Как врачи запугивают: Диагноз начинается с запугивания. Почему у нас всегда так?

Содержание

Диагноз начинается с запугивания. Почему у нас всегда так?

В преддверии Всемирного дня борьбы с раковыми заболеваниями «Правмир» публикует отрывок из книги Татьяны Хорошуновой «Болезнь, подарившая жизнь», вышедшей в издательском доме «Питер».

Когда мы узнаем о диагнозе, первый, кто нас обычно пугает, — это врач. Я об этом много думала. Почему именно с запугивания начинается жизнь с диагнозом? «В вашем случае крайне негативный прогноз», «Я ничего не могу вам обещать, 5 лет выживаемость…» и прочее. Почему нельзя успокоить? Обнадежить? Укрепить в вере?

Врачу тоже может быть страшно, он такой же человек, как и мы с вами. Он боится смерти, неадекватных реакций, истерик. Он их видел немало. Это неосознанный страх. И врач защищается тоже неосознанно. Профессия онколога сопряжена с большим количеством боли и страдания, соприкоснуться с этим может далеко не каждый. 

Другая причина в том, что сообщить диагноз нужно так, чтобы собрать, мобилизовать пациента. И к каждому нужен индивидуальный подход: с кем-то нужно жестко, с кем-то мягко. При большом потоке больных не всегда получается сохранить человеческое отношение. Кроме того — а знает ли врач, как надо? Ведь такому не учат в институте. Это мои размышления. Не для того я ими делюсь, чтобы обличить черствость врачей, которая порой граничит с хамством, а для того, чтобы через понимание сохранять мир в душе, это очень важно.

Задача врача — мобилизовать нас на лечение. Сделать прежде всего нас ответственными за свою жизнь. Когда мы осознаем личную ответственность, мы собраны, действуем, не позволяем себе скатиться до жалости к себе, отчаяния и депрессии. Вселенная через врача говорит: «Действуй без промедления», — и дает список того, что именно нужно делать.

Вера, внушаемая извне, не несет никакой пользы, она создает напрасные иллюзии, расслабляет волю. Вера должна родиться и прийти изнутри, ее нужно взращивать в себе.

Но далеко не всех мобилизует запугивание. Я не люблю, когда меня пугают врачи. Обычно я предупреждаю об этом заранее. Так и говорю: «Страх меня парализует. Поэтому давайте общаться конструктивно». Обычно работает. Когда я пришла на прием к онкологу, я забыла, как общаться с врачами. И пропустила «удар». И, конечно же, впала в привычный ступор. Но четко расписанная процедура обследования, а затем и лечения задала ритм жизни, который — хочешь ты этого или нет — заставляет шевелиться; и я сумела потихоньку выйти из ступора.

Запугивают не только врачи. Запугивает общество, обсуждая на форумах те самые негативные прогнозы и побочку. Друзья и знакомые — рассказывая случаи из жизни, когда все умерли. Запугивают и те, кто с заболеванием никогда не сталкивался. Они тоже делают это неосознанно, у каждого свой мотив. Они делятся своим мнением и разными историями, не думая о нас. Через них Вселенная задает вопрос: что ты выбираешь прямо сейчас? Бояться или жить, не откладывая жизнь на потом?

Почему одни умирают, хотя диагноз им поставили на ранней стадии, а другие живут долгие годы, узнав диагноз на четвертой, когда уже метастазы? Потому что каждый случай в онкологии уникальный. И я все больше склонна думать, что онкология — это прежде всего болезнь души. Вот почему врачи бывают бессильны помочь на первой стадии. Мы сами уничтожаем жизнь внутри себя, и только от нас зависит, насколько успешным будет лечение, насколько мы сможем изменить свою жизнь и образ мыслей, которые и привели нас к болезни. Каждым своим днем мы отвечаем на вопрос: ДЛЯ ЧЕГО НАМ НУЖНА ЖИЗНЬ?

Мы боимся того, чего нет, и пытаемся подстелить соломку, не зная, где упадем. Мы весьма изощренно избегаем жизни. Бояться жить — значит бояться принимать перемены и подстраиваться под новые условия.

Рак по смертности все еще стоит на третьем месте, лидируют сердечно-сосудистые заболевания и травматизм. Как сказал один врач, «все умирают от рака, но не все до него доживают». Мы все умрем — кто-то раньше, кто-то позже. И, по мне, очень важно, КАК я проживу отведенное мне время.

