Какие есть антибиотики широкого спектра действия: Сайт временно не работает.

Содержание

Антибиотики. | Артёмовская детская больница

1. Амбулаторная медицинская помощь включает все виды амбулаторной помощи, разрешенные в амбулаторных условиях, детям, подросткам:

    1.1. Профилактические осмотры детей и подростков при поступлении в дошкольные, средние и высшие учебные заведения.
1.2. Профилактические медицинские осмотры детей и подростков до 18 лет, посещающих образовательные учреждения.
1.3. Проведение амбулаторно-поликлиническими учреждениями по территориально-производственному принципу (за исключением приобретения иммунобиологических препаратов) детям, подросткам, взрослому населению прививок, входящих в национальный календарь профилактических прививок, согласно федеральным законам от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней», от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 27 июня 2001 года № 229 «О национальном календаре профилактических прививок и календаре профилактических прививок по эпидемическим показаниям», приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от              11 января 2007 года № 14 «О внесении изменений в приказ Минздрава России от 27 июня 2001 г. № 229 «О национальном календаре профилактических прививок и календаре профилактических прививок по эпидемическим показаниям» и утверждении отчетной формы № 68 «Сведения о контингентах детей и взрослых, дополнительно иммунизированных против гепатита B, полиомиелита, гриппа, краснухи, и о движении вакцин для иммунизации».

1.4. Проведение   прививок  в  соответствии  с  приказом  Министерства
здравоохранения СССР от 09 апреля 1990 года № 141 «О дальнейшем совершенствовании мероприятий по профилактике клещевого энцефалита», приказами Министерства здравоохранения Российской Федерации                 от 07 октября 1997 года № 297 «О совершенствовании мероприятий по профилактике заболевания людей бешенством» (за исключением приобретения иммунобиологических препаратов), от 17 мая 1999 года № 174 «О мерах по дальнейшему совершенствованию профилактики столбняка».
1.5. Диспансерное наблюдение больных, в том числе отдельных категорий граждан, имеющих право на получение набора социальных услуг; лиц, подвергшихся воздействию радиации; беременных женщин, рожениц; здоровых и больных детей и подростков; переболевших инфекционными заболеваниями.
1.6. Динамическое медицинское наблюдение за ростом и развитием ребенка.
1.7. Флюорографическое обследование в порядке, предусмотренном постановлением Правительства Российской Федерации от 25 декабря              2001 года № 892 «О реализации Федерального закона «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации».
1.8. Оказание неотложной медицинской помощи, диагностика, лечение
больных с острыми заболеваниями, травмами, отравлениями, обострением хронических заболеваний.
1.9. Консультации специалистов по направлению лечащего врача амбулаторно-поликлинического учреждения.
1.10. Лечение в дневном стационаре больных с острыми и хроническими заболеваниями.
1.11. Лечение в стационарах на дому больных с острыми и хроническими заболеваниями, состояние которых не требует круглосуточного наблюдения в стационарах.
1.12. Восстановительное лечение по направлению врача.
1.13. Оформление документов для направления на освидетельствование пациентов в бюро медико-социальной экспертизы для определения стойкой утраты трудоспособности и индивидуальной программы реабилитации; оформление документов для оказания высокотехнологичной медицинской помощи.
1.14. Проведение клинического наблюдения и диагностических обследований контактных пациентов в очагах инфекционных заболеваний.
1.15. Медицинское консультирование по определению профессиональной пригодности несовершеннолетних в порядке и на условиях, определенных настоящей Программой в соответствии с Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от  22 июля 1993 года № 5487-1.
1.16. Оформление документов для направления на санаторно-курортное лечение граждан.
1.17. Медицинское обследование граждан (по перечню заболеваний и видов медицинской помощи в рамках базовой программы обязательного медицинского страхования) по направлению медицинских комиссий военных комиссариатов по результатам медицинского освидетельствования в соответствии со статьей 5.1 Федерального закона от 28 марта 1998 года     № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» и постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 года № 123 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе».
1.18. Проведение комплексного лабораторного исследования подростков 15 — 18 лет при наличии направления врача-педиатра образовательного учреждения для создания паспорта репродуктивного здоровья.

Движение сопротивления: как миру победить резистентность к антибиотикам

По прогнозу ВОЗ, к 2025 году антибиотики первой линии могут потерять эффективность из-за резистентных бактерий. Разбираемся, почему ученые считают эту проблему катастрофой современной медицины

Почему опасна резистентность к антибиотикам

Антибиотики — это вещества, которые борются с микроорганизмами, — бактериями или грибками, уничтожая или подавляя их рост и размножение. Их получают из грибов (например, пенициллин выделили из плесневых) и даже некоторых бактерий. Кроме того, существует много синтетических — искусственных — антибактериальных препаратов. Благодаря антибиотикам современные врачи могут справиться со многими инфекциями и тяжелыми осложнениями, которые раньше могли быть фатальными для пациентов: с сепсисом, пневмонией, туберкулезом, менингитом, сифилисом и так далее.

Антибиотикорезистентность — это устойчивость некоторых микроорганизмов к антибактериальным препаратам. Многие антибиотики, которые активно использовались раньше, теперь потеряли свою эффективность — бактерии могут подавлять их действие и даже полностью нейтрализовать лекарство. Заболевания, вызванные резистентными штаммами бактерий, очень опасны: стандартная терапия не подходит для таких болезней, и они могут вызвать осложнения и смерть. Появление «супербактерий» — полирезистентных микроорганизмов, устойчивых сразу к нескольким антибактериальным препаратам, серьезно осложнило лечение многих заболеваний. Для того, чтобы справиться с некоторыми резистентными инфекциями, врачи используют токсичные для организма антибактериальные препараты, которые не применяют в обычных условиях из-за большого количества побочных эффектов.

Если не принять необходимые меры, то к 2050 году, по заявлению ВОЗ, смертность из-за антибиотикорезистентности может составить 10 млн человек ежегодно.

Когда появилась антибиотикорезистентность?

Эра антибиотиков стартовала еще в конце XIX века, когда ученые начали поиск веществ, способных избирательно воздействовать на бактерии, не повреждая при этом человеческие клетки. Так, в 1909 году химик Пауль Эрлих после долгих исследований создал на основе мышьяка арсфенамин — «препарат 606», который уничтожал бледную трепонему — возбудитель сифилиса. Этот прорыв дал надежду самым безнадежным пациентам, но препарат был токсичным — его перестали использовать уже в середине XX века.

В 1928 году британский микробиолог Александр Флеминг открыл первый «современный» антибиотик — пенициллин, который эффективно справлялся с бактериальными инфекциями и не был опасен для человеческого организма. В 1939 году исследователи Эрнст Чейн и Говард Флори выделили активное вещество пенициллина и испытывали его на мышах. Позже была разработана технология массового производства препарата, и уже в 1942 году антибиотиком стали лечить пациентов. Его активно применяли в госпиталях во время Второй мировой войны: он спасал людей в тяжелом состоянии, с инфекционными осложнениями после ран. После войны препарат стал доступен для обычных людей. Пенициллин быстро прозвали «чудо-лекарством».

Массовое распространение антибиотиков привело к закономерным последствиям: их стали использовать повсеместно как «лекарство от всего», часто без необходимости — например, для лечения вирусных инфекций. Ученые начали бить тревогу: первые случаи неэффективности антибактериальных препаратов из-за антибиотикорезистентности были зарегистрированы еще в конце 1940-х.

Как бактерии приобретают устойчивость к антибиотикам?

Бактерии могут быть от природы устойчивыми к некоторым антибиотикам: например, если у микроба нет «мишени», на которую действует препарат, или если стенка бактериальной клетки непроницаема для лекарства. Однако проблему природной резистентности решить относительно несложно: для бактерий подбирают эффективные антибиотики с учетом особенностей их строения и размножения.

Приобретенная резистентность — это один из механизмов адаптации и защиты бактерий и других микроорганизмов — грибов и вирусов. Развитие устойчивости связано с изменениями в генетическом материале микроба — мутациями и дальнейшей передачей генов устойчивости другим штаммам и даже видам бактерий.

Существует несколько разных механизмов резистентности, которые используют бактерии:

  • Выделение бактериями особых ферментов, обезвреживающих антибиотик. Самый известный пример такого вещества — бета-лактамаза. Благодаря ей многие бактерии стали устойчивыми, например, к пенициллинам.
  • Изменение структур бактерии, на которые направлено действие антибиотика — мишеней. Так антибиотик не сможет реализовать свое действие.
  • Изменения в функционировании клетки. Некоторые бактерии могут модифицировать процессы жизнедеятельности так, чтобы избегать использования структур-мишеней антибиотиков. В таком случае действие препарата не навредит бактерии.
  • Снижение проницаемости клеточной стенки. Так молекулы антибиотика не смогут проникнуть внутрь бактерии.
  • Ускоренное выведение антибиотика из бактериальной клетки.

Почему антибиотикорезистентность развивается так быстро

Основной фактор, провоцирующий развитие резистентности у бактерий, — некорректное и слишком массовое применение антибиотиков. Часто препараты используют без необходимости, например, для лечения ОРВИ и гриппа — вирусных инфекций, при которых антибиотики вообще неэффективны. Кроме того, многие люди принимают их неправильно, не соблюдая дозировку и схему терапии. В итоге препарат не может достичь необходимой концентрации в крови. Некоторые бактерии выживают и становятся резистентными.

Еще одна проблема — некомпетентность самих врачей: они выписывают антибиотики при любом инфекционном заболевании, не выясняя его причину. Каждый антибиотик имеет спектр действия — список бактерий, с которыми он может справиться. Есть препараты широкого спектра и узкого. Теоретически целесообразно определять возбудителя инфекции у каждого пациента и подбирать ему индивидуальную схему лечения. Однако на практике врачам часто приходится назначать антибиотики наугад, оценивая симптомы и выбирая препарат на основании данных о бактериях, которые чаще всего провоцируют предполагаемое по клинической картине заболевание.

Кроме того, многие специалисты предпочитают сразу выписывать лекарства широкого спектра — те, которые действуют на большое количество разных возбудителей. Бактерии, по каким-то причинам выжившие после воздействия антибиотика, могут передать другим штаммам резистентные свойства.

Еще одна проблема, влияющая на развитие резистентности, — широкое применение антибиотиков в сельском хозяйстве, часто без надзора ветеринаров. От животных устойчивые бактерии передаются людям.

Пути преодоления антибиотикорезистентности

Чтобы справиться с резистентными инфекциями, ученые активно разрабатывают новые антибактериальные препараты. ВОЗ в 2017 году представила список приоритетных патогенов — наиболее значимых и опасных резистентных микроорганизмов, для борьбы с которыми необходимо срочно создать новые антибиотики. Перечень обновят в 2022 году.

Кроме того, ученые исследуют альтернативные способы борьбы с антибиотикорезистентностью. Одно из подающих надежду направлений — изучение бактериофагов — вирусов, избирательно уничтожающих бактерии. Пока фаги не могут заменить антибиотики, но специалисты активно исследуют возможность применения этих препаратов. Другие методы — использование иммуностимуляторов, антимикробных пептидов, лизинов и т.д. — требуют дальнейших научных исследований.

Помимо поиска альтернатив антибиотикам, крайне важны меры по сдерживанию распространения устойчивых штаммов. В первую очередь антибиотики должны продаваться исключительно по рецепту от врача. Несмотря на то, что официально в России это так, на практике препараты часто можно купить без назначения.

Контроль применения антибиотиков в сельском хозяйстве — еще одна необходимая мера. Препараты должны использоваться только под наблюдением ветеринаров и в случаях, когда без них не обойтись.

Корректный и сознательный прием антибиотиков может хотя бы оттянуть момент наступления «постантибиотиковой эры» и снизить количество полирезистентных штаммов.

Вот что может предпринять каждый человек для сдерживания антибиотикорезистентности:

  • Принимайте антибиотики только по назначению врача. Не нужно пить препарат «для профилактики» или «при простуде». Если специалист сказал, что антибиотик вам не нужен, не назначайте его себе самостоятельно.
  • Соблюдайте схему и длительность приема антибиотика. Не прекращайте пить лекарство досрочно, даже если симптомы уже прошли.
  • Не принимайте антибиотики, которые вам «посоветовали» непрофессионалы. При разных болезнях необходимы разные препараты. Лучше всего оценить симптомы сможет врач.
  • Старайтесь соблюдать меры по профилактике инфекций, чтобы избегать приема антибиотиков.

список топ-10 лучших и недорогих средств по версии КП

Пневмония – это инфекционное заболевание, при котором поражаются легкие и в альвеолы попадает жидкость. Основным возбудителем пневмонии являются бактерии (около 60% случаев). Также причиной могут быть вирусы и грибы.

Симптомы пневмонии:

  • кашель вначале сухой, затем с отделением мокроты;
  • одышка;
  • боли в грудной клетке;
  • повышение температуры тела;
  • потливость.

Около половины случаев пневмонии требуют госпитализации, а в трети появляются серьезные осложнения. Основной причиной тяжелого течения заболевания является позднее обращение за медицинской помощью и неправильно подобранная терапия.

При первых признаках заболевания важно обратиться к врачу. Только он может подобрать правильное лечение, которое позволит перенести серьезное заболевание без каких-либо осложнений.

Мы подобрали 10 недорогих и эффективных антибиотиков при пневмонии для взрослых, которые входят в стандарт лечения согласно клиническим рекомендациям. Важно, что дозировку и сроки лечения должен назначить врач индивидуально.

Список топ-10 лучших и недорогих антибиотиков при пневмонии по версии КП

1. Амоксициллин

Амоксициллин. Фото: market.yandex.ru

Препарат относится к группе пенициллинов. Активное вещество – амоксициллин в различных дозировках (250-1000 мг). Препарат выпускается в виде капсул, таблеток или гранул для приготовления суспензии. Прием пищи не влияет на его всасываемость в организме. Пенициллины – препараты первой линии при пневмонии, то есть их рекомендуют всегда в первую очередь. Амоксициллин – антибиотик широкого спектра действия, который нарушает синтез веществ в бактериальной клеточной стенке, что постепенно приводит к ее гибели.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов;
  • некоторые заболевания желудочно-кишечного тракта.

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на пенициллины;
  • инфекционный мононуклеоз;
  • лимфолейкоз.

С осторожностью:

  • беременность и период лактации;
  • серьезные заболевания почек.

2. Ампициллин

Ампициллин. Фото: market.yandex.ru

Препарат также относится к группе пенициллинов. Активное вещество другое – ампициллин. Выпускается в виде таблеток (дозировка 250 мг) и порошка для приготовления внутримышечных и внутривенных инъекций (что является преимуществом при ступенчатой терапии пневмонии). Пероральную форму рекомендуется принимать за 1 час до еды.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов;
  • некоторые заболевания желудочно-кишечного тракта;
  • некоторые гинекологические заболевания;
  • инфекции кожи, соединительной ткани.

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на пенициллины;
  • инфекционный мононуклеоз;
  • печеночная недостаточность;
  • лимфолейкоз.

С осторожностью:

  • беременность и период лактации;
  • серьезные заболевания почек.

3. Амоксиклав

Амоксиклав. Фото: Lek d.d.

Препарат группы пенициллинов в комбинациях. Активное вещество – амоксициллин + клавулановая кислота. Выпускается в форме таблеток (в дозировках 250/500/875+125 мг), гранул для приготовления суспензии и порошка для внутримышечных и внутривенных инъекций. Клавулановая кислота, кроме того, что имеет собственную противомикробную активность, она усиливает действие амоксициллина. Препарат рекомендуется принимать непосредственно перед едой, чтобы добиться максимального всасывания и при этом избежать неприятных побочных эффектов со стороны ЖКТ.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов;
  • некоторые заболевания желудочно-кишечного тракта;
  • некоторые инфекционные заболевания в гинекологии;
  • профилактика инфекций после операций.

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на пенициллины;
  • инфекционный мононуклеоз;
  • лимфолейкоз;
  • почечная недостаточность.

С осторожностью:

  • беременность и период лактации;
  • серьезные заболевания ЖКТ.

4. Трифамокс ИБЛ

Трифамокс ИБЛ

Препарат также относится к группе пенициллинов в комбинациях. Активное вещество – амоксициллин + сульбактам. Препарат выпускается в форме таблеток (250+250 мг и 500+500 мг) и порошка для внутримышечных и внутривенных инъекций (что предпочтительно при назначении ступенчатой терапии при пневмонии). Сульбактам – ингибитор бета-лактамаз. Расширяет спектр активности амоксициллина. Активность препарата не зависит от приема пищи.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов;
  • некоторые заболевания желудочно-кишечного тракта;
  • гинекологические заболевания;
  • период лактации

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на пенициллины и другие компоненты препарата;
  • инфекционный мононуклеоз;
  • лимфолейкоз.

С осторожностью:

  • беременность;
  • серьезные заболевания почек.

5. Сумамед

Сумамед. Фото: market.yandex.ru

Препарат относится к группе макролидов. Активное вещество – азитромицин. Препарат выпускается в виде таблеток (дозировкой 125-1000 мг), капсул, порошка для раствора внутримышечных и внутривенных инъекций. Макролиды подавляют синтез белка в патогенном микроорганизме, что ведет к его гибели. Препарат рекомендуется принимать за 1 час до еды или через 2 часа после, чтобы добиться максимального терапевтического эффекта.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов;
  • инфекции кожи и мягких тканей.

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на макролиды;
  • почечная и/или печеночная недостаточность;
  • период лактации.

С осторожностью:

  • беременность;
  • заболевания печени и почек;
  • миастения;
  • прием некоторых препаратов (антидепрессанты, варфарин, дигоксин и другие).

6. Макропен

Макропен. Фото: market.yandex.ru

Препарат также группы макролидов. Активное вещество – мидекамицин. Выпускается в форме таблеток (дозировкой 400 мг) и гранул для приготовления суспензии (имеют запах и вкус банана). Макролиды не являются препаратами первой линии, однако, имеют высокую эффективность при невозможности назначения пенициллинов (аллергия, резистентность). Рекомендуется принимать препарат до еды.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов;
  • инфекции кожи и мягких тканей.

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на мидекамицин;
  • печеночная недостаточность;
  • период лактации.

С осторожностью:

  • беременность;
  • аллергическая реакция на аспирин.

7. Вильпрафен Солютаб

Вильпрафен Солютаб. Фото: market.yandex.ru

Препарат также относится к группе макролидов. Выпускается в виде диспергируемых таблеток с запахом клубники в дозировке 1000 мг. Активное вещество – джозамицин. Преимущество формы Солютаб является то, что таблетку можно растворить в стакане с водой и выпить. Биодоступность препарата не зависит от приема пищи.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов;
  • инфекции кожи и мягких тканей;
  • инфекции в стоматологии;
  • инфекции в офтальмологии.

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на макролиды;
  • серьезные заболевания почек;
  • период лактации.

С осторожностью:

  • беременность.

8. Таваник

Таваник. Фото: market.yandex.ru

Препарат относится к группе фторхинолонов. Активное вещество – левофлоксацин. Препарат выпускается в виде таблеток (дозировкой 250 мг и 500 мг) и порошка для приготовления раствора для внутримышечных или внутривенных инъекций. Группа фторхинолонов ингибирует синтез ДНК в бактериальной клетке, а также вызывает изменения в цитоплазме, мембране и клеточной стенке. Прием пищи не влияет на биодоступность.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов;
  • инфекции кожи и мягких тканей.

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на хинолоны;
  • эпилепсия;
  • миастения;
  • беременность и период лактации.

С осторожностью:

  • заболевания печени и почек;
  • заболевания ЦНС.

9. Супракс Солютаб

Супракс Солютаб. Фото: market.yandex.ru

Препарат относится к группе цефалоспоринов 3 поколения. Активное вещество – цефиксим. Выпускается в виде таблеток диспергируемых в дозировке 400 мг. Цефалоспорины воздействуют на клеточную стенку, приводя микроорганизм к гибели. Биодоступность практически не зависит от приема пищи.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов.

