, восприятие включается в процесс исторического развития сознания. Человеческое восприятие исторично. Чувственное восприятие человека не есть только сенсорный акт, обусловленный лишь физиологической природой

Из книги автора

Методика «Исследование восприятия индивидом группы» Автор методики — Е. В. Залюбовская. Методика позволяет выявить три типа направленности (восприятия индивидом группы): индивидуалистический, коллективистский и прагматический.ИнструкцияВам предлагается ряд

Из книги автора

Проблема восприятия Наша подруга рассказала о таком случае. Начальница собрала совещание и сообщила сотрудникам следующее: «Никто из вас не находится на грани нервного срыва, а это значит, что вы работаете недостаточно упорно».При всем желании трудно найти лучший пример

Из книги автора

39. Свойства восприятия Избирательность восприятия. Предметы и явления действуют на человека в таком многообразии, что он не может все их воспринимать и на них реагировать одновременно. Из огромного числа воздействий лишь некоторые мы выделяем с большой отчетливостью и

Из книги автора

Преграды для восприятия Дона Карлетта подчеркивала, что наше осознание привлекающего или раздражающего нас аспекта клиента имеет ключевое значение, поскольку в ином случае мы склонны восставать против этой характеристики или игнорировать ее, и наши способности

Из книги автора

Роль восприятия Истории, которые мы придумываем сами для себя, и объяснения, которые даем событиям, формируют нашу жизнь. Позитивные психологи выяснили, насколько восприятие людей и интерпретация событий влияют на способность адаптироваться к невзгодам – мелким и

После того как были рассмотрены теоретические аспекты понятия «восприятие» перейдем к методологическим, к тому какие способы существуют, чтобы измерить восприятие. Потребность в таком методологическом аппарате возникла в связи с тем, что у людей появилось осознание того, что изучив особенности восприятия образа конкретного объекта у различных индивидов или социальных групп, можно получить ценную и интересную информацию для дальнейшего анализа. В настоящее время адекватными и, по сути, единственными методами для решения задачи оценки сходств и различий между конкретными социальными группами и описывающими их атрибутами, возникающими на основе изучаемого объекта, являются многомерные статистические методы. Широкое распространение данная группа методов получила в начале 80-х годов, когда алгоритмы, первоначально разработанные исключительно для больших специализированных компьютеров, стали доступны и адаптированы для пользователей персональных компьютеров, а для их применения больше не требовалось специфических и узкопрофильных знаний программистов. По сути, использования данной группы статистических методов для изучения восприятия сформировало отдельную конкретную методику, называемую картами восприятия. Карты восприятия подразумевают под собой графическое представление сходств и различий между конкретными социальными группами в контексте описывающих их свойств или атрибутов в пространстве низкой размерности. Данный подход к анализу данных позволяет значительно упростить задачу сравнения восприятия изучаемого объекта различными социальным группами. Наглядность графического подхода и широкое распространение статистических программ для анализа привели к росту использования карт восприятия, а также к увеличению решаемых задач с помощью них, а соответственно и росту ошибок при выборе правильного инструментария для построения карт восприятия. В связи с этим, рассмотрим концептуальные и методологические особенности всей совокупности методов, позволяющих использовать такую методику как карты восприятия .

В рамках изучения многомерных статистических методов можно выделить две группы таких методов: композиционные и декомпозиционные. Естественно при построении карт восприятия исследователь должен в первую очередь определить какую группу методов ему необходимо использовать. От этого выбора во многом зависит и дизайн будущего исследования, так как данные собранные при помощи композиционных методов, нельзя обрабатывать декомпозиционными. Итак, композиционные методы подразумевают под собой, что для изучения сходств и различий между конкретными индивидами или социальными группами / категориями исследователь самостоятельно составляет список атрибутов, степень соответствия которых изучаемым категориям и предлагается сопоставить респондентам. Соответственно, после статистической обработки собранных данных изучаемые социальные категории и описывающие их атрибуты графически отображаются в пространстве низкой размерности. Положение категорий определяется касательно полученных ими оценок от респондентов по каждому из атрибутов, на основе чего и происходит композиция (формирование) общей оценки близости между категориями . Далее, рассмотрим преимущества и недостатки данной группы методов. Важнейшим преимуществом является относительная простота интерпретации полученных карт, так как в ходе анализа используются заранее составленный список атрибутов, который уже логически и семантически согласован между собой. Данный список сам по себе формирует некоторое пространство, в которое затем и помещаются исследуемые категории, все это значительно упрощает интерпретацию. Другим достоинством композиционной группы методов является факт, что категории и описывающие их атрибуты помещены в единое пространство. Это позволяет наглядно оценить положение каждой из исследуемых категорий и ее восприятие относительно каждого атрибута . Теперь поговорим о недостатках данной группы методов. Первый — использование самостоятельно составленного списка описывающих атрибутов, так как зачастую некоторые из используемых атрибутов могут искажать целостную картину восприятия у респондента, а также готовый список атрибутов не будет отражать всю когнитивную систему респондента (аналогично понятию генеральной совокупности и выборки). Другим недостатком является высокая зависимость композиционных методов от качества полученных данных. Очевидно, что под качеством исходных данных подразумевается их нормальное или близкое к нему распределение, так как любое изменение выборки в ту или иную сторону приведет к непосредственному изменению конечного решения, что может ввести в заблуждение исследователя .

Теперь поговорим о декомпозиционном подходе. В данной группе методов респондент дает лишь общую оценку степени сходства или различия между изучаемыми категориями, руководствуясь только собственными решениями, а не заранее составленным списком атрибутов. Полученная матрица расстояний на основе общих оценок может быть отражена в пространстве низкой размерности. Соответственно можно говорить о декомпозиции общих оценок в необходимое количество измерений для сравнения изучаемых категорий . Рассмотрим достоинства и недостатки декомпозиционных методов. Главным преимуществом является тот факт, что данная группа методов позволяет получить некую «идеальную» модель восприятие категории, неограниченную заранее созданным списком атрибутов. Соответственно, можно говорить о более точной оценке, нежели композиционными методами. Еще одним преимуществом можно назвать малые требования к исходному массиву данных, так как для анализа требуется, по сути, только наличие матрицы расстояний, которая может состоять даже из единичного наблюдения .

Существенным недостатком декомпозиционной группы методов является сложность интерпретации, полученного пространства, так как в нем отсутствуют какие-либо описывающие атрибуты, поэтому зачастую данные нуждаются в дополнительной пост-обработке в специализированных программах, которые требуют от исследователя специализированных навыков.

Следующий минус — относительная утомительность опросного листа для респондента, так как существует правило касательно минимального количества сравниваемых объектов, то респонденту приходится попарно сравнивать между собой довольно значительное число объектов.

Еще один недостаток заключается в том, что из анализа нельзя выбрасывать ни одной категории или социальной группы, совокупное пространство которых требуется получить. Потому что даже при отсутствии одного объекта данные получат сильное смещение в силу того, что данная группа методов отображает относительные позиции всех объектов касательно друг друга.

И последний недостаток говорит о том, что из-за отсутствия заранее подготовленного списка атрибутов, полученные данные могут сильно различаться друг от друга, так как когнитивные системы каждого респондента не совпадают, а соответственно, и критерии, по которым они воспринимают изучаемые объекты тоже скорее всего будут отличаться. Поэтому массив данных должен быть однородным, то есть включать респондентов из примерно одного сегмента, что позволит принять гипотезу о схожести их восприятия .

Рассмотрев композиционную и декомпозиционную группу методов, возникает вопрос: как же сделать правильный выбор между ними? В каких ситуациях следует использовать каждую группу методов? Сразу стоит обратить внимание, что правильного ответа на поставленные вопросы нет, так как все определяется спецификой конкретного исследования, но можно сделать ряд предположений. Так, использование композиционных методов более оправдано в ситуации, когда требуется определить конкретные различия между исследуемыми категориями и их соответствие конкретным заданным атрибутам. Также использование данной группы методов будет в приоритете, когда необходимо получить в первую очередь соответствие атрибутам, а не различие между категориями. Аналогично можно предположить, что использование декомпозиционных методов будет более актуально, когда поставленной задачей является нахождение общей степени различия между категориями, а не их конкретное сопоставление с атрибутами. Естественно, в ситуации, когда исследователь понимает, что в исследуемой сфере попросту невозможно составить список атрибутов, который будет отражать реальное положение вещей, использование декомпозиционных методов будет оправдано. Также, оно будет оправдано, если есть возможность дальнейшего контакта с экспертами исследуемой сферы, с целью помощи в интерпретации полученных данных .

Далее, рассмотрим подробнее следующий шаг исследователя после определения концептуального подхода, а именно конкретный выбор статистического метода, благодаря которому будет построена карта восприятия. В рамках композиционного подхода он может использовать дискриминантный анализ, факторный анализ или анализ соответствий, а в рамках декомпозиционного — многомерное шкалирование. Отметим то, что в данной работе не будем подробно вдаваться в техническое описание методов, а постараемся раскрыть их сильные и слабые стороны при построении карт восприятия. Начнем с композиционных методов.

Дискриминантный анализ представляет собой количественный метод, при котором на основании некоторых признаков объект может быть определен в ту или иную заданную заранее группу. Основной идеей является то, что в качестве групп (зависимой переменной) используются изучаемые категории, а в качестве независимых соответственно атрибуты из заранее составленного списка, по которым респонденты оценивали каждую категорию. Далее, рассчитав дискриминантную функцию будут получены коэффициенты при независимых переменных, по которым можно будет судить о важности каждого из атрибутов. Соответственно атрибуты с наиболее высокими коэффициентами будут интерпретироваться как те, которые формируют значительные различия между категориями.

В самом процессе дискриминантного анализа производится последовательное построение целого ряда дискриминантных функций, что позволяет далее получить из стандартизованных коэффициентов при независимых переменных координаты осей пространства. Получив пространство восприятия благодаря атрибутам необходимо добавить на него исследуемые категории, для этого необходимо взять стандартизованные средние значения дискриминантных функций, полученных для каждой из категорий. Очевидно, что отразив эти данные мы окончательно сформируем карту восприятия .

В реальной практике дискриминантный анализ достаточно редко используется, но это не отнимает у него ряд преимуществ. Основным достоинством данного метода является статистически верная методологическая основа метода. Так, исследование различий между категориями на основании их значений по атрибутам наиболее адекватный способ для построения карт восприятия.

Еще одной положительной стороной является легкость интерпретации — чем ближе категория к атрибуту на карте, тем сильнее выраженность данного атрибута у этой категории (в отличие, например, от анализа соответствий, где такую же близость нельзя трактовать данным образом). В качестве недостатка стоит отметить, что дискриминантный анализ очень чувствителен к исходным данным. Желательно подавать «на вход» только нормально распределенные данные, иначе велика вероятность получить неудовлетворительный результат .

Факторный анализ прежде всего известен как один из самых эффективных способов снижения размерности данных, изучения их структуры и латентных переменных, которые формируют исходный массив. В процессе факторного анализа сильно коррелирующие между собой переменные объединяются в один фактор, а именно латентную переменную, которая состоит из линейной комбинации исходных. Но факторный анализ зачастую используется и для построения карт восприятия, так как полученные факторы будут независимы по сравнению друг с другом, то их можно использовать в качестве осей. Очевидно, что для того, чтобы построить карту восприятия необходимо получить два или три фактора. В качестве координат каждой из осей карты восприятия необходимо задать средние значения факторных нагрузок для исследуемых категорий / объектов. За кажущейся простотой построения карт восприятия с помощью факторного анализа, можно найти несколько существенных недостатков данного метода. Во-первых, если рассмотреть подробнее, что такое фактор, то мы получим, что это некие сгруппированные атрибуты, то есть назвать получившееся пространство пространством восприятия респондентов довольно сложно из-за его общего характера, так как оно не дает представлений о том, как конкретно респонденты предпочитают данные категории. Во-вторых, для построения карты восприятия, как правило, используется два первых фактора, но обычно они учитывают и объясняют только порядка половины (а то и меньше) всей информации, то есть происходит значительная потеря информации при использовании метода факторного анализа .

Анализ соответствий в настоящее время является самым популярным методом для построения карт восприятия. Для применения анализа необходима всего лишь таблица сопряженности между категориями и описывающими их атрибутами, причем оценка соответствия атрибута категории может быть дано даже в категориальной форме. Основой анализа соответствий является критерий хи-квадрат. Сам анализ проводится в две стадии: сначала для набора категорий одной переменной (строк таблицы), затем для набора категорий второй переменной (столбцы таблицы). После проведенных стадий результаты совмещаются. Каждая из стадий состоит, в свою очередь, из трех этапов. На первом этапе происходит расчет так называемых профилей или другими словами относительных частот, а также их масс — маргинальных пропорций. Второй шаг заключается в вычислении расстояния между каждой парой профилей, а также средним профилем. На третьем шаге происходит нахождение осей n-мерного пространства, которые лучше всего будут описывать получившееся облако точек. Соответственно в полученных ортогональных измерениях исследуемые объекты располагаются согласно приобретенной степени близости . Размерность, полученного пространства с которой в итоге работает исследователь, также низкая (обычно двумерное пространство), потому что одной из задач метода является снижение размерности исходного пространства, а также работа с трехмерным пространством значительно усложняет процесс интерпретации данных. Соответственно, одним из главных достоинств метода будут достаточно простые требования для исходного массива данных, а также некая автоматизация процесса построения карты, так как все современные статистические пакеты сразу же выдают карту восприятия с уже нанесенными на нее атрибутами и объектами. Недостатками метода могут являться недостаточно точные данные из-за допущения использовать категориальную шкалу ответов, так как данные, полученные с ее помощью будут менее точными, чем если использовать шкалы более высокого уровня .

Многомерное шкалирование, если рассматривать общую логику метода, то его задача эффективно (максимально приближенно к исходным данным) разместить исследуемые объекты в пространстве низкой размерности на основе критериев сходства или различия. Как правило, исходными данными для данного метода является симметричная матрица. Данные метод достаточно прост в реализации, но обладает значительной сложностью со стороны интерпретации данных, так как на карту не нанесены описывающие атрибуты. Так, чтобы дать правильную интерпретацию необходимы обширные знания о природе исследуемых объектов у исследователя или же помощь экспертов .

При построении карт восприятия композиционными методами, дизайн исследования рекомендуется составлять таким образом, чтобы можно было построить карты восприятия всевозможными методам для дальнейшего их сравнения между собой и расширения спектра полученных оценок. С методологической точки зрения рекомендуется в первую очередь использовать дискриминантный анализ, так как он позволяет в наибольшей степени решить поставленную задачу — оценить степень восприятия объектов на уровне определенных атрибутов .

В данном исследовании было принято использовать методы композиционной группы, а именно факторный анализ и анализ соответствий, Решение использовать данные методы было принято в связи с наиболее низкими требованиями к исходным данным массива — требует простую таблицу сопряженности между переменными, а также из-за самого удобного вида для интерпретации результатов.

Стоит отметить особую важность качества составляемого списка атрибутов / конструктов, на данных которого в последствии основаны композиционные методы анализа данных: в нашем случае факторный анализ и анализ соответствий. На данный момент, мы имеем слабое представление о существующих конструктах в личной системе восприятия университетских специальностей абитуриентов и выпускников образовательной программы «Социология», поэтому самостоятельно составив данный список атрибутов / конструктов, мы рискуем оказать сильное влияние на восприятие респондентов. Именно поэтому было принято решение воспользоваться таким психосемантическим методом как метод репертуарных решеток Дж. Келли, а конкретно его разновидностью — методом триад.

Далее, постараемся определить, что это за разновидность психосемантических методов. Дж. Келли является создателем теории индивидуальных конструктов. В своей основной работе он разрабатывает такой метод измерения конструктов, как метод репертуарных решеток . Для начала постараемся дать определения основным понятиям его теории.

Так, главным понятием является понятие «конструкт». Под конструктом Дж. Келли понимал особое субъективное средство, которое создал и проверил на личном опыте сам человек. С помощью таких конструктов каждый человек оценивает различные события, поведение людей, систему общественных взаимоотношений и т.п. Конструкт всегда является биполярным, то есть обладает противоположными по смыслу полюсами. Поэтому сразу можно отметить, что конструкт подразумевает под собой как минимум шкалу порядка. Все схожие конструкты объединяются в системы. Люди оперируют от части общими конструктами, но существует и отдельная другая часть конструктов, которая различается у всех. Наличие общих конструктов у людей характеризуется наличием у них социальной общности, а различие конструктов связано с их индивидуальным способом формирования — их не возможно усвоить из социального мира или общества, в котором мы находимся. Например, можно найти конструкты, которые существуют исключительно у одного индивида. Таким образом, техника репертуарных решеток представляет под собой экспериментальный метод, направленный на выявление конструктов личности. Стоит обратить внимание, что данный метод получает информацию не о каждом респонденте в отдельности, а о конкретных объектах шкалирования .

Под методом триад Дж. Келли определяет следующий тип репертуарных решеток, при котором респонденту предлагается выбрать два из трех исследуемых элементов, сказав чем они похожи, а также указать, чем они отличаются от третьего. Так, по мнению Дж. Келли конструкты, которые выявляются по его предложенным методам, представляют собой некую репрезентативную выборку из различных глубинных конструктов каждого респондента, данная выборка оказывается более релевантна для всего исследования в целом .

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

  • Введение
  • 1.2 Общая характеристика понятий восприятие как когнитивного процесса: виды, свойства
  • 2. Эмпирическое исследование особенностей восприятия в подростковом возрасте
  • 2.1 Этапы проведения эмпирического исследования
  • 2.2 Анализ результатов эмпирического изучения особенностей восприятия в подростковом возрасте
  • Заключение
  • Список используемых источников
  • Приложение

Психические развитие человека связано с развитием культуры восприятия: образованный, эстетически развитый человек способен наслаждаться изяществом формы, цветовой и звуковой гармоний окружающей среды. Познавая окружающую действительность, взаимодействуя с ней, мы встречаемся с предметным миром. Восприятие связано с опознанием, пониманием, осмыслением предметов, явлений, ситуаций, с отнесением их к определенной категории, типу, классу.

Восприятие зависит от прошлого опыта, знаний, содержания и задач выполняемой деятельности индивидуально — психологических различий людей (потребностей, склонностей, интересов, мотивов). Под влиянием этих факторов создается характерная для каждого человека апперцепция, обуславливающая значительные различия при восприятии одних и тех же предметов разными людьми или же одним и тем же человеком в разное время.

Проблема восприятия в подростковом возрасте является актуальной. В психологии существует ряд авторов занимающихся проблемой восприятия времени, пространства (А.Р. Лурия, Д.Н. Узнадзе, В.Н. Дружинена, С.П. Рубинштейн, А.Г. Маклаков, Д. Креч, Р. Крачфилд, Н. Ливсон), слуховое восприятия, зрительное восприятие, осязательное восприятие, (А.Р. Лурия), константность восприятия, восприятие фигуры и фона (Д.Н. Узнадзе, С.П. Рубинштейн), восприятие формы (В.Н. Дружинена, С.П. Рубинштейн), восприятие движения (С.П. Рубинштейн, А.Г. Маклаков), восприятие глубины, движения (Д.Э. Майерс).

Восприятие создается и развивается с детства. В начале и в ходе своего развития ребенок постепенно открывает для себя структуру окружения в процессе длительных и разнообразных экспериментов в общении и играх, учении и труде. В этих видах деятельности ребенок активно исследует свое окружение, интересуется им, наблюдает, проводит опыты, постоянно выдвигая, проверяя, подтверждая или опровергая гипотезы.

восприятие подростковый психология когнитивный

Эмпирическая база исследования : данное эмпирическое исследование проводилось на базе средней общеобразовательной школы №3 г. Лепеля.

Обследовалось 30 человек (учащиеся 11-го класса) подросткового возраста (от 16 до 17 лет).

57% из общей численности составляют девочки (17 человек).

43% из общей численности составляют мальчики (13 человек).

Структура и объем курсовой работы : курсовая работа состоит из 56 стр. и включает в себя:

1. Введение.

2. Общую характеристику работы (актуальность проблемы, цель и задачи исследования, объект и предмет исследования, гипотеза, методологическая основа и методы исследования, практическая значимость полученных результатов и эмпирическая база исследования).

3. Главу 1, где описывается проблема изучения восприятия в отечественной и зарубежной литературе.

4. Главу 2, где описываются эмпирические особенности восприятия в подростковом возрасте.

5 Заключение

6 Список используемых источников

7 Приложение

Восприятие времени имеет различные аспекты и осуществляется на разных уровнях. Наиболее элементарными формами являются процессы восприятия длительности, последовательности, в основе которых лежат элементарные ритмические явления, которые известны под названием биологических часов. К ним относятся ритмические процессы, протекающие в нейронах коры и подкорковых образований. Смена процессов возбуждения и торможения, возникающая при длительной нервной деятельности, воспринимается как волнообразно чередующиеся усилия и ослабления звука при длительном вслушивании. Все условия лежат в основе наиболее простых, непосредственных оценок времени. Они могут проявляться у животных в выработки «рефлексов на время» или «запаздывающих рефлексов» и их можно изменять путем фармакологических воздействий, влияющую на вегетативную нервную систему. Последние воздействие проверены и на человеке. Так, было показано, что одни препараты существенно укорачивают оценку небольших отрезков времени, в то время как другие препараты удлиняют оценку небольших интервалов времени. От элементарных непосредственных форм ощущения времени следует отличать сложные формы восприятия времени, которые опираются на вырабатываемые человеком «эталоны» оценки времени. От оценки коротких интервалов следует отличать оценку длительных интервалов, т.е. ориентировка в длительных отрезках времени. Это форма оценки времени является особенно сложной по своему строению и приближается к явлением интеллектуального кодирования времени. Нарушение оценки времени в виде грубых дефектов оценки времени дня и нарушения ориентировки во время года и т.п. могут возникать при поражениях некоторых отделов мозга и могут служить опорными симптомами для диагностики этих поражений .

Слуховое восприятие имеет дело с последовательностью раздражений, протекающих во времени. Слух воспринимает тоны и шумы. Тоны представляют собой правильные ритмические колебания воздуха, причем частота этих колебаний определяет высоту тона, а амплитуда этих колебаний — интенсивность звука. Шумы являются результатом комплекса накладывающихся друг на друга колебаний, причем частота этих колебаний находится в случайных, некратных отношениях между собой. Воздействующие тоны и шумы попадают через слуховой проход на барабанную перепонку — эластичную пленку, которая обладает способностью колебаться в ритм со звуком. Эти колебания через систему косточек, находящихся в среднем ухе (наковальня, молоточек, стремечко) передаются через овальное окно в аппарат внутреннего ухо, где расположен периферический аппарат слуховой рецепции — улитка, заполненная жидкостью.

Таким образом, каждый звук, дошедший до аппарата слухового рецептора, вызывает колебания одной или нескольких рядом лежащих струн, а эти колебания возбуждают соответствующие волосковые клетки, и вызывает нервное возбуждение. При этом высокие звуки вызывает колебания более коротких, а низкие звуки — более длинных струн, возникшие в результате нервное возбуждение проводится по соответствующим волокнам слухового нерва.