Чем отличаемся мы от тех, кто здоров? Тем, что у нас нет иллюзии, что мы бессмертны. Мы видели смерть рядом, и она «сказала» нам: «Живи немедленно, сейчас!» Ни у больных, ни у здоровых нет будущего, оно плод нашего воображения, нашей фантазии. Считайте, что больные раком прозрели. Мы знаем, что у нас есть сейчас. И сейчас у нас все прекрасно, мы живы, кто-то в процессе лечения, у кого-то ремиссия! Живы родители, есть дети, друзья, гаджеты, еда, крыша над головой и такие же хорошие знакомые, как мы с вами, — это ли не счастье!

И если рак рождается сначала на уровне души, то и рецидив тоже. Давайте заботиться о душе, взращивать в себе новую жизнь, новых себя, получать удовольствие от каждого прожитого дня, даже если это трудно дается.

Чем гинекологи запугали россиянок — Газета.Ru

Каждая третья женщина в России сталкивалась с грубостью со стороны гинекологов и врачебными ошибками. Специалистам доверяют лишь 40% женщин, а остальные предпочитают самостоятельно решать свои проблемы со здоровьем. Как гинекологи доводят пациенток до истерики, почему по выходным реже рожают и откуда получают информацию о дамском здоровье — в материале «Газеты.Ru».

Исследование проекта Здоровье Mail.ru показало, что только половина женщин в России регулярно посещают гинеколога: 40% бывают в кабинете врача раз в год, 9% — раз в полгода. Остальные представительницы прекрасного пола либо вспоминают о враче, «когда что-то заболит», либо вообще не помнят, когда в последний раз приходили на консультацию.

При этом далеко не все доверяют словам и диагнозам гинекологов: 45% ответили на этот вопрос утвердительно, а около трети женщин хотя бы раз обращались к другому специалисту, чтобы проверить поставленный диагноз.

«Если посмотреть данные ВЦИОМа за 2014-2016 годы, то там зафиксирован резкий рост недоверия к врачебному сообществу — с 35 до 50%. Мы считаем, что связано это в основном с нежеланием врачей разговаривать с пациентами. Пациент имеет право знать о состоянии своего здоровья, но о своем праве он должен еще заявить. Должен идти диалог, однако этого, чаще всего, не происходит. У нас есть бумажка, в которой написано «согласен на все, включая летальный исход», а все, что происходит дальше, это, к сожалению, зачастую как раз-таки грубость и хамство», — рассказал «Газете.Ru» президент Лиги защиты пациентов Александр Саверский.

Высокий уровень недоверия действительно можно отчасти объяснить непрофессиональным поведением врачей: 31% женщин испытали на себе грубое отношение со стороны гинеколога — врач делал больно, говорил неприятные вещи или запугивал.

Так, некоторые врачи доводят пациенток до истерики, в первую очередь, своей реакцией на заболевание — например, начинают ужасаться, рисовать страшные диагнозы, давя на безысходность ситуации. Причем одни настаивают на том, что рожать ни в коем случае нельзя, в то время как другие уверены, что роды являются панацеей от многих болезней.

«Лечат чаще всего не роды, а сами изменения в гормональной системе. Однако и эта информация не совсем верна. Роды действительно могут вылечить только одну болезнь — эндометриоз. В остальных же случаях они чаще не лечат, а калечат женский организм, как бы грустно это ни звучало», — рассказала «Газете.Ru» гинеколог медицинского центра «Семья» Елена Иванова.

Несмотря на то, что классическая медицина изначально предполагает подробный разговор с пациентом с разбором диагноза и способов лечения, некоторые гинекологи предпочитают рубить с плеча — причем в прямом смысле этого выражения.

«Зачастую любую серьезную проблему врачи, которых сложно назвать профессионалами, предлагают решать кардинально: отрезать матку, а заодно и яичники, а также шейку матки, чтоб болезнь не распространялась дальше. Мотивируется такое решение тем, что матка женщинам не нужна, если они не планируют дальше рожать детей», — рассказала Иванова.

Однако такой радикальный подход чаще всего означает попытку врача обезопасить не пациента, а, скорее, себя — перестраховаться, чтобы не брать ответственность за дальнейшее состояние здоровья пациента. Вот и получаются довольно грустные цифры: в России, по словам Елены Ивановой, у каждой третьей женщины старше 50 лет удалена матка. При этом стоит отметить, что для многих дам такая операция проходит далеко не бесследно — могут развиться тяжелые синдромы (от проблем с сердечно-сосудистой системой до раннего климакса и общего увядания организма), а также комплекс неполноценности, приводящий к затяжной депрессии.

Тем не менее, если попытки перестраховаться не всегда имеют печальный исход, то 31% женщин оказывались в ситуации, когда врач причинил прямой вред — поставил неверный диагноз или назначил неверное лечение. Почти столько же участниц опроса (28%) столкнулись с врачебной ошибкой, которая позже была подтверждена.