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на препараты группы цефалоспоринов.

С осторожностью:

  • беременность и период лактации;
  • серьезные заболевания почек;
  • пожилой возраст.

10. Зиннат

Зиннат. Фото: market.yandex.ru

Препарат относится к группе цефалоспоринов 2 поколения. Активное вещество – цефуроксим. Зиннат выпускается в виде таблеток (дозировкой 125 и 250 мг) или гранул для приготовления суспензии (имеют фруктовый запах). Также как и цефалоспорины 3 поколения, препараты 2 поколения воздействуют на микробную клеточную стенку. Зиннат рекомендуется принимать сразу после еды.

Показания:

  • инфекции верхних и нижних дыхательных путей;
  • инфекции мочеполовых органов;
  • инфекции кожи и мягких тканей.

Противопоказания:

  • аллергическая реакция на бета-лактамные антибиотики;
  • гиперчувствительность к аспартаму.

С осторожностью:

  • беременность и период лактации;
  • серьезные заболевания почек, ЖКТ.

Как выбрать антибиотики при пневмонии взрослому

Подбор антибактериального препарата проводится только врачом. Иногда специалист пишет в рецепте только действующее вещество, тогда для пациента становится задачей выбрать торговое наименование лекарственного средства. То есть, имеется одно активное вещество, а производителей фармацевтических компаний очень много. И задача каждой фирмы привлечь покупателя (вкусы, добавки, упаковка, форма выпуска).

Основные правила выбора антибактериального препарата:

  1. Идеально, если препарат оригинальный, а не дженерик. Именно оригинальный препарат содержит запатентованную идеальную формулу активного вещества.
  2. Препарат не должен стоить очень дешево. Иначе складывается ощущение, что платим только за картонную коробку.
  3. Если вам тяжело проглатывать таблетки, то можно выбрать гранулы для приготовления суспензии или диспергируемую форму, которую можно растворить в стакане с водой и выпить.
  4. Не стоит вестись на добавки в препарате. Лучше выбрать средство с одним активным веществом (которое прописал доктор) и дополнительно приобрести все остальное (пробиотики, пребиотики).
  5. При наличии аллергии обязательно смотрите состав и противопоказания. Так как могут добавляться вещества (подсластители например), которые не рекомендованы некоторым людям.
  6. Лучше купить препарат на весь курс сразу же. Иначе потом он может закончиться в аптеке, а менять производителя во время лечения не рекомендуется.

Популярные вопросы и ответы

Мы обсудили важные вопросы, связанные с назначением антибиотиков при пневмонии с врачом-терапевтом Татьяной Померанцевой.

Можно ли вылечить пневмонию без антибиотиков?

Можно, но это скорее единичные и нестандартные случаи. В большинстве пневмония вызывается бактериями и требует обязательного назначения антибактериальных препаратов уже с момента постановки диагноза.

Можно ли купить антибиотики при пневмонии без рецепта?

Нет, все антибактериальные препараты являются рецептурными. Только врач с учетом клиники, анамнеза, обязательных лабораторных и инструментальных данных может назначить правильный препарат. Самолечение при таком серьезном заболевании как пневмония может не только привести к госпитализации и осложнениями, но даже к летальному исходу.

Что делать, если антибиотики при пневмонии не помогают?

Существуют причины, по которым назначенная антибактериальная терапия не эффективна:

• резистентность микроорганизма к данному антибиотику;
• причиной пневмонии является вирус или грибы;
• недостаточная дозировка препарата;
• начало заболевания (препарат еще не успел подействовать).

При сохранении симптомов или ухудшении состояния в течение 3-4 дней на фоне постоянного приема антибиотиков следует немедленно обратиться к врачу.

Источники:

  1. Клинические рекомендации «Внебольничная пневмония у взрослых» 2021 год;
  2. 2000-2022. РЕГИСТР ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ РОССИИ® РЛС ®

Ученые разработали антибактериальные повязки, которые не требуют смены

Команда ученых из НИТУ «МИСиС» совместно с чешскими коллегами из Центрально-Европейского технологического института и ряда других университетов разработали биосовместимый материал с антибактериальным действием. Материал планируется использовать для перевязок раневых кожных покровов, например, при ожогах и порезах. Такие повязки будут обладать пролонгированным действием, действовать точечно и, самое главное, не требовать смены — материал биоразлагаем, а новую повязку можно будет класть прямо поверх предыдущей. Статья о разработке опубликована в журнале Materials and Design.

Такие кожные повреждения, как ожоги и порезы, требуют антисептической обработки, применения антибиотиков и регулярной смены повязок. Однако лечение не только может иметь побочные эффекты (например, антибиотики при приеме внутрь убивают не только опасные бактерии, но и полезные), оно зачастую и довольно болезненно: при смене повязок нарушается целостность только-только заживших покровов.

Ученые из Национального исследовательского технологического университета «МИСиС» совместно с коллегами из Чехии из Центрально-Европейского технологического института и ряда других университетов разработали биосовместимый перевязочный материал, который способен локально действовать на очаг воспаления, и не требует при этом смены — высвободив антибиотик, повязки сами постепенно растворятся на коже. При необходимости новую повязку можно будет наложить прямо поверх старой.

«В качестве основы для нашей разработки мы использовали нановолокна поликапролактона — биосовместимого саморассасывающегося материала. Мы присоединили к волокнам гентамицин — антибиотик широкого спектра действия. Любопытно, что действие оказалось пролонгированным: мы наблюдали существенное уменьшение количества бактерий даже спустя 48 часов после приложения материала. Обычно поверхности, имеющие антибактериальный эффект, реализуют свой потенциал в течение первых суток, зачастую даже первых часов применения», — рассказывает один из авторов исследования, научный сотрудник лаборатории «Неорганические наноматериалы» НИТУ «МИСиС», Елизавета Пермякова.

Эксперимент проводился с использованием трех штаммов кишечной палочки (бактерия Escherichia coli). Все три штамма отличались разной сопротивляемостью к антибиотику, но, тем не менее, во всех трех случаях наблюдалась положительная фармакодинамика.

Как отмечают ученые, потенциально материал можно применять не только для лечения кожных покровов — его также можно использовать в терапии воспалительных заболеваний костей, таких как остеопороз и остеомиелит.

Ученые продолжают работу над тестированием и улучшением материала: планируется попробовать присоединять и другие антибиотики, например, ципрофлоксацин. Это антибиотик нового поколения, и большая часть видов бактерий еще не выработала к нему устойчивости. Кроме того, планируется повысить эффективность материала за счет создания многослойных образцов: антибиотик, гепарин для уменьшения свертываемости крови в раневой поверхности, и снова антибиотик.

Великий и ужасный антибиотик

весь список

В нашей стране отношение к антибиотикам можно охарактеризовать как легкомысленное. Не обладая специальными знаниями, люди прописывают их себе самостоятельно. Но если в отношении самих себя такое поведение — это обычная безграмотность, то по отношению к детям это не что иное, как преступная безответственность.

Что такое антибиотик?

Антибиотик — вещество, способное подавлять рост бактерий или вызывать их гибель. В живой природе антибиотики существовали всегда. Ведь бактерии распространены практически повсеместно, и, как любые живые существа, вынуждены вести между собой борьбу за существование. Это явление называется антагонизмом бактерий: чтобы защищаться друг от друга, они вырабатывают специальные вещества, которые и являются по своей сути антибиотиками. Ученые-бактериологи научились использовать их с пользой для себя, получая из них лекарства. Первым стал пенициллин. С его открытием в 1929 году началась эра антибиотиков. Многие заболевания, считавшиеся ранее фатальными, стали успешно излечиваться. Поэтому изобретение антибиотиков можно назвать революцией в медицине.

Не менее важными стали и достижения химиков. Они научили синтезировать антибактериальные препараты без помощи живой природы, только за счет науки. Это знаменитые сульфаниламиды (стрептоцид, бисептол), нитрофураны (фуразолидон, фурагин) и фторхинолоны (офлоксацин). В результате, понятие «антибиотики» расширилось, и сегодня под ними подразумевают все антибактериальные средства, тем более что принципы и правила их применения одинаковы.

Антибиотики в борьбе с бактериями 

Первое и самое главное правило — антибиотики следует применять только при инфекциях, вызываемых бактериями. Недопустимо употребление антибактериальных препаратов при вирусных заболеваниях, тем более с целью профилактики, чтобы упредить развитие осложнений. Это всегда усугубляет течение болезни. Дело в том, что уничтожая одни бактерии, мы создаем условия для размножения других, увеличивая, а не уменьшая вероятность осложнений. Всегда найдется микроб, который уцелеет – он-то и вызовет воспаление легких или бронхит, но не просто бронхит, а бронхит, устойчивый к антибиотику. То есть антибиотик должен назначаться тогда, когда бактериальная инфекция уже есть.

Каждый антибиотик имеет свой спектр действия, то есть поражает только определенные чувствительные к нему микроорганизмы. Например, пенициллин активен в отношении так называемых кокков – стрептококк, менингококк, гонококк. Полимиксин действует на палочки – кишечную, дизентерийную. Левомицетин и ампициллин активны в отношении и тех, и других. Отсюда понятия – антибиотик широкого спектра действия и антибиотик узкого спектра действия. Последний всегда более предпочтителен, но если возбудитель болезни не известен, то «выручает» антибиотик широкого спектра действия.

Попадая в организм, антибиотик оказывается в крови и разносится по всему телу. При этом в определенном органе определенный антибиотик накапливается в определенных количествах. Например, некоторые препараты проникают в кости и лечат воспаление костной системы, другие накапливаются в области среднего уха и лечат отиты. Есть и такие вещества, которые прикрепляются к иммунным клеткам и вместе с ними попадают в очаг инфекции, где и начинают действовать. Вполне очевидно, что прием любого антимикробного средства требует специальных знаний и опыта. Другими словами, определить, какой антибиотик нужен при том или ином заболевании, может лишь врач. Ведь как и любые лекарства, антибиотики имеют побочные эффекты и в неумелых руках могут стать смертельным оружием.

Стоит ли лечить ребенка антибиотиками?

Например, мало кто знает, что многие «популярные» в народе антибиотики запрещены детям. До трех лет противопоказано назначение левомицетина (оказывает токсическое действие на систему кроветворения, вплоть до летального исхода). Детям до 8 лет нельзя давать антибактериальные препараты группы тетрациклинов, так как они нарушают формирование зубной эмали, повышают внутричерепное давление, а также группы аминогликозидов (например, гентамицин), так как они оказывают побочное действие на слуховой нерв вплоть до глухоты. Не разрешены к применению у детей препараты группы фторированных хинолонов, показанные при лечении инфекций мочевыводящих путей, которые легко опознать по окончанию «-флоксацин» (норфлоксацин, ципрофлоксацин и др). Не столь категорично, но все же не следует давать детям сульфаниламиды и комбинированный препарат триметоприм+сульфаметоксазол, широко известный под названием бисептол. Врачи сегодня полагают, что вероятность отрицательных эффектов бисептола перевешивает его крайне сомнительные положительные свойства.

Неправильное применение антибиотиков может спровоцировать у ребенка тяжелейшую аллергию. Дело в том, что любой антибиотик при определенных обстоятельствах способен становится антигеном, то есть вызывать выработку антител. Если бронхит лечили ампициллином, то в крови ребенка могут находиться антитела к этому препарату. Если при следующем заболевании снова дать ему ампициллин, то вероятность развития аллергии резко увеличится, причем не только на ампициллин, но и на любой другой антибиотик, похожий по своей структуре – оксациллин, цефалоспорин. Следовательно, правильно подобрать антибиотик можно только в том случае, если есть информация о том, какие препараты и в каких дозах получал ребенок. В поликлиниках для этого ведутся медицинские карты, родителям же надо эту информацию всегда держать в голове. Или вести аналогичную карту дома.

Есть еще немало факторов, которые могут быть учтены только врачом. Это доза препарата и срок его употребления. Доза препарата зависит от очень многих факторов — вида возбудителя, тяжести заболевания, веса и возраста ребенка. Корректировать ее нельзя — антибиотики в малых количествах очень опасны, так как высока вероятность появления устойчивых бактерий. По этой же причине нельзя прекращать лечение антибиотиками сразу после того, как стало легче. Необходимую продолжительность лечения опять может определить только детский врач.

Способность антибиотиков успешно бороться со смертельно опасными инфекциями была воспринята как панацея. В результате они оказались неотъемлемой частью практически каждой домашней аптечки. Простуда ли, температура, расстройство кишечника — люди глотают антибиотик, зачастую вообще не задумываясь о том, что и чем они лечат. Как следствие, с каждым годом растет число устойчивых к антибиотикам микроорганизмов. Таким образом, самолечение приводит либо к распространению инфекций, либо к хроническому течению заболевания. Если родителей действительно волнует здоровье детей, то они обязаны помнить, что антибиотики – не универсальны и не безопасны, их нужно применять только по строгим показаниям и только по назначению врача.

Антибактериальные средства узкого спектра действия — ПМК

Медхимкомм. 2018 1 января; 9(1): 12–21.

, a , b и a

Роберта Дж. Меландер

a Кафедра химии , Государственный университет Северной Каролины , Роли , Северная Каролина , США . Электронная почта: [email protected]

Дэниел В. Журавски

б Отделение раневых инфекций , Отделение бактериальных болезней , Армейский исследовательский институт Уолтера Рида , Серебряная весна , Мэриленд , США

Кристиан Меландер

и Кафедра химии , Государственный университет Северной Каролины , Роли , Северная Каролина , США .Электронная почта: [email protected]

и Кафедра химии , Государственный университет Северной Каролины , Роли , Северная Каролина , США . Электронная почта: [email protected]

б Отделение раневых инфекций , Отделение бактериальных болезней , Армейский исследовательский институт Уолтера Рида , Серебряная весна , Мэриленд , США

Автор, ответственный за переписку.

Поступила в редакцию 17 окт. 2017 г.; Принято 2 ноября 2017 г.

Авторские права Этот журнал © The Royal Society of Chemistry 2018Эта статья цитируется другими статьями в PMC.

Abstract

Несмотря на то, что антибиотики широкого спектра действия играют неоценимую роль в лечении бактериальных инфекций, их использование имеет некоторые недостатки, а именно селекцию и распространение резистентности среди нескольких видов бактерий, а также вредное воздействие, которое они могут оказывать на микробиом хозяина. . Если возбудитель инфекции известен, использование антибактериальных средств узкого спектра действия может смягчить некоторые из этих проблем. В этом обзоре описываются преимущества и проблемы антибактериальных агентов узкого спектра действия, обсуждается прогресс, достигнутый в разработке диагностических средств для их использования, и описываются некоторые из антибактериальных агентов узкого спектра действия, которые в настоящее время исследуются против некоторых из наиболее клинически важных бактерий. включая Clostridium difficile , Mycobacterium tuberculosis и несколько патогенов ESKAPE.

Введение

Противомикробные препараты, возможно, являются одной из величайших историй успеха в истории медицины, и наступление эры антибиотиков с появлением эффективных, нетоксичных антибиотиков широкого спектра действия принесло неизмеримые преимущества. Возможность лечить инфекции на ранних стадиях, без идентификации возбудителя, привела к спасению бесчисленного количества жизней и открыла возможности для многих направлений современной медицины, таких как хирургия, уход за недоношенными детьми, трансплантация органов и химиотерапия рака.1 Однако растущая устойчивость к антибиотикам быстро сводит на нет эти преимущества, и в 2014 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) предупредила, что постантибиотическая эра вполне реальна. 2 Если устойчивость к антибиотикам продолжит расти нынешними темпами, что к 2050 году инфекции, устойчивые к антибиотикам, будут ежегодно уносить более 10 миллионов жизней и будут стоить мировой экономике до 100 триллионов долларов США.3,4 Борьба с кризисом устойчивости к антибиотикам потребует многогранного подхода, разработка новых антибиотиков, разработка альтернативных терапевтических средств, таких как терапия, направленная на хозяина, и противовирулентные препараты, 5 и разработка адъювантов, подавляющих механизмы бактериальной резистентности.6 Другая часть этой антибактериальной стратегии может включать разработку антибактериальных агентов узкого спектра действия, , т.е. агентов, специфичных для рода или вида. В этом обзоре мы обсуждаем преимущества и проблемы этой стратегии, обобщаем прогресс, достигнутый в разработке диагностических средств, позволяющих использовать эту концепцию, и описываем некоторые направления исследований, которые были исследованы для выявления узкоспектральных и патоген-специфических вирусов. антибактериальные средства.Этот обзор не претендует на то, чтобы быть исчерпывающим, а скорее освещает некоторые из последних достижений в этой области, в том числе низкомолекулярные подходы, использование бактериоцинов и противомикробных пептидов, а также касается разработки бактериофагов и терапии моноклональными антителами.

Преимущества антибактериальных средств узкого спектра действия

Подавляющее большинство соединений, используемых для лечения бактериальных инфекций, обладают активностью против многих видов, и наряду с огромными преимуществами, которые это дает, существует ряд недостатков использования средств широкого спектра действия. антибиотики.Пожалуй, наиболее очевидным недостатком применения антибиотиков широкого спектра действия является селекция на резистентность, которая может происходить как у возбудителя лечимой инфекции, так и у других бактерий, как патогенных, так и непатогенных, подвергающихся воздействию антибиотик. Отбор на устойчивость у непатогенных комменсальных бактерий все еще может иметь пагубные последствия, поскольку эти бактерии могут действовать как резервуар генов устойчивости, которые могут сохраняться годами и впоследствии передаваться патогенным бактериям.7

Еще одним недостатком неизбирательного использования антибиотиков широкого спектра действия является вредное воздействие, которое они могут оказывать на микробиом хозяина. Эти эффекты не ограничиваются продолжительностью лечения антибиотиками, поскольку было показано, что даже кратковременное (семидневное) воздействие антибиотиков приводит к изменению состава микробиоты кишечника в течение двух лет после лечения.8 В случаях повторного применения воздействие антибиотиков, возможно, что микробиота никогда не вернется к своему первоначальному составу.9 Нарушение микробиома может повлиять на жизненно важную роль, которую он играет в многочисленных функциях, включая: снабжение питательными веществами, выработку витаминов и защиту от патогенов.10 Некоторые из разрозненных проблем со здоровьем, связанных с нарушением этих функций, включают: повышенную восприимчивость к инфекционным заболеваниям11 (в частности, колонизация Clostridium difficile ),12 нарушения обмена веществ, такие как ожирение и диабет,13,14 астма,14 синдром раздраженного кишечника,15 и иммунные нарушения, такие как аллергии.16 Воздействие антибиотиков широкого спектра действия в младенчестве и раннем детстве особенно пагубно, поскольку ранней микробиоте не хватает разнообразия и стабильности, что делает ее уникально чувствительной к нарушениям, а развивающаяся иммунная система частично формируется кишечной микробиотой.17 В дополнение к кишечный микробиом, сложный микробиом полости рта также играет ключевую роль в поддержании здоровья как полости рта, так и всего организма, и его нарушение связано с целым рядом проблем со здоровьем, включая респираторные, сердечно-сосудистые и цереброваскулярные заболевания.18

Разработка антибиотиков узкого спектра действия, которые не вызывают перекрестной устойчивости у нецелевых патогенов и вызывают отмену или уменьшение побочного повреждения микробиома хозяина, поэтому является привлекательным подходом в борьбе с множественной лекарственной устойчивостью ( МЛУ) бактериальные инфекции. Хотя такие препараты не могут заменить профилактическую терапию или первоначальную терапию широкого спектра действия в случае возникновения у пациента опасного для жизни состояния, такого как сепсис или пневмония, переход на антибиотики узкого спектра действия будет полезен после выявления возбудитель возбудителя.Антибиотики узкого спектра действия также можно использовать при инфекциях, таких как: инфекции мочевыводящих путей, абсцессы или инфекции кожи и мягких тканей, а также в других неопасных для жизни случаях, особенно при частых рецидивах.