Первый из них является ритмика — мелодическая система кодов, второй — фонематическая система кодов. Оба этих фактора и организуют воспринимаемые человеком звуки сложной системы слухового восприятия. Без овладения фонематической системой слух остается неорганизованным, и поэтому человек, не овладевший фонематической системой чужого языка, не только «не понимает» его, но и, не слышит составляющих его звуков. Кодирование звуков соответствующее системы музыкального или речевого слуха не является пассивным процессом. Нарушение слуховых процессов может возникнуть при поражении разных звеньев слухового пути и носит неодинаковый характер. При поражении периферического отдела слухового пути — внутреннего уха возникает глухота или снижение слуха. Поражение четверохолмия приводит к нарушению элементарных связей слуховой и зрительной системы. Порождение первичных отделов слуховой коры приводит к глухоте и вторичных отделов слуховой коры. .

Восприятие пространство опирается на системы совместно работающих анализаторов и может протекать на разных уровнях. В течении длительного времени в философии обсуждается вопрос о том, является ли восприятие пространства врожденным или результатом обучения. Сейчас стало совершенно ясным, что, хотя восприятие пространства имеет в своей основе ряд специальных аппаратов, его строение очень сложно и развитие формы восприятие пространства могут протекать на различных уровнях. В основе восприятия трехмерного пространства лежит функция специального аппарата — полукружных каналов расположенных во внутреннем ухе. Этот аппарат, тонко реагирующий на отражение трех основных плоскостей пространства, является его специфическим рецептором. Он тесно связен с аппаратом глазодвигательных мышц, каждая изменение в вестибулярном аппарате вызывает рефлекторные изменения в положении глаз; при быстрых и продолжительных изменениях положения тела в пространстве наступают пульсирующие движения глаз, называемые нистагмом. Другим существенным аппаратом, обеспечивающим восприятие пространство, и прежде всего глубины, является аппарат бинокулярного зрительного восприятия и ощущения мышечных усилий от конвергенции глаз. Таким образом, импульсы относительного напряжения мышц глаз, обеспечивающих конвергенцию, и смещение изображения на обеих сетчатках является вторым важным компонентом для восприятия пространства. Еще одним важным компонентом восприятия пространства являются те законы структурного восприятия. К ним присоединяется и последние условия — хорошо закрепленный прежний опыт, который может существенно влиять на восприятия глубины. Воспринимаемое нами пространства никогда не носит симметрического характера; так оно всегда в большой или меньшей степени асимметрично. Одни предметы расположены от нас вверху, другие внизу; одни дальше, другие ближе; одни справа, другие слева. Различные пространственные расположения предметов в этом асимметричном пространстве имеют часто решающие значение. В условиях, когда мы можем опираться на дополнительные зрительные сигналы, такая ориентировка в пространстве осуществляется легко. Когда это дополнительная зрительная опора устраняется, такая ориентировка резко затрудняется. Ориентировка в таком асимметричном пространстве сложна. При нарушении пространственного восприятия является нарушение схемы тела. Они возникают при патологическом раздражении проприоцептивных отделов нижнетеменной коры и выражаются в своеобразном изменении ощущений собственного тела. .

Посредством зрения человек сразу воспринимает целый образ предмета оно располагает аппарату, который приспособлен к тому, что бы сразу воспринять сложные формы предмета, зрение работает как относительно пассивное рецептурная система, в которой образ внешних форм и вещей отпечатывается на сетчатке, а затем без всяких изменений передается с начало в подкорковые зрительные образования, а затем затылочные отделы кары головного мозга. В проекционной зрительной коры обеспечивает не только восприятие отдельных признаков, но и восприятия целых геометрических форм или структур. Имеется ряд законов, которым подчиняется восприятие формы.

Вторым законом зрительного восприятия форм, сформулированным средством гештальтпсихологии был закон дополнения до структурного целого. Согласно этому закону четкие, но не законченные структурны всегда дополнялись до четкого геометрического целого. Оба эти закона позволили объяснить и процесс объединения ряда явлений зрительного восприятия, которые оставались трудно объяснимыми. Одним из таких явлений может служить факт объединения отдельных геометрических фигур друг с другом. Структурный характер зрительного восприятия объясняет тот факт, что если одни структуры воспринимаются нами как расположение на плоскости, то другие — воспринимаются трехмерно, как выходящие за плоскость листа. Структурный характер восприятия объясняет и то явление, которое называется двойственным изображением.

Наконец, законом целостного структурного восприятия и некоторые из так называемых оптико-геометрических иллюзий. Все эти особенности геометрических иллюзий объясняется тем, что наше геометрическое восприятие не состоит из изолированных элементов, а имеет все черты целостного, структурного организованного восприятия. При восприятии сложных предметов, их изображений или целых ситуаций. В этих случаях лишь наиболее простые и хорошо знакомые предметы воспринимаются сразу. При восприятии сложных, малознакомых предметов или целых ситуаций, становится необходимым процесс выделения опознавательных признаков с их дальнейшим синтезом и сличением исходной гипотезы с реально поступающий информацией. Чем сложнее предъявленное изображение, тем более развернутый характер носит этот процесс предварительной ориентировки в воспринимаемом предмете или ситуации и тем больше он приближается к тому последовательному процессу опознания. При рассмотрении сложных объектов позволили убедиться, что в процессе внимательного рассматривания объекта имеют два вида движений глаз.

Второй вид движения имеет совсем другой характер и иное функциональное значение: он состоит из крупных движений глаза, перемещающих глаз с одной точки на другую, и включает в свой состав как скачкообразные, так и плавные движение глаза. Есть основания считать, что эти движения обеспечивают последовательную функцию глаза на отдельных точках воспринимаемого объекта и дают возможность последовательно выделять наиболее информативные точки, сличать их друг с другом и синтезировать окончательный комплекс признаков, необходимых для опознания предмета. Так же существенным фактором, определяющим восприятие сложных объектов, является задача, которая ставится перед субъектом, и та практическая деятельность, которую он выполняет с этим объектом. Огромное значение для восприятия имеет прежний опыт человека и предметное восприятие соответствующих изображений. Влияние устойчивого прежнего опыта на восприятие можно привести к ярко выраженным иллюзиям но и обеспечить повышение устойчивости и правильности восприятия.

Существенным фактором, влияющим на восприятие, могут быть и индивидуальные различия людей. Это говорит об объективном и субъективном типах восприятия, свойственных различным людям. Не меньшее значение имеют и другие индивидуальные различия в восприятии — преобладание аналитического восприятия с выделением многих деталей у одних и синтетического целостного восприятия у других.

Осязание является сложной формой чувствительности, включающей в свой состав как элементарные, так и сложные компоненты. К 1-ым относятся ощущения холода и тепла, и ощущение боли, ко вторым — собственно осязательные ощущения и те виды глубокой, или кинестетической, чувствительности, которые входят в состав проприоцептивных ощущений. Перечисленные рецепторные аппараты распределены по поверхности кожи неравномерно. Причем густота их расположения имеет биологическое основание: чем более тонкая чувствительность требуется от работы того или иного органа, тем более густо расположены на его поверхности соответствующие рецепторные компоненты и тем более низки пороги различения тех сигналов, которые до них доходят, иначе говоря, тем более высока их чувствительность.

Существуют сложные формы осязательного восприятия, при котором человек на ощупь может определить форму предмета, а иногда и узнать сам предмет. В осязательном восприятии предмета является факт постепенного превращения последовательно поступающей информации об отдельных признаках предмета в его целостный образ. Процесс узнавания обреза предмета, который в зрении происходит сразу, в осязании носит развернутый характер и происходит путем последовательной цепи проб с выделением отдельных признаков, созданием и образованием ряда альтернатив и формированием окончательной гипотезы. Поэтому процесс осязательного восприятия, возникающего в процессе ощупывания. Процесс ощупывания, необходимый для тактильного узнавания предмета, может постепенно сокращаться, и если на первых его этапах для узнавания было необходимо сличение многих выделенных признаков, то при повторном ощупывании число признаков, необходимых для опознания предмета, все больше и больше сокращается, так что под конец одного наиболее информативного признака оказывается достаточно, чтобы предмет мог быть опознан. Поражение определенных отделов мозга приводило к своеобразным нарушениям тактильного узнавания. Больше с поражением нижнетеменных отделов мозга и нарушением возможности синтезировать элементы в одно целое оказались не в состоянии использовать полученную ими информацию и мысленно создать целый образ фигуры из отдельных воспринятых ими элементов. .

Проблема константности цвета связана со следующим наблюдением: кусок мела на рассвете отражает в несколько раз меньше света, чем кусок угля в полдень тем не менее, мел кажется белым, а уголь — черным. Но в соответствии с физическими условиями все должно быть наоборот. Объяснить это с позиций законов физики и периферийной физиологии совершенно невозможно. В данном случае может существовать только психологическое объяснение.

Аналогична и проблема константности величины. Величина одного и того ж предмета должна постоянно меняться в зависимости от того, на каком расстоянии от нас он находится. В действительности ж ничего подобного не происходит. В определенных пределах величина предмета остается неизменной, то есть величина предмета константна. Отсюда ясно, что в данном случае говорить о константности можно лишь в определенных пределах. Несомненно, что мы имеем дело не с абсолютным изменением, а с таким, которое позволяет заявить, что по существу свойства предмета остается неизменным .

В действительности мы никогда не воспринимаем предметы как отдельные, полностью оторванные от окружения, одиночные — любой предмет воспринимается на своем определенном фоне. Настоящее восприятие подразумевает и одно, и второе — как фигуру, то есть сам предмет, так и его фон. Восприятие представляет собой единство фигуры и фона. Фигура влияет на фон, а фон — на фигуру. При восприятии действительности мы всегда воспринимаем предметы на каком-то фоне. Поскольку фигура и фон воспринимаются по-разному, большое значение имеет то, что воспринимается фигурой, а что — фоном. Последователи гештальтпсихологии остаются на уровне описания, утверждая, что в виде фигуры воспринимаются те части чувственной деятельности, которые в силу наличие более благоприятных условий для создания целостности имеют лучший гештальт; в качестве не фона выступает часть среды, составляющая худший гештальт. Обычно в фигуру превращается более маленькие и более расчлененные части действительности, а фон — имеющие больший размер и хуже дифференцированные. .

Предмет чувственного восприятия непременно расположен где-то в пространстве и является носителем целого ряда пространственных свойств. Во — первых, он занимает определенное место в пространстве, обязательно обладает протяженностью, то есть имеет определенную величину или определенную форму. Однако оба эти свойства могут иметь одно, два или три измерения: длину, ширину, высоту, или, как принято говорить, характеризуются емкостью. Все предметы непременно находятся где-то, располагаются в том или ином направлении и на определенном расстоянии от нас. Известно, настоящим материалом, из которого возводится мир восприятия, считали ощущения. В частности, предполагалось, что, и восприятие пространство строится из этого же материалы. Следовательно, таким образом, из ощущений возникает восприятие пространства. Либо ощущение само надежно пространственностью, либо ощущение само по себе не имеет ничего пространственного, и, следовательно, это последнее должно возникать в результате каких объединений ощущений. В первом случае подразумевается, что пространство дано изначально, являясь врожденным. Во втором случае переживание пространства является продуктом развития личного опыта. Соответственно, в классической психологии противостояли друг друга два направления — нативизм или эмпиризм или генетизм. Решению проблемы нативизма и генетизма способствовали наблюдения за процессом послеоперационного восстановления зрения у слепорожденных. В самом деле, эта была превосходная возможность проверить, имеет ли человек готовые, врожденные механизмы восприятия пространства, или не для их приобретения необходим опыт. Прооперированный больной, впервые открыв глаза, он видел лишь некое «светлое поле», но ничего более. Через несколько недель он все еще не мог различить трехмерные и плоские предметы. Больной вместе со светом видел и «поле», то есть свет имел протяженность. Следовательно, протяженность является врожденной, то есть в этом правильной оказалось точка зрения нативизма. Зато больной не мог различить близость — отдаленность и телесность даже через несколько недель. Стало быть, с данной точки зрения прав был генетизм, поскольку для овладения сложными элементами пространства оказался необходимым довольно длительный опыт. Итак на сегодня данный вопрос решается следующим образом: первичное, основное свойства пространства — протяженность — дано изначально, представляя собой такую ж сторону ощущения, как интенсивность. Однако, что касается подлинного восприятия пространства со всеми его остальными свойствами, что приобретается исключительно путем личного опыта, поэтому задача психологии пространства состоит в установлении того, каким образом человеку удается воспринимать все эти свойства .

Восприятие глубины и удаленности предметов восприятия глубины и удаленности предметов состоит в том, почему и за счет чего мы видим мир трехмерным, если на сетчатке глаза мы имеем только двухмерное (плоское) его изображение? Ответ на поставленный вопрос привело к поиску признаков глубины и удаленности — особенности стимульной ситуации, которые позволяют наблюдателю определить, насколько далеко объект находится от него самого и от других объектов.

За счет того, что наши глаза находятся на некотором расстоянии друг от друга, каждый глаз смотрит на объект с несколько разных позиций. Следовательно, каждый глаз видит один и тот же предмет под разным углом. Это различие в направлениях, или угол между осями зрения двух глаз, называется бинокулярным параллаксом. Сенсорная система «отслеживает» этот угол, его величина служит ей в качестве своеобразной подсказки, признака удаленности предмета: большой угол — предмет близко, малый угол — предмет далеко. При этом картинки на сетчатках разных глаз получаются неодинаковые.

Мы можем воспринимать удаленность и глубину даже одним глазом. Известно, например, что люди, слепые на один глаз с рождения, воспринимают мир трехмерно. Следовательно, существуют некоторые признаки удаленности и глубины, связанные с изображением, получаемым одним глазом. В числе таких признаков обычно называют линейную перспективу, суперпозицию, относительный размер предметов и градиент текстуры.

Линейная перспектива как признак удаленности отражает тот факт, что прямые линии (например, рельсы) как бы сходятся, удаляясь от нас. Мы часто наблюдаем некоторый объект вписанным в координаты параллельных линий. И если, скажем, один объект находится там, где параллельные линии «сошлись» в большей степени, чем в том месте, где находится другой объект, то как ясно, что первый из них находится на большем расстоянии от нас.

Информацию об удаленности окружающих предметов нам также поставляет наше собственное движение и движение окружающих нас объектов. Движение приводит к тому, что проекция объектов на сетчатке меняется, причем близко расположенные объекты кажутся нам двигающимися относительно быстрее удаленных, что и служит дополнительным признаком при оценке удаленности .

Существуют некоторые особенности зрительной стимуляции, которые сами по себе помогают перцептивной системе отличить фигуру от фона: фон обычно включает в себя фигуру, он содержит меньше деталей и отличительных особенностей по сравнению с фигурой. Однако объяснить процесс выделения фигуры и фона только особенностями стимуляции было бы неправильно. Например восприятия двойственных изображений, или изображений со взаимообратными фигурой и фоном: профили или виды. Когда мы смотри на изображение, нам попеременно видится то ваза, то два человеческих профиля; в каждый момент что-нибудь одно. Исследования показывают, что восприятие объекта как фигуры связано с относительно более детальным анализом информации по сравнению с восприятием объекта как фона, проще говоря, фигура — это то, на что мы в данный момент обращаем преимущественное внимание.

Образы восприятия характеризуются целостностью. Это означает, что в них представлена некоторая связная картина, образ предмета или события. Данную особенность восприятия особо подчеркивали представители школы гештальтпсихологии, основной тезис который состоял в том, что психические образы, и в частности образы восприятия, — это нечто большее, чем простая сумма элементов.

Интересно, что человек обладает способностью довольно легко распознавать даже сильно измененные образы. Довольно трудно создать программу для компьютерного распознавания рукописного текста, а человек в большинстве случаев понимает текст, написанный от руки, без особого труда. Кроме того, мы воспринимаем форму книги как прямоугольник, несмотря на то, что при определенном угле зрения отражение на сетчатке имеет форму трапеции. Феномены подобного рода служили гештальт-психологам одними из главных аргументов в пользу того, что образ восприятия не сводим к сумме его частей .

Основное положение генетистов утверждает: восприятие пространства и в особенности третьего измерения, глубины, является продуктом развития, личного опыта. В понимании генетистов это означало, что оно есть нечто производное, получающееся в результате если не ассоциации, то слияние (В. Вундт) непосредственных элементов — ощущений, в результате постепенно развивающихся истолкования сенсорно локальных знаков.

Еще никогда никому не удалось констатировать наличие совершенно непространственных восприятий или ощущений: каждое чувственное качество воспринимается всегда где-то, т.е. в какой-то пространственности. Основной аргумент генетистов заключается в том, что восприятие пространства, в частности оценка расстояний, у детей, например, менее совершенна, чем у взрослых и с возрастом развивается.

Таким образам, на основе более дифферен6цированного анализа спор между нативистами и генетистами может получить свое разрешение примитивная в неположность, или экстенсивность, — чувственная элементарная основа восприятия пространства — дана, так же как интенсивность, непосредственно, первично, вместе с чувственными качествами ощущений. Но лишь в результате более или менее длительного развития формируется у человека восприятие пространства, в котором получают все более дифференцированное и адекватное отражение реальные пространственные свойства и отношения предметов.

Однако восприятие пространства — положения предмета в пространстве, его вылечены, контура, рельефа, так же как его покоя и движения, — совершается обычно движущимся глазом, и мышечное чувство — в сочетании с собственно зрительными ощущениями — играет в деятельности самого глаза существенную роль. Благодаря ему глаз может наподобие руки «ощупывать» предмет. В зрительном восприятии пространства существенную роль играет прежде всего глубинные своеобразные ощущения, возникающие в результате раздражения не вполне соответствующих точек сетчатых оболочек обоих глаз, получающих одинаковые раздражения от равноудаленных от наблюдателя точек пространства.

Для того чтобы человек мог так ориентироваться в пространстве, необходимо, чтобы он мог свободно перенести свою исходную точку зрения в любое место реального пространства. Без этой возможности перехода с точки зрения одного наблюдателя на точку зрения другого а понимания соответствующего преобразования системы координат не существует понимания пространства.

Ориентация в пространстве может осуществляется двумя способами. Пользуясь одним из них, человек мысленно прослеживает пройденный или предполагаемый путь, связывающий данные точки пространства, и определяет свое положение по отношению к отправной точке своего пути. Второй способ заключается в одновременном представлении всех пространственных отношений данной местности.

Воспринимаемая величина предметов зависит от их угловой величины и расстояния, с которого они наблюдаются. Зная величину предмета, мы по его угловой величины определяем расстояние, на котором он находится; обратно, зная; на коком он расстоянии, мы по его угловым размерам определяем величину предмета. Развивающаяся в результате опыта способность глаза сравнивать пространственные величины, направления и удаленность объекта от наблюдателя именуется глазомером.

Трехмерный глазомер, т.е. способность сравнивать пространственные формы, расположенные в трех измерениях, включает плоскостной и глубинный глазомеры. Под плоскостным глазомером разумеют способность сравнивать формы на плоскости, расположенной в направлении, перпендикулярном зрительной оси; под глубинным глазомером — способность сравнивать пространственные формы в глубину .

Константность формы по данным исследований объясняется действием как периферических, так и центральных факторов. С одной стороны, вследствие того, что восприятие трехмерных предметов насыщено глубинными ощущениями, предметы, расположенные близко, кажутся несколько меньше. Действие этого фактора компенсирует действие перспективных сокращений. С другой стороны, существенную роль в константности восприятия играют представления, прошлый опыт.

В восприятии глубинной, трехмерной формы, т.е. формы реальных предметов объективной деятельности, существенную роль играют глубинные ощущения. Этой ролью глубинных ощущений в восприятии формы трехмерного тела объясняется ряд закономерно наблюдающихся своеобразных зависимостей между формой предметов, отдаленностью, в которой они воспринимаются, и их видимой величиной. Так, вследствие того, что восприятие трехмерных предметов объективной действительности, находящихся в близи от зрителя, насыщено глубинными ощущениями, объекты, расположенные близко, кажутся несколько меньше, а следовательно, и дальше. Восприятие объектов, находящихся в дали, напротив, более плоскостное: поэтому объекты, находящиеся в дали, кажутся несколько больше, а следовательно, и ближе, чем это есть на саамам деле. Указанное явление объясняется также и тем, что в реальной жизни чем ближе объект, тем сильнее глубинные ощущения, и чем дальше объект, тем глубинные ощущения слабее. При восприятии плоскостной картины глубинных ощущений не возникает вовсе; их заместителями являются глубинные представления. Однако глубинные представления относятся на всех расстояниях неизменными. Поэтому при приближении к картине изображенные на ней формы кажутся более плоскими, а при отдалении — более глубокими .

Восприятие движения — очень сложный процесс, природа которого еще не вполне выяснена. Если предмет объективно движется в пространстве, то мы воспринимаем его движение вследствие того, что он выходит из области наилучшего видения и этим заставляет нас передвигать глаза или голову, чтобы вновь фиксировать на нем взгляд. Смещение же точки по отношению к положению нашего тела указывает нам на ее передвижение в объективном пространстве. Восприятие движения в глубину пространства, которое экспериментально еще почти не исследовалось, возникает вследствие смещения не вполне соответствующих точек на сетчатке вправо или влево. Таким образом, некоторую роль в восприятии движения играет движение глаз, которое приходится производить, чтобы следить за движущимся предметом. Однако восприятие движения не может быть объяснено только движением глаз; мы воспринимаем одновременно движение в двух взаимно противоположных направлениях, хотя глаз, очевидно, не может двигаться одновременно в противоположные стороны. С другой стороны, впечатление движения может возникнуть при отсутствии реального движения, если через небольшие временные паузы чередовать на экране ряд изображений, воспроизводящих определенные следующие друг за другом фазы движения объекта. Это так называемый стробоскопический эффект.

Однако нельзя все же толковать восприятие движения как лежащий за пределами собственно восприятия чисто интеллектуальный процесс (подсознательное «умозаключение»): впечатление движения может возникнуть у нас тогда, когда мы знаем, что движения на самом деле нет. Мы, таким образом, можем не только умозаключать о движении, но и воспринимает движение .

Наибольшие промежутки времени, заполненные, например, рассматриванием какой-нибудь картинки, по их истечении обычно, как показали опыты ряда исследований, более или менее сильно переоцениваются, большие — недооцениваются. Эти данные можно обобщить в закон заполненного временного отрезка: чем более заполненным и, значит, расчлененным на маленькие интервалы является отрезок времени, тем более длительным он представляется. Этот закон определяет закономерность отклонения психологического времени воспоминания прошлого от объективного времени.

Для времени переживания настоящего имеет место обратное положение, Если прошедшее время в воспоминании кажется нам тем более длительным, чем оно было богаче событиями, и тем короче, чем более оно было пустым, то в отношении текущего времени наоборот: чем оно беднее событиями и чем однообразнее его течение, тем более длительным, «тягучим» оно является в переживании; чем богаче и содержательнее его заполнение, тем незаметнее оно протекает, тем меньше кажется его длительность.

По мере того как в переживаемом времени выступает на первый план установка на будущее, снова видоизменяются закономерности, определяющие переживаемую длительность. Время ожидания желательного события в непосредственном переживании томительно удлиняется, нежелательного — мучительно сокращается. В первом случае время никогда не течет достаточно быстро, во втором — оно всегда протекает слишком быстро. Переживаемая длительность отклоняется от объективного времени в сторону, обратную господствующей у субъекта направленности. Роль этого фактора, связанного с эмоциональным характером переживания, можно зафиксировать как закон эмоционально детерминированной оценки времени. Он сказывается и в том, что время, заполненное событиями с положительным эмоциональным знаком, сокращается в переживании, а заполненное событиями с отрицательным эмоциональным знаком в переживании удлиняется.