«После того, как у меня случилась задержка, я сразу пошла на прием к гинекологу, где мне сказали, что беременность не обнаружили. Выписали таблетки, гормональные препараты, сказали принимать, и придет менструация. Буквально через пять дней мне стало плохо, и я обратилась в другую клинику. Там мне сразу сказали, что я беременна и плод умер в развитии на восьми неделях и двух дня», — поделилась на одном из форумов своей историей Яна Борисова.

Бывает и так, что свою некомпетентность врачи прикрывают еще и необоснованной грубостью, агрессией, с которой сталкиваются даже роженицы, с которыми стоит обращаться вдвойне аккуратно.

«Вечером у меня начались схватки, и мы с мужем сразу поехали в больницу. И там-то начался настоящий ад. Несмотря на то, что я до родов обследовалась в этой клинике, знала врача, который должен был принимать роды, все сразу пошло наперекосяк», — рассказала «Газете.Ru» свою историю Виктория Акопян, несколько месяцев назад рожавшая в одной из клиник Ростова-на-Дону.

«Меня несколько часов таскали по каким-то палатам, переводили из одного корпуса в другой по каким-то катакомбам, хотя я уже мало что соображала,

— продолжает ростовчанка. — Более того, моего врача не оказалось на месте, поэтому роды принимала другая женщина. Ей оказалось абсолютно наплевать, что мы ранее договаривались на кесарево сечение — она заставила меня рожать самостоятельно, так как не хотела брать на себя ответственность за операцию. Я мучилась больше четырех часов, однако открытия матки так и не произошло, как изначально и предполагалось. На это врач лишь развела руками — значит, все-таки операция»,

Вместо того, чтобы чувствовать вину за свой непрофессионализм, врач решила прикрыть его неоправданной грубостью, создав для девушки еще более некомфортные условия — бросала отрывистые грубые фразы, не отвечала на вопросы, отметила Акопян. «Никто не обязан с вами тут возиться», — все, что услышала от нее роженица.

По словам Саверского, «агрессивным» акушерство называла даже ведущий вице-президент Российской ассоциации акушеров-гинекологов Галина Савельева. Причем не только в отношении грубости и хамства, но и в отношении тактики ведения родов.

«В книге «Как безопасно родить в России» есть достаточно уникальные данные, касающиеся того, что

в России роды по дням недели распределяются так, что в выходные рожают на 40% меньше, чем в будни. Принимая во внимание то, что беременность и роды — это естественный процесс, то становится понятно, что речь идет об управлении родами.

Вот и стоит задуматься, в чьих это делается интересах — женщины или врача, которому хочется в выходные отдыхать», — сказал правозащитник.

Как ни странно, зачастую грубое отношение исходит именно от врачей женского пола. Тем не менее, пациентки все равно продолжают больше доверять женщинам-гинекологам, нежели мужчинам.

«Так случается, потому что пациентки уверены, что женщина в любом случае больше знает о нашем организме, скорее всего, сама это проходила, а потому ей можно доверять больше. Однако это необоснованная уверенность – мужчины иногда бывают даже деликатнее в вопросах женского организма, потому что стараются не причинить боль пациентке, на подсознательном уровне воспринимая ее как хрупкое и нежное создание», — поделилась своим мнением Елена Иванова.

Пол гинеколога является далеко не основной причиной хамства. Так, Александр Саверский уверен, что связано оно, помимо прочего, с низкой зарплатой медиков.

«Средний заработок врачебного персонала можно описать одной фразой: «Государство не уважало их, они перестали уважать государство и всех, кто в нем живет», — отметил эксперт.

Однако если проблему с зарплатами предстоит решать все-таки государству, врачам и пациентам и самим есть над чем поработать — хотя бы научиться доброжелательности.

«Если вы хотите получить лояльных пациентов, стоит быть лояльными к ним. Лояльность включает в себя, в первую очередь, доброжелательность. И это не просто улыбки — согласитесь, когда врач имеет дело с болью и проблемами, вряд ли в этот момент стоит улыбаться, это может еще больше напугать пациента», — заключил Саверский.

Как бы то ни было, среди женщин все равно всегда будут оставаться те, кто уверен, что можно обойтись и без врачей — большинство опрошенных женщин самостоятельно расширяют свои знания о своем здоровье: 71% читает книги, сайты, журналы, результаты научных исследований; 10% ищут ответы на форумах или советуются с подругами. При этом 33% респонденток не обращают внимания на достоверность источников, а 28% предпочитает исключительно те источники, которые соответствуют критериями доказательной медицины.

7 ситуаций на приёме у гинеколога, которые нельзя терпеть

Разведённые ноги, поднятые кверху — далеко не поза силы. В таком положении ожидаешь от врача тактичности, мягкости, понимания. А бывает, что вместо этого получаешь зеркало поглубже и грубое: «Как в постель ложиться, так тебе не больно». Мы прочитали 190 историй девушек, которые столкнулись с некомпетентными врачами, и выбрали самые толстые намёки сменить гинеколога.