Проблемы, возникающие при разработке антибактериальных агентов узкого спектра действия

Конечно, применение подхода узкого спектра действия сопряжено со многими проблемами. Возможно, наиболее серьезной проблемой является потребность в быстрых, точных и чувствительных диагностических тестах для идентификации бактериальных патогенов.Кроме того, клиническое внедрение антибиотиков узкого спектра действия будет зависеть от образования врачей, позволяющего культуре перейти от эмпирической к более индивидуальной терапии.19 Выявление и разработка новых антибиотиков узкого спектра действия также сталкивается с экономическими проблемами. Объем рынка лекарств, конечно же, пропорционален распространенности заболевания1, и по определению антибактериальные средства узкого спектра действия имеют более ограниченное применение по сравнению с их аналогами широкого спектра действия.Тем не менее, снижение доходов в результате меньшего числа инфекций, которые можно вылечить с помощью антибактериальных агентов узкого спектра действия, может быть компенсировано потенциально более длительным сроком годности, обеспечиваемым снижением показателей резистентности. Потенциально можно также говорить о более высоких ценах на антибактериальные средства узкого спектра действия, если эти средства приводят к снижению смертности и заболеваемости наряду с сокращением продолжительности госпитализации. Действительно, в случае с Acinetobacter baumannii , где уровень смертности, как сообщается, достигает 60% в отделениях интенсивной терапии (ОИТ), уже приводились аргументы в пользу более высоких цен на препараты узкого спектра действия, разработанные против этого вида. .20

Переход к поиску антибактериальных средств узкого спектра действия или патоген-специфических антибактериальных средств также потребует изменения парадигмы в фармацевтической промышленности. Открытие антибиотиков в фармацевтической промышленности в течение многих лет было сосредоточено исключительно на поиске агентов широкого спектра действия, обладающих активностью против множества видов грамположительных и грамотрицательных бактерий, а соединения, не соответствующие этому показателю, были отобраны в рамках программ по открытию антибиотиков.21 Некоторые из этих ранее отвергнутых соединений потенциально могут теперь послужить основой для новых инициатив по открытию узкого спектра или специфичных для патогенов.Существенными для этого сдвига являются нормативные изменения,22 и Европейское агентство по лекарственным средствам (EMA) и Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) недавно включили антибактериальные средства, активные против узкого спектра МЛУ-патогенов, в список методов лечения, которые соответствуют требованиям. для более короткого пути к регистрации.23 С добавлением Закона GAIN и стимулов Fast Track поиск этих составов теперь может быть более осуществимым и прибыльным, чем в прошлом.

Диагностические тесты для выявления бактериальных патогенов

Наличие антибиотиков широкого спектра действия означало, что в течение многих лет врачи могли эффективно и безопасно лечить многие бактериальные инфекции без необходимости проведения микробиологической диагностики.Возникшая в результате культура эмпиризма сводила к минимуму важность диагностической клинической микробиологии, а разработка диагностических тестов с необходимой скоростью, точностью и чувствительностью для обеспечения эффективной терапии узкого спектра действия (даже ранее доступных, таких как терапия антителами) не получила широкого распространения. 1,24 Кроме того, растущая распространенность патогенов, несущих в себе детерминанты приобретенной резистентности, таких как устойчивый к метициллину Staphylococcus aureus (MRSA) и устойчивый к карбапенемам Enterobacteriaceae (CRE), привел к еще более широким схемам эмпирического лечения в недавних исследованиях. годы.25 Такие схемы лечения часто включают препараты «последнего средства», такие как гликопептиды, карбапенемы и полимиксиновые антибиотики, что еще больше усугубляет появление и распространение микроорганизмов с МЛУ.

Однако в связи с постоянно сокращающимся числом эффективных противомикробных препаратов в результате роста устойчивости к антибиотикам в последние годы стало очевидным, что разработка диагностических тестов, которые могут быстро идентифицировать конкретный патоген, жизненно важна.26 Методы, основанные на культуре, требуют много времени периоды времени, начальные культуры занимают 24–48 часов (в это время обычно начинают прием антибиотиков широкого спектра действия), затем после идентификации микроба определение чувствительности к противомикробным препаратам требует еще 24–48 часов.27 В ходе опроса врачей-инфекционистов, проведенного в 2015 г., 31% сообщили, что, по их мнению, пациентов лечат неправильными антибиотиками во время ожидания результатов посева крови. -отрицательные результаты при заборе образцов после начала антимикробной терапии. Другие методы, которые традиционно использовались наряду с культуральными методами для помощи в идентификации микробов, включают: окрашивание по Граму, микроскопию, использование флуоресцентно меченых моноклональных антител, ИФА и радиометрическое обнаружение меченых метаболитов, как в примере 14 C-меченых диоксид углерода, образующийся при метаболизме пальмитиновой кислоты Mycobacterium tuberculosis .Хотя эти методы требуют меньше времени, чем культуральные методы, они не более чувствительны и не позволяют определять чувствительность к противомикробным препаратам.26

полимеразная цепная реакция (ПЦР) и секвенирование следующего поколения (NGS), а также внедрение в клиническую диагностику дополнительных быстрых технологий с более высоким разрешением, таких как масс-спектрометрия MALDI-TOF, изменили подходы к идентификации патогенов.25

Подходы, основанные на МАНК для выявления патогенов, в настоящее время широко распространены в лабораториях клинической микробиологии, а недавнее внедрение коммерческих мультиплексных ПЦР-анализов позволило быстро и специфично обнаруживать патогены в одном образце. Эти подходы особенно перспективны для инфекций кровотока, так как в дополнение к более быстрому обнаружению возбудителя по сравнению с подходами, основанными на культуре (идентификация видов может быть достигнута в течение 3–6 часов), подходы, основанные на ПЦР, позволяют обнаруживать возбудителя в случаях, когда посев крови остается отрицательным. , случаи, в которых трудно получить достаточный объем крови для идентификации на основе культуры, и случаи, в которых уже использовалось эмпирическое лечение антибиотиками,29 хотя прямому анализу крови с использованием подходов на основе ПЦР может препятствовать наличие ПЦР. -ингибиторы, такие как железо, гепарин и иммуноглобулины.25 Кроме того, коммерчески доступны анализы на основе мультиплексной ПЦР, которые могут обнаруживать определенные бактериальные патогены, вызывающие инфекции нижних дыхательных путей. 25 Основным недостатком методов, основанных на ПЦР, является то, что ДНК из организма можно обнаружить даже после того, как организм был убит. или очищены, поэтому существует вероятность ложных срабатываний. Кроме того, поскольку праймеры направлены против определенных генов, существует вероятность того, что во время инфекции может произойти мутация или потеря гена, особенно в детерминантах, устойчивых к антибиотикам, которые находятся под эволюционным давлением, что, в свою очередь, может привести к ложноотрицательному результату.

Традиционные методы секвенирования, такие как секвенирование с помощью капиллярного электрофореза или пиросеквенирование, уже давно сочетаются с подходами на основе МАНК для идентификации патогенов и могут обеспечить идентификацию на уровне рода более чем в 90% случаев и на уровне видов в 65–85% случаев. протестированные изоляты (все микробы). NGS демонстрирует повышенную точность и может обнаруживать маркеры вирулентности и детерминанты устойчивости к противомикробным препаратам, но требует обширной биоинформатики для интерпретации данных.26 NGS также может иметь некоторые из тех же ограничений, что и тесты на основе ПЦР, поскольку ДНК может присутствовать в образце, когда самого живого организма больше нет.

MALDI-TOF MS фингерпринтинг для идентификации бактериальных патогенов широко используется клиническими микробиологическими лабораториями по всему миру.30 Это быстро (время обработки обычно сокращается по крайней мере на один рабочий день, до нескольких дней для медленно растущих видов), точна и экономична.25,30 Идентификация может быть проведена с помощью прямого тестирования колоний, при котором бактериальная колония помещается непосредственно на чашку MALDI, а полученный спектр сравнивается с базой данных эталонных спектров.Прямое тестирование клинических образцов в большинстве случаев невозможно из-за недостаточного предела обнаружения; однако некоторые клинические образцы, такие как моча (хотя ее необходимо обработать перед тестированием) и спинномозговая жидкость, содержат достаточно большое количество бактерий, чтобы можно было провести прямое тестирование.30 MALDI-TOF MS также можно использовать для идентификации микроорганизмов из культур крови; это достигается либо пересевом из флакона с положительными культурами крови на плотную среду и после короткого (2–4 ч) инкубационного периода, анализом с помощью MALDI-TOF MS, либо прямым тестированием флаконов с гемокультурой после удаления экзогенных макромолекул.Прямая идентификация патогенов из положительных культур крови приводит к сокращению времени обработки по крайней мере на один день по сравнению с обычной обработкой и позволяет идентифицировать возбудителя на уровне вида в критической фазе септического заболевания.25

Ограничения MALDI-TOF дактилоскопирование для идентификации бактериальных патогенов включает невозможность надежно идентифицировать полимикробные инфекции или достоверно различать микроорганизмы со схожими спектральными профилями, например E.coli и виды Shigella не могут быть надежно различимы с использованием доступных в настоящее время алгоритмов.30 Это также относится к некоторым видам Acinetobacter ,31 однако базы данных постоянно обновляются, так что эта проблема в конечном итоге может быть решена. Другой недавний подход использует MALDI-TOF для обнаружения бактериальных липидов и полисахаридов и может лучше различать разные виды в смешанной культуре и может обеспечить более высокую точность и чувствительность по мере дальнейшего развития этой технологии.32

Другие подходы, которые использовались для идентификации бактерий, включают флуоресцентную гибридизацию in situ (FISH), электрохимический биосенсорный анализ и экспресс-тестирование на антигены. Анализы на основе FISH использовались для диагностики инфекций кровотока в течение многих лет, а зонды, специфичные для бактериальной рибосомной РНК, были разработаны для более чем 95% патогенов, обычно связанных с такими инфекциями. В одном исследовании 115 положительных культур крови (как бактериальных, так и грибковых) идентификация 111 образцов на уровне семейства, рода или вида была достигнута в течение 2.5 часов по сравнению с 1–3 днями при использовании традиционных культуральных методов.33

Электрохимические биосенсорные матрицы были разработаны для идентификации возбудителей инфекций мочевыводящих путей (ИМП). Рабочий электрод датчика содержит модифицированный биотином зонд захвата, который специфичен для клинически значимого бактериального патогена мочевыводящих путей, с которым гибридизуется бактериальная мишень 16S рРНК. Детекторный зонд, модифицированный флуоресцеином, затем гибридизуется с рРНК-мишенью, и обнаружение гибридов мишень-зонд достигается за счет связывания антифлуоресцеинового антитела, конъюгированного с пероксидазой хрена (HRP).Сообщалось, что видоспецифическое обнаружение патогенов в клинических образцах мочи может быть достигнуто менее чем за 6 часов, идентификация была продемонстрирована для 98% грамотрицательных бактерий, для которых были доступны видоспецифические зонды, а возбудители полимикробных инфекций могли быть обнаружены. также быть идентифицированы.34,35

Экспресс-тестирование на антиген использует видимые показания при связывании антитела с антигеном и было клинически успешным для идентификации бета-гемолитического стрептококка группы А (БГСА), наиболее распространенного возбудителя острого фарингита.Этот тест дает результаты примерно через 15 минут в месте оказания медицинской помощи, по сравнению с двумя днями для идентификации на основе культуры, и имеет специфичность более 95% и чувствительность выше или равную 90% %.36 ,37 Экспресс-тестирование на антиген ограничено по объему и в настоящее время доступно только для небольшого числа избранных патогенов, но существуют возможности для расширения на дополнительные патогены, особенно для показаний, при которых клинические признаки указывают на конкретный тип инфекции.37

Наконец, есть компании, которые осознали, что использование агентов узкого спектра действия для определенных клинических показаний потребует видовой идентификации, и они вложили средства в диагностические технологии. Например, в 2016 г. компания MedImmune, Inc. стала партнером компании Cepheid, которая разработала тесты Xpert®, основанную на ПЦР, для раннего выявления Pseudomonas aeruginosa и S. aureus у пациентов, чтобы можно было использовать моноклональные антитела для лечения (см. ниже).Другим примером является покупка GeneWEAVE BioSciences, Inc. компанией Roche Ltd. GeneWEAVE разрабатывает патоген-специфическую диагностику с использованием нереплицирующихся бактериофагов. живые бактерии, чем современные методы. Недавно эта технология использовалась для обнаружения M. tuberculosis в анализе на основе фага/ELISA.39

Идентификация антибактериальных агентов узкого спектра действия

рода включают: нацеливание на белки и пути, специфичные для представляющих интерес бактерий, использование бактериоцинов и других антимикробных пептидов, специфичных для определенных бактерий, и фенотипический скрининг целых клеток.Ниже описан прогресс в разработке антибактериальных агентов узкого спектра действия для борьбы с некоторыми из наиболее опасных патогенов человека, включая патогены ESKAPE, C. difficile и M. tuberculosis .

Антибактериальные средства узкого спектра действия для

M.tuberculosis

M.tuberculosis является возбудителем туберкулеза (ТБ) и поражает примерно одну треть населения мира. В 2015 году ТБ был главной причиной смерти от инфекционных заболеваний, вызвав, по оценкам, 1.8 миллионов смертей — больше, чем от ВИЧ и малярии вместе взятых. или отсутствие активности вне рода микобактерий.42,43 Однако даже лекарственно-чувствительный ТБ требует шестимесячного лечения комбинацией этих специфичных для микобактерий антибиотиков вместе с антибиотиком широкого спектра действия рифампином.43 В случае штаммов с МЛУ, которые становятся все более распространенными, используются несколько антибиотиков широкого спектра действия, включая фторхинолоны и аминогликозиды, а схемы лечения штаммов с множественной лекарственной устойчивостью, требующих применения этих препаратов широкого спектра действия второго ряда, обычно длятся два года.40 Такая длительная продолжительность лечения представляет собой одно из наиболее интенсивных воздействий антибиотиков на человека, 43 и, несомненно, окажет значительное влияние на комменсальную микробиоту. Учитывая длительные схемы лечения, необходимые для лечения туберкулеза, разработка дополнительных противотуберкулезных препаратов узкого спектра действия, которые потенциально могли бы снизить зависимость от антибиотиков широкого спектра действия, была бы особенно ценной.

Соединения, обладающие антибактериальной активностью узкого спектра против M.туберкулез .

Диарилхинолон бедаквилин 4 (), который был одобрен FDA в 2012 г. для лечения МЛУ-ТБ,44 проявляет антимикобактериальную активность узкого спектра в результате избирательного воздействия на АТФ-синтазу микобактерий.45 Бедаквилин демонстрирует активность как в отношении нереплицирующихся, так и в отношении размножающихся микобактерий, а также в отношении как чувствительных, так и резистентных к лекарственным средствам изолятов. Тем не менее, бедаквилин подвергается метаболизму CYP3A446 и проявляет сильное ингибирование каналов hERG47, и поэтому его применение ограничено у пациентов со значительной неудовлетворенной потребностью и положительным соотношением пользы и риска.44

Большой белок 3 микобактериальной мембраны (MmpL3) является переносчиком, который необходим для транслокации миколевой кислоты трегалоза-мономиколата (ТММ), предшественника компонента наружной мембраны микобактерий, на наружную мембрану. Этот переносчик необходим для микобактерий и специфичен для Actinobacteria ,40,48, что делает его многообещающей мишенью для разработки антибактериальных агентов узкого спектра против микобактериальных патогенов. Ряд индолсодержащих соединений был разработан в качестве ингибиторов этого переносчика и продемонстрировал мощную in vitro антибактериальную активность против M.tuberculosis 49, а также несколько видов нетуберкулезных микобактерий (НТМ), которые представляют собой растущую проблему здравоохранения. Ведущее соединение из этой серии, 5 (), проявляло мощную антибактериальную активность против M. tuberculosis , а также против группы патогенов НТМ, в которую входили патогена комплекса M. avium (MAC), которые являются наиболее распространенными человеческими патогенами. Возбудители НТМ. Соединение 5 продемонстрировало селективность в отношении микобактерий, при этом не наблюдалось ингибирования роста бактерий в отношении P.aeruginosa или S. aureus в концентрациях до 160 мкг/мл –1 .40 Это соединение продемонстрировало дозозависимую активность при пероральном введении на мышиной модели инфекции M.tuberculosis , что позволяет предположить, что этот класс соединений потенциал для разработки в качестве антимикобактериальных агентов. был отмечен как многообещающая цель для идентификации новых селективных противотуберкулезных препаратов.46 Описано несколько ингибиторов DprE1, первым из которых был ряд 1,3-бензотиазин-4-онов (бензотиазонов), включая BTZ043 6 и PBTZ169 7 ().51,52 BTZ043 проявляет высокие антимикобактериальная селективность, при этом не наблюдается активности в отношении репрезентативных грамположительных ( S. aureus и Micrococcus luteus ) и грамотрицательных ( P. aeruginosa и A. baumannii) штаммов .53 Другой класс ингибиторов DprE1 — класс 1,4-азаиндола, который, в отличие от бензотиазонов, ингибирует DprE1 посредством нековалентного механизма.Ведущие соединения из этой серии, 8 и 9 , демонстрируют эффективность in vivo в моделях острого и хронического туберкулёза у мышей. для ингибиторов образования биопленки, а также ингибирует MoeW, фермент, участвующий в биосинтезе кофактора молибдена (MoCo). TCA1 селективен в отношении микобактерий, не проявляя активности в отношении E. coli , S.aureus или P. aeruginosa . Это соединение обладает активностью как против реплицирующихся, так и нереплицирующихся M.tuberculosis , включая лекарственно-устойчивые штаммы, и продемонстрировало эффективность in vivo в моделях острого и хронического ТБ на мышах-грызунах, что делает многообещающим потенциальным лидером для разработки нового класс противотуберкулезных препаратов узкого спектра действия55. С.трудный . C. difficile является причиной около 250 000 инфекций, которые либо требуют госпитализации, либо поражают уже госпитализированных пациентов в год в Соединенных Штатах, 14 000 из которых заканчиваются летальным исходом. Инфекции, вызванные этой бактерией, также влекут за собой избыточные медицинские расходы не менее чем на 1 миллиард долларов США в год. пролонгированная доза лечение несколькими антибиотиками, обычно метронидазолом и ванкомицином, у 65% пациентов, которые становятся колонизированными C.difficile , страдают рецидивом, результат, который коррелирует с наличием низкоразнообразного микробиома.10 Кроме того, лечение как пероральным ванкомицином, так и метронидазолом было связано с колонизацией кишечника устойчивыми к ванкомицину штаммами Enterococcus faecium (VRE). 58 Антибактериальные агенты узкого спектра действия были бы чрезвычайно полезны при лечении инфекций C. difficile , поскольку они позволили бы быстро восстановить комменсальную микробиоту кишечника, и было исследовано несколько различных каркасов.

Макролид узкого спектра действия фидаксомицин 11 () был одобрен FDA для лечения инфекций C. difficile в 2011 году. стафилококки и энтерококки, а также отсутствие активности в отношении грамотрицательных бактерий.59 Высокие концентрации фидаксомицина могут быть достигнуты в толстой кишке при очень незначительном сопутствующем системном воздействии.В дополнение к своей антибиотической активности фидаксомицин также ингибирует образование спор и выработку токсина C. difficile . Лечение фидаксомицином приводит к большему сохранению микробиоты кишечника, уменьшению заражения VRE, а также, как сообщается, к уменьшению рецидивов инфекций C. difficile по сравнению с лечением ванкомицином.60

Антибактериальные средства узкого спектра для C. трудный .