Непосредственные компоненты переживания и опосредованные компоненты восприятия и ориентировки во времени разведены, и потому каждый выступает с предельной отчетливостью: с одной стороны — искаженное непосредственное переживание течения времени; с другой — сохранившаяся нормальная, правильная, опосредованная ориентировка во времени, корригирующая дефектное непосредственное переживание. В других случаях надо с кортикальными поражениями и нарушением интеллектуальной деятельности — наблюдать, наоборот, неспособность оперировать временными соотношениями при сохранности непосредственного переживания длительности, выручающего в элементарных случаях повседневной жизни .

Если воспринимаемый нами на некотором расстоянии предмет удалить от нас, то отображение его на сетчатке уменьшится как в длину, так и в ширину, и, значит, уменьшится и площадь его, а между тем в восприятии образ сохранит в определенных пределах приблизительно ту же постоянную, предмету свойственную величину. Точно так же форма отображения предмета на сетчатке будет изменяться при каждом изменении угла зрения, под которым мы видим предмет, но его форма будет нами восприниматься как более или менее постоянная.

Легко понять, как велико практическое значение постоянства величины, формы и цвета. Если бы наше восприятие не было константно, то при каждом нашем движении, при всяком изменении расстояния, отделяющего нас от предмета, при малейшем повороте головы или изменении освещения, т.е. практически непрерывно, изменялись бы все основные свойства, по которым мы узнаем предметы.

Не было бы вообще восприятия предметов, было бы одно непрерывное мерцание непрерывно сдвигающихся, увеличивающихся и уменьшающихся, сплющивающихся и растягивающихся пятен и бликов неописуемой пестроты. Мы перестали бы воспринимать мир устойчивых предметов. Наше восприятие превратилось бы в сплошной хаос. Оно не служило бы средством познания объективной действительности.

Адекватное соотношение между восприятием и отображенными в восприятии предметами объективной действительности — это основное соотношение, в соответствии с которым в конечном счете регулируются все соотношения между раздражителями, раздражениями и состояниями сознания. Даже «иллюзорное» восприятие абстрактных геометрических фигур объясняется, как мы видели, приспособленностью нашего восприятия к адекватному воспроизведению реальных объектов. Проблема константности, ортоскопичности, т.е. правильного видения, — это проблема отражения в частной психофизической постановке .

Подобные документы

    Изучение развития восприятия в отечественной и зарубежной психологии. Мышление и восприятие в дошкольном возрасте. Исследование взаимосвязи мышления и восприятия у детей дошкольного возраста на примере МБ ДОУ «Центр детского развития — детский сад № 91».

    курсовая работа , добавлен 13.06.2012

    Проблема изучения восприятия в общей и специальной психологии. Особенности развития процесса восприятия в онтогенезе. Уровень и особенности развития целостности и осмысленности восприятия у учащихся 9 классов с легкой степенью умственной отсталости.

    курсовая работа , добавлен 08.01.2016

    Физиологические основы восприятия. Форма познания действительности. Свойства и функции восприятия. Виды восприятия. Развитие восприятия и тест Мюнстерберга на восприятие. Регулирование деятельности мозга. Различия в восприятии мира.

    реферат , добавлен 09.10.2006

    Особенности восприятия здоровья как ценности. Понятия «восприятие» и «здоровый человек» в психологической науке. Эмпирическое исследование особенностей восприятия здоровья как ценности разными возрастными группами. Выбранные методики и методы работы.

    дипломная работа , добавлен 05.08.2011

    Теоретические подходы к определению восприятия в зарубежной и отечественной психологии. Этапы и направления развития восприятия в старшем дошкольном возрасте. Подходы к данному процессу детей старшего дошкольного возраста с общим недоразвитием речи.

    курсовая работа , добавлен 06.04.2011

    Физиологические механизмы восприятия как психического процесса, его основные свойства. Общая характеристика развития зрительного, слухового и осязательного восприятия. Психологическая характеристика и закономерности различных модальностей восприятия.

    контрольная работа , добавлен 02.09.2012

    Восприятие как целостное отражение предметов, ситуаций, явлений, характеристика и психологическое обоснование. Свойства и виды восприятия: пространства, движения и времени. Закономерности возникновения и развития восприятия, его физиологические основы.

    реферат , добавлен 15.03.2011

    Общая характеристика детей старшего дошкольного возраста. Сказка как метод народной психологии. Особенности художественного восприятия действительности в дошкольном возрасте. Изучение восприятия сказочных героев детьми старшего дошкольного возраста.

    курсовая работа , добавлен 06.01.2015

    Ощущения и восприятие как процессы непосредственно чувственного отражения действительности. Основные свойства и феномены восприятия. Слуховая и зрительная перцептивная система. Особенности восприятия движения и зрительные иллюзии, их характер и значение.

    курс лекций , добавлен 11.06.2012

    История развития проблемы восприятия в практике зарубежных и отечественных психологов. Изучение восприятия в младшем школьном возрасте. Разработка программы коррекционной работы с учащимися. Тренировка и развитие восприятия при помощи однозначных цифр.

Методики исследования восприятия и их использование при дифференциально-диагностическом обследовании детей.

Зрительное восприятие:

Дети затрудняются в узнавании предметов,находящихся в непривычном ракурсе. Испытывают затруднения при необходимости узнать предметы на контурных или схематических изображениях, особенно если они перечеркнуты или перекрывают друг друга. Дети не всегда узнают и часто смешивают сходные по начертанию буквы или их отдельные элементы.

Дети с задержкой психического развития испытывают трудности при необходимости вычленить отдельные элементы из объекта, который воспринимается как единое целое.

1.     методика «Опознание наложенных изображений»

2.     методика «Опознание незаконченных изображений»

3.     методика «посмотри и узнай»

Слуховое восприятие:

Недостаточность фонематического слуха.

1.              Методика «Понимание близких no звучанию слов» (модификация «методики оценки речи при афазии»)

Валидность: восприятие речевых звуков; фонематический слух.

2.     Методика «Что звучит?»

Валидность: слуховое восприятие; уровень сформированности восприятие неречевых звуков.

На примере звучащих игрушек (музыкальных инструментов)

Восприятие — это целостное отражение предметов  в сознании человека при мх непосредсвенном воздействии в данный момент на органы чувств.
Виды восприятия:
 зависимости от того, какой анализатор играет в восприятии преобладающую роль, выделяют следующие виды воспритяие : зрительное, слуховое, осязательное, кинестезическое, обонятельное и вкусовое.
В отличие от ощущений образы восприятия возникают обычно в результате работы нескольких анализаторов. К сложным видам восприятий относятся, например, восприятие пространства и восприятие времени.
Нарушения речи.
Рассмотрим особенности восприятия детей с нарушением речи
У детей с различными нарушениями речи особенности слухового восприятия непосредственно связаны с нарушением фонематического восприятия: наблюдаются ухудшение слуха на высокочастотные тона и сохранены ни изькочастотни При этом имеет место характерно нарушение звукопроизношения У ребенка, не слышит звуков высокой частоты (т, к, с, п, е, ф, ш), возникают трудности, связанные с их произношением, поэтому в речи во на их пропускает или заменяет другими звуками Потом это усложняет процесс обучения чтению и письмьма.
Для некоторых детей характерна недостаточность фонематического слуха, то есть они не различают звуки и звукосочетания сходные по звучанию, например, одинаково воспринимают на слух такие слова, как коза — коса а звезда — сера тощ.
Исследование зрительного восприятия детей с нарушением речи свидетельствуют об отставании развития этой функции по сравнению с детьми с нормальным вещанием частности, имеет место недостаточная сформированность целостно ости образа предмета

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ ВОСПРИЯТИЯ

Описываемые далее методики позволяют оценивать восприя­тие ребенка с различных сторон, выявляя одновременно с харак­теристиками самих перцептивных процессов способность ребен­ка формировать образы, делать связанные с ними умозаключе­ния и представлять эти заключения в словесной форме. Послед­ние две характеристики в психодиагностику детского восприя­тия введены потому, что основная тенденция в развитии восп­риятия состоит именно в его постепенной интеллектуализации.

3 Немов Кн. 3

Часть I. Психологическая диагностика

Методика 1. «Чего не хватает на этих рисунках?»

Суть этой методики состоит в том, что ребенку предлагается серия рисунков, представленных на рис. 2. На каждой из карти­нок этой серии не хватает какой-то существенной детали. Ребе­нок получает задание как можно быстрее определить и назвать отсутствующую деталь.

Проводящий психодиагностику с помощью секундомера фик­сирует время, затраченное ребенком на выполнение всего зада­ния. Время работы оценивается в баллах, которые затем служат основой для заключения об уровне развития восприятия ребенка.

Оценка результатов1

10 баллов— ребенок справился с заданием за время меньшее, чем 25 сек, назвав при этом все 7 недостающих на картинках предметов.

S-9 баллов■— время поиска ребенком всех недостающих пред­метов заняло от 26 до 30 сек.

6-7 баллов— время поиска всех недостающих предметов заня­ло от 31 до 35 сек.

4-5 баллов— время поиска всех недостающих предметов соста­вило от 36 до 40 сек.

2-3 балла— время поиска всех недостающих предметов оказа­лось в пределах от 41 до 45 сек.

0-1 балл— время поиска всех недостающих деталей состави­ло в целом больше чем 45 сек.



1 Оценки даются в баллах, в десятибалльной системе и представляются в интервалах, являющихся непосредственным основанием для производства вы­водов об уровне психологического развития ребёнка. Наряду с такими общими выводами ребёнок в результате его обследования по той или иной методике получает частные оценки, которые позволяют более тонко судить об уровне его развития.

Точные критерии оценок в десятибалльной системе не заданы по той при­чине, что априори, до получения достаточно большого опыта применения ме­тодик, их определить невозможно. В этой связи исследователю разрешается при­бавлять или отнимать один-два балла (в пределах заданного диапазона оценок) за наличие или, соответственно, отсутствие усердия со стороны ребёнка в про­цессе его работы над психодиагностическими заданиями. Такая процедура в целом мало влияет на конечные результаты, но позволяет лучше дифференци­ровать детей.



_____ Глава 3. Методы психодиагностики детей дошкольного возраста_

Часть I. Психологическая диагностика

Выводы об уровне развития

10 баллов— очень высокий. 8-9 баллов— высокий. 4-7 баллов— средний. 2-3 балла— низкий. 0-1 балл— очень низкий.

Методика 2. «Узнай, кто это»

Прежде чем применять эту методику, ребенку объясняют, что ему будут показаны части, фрагменты некоторого рисунка, по которым необходимо будет определить то целое, к которому эти части относятся, т.е. по части или фрагменту восстановить це­лый рисунок.

Психодиагностическое обследование при помощи данной ме­тодики проводится следующим образом. Ребенку показывают рис. 3, на котором листком бумаги прикрыты все фрагменты, за исключением фрагмента «а». Ребенку предлагается по данному фрагменту сказать, какому общему рисунку принадлежит изоб­раженная деталь. На решение данной задачи отводится 10 сек. Если за это время ребенок не сумел правильно ответить на по­ставленный вопрос, то на такое же время — 10 сек — ему пока­зывают следующий, чуть более полный рисунок «б», и так далее до тех пор, пока ребенок, наконец, не догадается, что изображе­но на этом рисунке.

Учитывается время, в целом затраченное ребенком на реше­ние задачи, и количество фрагментов рисунка, которые ему при­шлось просмотреть прежде, чем принять окончательное решение.

Оценка результатов

10 баллов— ребенок по фрагменту изображения «а» за время меньшее чем 10 сек, сумел правильно определить, что на целом рисунке изображена собака.



Глава 3. Методы психодиагностики детей дошкольного возраста

Рис. 3. Картинки к методике «Узнай, кто это»

7-9 баллов— ребенок установил, что на данном рисунке изобра­жена собака, только по фрагменту изображения «б», затратив на это в целом от 11 до 20 сек.

4-6 баллов— ребенок определил, что это собака, только по фраг­менту «в», затратив на решение задачи от 21 до 30 сек.

2-3 балла— ребенок догадался, что это собака, лишь по фраг­менту «г», затратив от 30 до 40 сек.

0-1 балл— ребенок за время, большее чем 50 сек, вообще не смог догадаться, что это за животное, просмотрев все три фрагмента: «а», «б» и «в».

Выводы об уровне развития

10 баллов— очень высокий.

Часть I. Психологическая диагностика

8-9 баллов 4-7 баллов 2-3 балла 0-1 балл

 

—высокий.

—средний.

—низкий. «

—очень низкий.


Что такое восприятие?

Восприятие – это чувственное восприятие мира. Он включает в себя как распознавание экологических стимулов, так и действия в ответ на эти стимулы.

Через процесс восприятия мы получаем информацию о свойствах и элементах окружающей среды, которые имеют решающее значение для нашего выживания. Восприятие не только создает наш опыт окружающего мира; это позволяет нам действовать в пределах нашего окружения.

Что такое восприятие?

Восприятие включает пять чувств; осязание, зрение, звук, обоняние и вкус.Он также включает в себя то, что известно как проприоцепция, набор чувств, связанных со способностью обнаруживать изменения в положениях и движениях тела. Он также включает когнитивные процессы, необходимые для обработки информации, такие как узнавание лица друга или обнаружение знакомого запаха.

Узнайте больше о том, как мы переходим от обнаружения раздражителей в окружающей среде к фактическим действиям на основе этой информации.

Типы восприятия

К основным типам восприятия относятся:

  • Зрение
  • Осязание
  • Звук
  • Вкус
  • Запах

Есть и другие чувства, которые позволяют нам воспринимать такие вещи, как равновесие, время, положение тела, ускорение и восприятие внутренних состояний.Многие из них мультимодальны и включают более одной сенсорной модальности. Социальное восприятие, или способность идентифицировать и использовать социальные сигналы о людях и отношениях, является еще одним важным типом восприятия.

Как это работает

Процесс восприятия представляет собой последовательность шагов, которая начинается с окружающей среды и приводит к нашему восприятию стимула и действию в ответ на него. Это происходит постоянно, но вы не тратите много времени на размышления о реальном процессе , который происходит, когда вы воспринимаете множество раздражителей, окружающих вас в любой данный момент.

Например, процесс преобразования света, падающего на вашу сетчатку, в действительный зрительный образ происходит бессознательно и автоматически. Тонкие изменения давления на вашу кожу, которые позволяют вам чувствовать объекты, происходят без единой мысли.

Восприятие действует как фильтр, который позволяет нам существовать и интерпретировать мир, не перегружаясь обилием раздражителей.

Шаги в процессе восприятия

Стимул окружающей среды

Влияние восприятия

Чтобы увидеть влияние восприятия, может быть полезно взглянуть на то, как работает этот процесс.Это несколько различается для каждого чувства. В случае зрительного восприятия:

  1. Стимул окружающей среды: Мир полон стимулов, которые могут привлекать внимание с помощью различных органов чувств. Средовой стимул – это все в окружающей среде, что потенциально может быть воспринято.
  2. Посещаемый раздражитель: Посещаемый раздражитель – это конкретный объект в окружающей среде, на котором сосредоточено внимание.
  3. Изображение на сетчатке: При этом свет фактически проходит через роговицу и зрачок на хрусталик глаза.Роговица помогает сфокусировать свет, когда он попадает в глаз, а радужная оболочка глаза контролирует размер зрачков, чтобы определить, сколько света нужно пропустить. Роговица и хрусталик действуют вместе, проецируя перевернутое изображение на сетчатку.
  4. Трансдукция: Затем изображение на сетчатке преобразуется в электрические сигналы в процессе, известном как трансдукция. Это позволяет передавать визуальные сообщения в мозг для интерпретации.
  5. Нейронная обработка: Затем электрические сигналы подвергаются нейронной обработке.Путь, по которому следует конкретный сигнал, зависит от того, какой это сигнал (например, звуковой сигнал или визуальный сигнал).
  6. Восприятие: На этом этапе процесса вы воспринимаете объект-стимул в окружающей среде. Именно в этот момент вы начинаете осознавать стимул.
  7. Распознавание: Восприятие включает не только осознание раздражителей. Мозгу также необходимо классифицировать и интерпретировать то, что вы ощущаете.Способность интерпретировать и придавать смысл объекту — это следующий шаг, известный как узнавание.
  8. Действие: Фаза действия восприятия включает в себя некоторый тип двигательной активности, возникающей в ответ на воспринятый и распознанный стимул. Это может быть серьезное действие, например, бег к человеку, попавшему в беду, или что-то столь же тонкое, как моргание глазами в ответ на облачко пыли в воздухе.

Процесс восприятия позволяет вам ощущать окружающий мир и взаимодействовать с ним подходящими и осмысленными способами.

Найдите минутку, чтобы подумать обо всех вещах, которые вы воспринимаете ежедневно. В любой момент вы можете увидеть знакомые предметы в своем окружении, почувствовать прикосновение предметов и людей к своей коже, почувствовать запах домашней еды и услышать музыку, играющую в квартире вашего ближайшего соседа. Все эти вещи помогают составить ваш сознательный опыт и позволяют вам взаимодействовать с людьми и объектами вокруг вас.

Советы и рекомендации

Есть некоторые вещи, которые вы можете сделать, чтобы лучше воспринимать окружающий мир или, по крайней мере, сосредоточиться на важных вещах.

  • Обратите внимание. Восприятие требует от вас внимания к миру вокруг вас. Это может включать в себя все, что можно увидеть, потрогать, попробовать на вкус, понюхать или услышать. Это может также включать чувство проприоцепции, такое как движения рук и ног или изменение положения тела по отношению к объектам в окружающей среде.
  • Придайте смысл тому, что вы воспринимаете. Стадия узнавания является важной частью восприятия, поскольку она позволяет вам понять мир вокруг вас.Размещая объекты в значимых категориях, вы можете понимать и реагировать соответствующим образом.
  • Примите меры. Заключительный этап процесса восприятия включает в себя какое-то действие в ответ на стимул окружающей среды. Это может включать в себя различные действия, например, повернуть голову, чтобы рассмотреть поближе, или отвернуться, чтобы посмотреть на что-то еще.

Возможные ловушки

Процесс восприятия не всегда проходит гладко, и есть ряд вещей, которые могут мешать восприятию.Расстройства восприятия — это когнитивные состояния, характеризующиеся нарушением способности воспринимать объекты или понятия.

Некоторые расстройства, которые могут повлиять на восприятие, включают:

  • Синдромы пространственного пренебрежения, при которых не обращают внимания на раздражители на одной стороне тела
  • Прозопагнозия, расстройство, при котором трудно распознавать лица
  • Афантазия, состояние, характеризующееся неспособностью визуализировать вещи в уме
  • Шизофрения, характеризующаяся ненормальным восприятием реальности

Некоторые из этих состояний могут быть обусловлены генетикой, в то время как другие возникают в результате инсульта или травмы головного мозга.

История восприятия

Интерес к восприятию восходит к временам древнегреческих философов, которых интересовало, как люди познают мир и обретают понимание.

Когда психология стала отдельной от философии наукой, исследователи заинтересовались пониманием того, как работают различные аспекты восприятия, особенно восприятие цвета. Помимо понимания происходящих основных физиологических процессов, психологов также интересовало понимание того, как разум интерпретирует и организует эти восприятия.Гештальт-психологи предложили целостный подход, предполагая, что сумма больше, чем сумма ее частей.

Когнитивные психологи также работали над тем, чтобы понять, как мотивы и ожидания могут играть роль в процессе восприятия.

Сегодня исследователи также работают над изучением восприятия на нейронном уровне и изучают, как травмы, условия и вещества могут влиять на восприятие.

Методы управления и восприятия для воздушной робототехники

Анибал Оллеро .Электротехника (1976 г.), доктор инженеров (1980 г.) с отличием (докторская степень 1978–1980 гг.), Университет Севильи. Он был ассистентом профессора в Университете Севильи, профессором и заведующим кафедрой в Университете Сантьяго (Виго, Испания) и Университете Малаги (Испания), директором Инженерной школы. Стагьер в LAAS-CNRS, Тулуза, Франция (1979 г.) и приглашенный научный сотрудник (1990–1991 гг.) в Институте робототехники Университета Карнеги-Меллона, Питтсбург, Пенсильвания, США.

С 1993 года полный проф.в ES Ingenieros, Университет Севильи. Он имеет 27-летний опыт исследований и разработок в области автономных систем, включая робототехнику, компьютерное зрение и интеллектуальные системы управления. Он участвовал или руководил 56 научно-исследовательскими проектами, в том числе 10 проектами, финансируемыми Европейской комиссией, и другими проектами, финансируемыми НАСА, Испанской национальной исследовательской программой, Региональной исследовательской программой и несколькими учреждениями и компаниями. В настоящее время он является научным и техническим координатором европейского проекта IST: «Координация и управление несколькими разнородными беспилотными летательными аппаратами в режиме реального времени» (COMETS) и участвует в двух европейских проектах и ​​в одной сети.Кроме того, он является координатором испанского проекта «Координация воздушных и наземных мобильных роботов».

Профессор Оллеро является автором двух книг, одна из которых «Premio Mundo Electrónico» (испанская премия), а также автором или соавтором более 250 публикаций, включая статьи в журналах, главы книг и материалы конференций. Он является заместителем редактора нескольких журналов, в том числе Control Engineering Practice и IEEE Transactions on Systems Man and Cybernetics. Он является председателем координационного комитета по мехатронике, робототехнике и компонентам «Международной федерации автоматического управления (IFAC)», где он также был председателем координационного комитета по приборостроению и производству (1999–2002 гг.) и Председатель комитета по компонентам и приборам (1993–1999).Он был членом нескольких экспертных комитетов по исследованиям и разработкам правительства Испании и регионального правительства, а также рецензентом проектов Испанского национального агентства по оценке и Европейской комиссии

Луис Мерино получил степень магистра наук. получил степень бакалавра телекоммуникаций в Университете Севильи в 2000 году. Он имеет докторскую степень. кандидат в университете Севильи, где он был научным сотрудником с 2001 года по гранту Министерства образования Испании. Его исследовательский опыт включает участие в нескольких европейских проектах и ​​работу в качестве исследователя в лаборатории компьютерного зрения Университета Линчепинга, Швеция, и в группе систем реального времени и робототехники Берлинского технического университета, Германия.Его основными исследовательскими интересами являются приложения компьютерного зрения для полевой робототехники и методы совместного восприятия.