Этот текст — часть проекта «Раздевайтесь»

«Раздевайтесь» — это спецпроект о гинекологии, женских врачах и ситуациях, в которых мы чувствуем себя уязвимо. Каждая из нас на приёме у гинеколога слышала слово «раздевайтесь», но знаете ли вы, что осмотр на гинекологическом кресле нужен не всегда? 

Кроме мифа о кресле, есть опасные манипуляции, бестактные замечания и вредные назначения, которые порой используют гинекологи. Чтобы помочь женщинам с этим бороться, мы готовим советы и инструкции. Мы — это медиа о здоровье «Купрум» и женское издание Burn­ing Hut. Делитесь нашими материалами с сёстрами, подругами, мамами!

Врач не соблюдает приватность

Анонимно

В последние классы школы проходили обязательный медосмотр, в том числе и у гинеколога. Врач мало того что принимала с распахнутой в коридор дверью, но и при этом не стеснялась громко переспрашивать тех девушек, у которых уже был сексуальный опыт — видимо, чтобы вся больница услышала. Когда ей попались две такие девушки подряд, громко возмущалась в стиле «Нууу *название школы*, нууу удивила!», в то время как девушки с красными лицами выбегали из кабинета. Это было вдвойне неприятно, учитывая, что город маленький и все друг друга знают (здесь и далее сохранены орфография и пунктуация авторов. — Прим. ред.).

Анонимно

В молодости примерно лет в 20 была на приёме. Лежу в кресле и в это время в кабинет заходит группа практикантов по возрасту мои ровесники девушки и парни. Меня не спросили не предупредили. Было очень неприятно и неловко. Понимаю что им надо учиться, но представьте себя на моём месте( 

Соблюдение приватности — это не прихоть пациентов, а часть работы медиков. Это записано в российских законах. Факт обращения за медпомощью, а также состояние здоровья, диагноз, обследование, лечение считаются врачебной тайной и подпадают под статью 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». 

У российских врачей есть кодекс профессиональной этики, согласно которому не допускается разглашать врачебную тайну без согласия пациента или его представителя, если того не требует закон. Это подкреплено Конституцией: в статье 23 говорится «о праве на личную тайну», а в статье 24 «о запрете распространения информации о частной жизни лица без его согласия». Так что если врач через весь коридор кричит: «У нас тут девственница с молочницей», он нарушает каждый из этих документов.

С конфиденциальностью подростков от 15 до 18 лет с августа 2020 года стало сложнее — теперь медцентры должны сообщать родителям или опекунам о полученной у них помощи. Это ставит под угрозу здоровье многих девочек, которые не пойдут гинекологу, чтобы родители не узнали о половых партнёрах, ЗППП или аборте. Хотя авторы этой поправки предполагают, что так взрослые помогут подростку принимать более взвешенные решения о здоровье. 

Врач комментирует вашу личную жизнь и даёт непрошеные советы

Анонимно

Гинеколог на медосмотре в санаторий спросила, был ли у меня секс. Я ответила «да», на что она начала кричать: «Вот уехала от мамки, и сразу по мужикам прыгать! Моей дочери тоже 17, мне что теперь переживать, что она такая же как ты?». Следующей зашла моя знакомая, которой доктор сказала, что до неё заходила давалка, мол, не будь такой же. 

Анонимно

Я кавказская девушка за тридцать, и остаюсь девственницей, потому что не замужем. Пришла к гинекологу, объяснила ситуацию, на что получила хамское отношение со словами: «Что это ж такое? Почему не замужем? Почему без детей? Неужели и парня-то так сложно найти. Давайте побыстрее!» 

Анонимно

Я начала заниматься сексом в 16. После этого часто на приёмах сталкивалась с грубым отношением. Однажды докторка больно использовала инструменты, я вскрикнула. А она ответила, что раз я уже «не девочка», то мне не может быть больно, и надо было такой оставаться, чтобы заслужить бережное отношение.

Анонимно

Упоминая секс, [гинеколог] всегда добавляла «с мужем», вроде «когда вы с мужем занимаетесь сексом, нужно предохраняться». Она прекрасно знала, что никакого мужа у меня нет и я часто меняю партнёров. Не знаю, что это было, но мне это казалось намёком на то, что заниматься сексом нужно с мужем, а не как я. После её приёмов я всегда выходила, чувствуя себя грязной и неправильной.