Другие антибиотики узкого спектра действия, которые были исследованы для борьбы с C.difficile включает ридинилазол (ранее SMT19969) 12 , новый антибиотик, механизм действия которого еще не до конца изучен и может включать нарушение клеточного деления. .difficile по сравнению с фидаксомицином и более мощной активностью, чем у ванкомицина или метронидазола, он также проявляет пролонгированный постантибиотический эффект и имеет низкую системную абсорбцию.61 Спектр активности ридинилазола особенно узок, и он проявляет пониженную активность в отношении грамотрицательных анаэробов, чем ванкомицин и метронидазол, неактивен в отношении грамположительных аэробов, включая S. aureus , E. faecium , Enterococcus faecalis , и несколько видов Streptococcus , и является более селективным, чем фидаксомицин, в отношении других грамположительных анаэробов, при этом активность наблюдается только в отношении видов Clostridium innocuum и некоторых видов Lactobacillus .62 В хомячковой модели клиндамицин-индуцированной инфекции C. difficile ридинилазол продемонстрировал повышенную эффективность по сравнению с ванкомицином и сравнимую с эффективностью фидаксомицина, с 90–100% выживаемостью на 28-й день по сравнению с только 10% выживаемости при лечении ванкомицином. животных.61 Недавнее клиническое исследование фазы 2 (завершено в августе 2015 г.) подтвердило, что ридинилазол хорошо переносится, не уступает ванкомицину и продемонстрировал статистическое превосходство на уровне 10%.63

Другой подход к поиску препаратов узкого спектра действия. противомикробные препараты для лечения C.difficile заключается в применении бактериоцинов – небольших синтезируемых рибосомами пептидов, продуцируемых бактериями, которые ингибируют рост других бактерий, часто близкородственных видов. Одним из многообещающих бактериоцинов является турицин CD, который продуцируется штаммом Bacillus thuringiensis . Турицин CD состоит из двух различных пептидов, Trn-α и Trn-β,64 и проявляет сопоставимую in vitro антимикробную активность с ванкомицином и метронидазолом в отношении клинически значимых штаммов и не оказывает существенного влияния на состав комменсальной кишечной микробиоты у человека. модель дистального отдела толстой кишки.65,66

Антибактериальные средства узкого спектра действия для патогенов ESKAPE

E. faecium , S. aureus , Klebsiella pneumoniae , A. baumannii , P. aeruginosa и Enterobacter видов почти на треть считаются патогенами, а ESKA-PE всех внутрибольничных инфекций в Соединенных Штатах.68 В настоящее время выделены клинические изоляты видов ESKAPE, устойчивых ко всем доступным антибиотикам,69 и крайне необходимы новые варианты лечения.

Энтерококки являются важными клиническими патогенами, обладающими потенциальной устойчивостью практически ко всем клинически используемым антибиотикам за счет механизмов внутренней и приобретенной устойчивости. из них вызваны штаммами, устойчивыми к ванкомицину, что привело к примерно 1300 смертельным исходам. лечение VRE (хинупристин-дальфопристин и линезолид) наблюдалось, а это означает, что необходимы новые методы лечения этой бактерии.

Ряд 1,2,4-триазоло[1,5- a ]пиримидинов, проявляющих сильную селективную активность в отношении E. faecium , был идентифицирован в результате первоначального скрининга in silico 1,2 миллиона лекарствоподобных соединения для ингибиторов пенициллин-связывающего белка 2a (PBP 2a).71 Этот первоначальный скрининг идентифицировал соединение 13 (), которое демонстрировало минимальную ингибирующую концентрацию 8 мкг/мл –1 против E. faecium и не содержало активность против всех других протестированных патогенов ESKAPE.Аналоговый синтез вокруг этого основного каркаса дал соединение 14 , которое обладало сравнимой или повышенной антибактериальной активностью по сравнению с соединением 13 в группе из клинических изолятов E. faecium . Было установлено, что механизм действия соединения 14 включает ингибирование биосинтеза пептидогликана, хотя, что интересно, это не было связано с ингибированием пенициллин-связывающих белков, несмотря на то, что PBP 2a использовался в начальном скрининге, который выявил этот класс антибиотиков.Хотя конкретная мишень еще не выяснена, этот класс антибактериальных агентов узкого спектра действия обещает бороться с инфекциями, вызванными E. faecium .71

Антибактериальные агенты, обладающие активностью узкого спектра против патогенов ESKAPE .

Метициллин-резистентный S. aureus (MRSA) является причиной примерно 80 461 инфекции и 11 285 смертей ежегодно. к этим агентам было замечено.72 Новый противомикробный пептид был исследован в качестве потенциального антибактериального средства узкого спектра действия для лечения инфекций, вызванных S. aureus . MP1106 был разработан на основе грибкового дефензина плектазина, который, как ранее было показано, обладает антибактериальной активностью против ряда грамположительных патогенов через механизм , который включает связывание с промежуточным липидом пептидогликана II.73 MP1106 показал повышенную активность против S .aureus по сравнению с исходным пептидом, а также проявлял сильную активность в отношении грамположительного патогена Streptococcus suis , а также умеренную активность в отношении некоторых других грамположительных бактерий, включая некоторые виды Bacillus .Пептид не проявлял антимикробной активности в отношении S. epidermidis или каких-либо протестированных грамотрицательных видов,74 демонстрируя его потенциал в качестве отправной точки для разработки терапевтических средств узкого спектра для отдельных грамположительных патогенов, включая S. aureus. .

Что касается A . baumannii , потребность в узкоспектральной диагностике и новых антибактериальных подходах может быть еще более очевидной из-за очень высоких показателей смертности (> 60%), связанных с этим патогеном, и того факта, что пациенты могут погибнуть иногда через 48–72 часа. .75–77 В США, A . baumannii составляет лишь 1,8% всех внутрибольничных инфекций и является причиной примерно 45 000–83 000 инфекций в год.20 Напротив, в Азии, Южной Америке и на Ближнем Востоке это наиболее распространенная внутрибольничная инфекция. организм, ответственный за инфекции.45 Рост распространенности инфекции A. baumannii , наряду с повышением лекарственной устойчивости, способствовал всплеску развития как новых A . baumannii низкомолекулярные вмешательства и нетрадиционные подходы. Потому что А . baumannii обладает некоторыми уникальными биохимическими свойствами78 и уникальными мембранными компонентами54 по сравнению с другими грамотрицательными патогенами, такими как E. coli или P. aeruginosa , он может больше подходить для разработки антибактериальных агентов узкого спектра действия.

Одним из таких классов специфических антибиотиков узкого спектра A. baumannii является класс малых молекул 1,2,4-триазолидин-3-тионов, которые специфически нацелены на синтез/элонгацию жирных кислот в A . baumannii .79 Эти соединения не проявляют активности в отношении каких-либо других протестированных видов, включая E. coli , P. aeruginosa , K. pneumoniae и S. aureus , а также ведущее соединение из этой серии ( 15 , ), проявляет активность в отношении Galleria mellonella , инфицированных высоковирулентным штаммом A. baumannii (AB5075).80

относительно A . бауманнии заражения тоже возрождаются. Например, сотрудничество армии и флота США показало, что смесь бактериофагов может успешно воздействовать на один штамм A . baumannii в модели раны in vivo 81, а затем комплексный подход был успешно использован для лечения инфицированного пациента.82 Продукты фага, лизины, также оказались успешными при целенаправленном воздействии на A . baumannii .83 Наконец, недавно было показано, что моноклональное антитело, еще один нетрадиционный подход, уничтожает A . baumannii от инфекций кровотока у мышей.84 Мишенью антитела является капсула бактерии, которая, безусловно, видоспецифична, но также может быть в некоторой степени специфична к штамму, что ограничивает полезность, если только другие капсулы из других штаммов также не могут быть нацелены на другие капсулы из других штаммов. коктейль.

P. aeruginosa является частой причиной инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, примерно 51 000 из которых происходят в Соединенных Штатах каждый год, что приводит к примерно 400 смертельным исходам.85 Все большее число штаммов P. aeruginosa обладают множественной лекарственной устойчивостью, и постоянно ведется поиск новых антимикробных стратегий. Одной из таких исследованных стратегий является использование бактериоцинов, высокая специфичность и активность которых в отношении клинически значимых патогенов делает их многообещающими отправными точками для разработки антибактериальных средств узкого спектра действия.85 Одним из классов таких бактериоцинов являются бактериоцины LlpA, которые продуцируется несколькими видами бактерий, включая псевдомонады: P.putida , P. protegens и P. syringae , патоген растений Xanthomonas citri и патоген человека Burkholderia cenocepacia .86 LlpA бактериоцины, такие как PyoL1r , который является составной частью общего полисахаридного антигена (CPA), обнаруженного в клеточной мембране P. aeruginosa , что объясняет специфичность, проявляемую этим бактериоцином. PyoL1 проявлял антибактериальную активность в отношении большинства P.aeruginosa протестированы и не проявили активности против других Pseudomonad.86 Другой пиоцин, пиоцин S5, как сообщалось, проявлял антибактериальную активность против нескольких штаммов P. aeruginosa и был неактивен против E. coli и S. aureus даже при концентрациях до 2,16 мг/мл –1 .87

Наконец, было бы упущением не упомянуть об этом, как обсуждалось для A . baumannii , моноклональные антитела также могут обеспечивать лечение узкого спектра других бактериальных патогенов. Например, биспецифическое антитело было разработано для P.aeruginosa от MedImmune LLC. MEDI3902 нацелен как на белок системы секреции III типа PcrV, так и на полисахарид Psl, который играет роль в уклонении от иммунного ответа и образовании биопленки. MEDI3902 защищал мышей от смертельной инфекции P. aeruginosa 88 и в настоящее время проходит клинические испытания. Это также относится к человеческому иммуноглобулину G1(κ) моноклонального антитела MEDI4893, которое нацелено на альфа-токсин S. aureus . Было показано, что MEDI4893 безопасен для человека89, и в настоящее время он проходит фазу II испытаний на эффективность.Эти продукты, разработанные против этих двух патогенов ESKAPE, следуют вслед за безлотоксумабом, который недавно был одобрен FDA для предотвращения инфекций C. difficile . малые молекулы спектра также могут быть эффективным подходом.

Выводы

Для преодоления кризиса устойчивости к антибиотикам, с которым мы сталкиваемся в настоящее время, требуется несколько новых подходов.В то время как антибиотики широкого спектра действия принесли обществу множество преимуществ, они также страдают от недостатков, в первую очередь отбора на устойчивость и пагубного воздействия, которое они оказывают на микробиом хозяина. Разработка антибактериальных агентов узкого спектра действия, проявляющих селективность в отношении определенного рода или вида, может решить некоторые из этих проблем. Антибактериальные агенты узкого спектра действия с активностью в отношении некоторых из наиболее важных с медицинской точки зрения бактериальных патогенов, в том числе: нескольких патогенов ESKAPE, условно-патогенного кишечного колонизатора C.difficile и хронический инфекционный агент M.tuberculosis . Есть примеры антибактериальных агентов узкого спектра действия, которые недавно были развернуты в клинике в виде фидаксомицина для лечения инфекций C. difficile и бедаквилина для лечения МЛУ-ТБ. Несмотря на то, что еще многое предстоит сделать для клинического расширения сферы применения этого подхода, преимущества, которыми обладают агенты узкого спектра действия, и улучшение диагностического ландшафта должны сделать антибактериальные агенты узкого спектра более значимым игроком в антибактериальном арсенале.

Конфликты интересов

Конфликты интересов отсутствуют.

Благодарности

Материал проверен Армейским исследовательским институтом Уолтера Рида. Возражений против его презентации и/или публикации нет. Мнения или утверждения, содержащиеся здесь, являются частными взглядами автора и не должны рассматриваться как официальные или отражающие истинные взгляды Министерства армии или Министерства обороны. Авторы также хотели бы поблагодарить Национальные институты здравоохранения за поддержку (GM055769, AI106733 и AI10721 для CM).