Copyright © 2004 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Границы | Эвристика аффекта и восприятие риска — стабильность в зависимости от методов выявления и индивидуальных когнитивных способностей

Введение

Долгое время считалось, что принятие решений человеком является вопросом рациональной когнитивной обработки, в ходе которой альтернативы исчерпывающе исследуются и просчитываются (Västfjäll and Slovic, 2013).Однако последние события последних десятилетий привели к тому, что в исследованиях все чаще признается роль, которую аффективные состояния играют в принятии решений человеком (Loewenstein et al., 2001; Västfjäll et al., 2016). Это привело к развитию различных форм теорий двойного процесса (например, Сломан, 1996; Станович и Уэст, 2000) принятия решений. Несколько исследователей предполагают, что существует взаимодействие между более аффективными, основанными на опыте системами и совещательными системами (обозначенными как Система 1: быстрое мышление и Система 2: медленное мышление соответственно; Канеман, 2011).Одной из характеристик экспериментального мышления является его аффективная основа. Хотя совещательный анализ, безусловно, важен во многих обстоятельствах, связанных с принятием решений, опора на аффекты и эмоции как на источники информации, как правило, является более быстрым, легким и эффективным способом ориентироваться в сложном, неопределенном, а иногда и опасном мире (Schwarz and Clore). , 1988). Многие теоретики отводят аффекту непосредственную и главную роль в принятии решений (Дамасио, 1994; Лёвенштейн и Лернер, 2003). Одной из областей человеческого принятия решений, которая, по-видимому, явно связана с аффективными процессами, является сфера человеческого суждения о риске.Было предложено воспринимать риск и реагировать на него двумя способами: (1) риск как анализ, при котором суждения о риске основываются на логических рассуждениях и размышлениях, и (2) риск как чувство, при котором суждения о риске результат сиюминутных и интуитивных реакций на неблагоприятные события и опасности (Loewenstein et al., 2001; Slovic and Peters, 2006). Все больше данных свидетельствует о том, что человеческая оценка риска определяется аффективными состояниями, что объясняется тем фактом, что люди используют так называемую эвристику аффекта (Slovic et al., 2002) повсеместно в суждениях и принятии решений. Эвристика аффекта относится к тому факту, что люди выносят суждения на основе представлений об объектах или событиях, отмеченных валентным аффектом. Обращаясь к аффективному впечатлению, которым что-то помечено, вместо трудоемких расчетов и максимизации полезности, можно сэкономить время и усилия, которые достаточно хорошо работают во многих ситуациях как для людей (Slovic et al., 2004, 2007), так и для животных (Kralik et al., 2007). др., 2012). Эмпирическая поддержка этого утверждения была впервые установлена ​​Альхаками и Словичем (1994), когда они обнаружили обратную зависимость между суждениями о рисках и преимуществах различных повседневных действий и технологий.Это примечательно, учитывая, что объективные оценки риска и пользы действий и событий в мире часто должны быть независимыми друг от друга или даже иметь положительную корреляцию (Slovic, 1987). Например, ядерная энергетика должна рассматриваться как рискованная и выгодная. Кроме того, Альхаками и Слович (1994) обнаружили, что сила воспринимаемой выгоды была связана с предполагаемым уровнем связанного с ней риска, предполагая, что то, что люди чувствуют по поводу той или иной деятельности, определяет суждения.Причинно-следственная связь между суждениями о риске и пользе была установлена ​​Finucane et al. (2000), где они манипулировали количеством информации, предоставленной участникам о различных сценариях. Давая более благоприятную информацию об определенной деятельности, аффективная оценка увеличивалась. Это манипулирование привело к тому, что участники оценили деятельность как более полезную, одновременно снизив оценку риска (Finucane et al., 2000). В том же духе исследование Keller et al. (2006) обнаружили, что вызывание отрицательного аффекта приводит к повышенному уровню воспринимаемых рисков, что также связано с возможностью того, что эвристика аффекта может привести к предвзятым решениям, когда риск является фактором (Siegrist and Sutterlin, 2014).Точно так же Västfjäll et al. (2014) обнаружили, что случайный негативный аффект усиливает зависимость от эвристики аффекта, что приводит к более сильным обратным корреляциям между риском и пользой набора повседневного поведения. Дальнейшее подтверждение эвристики аффекта было получено во втором эксперименте Finucane et al. (2000), показывая, что обратная связь между воспринимаемыми рисками и выгодами увеличивалась в условиях нехватки времени, когда уменьшалась возможность для аналитического обсуждения. Эти данные подтверждают мнение о том, что аффективная информация лежит в основе суждений о риске и пользе, а также подтверждают, что существует причинно-следственная связь между восприятием риска и пользой данной деятельности.Новый способ изучения аффективного компонента восприятия риска был также разработан Dohle et al. (2010), которые установили эту связь с помощью версии теста неявных ассоциаций, тем самым подтвердив стабильность связи между восприятием риска и влиянием за пределами корреляций явных самооценки оценок (см. также Townsend et al., 2014). В лонгитюдном исследовании также изучалась стабильность суждений о риске и пользе (Connor and Siegrist, 2016). Авторы оценивали риск и пользу в двух временных точках, а последующую оценку проводили через 2 года после первоначальной оценки.Они обнаружили, что суждения о риске и пользе были умеренно стабильными и что участники, вероятно, полагались на эвристику аффекта (Connor and Siegrist, 2016).

Тем не менее, одно предостережение относительно эмпирических данных, которые установили обратную корреляцию между суждениями о риске и пользе, относится к тому факту, что эти оценки выполняются одновременно. Исследования показали, что люди по-разному оценивают свои предпочтения в зависимости от того, представлены ли варианты изолированно (раздельная оценка) или рядом (совместная оценка), что иногда приводит к изменению предпочтений (Hsee, 1996; Hsee et al., 1999). Было высказано предположение, что изменение предпочтений обусловлено относительной легкостью, с которой оцениваются различные варианты (т. Е. Возможностью оценки). Обоснование состоит в том, что ценность данной альтернативы, которую может быть трудно определить количественно, легче материализуется, когда представлена ​​вторая альтернатива, допускающая прямое сравнение. Учитывая, что суждениям об относительном риске различных видов деятельности и областей часто не хватает четкой базовой линии и метрики в качестве системы отсчета, разумно предположить, что суждения о риске и пользе не поддаются оценке (если только они не наполнены легко оцениваемым аффективным значением).Если это так, то кажущаяся обратная корреляция может быть связана с совместным режимом, в котором оценивались эти виды деятельности. На сегодняшний день ни одно исследование не подтвердило, что отдельные оценки риска и пользы показывают ту же картину, что и совместные оценки. Недавняя серия исследований Frey et al. (2017) показали, что суждения о риске различаются в зависимости от метода, используемого для их получения. Кроме того, недавнее исследование Kusev et al. (2020) показали, что предпочтения респондентов в отношении риска зависели от доступных вариантов выбора.Авторы утверждают, что предпочтения риска формируются «на лету» во время выявления риска и что предпочтения по своей природе нестабильны для любого конкретного человека. Таким образом, предпочтения в отношении риска чувствительны к контексту и вариантам выбора (Кусев и др., 2020). С точки зрения эвристики аффекта, один из возможных механизмов заключается в том, что эвристика аффекта вызывается в контексте любых вариантов выбора или фрейминга риска и, таким образом, дает информацию для суждений о риске и пользе, несмотря на вариативность рискованного поведения.Таким образом, одна из целей текущего исследовательского проекта состоит в том, чтобы установить, может ли быть обнаружена обратная связь как в совместном состоянии, так и в отдельном состоянии, и, таким образом, демонстрирует стабильность при использовании методов выявления. Если это так, мы усилим предположение о том, что эвристика аффекта управляет суждениями как о риске, так и о пользе. Вторая цель этого проекта состоит в том, чтобы исследовать другую форму стабильности: через методы оценки/побуждения полагаться на Систему 1 по сравнению с Системой 2. Учитывая, что Finucane et al.(2000) обнаружили, что обратная корреляция увеличивается в условиях нехватки времени (ситуационная манипуляция), важно изучить, производят ли индивидуальные различия в зависимости от обработки Системы 1 и Системы 2 аналогичный эффект. Если эвристика аффекта в суждениях о риске и пользе действительно в первую очередь является процессом Системы 1, мы предполагаем, что можем связать индивидуальный (обратный) коэффициент корреляции (т. е. индекс эвристики аффекта) с индивидуальными когнитивными способностями. В исследовании 2 этого проекта мы проводим обширную серию тестов, затрагивающих различные когнитивные способности, такие как исполнительные функции и способность к рабочей памяти, а также показатели когнитивного мышления, счета и грамотности в отношении рисков.Таким образом, новым вкладом текущего исследования будет связь склонности использовать эвристику аффекта с индивидуальными когнитивными способностями. Хотя тесты когнитивных способностей, таких как объем рабочей памяти или исполнительных функций, таких как торможение отвлекающих элементов, выявляют производительность различных процессов Системы 2, остается открытым вопрос, связаны ли эти способности со склонностью к использованию процедур Системы 1. . Рассматривая различные аспекты когнитивных способностей, мы можем лучше понять механизмы, которые могут объяснить, почему некоторые люди могут или не могут использовать эвристику аффекта.Например, из этого не обязательно следует, что кто-то с превосходной концентрацией внимания (т. е. исполнительными функциями) более склонен игнорировать или обходить процессы Системы 1 в пользу более контролируемых и, возможно, рациональных когнитивных процессов. С другой стороны, вполне может оказаться, что превосходные когнитивные способности приводят к более обдуманной оценке рисков и преимуществ. Человек может идентифицировать аффективную реакцию на выбор в контексте принятия решения, но быть в состоянии отвергнуть интуицию в пользу оценки, сделанной в более обдуманном состоянии.Еще одним примером может быть, если мы найдем связь между меньшей зависимостью от эвристики аффекта и объемом рабочей памяти. Если это так, то можно предположить, что механизм по своей сути был бы иным, чем если бы, скажем, способность к торможению была определяющей чертой. Если рабочая память является детерминантой, это может быть так, возможно, из-за ограниченной способности умственного рабочего пространства выполнять мысленный расчет риска и выгоды как отдельных объектов. Ингибирование может объясняться по-разному, подавляя интуитивные, аффективные или нерелевантные реакции, которые приходят на ум при оценке риска и пользы.Это два примера того, как два разных процесса Системы 2 могут объяснить склонность к использованию эвристики аффекта, но с разными лежащими в основе механизмами. Чтобы исследовать эту возможность, мы провели набор тестов, выявляющих общие когнитивные способности, которые можно с большой долей вероятности связать со склонностью к использованию эвристики аффекта.

Помимо традиционных когнитивных способностей, описанных выше, для исследования процессов Системы 2 использовались и другие меры. Когнитивная рефлексия — это механизм, с помощью которого выявляются и устраняются интуитивные ошибки, а баллы по тесту когнитивной рефлексии (CRT) из трех пунктов связаны с принятием нормативных решений (Frederick, 2005).Показатели CRT были связаны с предпочтениями в отношении риска (Frederick, 2005), но ни одно исследование еще не исследовало связь с суждениями о риске и выгоде. Люди с высоким уровнем когнитивной рефлексии могут быть менее склонны использовать эвристику аффекта и вместо этого быть более способными оценивать риски и выгоды в преднамеренном состоянии.

Другим инструментом, который связан с принятием нормативных решений, является Берлинский тест на умение считать (BNT; Cokely et al., 2012), который является мерой статистического счета и грамотности в отношении рисков.По словам разработчиков, BNT отражает навык, который «… важен для точной интерпретации информации о риске и действий в соответствии с ней, т. е. грамотность в отношении риска» (Cokely et al., 2012, стр. 37). Если BNT измеряет индивидуальный счет и грамотность в отношении риска, вполне вероятно, что эти люди будут принимать более нормативные решения в отношении суждений о риске. Вероятная гипотеза состоит в том, что более высокая грамотность в отношении риска приводит к меньшей склонности к использованию эвристики аффекта (см. также Ikawa and Kusumi, 2018). Следовательно, это должно привести к более слабой обратной зависимости между суждениями о риске и пользе.

Цели настоящего исследования

Мы изучаем, может ли эвристика аффекта в суждении о риске быть зафиксирована с использованием действий из различных областей (например, социальная сфера, сфера поиска ощущений, сфера здоровья, экономическая сфера и т. д.) и чувствительна ли эвристика аффекта к эффектам метода выявления (совместная/раздельная оценка). Хотя индивидуальный анализ различных областей выходит за рамки настоящего исследования, использование большого вопросника с различными повседневными занятиями, которые не обязательно связаны с сильным аффектом (в отличие от исследований, изучающих отношение к атомным электростанциям или биотехнологиям), могло бы усилить представление о том, что эвристика аффекта повсеместно задействована в повседневных суждениях о риске и пользе.Позволяя независимым группам заполнять отдельные анкеты суждений о риске и пользе и сравнивая их с третьей группой, которая делает совместные оценки риска и пользы, мы оцениваем стабильность эвристики аффекта при разных методах выявления.

В исследовании 2 мы углубимся в изучение индивидуальных когнитивных способностей, включающих процессы Системы 2, которые могут управлять эвристикой аффекта. Здесь мы исследуем индивидуальные наклоны суждений о риске и пользе и сравним их с индивидуальными когнитивными способностями.Индивидуальный наклон (коэффициент корреляции) будет представлять собой показатель того, полагается ли человек на эвристику аффекта. Связана ли склонность использовать эвристику аффекта в суждениях о риске и пользе с конкретными когнитивными способностями? Мы проводим набор тестов стандартных когнитивных способностей, таких как общий интеллект, исполнительные функции и рабочая память. Кроме того, мы исследуем умение считать и риск-грамотность, измеряемые BNT и CRT, которые явно связаны с процессами Системы 1 и Системы 2.Мы ожидаем, что BNT и CRT будут связаны со склонностью к использованию эвристики аффекта.

Исследование 1: Установление эвристики аффекта

Для проверки устойчивости участия эвристики аффекта в суждениях о риске и пользе мы разработали опросник (см. краткое описание ниже). Если суждения о риске и пользе чувствительны к тому, сделаны ли они при совместной или раздельной оценке, можно было бы ожидать различия в силе коэффициента корреляции между условиями.Если, с другой стороны, коэффициенты корреляции одинаковы между совместными оценками и раздельными оценками, то поддерживается стабильность эвристики аффекта в разных методах извлечения.

Метод

Участники

Онлайн-опрос (описанный ниже в разделе «Материалы» исследования 1), проводимый CMA Research, был создан и разослан выборке из 602 взрослых шведов в возрасте от 19 до 35 лет (328 женщин, 269 мужчин и 5 неуказанных). Средний возраст в выборке составил 28 лет.08 лет ( SD = 4,23). Каждый человек был случайным образом распределен в одну из трех групп: (1) «Только риск» (RO), (2) «Только польза» (BO) или (3) «Риск-польза» (RB). Группе RO ( N = 204) было предложено только заполнить форму и оценить каждое действие на основе предполагаемого уровня риска. Группа ВО ( N = 202) заполнила тот же вопросник, но получила указание оценить каждое действие на основе уровня воспринимаемой пользы. Группа РБ ( N = 196) заполнила обе анкеты в уравновешенном дизайне.Таким образом, половина группы RB начала с анкеты о риске, а другая половина – с анкеты о пользе.

При переходе по ссылке на опрос участники сначала вводили свой возраст и пол, а затем отображались инструкции. Затем участники заполнили анкету из 64 пунктов, если они были отнесены к отдельному состоянию, или оба опросника из 64 пунктов, если они были отнесены к совместному состоянию RB. После полного заполнения анкеты участникам выплачивалось 5 долларов.

Материал

Для исследования эвристики аффекта мы разработали анкету, содержащую 64 пункта. Эти пункты состояли из различных видов деятельности в разных областях. Они были адаптированы из предыдущих источников, посвященных восприятию риска и рискованному поведению (Slovic, 1987; Weber et al., 2002), а также из Bradley and Lang (1999). Области, из которых были выбраны рискованные действия, включали социальную сферу (например, «выступление перед аудиторией», «заведение романа»), область здоровья (например,например, «Перенести операцию», «Вакцинация»), сфера поиска сенсаций (например, «Прыжок с парашютом», «Прием экстази»), экономическая сфера (например, «Купить акции», «Ипотечный кредит на жилье»). Мы также включили более неторопливые повседневные занятия с низким уровнем риска в тех же областях (например, «Играть в шахматы», «Читать книгу»), а также занятия со средним уровнем риска (например, «Верховая езда», «Катание на коньках на коньках»). замерзшее озеро»). Пункты были псевдослучайно распределены по всей анкете, и участников просили оценить каждое действие на основе его/ее субъективного отношения от 1 (совсем не рискованно/полезно) до 7 (чрезвычайно рискованно/полезно).Не было цейтнота для заполнения анкеты.

Результаты

Перед тем, как приступить к основному анализу, мы провели контроль качества, просматривая ответы респондентов и исключая бросающиеся в глаза случаи респондентов, чьи модели ответов были недействительными (например, респонденты, которые оценили только 1 на протяжении всей анкеты). Двадцать семь участников были исключены из дальнейшего анализа, в результате чего окончательная выборка составила N = 575 (RO = 195, BO = 193, RB = 187).Для каждой группы все элементы были усреднены в отношении их предполагаемого уровня риска или пользы. Затем была рассчитана корреляция между предполагаемым риском и предполагаемой пользой по 64 пунктам для объединенной группы RB, а также для отдельных групп RO и BO. Корреляция на уровне группы для группы RB составила r = -0,85, p < 0,001, а для отдельной группы RO-BO - r = -0,86, p < 0,001. См. Рисунок 1 для диаграммы рассеяния как совместных, так и отдельных оценок.Мы исследовали, были ли суждения о риске и пользе одинаковыми для отдельных и совместных состояний, с помощью теста статистической эквивалентности (TOST) с использованием наименьшего размера интереса (SESOI), равного половине стандартного отклонения среднего рейтинга риска и рейтинги выгоды. Тест показал, что рейтинги риска были статистически эквивалентны, t (126) = 2,57, p = 0,006) независимо от того, оценивались ли они по отдельности или совместно. Оценка пользы также была одинаковой между группой RB и группой RO-BO, t (126) = 2.54, р = 0,006. Для дальнейшего исследования стабильности корреляций мы рассчитали ранговые корреляции для групп, но коэффициенты корреляции остались прежними, за исключением группы RB, которая снизилась с r = -0,85, p < 0,001 до . r с = -0,80, p < 0,001. Чтобы увидеть, преобладает ли отрицательная корреляция между доменами, мы рассчитали коэффициенты корреляции для действий в каждом домене.64 вида деятельности были разделены на четыре области (здоровье, поиск острых ощущений, социально-экономические и рекреационные), и все корреляции по конкретным областям были отрицательными. Сильные обратные корреляции наблюдались для всех доменов, кроме рекреационного домена. В частности, социальные/экономические ( r = -0,82), здоровье ( r = -0,92) и поиск острых ощущений ( r = -0,76) были сильными, в то время как область отдыха показала более слабую корреляцию ( r 90 170 = −0,35), что вполне вероятно, учитывая, что многие рекреационные мероприятия сопряжены как с очень небольшим очевидным риском, так и с очень небольшими преимуществами (например,г., смотреть телевизор, играть в шахматы). Мы также рассчитали оценки риска и пользы для каждого человека по 64 пунктам, чтобы установить индивидуальный коэффициент корреляции. Этот коэффициент корреляции может быть истолкован как индекс (индекс риска и выгоды; RBI) индивидуальной склонности к использованию эвристики аффекта. Для группы RB средняя корреляция составила -0,50 ( SD = 0,33).

Рисунок 1. Диаграмма рассеяния взаимосвязи между суждениями о риске и пользе в (A) отдельной оценке и в панели (B) совместной оценки.

Обсуждение

Результаты, основанные на группе RB, которая заполнила суждения как о риске, так и о пользе в совместной оценке, показали обратную корреляцию r = -0,85, p < 0,001, перекликается с предыдущими исследованиями Finucane et al. (2000), иллюстрируя, что наш опросник отражает эвристику аффекта. Рассматривая отдельные оценки и корреляции между суждениями о риске и пользе деятельности, мы обнаруживаем почти идентичный паттерн ( r = -0.86, р < 0,001). Это указывает на то, что участники, вероятно, использовали эвристику аффекта во всех условиях и использовали аффект как показатель относительного риска и пользы этих действий. Тем не менее, учитывая, что это измерение проводится на среднем групповом уровне, следует с осторожностью делать убедительные выводы о механизмах индивидуального уровня, которые управляют этими паттернами ответов. Однако мы находим правдоподобное подтверждение стабильности эвристики аффекта в суждениях о риске и пользе, независимо от того, выносятся ли суждения по отдельности или совместно.

Исследование 2: эвристика аффекта и индивидуальные когнитивные способности

Во втором исследовании мы стремились изучить возможную взаимосвязь между тенденцией использовать эвристику аффекта в суждениях о риске и пользе и индивидуальными когнитивными способностями. Учитывая, что аффективную эвристику можно рассматривать как процесс, управляемый Системой 1, она вполне может быть отрицательно связана со способностями к когнитивной обработке, такими как логическое мышление, исполнительные функции, умение считать и оценивать риски, а также когнитивное отражение.С этой целью мы набрали выборку студентов университетов, которые прошли тестирование батареи когнитивных тестов, а также анкеты риска и пользы. Финукейн и др. (2000) обнаружили, что нехватка времени вызвала режим, в котором участники с большей вероятностью прибегали к быстрому и интуитивному способу мышления, что, в свою очередь, заставляло участников еще больше полагаться на эвристику аффекта. Здесь мы явно не манипулируем способами, с помощью которых выносятся суждения о риске и пользе (см. Finucane et al., 2000; Keller et al., 2006), а скорее посмотрите на индивидуальные различия, относящиеся к способностям Системы 2, и на то, существует ли связь между когнитивными способностями и склонностью к использованию эвристики аффекта. Хотя это в первую очередь исследовательское исследование, мы подозреваем, что определенные когнитивные склонности, скажем, высокая способность к когнитивному отражению, позволят людям использовать когнитивные ресурсы для осмысления суждений о рисках и выгодах. Это может позволить людям определить потенциальное несоответствие между интуитивными ощущениями по поводу определенного события и более объективными характеристиками этих событий, которые могут быть выявлены при размышлении.Если это так, то можно ожидать, что люди с лучшими когнитивными способностями, которые зависят от процессов Системы 2, будут демонстрировать более слабую или даже отсутствующую обратную корреляцию между суждениями о риске и пользе. И наоборот, более низкие показатели когнитивной рефлексии или другие способности, управляемые Системой 2, вероятно, указывают на то, что человек полагается на аффективные маркеры, которыми помечены действия или сценарии. Соответственно, более низкая производительность при выполнении этих задач будет связана с более сильной обратной корреляцией между суждениями о риске и пользе.Мы проводим серию когнитивных тестов, чтобы исследовать эти потенциальные отношения. Нас в первую очередь интересуют устоявшиеся общие когнитивные способности (например, исполнительные функции, рабочая память и способность к пространственному мышлению), навыки счета и риска, а также когнитивные рефлексии. Эти способности могут быть связаны с вниманием к соответствующей информации и подавлением отвлекающих элементов. Успеваемость по математике также оценивалась как способ выяснить, связана ли эффективность явных вычислений с индивидуальным использованием эвристики аффекта.Кроме того, мы использовали показатель общего интеллекта, чтобы в первую очередь контролировать абстрактные рассуждения при исследовании роли счета и грамотности в отношении риска, исполнительных функций и когнитивного отражения в отношении эвристики аффекта.

Метод

Участники

Выборка состояла из 41 участника (21 мужчина, 20 женщин), набранных из Университета Линчёпинга. Средний возраст выборки составил 23,29 года ( SD = 3,08). Участники были набраны с разных факультетов; 21 участник был зачислен на факультет искусств и наук, а 20 были набраны на технический факультет.Все участники имели нормальное или скорректированное до нормального зрение. Участники с историей неврологических нарушений, таких как СДВГ или другие известные нарушения обучаемости (например, дислексия и дискалькулия), были исключены. Все участники дали свое информированное и письменное согласие, и исследование было одобрено локальным комитетом по этике.

Тестирование было разделено на три отдельных сеанса. На первом занятии участники прошли тест на арифметику и ЭЛТ. Второй сеанс включал в себя расширенные прогрессивные матрицы Равена (RAPM; Raven, 2000), арифметические вычисления, мысленное вращение и задачи исполнительной функции (диапазон цифр, сдвиг, торможение).На третьем и последнем сеансе участники заполнили анкету соотношения риска и пользы. Все испытания были завершены в течение 4 месяцев. Инструкции зачитывались экспериментатором вслух с распечатанной рукописи, и все тесты проводились в одинаковом порядке для всех участников исследования. Компьютерные задачи выполнялись на ноутбуке с использованием SuperLab PRO 4.5.