Для гинекологов вопросы о половой жизни, количестве партнёров, планах на материнство — обычное дело. Они спрашивают не из любопытства, а чтобы собрать полную информацию для диагностики или выбора адекватного лечения. Однако если вместо сухой фиксации фактов врач начинает размышлять о нравах, осуждает за поведение или даёт неуместные советы в стиле «пора рожать» — это сигнал поискать другого специалиста.

«Нормального» числа партнёров не существует: их могут быть десятки, а может ни одного, как нет и «нормальной» ориентации или «нормального» возраста для беременности. Так же, как и в предыдущей ситуации, намекните врачу, что его слова вам неприятны. Не позволяйте врачам стыдить вас за образ жизни.

Врач не объясняет, что делает и зачем

Анонимно

Я была на приёме первый раз в 17 лет, на диспансеризации в МГУ. Гинеколог осмотрела меня очень грубо, хотя и знала, что я на тот момент была девственницей. Она не предупреждала меня ни о каких своих действиях, а когда я вздрогнула от того, что она засунула в меня свою руку, она сказала: «А сексом ты как заниматься собираешься?». Это было безумно неприятно.

Анонимно

Когда мне было лет 11–12, нас повели на осмотр к гинекологу. Так как я была девственницей, гинеколог решила ввести мне в анальное отверстие свой палец, смазанный вазелином для того, чтобы приподнимая его и пальпируя мой живот оценить состояние моих внутренних органов. Я понимаю, что на тот момент это был, наверное, единственный метод осмотра, но мне было очень больно, неприятно и страшно, я даже кричала. Было бы здорово, если бы доктор просто спокойно объяснила мне, что и зачем она собирается сделать, а не просто отнёсся ко мне, как к неодушевлённому предмету. Этот опыт был одним из самых травмирующих в моей жизни, и он до сих пор имеет влияние на мою сексуальную жизнь и ощущения в той зоне.

Несмотря на то, что перед глазами врача могут мелькать десятки влагалищ за день, пациентки не должны превращаться в приложение к половым органам. Такое отношение результат многовековой традиции общения врача и пациента, где первый — мудрый старший, который знает, как лучше, а второй — глупый младший, который всё равно не поймёт. От этого появляется снисходительный тон, а то и попытки замять объяснение диагноза или лечения. 

Трудно спорить с тем, что врач в своей сфере знает больше. Зато пациент лучше знаком с собой и своим организмом. Современные отношения в медицине — это не опека, а партнёрство. Многие доверяют гинекологу информацию, о которой не знают даже близкие, и рассчитывают на такое же искреннее внимание в ответ. 

Если во время манипуляций гинеколог молчит, можно ему помочь фразой вроде: «Доктор, такого осмотра у меня ещё не было, и я волнуюсь. Пожалуйста, расскажите, что вы будете делать и для чего». Профессионал не откажется прокомментировать свои действия. Отказ от объяснений или игнорирование просьб — красный флажок. 

Максим Котов, хирург-онколог, преподаватель по коммуникациям Высшей школы онкологии, автор телеграм-канала об эффективном общении с пациентами «Как сказать»

Абсолютно нормально попросить врача объяснить или повторить сказанную информацию. Начать лучше с проявления понимания и сочувствия. Например: «Доктор, понимаю, что может быть тяжело и утомительно объяснять одно и то же несколько раз в день. Но я буду вам признательна, если вы объясните ещё раз». А после этого спрашивать, что непонятно, или задавать уточняющие вопросы. Если сразу начинать с претензий, то общение будет неэффективно.

Врач комментирует внешность

Анонимно

Гинеколога мне посоветовала во время беременности моя свекровь. Специалист оказалась весьма специфичная. Она ругала меня за каждый набранный килограмм, хотя спустя годы я понимаю, что не сильно то и набрала тогда. Доходило до маразма. Утром приняла душ с ванильным гелем и поехала в консультацию. Гинеколог меня встретила словами: “Что, опять булочек нажралась? От тебя пахнет булками”.

Анонимно

Из одной клиники (частной) я ушла после того как врач рекомендовал мне интимную пластику. Мне было лет 20, к счастью у меня уже была на тот момент интимная жизнь и не было проблем с оценкой тела. (Ни у кого с моими формами кстати не возникало проблем ни до ни после) Поэтому я просто сменила врача и клинику, но если бы попался кто-то более мнительный?

Анонимно

Пришла провериться на заболевания, передающиеся половым путём, потому что у молодого человека появились папилломы. От врача услышала: «смотри-ка — парня в чём-то уличает, а у самой пирсинг в носу, молчала бы».

Внешний вид пациентки — не зона компетенции гинеколога. За исключением разве что вида половых губ, на которых иногда видны признаки воспаления. Такие комментарии не относятся к лечению, зато сильно ранят. Девушки могут переживать из-за формы или цвета половых губ, а субъективный и непрошеный отзыв врача может пошатнуть уверенность.