Ссылки

  • Casadevall A. Экспертное заключение. Фармацевт. 2009;10:1699–1703. [PubMed] [Академия Google]
  • Всемирная организация здравоохранения, Устойчивость к противомикробным препаратам — Глобальный отчет о эпиднадзоре, 2014 г.
  • О’Нил Дж., Обзор УПП, Устойчивость к противомикробным препаратам: преодоление кризиса для здоровья и благосостояния наций, 2014 г.
  • Гофф Д. А., Куллар Р., Гольдштейн Э. Дж., Гилкрист М., Натвани Д., Ченг А. С., Кэрнс К. А., Эскандон-Варгас К., Вильегас М.В., Бринк А., ван ден Берг Д., Мендельсон М. Ланцет Инфекция. Дис. 2017;17:e56–e63. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gill E. E., Franco O. L., Hancock R. E. Chem. биол. Препарат Дез. 2015;85:56–78. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Меландер Р. Дж., Меландер К. ACS Infect. Дис. 2017;3:559–563. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Karam G., Chastre J., Wilcox M.H., Vincent JL Crit. Забота. 2016;20:136. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Jernberg C., Лофмарк С., Эдлунд К., Янссон Дж. К. ISME J. 2007; 1:56–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Raymann K., Shaffer Z., Moran N. A. PLoS Biol. 2017;15:e2001861. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Langdon A., Crook N., Dantas G. Genome Med. 2016;8:39. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ubeda C., Pamer EG Trends Immunol. 2012; 33: 459–466. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Stevens V., Dumyati G., Fine L.S., Fisher S.G., van Wijngaarden E.клин. Заразить. Дис. 2011; 53:42–48. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boursi B., Mamtani R., Haynes K., Yang Y. X. Eur. Дж. Эндокринол. 2015; 172: 639–648. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Blaser M. J., Falkow S. Nat. Преподобный Микробиолог. 2009; 7: 887–894. [PubMed] [Google Scholar]
  • Holtmann GJ, Ford AC, Talley NJ Lancet Gastroenterol. Гепатол. 2016;1:133–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стефка А. Т., Фили Т., Трипати П., Цю Дж., Маккой К., Мазманян С.K., Tjota M.Y., Seo G.Y., Cao S., Theriault B.R., Antonopoulos D.A., Zhou L., Chang E.B., Fu Y.X., Nagler C.R. Proc. Натл. акад. науч. США 2014;111:13145–13150. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Schulfer A., ​​Blaser M. J. PLoS Pathog. 2015;11:e1004903. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Stone V. N., Xu P. Mol. Оральный микробиол. 2017 г.: 10.1111/omi.12190. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rice L.B. Clin. Заразить.Дис. 2011; 52 (Приложение 4): S357–S360. [PubMed] [Google Scholar]
  • Spellberg B., Rex J. H. Nat. Преподобный Открытие наркотиков. 2013;12:963. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Tommasi R., Brown D.G., Walkup G.K., Manchester J.I., Miller A.A. Nat. Преподобный Открытие наркотиков. 2015;14:529–542. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рекс Дж. Х., Голдбергер М., Эйзенштейн Б. И., Харни К. Энн. Н. Я. акад. науч. 2014; 1323:11–21. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bax R., Green S.J. Antimicrob. Чемотер. 2015;70:1281–1284. [PubMed] [Google Scholar]
  • Casadevall A. Clin. Заразить. Дис. 2006; 42:1414–1416. [PubMed] [Google Scholar]
  • Maurer F. P., Christner M., Hentschke M., Rohde H. Infect. Дис. Отчет 2017; 9:6839. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Калиендо А. М., Гилберт Д. Н., Джиноккио К. С., Хэнсон К. Э., Мэй Л., Куинн Т. К., Теновер Ф. К., Алланд Д., Блашке А. Дж., Бономо Р. А., Кэрролл К. С., Ферраро М. Дж., Хиршхорн Л.R., Joseph W.P., Karchmer T., MacIntyre A.T., Reller L.B., Jackson A.F., A. Infectious Diseases Society of Clin. Заразить. Дис. 2013; 57 (Приложение 3): S139–S170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Faro J., Mitchell M., Chen Y.J., Kamal S., Riddle G., Faro S. Infect. Дис. Обст. Гинекол. 2016;2016:5293034. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • She RC, Alrabaa S., Lee S.H., Norvell M., Wilson A., Petti C.A. PLoS One. 2015;10:e0121493. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Опота О., Jaton K., Greub G. Clin. микробиол. Заразить. 2015;21:323–331. [PubMed] [Google Scholar]
  • Патель Р. Клин. хим. 2015;61:100–111. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мари-Алмиралл М., Косгая К., Хиггинс П. Г., Ван Аш А., Телли М., Хьюс Г., Ливенс Б., Зайферт Х., Дейкшорн Л., Рока И. , Вила Дж. Клин. микробиол. Заразить. 2017;23:210. [PubMed] [Google Scholar]
  • Леунг Л. М., Фондри В. Е., Дои Ю., Джонсон Дж. К., Стрикленд Д. К., Эрнст Р. К., Гудлетт Д. Р. Науч. Отчет 2017;7:6403.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Kempf V.A., Trebesius K., Autenrieth I.B.J. Clin. микробиол. 2000; 38: 830–838. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ляо Дж. К., Мастали М., Гау В., Сушард М. А., Моллер А. К., Брукнер Д. А., Бэббит Дж. Т., Ли Ю., Горнбейн Дж., Ландо Э. М., Маккейб Э. Р. , Churchill B.M., Haake D.A.J. Clin. микробиол. 2006; 44: 561–570. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Altobelli E., Mohan R., Mach K.E., Sin M.Л. Ю., Аникст В., Бускарини М., Вонг П. К., Гау В., Банаи Н., Ляо Дж. К. Eur. Урол. Фокус. 2016 г.: 10.1016/j.euf.2015.12.010. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Leung A.K., Newman R., Kumar A., ​​Davies H.D. Expert Rev. Mol. Диагн. 2006; 6: 761–766. [PubMed] [Google Scholar]
  • Максон Т., Митчелл Д. А. Тетраэдр. 2016;72:3609–3624. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Нац. Биотехнолог. 2015;33:1012. [PubMed] [Google Scholar]
  • Чжао Н., Spencer J., Schmitt M.A., Fisk J.D. Anal. Биохим. 2017; 521:59–71. [PubMed] [Google Scholar]
  • Franz N. D., Belardinelli J. M., Kaminski M. A., Dunn LC, Calado Nogueira de Moura V., Blaha M. A., Truong D. D., Li W., Jackson M., North E. J. Bioorg. Мед. хим. 2017;25:3746–3755. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Пай М., Корреа Н., Мистри Н., Джа П. Ланцет. 2017; 389:1174–1176. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барду Ф., Кемар А., Дюпон М. А., Хорн К., Marchal G., Daffe M. Antimicrob. Агенты Чемотер. 1996;40:2459–2467. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Wipperman M.M. Ф.Ф., Фитцджеральд Д.В., Жюст М.А.Дж., Таур Ю., Намасиваям С., Шер А., Бин Дж.М., Буччи В., Гликман М.С. 2017;7:10767. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cox E., Laessig K. N. Engl. Дж. Мед. 2014; 371: 689–691. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тантри С. Дж., Шинде В., Балакришнан Г., Маркад С. Д., Гупта А. К., Бхат Дж., Нараян А., Райчуркар А., Джена Л.К., Шарма С., Кумар Н., Нандури Р., Бхарат С., Редди Дж., Пандуга В., Прабхакар К.Р., Кандасвами К., Каур П., Динеш Н. , Гупта С., Саралайя Р., Панда М., Рудрапатна С., Малья М., Рубин Х., Яно Т., Мдлуили К., Купер С.Б., Баласубраманян В., Самбандамурти В.К., Рамачандран В., Шандил Р. , Кавана С., Нараянан С., Айер П., Мукерджи К., Хосаграхара В. П., Солапуре С., Хамид П. С., Равишанкар С. MedChemComm. 2016;7:1022–1032. [Google Scholar]
  • Хоугланд Д.T., Liu J., Lee R.B., Lee R.E. Adv. Доставка лекарств, ред. 2016; 102:55–72. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Эми П. Дж. К., Тонг С. Т., Блазер А., Сазерленд Х. С., Цанг С. К. Ю., Гийемонт Дж., Мотте М., Купер С. Б., Андрис К., Ван ден Брок В. , Franzblau S.G., Upton A.M., Denny W.A., Palmer B.D., Conole D. ACS Med. хим. лат. 2017;8:1019–1024. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дегиакоми Г., Бенджак А., Мадаки Дж., Болдрин Ф., Провведи Р., Палу Г., Кордулакова Дж., Коул С.Т., Манганелли Р. Науч. 2017;7:43495. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Onajole O.K., Pieroni M., Tipparaju S.K., Lun S., Stec J., Chen G., Gunosewoyo H., Guo H., Ammerman N.C., Bishai W.R., Козиковски A.P.J. Med. хим. 2013;56:4093–4103. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лун С., Го Х., Онажоле О. К., Пьерони М., Гуносевойо Х., Чен Г., Типпараю С. К., Аммерман Н. К., Козиковски А. П., Бишай В. Р. Нат. коммун. 2013;4:2907. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Макаров В., Манина Г., Микусова К., Моллманн У., Рябова О., Сен-Жоанис Б., Дхар Н., Паска М. Р., Бурони С., Лукарелли А. П., Милано А., Де Росси Э., Беланова М., Бобовска А., Дианискова П., Кордулакова Дж., Сала К., Фуллам Э., Шнайдер П., МакКинни Дж. Д., Бродин П., Кристоф Т., Уодделл С., Бутчер П., Альбретсен Дж., Розенкрандс И. , Брош Р., Нанди В., Бхарат С., Гаонкар С., Шандил Р.К., Баласубраманиан В., Балганеш Т., Тьяги С., Гроссет Дж., Риккарди Г., Коул С.Т. Наука. 2009; 324: 801–804. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Макаров В., Лешартье Б., Чжан М., Нерес Дж., Ван дер Сар А. М., Раадсен С. А., Харткоорн Р. К., Рябова О. Б., Вокат А., Декостер Л. А., Видмер Н., Буклин Т., Биттер В., Андрис К., Pojer F., Dyson P.J., Cole S.T. EMBO Mol. Мед. 2014; 6: 372–383. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Тивари Р., Миллер П.А., Чо С., Францблау С.Г., Миллер М.Дж. ACS Med. хим. лат. 2015; 6: 128–133. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Shirude P. S., Shandil R., Sadler C., Naik M., Хосаграхара В., Хамид С., Шинде В., Батула С., Хумнабадкар В., Кумар Н., Редди Дж., Пандуга В., Шарма С., Амбади А., Хегде Н., Уайтакер Дж., Маклафлин Р.Э., Гарднер Х., Мадхавапедди П., Рамачандран В., Каур П., Нараян А., Гупта С., Авасти Д., Нараян К., Махадевасвами Дж., Вишвас К.Г., Ахуджа В., Шривастава А., Прабхакар K.R., Bharath S., Kale R., Ramaiah M., Choudhury N.R., Sambandamurthy V.K., Solapure S., Iyer P.S., Narayanan S., Chatterji M.J. Med. хим. 2013;56:9701–9708. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ван Ф., Sambandan D., Halder R., Wang J., Batt S.M., Weinrick B., Ahmad I., Yang P., Zhang Y., Kim J., Hassani M., Huszar S., Trefzer C., Ma Z ., Канеко Т., Мдлули К.Е., Францблау С., Чаттерджи А.К., Джонсон К., Микусова К., Бесра Г.С., Футтерер К., Роббинс С.Х., Барнс С.В., Уокер Дж.Р., Джейкобс младший В.Р., Шульц П.Г. Proc. Натл. акад. науч. США 2013;110:E2510–E2517. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • CDC, 2013.
  • Leeds J. A. Cold Spring Harbour Perspect. Мед.2016;6:a025445. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Жанель Г. Г., Уолти А. Дж., Карловски Дж. А. Кан. Дж. Заразить. Дис. Мед. микробиол. 2015;26:305–312. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Biedenbach D. J., Ross J. E., Putnam S. D., Jones RN Antimicrob. Агенты Чемотер. 2010;54:2273–2275. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Шах Д. Н., Чан Ф. С., Качру Н., Гарсия К. П., Балсер Х. Э., Дайер А. П., Эмануэль Дж. Э., Джордан М. Д., Лусарди К.T., Naymick G., Polisetty R.S., Sieman L., Tyler A.M., Johnson M.L., Garey K.W. SpringerPlus. 2016;5:1224. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Vickers R. J., Tillotson G., Goldstein E. J., Citron DM, Garey K. W., Wilcox M. H. Int. Дж. Антимикроб. Агенты. 2016;48:137–143. [PubMed] [Google Scholar]
  • Goldstein E. J., Citron DM, Tyrrell K. L., Merriam C. V. Antimicrob. Агенты Чемотер. 2013;57:4872–4876. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Vickers R.Дж., Тиллотсон Г.С., Натан Р., Хазан С., Пуллман Дж., Лукасти С., Дек К., Яцишин Б., Малиаккал Б., Песант Ю., Теджура Б., Роблин Д., Гердинг Д. Н., Уилкокс MH, Co DSG Lancet Infect. Дис. 2017; 17: 735–744. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rea M.C., Sit C.S., Clayton E., O’Connor P.M., Whittal R.M., Zheng J., Vederas JC, Ross R.P., Hill C. Proc. Натл. акад. науч. США 2010;107:9352–9357. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rea M. C., Alemayehu D., Ross R.P., Hill C.J. Med. микробиол. 2013;62:1369–1378. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ри М. К., Добсон А., О’Салливан О., Криспи Ф., Фухи Ф., Коттер П. Д., Шанахан Ф., Кили Б., Хилл К., Росс Р. П. Proc. Натл. акад. науч. США 2011; 108 (Приложение 1): 4639–4644. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rice L.B.J. Infect. Дис. 2008; 197:1079–1081. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cei M., Pardelli R., Sani S., Mumoli N. Clin. Эксп. Мед. 2014; 14:77–82.[PubMed] [Google Scholar]
  • Chen L., Todd R., Kiehlbauch J., Walters M., Kallen A. MMWR Morb. Смертный. еженедельно. 2017; 66:33. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hollenbeck B.L., Rice L.B. Virulence. 2012;3:421–433. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Wang H., Lee M., Peng Z., Blazquez B., Lastochkin E., Kumarasiri M., Bouley R., Chang M., Mobashery S. J. Med. хим. 2015;58:4194–4203. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Purrello S.M., Garau J., Giamarellos E., Mazzei T., Pea F., Soriano A., Stefani S.J. Glob. Антимикроб. Оказывать сопротивление. 2016;7:178–186. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнайдер Т., Крузе Т., Виммер Р., Видеманн И., Сасс В., Паг У., Янсен А., Нильсен А. К., Мигинд П. Х., Равентос Д. С., Неве С., Равн Б., Бонвин А. М., Де Мария Л., Андерсен А. С., Гаммельгаард Л. К., Сахл Х. Г., Кристенсен Х. Х. Наука. 2010; 328:1168–1172. [PubMed] [Google Scholar]
  • Цао С., Чжан Ю., Мао Р., Тэн Д., Ван С., Ван Дж.заявл. микробиол. Биотехнолог. 2015;99:2649–2662. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lee HY, Chen C.L., Wu S.R., Huang C.W., Chiu C.H. Crit. Уход Мед. 2014;42:1081–1088. [PubMed] [Google Scholar]
  • Magret M., Lisboa T., Martin-Loeches I., Manez R., Nauwynck M., Wrigge H., Cardellino S., Diaz E., Koulenti D., Rello J. , Группа Э.-В. CS крит. Забота. 2011;15:R62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Синха Н., Ниази М., Львовский Д. Представитель по делу Infect. Дис. 2014;2014:705279.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Waack U., Johnson T.L., Chedid K., Xi C., Simmons L.A., Mobley H.L.T., Sandkvist M. Front. Клетка. Заразить. микробиол. 2017;7:380. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Corey B.W., Thompson M.G., Hittle L.E., Jacobs A.C., Asafo-Adjei E.A., Huggins W.M., Melander R.J., Melander C., Ernst R.K., Zurawski D.V. ACS Infect. Дис. 2017;3:62–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Huggins WM, Minrovic B.M., Corey B.W., Jacobs A.C., Melander R.J., Sommer R.D., Zurawski D.V., Melander C. ACS Med. хим. лат. 2017; 8:27–31. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Regeimbal J. M., Jacobs A. C., Corey B. W., Henry M. S., Thompson M. G., Pavlicek R. L., Quinones J., Hannah R. M., Ghebremedhin M., Crane N. J., Zurawski D. V., Teneza -Mora N.C., Biswas B., Hall E.R. Antimicrob. Агенты Чемотер. 2016;60:5806–5816. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Скули Р.Т., Бисвас Б., Гилл Дж. Дж., Эрнандес-Моралес А., Ланкастер Дж., Лессор Л., Барр Дж. Дж., Рид С. Л., Ровер Ф., Бенлер С., Сегалл А. М., Таплиц Р., Смит Д. М., Керр К. ., Кумарасвами М., Низет В., Лин Л., Макколи М.Д., Стратди С.А., Бенсон С.А., Поуп Р.К., Леру Б.М., Писель А.С., Матечун А.Дж., Силва К.Е., Регеймбал Дж.М., Эстрелла Л.А., Вулф Д.М., Генри М.С., Quinones J., Salka S., Bishop-Lilly K.A., Young R., Hamilton T. Antimicrob. Агенты Чемотер. 2017;61:e00954-17. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Thandar M., Lood R., Winer B.Y., Deutsch D.R., Euler C.W., Fischetti V.A. Antimicrob. Агенты Чемотер. 2016;60:2671–2679. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Нильсен Т. Б., Пантапалангкур П., Луна Б. М., Брюн К. В., Ян Дж., Декитани К., Се С., Йешуа Б., Паскуаль Б., Виноградов Э. , Hujer K.M., Domitrovic T.N., Bonomo R.A., Russo T.A., Lesczcyniecka M., Schneider T., Spellberg B.J. Infect. Дис. 2017; 216: 489–501. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Коттер П.D., Ross R.P., Hill C. Nat. Преподобный Микробиолог. 2013;11:95–105. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ghequire M.G., Dingemans J., Pirnay J.P., De Vos D., Cornelis P., De Mot R. MicrobiologyOpen. 2014;3:875–884. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Линг Х., Саэйди Н., Расулиха Б. Х., Чанг М. В. FEBS Lett. 2010; 584:3354–3358. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ди Джандоменико А., Келлер А. Э., Гао К., Рейни Г. Дж., Уорренер П., Камара М. М., Боннелл Дж., Флеминг Р., Безабех Б., Dimasi N., Sellman B.R., Hilliard J., Guenther C.M., Datta V., Zhao W., Gao C., Yu X.Q., Suzich J.A., Stover C.K. Sci. Перевод Мед. 2014;6:262ra155. [PubMed] [Google Scholar]
  • Yu X. Q., Robbie G. J., Wu Y., Esser M. T., Jensen K., Schwartz H. I., Bellamy T., Hernandez-Illas M., Jafri HS Antimicrob. Агенты Чемотер. 2017;61:e01020-16. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Wilcox M.H., Gerding D.N., Poxton I.R., Kelly C., Nathan R., Birch T., Cornely O.А., Рахав Г., Буза Э., Ли К., Дженкин Г., Дженсен В., Ким Ю. С., Йошида Дж., Габриельски Л., Педли А., Ивс К., Типпинг Р., Гурис Д., Картсонис Н., Дорр М. Б., Модифи И., Исследователей М. И. Н. англ. Дж. Мед. 2017; 376: 305–317. [PubMed] [Google Scholar]

Какова роль антибиотиков широкого спектра действия в лечении амебиаза?

  • Притт Б.С., Кларк К.Г. амебиаз. Mayo Clin Proc . 2008 г., октябрь 83 (10): 1154-9; викторина 1159-60. [Медлайн].

  • Греку Ф., Булгариу Т., Бланару О., Драгомир С., Лунка С., Стратан И. и др.Инвазивный амебиаз. Хирургия (Букур) . 2006 сентябрь-октябрь. 101(5):539-42. [Медлайн].

  • Haque R, Huston CD, Hughes M, Houpt E, Petri WA Jr. Амебиаз. N Английский J Med . 2003 17 апреля. 348(16):1565-73. [Медлайн].

  • Стэнли С.Л. мл. Амебиаз. Ланцет . 2003 г., 22 марта. 361(9362):1025-34. [Медлайн].

  • Ширли Д.Т., Фарр Л., Ватанабэ К., Мунах С. Обзор глобального бремени, новых методов диагностики и современной терапии амебиаза. Открыть форум, заразить Dis . 2018 5 (7) июля: ofy161. [Медлайн].

  • Ravdin JI, Stanley P, Murphy CF, Petri WA Jr. Характеристика рецепторов углеводов клеточной поверхности для лектина прилипания Entamoeba histolytica. Заразить Иммуном . 1989 г., июль 57(7):2179-86. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хименес С., Серритос Р., Рохас Л., Долабелла С., Моран П., Шибаяма М. и др. Человеческий амебиаз: нарушение парадигмы?. Int J Environ Res Общественное здравоохранение .2010 7 марта (3): 1105-20. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хак Р., Мондал Д., Дуггал П., Кабир М., Рой С., Фарр Б.М. и др. Инфекция Entamoeba histolytica у детей и защита от последующего амебиаза. Заразить Иммуном . 2006 фев. 74(2):904-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Seydel KB, Stanley SL Jr. Entamoeba histolytica индуцирует гибель клеток-хозяев при амебном абсцессе печени путем апоптоза, не зависящего от Fas, не зависящего от фактора некроза опухоли альфа. Заразить Иммуном . 1998 июнь 66(6):2980-3. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Que X, Reed SL. Цистеиновые протеиназы и патогенез амебиаза. Clin Microbiol Rev . 2000 г., 13 апреля (2): 196–206. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Келсолл Б.Л., Равдин Д.И. Деградация человеческого IgA Entamoeba histolytica. J Заразить Dis . 1993 ноябрь 168(5):1319-22. [Медлайн].

  • Рид С.Л., Кин В.Е., МакКерроу Дж.Х., Джильи И.Расщепление C3 нейтральной цистеиновой протеиназой Entamoeba histolytica. Дж Иммунол . 1989 г., 1 июля. 143(1):189-95. [Медлайн].

  • Abhyankar MM, Shrimal S, Gilchrist CA, Bhattacharya A, Petri WA Jr. Индуцируемая сывороткой трансмембранная киназа Entamoeba histolytica EhTMKB1-9 участвует в кишечном амебиазе. Int J Лекарства от паразитов Лекарственное сопротивление . 2012 дек. 2:243-248. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Сейдел К.Б., Ли Э., Суонсон П.Е., Стэнли С.Л. мл.Эпителиальные клетки кишечника человека продуцируют провоспалительные цитокины в ответ на инфекцию в модели амебиаза с ксенотрансплантатом кишечника человека и мыши SCID. Заразить Иммуном . 1997 май. 65(5):1631-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Stenson WF, Zhang Z, Riehl T, Stanley SL Jr. Амебная инфекция в толстой кишке человека индуцирует циклооксигеназу-2. Заразить Иммуном . 2001 май. 69(5):3382-8. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Брага Л.Л., Ниномия Х., Маккой Дж.Дж., Икер С., Видмер Т., Фам С. и другие.Ингибирование комплекса атаки мембраны комплемента за счет галактозоспецифичной адгезии Entamoeba histolytica. Дж Клин Инвест . 1992 г., сентябрь 90 (3): 1131-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Фотедар Р., Старк Д., Биб Н., Марриотт Д., Эллис Дж., Харкнесс Дж. Методы лабораторной диагностики видов Entamoeba. Clin Microbiol Rev . 2007 г. 20 июля (3): 511-32, оглавление. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Симокава С., Кабир М., Таниучи М., Мондал Д., Кобаяши С., Али И.К. и др.Entamoeba moshkovsky вызывает диарею у младенцев и вызывает диарею и колит у мышей. J Заразить Dis . 2012 1 сентября. 206 (5): 744-51. [Медлайн].

  • Веркерке Х.П., Петри В.А. младший, Мари К.С. Динамическая взаимозависимость амебиаза, врожденного иммунитета и недостаточности питания. Семин Иммунопатола . 2012 34 ноября (6): 771-85. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Сваминатан А., Торрези Дж., Шлагенхауф П., Терски К., Уайлдер-Смит А., Коннор Б.А. и др.Глобальное исследование патогенов и факторов риска хозяина, связанных с инфекционными желудочно-кишечными заболеваниями у вернувшихся международных путешественников. J Заразить . 2009 июль 59 (1): 19-27. [Медлайн].

  • Гюнтер Дж., Шафир С., Бристоу Б., Сорвилло Ф. Краткий отчет: Смертность, связанная с амебиазом, среди жителей США, 1990–2007 гг. Am J Trop Med Hyg . 2011 Декабрь 85 (6): 1038-40. [Медлайн].

  • Гюнтер Дж., Шафир С., Бристоу Б., Сорвилло Ф.Краткий отчет: Смертность от амебиаза среди жителей США, 1990-2007 гг. Am J Trop Med Hyg . 2011 Декабрь 85 (6): 1038-40. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Валенсуэла О., Моран П., Гомес А., Кордова К., Корралес Н., Кардоса Дж. и др. Эпидемиология амебного абсцесса печени в Мексике: случай Sonora. Энн Троп Мед Паразитол . 2007 Сентябрь 101 (6): 533-8. [Медлайн].

  • ван Хэл С.Дж., Старк Д.Дж., Фотедар Р., Марриотт Д., Эллис Дж.Т., Харкнесс Дж.Л.Амебиаз: текущий статус в Австралии. Med J Aust . 2007 16 апреля. 186(8):412-6. [Медлайн].

  • Хименес С., Моран П., Рохас Л., Валадес А., Гомес А. Переоценка эпидемиологии амебиаза: современное состояние. Заразить Genet Evol . 9(6) декабря 2009 г.: 1023-32. [Медлайн].

  • Штауффер В., Абд-Алла М., Равдин Д.И. Распространенность и заболеваемость инфекцией Entamoeba histolytica в Южной Африке и Египте. Арх Мед Рез .2006 г. 37 февраля (2): 266-9. [Медлайн].

  • Стэнли С.Л. мл. Амебиаз. Ланцет . 2003 22 марта. 361 (9362): 1025-34. [Медлайн].

  • Tengku SA, Norhayati M. Общественное здравоохранение и клиническое значение амебиаза в Малайзии: обзор. Троп Биомед . 2011 авг. 28 (2): 194-222. [Медлайн].

  • Кабальеро-Сальседо А., Виверос-Рогель М., Сальватьерра Б., Тапиа-Коньер Р., Сепульведа-Амор Дж., Гутьеррес Г. и др.Сероэпидемиология амебиаза в Мексике. Am J Trop Med Hyg . 1994 апр. 50 (4): 412-9. [Медлайн].

  • Блессманн Дж., Ван Линь П., Ню П.А., Тхи Х.Д., Мюллер-Михсок Б., Бусс Х. и др. Эпидемиология амебиаза в регионе высокой заболеваемости амебным абсцессом печени в центральном Вьетнаме. Am J Trop Med Hyg . 2002 май. 66(5):578-83. [Медлайн].

  • Боули Д.М., Лавленд Дж., Омар Т., Питчер Г.Дж. Вирус иммунодефицита человека и амебиаз. Pediatr Infect Dis J . 2006 г., 25 декабря (12): 1192-3. [Медлайн].

  • Brindicci G, Picciarelli C, Fumarola L, Carbonara S, Stano F, Ciracì E, et al. Амебные абсцессы печени у ВИЧ-позитивного пациента. Уход за больными СПИДом STDS . 2006 сен. 20 (9): 606-11. [Медлайн].

  • Chen Y, Zhang Y, Yang B, Qi T, Lu H, Cheng X и др. Распространенность инфекции Entamoeba histolytica у ВИЧ-инфицированных пациентов в Китае. Am J Trop Med Hyg .2007 ноябрь 77(5):825-8. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хсу М.С., Се С.М., Чен М.Ю., Хунг С.К., Чанг С.К. Связь между амебным абсцессом печени и инфекцией вируса иммунодефицита человека у тайваньских субъектов. BMC Infect Dis . 2008 16 апр. 8:48. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Карп В.Л., Аувартер П.Г. Коинфекция ВИЧ и тропических инфекционных болезней. I. Протозойные возбудители. Клин Заражение Дис . 2007 1 ноября. 45(9):1208-13.[Медлайн].