Материал
Общая разведка

Мы измерили общий интеллект, используя короткую версию RAPM, разработанную и нормированную Bors и Stokes (1998).Краткая версия содержит 12 элементов, взятых из оригинального RAPM, которые оказались полезными и действительными прокси для полного RAPM (корреляция r = 0,92 с полным RAPM; Bors and Stokes, 1998). Каждое тестовое задание содержало фигуру или матрицу с набором элементов, которые вместе составляют логическую схему, включающую как горизонтальные, так и вертикальные преобразования. Для каждого тестового элемента отсутствует одна часть фигуры. Участник должен сделать вывод, какая фигура завершит узор из восьми вариантов.В распоряжении участников было 20 минут, чтобы решить как можно больше задач.

Исполнительные функции – переключение и блокировка

Для оценки исполнительных функций мы проводили задание на переключение (тест на создание следов) и задание на торможение (задача Струпа). Тест на создание следов был в формате бумаги и карандаша и содержал 22 круга, каждый с цифрой или буквой. Участникам предлагается провести линию и соединить круги в возрастающем чередующемся порядке (1-А-2-В-3-С и т. д.).) как можно быстрее. Секунды для выполнения каждого условия использовались в качестве зависимой меры.

Задача Струпа состояла из двух листов бумаги, содержащих 30 письменных цветных слов, разделенных на две колонки на каждом листе. Цвет, которым были написаны слова, и цвет, который они обозначали, были несовместимы (например, слово «синий», написанное красными буквами). Участнику было предложено как можно быстрее озвучить цвет, которым были написаны слова, при этом подавляя смысл слов.Каждый лист заполнялся отдельно, и в качестве зависимой меры использовалось время, которое потребовалось участникам для того, чтобы назвать все 30 цветов на листе. Среднее время отклика двух листов использовали в качестве показателя ингибирующей способности.

Исполнительные функции – рабочая память

Для измерения способности рабочей памяти использовался субтест шкалы интеллекта взрослых Векслера IV (WAIS-IV; Wechsler, 2011). Этот подтест содержит три условия: диапазон цифр вперед, диапазон цифр назад и последовательность диапазона цифр.В состоянии «диапазон цифр вперед» участник слышит серию цифр и пытается повторить их вслух по порядку. В условиях обратного диапазона цифр участник должен повторить строку цифр в обратном порядке. Условие последовательности требует, чтобы участник вспомнил все цифры в правильной порядковой последовательности. Все условия становятся все более сложными с точки зрения количества цифр, которые нужно повторить. Максимальное количество баллов за каждое условие — 16, всего 48 баллов.

Когнитивное отражение

Мы использовали ЭЛТ (Frederick, 2005), содержащую три пункта, для измерения когнитивных размышлений. Формулировка задач построена таким образом, что интуитивные, но неправильные решения должны быть запрещены. Следующие вопросы являются частью CRT: (1) «Мяч и бита стоят 1 доллар 10 центов. Бита стоит на 1 доллар больше, чем мяч. Сколько стоит мяч?» (2) «Если пяти машинам требуется 5 минут, чтобы изготовить пять изделий, сколько времени потребуется 100 машинам, чтобы изготовить 100 изделий?» (3) «В озере есть участок кувшинок.Каждый день пластырь увеличивается вдвое. Если патчу требуется 48 дней, чтобы покрыть все озеро, сколько времени потребуется, чтобы патч покрыл половину озера?» Количество правильно решенных задач использовалось как показатель способности к когнитивной рефлексии.

Зрительно-пространственные способности

Зрительно-пространственные способности измерялись с помощью теста мысленного вращения бумаги и карандаша. Этот тест состоял из 16 заданий в виде кубических фигур. Эталонная фигура располагалась с левой стороны, а четыре сравнительных фигуры располагались справа от эталонной фигуры.Два «правильных» и два зеркально отраженных предмета были проиллюстрированы в качестве предметов сравнения. Задача состояла в том, чтобы найти две совпадающие фигуры и затем отметить их ручкой. Стимулы сравнения поворачивались в картинной плоскости на один из шести углов поворота: 45°, 90°, 135°, 225°, 270° или 315°. У участников было 4 минуты, чтобы решить как можно больше задач. Обе правильные цифры сравнения должны были быть отмечены, чтобы получить один балл за элемент, что дает максимальный балл 16.

Счет и риск-грамотность

Умение считать и риск-грамотность измерялись с помощью BNT, разработанного Cokely et al.(2012). Было обнаружено, что баллы BNT нормально распределяются среди образованного населения. БНТ состоит из четырех пунктов (например, «Из 1000 человек в маленьком городке 500 являются членами хора. Из этих 500 членов хора 100 мужчин. Из 500 жителей, не состоящих в хоре , мужчин 300. Какова вероятность того, что случайно выбранный мужчина является членом хора?). BNT можно проводить в адаптивном формате, требуя от участников решения только трех задач за короткое время.Тем не менее, мы решили использовать все четыре пункта шкалы и объединить все правильные ответы в качестве показателя навыков счета и грамотности в отношении рисков, что является допустимой альтернативой (Cokely et al., 2012).

Арифметические вычисления

Арифметические способности измерялись с помощью четырех подтестов (сложение, вычитание, умножение и деление) с использованием процедуры, аналогичной Gebuis and van der Smagt (2011). Этот бумажно-карандашный тест содержал арифметические задачи возрастающей сложности (например,например, «34 + 12» и «67 + 76» в подтесте на сложение и «8 × 13» и «62 × 8» в подтесте на умножение). Участникам было предложено выполнить как можно больше задач за отведенное время в 120 секунд для каждого субтеста. Уровнем сложности задач манипулировали, увеличивая количество цифр или требуя заимствования или переноса. В каждом субтесте было 54 задачи, кроме 26 задач на деление. В качестве показателя арифметических способностей использовалось общее количество правильно решенных задач по всем четырем условиям.

Опросник соотношения риска и пользы

Этот вопросник был почти эквивалентен тому, который использовался в исследовании 1. Однако имелись два отличия. Во-первых, анкета заполнялась ручкой и бумагой, а не на компьютере. Во-вторых, участники заполняли анкету в два этапа. Первый шаг был эквивалентен исследованию 1, но второй шаг включал возможность скорректировать свои суждения при наличии определения рядом с действиями. Это в первую очередь использовалось для изучения степени, в которой участники интерпретировали деятельность так, как предполагалось.Некоторыми участниками были внесены лишь незначительные изменения, и мы пришли к выводу, что анкета и действия в ней интерпретируются должным образом при использовании интернет-опросов по этой анкете. Ниже приведены суждения участников после введения определений, используемых для анализа.

Результаты

Оценки риска и выгоды для всех мероприятий можно найти в таблице 1. Обзор описательных результатов и корреляционную матрицу можно найти в таблице 2.На диаграмме рассеяния на рисунке 2 мы наблюдаем ту же общую картину, что и в исследовании 1, с точки зрения корреляции риска и пользы. Средние оценки риска и выгоды в 64 ситуациях показывают сильную корреляцию, r = -0,77, p < 0,001. Расчет ранговой корреляции выявил небольшое уменьшение коэффициента, r с = -0,73, p < 0,001. Как и в исследовании 1, картина отрицательных корреляций для действий в каждой области показала аналогичные закономерности.Деятельность в социально-экономической сфере показала корреляцию r = -0,80, p = 0,029; домен здоровья r = -0,86, p = 0,001; область поиска ощущений r = -0,65, p = 0,007; и домен рекреации r = -0,33, p = 0,180. Кроме того, все участники, кроме трех, имели значительную отрицательную внутрииндивидуальную корреляцию между их суждениями о риске и пользе. Все внутрииндивидуальные корреляции, значимые и незначимые вместе, имеют среднее значение -0.54 ( SD = 0,17) с диапазоном от -0,04 до -0,86. Это предполагает, как и в исследовании 1, что некоторые из них имеют более сильную отрицательную линейность, чем другие. Стоит отметить, что стандартное отклонение в этой группе примерно в два раза меньше, чем в группах исследования 1.

Таблица 1. Оценки риска и пользы в исследовании 2, отсортированные по уровню предполагаемого риска.

Таблица 2. Описательные данные и корреляционная матрица.

Рис. 2. Диаграмма рассеяния взаимосвязи между суждениями о риске и пользе в исследовании 2.

При рассмотрении корреляций между различными показателями и индексом риска и пользы (ИРБ) мы обнаруживаем, что ИКР коррелирует с общим интеллектом ( r = 0,47, p < 0,01), CRT ( r = 0,44, p < 0,01), умение считать/рисковать грамотность ( r = 0,44, p < 0,01) и арифметические способности ( r = 0,36, p < 0.01). Чтобы исследовать взаимосвязь между этими показателями и их отношением к RBI, мы рассчитали частичные корреляции с RAPM в качестве ковариации. Возможно, умение считать, ЭЛТ и арифметика зависят от навыков логического мышления; таким образом, мы контролировали RAPM, чтобы увидеть, могут ли математические способности, CRT и арифметика объяснить уникальную дисперсию. Частичная корреляция с учетом RAPM показала, что корреляции между RBI, счетом и арифметикой исчезли. Однако корреляция между RBI и CRT осталась ( r = 0.32, р = 0,043 ). Таким образом, действительно существует связь между RBI и когнитивным отражением, но не между RBI и умением считать и грамотностью в отношении риска, если принять во внимание интеллект. См. рис. 3, где показаны диаграммы рассеяния взаимосвязей между RBI, CRT и общим интеллектом.

Рисунок 3. Диаграммы рассеяния взаимосвязи между индивидуальным ИКР и (A) общим интеллектом и (B) когнитивным отражением.

Обсуждение

Результаты исследования 2 показывают, что использование эвристики аффекта в суждениях о риске может зависеть от индивидуальных когнитивных способностей.Сохраняя исследовательскую позицию, мы ожидали, что некоторые общие когнитивные способности будут связаны с суждениями о рисках и выгодах. Тем не менее, единственными способностями, которые были связаны с индивидуальным RBI, были общий интеллект, арифметические способности, умение считать/рисковать грамотность и когнитивное мышление. Исполнительные функции, пространственные способности и объем рабочей памяти не были связаны с RBI, хотя когнитивное отражение имело связь даже при контроле общего интеллекта. Установленные показатели общих когнитивных способностей по своей сути связаны с умственными способностями, хотя когнитивная рефлексия может также включать общую тенденцию или склонность идентифицировать ответы, которые первыми приходят на ум, и сопротивляться им (Frederick, 2005).Эвристика аффекта тесно связана с эвристикой доступности (Tversky and Kahneman, 1982), и было высказано предположение, что эвристика аффекта, по сути, является типом процесса доступности, в котором эмоционально заряженные события быстро приходят в голову (Slovic et al., 2004). ). Следовательно, люди, которые хуже справляются с ЭЛТ, могут не подавлять эти аффективные или интуитивные реакции и, таким образом, действовать в соответствии со своими интуитивными ощущениями при оценке рисков и выгод. Исследование Тома и соавт.(2015) обнаружили, что профессиональные финансовые трейдеры показали более высокие баллы CRT, чем банковские служащие, не занимающиеся торговлей, и лица, не связанные с финансами. Более того, трейдеры также продемонстрировали более рискованное поведение, чем другие группы, что может свидетельствовать о связи между когнитивным отражением и склонностью к риску, несмотря на возможные негативные эмоциональные реакции, которые сопровождают эти риски. Таким образом, люди с высоким уровнем когнитивной рефлексии могут быть в состоянии подавлять первоначальные аффективные реакции на различные непредвиденные обстоятельства или события и вместо этого проводить оценку риска в более обдуманном состоянии.

Интересно, что навыки счета и риск-грамотность не были связаны с эвристикой аффекта после того, как интеллект был проконтролирован. Таким образом, даже если BNT измеряет навыки счета и риск-грамотность, он, по-видимому, не оказывает конкретного и сильного влияния на оценку степени риска, который та или иная деятельность влечет за собой помимо интеллекта. Тем не менее, результаты измерения навыков счета и грамотности в отношении риска, вероятно, связаны со способностью обрабатывать и решать проблемы, связанные с риском, когда числовая информация имеет отношение к текущей ситуации.Взятые вместе, наши результаты показывают, что склонность к использованию эвристики аффекта (RBI) на групповом уровне связана с определенной когнитивной способностью, а именно со способностью или предрасположенностью идентифицировать реакции, которые первыми приходят в голову, и сопротивляться им.

Общее обсуждение

Общая цель этого исследования состояла в том, чтобы исследовать стабильность эвристики аффекта, как с точки зрения методологического выявления (совместная и раздельная оценка), так и с точки зрения когнитивных способностей. Вывод из исследования 1 устанавливает, что эвристика аффекта в суждениях о риске действительно является надежным феноменом, который воспроизводим как в совместных, так и в отдельных условиях.Это важно, поскольку исследования показали, что люди по-разному оценивают предпочтения в зависимости от того, представлены ли варианты изолированно или нет (Hsee, 1996; Hsee et al., 1999). Однако наши результаты подразумевают, что обратная связь может быть выявлена ​​независимо от того, делаются ли суждения об относительных рисках и выгодах совместно или по отдельности. Это усиливает надежность эвристики аффекта как феномена при оценке риска и пользы.

Разработав анкету, содержащую виды деятельности из различных областей и уровней риска, мы могли бы также обобщить распространенность эвристики аффекта, включив в нее не только весьма заметные явления, такие как ядерная энергетика, изменение климата или биотехнология.Таким образом, эвристика аффекта является повсеместной чертой повседневной жизни при оценке рисков и выгод. Кроме того, мы обнаружили, что эвристика аффекта может быть проиндексирована на индивидуальном уровне. В исследовании 2 мы обнаружили, что этот эвристический индекс аффекта может быть связан с индивидуальными когнитивными способностями, в первую очередь со способностью к когнитивному отражению. Это подтверждает предыдущую работу Finucane et al. (2000), которые продемонстрировали, что обратная связь между воспринимаемыми рисками и выгодами значительно возрастает в условиях нехватки времени, когда возможности для аналитического обдумывания уменьшаются.Таким образом, обратная связь между суждениями о риске и пользе может быть обусловлена ​​процессами Системы 1, что подтверждают наши результаты. Таким образом, способность подавлять импульсы или интуицию Системы 1, измеренная с помощью ЭЛТ, связана с тем, полагается ли человек на эвристику аффекта или нет.

Несмотря на то, что мы провели обширную серию тестов с хорошо зарекомендовавшими себя когнитивными измерениями, нам не удалось найти связь между исполнительными функциями или рабочей памятью и тенденцией использовать эвристику аффекта. На первый взгляд , исполнительные функции и объем рабочей памяти, вероятно, связаны с эвристикой аффекта, поскольку плохие когнитивные способности могут подорвать способность преднамеренно отражать и игнорировать противоречивые аффективные реакции во время суждений о рисках и пользе. Несмотря на очевидную корреляцию между рабочей памятью и CRT, только CRT коррелирует с эвристическим индексом аффекта при контроле интеллекта. Способность считать и грамотность в отношении риска были связаны с эвристикой аффекта, но эта связь исчезла, как только мы учли интеллект, предполагая, что очевидная связь, вероятно, была связана с абстрактным мышлением и логикой, а не с конкретной способностью обрабатывать информацию о вероятностях и рисках.Тем не менее, это не означает, что умение считать и грамотность в отношении рисков не имеют значения для суждений о риске в целом. Это наверное важно в таких суждениях. Но навыки счета и риска, по-видимому, не позволяют предсказать, использует ли кто-либо эвристику аффекта во время суждений о риске и выгоде, если учитывается способность к логическому мышлению.

Характер взаимодействия между процессами Системы 2 и Системы 1 важно исследовать, и может быть несколько потенциальных путей, по которым эти механизмы могут работать.Наше текущее исследование, в котором мы измеряем когнитивные способности, можно рассматривать как нацеленное на «алгоритмический разум» трехчастной модели разума Становича (2011). Согласно этой модели, существует три режима мышления, два из которых соответствуют обработке Системой 2 («алгоритмический разум» и «рефлексивный ум»), а один соответствует обработке Системой 1 («автономный ум»). Алгоритмический ум — это уровень, на котором имеет место индивидуальная когнитивная деятельность (например, обработка рабочей памяти и подвижный интеллект), тогда как рефлексивный ум относится к индивидуальным различиям в предрасположенности к рациональному мышлению.Предрасположенности к мышлению, такие как «потребность в познании» (например, Epstein et al., 1996) или «непрофессиональная рациональность» (Hsee et al., 2015), несомненно, являются влиятельными детерминантами того, занимается ли человек различными эвристиками и предубеждениями. Поэтому можно противопоставить «расположение» «способностям», и оба они, безусловно, играют важную роль в принятии решений. Поэтому в будущих исследованиях следует использовать комплексные наборы тестов, в которые включены как показатели производительности, так и показатели индивидуальных предрасположенностей, чтобы получить полную картину того, как, когда и кем используется эвристика аффекта.

Результаты, полученные в этих исследованиях, следует также более подробно изучить в будущих последующих исследованиях. Учитывая небольшую выборку в исследовании 2, наши корреляции и частные корреляции следует интерпретировать с осторожностью. Вначале подход был в основном исследовательским, поскольку мы использовали широкий набор установленных когнитивных тестов, и результаты должны быть проверены более строго. Тем не менее, преимуществом исследования 2 было то, что все тесты проводились под наблюдением и строго контролировались, что также необходимо при использовании стандартизированных когнитивных тестов.Методологическая сила заключается в том, что мы смогли обнаружить почти идентичную картину при проведении онлайн-анкеты риска и пользы для 600 участников, как и при индивидуальном применении в условиях тщательного наблюдения. Таким образом, результаты являются многообещающими как с точки зрения стабильности эвристики аффекта в контролируемой и неконтролируемой обстановке, так и с точки зрения того, что она стабильна в отдельных и совместных условиях оценки.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору или через веб-сайт Open Science Foundation (https://osf.io/7tpf4/quickfiles).

Заявление об этике

Этическая проверка и одобрение исследования с участием людей не требовалось в соответствии с местным законодательством и институциональными требованиями. Пациенты/участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Вклад авторов

KS и DV вместе разработали концепцию исследования и внесли свой вклад в его дизайн. MF собрал данные и провел анализ данных. KS интерпретировал результаты и составил рукопись.PS и DV внесли свой вклад в интерпретации и исправления проекта рукописи. Все авторы одобрили окончательный вариант рукописи для представления.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантом Фонда Марианны и Маркуса Валленберг (Dnr: 2014-0173), предоставленным DV.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Алхаками, А.С., и Слович, П. (1994). Психологическое исследование обратной зависимости между предполагаемым риском и предполагаемой пользой. Анальный риск. 14, 1085–1096. doi: 10.1111/j.1539-6924.1994.tb00080.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Борс Д.А. и Стоукс Т.К. (1998). Усовершенствованные прогрессивные матрицы Равена: нормы для первокурсников вуза и разработка краткой формы. Учеб.Психол. Измер. 58, 382–398. дои: 10.1177/0013164498058003002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брэдли, М.М., и Ланг, П.Дж. (1999). Аффективные нормы для английских слов (ANEW): руководство по эксплуатации и эмоциональные рейтинги. Технический отчет C-1, Центр исследований в области психофизиологии. Гейнсвилл, Флорида: Университет Флориды.

Академия Google

Кокли, Э. Т., Галешич, М., Шульц, Э., Газаль, С., и Гарсия-Ретамеро, Р.(2012). Измерение грамотности в отношении риска: берлинский тест на знание счета. Судья. Решение Мак. 7, 25–47.

Академия Google

Коннор М. и Зигрист М. (2016). Стабильность восприятия риска и пользы: лонгитюдное исследование, оценивающее восприятие биотехнологии. Дж. Риск Рез. 19, 461–475. дои: 10.1080/13669877.2014.988169

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дамасио, А. Р. (1994). Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Avon Books.

Академия Google

Доле, С., Келлер, К., и Зигрист, М. (2010). Изучение взаимосвязи между аффектом и неявными ассоциациями: последствия для восприятия риска. Анальный риск. 30, 1116–1128. doi: 10.1111/j.1539-6924.2010.01404.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Эпштейн С., Пачини Р., Денес-Радж В. и Хейер Х. (1996). Индивидуальные различия в стилях интуитивно-эмпирического и аналитико-рационального мышления. Дж. Перс. соц. Психол. 71, 390–405. дои: 10.1037/0022-3514.71.2.390

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Finucane, M.L., Alhakami, A., Slovic, P., and Johnson, S.M. (2000). Эвристика аффекта в суждениях о рисках и выгодах. Дж. Бехав. Решение Мак. 13, 1–17. doi: 10.1002/(sici)1099-0771(200001/03)13:1<1::aid-bdm333>3.0.co;2-s

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фредерик, С. (2005).Когнитивное размышление и принятие решений. Ж. эконом. Перспектива. 19, 25–42. дои: 10.1257/089533005775196732

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фрей Р., Педрони А., Мата Р., Рискамп Дж. и Хертвиг ​​Р. (2017). Предпочтение риска разделяет психометрическую структуру основных психологических черт. наук. Доп. 3:E1701381.

Академия Google

Hsee, CK (1996). Гипотеза оцениваемости: объяснение смены предпочтений между совместными и раздельными оценками альтернатив. Орган. Поведение Гум. Процесс принятия решения. 67, 247–257. doi: 10.1006/obhd.1996.0077

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Hsee, C.K., Blount, S., Loewenstein, G.F., и Bazerman, J. (1999). Инверсии предпочтений между совместной и раздельной оценкой вариантов: обзор и теоретический анализ. Психология. Бык. 125, 576–590. дои: 10.1037/0033-2909.125.5.576

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хси, С. К., Ян, Ю., Чжэн, X.и Ван, Х. (2015). Мирской рационализм: индивидуальные различия в использовании разума и чувств для принятия решений. Дж. Марк. Рез. 52, 134–146. doi: 10.1509/jmr.13.0532

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Икава, М., и Кусуми, Т. (2018). Ингибирующее влияние умения считать на эвристику аффекта в восприятии пищевого риска. Синригаку Кенкю 4:367. doi: 10.4992/jjpsy.89.17034

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Канеман, Д.(2011). Думай быстро и медленно. Нью-Йорк, Нью-Джерси: Macmillan.

Академия Google

Кралик, Дж. Д., Сюй, Э. Р., Найт, Э. Дж., Хан, С. А., и Левин, В. Дж. (2012). Когда меньше значит больше: эволюционные истоки эвристики аффекта. PLoS One 7:e46240. doi: 10.1371/journal.pone.0046240

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кусев П., ван Шайк П., Мартин Р., Холл Л. и Йоханссон П. (2020). Изменение предпочтений во время выявления риска. Дж. Эксперт. Психол. Генерал 149, 585–589. дои: 10.1037/xge0000655

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Левенштейн, Г. Ф., и Лернер, Дж. С. (2003). «Роль аффекта в принятии решений», в Справочнике по аффективным наукам , изд. Р. Дж. Дэвидсон (Cham: Springer), 619–642.

Академия Google

Левенштейн, Г. Ф., Вебер, Э. У., Хси, С. К., и Уэлч, Н. (2001). Риск как чувства. Психология. Бык. 127, 267–286.