Максим Котов

Если врач нарушает личные границы, стоит сообщить ему об этом. Он может думать, что если пациентка не реагирует на такое поведение, то для неё это нормально. Сказать можно так: «Доктор, мне неприятны ваши выводы и замечания. Мне было бы комфортнее, если бы вы были более избирательны в выражениях. Мне это не нравится». При этом стоит характеризовать не личность доктора, а только его поведение. К примеру: «Мне неприятны ваши предположения о причинах моих жалоб» вместо «Доктор, да вы хам».

Врач навязывает дополнительные услуги

Лиляна

Мне было 22 года. Особых проблем у меня не было, потому я не ездила в ЖК, а каждые полгода посещала гинекологический кабинет в своей поликлинике. Сначала все было хорошо, но потом сменился врач. На первом же приёме оказалось, что: у меня остроконечные кандиломы, молочница и похоже эрозия. Далее цитата врача «Нужно сделать дополнительные обследования. Вы можете прийти ко мне в клинику „Ваш доктор“, и я вас обследую и лечение там же проведём». Даже подсчитала, сколько примерно мне это встанет — вот какой «заботливый» доктор оказалась! Более того, настаивала, что нужно прям сейчас сдать некий анализ, но в поликлинике его не делают, но, так и быть, если я оплачу его прямо сейчас налом ей на руки, она его возьмёт и отправит в лабораторию клиники, где работает. Я стала ее просить, чтоб она выписала мне направления в ЖК на нужные обследования, анализы и процедуры. Я была напугана столькими диагнозами, обескуражена манерой из подачи и напором врача. Сначала врач отказалась, потом написала какие-то бумажки (почерк не разберёшь и печатей на них не было, даже самого врача подпись отсутствовала). В платную клинику я пошла, но в другую, к рекомендованному моей подругой гинекологу. Оказалось, что ничего из перечисленного у меня нет и я здорова.

Такое правда может случиться — в одной лаборатории нет оборудования для анализа, а в другой есть. Но в этом случае врач спокойно обоснует свой выбор, а не будет настаивать на оплате в обход кассы клиники.

Понимаем, когда лежишь на кресле, а врач невзначай предлагает ещё один мазок «на всякий случай», хочется согласиться — доктору же виднее. Но перед этим стоит спросить, как эта процедура поможет в диагностике или лечении. Если врач не может внятно объяснить, зачем нужен анализ, стоит насторожиться. Ещё хуже, когда врач не предупреждает и берёт мазки, а потом выставляет счёт.

Максим Котов

Есть признаки, по которым можно понять, что врач что-то навязывает. Во-первых, он не может точно объяснить назначение дополнительной услуги и её влияние на результат лечения или диагностики. Во-вторых, он безальтернативно предлагает эти услуги, лекарственные препараты или БАДы. В‑третьих, врач отказывается обсуждать отрицательные стороны применения предлагаемой услуги или препарата. Или обсуждает достоинства и недостатки, используя оценочные термины: «больше или меньше», «лучше или хуже», а не факты.

Врач запугивает заболеваниями

Анонимно

С самого начала у меня была очень болезненная менструация, с невозможностью ходить и обмороками. В силу советского воспитания моих родителей («все бабы терпели, теперь и ты терпи») не обращалась с этим вопросом к врачам, да и не было в маленьком городе нормального специалиста. И так бы и продолжалось, если бы я не загремела в скорую с острой болью внизу живота в 19 лет. <…> Гинеколог, узнав, что я не девственница, взяла огромное зеркало, исцарапав всю промежность и влагалище, грубо дёргала меня за ноги и говорила, что такие, как я, раньше не доживали до репродуктивного возраста. Посмотрев заключение узиста, она безапелляционно заявила, что я НИКОГДА не смогу выносить ребёнка и что мне рано или поздно отрежут трубы. Когда я разрыдалась прямо на кресле, она сказала, что надо было думать раньше, когда раздвигала ноги не понятно перед кем. Надо ли говорить, в какой истерике я ехала домой… В последствии оказалось, что причина моей боли была в кисте, появление которой никак не связано с моим образом жизни. 

Анонимно

На простом осмотре мне сказали, что у меня не будет детей из-за загиба матки. Как уже потом мне объяснили, такие страшные выводы на простом первичном осмотре сделать нельзя.

Анонимно

Я была на УЗИ малого таза. Врач посмотрел яичники и без анализов, без всего сказал: «А вот тут бесплодием попахивает».

Прогнозы вроде «Осталось жить пару лет, срочно рожай» очень пугают, особенно из уст человека, которого считаешь специалистом. Одна из причин этого гадания — незнание современных рекомендаций и протоколов лечения. Минздравы стран регулярно собирают актуальную и проверенную информацию в разных областях медицины и составляют руководства для врачей. Российские рекомендации в гинекологии близки к международным, и доктора должны ориентироваться на них. 