  • Park WB, Choe PG, Jo JH, Kim SH, Bang JH, Kim HB и др. Амебный абсцесс печени у ВИЧ-инфицированных, Республика Корея. Внезапное заражение Dis . 2007 г. 13 марта (3): 516-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Заражение вирусом иммунодефицита человека-1 не является фактором риска амебиаза. Am J Trop Med Hyg . 2006 ноябрь 75 (5): 1023. [Медлайн].

  • Хун К.С., Цзи Д.Д., Сунь Х.И., Ли Ю.Т., Хсу С.И., Чанг С.И. и др.Повышенный риск заражения Entamoeba histolytica и инвазивного амебиаза у ВИЧ-серопозитивных мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, на Тайване. PLoS Negl Trop Dis . 2008 27 февраля. 2(2):e175. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Музаффар Дж., Мадан К., Шарма М.П., ​​Кар П. Рандомизированное одно-слепое плацебо-контролируемое многоцентровое исследование по сравнению эффективности и безопасности метронидазола и сатранидазола у пациентов с амебным абсцессом печени. Научные раскопки . 2006 г., декабрь 51 (12): 2270-3.[Медлайн].

  • Хун К.С., Ву П.Ю., Чанг С.И., Цзи Д.Д., Сунь Х.И., Лю В.К. и др. Амебиаз среди лиц, которые обратились за добровольным консультированием и тестированием на инфекцию вируса иммунодефицита человека: исследование случай-контроль. Am J Trop Med Hyg . 2011 янв. 84(1):65-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Акуна-Сото Р., Магуайр Дж. Х., Вирт Д. Ф. Половое распределение при бессимптомном и инвазивном амебиазе. Am J Гастроэнтерол . 2000 май. 95(5):1277-83.[Медлайн].

  • Нагата Н., Шимбо Т., Акияма Дж., Накашима Р., Нисимура С., Яда Т. Факторы риска кишечного инвазивного амебиаза в Японии, 2003–2009 гг. Внезапное заражение Dis . 2012 май. 18(5):717-24. [Медлайн].

  • Aristizábal H, Acevedo J, Botero M. Фульминантный амебный колит. Мир J Surg . 1991 март-апрель. 15(2):216-21. [Медлайн].

  • Andrade JE, Mederos R, Rivero H, Sendzischew MA, Soaita M, Robinson MJ, et al.Амебиаз в виде острого аппендицита. Южный Мед J . 2007 ноябрь 100(11):1140-2. [Медлайн].

  • Рао С., Солаймани-Мохаммади С., Петри В.А. младший, Паркер СК. Печеночный амебиаз: напоминание об осложнениях. Curr Opin Pediatr . 21 февраля 2009 г. (1): 145-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Госвами А., Дадхич С., Бхаргава Н. Вовлечение толстой кишки при амебном абсцессе печени: имеет ли значение место?. Энн Гастроэнтерол . 2014.27(2):156-161. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хардин Р.Е., Ферзли Г.С., Зенилман М.Е., Гаданги П.К., Боун В.Б. Инвазивный амебиаз и образование амебомы в виде ректальной массы: необычный случай злокачественного маскарада в западном медицинском центре. World J Гастроэнтерол . 2007 14 ноября. 13(42):5659-61. [Медлайн].

  • Loulergue P, Mir O. Эмпиема плевры, вторичная по отношению к амебному абсцессу печени. Int J Infect Dis . 2009 май. 13(3):е135-6.[Медлайн].

  • Дхаван В.К., Малик С.К. Острая пневмония в правой нижней доле. Сундук . 1975 март 67(3):346-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Otan E, Akbulut S, Kayaalp C. Острый амебный аппендицит: систематический обзор 174 случаев. Мир J Surg . 2013 Сентябрь 37 (9): 2061-73. [Медлайн].

  • Sodhi KS, Ojili V, Sakhuja V, Khandelwal N. Тромбоз печени и нижней полой вены: сосудистое осложнение амебного абсцесса печени. J Emerg Med . 2008 г. 34 февраля (2): 155-7. [Медлайн].

  • Абд-Алла М.Д., Джексон Т.Ф., Гатирам В., Эль-Хавей А.М., Равдин Д.И. Дифференциация патогенных инфекций Entamoeba histolytica от непатогенных инфекций путем обнаружения антигена галактозо-ингибируемого белка адгезии в сыворотке и фекалиях. Дж Клин Микробиол . 1993 31 ноября (11): 2845-50. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хак Р., Молла Н.Ю., Али И.К., Алам К., Юбэнкс А., Лиерли Д. и др.Диагностика амебного абсцесса печени и кишечной инфекции с помощью обнаружения антигена TechLab Entamoeba histolytica II и тестов на антитела. Дж Клин Микробиол . 2000 г. 38 сентября (9): 3235-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хелми М.М., Рашед Л.А., Абдель-Фаттах Х.С. Обнаружение и дифференциация изолятов Entamoeba histolytica и Entamoeba dispar в клинических образцах методом ПЦР. J Египет Soc Parasitol . 2007 г. 37 апреля (1): 257-74. [Медлайн].

  • Сингх А., Хоупт Э., Петри В.А.Быстрая диагностика кишечных паразитических простейших с акцентом на Entamoeba histolytica. Interdiscip Perspect Infect Dis . 2009. 2009:547090. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Танюксель М., Петри В.А. мл. Лабораторная диагностика амебиаза. Clin Microbiol Rev . 2003 16 октября (4): 713-29. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Сайдин С., Отман Н., Нурдин Р. Обновление лабораторной диагностики амебиаза. Eur J Clin Microbiol Infect Dis .2019 38 января (1): 15-38. [Медлайн].

  • Shamsuzzaman SM, Haque R, Hasin SK, Hashiguchi Y. Оценка непрямого флуоресцентного теста на антитела и иммуноферментного анализа для диагностики печеночного амебиаза в Бангладеш. Дж Паразитол . 2000 июнь 86(3):611-5. [Медлайн].

  • Ahmad N, Khan M, Hoque MI, Haque R, Mondol D. Обнаружение ДНК Entamoeba histolytica из аспирата абсцесса печени с использованием полимеразной цепной реакции (ПЦР): диагностический инструмент для амебного абсцесса печени. Бангладеш Med Res Counc Bull . 2007 33 апреля (1): 13-20. [Медлайн].

  • Фотедар Р., Старк Д., Биб Н., Марриотт Д., Эллис Дж., Харкнесс Дж. Обнаружение методом ПЦР Entamoeba histolytica, Entamoeba dispar и Entamoeba moshkovsky в образцах стула из Сиднея, Австралия. Дж Клин Микробиол . 2007 март 45 (3): 1035-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хайрнар К., Пария СК. Новый анализ вложенной мультиплексной полимеразной цепной реакции (ПЦР) для дифференциального обнаружения Entamoeba histolytica, E.moshkovsky и ДНК E. dispar в образцах стула. ВМС Микробиол . 2007 24 мая. 7:47. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Старк Д., Ван Хал С., Фотедар Р., Бутчер А., Марриотт Д., Эллис Дж. и др. Сравнение наборов для обнаружения антигена в стуле с ПЦР для диагностики амебиаза. Дж Клин Микробиол . 2008 май. 46(5):1678-81. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Сингх П., Мирдха Б.Р., Ахуджа В., Сингх С. Петлевой анализ изотермической амплификации (LAMP) для быстрого обнаружения Entamoeba histolytica при амебном абсцессе печени. World J Microbiol Biotechnol . 2013 29 января (1): 27-32. [Медлайн].

  • Misra SP, Misra V, Dwivedi M. Илеоцекальные образования у пациентов с амебным абсцессом печени: этиология и лечение. World J Гастроэнтерол . 2006 28 марта. 12(12):1933-6. [Медлайн].

  • Нагата Н., Шимбо Т., Акияма Дж., Накашима Р., Ниикура Р., Нисимура С. и др. Прогностическое значение эндоскопических данных в диагностике активного кишечного амебиаза. Эндоскопия . 2012 апр. 44 (4): 425-8. [Медлайн].

  • Гонсалес М.Л., Дэнс Л.Ф., Мартинес Э.Г. Антиамебные препараты для лечения амебного колита. Кокрановская база данных Syst Rev . 2009 г., 15 апреля. CD006085. [Медлайн].

  • Петри В.А. младший, Сингх У. Диагностика и лечение амебиаза. Клин Заражение Дис . 1999 29 ноября (5): 1117-25. [Медлайн].

  • Salles JM, Salles MJ, Moraes LA, Silva MC. Инвазивный амебиаз: обновленная информация о диагностике и лечении. Expert Rev Anti Infect Ther . 2007 5 октября (5): 893-901. [Медлайн].

  • Kimura M, Nakamura T, Nawa Y. Опыт внутривенного введения метронидазола для лечения амебиаза средней и тяжелой степени в Японии. Am J Trop Med Hyg . 2007 авг. 77(2):381-5. [Медлайн].

  • Moon TD, Oberhelman RA. Противопаразитарная терапия у детей. Pediatr Clin North Am . 2005 Jun. 52(3):917-48, viii. [Медлайн].

  • Гонсалес МЛМ, Дэнс Л.Ф., Сио-Агилар Дж.Антиамебные препараты для лечения амебного колита. Кокрановская база данных Syst Rev . 2019 9 января. 1: CD006085. [Медлайн].

  • Баммигатти С., Рамасубраманян Н.С., Кадхираван Т., Дас А.К. Чрескожная игольчатая аспирация при неосложненном амебном абсцессе печени: рандомизированное исследование. Троп Док . 2013 янв. 43(1):19-22. [Медлайн].

  • Cordel H, Prendki V, Madec Y, Houze S, Paris L, Bourée P, et al. Завезенный амебный абсцесс печени во Франции. PLoS Negl Trop Dis . 2013. 7 (8): e2333. [Медлайн].

  • Макгрегор А., Браун М., Туэй К., Райт С.Г. Фульминантный амебный колит после применения лоперамида. J Travel Med . 2007 январь-февраль. 14 (1):61-2. [Медлайн].

  • Атье-Гутьеррес С., Родеа-Росас Х., Гисар-Бермудес С., Алькантара А., Монтальво-Хаве Э.Е. Эволюция хирургического лечения перфорации толстой кишки, связанной с амебиазом. J Gastrointest Surg . 2010 14 января (1): 82-7.[Медлайн].

  • Jha AK, Das G, Maitra S, Sengupta TK, Sen S. Лечение большого амебного абсцесса печени — сравнительное исследование аспирации иглой и катетерного дренирования. J Indian Med Assoc . 2012 янв. 110(1):13-5. [Медлайн].

  • Ширли Д.А., Мунах С. Фульминантный амебный колит после кортикостероидной терапии: систематический обзор. PLoS Negl Trop Dis . 10 июля 2016 г. (7): e0004879. [Медлайн].

  • Чаудри О.А., Петри В.А. мл.Перспективы вакцины против амебиаза. Вакцины Expert Rev . 2005 4 октября (5): 657-68. [Медлайн].

  • Snow MJ, Stanley SL Jr. Недавний прогресс в разработке вакцин против амебиаза. Арх Мед Рез . 2006 г. 37 февраля (2): 280-7. [Медлайн].

  • Stanley SL Jr. Вакцины против амебиаза: барьеры и возможности. Паразитология . 2006. 133 Приложение: S81-6. [Медлайн].

  • Куач Дж., Сен-Пьер Дж., Чади К.Будущее разработки вакцин против Entamoeba histolytica. Вакцина Hum Immunother . 2014 Feb 6. 10(6):[Medline].

  • Кикучи Т., Кога М., Симидзу С., Миура Т., Маруяма Х., Кимура М. Эффективность и безопасность паромомицина для лечения амебиаза в Японии. Паразитол Инт . 2013 Декабрь 62(6):497-501. [Медлайн].

  • Переопределение порога для антибиотиков широкого спектра действия

    Скачать рисунок |

    Госпитальная пневмония (ГП) — это новая инфекция паренхимы легкого, которая развивается через 48 часов или более после госпитализации и отсутствовала на момент госпитализации.Он составляет 22% всех внутрибольничных инфекций и увеличивает смертность пациентов примерно на 13% (1, 2). Из-за давления отбора, наблюдаемого в системах здравоохранения, определение «внутрибольничный» подразумевает определенный набор возбудителей, которые с большей вероятностью будут устойчивы к антибиотикам, и потенциально оправдывает эмпирическое использование противомикробной терапии широкого спектра действия. За последние 15 лет было предложено несколько руководств, чтобы помочь клиницистам распознать риск развития возбудителей с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ), но при клиническом применении такие руководства часто просто пропагандируют чрезмерное использование антибиотиков широкого спектра действия (3).

    В 2005 г. Американское общество инфекционистов (IDSA) совместно с Американским торакальным обществом (ATS) ввели термин «медицинская пневмония» (HCAP), который увеличил риск МЛУ-пневмонии и использование широкого — антибактериальная терапия спектра, от неотложной помощи до амбулаторных пациентов со значительным контактом со здравоохранением (4). После того, как в 2005 г. были опубликованы рекомендации, было установлено, что расширенные критерии для антимикробной терапии широкого спектра действия имеют чувствительность 53.7% и специфичность 71,2% для выявления пациентов с МЛУ-пневмонией и при проспективном применении были связаны с повышенной смертностью (3, 5). Чтобы ограничить использование излишне широкой антимикробной терапии при пневмонии, было разработано множество статических калькуляторов риска МЛУ с чувствительностью и специфичностью, достигающими максимума примерно 80% и 70% соответственно (6). К сожалению, ограниченная точность этих калькуляторов риска ограничивает их общее клиническое использование.

    В 2016 г. IDSA совместно с ATS выпустила обновленные рекомендации по ведению пациентов с ГП и вентиляторной пневмонией (7).Это совместное заявление было сосредоточено на сокращении использования неоправданно широкого спектра антибиотиков путем отказа от концепции HCAP и подчеркивания необходимости мониторинга моделей бактериальной резистентности с помощью антибиотикограмм, в идеале привязанных к конкретным отделениям ухода за пациентами. В рамках этого пересмотра руководство пересмотрело критерии, которые следует рассматривать как группу риска МЛУ-пневмонии. В новых рекомендациях рекомендуется охват метициллин-резистентными штаммами Staphylococcus aureus (MRSA), если локальные модели резистентности неизвестны или превышают 10–20%, и, аналогичным образом, двойное антимикробное покрытие для Pseudomonas aeruginosa , если локальные модели резистентности для монотерапии неизвестны. или более 10%.Они также включали специфические для пациента факторы риска, такие как недавнее внутривенное введение антибиотиков, потребность в ИВЛ или заместительной почечной терапии и даже наличие шока, острого респираторного дистресс-синдрома или структурного заболевания легких.

    Несмотря на эти изменения, появляются данные, указывающие на то, что эти новые критерии по-прежнему способствуют чрезмерному использованию антибиотиков широкого спектра действия (8). В этом выпуске AnnalsATS Боствик и его коллеги (стр.1392–1398) исследуют клиническое влияние пересмотренных рекомендаций 2016 г. на правильный выбор антибиотиков при ГП (9). Авторы обследовали когорту из 3562 пациентов с ГП, которые были госпитализированы в любой из 113 медицинских центров по делам ветеранов в течение 3-летнего периода. В этом ретроспективном анализе 56% пациентов с ГП получали эмпирическое лечение от MRSA, а 23% лечили двумя антисинегнойными препаратами. Важно отметить, что даже несмотря на то, что посевы на MRSA и устойчивые к антибиотикам грамотрицательные палочки были положительными в 5 случаях.17% и 2,30% пациентов, соответственно, рекомендации IDSA/ATS требовали, чтобы все пациенты, кроме одного, получали терапию против MRSA, а 22% получали два антисинегнойных препарата.

    Интересно, что почти во всех Медицинских центрах по делам ветеранов распространенность MRSA >20%, в то время как распространенность устойчивых к антибиотикам грамотрицательных палочек была более изменчивой, и в большинстве случаев она была ниже порога 20%. В одномерном и многомерном анализе ни механическая вентиляция легких, ни распространенность MRSA ≥20% не были связаны с инфекцией MRSA.Точно так же не было связи с антибиотикорезистентными грамотрицательными бактериями и внутривенным введением антибиотиков в течение последних 90 дней или назначением вазопрессорной терапии.

    Это высококачественное многоцентровое исследование дает реальную оценку чувствительности и специфичности рекомендаций IDSA/ATS для прогнозирования МЛУ-ГП в соответствии с недавно предложенными критериями. Хотя пересмотренные критерии были оценены в относительно отдельной когорте пациентов с упором на резистентность к пиперациллину/тазобактаму, результаты этого исследования показывают, что они обладают очень высокой чувствительностью, которая компенсируется низкой специфичностью, что приводит к значительной степени избыточного лечения. .Выводы, о которых сообщил Боствик и его коллеги, также очень напоминают результаты, опубликованные после введения концепции HCAP в рекомендации IDSA/ATS 2005 года.

    В целом, это исследование дополняет растущий объем литературы, которая предполагает, что универсальный и единичный порог не может быть использован для точного прогнозирования инфекций, вызываемых возбудителями МЛУ (3, 6, 8). Вместо этого следует определять риск пациента на индивидуальной основе, принимая во внимание его или ее историю болезни и текущую клиническую картину.

    Внедрение методов искусственного интеллекта (ИИ) и машинного обучения (МО) в здравоохранение может предоставить потенциальные средства прогнозирования риска для конкретного пациента на автоматизированной и высокоточной основе. Эти относительно новые статистические инструменты способны ассимилировать огромное количество информации из разрозненных источников за короткий период времени, чтобы обеспечить высокоточные и динамические вероятности результатов. Они даже способны поддерживать свои прогностические способности при неполной или отсутствующей информации, как это часто бывает с клиническими данными.Используя эти методологии в других дисциплинах, исследователи смогли создать модели с показателями эффективности, которые не уступают показателям их коллег-врачей (10, 11).

    В 2017 году Vazquez-Guillamet и его коллеги использовали методы AI/ML более раннего поколения, такие как алгоритмы многомерной логистической регрессии и рекурсивного разделения, чтобы получить дерево клинических решений для выявления инфекций кровотока с определенными моделями устойчивости к антибиотикам (12). Используя этот подход, они получили площадь под характеристиками кривой принимающего оператора, которая варьировалась от 0.61 до 0,80. Хотя в этом исследовании был достигнут прогресс в использовании ИИ/МО для прогнозирования возбудителей МЛУ, общая эффективность метода и зависимость исследования от участников из одного учреждения препятствуют широкому внедрению этого подхода. Дальнейшая оценка с использованием более новых подходов AI/ML, таких как деревья решений с градиентным усилением и рекуррентные нейронные сети, может дать превосходную прогностическую эффективность и является областью дальнейших исследований (13, 14).

    В дальнейшем эти новые методы искусственного интеллекта и машинного обучения будут многократно улучшаться и расширяться, что приведет к постоянному совершенствованию возможностей прогнозирования.Если и когда они достигнут порогового уровня приемлемой эффективности, мы можем выйти за рамки маркировки пневмонии по тому месту, где она диагностирована, и вместо этого сосредоточиться на кумулятивном кумулятивном риске возбудителей МЛУ для конкретного пациента, что приведет к тщательно подобранной эмпирической терапии и меньшему чрезмерному использованию антибиотики спектра.