Академия Google

Шварц Н. и Клор Г.Л. (1988). «Как я к этому отношусь? информативные функции аффективных состояний», в Affect, Cognition, and Social Behavior , eds K. Fiedler, and J. Forgas, (Toronto: Hofgrefe International), 44–62.

Академия Google

Сломан, С.А. (1996). Эмпирический случай для двух систем рассуждений. Психология. Бык. 119, 3–22. дои: 10.1037/0033-2909.119.1.3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Слович, П.(1987). Восприятие риска. Наука 236, 280–285.

Академия Google

Слович, П., Финукейн, М.Л., Петерс, Э., и МакГрегор, Д.Г. (2002). «Эвристика аффекта», в «Эвристика и предубеждения: психология интуитивного суждения» , редакторы Т. Гилович, Д. Гриффин и Д. Канеман, (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 397–420.

Академия Google

Слович, П., Финукейн, М.Л., Петерс, Э., и МакГрегор, Д.Г. (2004). Риск как анализ и риск как чувства: некоторые мысли об аффекте, причине, риске и рациональности. Анальный риск. 24, 311–322. doi: 10.1111/j.0272-4332.2004.00433.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Слович, П., Финукейн, М.Л., Петерс, Э., и МакГрегор, Д.Г. (2007). Эвристика аффекта. евро. Дж. Опер. Рез. 177, 1333–1352.

Академия Google

Словик, П., и Петерс, Э. (2006). Восприятие риска и влияние. Курс. Прямой. Психол. науч. 15, 322–325.

Академия Google

Станович, К.Э. (2011). Рациональность и рефлексивный разум. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Станович, К.Е., и Вест, Р.Ф. (2000). Индивидуальные различия в рассуждениях: значение для дебатов о рациональности. Поведение. наук о мозге. 23, 665–726.

Академия Google

Тома В., Уайт Э., Паниграхи А., Строугер В. и Андерсон И. (2015). Хорошее мышление или интуиция? Когнитивное отражение и интуиция у трейдеров, банкиров и финансовых неспециалистов. PLoS One 10:e0123202. doi: 10.1371/journal.pone.00123202

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Таунсенд, Э., Спенс, А., и Ноулз, С. (2014). Исследование действия эвристики аффекта: является ли она ассоциативной конструкцией? Дж. Риск Рез. 17, 299–315. дои: 10.1080/13669877.2013.808687

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тверски, А., и Канеман, Д. (1982). «Доказательное влияние базовых ставок», в Judgement Under неопределенности: эвристики и предубеждения , под редакцией D.Канеман, П. Словик и А. Тверски (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 153–160. дои: 10.1017/cbo9780511809477.011

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вестфьялль, Д., Петерс, Э., и Слович, П. (2014). Эвристика аффекта, значимость смертности и риск: специфические для предметной области эффекты стихийного бедствия на восприятие риска и выгоды. Сканд. Дж. Психол. 55, 527–532.

Академия Google

Вестфьялль, Д., и Слович, П. (2013). «Познание и эмоции в суждениях и принятии решений», в Handbook of Cognition And Emotion , под редакцией М.Д. Робинсон, Э. Р. Уоткинс и Э. Хармон-Джонс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 252–271.

Академия Google

Вестфьялль, Д., Слович, П., Бернс, В. Дж., Эрландссон, А., Коппель, Л., Асутай, Э., и др. (2016). Арифметика эмоций: интеграция случайного и интегрального аффекта в суждениях и решениях. Перед. Психол. 7:325. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00325

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вебер, Э. У., Блейс, А.-Р., и Бетц, Н.Е. (2002). Шкала отношения к риску для конкретной области: измерение восприятия риска и рискованного поведения. Дж. Бехав. Решение Мак. 15, 263–290.

Академия Google

Векслер, Д. (2011). Шкала интеллекта взрослых Векслера – пересмотренное издание IV. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Психологическая корпорация.

Академия Google

Сравнение цифровых и обычных методов оттиска: оценка восприятия пациентов, комфортность лечения, эффективность и клинические результаты | BMC Oral Health

Дизайн исследования и отбор пациентов

Было разработано контролируемое клиническое исследование.Исследуемая группа состояла из студентов первого курса стоматологии и медицины Стамбульского университета Medipol, у которых не было опыта ни обычных, ни цифровых оттисков. Субъекты были подробно проинформированы о возможных рисках и преимуществах, и все подписали форму информированного согласия. Исследование проводилось в соответствии с принципами, изложенными в Хельсинкской декларации об экспериментах с участием людей. Протокол исследования был рассмотрен и одобрен Этическим комитетом Стамбульского университета Медипол, Стамбул, Турция (№: 10840098-74).

Критерии включения/исключения

Двадцать четыре субъекта (12 женщин, 12 мужчин, в возрасте 21,87 ± 2,76 года), которые соответствовали следующим критериям включения, были набраны после первоначального обследования: отсутствие опыта работы с обычными или цифровыми слепками, хорошее общее состояние здоровья , хорошая гигиена полости рта, отсутствие заболеваний пародонта и хорошее психическое здоровье. Предпосылками для исключения из исследования были предыдущий опыт снятия оттисков, несъемная или съемная ортопедическая реабилитация, ортодонтическое лечение и профилактические приспособления, история использования фиксаторов пространства в смешанном прикусе, умеренная или чрезмерная стоматологическая тревога.

Клинический сценарий

Клинический сценарий «чрезмерной деструкции нижнечелюстного моляра и перелома коронки латерального резца, который можно было бы восстановить с помощью штифтовой культи и всех керамических коронок» был объяснен испытуемым во время их ориентации на клиническую практику. настройки исследования. Субъекты смотрели информационное видео, иллюстрирующее восстановительные этапы клинического сценария. Фаза показа была исключена из видео.

Обычные оттиски

Один оператор выбрал подходящую ложку для обеих зубных дуг пациента и нанес клей (полиэфирный клей для ложек, 3M ESPE, Dental Products, St.Пол, Миннесота, США). Обычные оттиски нижнечелюстной и верхнечелюстной дуг были сделаны с помощью полиэфирного оттискного материала (Impregum Penta Soft Quick Step MB, 3 M ESPE, Dental Products, Сент-Пол, Миннесота, США) с использованием стандартных ложек с использованием техники монофазного оттиска. Межокклюзионные взаимоотношения регистрировали с помощью полисилоксанового материала для регистрации прикуса (Futar D, Kettenbach GmbH & Co. KG, Эшенбург, Германия). Все материалы использовались в соответствии с рекомендациями производителей и выполнялись одним и тем же оператором (Э.Ю.).

Эффективность и клинические результаты традиционной методики снятия оттиска оценивали путем измерения общего времени лечения, включая отдельные этапы (рис. 1): A) выбор ложки, B) нанесение адгезива, C) верхний/нижний оттиск, D) прикус Регистрация. Время обработки измерялось в секундах и записывалось для каждого шага вторым оператором (R.T. & H.B.). Сразу же после того, как были сделаны оттиски, отношение и восприятие испытуемых к традиционной технике оттиска оценивались с использованием стандартизированной анкеты.Воспринимаемый испытуемыми источник стресса также оценивался с использованием Шкалы тревожности состояния-черты сразу после техники впечатления.

Рисунок 1

Традиционная техника оттиска. Традиционная техника оттиска. A) Нанесение клея, B) Загрузка оттискной ложки, C) Оттиск верхней и нижней челюстей, D) Регистрация прикуса.

Цифровые оттиски

Назначение цифровых оттисков было запланировано для тех же пациентов через 2–3 недели после обычных оттисков.Цифровые оттиски были выполнены с помощью стоматологической системы CAD-CAM (Cerec OMNICAM, Sirona Dental GmBH, Wals Bei Salzburg, Австрия). Были записаны компоненты электронных данных цифрового оттиска виртуальных моделей для зубных дуг и регистрации прикуса. Все процедуры цифрового сканирования проводились в соответствии с рекомендациями производителя и выполнялись одним и тем же оператором (EY).

Эффективность и клинические результаты метода цифрового оттиска оценивались путем измерения общего времени лечения, включая отдельные этапы (рис. 2): A) ввод информации о пациенте (включая имя, фамилию, дату рождения, B) лабораторное назначение (включая оттенок реставрации, выбор материала реставрации, форму реставрации), C) верхнее/нижнее сканирование и D) сканирование прикуса.Время обработки измеряли в секундах и регистрировали для каждого шага вторым оператором (R.T. & H.B.). Сразу же после того, как были сделаны оттиски, отношение и восприятие испытуемых к технике цифровых оттисков оценивались с использованием стандартизированной анкеты. Воспринимаемый испытуемыми источник стресса также оценивался с использованием Шкалы тревожности состояния-черты сразу после техники впечатления.

Рисунок 2

Цифровая оттискная техника.A) Ввод информации о пациенте, B) Лабораторный рецепт, C) Сканирование верхних и нижних зубных дуг, D) Сканирование прикуса.

Испытуемых также попросили ответить на сравнительный опросник из 9 пунктов, включая следующие исследовательские вопросы: Какой метод оттиска был предпочтительным? Какая техника оттиска была рекомендована? Какой метод оттиска был более эффективным? Какая техника снятия оттиска будет наиболее удобной в отношении техник оттиска?

Надежность и валидность опросников

Опросники, использованные в этом исследовании, были предварительно протестированы, пересмотрены и повторно протестированы перед использованием.Пилотный опросник был протестирован на репрезентативной выборке из 10 пациентов. Ретестовая надежность была выполнена для проверки надежности и внутренней непротиворечивости вопросников. Коэффициент надежности шкал Кронбаха Альфа составил 0,921 и 0,982 соответственно. Адаптация, надежность и валидность турецкой версии Шкалы состояния и тревожности были оценены Онером и Ле Комптом в 1983 г. [41].

Статистический анализ

Статистический анализ с помощью знакового рангового критерия Уилкоксона, при p = 0.05 в качестве уровня статистической значимости, был выполнен для оценки различий в эффективности и клинических результатах между традиционными и цифровыми методами оттиска с использованием статистического программного обеспечения SPSS 15.0 для Windows (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США).

Отношение и восприятие испытуемых к обоим методам впечатления оценивались с помощью анкеты, заполняемой самостоятельно, с использованием визуальной аналоговой шкалы (ВАШ) в диапазоне от 0 до 100. Статистический анализ данных проводился с помощью знакового рангового теста Уилкоксона с = 0.05 в качестве уровня статистической значимости с использованием статистического программного обеспечения SPSS 15.0 (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США).

Предпочтения испытуемых в отношении методов получения впечатления оценивались с помощью сравнительного опросника из 9 пунктов, а распределение ответов оценивалось с помощью описательного анализа с использованием статистического программного обеспечения SPSS 15.0 (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США).

2.1 Процесс восприятия – общение в реальном мире

Цели обучения

  1. Определение восприятия.
  2. Обсудите, как заметность влияет на выбор перцептивной информации.
  3. Объясните, как мы организуем перцептивную информацию.
  4. Обсудите роль схем в интерпретации перцептивной информации.

Восприятие — это процесс выбора, организации и интерпретации информации. Этот процесс, показанный на рис. 2.1 «Процесс восприятия», включает в себя восприятие избранных стимулов, которые проходят через наши перцептивные фильтры, организуются в наши существующие структуры и паттерны, а затем интерпретируются на основе предыдущего опыта.Хотя восприятие — это в значительной степени когнитивный и психологический процесс, то, как мы воспринимаем людей и предметы вокруг нас, влияет на наше общение. Мы по-разному реагируем на объект или человека, который воспринимаем положительно, чем на то, что считаем неблагоприятным. Но как мы фильтруем массу поступающей информации, организуем ее и придаем смысл тому, что проходит через фильтры нашего восприятия и в наши социальные реальности?

Выбор информации

Мы воспринимаем информацию всеми пятью органами чувств, но наше поле восприятия (мир вокруг нас) включает в себя так много стимулов, что наш мозг не может их обработать и осмыслить.Таким образом, когда информация поступает через наши органы чувств, различные факторы влияют на то, что на самом деле продолжается в процессе восприятия (Fiske & Taylor, 1991). Выбор — это первая часть процесса восприятия, в которой мы фокусируем наше внимание на определенной поступающей сенсорной информации. Подумайте о том, что среди многих других возможных раздражителей, на которые следует обратить внимание, вы можете услышать знакомый голос в коридоре, увидеть пару туфель, которые хотите купить в торговом центре, или запах чего-то готовящегося к ужину, когда вы вернетесь домой из дома. работай.Мы быстро отсекаем и отодвигаем на задний план всевозможные образы, запахи, звуки и другие раздражители, но как мы решаем, что выбрать, а что оставить?

Рисунок 2.1 Процесс восприятия

Мы склонны обращать внимание на важную информацию. Заметность — это степень, в которой что-то привлекает наше внимание в определенном контексте. Вещь, привлекающая наше внимание, может быть абстрактной, как понятие, или конкретной, как предмет.Например, личность человека как коренного американца может стать заметной, когда он протестует на параде в честь Дня Колумба в Денвере, штат Колорадо. Или яркий фонарик, светящий вам в лицо во время ночного кемпинга, наверняка будет бросаться в глаза. Степень значимости зависит от трех характеристик (Fiske & Tayor, 1991). Мы склонны находить важные вещи, которые визуально или на слух стимулируют, а также вещи, которые отвечают нашим потребностям или интересам. Наконец, ожидания влияют на то, что мы находим существенным.

Визуальная и слуховая стимуляция

Наверное, неудивительно, что визуальные и/или слуховые стимулы становятся заметными в поле нашего восприятия и привлекают наше внимание.Существ, начиная от рыб и заканчивая колибри, привлекают такие вещи, как серебряные блесны на удочках или красные и желтые кормушки для птиц. Однако стимулирование наших чувств не всегда является положительным моментом. Подумайте о паре, которая не умолкает во время просмотра фильма, или о соседе сверху, чей сабвуфер сотрясает ваш потолок по ночам. Короче говоря, стимулы могут привлекать внимание продуктивным или отвлекающим образом. Как коммуникаторы, мы можем использовать это знание в свою пользу, сводя к минимуму отвлекающие факторы, когда нам нужно сказать что-то важное.Наверное, лучше серьезно поговорить со второй половинкой в ​​тихом месте, чем в переполненном фуд-корте. Как мы узнаем позже в главе 12 «Публичное выступление в различных контекстах», изменение темпа, громкости и высоты вашего голоса, известное как вокальное разнообразие, может помочь вашей аудитории заинтересоваться, так же как и жесты и движения. И наоборот, невербальные приспособления или нервные движения, которые мы делаем, чтобы уменьшить тревогу, например, расхаживание взад-вперед или накручивание волос, могут отвлекать. Помимо того, что мы сводим к минимуму отвлекающие факторы и с энтузиазмом доносим наши сообщения, содержание нашего общения также влияет на заметность.

Потребности и интересы

Мы склонны обращать внимание на информацию, которая, по нашему мнению, так или иначе отвечает нашим потребностям или интересам. Этот тип избирательного внимания может помочь нам удовлетворить инструментальные потребности и добиться цели. Когда вам нужно поговорить с сотрудником отдела финансовой помощи о ваших стипендиях и кредитах, вы сидите в зале ожидания и слушаете, когда назовут ваше имя. Уделение пристального внимания тому, чье имя называется, означает, что вы можете быть готовы начать встречу и, надеюсь, уладить свои дела.Когда мы думаем, что определенные сообщения не соответствуют нашим потребностям, стимулы, которые обычно привлекают наше внимание, могут быть полностью потеряны. Представьте, что вы находитесь в продуктовом магазине и слышите, как кто-то произносит ваше имя. Вы оборачиваетесь и слышите, как этот человек говорит: «Наконец-то! Я назвал твое имя три раза. Я думал, ты забыл, кто я такой! За несколько секунд до этого, когда вы были сосредоточены на выяснении, какой апельсиновый сок взять, вы обращали внимание на различные варианты мякоти до такой степени, что отключались от других раздражителей, даже от таких знакомых звуков, как звук того, как кто-то зовет вас по имени. .Опять же, как коммуникаторы, особенно в убедительных контекстах, мы можем использовать это в своих интересах, давая понять, как наше сообщение или предложение отвечает потребностям членов нашей аудитории. Независимо от того, помогает ли знак найти ближайшую заправочную станцию, звук рингтона помогает нам найти наш пропавший мобильный телефон или динамик говорит нам, как отказ от обработанных пищевых продуктов улучшит наше здоровье, мы выбираем и обращаем внимание на информацию, которая отвечает нашим потребностям.

Если вы увлечены интересной видеоигрой, вы можете не заметить других сигналов восприятия.

Мы также находим существенную информацию, которая нас интересует. Конечно, во многих случаях стимулы, отвечающие нашим потребностям, также интересны, но стоит обсудить эти два пункта отдельно, потому что иногда мы находим интересные вещи, которые не обязательно соответствуют нашим потребностям. Я уверен, что все мы были увлечены телешоу, видеоигрой или случайным проектом и обращали на это внимание за счет чего-то, что действительно отвечает нашим потребностям, например уборки или проведения времени со второй половинкой.Уделение внимания вещам, которые нас интересуют, но не удовлетворяют конкретные потребности, похоже на базовую формулу прокрастинации, с которой мы все знакомы.

Во многих случаях мы знаем, что нас интересует, и автоматически тяготеем к стимулам, которые соответствуют этому. Например, когда вы фильтруете радиостанции, у вас, вероятно, уже есть представление о том, какая музыка вас интересует, и вы остановитесь на станции, которая играет что-то в этом жанре, пропуская мимо станций, которые играют что-то, что вам не интересно.Из-за этой тенденции нам часто приходится в конечном итоге быть вынужденным или случайно испытать что-то новое, чтобы создать или открыть для себя новые интересы. Например, вы можете не осознавать, что интересуетесь азиатской историей, пока вам не потребуется пройти такой курс и найти привлекательного профессора, который пробудит в вас этот интерес. Или вы можете случайно наткнуться на новую область интересов, когда посещаете занятия, на которые в противном случае не пошли бы, потому что они вписываются в ваше расписание. Как коммуникаторы, вы можете воспользоваться этой склонностью к восприятию, адаптировав тему и содержание к интересам своей аудитории.

Ожидания

Взаимосвязь между заметностью и ожиданиями немного сложнее. По сути, мы можем найти ожидаемые важные вещи и найти неожиданные важные вещи. Хотя это может показаться запутанным, несколько примеров должны проиллюстрировать этот момент. Если вы ожидаете доставку посылки, вы можете уловить малейший шум двигателя грузовика или чьи-то шаги, приближающиеся к вашей входной двери. Поскольку мы ожидаем, что что-то произойдет, мы можем быть дополнительно настроены на подсказки того, что это произойдет.Что касается неожиданностей, если у вас есть застенчивый и тихий друг, который, как вы слышите, повышает громкость и высоту голоса во время разговора с другим другом, вы можете заметить это и предположить, что происходит что-то необычное. . Чтобы что-то неожиданное стало заметным, оно должно достичь определенного порога различия. Если вы вошли в свой обычный класс, а там было на одного или двух учеников больше, чем обычно, вы можете даже не заметить. Если бы вы вошли в свой класс и увидели кого-то, одетого как волшебник, вы, вероятно, заметили бы это.Итак, если мы ожидаем испытать что-то необычное, например, доставку посылки, мы обнаружим стимулы, связанные с этим ожиданием. Если мы сталкиваемся с чем-то, чего мы не ожидали и что значительно отличается от нашего обычного опыта, то, скорее всего, мы сочтем это заметным. Мы также можем применить эту концепцию к нашему общению. Я всегда призываю своих студентов включать в свои выступления вспомогательный материал, который не соответствует нашим ожиданиям. Вы можете помочь своей аудитории заинтересоваться, применяя хорошие исследовательские навыки для поиска такой информации.

Существует средняя область, где небольшие отклонения от рутинного опыта могут остаться незамеченными, потому что мы их не ожидаем. Возвращаясь к предыдущему примеру, если вы не ожидаете посылку и регулярно слышите моторы автомобилей и пешеходов возле своего дома, эти довольно рутинные звуки вряд ли привлекут ваше внимание, даже если бы они были немного больше или меньше трафика, чем ожидалось. Это связано с тем, что наши ожидания часто основаны на предыдущем опыте и шаблонах, которые мы наблюдали и усвоили, что позволяет нашему мозгу иногда работать на «автопилоте» и восполнять то, чего не хватает, или упускать из виду лишнее.Посмотрите на следующее предложение и прочитайте его вслух: Перпетоин содержится в патетринах, поэтому мы всегда получаем ассоциацию, не сознавая, что она является независимой. Этот пример иллюстрирует проверку наших ожиданий и раздражение каждого студента колледжа. У всех нас был опыт получения документа с опечатками и орфографическими ошибками, обведенными кружками. Это может расстраивать, особенно если мы действительно потратили время на корректуру. Когда мы впервые научились читать и писать, мы учили букву за буквой.Учитель или родитель показывал нам карточку с написанным на ней A-P-P-L-E , и мы озвучивали ее. Со временем мы научились сочетать буквы и звуки, могли видеть комбинации букв и быстро произносить слова. Поскольку мы знаем, чего ожидать, когда видим определенный набор букв, и знаем, что будет дальше в предложении с тех пор, как мы написали статью, мы не тратим время на просмотр каждой буквы во время корректуры. Это может привести к тому, что мы упустим распространенные опечатки и орфографические ошибки, даже если мы вычитываем что-то несколько раз.В качестве примечания я поделюсь двумя советами, которые помогут вам избежать ошибок при корректуре: во-первых, попросите друга вычитать вашу статью. Поскольку они его не писали, у них меньше ожиданий относительно содержания. Во-вторых, читайте свои статьи задом наперед. Поскольку модели речи в обратном порядке не совпадают, вам нужно останавливаться и сосредотачиваться на каждом слове. Теперь, когда мы знаем, как мы выбираем стимулы, давайте обратим внимание на то, как мы организуем получаемую информацию.

Организационная информация

Организация — это вторая часть процесса восприятия, в ходе которой мы сортируем и классифицируем информацию, которую воспринимаем, на основе врожденных и приобретенных когнитивных моделей.Мы распределяем вещи по шаблонам тремя способами: используя близость, сходство и различие (Coren, 1980). Что касается близости, мы склонны думать, что вещи, которые находятся близко друг к другу, идут вместе. Например, вы когда-нибудь ждали помощи в бизнесе, а продавец предполагал, что вы и человек, стоящий рядом с вами, вместе? Немного неловкий момент обычно заканчивается, когда вы и другой человек в очереди смотрите друг на друга, затем снова на клерка, и один из вас объясняет, что вы не вместе.Даже несмотря на то, что вы, возможно, никогда в жизни не встречали этого другого человека, клерк использовал базовый организующий сигнал восприятия, чтобы сгруппировать вас вместе, потому что вы стояли рядом друг с другом.

Поскольку мы организуем перцептивную информацию на основе близости, человек может воспринимать двух людей вместе только потому, что они стоят близко друг к другу в очереди.

Мы также группируем вещи по сходству. Мы склонны думать, что вещи, которые выглядят одинаково или действуют одинаково, должны быть вместе.У меня есть два друга, с которыми я иногда встречаюсь, и мы все трое мужчин, примерно одного возраста, одной расы, с короткими волосами и в очках. Кроме того, мы на самом деле не похожи друг на друга, но не раз официант в ресторане предполагал, что мы братья. Несмотря на то, что многие из наших других черт различны, основные черты организованы на основе сходства, и мы трое внезапно оказываемся родственниками.