Но этому следуют не все врачи. Например, в российской практике часто диагностируют эрозию шейки матки, или эктопию, а потом предлагают прижигание и пугают возможным развитием раковой опухоли. На самом деле эктопия требует лечения, только если вызывает сильный дискомфорт. Она не связана с раком или другими состояниями, которые могут к нему привести. 

Если диагноз или лечение вызывает сомнение, можно их проверить в рекомендациях на русском и английском языках. К тому же можно обратиться за вторым мнением другого врача или настоять на сборе врачебного консилиума, на котором диагностикой будут заниматься сразу несколько специалистов. 

Врач грубит и оскорбляет

Анонимно

Срочно нужно было попасть на приём из-за боли в боку (терапевт категорически настоял, что это что-то «по женски»), пошла к незнакомому врачу в студенческой поликлинике. В итоге меня практически изнасиловали многоразовым (!) смотровым зеркалом и выслушала кучу грязи в свой адрес на тему «да у тебя тут куча венерических инфекций, надо двое перчаток было надевать! Пиши адрес места учёбы, будем их предупреждать!» (партнёр у меня за всю жизнь был один, постоянно использовали презерватив). Вышла из кабинета, трясло ещё пару часов от унижения. А боль в боку в итоге оказалась сильнейшим пиелонефритом…

Таня

Во время беременности я приходила на регулярные осмотры и если прибавка в весе была чуть больше нормы, врач говорила мне, что мой ребёнок задыхается у меня животе, я рожу урода и муж меня бросит, потому что уроды никому не нужны. И что сама я ребёнка не выращу, так как не селебрити какая-нибудь. Я ничего не отвечала, смотрела на неё в ужасе и это продолжалось всю мою беременность с различными вариациями. Притом, что у меня были все анализы в норме (и кровь, и узи, и экг), никаких абсолютно признаков, что с ребёнком что-то не так не было. Только несколько лишних грамм на весах. 

Здесь все просто — унижать людей нельзя. В кодексе Российской федерации об административных нарушениях есть статья 5.61, которая называется «оскорбление», согласно которой унижение чести и достоинства человека, в нашем случае как пациента, так и врача, карается штрафами. 

В идеальном мире врачи и пациенты берегут и уважают друг друга. В реальности первые могут быть утомлены переработками, а вторые — разочарованы системой здравоохранения. В этом случае эффективного взаимодействия не получится, пока обе стороны не увидят на другом берегу такую же личность. Лечение — это командное дело врача и пациента. Но если врач грубит, не слушает, выходит из кабинета во время приёма — пришла и ваша пора уйти к другому доктору. 

Что пациентка может сделать, чтобы приём был комфортным

Если вы со своей стороны проявите внимание и уважение к доктору, у вас будет больше шансов достичь взаимопонимания. Вместе с Максимом Котовым мы составили список рекомендаций.

  • Дома составить список проблем и вопросов в порядке важности.
  • Собрать все медицинские документы по теме и расположить в хронологическом порядке. Так врачу будет проще разобраться в вашей ситуации. 
  • До приёма посмотреть среднюю продолжительность цикла и вспомнить, когда начались и закончились последние месячные, чтобы не тратить на это время визита. 
  • На приёме спрашивать всё, что осталось непонятным. От этого зависит, как хорошо вы запомните и поймёте, что сказал врач. Не стесняйтесь переспрашивать, зачем назначили анализы и лекарства и что значит поставленный диагноз. 
  • Проявлять понимание и эмпатию к доктору. Он тоже человек и тоже устаёт на работе. Внимательное и уважительное отношение работает в обе стороны.

Куда жаловаться

Если врач оскорбляет или делает больно, а вежливые просьбы перестать не срабатывают, нужно себя защищать. Но не переходить на личности и тем более не применять физическую силу. Пожаловаться на врача можно его руководству или Минздраву в письменной форме. 

И в поликлинике, и в женской консультации врача можно сменить. Как и вообще поменять медучреждение. Эти возможности закреплены в статье 21 Федерального закона N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Правда, сделать это можно только раз в год. 

Для смены врача пациентка пишет заявление руководителю организации, а в нём объясняет причину своего требования. Повод может быть любой — неудобное время, утрата доверия, неприемлемое поведение. Там же нужно указать телефон и электронную почту для связи. 

Руководители медицинской организации должны отреагировать в течение трёх дней на заявление, это тоже прописано в законе. Главврач предоставит список доступных специалистов, из которых пациентка может выбрать любого. Новый врач тоже должен согласиться вас лечить.