    Ссылки

    Раздел:

    ChooseВ началоСсылки <<
    1 . Магилл С.С., Эдвардс Дж.Р., Бамберг В., Белдавс З.Г., Думяти Г., Кайнер М.А., и др. .; Группа по исследованию распространенности использования противомикробных препаратов и инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, Программа новых инфекций. Многострановое точечное обследование распространенности инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи. N Engl J Med 2014;370:1198–1208.
    2 . Melsen WG, Rovers MM, Groenwold RH, Bergmans DC, Camus C, Bauer TT, и др. . Атрибутивная смертность от вентилятор-ассоциированной пневмонии: метаанализ данных отдельных пациентов из рандомизированных профилактических исследований. Lancet Infect Dis 2013;13:665–671.
    3 . Chalmers JD, Rother C, Salih W, Ewig S. Пневмония, связанная с оказанием медицинской помощи, не позволяет точно идентифицировать потенциально устойчивые патогены: систематический обзор и метаанализ. Clin Infect Dis 2014; 58:330–339.
    4 . Американское торакальное общество; Американское общество инфекционистов. Руководство по ведению взрослых с внутрибольничной, вентилятор-ассоциированной и связанной с оказанием медицинской помощи пневмонией. Am J Respir Crit Care Med 2005;171:388–416.
    5 . Kett DH, Cano E, Quartin AA, Mangino JE, Zervos MJ, Peyrani P, и др. .; Улучшение медицины посредством оценки путей критической терапии внутрибольничной пневмонии (IMPACT-HAP) Исследователи. Внедрение рекомендаций по лечению возможной полирезистентной пневмонии в условиях интенсивной терапии: обсервационное многоцентровое когортное исследование. Lancet Infect Dis 2011; 11:181–189.
    6 . Уэбб Б.Дж., Джонс Б., Дин Северная Каролина. Эмпирический выбор антибиотиков и прогнозирование риска лекарственно-устойчивых возбудителей при внебольничной пневмонии. Curr Opin Infect Dis 2016; 29:167–177.
    7 . Калил А.С., Метерский М.Л., Кломпас М., Мусседер Дж., Суини Д.А., Палмер Л.Б., и др. . Ведение взрослых с внутрибольничной пневмонией и пневмонией, связанной с ИВЛ: руководство по клинической практике 2016 г., подготовленное Американским обществом инфекционистов и Американским торакальным обществом. Clin Infect Dis 2016;63:e61–e111.
    8 . Экрен П.К., Ранзани О.Т., Чеккато А., Ли Басси Г., Муньос Конехеро Э., Феррер М., и др. . Оценка руководящих критериев Американского общества инфекционных заболеваний/Американского торакального общества 2016 г. для риска мультирезистентных возбудителей у пациентов с внутрибольничной пневмонией и пневмонией, связанной с ИВЛ, в отделении интенсивной терапии. Am J Respir Crit Care Med 2018;197:826–830.
    9 . Bostwick AD, Jones BE, Paine R, Goetz MB, Samore M, Jones M. Потенциальное влияние рекомендаций по внутрибольничной пневмонии на эмпирическую антибиотикотерапию: оценка 113 медицинских центров по делам ветеранов. Ann Am Thorac Soc 2019;16:1392–1398.
    10 . Эхтешами Бейнорди Б., Вета М., Йоханнес ван Дист П., ван Гиннекен Б., Карссемейер Н., Литдженс Г., и др. .; Консорциум CAMELYON16. Диагностическая оценка алгоритмов глубокого обучения для выявления метастазов в лимфатических узлах у женщин с раком молочной железы. JAMA 2017; 318:2199–2210.
    11 . Эстева А., Купрель Б., Новоа Р.А., Ко Дж., Светтер С.М., Блау Х.М., и др. . Классификация рака кожи на уровне дерматологов с глубокими нейронными сетями. Природа 2017;542:115–118. [Опубликованная опечатка появляется в Nature 546:686.]
    12 . Васкес-Гийоме М.С., Васкес Р., Мичек С.Т., Коллеф М.Х. Прогнозирование устойчивости к пиперациллин-тазобактаму, цефепиму и меропенему у септических пациентов с инфекцией кровотока, вызванной грамотрицательными бактериями. Clin Infect Dis 2017;65:1607–1614.
    13 . Друкер Х., Кортес С. Повышение деревьев решений. В: Турецкий Д.С., Мозер М.С., Хасслмо М.Е., редакторы. Достижения в области нейронных систем обработки информации, 8-е изд. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1996. С. 479–485.
    14 . Нгиам К.Ю., Хор И.В. Алгоритмы больших данных и машинного обучения для оказания медицинской помощи. Lancet Oncol 2019;20:e262–e273.

    Снижение воздействия антибиотиков широкого спектра действия при инфекциях кровотока — VanEpps

    Проблема

    Сепсис — это подавляющая, нерегулируемая воспалительная реакция, вызванная инфекцией (1) и обычно являющаяся результатом инфекций кровотока (BSI).Ежегодно во всем мире регистрируется более 19 миллионов случаев сепсиса, из которых более миллиона приходится на США (2). При ежегодных расходах, превышающих 20 миллиардов долларов, сепсис является самым дорогостоящим заболеванием, которое лечится в больницах США (3). Своевременное лечение антибиотиками настолько важно, что антибиотики широкого спектра действия назначаются иногда без знания источника инфекции и всегда без знания конкретного возбудителя или его чувствительности к антибиотикам. Согласно рекомендациям кампании Surviving Sepsis Campaign (4), эмпирические противомикробные препараты, обладающие активностью в отношении всех вероятных патогенов, следует назначать в первый час после выявления сепсиса или септического шока.Этот метод дробовика используется, потому что текущий стандарт лечения для обнаружения патогенов, идентификации (ИД) и определения чувствительности к антибиотикам (т. е. посев биологических жидкостей) является очень плохой диагностикой. Время получения результата для посева крови может превышать 48 часов. Кроме того, культуры обладают низкой чувствительностью. Когда количество бактерий в крови невелико, их рост достаточно медленный, чтобы дать отрицательный результат. Кроме того, некоторые бактерии вообще не растут в стандартных условиях культивирования (5). Что еще хуже, культуры не обладают специфичностью и обычно контаминируются нормальной флорой кожи (6).Результатом является универсальное использование антибактериальных препаратов, которое приводит к устойчивости к антибиотикам, условно-патогенным инфекциям (например, Clostridium difficile ), тяжелым побочным эффектам (например, почечной или печеночной недостаточности) или возможности лечения критических больных. пациенты. Быстрая диагностика идентификации возбудителя и, что более важно, чувствительности к противомикробным препаратам сократит время воздействия эмпирических антибиотиков широкого спектра действия и позволит быстро перейти к таргетной терапии возбудителя.

    Следует отметить уникальную, но важную подгруппу BSI, связанную с имплантированными медицинскими устройствами.Рынок сердечно-сосудистых устройств, особенно тех, которые непосредственно контактируют с кровотоком (например, кардиостимуляторы, дефибрилляторы, протезы сердечных клапанов, вспомогательные устройства для левого желудочка, стенты, устройства для доступа к сосудам и венозные фильтры), является одним из самых быстрорастущих отраслей медицинского оборудования. Этот рост является функцией растущей распространенности сердечно-сосудистых заболеваний (7), расширения показаний к имплантации (8) и фундаментальных биоинженерных улучшений в материалах и электронике (9).Поскольку показания к имплантации продолжают расширяться, эти устройства будут получать пациенты с растущими сопутствующими заболеваниями и снижающейся иммунокомпетентностью. Несмотря на значительные преимущества, предоставляемые этими устройствами, любой инородный материал, попадающий в кровоток, представляет значительную угрозу заражения. Основная патология связана с адаптивной стратегией бактерий по прикреплению, колонизации и образованию биопленок на абиотических материалах (10). Эти биопленки обеспечивают значительную защиту как от иммунного клиренса хозяина, так и от антибиотиков.В то время как частота имплантации медицинских устройств увеличилась на целых 65% за последние несколько десятилетий (11), уровень инфицирования увеличился непропорционально (т.е. > 200%) (12). В результате имплантированные медицинские устройства являются основной причиной BSI в США. В настоящее время изучаются новые стратегии использования противомикробных/антибиопленочных устройств, но временной горизонт их разработки, одобрения регулирующими органами и клинического внедрения довольно велик. Таким образом, тенденция увеличения BSI, связанного с медицинскими устройствами, вероятно, сохранится или ухудшится в ближайшем будущем.


    Раствор

    В связи с недавним принятием Основных мер по сепсису (SEP-1) Центром обслуживания Medicare и Medicaid (CMS) появились сильные экономические стимулы для повышения бдительности при диагностике сепсиса. Это в сочетании с текущими определениями сепсиса-3 (1) и рекомендациями по выживанию при сепсисе (4) будет по-прежнему способствовать низкому порогу для начала эмпирической антибиотикотерапии широкого спектра действия. Однако, поскольку текущие диагностические критерии не являются ни чувствительными, ни специфичными, будет продолжаться ненадлежащее использование антибиотиков широкого спектра действия со всеми сопутствующими побочными эффектами (не последним из которых является продолжающееся селективное давление на устойчивые к антибиотикам виды).Это подчеркивает очевидную клиническую необходимость диагностировать BSI раньше и с большей точностью, включая идентификацию возбудителя и чувствительность к антибиотикам. С этой целью в недавнем выпуске Clinical Chemistry Andini et al. (13) описывают анализ амплификации нуклеиновых кислот для обнаружения, идентификации возбудителя и тестирования чувствительности к антибиотикам (AST), который сокращает время получения результатов (и, возможно, время до целевой антибактериальной терапии) примерно до 7 часов. Это значительное улучшение по сравнению с текущим стандартом лечения, который требует 48 часов или более ( Рисунок 1 ).

    Рисунок 1 Сравнение времени до получения результата для обычной культуры крови, метода qPCR ID + AST, предложенного Andini et al. и идеализированная потенциальная технология будущего. Обратите внимание, что метод qPCR ID + AST допускает деэскалацию терапии после первой эмпирической дозы. Идеализированное будущее могло бы по существу исключить эмпирические антибиотики широкого спектра действия, имея время до получения результата менее одного часа. кПЦР, количественная полимеразная цепная реакция; удостоверение личности, идентификация; АСТ, определение чувствительности к антибиотикам.

    Есть пять ключевых особенностей описанного анализа, которые вносят свой вклад в его реализованные преимущества. Во-первых, существует специальный начальный этап обработки образца для удаления человеческих клеток и ДНК. Этот процесс имеет решающее значение для удаления ингибиторов полимеразной цепной реакции (ПЦР), а также для удаления большого количества ДНК человека. Как правило, клинически значимая бактериемия включает всего несколько бактериальных клеток на миллилитр крови. Таким образом, на большом фоне человеческой ДНК присутствует незначительное количество бактериальной ДНК.Удаление ДНК лейкоцитов эффективно улучшает отношение сигнал/шум. Во-вторых, существует короткий период культурного обогащения. Существующие методы количественной ПЦР (кПЦР) недостаточно чувствительны для обнаружения очень низких концентраций бактериальной ДНК непосредственно в образце крови. Поэтому образец культивируют в течение 4 часов, чтобы позволить бактериям размножиться до уровня, достаточного для обнаружения. Действительно, это позволило обнаружить 1 КОЕ/мл в исходном образце. В-третьих, мишенью гена для амплификации с помощью ПЦР была внутренняя транскрибируемая спейсерная (ITS) область рибосомной ДНК (рДНК) длиной 16–23 s, а не традиционно используемая 16 s рДНК.Эта последовательность обеспечивает улучшенную аналитическую специфичность различных видов бактерий. В-четвертых, авторы разработали богатую библиотеку кривых плавления области ITS, которые эффективно идентифицируют виды бактерий с помощью анализа кривой плавления с высоким разрешением (HRMA) амплифицированного генного продукта. По сути, это позволяет проводить последовательное обнаружение и идентификацию без дополнительных манипуляций с образцами. В-пятых, была включена фенотипическая ТЧА, которая использует быструю количественную ПЦР для сокращения времени обнаружения роста в присутствии антибиотиков.В то время как многие технологии нуклеиновых кислот сосредоточены на обнаружении генов устойчивости к антибиотикам, этот метод оценивает фактическую реакцию бактерий на антибиотик. Это больше похоже на принятое в настоящее время использование минимальных ингибирующих концентраций (МИК) и пограничных значений для определения чувствительности. Кроме того, не все механизмы резистентности известны или связаны с отдельными специфическими генетическими последовательностями (например, насосы оттока) (14). Наконец, существует значительное несоответствие между наличием определенного гена устойчивости и фенотипическим проявлением устойчивости (15).


    Значение соответствующих

    и эмпирических антибиотиков

    Эмпирические рекомендации по антибиотикам основаны исключительно на охвате наиболее вероятного возбудителя без фактического знания конкретного возбудителя. Таким образом, он склонен как к чрезмерному, так и к недостаточному лечению пациентов. Как правило, если проводится диагностическое тестирование, выбор эмпирического антибиотика может быть скорректирован или снижен после завершения микробиологического тестирования. Даже сокращение времени получения результатов такого тестирования имеет значительные преимущества.Например, с использованием технологии Verigene® от Nanosphere, Inc., Sango et al. продемонстрировало, что сокращение времени до обнаружения ванкомицин-резистентного энтерококка (VRE) на 23,4 часа приводит к сокращению продолжительности пребывания в стационаре на 21,7 дня и снижению затрат на здравоохранение более чем на 60 000 долларов США (16). Это преимущество было связано со своевременным введением соответствующих антибиотиков. Однако эта технология по-прежнему зависит от традиционных культур крови и в лучшем случае давала результат в течение 18 часов, что дает возможность для дальнейшего совершенствования.Преимущество соответствующей патоген-специфической антибактериальной терапии дополнительно иллюстрируется в исследовании, сравнивающем госпитализированных пациентов с аллергией на пенициллин и пациентов без аллергии (17). Было обнаружено, что пациенты с аллергией на пенициллин получали антибиотики более широкого спектра действия, такие как фторхинолоны, ванкомицин и клиндамицин. В среднем они провели в больнице на 0,59 больше дней, имели на 23,4% больше инфекций, вызванных Clostridium difficile , на 14,1% больше инфекций, вызванных устойчивым к метициллину Staphylococcus aureus (MRSA), и 30 случаев.На 1% больше инфекций VRE. За три года увеличенная продолжительность пребывания в стационаре и осложнения обошлись системе здравоохранения примерно в 60 миллионов долларов. В целом, максимальная польза от быстрого молекулярно-микробного тестирования достигается в сочетании с хорошо продуманной программой рационального использования антибиотиков. В частности, внедрение пакета экспресс-диагностики в сочетании с доказательным управлением антибиотиками улучшило целесообразность первоначального назначения антибиотиков широкого спектра действия и фактически снизило использование антибиотиков широкого спектра действия в многобольничной системе (18).В целом, использование быстрой молекулярной диагностики для сокращения времени до соответствующей целевой терапии показало положительный клинический эффект как с точки зрения результатов лечения пациентов, так и с точки зрения затрат на здравоохранение (19,20). Ясно, что получение правильного лекарства от правильного микроба может спасти жизни и деньги.


    Угроза возникновения устойчивости к антибиотикам

    Первый антибиотик, пенициллин, был открыт в 1928 году. С тех пор мы стали свидетелями значительного улучшения здоровья и продолжительности жизни во всем мире.К сожалению, возникающая устойчивость к противомикробным препаратам становится одной из самых серьезных угроз для здоровья человека во всем мире. Менее чем через два десятилетия после открытия им пенициллина Александр Флеминг заметил, что микробы приучаются сопротивляться пенициллину (21). Время от разработки нового класса антибиотиков до обнаружения резистентности постоянно сокращается (22). В недавнем исследовании инфекций мочевыводящих путей, диагностированных в отделении неотложной помощи, до 5% положительных культур содержали штаммы, продуцирующие лактамазы расширенного спектра действия (23).Что еще хуже, у 46% пациентов исходное эмпирическое лечение антибиотиками было несогласованным (т. е. антибиотики, которые не охватывают выделенный штамм). По мере того, как все больше и больше патогенных бактерий развивают устойчивость к нескольким классам антибиотиков, ранее поддающиеся лечению болезни станут смертельными. Решение этой проблемы требует инвестиций не только в открытие новых противомикробных препаратов, но и в быструю диагностику и рациональное использование антибиотиков для снижения селективного давления, вызывающего резистентность (24).


    Несколько предостережений

    Комбинированный анализ ID + AST на основе кПЦР, описанный Andini et al. улучшает время до получения результатов для ID и AST нескольких патогенов BSI. Это улучшение превосходит как текущий стандарт лечения, так и многие новые технологии, выходящие на рынок (14), как с точки зрения ID, так и с точки зрения фенотипической AST. Таким образом, ожидается, что, если этот анализ будет реализован в более широком масштабе, он может улучшить как результаты для отдельных пациентов, так и возникающую устойчивость к антибиотикам за счет сокращения использования антибиотиков широкого спектра действия в пользу соответствующей таргетной терапии. Тем не менее, с этим оптимизмом требуется некоторая осторожность.Во-первых, анализ по-прежнему основан на обогащении культуры бактерий в бульоне Мюллера-Хинтона для обнаружения. При резком сокращении времени посева остаются другие ограничения посева крови (как отмечалось выше). В частности, как и традиционные культуры крови, эта система будет иметь низкую чувствительность к прихотливым микроорганизмам и может быть недостаточно эффективной при инфекциях биопленки, когда скорость роста бактерий снижена. Точно так же вероятность заражения быстрорастущими комменсальными штаммами кожи остается высокой, что может привести к ложноположительным результатам.Во-вторых, первоначальная обработка образца для удаления лейкоцитов может снизить потенциальное обнаружение внутриклеточных патогенов (например, сальмонелл, легионелл и микобактерий). Кроме того, чрезвычайно распространенный патоген BSI S . aureus , который когда-то считался внеклеточным патогеном, может выживать и даже реплицироваться в фагосомах, таким образом избегая иммунного обнаружения и очистки (25). Следовательно, при определенных условиях S . aureus также может избежать обнаружения с помощью этой стратегии.В-третьих, в этом экспериментальном исследовании оценивались только четыре распространенных патогена BSI. Хотя эта группа представляет примерно треть всех BSI, процесс масштабирования мультиплекса, безусловно, не является тривиальным. В-четвертых, используемый здесь метод прямой прививки AST представляет собой сдвиг парадигмы по сравнению с обычным AST. Обычно рост бактерий в присутствии антибиотиков измеряют по оптической плотности для определения чувствительности. Однако этот метод очень чувствителен к исходному инокуляту и поэтому требует пересева из флакона с положительными культурами крови для получения стандартной концентрации.Описанный метод с использованием △Ct из количественной ПЦР для определения реакции на антибиотики исключает этап пересева и менее чувствителен к первоначальному инокуляту. В то время как использование методов прямой инокуляции набирает обороты, существует значительная инерция, направленная на то, чтобы бросить вызов существующим стандартам для определения резистентности по MIC и контрольным точкам. Энергия активации для замены этого отраслевого стандарта будет достаточно высокой. Взятые вместе, эти опасения предполагают, что система ID + AST на основе qPCR (хотя, вероятно, будет полезной) не сможет полностью заменить традиционную культуру крови.Однако даже в качестве чисто аддитивной стратегии экспресс-диагностика в сочетании с программами рационального использования антибиотиков продемонстрировала экономическую эффективность (19).


    Задача для будущей работы

    В этот момент значение BSI, включая BSI, связанное с медицинским устройством, и возникающий в результате сепсис, должно быть ясно очевидным. Кроме того, столь же очевидны потенциальные преимущества улучшенной диагностики не только для прогнозирования исходов сепсиса, но и для выявления патогенов-виновников и их чувствительности к антибиотикам.Для достижения этой цели анализ, описанный Andini et al. способен снизить воздействие эмпирических антибиотиков широкого спектра действия до однократной дозы (, рис. 1, ). На самом деле, это побуждает к более серьезному вызову. Можно ли полностью исключить эмпирические антибиотики широкого спектра действия? Позволит ли постоянное совершенствование диагностических технологий проводить ИД и ТЧА менее чем за час? Представьте себе будущее, в котором новые антибиотики являются узконаправленными, даже видоспецифичными и первоначально назначаются на основе быстрой, молекулярной, бескультуральной диагностики.Разработка анализа qPCR ID + AST представляет собой результат сотрудничества между неотложной медициной и машиностроением. Этот тип междисциплинарного подхода является ключом к будущему успеху в решении этой задачи. Существует множество технологий на всех стадиях развития, включая хироплазмонные наноматериалы (26, 27), квантовое туннельное ферментативное обнаружение (28), магнитный резонанс (29) и микрофлюидику (30), которые могут оказать влияние в этой области, если будут предоставлены достаточные ресурсы для междисциплинарных исследований. совместные исследования и переводы.Антимикробные препараты узкого спектра действия, выбранные для диагностики, являются очевидным проявлением прецизионной медицины инфекционных заболеваний и явно заслуживают внимания в будущем и финансовых вложений.