Мы также систематизируем информацию, которую получаем, на основе различий.В этом случае мы предполагаем, что элемент, который выглядит или действует иначе, чем остальные, не принадлежит к группе. Ошибки восприятия, связанные с людьми и предположениями о различиях, могут быть особенно неловкими, если не оскорбительными. Мать моего друга, американка вьетнамского происхождения, присутствовала на конференции, на которой другой участник предположил, что она работает в отеле, и попросил ее выбросить что-нибудь для нее. В данном случае мать моей подруги была цветной на съезде, на котором присутствовали в основном белые, поэтому впечатление формировалось на основе восприятия этой разницы другим человеком.

Эти стратегии организации информации настолько распространены, что они встроены в то, как мы учим наших детей основным навыкам и как мы действуем в нашей повседневной жизни. Я уверен, что всем нам приходилось смотреть на картинки в начальной школе и определять, что сочетается, а что нет. Если вы думаете о буквальном акте организации чего-либо, например, вашего рабочего стола дома или на работе, мы следуем тем же стратегиям. Если у вас на столе лежит куча бумаг и почты, вы, скорее всего, будете сортировать бумаги по отдельным стопкам для разных занятий или класть счета отдельно от личной почты.У вас может быть один ящик для ручек, карандашей и других принадлежностей, а другой — для папок. В этом случае вы группируете элементы на основе сходств и различий. Вы также можете сгруппировать вещи на основе близости, например, поместив финансовые элементы, такие как чековая книжка, калькулятор и платежные квитанции, в одну область, чтобы вы могли эффективно обновлять свой бюджет. Таким образом, мы упрощаем информацию и ищем закономерности, которые помогут нам более эффективно общаться и жить.

Упрощение и категоризация на основе шаблонов — это не обязательно плохо.Фактически, без этой способности у нас, вероятно, не было бы возможности говорить, читать или участвовать в других сложных когнитивных/поведенческих функциях. Наш мозг по своей природе классифицирует и хранит информацию и опыт для последующего извлечения, а разные части мозга отвечают за разные сенсорные ощущения. Короче говоря, естественно, что вещи каким-то образом группируются вместе. Между людьми есть различия, и поиск закономерностей помогает нам во многих практических отношениях. Однако суждения, которые мы выносим о различных паттернах и категориях, неестественны; они изучены и культурно и контекстуально относительны.Наши модели восприятия становятся непродуктивными и даже неэтичными, когда суждения, которые мы связываем с определенными моделями, основаны на стереотипном или предвзятом мышлении.

Мы также организуем взаимодействие и межличностный опыт на основе нашего личного опыта. Когда два человека переживают одну и ту же встречу по-разному, могут возникнуть недопонимания и конфликты. Пунктуация относится к структурированию информации в виде временной шкалы для определения причины (стимула) и следствия (реакции) наших коммуникативных взаимодействий (Силларс, 1980).Применение этой концепции к межличностному конфликту может помочь нам увидеть, как процесс восприятия выходит за рамки индивидуального на межличностный уровень. Эта концепция также помогает проиллюстрировать, как организация и интерпретация могут происходить вместе и как интерпретация может влиять на то, как мы организуем информацию, и наоборот.

Где начинается и где заканчивается конфликт? Ответ на этот вопрос зависит от того, как люди, участвующие в конфликте, акцентируют или структурируют свой конфликтный опыт.Различия в пунктуации часто могут привести к эскалации конфликта, что может привести к различным проблемам в отношениях (Watzlawick, Bavelas, & Jackson, 1967). Например, Линда и Джо работают в проектной группе, и у них приближается крайний срок. Линда работала над проектом на выходных в ожидании встречи с Джо в понедельник утром. В процессе у нее возникло несколько вопросов, и она написала Джо по электронной почте за разъяснениями и советами, но он не ответил. В понедельник утром Линда заходит в конференц-зал, видит Джо и говорит: «Я работала над этим проектом все выходные и нуждалась в вашей помощи.Я писал тебе три раза! Что ты делал?» Джо отвечает: «Я понятия не имел, что ты написал мне по электронной почте. Я провел все выходные в походе». В данном случае конфликт начался для Линды два дня назад, а для Джо начался только что. Таким образом, чтобы двое из них могли наиболее эффективно справиться с этим конфликтом, им необходимо общаться так, чтобы их пунктуация или место начала конфликта для каждого из них были четкими и совпадали. В этом примере Линда произвела впечатление об уровне приверженности Джо проекту на основе интерпретации, которую она сделала после отбора и организации поступающей информации.Знакомство с пунктуацией — важная часть проверки восприятия, о которой мы поговорим позже. Давайте теперь подробнее рассмотрим, как интерпретация влияет на процесс восприятия.

Интерпретация информации

Хотя выбор и систематизация поступающих стимулов происходит очень быстро и иногда без особых сознательных размышлений, интерпретация может быть гораздо более преднамеренным и сознательным шагом в процессе восприятия. Интерпретация — это третья часть процесса восприятия, в которой мы придаем значение нашему опыту, используя ментальные структуры, известные как схемы.Схемы подобны базам данных сохраненной связанной информации, которую мы используем для интерпретации нового опыта. У всех нас есть довольно сложные схемы, которые со временем развивались по мере того, как небольшие единицы информации объединялись, чтобы создавать более значимые информационные комплексы.

Схемы подобны линзам, которые помогают нам понять сигналы восприятия вокруг нас на основе предыдущих знаний и опыта.

Даррен Шоу — Очки — CC BY-NC 2.0.

У нас есть общая схема образования и того, как интерпретировать опыт общения с учителями и одноклассниками.Эта схема начала развиваться еще до того, как мы пошли в дошкольное учреждение, основываясь на том, что родители, сверстники и средства массовой информации рассказывали нам о школе. Например, вы узнали, что определенные символы и предметы, такие как яблоко, линейка, калькулятор и блокнот, ассоциируются с учебой или учителем. Вы узнали новые понятия, такие как оценки и перемены, и вы использовали новые методы, такие как выполнение домашних заданий, учеба и сдача тестов. Вы также установили новые отношения с учителями, администраторами и одноклассниками.По мере того, как вы продвигались в своем образовании, ваша схема адаптировалась к меняющейся среде. Насколько гладкой или тревожной является переоценка и пересмотр схемы, варьируется от ситуации к ситуации и от человека к человеку. Например, некоторые учащиеся относительно легко адаптируют свою схему при переходе из начальной школы в среднюю, в старшую школу и в колледж и сталкиваются с новыми ожиданиями в отношении поведения и академической активности. Другие учащиеся адаптируются не так легко, и сохранение своей старой схемы создает проблемы, поскольку они пытаются интерпретировать новую информацию через старую, несовместимую схему.Мы все были в подобной ситуации в какой-то момент нашей жизни, поэтому мы знаем, что пересмотр наших схем может быть стрессовым и что такой пересмотр требует усилий и обычно сопряжен с некоторыми ошибками, разочарованиями и расстройствами. Но способность адаптировать наши схемы является признаком когнитивной сложности, которая является важной частью коммуникативной компетенции. Таким образом, несмотря на то, что процесс может быть сложным, это также может быть время для обучения и роста.

Важно знать о схемах, потому что наши интерпретации влияют на наше поведение.Например, если вы выполняете групповой проект для класса и считаете члена группы застенчивым, основываясь на вашей схеме общения застенчивых людей, вы можете не возлагать на него обязанности по презентации в своем групповом проекте, потому что вы не думаете, что застенчивые люди застенчивы. хорошие ораторы. Схемы также направляют наши взаимодействия, обеспечивая сценарий нашего поведения. В целом мы знаем, как вести себя и общаться в зале ожидания, в классе, на первом свидании и на игровом шоу. Даже человек, который никогда не был на игровом шоу, может разработать схему того, как действовать в этой среде, посмотрев, например, The Price Is Right .Люди идут на многое, чтобы сделать футболки с умными надписями или действовать с энтузиазмом в надежде, что их выберут для участия в студийной аудитории и, возможно, станут участниками шоу.

Мы часто включаем то, чем зарабатываем на жизнь, в наши представления о себе, что затем обеспечивает схему, посредством которой другие интерпретируют наше общение.

Как мы видели, схемы используются для интерпретации поведения других и формирования впечатления о том, кто они как личности.Чтобы помочь этому процессу, мы часто запрашиваем информацию у людей, чтобы помочь нам поместить их в уже существующую схему. В Соединенных Штатах и ​​многих других западных культурах идентичность людей часто тесно связана с тем, чем они зарабатывают на жизнь. Когда мы представляем других или самих себя, род занятий обычно упоминается в первую очередь. Подумайте, как могло бы измениться ваше общение с кем-то, если бы он или она были представлены вам как художник, а не как врач. Мы делаем аналогичные интерпретации в зависимости от того, откуда люди, их возраст, раса и другие социальные и культурные факторы.Мы узнаем больше о том, как культура, пол и другие факторы влияют на наше восприятие, по ходу чтения главы. Таким образом, у нас есть схемы об отдельных лицах, группах, местах и ​​вещах, и эти схемы фильтруют наше восприятие до, во время и после взаимодействия. Когда схемы извлекаются из памяти, они выполняются, как компьютерные программы или приложения на вашем смартфоне, чтобы помочь нам интерпретировать мир вокруг нас. Точно так же, как компьютерные программы и приложения должны регулярно обновляться, чтобы улучшить их работу, компетентные коммуникаторы обновляют и адаптируют свои схемы по мере того, как у них появляется новый опыт.

«Получить реальность»

Офицеры полиции, схемы и восприятие/интерпретация

Транслируемые в прайм-тайм кабельные и сетевые телевизионные шоу, такие как франшиза «Закон и порядок » и « Саутленд », уже давно предлагают зрителям заглянуть в жизнь сотрудников правоохранительных органов. COPS , первое и самое продолжительное реалити-шоу в прайм-тайм, а также более новые реалити-тематические и образовательные шоу, такие как The First 48 и Lockdown , предлагают более реалистичный взгляд на методы, используемые правоохранительными органами.Восприятие является важной частью набора навыков офицера. В частности, во время столкновений полиции с гражданами, когда напряженность может быть высокой, а время для принятия решений ограничено, офицеры полагаются на схемы, разработанные на основе личного опыта вне работы, а также обучения и опыта на работе (Rozelle & Baxter, 1975). Кроме того, полицейским часто приходится делать выводы на основе неполной, а иногда и недостоверной информации. Итак, как же полицейские используют восприятие для выполнения своей работы?

Исследователи изучили, как полицейские используют восприятие для вынесения суждений о чертах характера, правдоподобности, обмане, наличии или отсутствии оружия, среди прочего, и, как и мы с вами, офицеры используют один и тот же процесс отбора, организации, и интерпретация.Это исследование показало, что офицеры, как и мы, полагаются на схему, которая помогает им принимать решения в условиях временных и ситуационных ограничений. С точки зрения отбора, ожидания влияют на восприятие офицера. На собраниях перед сменой офицеров информируют о текущих проблемах и «вещах, на которые следует обратить внимание», что дает им ряд ожиданий — например, марку и модель украденного автомобиля — которые могут определять их процесс выбора. Они также должны быть готовы к вещам, которые бросают вызов их ожиданиям, что не является профессиональным навыком, который многим другим профессионалам приходится учитывать каждый день.Они никогда не знают, когда остановка транспорта может превратиться в погоню, а кажущийся нежным человек может стать агрессивным. Затем эти ожидания могут быть связаны со стратегиями организации. Например, если офицер знает, что нужно быть настороже в отношении подозреваемого в совершении преступления, он будет активно распределять поступающую перцептивную информацию по категориям в зависимости от того, похожи ли люди на описание подозреваемого или отличаются от него. Близость также играет роль в работе полиции. Если человек находится в машине с водителем, у которого есть незарегистрированный пистолет, полицейский, скорее всего, решит, что у другого человека также есть преступный умысел.Хотя эти практики не являются плохими по своей сути, существуют очевидные проблемы, которые могут возникнуть, когда эти шаблоны становятся жесткой схемой. Некоторые исследования показали, что некоторые предубеждения, основанные на расовой схеме, могут привести к ошибкам восприятия — в данном случае полицейские ошибочно воспринимают оружие у чернокожих подозреваемых чаще, чем у белых подозреваемых (Payne, 2001). Кроме того, расовое профилирование (подумайте, чем профили похожи на схемы) стало проблемой, которая привлекла большое внимание после 11 сентября 2001 года, террористических атак и принятия иммиграционных законов в таких штатах, как Аризона и Алабама, которые подвергались критике как нацеленные на мигрантов. рабочих и других иммигрантов без документов.Как видите, сотрудники правоохранительных органов и гражданские лица используют один и тот же процесс восприятия, но такая карьера сопряжена с обязанностями и проблемами, которые подчеркивают несовершенный характер процесса восприятия.

  1. Какие коммуникативные навыки, по вашему мнению, необходимы сотруднику правоохранительных органов для эффективного выполнения своей работы и почему?
  2. Опишите встречу с сотрудником правоохранительных органов (если у вас не было прямого опыта, вы можете использовать гипотетический или вымышленный пример).Какими были ваши впечатления от офицера? Как вы думаете, как он или она относились к вам? Как вы думаете, какие схемы повлияли на каждую из ваших интерпретаций?
  3. Какие ошибки восприятия создают потенциальные этические проблемы в правоохранительных органах? Например, как следует использовать организующие принципы близости, сходства и различия?

Ключевые выводы

  • Восприятие — это процесс выбора, организации и интерпретации информации.Этот процесс влияет на наше общение, потому что мы по-разному реагируем на раздражители, будь то предметы или люди, в зависимости от того, как мы их воспринимаем.
  • Учитывая огромное количество стимулов, воспринимаемых нашими органами чувств, мы выбираем только часть поступающей информации для организации и интерпретации. Мы отбираем информацию на основе значимости. Мы склонны находить важные вещи, которые визуально или на слух стимулируют, и вещи, которые отвечают нашим потребностям и интересам. Ожидания также влияют на то, какую информацию мы выбираем.
  • Мы организуем информацию, которую мы выбираем, в шаблоны на основе близости, сходства и различий.
  • Мы интерпретируем информацию, используя схемы, которые позволяют нам придавать значение информации на основе накопленных знаний и предыдущего опыта.

Упражнения

  1. Найдите минутку, чтобы осмотреться, где бы вы сейчас ни находились. Взгляните на поле восприятия вокруг себя. Что для вас важно в данный момент и почему? Объясните степень заметности, используя три причины заметности, обсуждаемые в этом разделе.
  2. По мере того, как мы систематизируем информацию (сенсорную информацию, объекты и людей), мы упрощаем и классифицируем информацию по шаблонам. Определите несколько случаев, в которых этот аспект процесса восприятия полезен. Определите некоторые случаи, в которых это может быть вредным или негативным.
  3. Интеграция: подумайте о некоторых имеющихся у вас схемах, которые помогут вам разобраться в окружающем вас мире. Для каждого из следующих контекстов — академического, профессионального, личного и гражданского — определите схему, на которую вы обычно полагаетесь или думаете, что будете полагаться.Для каждой схемы, которую вы идентифицировали, отметьте несколько способов, которыми она уже была оспорена или может быть оспорена в будущем.

Ссылки

Корен, С., «Принципы организации восприятия и пространственного искажения: гештальт-иллюзии», Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и деятельность 6, вып. 3 (1980): 404–12.

Фиске С.Т. и Шелли Э. Тейлор, Социальное познание, 2-е изд. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw Hill, 1991).

Пейн, Б.К., «Предрассудки и восприятие: роль автоматических и контролируемых процессов в неправильном восприятии оружия», Journal of Personality and Social Psychology 81, no. 2 (2001): 181–92.

Розелл Р. М. и Джеймс К. Бакстер, «Формирование впечатления и распознавание опасности у опытных полицейских», Journal of Social Psychology 96 (1975): 54.

Силларс, А. Л., «Атрибуции и общение в конфликтах с соседями по комнате», Монографии по коммуникации 47, вып.3 (1980): 180–200.

Вацлавик, П., Джанет Бивин Бавелас и Дон Д. Джексон, Прагматика человеческого общения: исследование моделей взаимодействия, патологий и парадоксов (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WW Norton, 1967), 56.

Лаборатория человеческого восприятия Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе

Адаптивное обучение и технологии обучения

Наши исследования в области адаптивного обучения направлены на использование теорий и результатов в области обучения, познания и восприятия, чтобы найти научно обоснованные способы улучшения обучения путем управления учебными мероприятиями на основе результатов каждого отдельного учащегося.Принципы и рамки адаптивного обучения в нашей работе применимы практически ко всем видам обучения, таким как фактическое, процедурное и перцептивное обучение. В нашей работе мы впервые применили методы адаптивного обучения к перцептивному обучению, и эта комбинация имеет много захватывающих и мощных применений. Мы видим, что эта работа помогает продвинуть научное понимание в основных областях, таких как эффект интервала и перцептивное обучение, принося при этом стабильные преимущества для приложений к реальным ситуациям обучения и технологиям обучения.

Наше внимание в адаптивном обучении было сосредоточено на организации учебных мероприятий внутри и, в ограниченной степени, между учебными сессиями. Цели состоят в том, чтобы оптимизировать эффективность и результативность обучения. Наше исследование дало новое понимание эффекта интервала и того, как его можно оптимизировать (Mettler, Massey & Kellman, 2016, JEP: General).

В результате нашего исследования был разработан ARTS, адаптивное планирование на основе времени отклика, алгоритм, который динамически определяет размер оптимальных интервалов во время сеанса обучения путем оценки способности к обучению.Использование скорости реакции в сочетании с точностью для оценки способности к обучению является важным достижением в адаптивных системах обучения. Однако более важной может быть лежащая в основе идея, которая делает оценку способности к обучению столь полезной. Согласно нашей гипотезе об успешном усилии, оптимальное время для очередной обучающей попытки — это самый длинный интервал, в течение которого еще может произойти успешное реагирование. Эта идея основывается на гипотезе усилий по поиску (Pyc & Rawson, 2009, J. Memory and Language), но, по-видимому, применима и к другим типам обучения, таким как перцептивное обучение, которое в первую очередь не основано на поиске информации.Эта идея также связана с работой Боба и Элизабет Бьорк над желаемыми трудностями.

Среди других важных результатов исследований, наше исследование в области адаптивного обучения показало, что:

  • Оптимальные графики интервалов требуют адаптивных методов. Фиксированные (заранее определенные) графики интервалов обучающих событий хуже адаптивных графиков интервальных задержек, генерируемых ARTS. Когда интервалы между элементами, общее распределение интервалов и все остальное, кроме адаптивной зависимости планирования, совпадают для адаптивных и неадаптивных групп, обучение лучше с адаптивным планированием (Mettler, Massey & Kellman, 2016).
  • Адаптивное планирование может определять интервалы между занятиями в режиме реального времени во время обучения, без обширного априорного моделирования отдельных областей обучения или групп учащихся, и превосходит другие модели адаптивного обучения, которые требуют таких усилий (Mettler, Massey & Kellman, 2011).
  • Пассивные и активные обучающие испытания приносят пользу обучению, когда они синергетически сочетаются (Mettler, Massey, Burke, Garrigan, & Kellman, 2018, 2019).
  • Удивительно, но те же методы адаптивного обучения, которые предсказывают оптимальное размещение в памяти фактических элементов обучения (например, словарный запас иностранного языка), также дают преимущества в обучении при перцептивном обучении для нескольких категорий (например, классификация естественных видов, классификация медицинских образов, математических структур и т. д.). ) Наши выводы о том, что одни и те же адаптивные методы, как правило, оптимизируют обучение для разных типов обучения, подтверждают гипотезу об успешных усилиях.

Ощущение и восприятие | Noba

«Однажды я путешествовал по государственному парку Кейп-Лукаут в Тилламук, штат Орегон. Пройдя через ярко окрашенный, приятно пахнущий тропический лес умеренного пояса, я достиг скалы с видом на Тихий океан. Я схватился за холодные металлические перила возле краем и посмотрел на море.Подо мной, я мог видеть стаю морских львов, плавающих в глубокой синей воде.Все вокруг меня я чувствовал запах морской соли и запах мокрых, опавших листьев.»  

Это описание одного воспоминания подчеркивает, насколько важны чувства человека для нашего восприятия мира вокруг нас.

Наши чувства объединяются, чтобы создать наше восприятие мира. [Изображение: Адам Джон Привитера, CC BY- NC-SA 4.0, https://goo.gl/h3QaA8]

Прежде чем обсуждать каждое из наших экстраординарных чувств по отдельности, необходимо охватить некоторые основные понятия, применимые ко всем из них.Возможно, лучше всего начать с одного очень важного. различие, которое часто может сбивать с толку: различие между ощущением и восприятием.Физический процесс, во время которого наши органы чувств — например, связанные со слухом и вкусом — реагируют на внешние раздражители, называется ощущением. Ощущение возникает, когда вы едите лапшу, чувствуете ветер на лице или слышите автомобильный гудок вдалеке. Во время ощущения наши органы чувств участвуют в трансдукции, преобразовании одной формы энергии в другую. Физическая энергия, такая как свет или звуковая волна, преобразуется в форму энергии, которую мозг может понять: электрическую стимуляцию.После того, как наш мозг получает электрические сигналы, мы понимаем всю эту стимуляцию и начинаем ценить сложный мир вокруг нас. Этот психологический процесс — осмысление стимулов — называется восприятием. Именно во время этого процесса вы можете идентифицировать утечку газа в вашем доме или песню, которая напоминает вам о конкретном дне, проведенном с друзьями.

Независимо от того, говорим ли мы о зрении, о вкусе или о каком-либо отдельном чувстве, существует ряд основных принципов, влияющих на работу наших органов чувств.Первым из этих влияний является наша способность обнаруживать внешний раздражитель. Каждый орган чувств — например, наши глаза или язык — требует минимальной стимуляции, чтобы обнаружить стимул. Этот абсолютный порог объясняет, почему вы не чувствуете запах духов, которые кто-то носит в классе, если только они не находятся рядом с вами. Поскольку абсолютный порог меняется в течение дня и в зависимости от того, какие другие стимулы вы недавно испытывали, исследователи определяют абсолютный порог как минимум стимуляции, необходимый для обнаружения стимула в 50% случаев.

Мы измеряем абсолютные пороги с помощью метода, называемого обнаружением сигнала. Этот процесс включает в себя предъявление участнику исследования стимулов различной интенсивности, чтобы определить уровень, на котором он или она может надежно обнаружить стимуляцию в данном смысле. Во время одного типа проверки слуха, например, человек слушает все более громкие тона (начиная с тишины). Этот тип теста называется методом пределов , и он представляет собой попытку определить точку или порог, при котором человек начинает слышать стимул (видеодемонстрацию см. в разделе Дополнительные ресурсы).В примере с более громкими тонами метод проверки пределов использует возрастающих проб . В некоторых методах тестов пределов используются нисходящие испытания , например, уменьшение яркости света до тех пор, пока человек не перестанет его видеть. Правильное указание на то, что звук был слышен, называется попаданием; невыполнение этого требования называется промахом. Кроме того, указание на то, что звук был слышен, когда он не воспроизводился, называется ложной тревогой , а правильное определение того, что звук не воспроизводился, называется правильным отклонением .

Благодаря этим и другим исследованиям мы смогли понять, насколько замечательны наши чувства. Например, человеческий глаз способен обнаружить свет свечи на расстоянии 30 миль в темноте. Мы также можем слышать тиканье часов в тихой обстановке на расстоянии 20 футов. Если вы думаете, что это удивительно, я призываю вас больше узнать об экстремальных сенсорных возможностях нечеловеческих животных; многие животные обладают тем, что мы бы назвали сверхчеловеческими способностями.