    Благодарности

    Финансирование: Нет.


    Происхождение и экспертная оценка: Эта статья была заказана и проверена нашим редактором раздела доктором Вей Ли (отдел клинической лаборатории, больница Цилу, Шаньдунский университет, Цзинань, Китай).

    Конфликты интересов : Автор заполнил единую форму раскрытия информации ICMJE (доступна по адресу http://dx.doi.org/10.21037/jlpm.2018.12.02). Доктор ВанЭппс сообщает о патенте 16/761,686, КОМПОЗИЦИИ И МЕТОДЫ ДЛЯ ОБНАРУЖЕНИЯ МИКРООРГАНИЗМОВ, находящемся на рассмотрении. У автора нет конфликта интересов, о котором следует заявить.

    Этическое заявление: Автор несет ответственность за все аспекты работы, обеспечивая надлежащее расследование и решение вопросов, связанных с точностью или целостностью любой части работы.

    Заявление об открытом доступе: Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs 4.0 (CC BY-NC-ND 4.0), которая разрешает некоммерческое копирование и распространение статьи. со строгим условием, что никакие изменения или правки не вносятся, а оригинальная работа правильно цитируется (включая ссылки как на официальную публикацию через соответствующий DOI, так и на лицензию). Смотрите: https://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/.


    Каталожные номера

    1. Сингер М., Дойчман К.С., Сеймур К.В. и др. Третье международное консенсусное определение сепсиса и септического шока (Сепсис-3). ЯМА 2016; 315:801-10. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    2. При сепсисе лекарства не действуют. Ланцет Infect Dis 2012;12:89. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    3. Торио CM, Эндрюс RM. Национальные расходы на стационарное лечение: самые дорогие условия по плательщику, 2011 г.Статистическая справка HCUP №160. Доступно в Интернете: http://www.hcup-us.ahrq.gov/reports/statbriefs/sb160.pdf
    4. Родс А., Эванс Л.Э., Альхаззани В. и др. Кампания по выживанию при сепсисе: Международные рекомендации по лечению сепсиса и септического шока, 2016 г. Crit Care Med, 2017 г.; 45:486-552. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    5. Peters RP, van Agtmael MA, Danner SA, et al. Новые разработки в диагностике инфекций кровотока. Lancet Infect Dis 2004;4:751-60.[Перекрестная ссылка] [PubMed]
    6. Халверсон С., Малани П.Н., Ньютон Д.В. и др. Влияние почасового количества пациентов отделения неотложной помощи на контаминацию культуры крови и диагностический результат. J Clin Microbiol 2013;51:1721-6. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    7. Mozaffarian D, Benjamin EJ, Go AS, et al. Обновление статистики сердечных заболеваний и инсультов за 2016 год: отчет Американской кардиологической ассоциации. Тираж 2016 г.; 133:e38-360. [ПубМед]
    8. Praz F, Windecker S, Huber C, et al.Расширение показаний к транскатетерным вмешательствам на клапанах сердца. JACC Cardiovasc Interv 2015; 8: 1777-96. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    9. Хан В., Мунтимадугу Э., Джаффе М. и др. Имплантируемые медицинские устройства. В: Фокальная контролируемая доставка лекарств. Домб А.Дж., Хан В., редакторы. Бостон: Springer US; 2014: 33–59.
    10. ВанЭппс Дж. С., Младший Дж. Г. Инфекция, связанная с имплантируемым устройством. Шок 2016;46:597-608. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    11. Айзекс А.Дж., Шухайбер Дж., Салеми А. и др.Национальные тенденции использования и госпитальные результаты механической замены аортального клапана по сравнению с биопротезом. J Thorac Cardiovasc Surg 2015;149:1262-9.e3. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    12. Нильсен Дж. К., Гердес Дж. К., Варма Н. Зараженные электронные устройства, имплантируемые в сердце: профилактика, диагностика и лечение. Европейское сердце J 2015; 36: 2484-90. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    13. Андини Н., Ху А., Чжоу Л. и др. Сдвиг «культуры»: широкое обнаружение бактерий, идентификация и тестирование чувствительности к противомикробным препаратам непосредственно из цельной крови.Clin Chem 2018;64:1453-62. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    14. Opota O, Jaton K, Greub G. Микробиологическая диагностика инфекции кровотока: к молекулярной диагностике непосредственно из крови. Clin Microbiol Infect 2015;21:323-31. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    15. Оуэн Дж. Р., Нойес Н., Янг А. Е. и др. Полногеномное секвенирование и соответствие между генотипами чувствительности к противомикробным препаратам и фенотипами бактериальных изолятов, связанных с респираторными заболеваниями крупного рогатого скота. G3 (Бетесда) 2017;7:3059-71.[Перекрестная ссылка] [PubMed]
    16. Санго А., Маккартер Ю.С., Джонсон Д. и др. Подход к управлению для оптимизации противомикробной терапии путем использования экспресс-анализа микрочипов на культурах крови, положительных на виды Enterococcus. J Clin Microbiol 2013;51:4008-11. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    17. Macy E, Contreras R. Использование медицинских услуг и распространенность серьезных инфекций, связанных с «аллергией» на пенициллин у госпитализированных пациентов: когортное исследование. J Allergy Clin Immunol 2014;133:790-6.[Перекрестная ссылка] [PubMed]
    18. Bookstaver PB, Nimmich EB, Smith TJ 3rd, et al. Кумулятивный эффект пакета управления противомикробными препаратами и быстрого диагностического тестирования на раннюю рационализацию противомикробной терапии при грамотрицательных инфекциях кровотока. Противомикробные агенты Chemother 2017;61. [ПубМед]
    19. Pliakos EE, Andreatos N, Shehadeh F, et al. Экономическая эффективность быстрого диагностического тестирования для диагностики инфекций кровотока с антимикробным контролем или без него.Clin Microbiol Rev 2018;31. [ПубМед]
    20. Бюлер С.С., Мэдисон Б., Снайдер С.Р. и др. Эффективность практик повышения своевременности предоставления таргетной терапии стационарным пациентам с инфекциями кровотока: систематический обзор и метаанализ передового опыта лабораторной медицины. Clin Microbiol Rev 2016; 29:59-103. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    21. Конли Дж.М. Устойчивость к противомикробным препаратам. Ключом к успеху является разумное использование. Can J Infect Dis Med Microbiol 2004;15:249-51.[Перекрестная ссылка] [PubMed]
    22. Вентола кл. Кризис антибиотикорезистентности: часть 1: причины и угрозы. П Т 2015;40:277-83. [ПубМед]
    23. Frazee BW, Trivedi T, Montgomery M, et al. Отделение неотложной помощи. Инфекции мочевыводящих путей, вызванные энтеробактериями, продуцирующими расширенный спектр бета-лактамаз: многие пациенты не имеют идентифицируемого фактора риска, и распространена противоречивая эмпирическая терапия. Энн Эмерг Мед 2018;72:449-56. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    24. Перенцевич Э.Н., Малани П.Н.Алгоритмы лечения стафилококковой бактериемии: улучшение клинической помощи и усиление управления противомикробными препаратами. ДЖАМА 2018; 320:1243-4. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    25. Fraunholz M, Sinha B. Внутриклеточный золотистый стафилококк: живи и дай умереть. Front Cell Infect Microbiol 2012; 2:43. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    26. Ма В., Куанг Х., Сюй Л. и др. Обнаружение аттомолярной ДНК с помощью хиральных наностержней. Нацкоммуна 2013;4:2689. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    27. Чжао И, Сюй Л, Ма В и др.Созданные оболочкой хироплазмонные сборки наночастиц для обнаружения зептомолярной ДНК. Нано Письма 2014; 14: 3908-13. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    28. Shi X, Kadiyala U, VanEpps JS, et al. Выявление и идентификация бактерий в крови без посева с помощью быстрого фенотипического тестирования на чувствительность к антибиотикам. Научный представитель 2018; 8: 3416. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    29. Mylonakis E, Clancy CJ, Ostrosky-Zeichner L, et al. Магнитно-резонансный анализ T2 для экспресс-диагностики кандидемии в цельной крови: клиническое испытание.Clin Infect Dis 2015;60:892-9. [Перекрестная ссылка] [PubMed]
    30. Хоу Х.В., Бхаттачарья Р.П., Хунг Д.Т. и др. Прямое обнаружение и профилирование лекарственной устойчивости бактериемий с использованием инерционной микрофлюидики. Лабораторный чип 2015; 15:2297-307. [Перекрестная ссылка] [PubMed]

    doi: 10.21037/jlpm.2018.12.02
    Цитируйте эту статью как: VanEpps JS. Уменьшение воздействия антибиотиков широкого спектра действия при инфекциях кровотока. J Lab Precis Med 2018; 3:100.

    Показания антибиотиков широкого спектра действия.

    Показания к назначению антибиотиков широкого спектра действия.

    Таблица 2: Показания к назначению антибиотиков широкого спектра действия.

    Индикация Частота Процент
    Госпитальная пневмония 126 33,0
    Вентилятор-ассоциированная пневмония 52 13.6
    Инфекция кожи и мягких тканей 23 6,0
    Инфекция кровотока, связанная с катетером 57 14,9
    уросепсис 17 4,5
    Инфекция костей и суставов 3 0,8
    Нейтропенический сепсис 19 5.0
    Внебольничная пневмония 2 0,5
    Мелиоидоз 11 2,9
    Пиелонефрит 5 1,3
    Инфекция центральной нервной системы (абсцесс головного мозга) 4 1,0
    Clostridium difficile инфекция 3 0.8
    Внутрибрюшной сепсис 34 8,9
    Заглоточный абсцесс 1 0,3
    Некротический фасциит 4 1,0
    Инфекция центральной нервной системы (менингит) 9 2.4
    Парафарингеальный абсцесс 1 0,3
    Перитонит 2 0,5
    Эмпиема 7 1,8
    Противотуберкулезная терапия второй линии 1 0,3
    Инфекционный эндокардит 1 0.3
    Всего 382 100

    Увеличение количества антибиотиков широкого спектра действия, непропорциональное количеству резистентных микроорганизмов

    Клинический вопрос: Повысили ли рекомендации по лечению пневмонии, связанной с оказанием медицинской помощи (HCAP), точность лечения?

    Справочная информация: Руководство , опубликованное в 2005 г., призывает к использованию антибиотиков широкого спектра действия у пациентов с пневмонией, недавно подвергшихся воздействию медицинских учреждений.Тем не менее, существует мало доказательств, подтверждающих факторы риска, которые они определяют, и рекомендации, вероятно, будут способствовать увеличению использования антибиотиков широкого спектра действия.

    Дизайн исследования: Наблюдательное, ретроспективное.

    Установка: Медицинские центры VA, 2006–2010 гг.

    Сводка: В этом исследовании врачи медицинского центра штата Вирджиния оценили 95 511 случаев госпитализации по поводу пневмонии в 128 больницах в период с 2006 по 2010 год, то есть в годы, когда следовали рекомендациям 2005 года.Проводились ежегодные анализы для оценки выбора антибиотиков, а также выявления резистентных бактерий из крови и респираторных культур. Исследователи обнаружили, что в то время как использование антибиотиков широкого спектра действия резко увеличилось в течение периода исследования (ванкомицин с 16% до 31% и пиперациллин-тазобактам с 16% до 27%, P<0,001 для обоих), частота резистентных микроорганизмов либо снизилась. или оставался стабильным.

    Кроме того, врачи не лучше подбирали антибиотики широкого спектра действия для пациентов, инфицированных резистентными микроорганизмами, в конце периода исследования, чем в начале.Они пришли к выводу, что срочно необходимы дополнительные исследования для выявления пациентов с риском резистентных микроорганизмов, чтобы более правильно назначать антибиотики широкого спектра действия.

    В этом исследовании не оценивались клинические исходы пациентов, поэтому неясно, могли ли они получить клиническую пользу от внедрения рекомендаций. На данный момент оптимальный подход к эмпирической терапии HCAP остается неопределенным.

    Итог: Несмотря на заметное увеличение использования антибиотиков широкого спектра действия при HCAP в годы, последовавшие за изменением рекомендаций по лечению, врачи не продемонстрировали улучшения подбора этих антибиотиков для пациентов, инфицированных резистентными микроорганизмами.

    Образец цитирования: Джонс Б.Е., Джонс М.М., Хаттнер Б. и др. Тенденции использования антибиотиков и нозокомиальные возбудители у госпитализированных ветеранов с пневмонией в 128 медицинских центрах, 2006-2010 гг. Клин Заражение Дис . 2015;61(9):1403-1410.

    Следующая статья:

    Конкурс SHM в Твиттере поощряет правильное назначение антибиотиков

    Использование антибиотиков широкого спектра действия в качестве начального лечения пневмонии не принесло пользы

    26 февраля 2020 г. 9:00

    Пневмония, показанная на этом рентгеновском снимке, является причиной более 1 миллиона госпитализаций в США.С. ежегодно. Новые научные данные свидетельствуют о том, что врачам следует пересмотреть использование препаратов, нацеленных на устойчивые к антибиотикам бактерии, в качестве начального лечения заболевания. Фото: Getty Images

    Врачи, которые используют препараты, нацеленные на устойчивые к антибиотикам бактерии, в качестве первой линии защиты от пневмонии, вероятно, должны пересмотреть этот подход, согласно новому исследованию более 88 000 ветеранов, госпитализированных с этой болезнью. Исследование, проведенное исследователями из Университета здравоохранения штата Юта и системы здравоохранения штата Вирджиния в Солт-Лейк-Сити, показало, что пациенты с пневмонией, получавшие эти лекарства в первые несколько дней после госпитализации, чувствовали себя не лучше, чем те, кто получал стандартную медицинскую помощь.

    «Иногда в нашем стремлении улучшить результаты, особенно среди критически больных пациентов, мы, как врачи, можем быть слишком широкими в наших первоначальных методах лечения. Это верно и для пневмонии, где мы не обнаружили преимуществ, связанных с использованием так называемых антибиотиков «большой пушки» в качестве начального лечения для подавления резистентных организмов, даже среди тех пациентов, которые подвержены высокому риску этих типов инфекций. ” — говорит Мэтью Самор, доктор медицинских наук, старший автор исследования, профессор медицины U of U Health и директор Центра повышения эффективности принятия решений и аналитических наук в системе здравоохранения штата Вирджиния в Солт-Лейк-Сити.

    Исследование JAMA Internal Medicine, одно из крупнейших когда-либо изучавших тенденции использования антибиотиков при лечении пневмонии.

    ««Иногда, стремясь улучшить результаты, мы, как врачи, можем быть слишком широкими в наших первоначальных методах лечения. Похоже, это верно в отношении пневмонии».

    Пневмония является восьмой по значимости причиной смерти в Соединенных Штатах, на которую ежегодно приходится более 1 миллиона госпитализаций и около 50 000 смертей.Это может быть вызвано вирусами, грибками и бактериями, в том числе устойчивым к метициллину золотистым стафилококком (MRSA), который может вызывать редкую, но трудно поддающуюся лечению форму пневмонии

    К сожалению, определить, ответственны ли MRSA или другие патогены за тот или иной конкретный случай пневмонии, сложно. Это связано с тем, что тестирование образцов мокроты (слизи) на причину пневмонии часто бывает неточным, а сбор образцов легочной ткани может быть инвазивным и рискованным, особенно у тяжелобольных пациентов.

    Таким образом, врачам часто приходится полагаться на свои здравые суждения, чтобы сделать вывод о том, какое лечение может быть эффективным, до тех пор, пока не будут получены окончательные результаты анализов, говорит Барбара Джонс, доктор медицинских наук, ведущий автор исследования, доцент кафедры внутренних болезней U of U Health. и лауреат премии по развитию карьеры Службы исследований и разработок VA Health

    Чтобы определить, как этот процесс принятия решений влияет на уход за пациентами, Самор, Джонс и их коллеги ретроспективно изучили медицинские записи 88 605 пациентов с пневмонией в возрасте от 62 до 81 года, которые были госпитализированы в медицинские центры штата Вирджиния в период с 2008 по 2013 год.Исследователи отслеживали, получали ли эти пациенты изначально стандартную антибактериальную терапию пневмонии, такую ​​как церфтриаксон и азитромицин, или два типа лечения против MRSA:

    • стандартная терапия плюс ванкомицин (антибиотик)
    • ванкомицин без стандартной терапии.

    Исследователи заметили, что по мере того, как врачи узнавали больше об инфекции MRSA в легких и беспокоились о ней, они с большей вероятностью использовали терапию против MRSA в качестве начального лечения, несмотря на то, что на MRSA приходится лишь около 2% случаев пневмонии. .На самом деле их использование выросло с примерно 20% пациентов в 2008 году до почти половины в 2013 году. В результате многие пациенты, получавшие лечение антибиотиками против MRSA, вероятно, не нуждались в них.

    Исследователи не обнаружили заметных преимуществ лечения против MRSA в дополнение к стандартному лечению. Фактически, лечение анти-MRSA было связано с на 40 % более высоким риском смерти в течение 30 дней после выписки, возможно, из-за потенциально серьезных побочных эффектов ванкомицина, включая повышенную частоту почечной недостаточности и вторичных инфекций.Однако, по словам исследователей, необходимы дальнейшие исследования, чтобы полностью определить основные причины этого повышенного риска.

    «Наше исследование ставит под сомнение стратегию широкого эмпирического охвата антибиотиками, которая ранее продвигалась практическими рекомендациями по пневмонии», — говорит Джонс. «Мы не говорим, что никогда не следует использовать терапию против MRSA для лечения пневмонии. Но в отсутствие лучших тестов для идентификации MRSA как потенциального патогена, вызывающего заболевание, использование терапии против MRSA, по-видимому, не дает никаких преимуществ перед стандартной лечебной терапией.

    «В этих обстоятельствах, — добавляет она, — для пациентов может быть безопаснее, если врачи будут придерживаться стандартного лечения антибиотиками в течение нескольких дней, чтобы посмотреть, как поживают пациенты, а не сразу бросаться на терапию против MRSA.

    ####

    В дополнение к Drs. Джонс и Самор, Цзянь Ин, Ванесса Стивенс, Кэндис Гарольдсон, Тао Хе, МакКенна Неверс, Мэтью Кристенсен, Ричард Нельсон, Грегори Стоддард, Брайан Зауэр, Питер Ярбоу, Макото Джонс, Мэтью Бидвелл Гетц и Том Грин внесли свой вклад в это исследование.Исследователи получили финансирование от Службы исследований и разработок в области здравоохранения ветеранов и Центров по контролю и профилактике заболеваний.

    University of Utah Health предоставляет передовые и сострадательные медицинские услуги в области, которая охватывает 10% территории США, включая Айдахо, Вайоминг, Монтану и большую часть Невады. Центр медицинских исследований и образования в регионе, U of U Health имеет исследовательское предприятие стоимостью 373 миллиона долларов и обучает большинство врачей штата Юта, в том числе более 1250 поставщиков медицинских услуг каждый год в своих школах медицины и стоматологии и колледжах медсестер. , фармация и здоровье.Система насчитывает более 20 000 сотрудников и включает 12 поликлиник и четыре больницы. Десять лет подряд U of U Health входит в десятку лучших академических медицинских центров США по результатам исследования Vizient Quality and Accountability Study.

    Система здравоохранения штата Вирджиния в Солт-Лейк-Сити стремится оказывать сострадательную, современную медицинскую помощь ветеранам Межгорного Запада.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.