Принцип, аналогичный рассмотренному выше абсолютному порогу, лежит в основе нашей способности обнаруживать разницу между двумя стимулами разной интенсивности. Дифференциальный порог (или порог различия) или просто заметная разница (JND) для каждого чувства был изучен с использованием методов, аналогичных методам обнаружения сигнала. Для иллюстрации найдите друга и несколько предметов известного веса (вам понадобятся предметы весом 1, 2, 10 и 11 фунтов или в метрических единицах: 1, 2, 5 и 5,5 кг). Пусть ваш друг подержит самый легкий предмет (1 фунт.или 1 кг). Затем замените этот предмет следующим по весу и попросите его или ее сказать вам, какой из них весит больше. Надежно, ваш друг будет говорить второй объект каждый раз. Очень легко заметить разницу, когда что-то весит вдвое больше, чем весит другое! Однако это не так просто, когда разница составляет меньший процент от общего веса. Вашему другу будет гораздо сложнее достоверно определить разницу между 10 и 11 фунтами. (или 5 против 5,5 кг), чем для 1 и 2 фунтов.Это явление называется законом Вебера, и это идея о том, что большие стимулы требуют, чтобы были замечены большие различия. Как и в случае с абсолютным порогом, ваша способность замечать различия меняется в течение дня и зависит от того, какие другие раздражители вы недавно испытали, поэтому порог различия определяется как наименьшее различие, обнаруживаемое в 50% случаев.

Переходя в мир восприятия, становится ясно, что наш опыт влияет на то, как наш мозг обрабатывает вещи.Вы пробовали еду, которая вам нравится, и еду, которая вам не нравится. Есть группы, которые вам нравятся, а есть те, которые вы терпеть не можете. Однако в то время, когда вы впервые едите что-то или слушаете группу, вы обрабатываете эти стимулы, используя восходящую обработку. Это когда мы строим восприятие из отдельных частей. Однако иногда стимулы, которые мы испытывали в прошлом, влияют на то, как мы обрабатываем новые. Это называется обработкой сверху вниз. Лучший способ проиллюстрировать эти две концепции — наша способность читать.Прочтите вслух следующую цитату:

Рисунок 1. Пример обработки стимулов.

Заметили что-нибудь странное, когда читали текст в треугольнике? Вы заметили второе «the»? Если нет, то, вероятно, потому, что вы читали это сверху вниз. Наличие второго «the» не имеет смысла. Мы знаем это. Наш мозг знает об этом и не ожидает, что будет второй, поэтому мы имеем тенденцию пропускать его. Другими словами, ваш прошлый опыт изменил то, как вы воспринимаете надпись в треугольнике! Начинающий читатель — тот, кто использует подход «снизу вверх», внимательно рассматривая каждую часть, — с меньшей вероятностью совершит эту ошибку.

Наконец, следует отметить, что когда мы сталкиваемся с сенсорным стимулом, который не меняется, мы перестаем обращать на него внимание. Вот почему мы не чувствуем тяжести нашей одежды, не слышим гудения проектора в лекционном зале и не видим всех крошечных царапин на линзах очков. Когда стимул постоянен и неизменен, мы испытываем сенсорную адаптацию. Это происходит потому, что если стимул не меняется, наши рецепторы перестают реагировать на него. Отличным примером этого является случай, когда мы оставляем радио включенным в машине после того, как припарковали ее дома на ночь.Когда мы слушаем радио по дороге домой с работы, громкость кажется приемлемой. Однако на следующее утро, когда мы заводим машину, мы можем быть поражены тем, насколько громко работает радио. Мы не помним, чтобы прошлой ночью было так громко. Что случилось? Мы адаптировались к постоянному раздражителю (громкость радио) в течение предыдущего дня и увеличивали громкость в разное время.

Теперь, когда мы познакомились с некоторыми основными сенсорными принципами, давайте рассмотрим каждое из наших удивительных чувств по отдельности.

Как работает зрение

Зрение — штука сложная. Когда мы видим пиццу, перо или молоток, мы на самом деле видим, как свет отражается от этого объекта и попадает в наш глаз. Свет попадает в глаз через зрачок, крошечное отверстие позади роговицы. Зрачок регулирует количество света, попадающего в глаз, сужаясь (становясь меньше) при ярком свете и расширяясь (увеличиваясь) при тусклом свете. Проходя мимо зрачка, свет проходит через хрусталик, который фокусирует изображение на тонком слое клеток в задней части глаза, называемом сетчаткой.

Поскольку у нас есть два глаза в разных местах, изображение, сфокусированное на каждой сетчатке, происходит под немного другим углом (бинокулярное несоответствие), что обеспечивает наше восприятие трехмерного пространства (бинокулярное зрение). Вы можете оценить это, держа ручку в руке, вытянув руку перед лицом и глядя на ручку, по очереди закрывая каждый глаз. Обратите внимание на видимое положение пера относительно объектов на заднем плане. В зависимости от того, какой глаз открыт, кажется, что ручка прыгает туда-сюда! Так производители видеоигр создают восприятие 3D без специальных очков; два немного разных изображения представлены друг над другом.

Рисунок 2. Схема человеческого глаза. Обратите внимание на сетчатку, обозначенную здесь: это расположение колбочек и палочек в глазу. [Изображение: Холли Фишер, https://goo.gl/ozuG0Q, CC BY 3.0, https://goo.gl/TSIsIq]

Именно в сетчатке свет преобразуется или преобразуется в электрические сигналы специализированными клетками. называются фоторецепторами. Сетчатка содержит два основных вида фоторецепторов: палочки и колбочки. Палочки в первую очередь отвечают за нашу способность видеть в условиях слабого освещения, например, ночью.Колбочки, с другой стороны, дают нам возможность видеть цвет и мелкие детали, когда свет ярче. Палочки и колбочки различаются по своему распределению по сетчатке, при этом наибольшая концентрация колбочек обнаружена в фовеа (центральная область фокуса), а палочки преобладают на периферии (см. рис. 2). Разница в распределении может объяснить, почему, глядя прямо на тусклую звезду в небе, кажется, что она исчезает; не хватает стержней для обработки тусклого света!

Затем электрический сигнал отправляется через слой клеток сетчатки и в конечном итоге проходит по зрительному нерву.Пройдя через таламус, этот сигнал попадает в первичную зрительную кору, где начинает собираться информация об ориентации света и движении (Hubel & Wiesel, 1962). Затем информация отправляется в различные области коры для более сложной обработки. Некоторые из этих областей коры достаточно специализированы, например, для обработки лиц (веретенообразная область лица) и частей тела (экстрастриарная область тела). Повреждение этих областей коры потенциально может привести к определенному типу агнозии, при которой человек теряет способность воспринимать визуальные стимулы.Отличный пример этого проиллюстрирован в работах известного невролога доктора Оливера Сакса; он испытал прозопагнозию , неспособность узнавать лица. Эти специализированные области для визуального распознавания составляют вентральный путь (также называемый путем «что»). Другие области, участвующие в обработке информации о местоположении и движении, составляют дорсальный путь (также называемый путем «где»). Вместе эти пути обрабатывают большое количество информации о зрительных стимулах (Goodale & Milner, 1992).Явления, которые мы часто называем оптическими иллюзиями, предоставляют вводящую в заблуждение информацию этим «более высоким» областям визуальной обработки (см. Дополнительные ресурсы для веб-сайтов, содержащих удивительные оптические иллюзии).

Адаптация к темноте и свету

Люди обладают способностью адаптироваться к изменениям условий освещения. Как упоминалось ранее, палочки в первую очередь участвуют в нашей способности видеть при тусклом свете. Это фоторецепторы, которые позволяют нам видеть в темной комнате. Вы могли заметить, что для включения этой способности ночного видения требуется около 10 минут, этот процесс называется адаптацией к темноте.Это связано с тем, что наши стержни обесцвечиваются в нормальных условиях освещения и требуют времени для восстановления. Мы испытываем противоположный эффект, когда выходим из темного кинотеатра и выходим на дневное солнце. Во время световой адаптации обесцвечивается сразу большое количество палочек и колбочек, в результате чего мы ослепляем на несколько секунд. Адаптация к свету происходит почти мгновенно по сравнению с адаптацией к темноте. Интересно, что некоторые люди думают, что пираты носили повязку на одном глазу, чтобы он адаптировался к темноте, а другой — к свету.Если вы хотите включить свет, не теряя ночного зрения, не беспокойтесь о повязке на глазу, просто используйте красный свет; эта длина волны не отбеливает ваши стержни.

Цветовое зрение

Рис. 3. Смотрите в центр канадского флага в течение пятнадцати секунд. Затем переведите взгляд на белую стену или чистый лист бумаги. Вы должны увидеть «остаточное изображение» в другой цветовой гамме.

Наши колбочки позволяют нам видеть детали в нормальных условиях освещения, а также цвет. У нас есть колбочки, которые реагируют преимущественно на , а не исключительно на , на красный, зеленый и синий (Сваэтичин, 1955).Эта трехцветная теория не нова; он восходит к началу 19 века (Янг, 1802; фон Гельмгольц, 1867). Эта теория, однако, не объясняет странный эффект, возникающий, когда мы смотрим на белую стену после того, как смотрели на картинку около 30 секунд. Попробуйте следующее: посмотрите на изображение флага на рис. 3 в течение 30 секунд, а затем сразу же посмотрите на лист белой бумаги или стену. Согласно трихроматической теории цветового зрения, при этом вы должны видеть белый цвет. Это то, что вы испытали? Как видите, трихроматическая теория не объясняет остаточное изображение , которое вы только что видели.Именно здесь вступает в действие теория противоположного процесса (Hering, 1920). Эта теория утверждает, что наши колбочки посылают информацию ганглиозным клеткам сетчатки , которые реагируют на пары цветов (красный-зеленый, сине-желтый, черный-белый). Эти специализированные клетки получают информацию от колбочек и вычисляют разницу между двумя цветами — процесс, который объясняет, почему мы не можем видеть красновато-зеленый или голубовато-желтый, а также почему мы видим остаточные изображения. Нарушение цветового зрения может быть результатом проблем с колбочками или ганглиозными клетками сетчатки, участвующими в цветовом восприятии.

Некоторые из самых известных знаменитостей и самых высокооплачиваемых людей в мире — музыканты. Наше поклонение музыкантам может показаться глупым, если учесть, что все, что они делают, — это вибрируют воздух определенным образом, создавая звуковые волны, физический стимул для прослушивания.

Люди способны получать большое количество информации из основных свойств звуковых волн. Амплитуда (или интенсивность) звуковой волны кодирует громкость стимула; Звуковые волны с более высокой амплитудой приводят к более громким звукам.Высота стимула кодируется частотой звуковой волны; более высокие частоты звучат выше. Мы также можем оценить качество, или тембр звука, по сложности звуковой волны. Это позволяет нам различать яркие и глухие звуки, а также натуральные и синтезированные инструменты (Välimäki & Takala, 1996).

Рисунок 4. Схема человеческого уха. Обратите внимание на обозначенную здесь улитку: это местонахождение слуховых волосковых клеток, организованных тонотопически.

Чтобы мы могли ощущать звуковые волны из окружающей среды, они должны достигать нашего внутреннего уха. К счастью для нас, мы разработали инструменты, которые позволяют направлять и усиливать эти волны во время этого путешествия. Сначала звуковые волны направляются через ушную раковину (внешнюю часть уха, которую вы действительно можете видеть) в слуховой проход (отверстие, в которое вы втыкаете ватные палочки, несмотря на то, что в коробке это не рекомендуется). Во время своего путешествия звуковые волны в конечном итоге достигают тонкой растянутой мембраны, называемой барабанной перепонкой (барабанная перепонка), которая вибрирует относительно трех самых маленьких костей в теле — молоточка (молоточка), наковальни (наковальни) и стремени (стремени). — в совокупности называются косточками.И барабанная перепонка, и слуховые косточки усиливают звуковые волны перед тем, как они попадают в заполненную жидкостью улитку, костную структуру, похожую на раковину улитки, содержащую слуховые волосковые клетки, расположенные на базилярной мембране (см. рис. 4), в соответствии с частотой, на которую они реагируют. называется тонотопической организацией). В зависимости от возраста люди обычно могут различать звуки в диапазоне от 20 Гц до 20 кГц. Именно внутри улитки звуковые волны преобразуются в электрические сигналы.

Поскольку у нас есть уши по обеим сторонам головы, мы способны довольно хорошо локализовать звук в трехмерном пространстве (точно так же, как наличие двух глаз создает трехмерное зрение).Вы когда-нибудь роняли что-то на пол, не видя, куда оно делось? Заметили ли вы, что вам удалось определить местонахождение этого объекта по звуку, издаваемому им при ударе о землю? Мы можем надежно определить местонахождение чего-либо, основываясь на том, какое ухо первым воспринимает звук. Что можно сказать о высоте звука? Если оба уха воспринимают звук одновременно, как мы можем локализовать звук по вертикали? Исследования на кошках (Populin & Yin, 1998) и людях (Middlebrooks & Green, 1991) выявили различия в качестве звуковых волн в зависимости от вертикального положения.

После обработки слуховыми волосковыми клетками электрические сигналы отправляются через улитковый нерв (отделение преддверно-улиткового нерва) в таламус, а затем в первичную слуховую кору височной доли. Интересно, что в этой области коры сохраняется тонотопическая организация улитки (Merzenich, Knight, & Roth, 1975; Romani, Williamson, & Kaufman, 1982). Однако роль первичной слуховой коры в обработке широкого спектра характеристик звука все еще изучается (Walker, Bizley, & Schnupp, 2011).

Равновесие и вестибулярный аппарат

Внутреннее ухо участвует не только в слухе; это также связано с нашей способностью балансировать и определять, где мы находимся в пространстве. Вестибулярная система состоит из трех полукружных каналов — заполненных жидкостью костных структур, содержащих клетки, которые реагируют на изменения ориентации головы в пространстве. Информация от вестибулярной системы передается через вестибулярный нерв (другое подразделение преддверно-улиткового нерва) к мышцам, участвующим в движении наших глаз, шеи и других частей нашего тела.Эта информация позволяет нам удерживать взгляд на объекте, пока мы находимся в движении. Нарушения в вестибулярной системе могут привести к проблемам с равновесием, включая головокружение.

Кто не любит мягкость старой футболки или гладкость чистого бритья? Кому на самом деле нравится песок в купальнике? Наша кожа, самый большой орган тела, предоставляет нам всевозможную информацию, например, является ли что-то гладким или бугристым, горячим или холодным или даже болезненным. Соматоощущение, которое включает в себя нашу способность ощущать прикосновение, температуру и боль, преобразует физические раздражители, такие как пушистый бархат или кипящая вода, в электрические потенциалы, которые могут быть обработаны мозгом.

Тактильные ощущения

Тактильные раздражители — те, которые связаны с текстурой — передаются специальными рецепторами кожи, называемыми механорецепторами. Точно так же, как фоторецепторы в глазах и слуховые волосковые клетки в ухе, они позволяют преобразовывать один вид энергии в форму, понятную мозгу.

Рис. 5. Рисунок соматосенсорной коры головного мозга и соответствующих ей участков тела человека — они нарисованы пропорционально наиболее чувствительным или наиболее иннервируемым частям тела.

После того как тактильные стимулы преобразуются механорецепторами, информация отправляется через таламус в первичную соматосенсорную кору для дальнейшей обработки. Эта область коры организована в виде соматотопической карты, где различные области имеют размеры в зависимости от чувствительности определенных частей на противоположной стороне тела (Penfield & Rasmussen, 1950). Проще говоря, некоторые участки кожи, такие как губы и кончики пальцев, более чувствительны, чем другие, например, плечи или лодыжки. Эту чувствительность можно представить искаженными пропорциями человеческого тела, показанными на рисунке 5.

Боль

Большинство людей, если бы их спросили, хотели бы избавиться от боли (ноцицепции), потому что это ощущение очень неприятно и не имеет очевидной ценности. Но восприятие боли — это способ нашего тела послать нам сигнал о том, что что-то не так и требует нашего внимания. Если бы не боль, как бы мы узнали, что случайно коснулись горячей плиты или что нам следует дать отдых напряженным рукам после тяжелой тренировки?

Фантомные конечности

Записи о людях, испытывающих фантомные конечности после ампутаций, существуют уже несколько столетий (Mitchell, 1871).Как следует из названия, люди с фантомной конечностью испытывают такие ощущения, как зуд, который, по-видимому, исходит от их отсутствующей конечности. Фантомная конечность также может включать фантомную боль в конечности, иногда описываемую как неприятное сжатие мышц отсутствующей конечности. Хотя механизмы, лежащие в основе этих явлений, до конца не изучены, есть данные, подтверждающие, что поврежденные нервы в месте ампутации все еще посылают информацию в мозг (Weinstein, 1998) и что мозг реагирует на эту информацию (Ramachandran & Rogers- Рамачандран, 2000).Существует интересный метод лечения фантомных болей в конечностях, который работает, обманывая мозг, используя специальный зеркальный ящик для создания визуального представления отсутствующей конечности. Этот метод позволяет пациенту манипулировать этим представлением в более удобное положение (Рамачандран и Роджерс-Рамачандран, 1996).

Два наиболее недооцененных чувства можно отнести к широкой категории химических чувств. И обоняние (запах), и вкус (вкус) требуют преобразования химических раздражителей в электрические потенциалы.Я говорю, что эти чувства недооцениваются, потому что большинство людей отказались бы от любого из них, если бы их заставили отказаться от какого-либо чувства. Хотя это может не шокировать многих читателей, примите во внимание, сколько денег люди ежегодно тратят на парфюмерную промышленность (29 миллиардов долларов США). Многие из нас платят намного больше за любимую марку еды, потому что мы предпочитаем вкус. Очевидно, что мы, люди, заботимся о наших химических чувствах.

Обоняние (запах)

В отличие от любых других чувств, обсуждавшихся до сих пор, рецепторы, участвующие в нашем восприятии запаха и вкуса, напрямую связываются со стимулами, которые они передают.Одоранты в нашей среде, очень часто их смеси, связываются с обонятельными рецепторами, находящимися в обонятельном эпителии. Считается, что связывание одорантов с рецепторами похоже на то, как работает замок и ключ, при этом разные одоранты связываются с разными специализированными рецепторами в зависимости от их формы. Однако теория формы обоняния не является общепризнанной, и существуют альтернативные теории, в том числе та, которая утверждает, что колебания молекул одорантов соответствуют их субъективным запахам (Турин, 1996).Независимо от того, как пахучие вещества связываются с рецепторами, результатом является паттерн нейронной активности. Считается, что наши воспоминания об этих паттернах деятельности лежат в основе нашего субъективного восприятия запахов (Shepherd, 2005). Интересно, что, поскольку обонятельные рецепторы посылают проекции в мозг через решетчатую пластину черепа, травма головы может вызвать аносмию из-за разрыва этих соединений. Если ваша работа связана с постоянными травмами головы (т.грамм. профессиональный боксер), и у вас разовьется аносмия, не беспокойтесь — ваше обоняние, вероятно, вернется (Sumner, 1964).

Вкус (вкус)

Призрачный перец, также известный как Бхут Джолокиа, является одним из самых острых перцев в мире, он в 10 раз острее, чем хабанеро, и в 400 раз острее, чем соус табаско. Как вы думаете, что произойдет с вашими вкусовыми рецепторами, если вы откусите кусок от этого маленького парня? [Изображение: Richard Elzey, https://goo.gl/suJHNg, CC BY 2.0, https://goo.gl/9uSnqN]

Вкус работает так же, как и обоняние, только рецепторы находятся во вкусовых сосочках человека. язык, называемые вкусовыми рецепторными клетками.Чтобы прояснить распространенное заблуждение, вкусовые рецепторы — это не бугорки на языке (сосочки), а расположенные в небольших ямочках вокруг этих бугорков. Эти рецепторы также реагируют на химические вещества из внешней среды, за исключением того, что эти химические вещества, называемые вкусовыми веществами, содержатся в продуктах, которые мы едим. Связывание этих химических веществ с клетками вкусовых рецепторов приводит к нашему восприятию пяти основных вкусов: сладкого, кислого, горького, соленого и умами (пикантного), хотя некоторые ученые утверждают, что их больше (Stewart et al., 2010). Раньше исследователи думали, что эти вкусы легли в основу картографической организации языка; У этой концепции было даже умное обоснование: задняя часть языка ощущала горечь, чтобы мы знали, что нужно выплевывать яды, а передняя часть языка ощущала сладкое, чтобы мы могли идентифицировать высокоэнергетическую пищу. Однако теперь мы знаем, что все области языка со вкусовыми рецепторными клетками способны реагировать на любой вкус (Chandrashekar, Hoon, Ryba, & Zuker, 2006).

В процессе еды мы не ограничиваемся одним лишь чувством вкуса.Пока мы жуем, одоранты пищи возвращаются к областям, содержащим обонятельные рецепторы. Это сочетание вкуса и запаха дает нам восприятие аромата. Если у вас есть сомнения по поводу взаимодействия между этими двумя чувствами, я призываю вас вспомнить, как влияет на вкус ваших любимых блюд, когда вы простужены; все довольно пресно и скучно, не так ли?

Несмотря на то, что большую часть этого модуля мы посвятили отдельному рассмотрению органов чувств, наш реальный опыт чаще всего мультимодален, включая комбинации наших органов чувств в один перцептивный опыт.Это должно быть понятно после прочтения описания прогулки по лесу в начале модуля; это была комбинация чувств, которая позволила получить этот опыт. Вас не должно шокировать, что в какой-то момент информация от каждого из наших органов чувств становится интегрированной. Информация от одного чувства может влиять на то, как мы воспринимаем информацию от другого, процесс, называемый мультимодальным восприятием.

Интересно, что на самом деле мы сильнее реагируем на мультимодальные стимулы по сравнению с суммой каждой отдельной модальности вместе, эффект, называемый супераддитивным эффектом мультисенсорной интеграции.Это может объяснить, как вы все еще можете понять, что говорят вам друзья на громком концерте, если вы можете получать визуальные подсказки, наблюдая за их речью. Если бы вы вели тихую беседу в кафе, вам, скорее всего, не понадобились бы эти дополнительные сигналы. На самом деле, принцип обратной эффективности гласит, что вы на меньше человек, которые, скорее всего, выиграют от дополнительных сигналов от других модальностей, если первоначальный унимодальный стимул достаточно силен (Stein & Meredith, 1993).

Поскольку мы способны обрабатывать мультимодальные сенсорные стимулы, и результаты этих процессов качественно отличаются от результатов одномодальных стимулов, справедливо предположить, что мозг делает что-то качественно иное, когда они обрабатываются.С середины 90-х годов накапливается все больше данных о нейронных коррелятах мультимодального восприятия. Например, нейроны, которые реагируют как на зрительные, так и на слуховые стимулы, были идентифицированы в верхней височной борозде (Calvert, Hansen, Iversen, & Brammer, 2001). Кроме того, мультимодальные пути «что» и «где» были предложены для слуховых и тактильных стимулов (Renier et al., 2009). Мы не ограничиваемся чтением об этих областях мозга и о том, что они делают; мы можем испытать их на нескольких интересных примерах (см. Дополнительные ресурсы для «Эффекта МакГерка», «Иллюзии двойной вспышки» и «Иллюзии резиновой руки»).

Наши впечатляющие сенсорные способности позволяют нам испытывать как самые приятные, так и самые неприятные переживания, а также все, что между ними.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.