Если заявление на смену врача не принимают, можно обратиться в Росздравнадзор, Роспотребнадзор или в прокуратуру. У этих ведомств есть онлайн-приёмные. 

Заключение

В выборе гинеколога стоит слушать свою интуицию. Пускай вся стена врача завешана наградами — если вам некомфортно с ним наедине, лучше поискать другого. Всё-таки коммуникация с врачом — одна из составляющих успешного лечения, и она невозможна без уважения и доверия. 

*Деятельность Meta Plat­forms Inc. и принадлежащих ей социальных сетей Face­book и Insta­gram запрещена на территории РФ.

Врачей запугивают — kosarex — LiveJournal

Не исключено, что Ваше видео очень понравится чиновникам Росздрава. И вот почему.

В приватных беседах российских медиков циркулирует идея, что, в последние годы, Росздрав занимается более важной задачей, чем лечение больных. А именно — подготовкой благоприятной почвы для замены местных, идеологически неправильных врачей, на зарубежных, идеологически правильных. Население традиционно воспринимает чужаков настороженно и недоверчиво, поэтому нужно обеспечить зарубежным врачам позитивный пиар. А для этого, нужно обеспечить негативный пиар местным врачам. Нужно, чтобы население в них разочаровалось. И для этого предпринимаются энергичные усилия. Нередко, настолько энергичные, что выходят за рамки здравого смысла. А иногда — за рамки Уголовного Кодекса.

Один из наиболее часто применяемых приёмов — это подловить местного врача на профессиональной ошибке и уволить его за профнепригодность. А к тем врачам, которые не совершают ошибок, применяются фальсификации, провокации и то, что, в цивилизованном мире, называется «злоупотребление властью». Освободившиеся места немедленно заполняются неграмотными выходцами из Азии.

В результате такой политики, закономерно увеличилось число осложнений и смертей. Теперь важно сделать эти случаи широко известными. Это усилит недоверие к медицине. И Ваше видео может хорошо послужить этой цели.

К моменту массового приезда «правильных» зарубежных врачей, недовольство медициной должно быть подведено к апогею, поставив население на грань отчаяния. И тогда любого грамотного зарубежного врача население воспримет позитивно, простив ему и плохое знание русского языка, и высокие цены на услуги. Население перестанет обращаться за помощью к азиатским врачам, и те охотно переквалифицируются в таксисты и уборщицы, поскольку там зарплаты выше.

В общем, все будут довольны.

Вуаля!

Трусость — не лучшее качество, а запугивание ныне в чести. Вон, в Таджикистане таджиков пугают нападением КНР, хотя нападения не будет. Китай не станет ради этого мелкого государства портить с миром отношения. Пугают — терпите, иначе китайцы придут. Уже лет десять как Сурков твердо указал бизнесу — если не хватает русских инженеров, заменяйте на иностранных. Не едут иностранные специалисты кроме как на сверхзарплаты, оказываются не столько инженерами, сколько менеджерами, лишение страны потребности именно в русских специалистах не состоялось. Даже в богатой нефтянке особо не преуспели. Олигархи вынуждены считать деньги. Иное дело с медициной.

В медицине начали дело с нуля, то есть со студентов. Набирали сознательно нерусских, теперь разных кавказских и аиатских врачей много, но не западных. Поляку или немцу надо учиться дома, иначе грозит переатестация на родине. С родины они могут уехать сюда только в обмен на особую зарплату, которая вызовет протест армянских и прочих кавказских врачей, и власть над кавказскими врачами в придачу — сказал убрать этого неумеху, убирайте. Пугать они молодцы, а реальное количество иноземных в смысле кавказских и среднеазиатских врачей уже такое, что возникла проблема управляемости нерусскими коллективами.

Конечно, кой-кого из русских в процессе запугивания могут уволить. Дальше волна народной ненависти к врачам ударит прежде всего по нерусским врачам. Впрочем, многие русские врачи уже настолько боятся нерусских, что часто никакой ценности как врачи уже не представляют. Давно их пора заменить на более смелых и порядочных. Вон, в больнице №7 русские трусы в халатах лечить отказали, а для домашних условий ничего не порекомендовали. В больнице №64 все претензии исключительно к нерусским и какой-то русской сволочи, который просто сказал — пенсионер, то есть не наш. Реально лечить должна была Микаелян, а оперировать мужчина с лицом таджикского садиста. Таджикский медбрат устроил истерику на замечание, что он туго бинтовал намного выше язвы, попросту пережимал подачу крови. Вспыхнул от злобы и ушел. За необходимость работать с такими медбратами любой немец поднимет протест и потребует удвоить зарплату. Потом с баблом уедет на родину и там напишет такое, что новый немец сюда не приедет.

Кто-то пока может пострадать от роста ненависти к врачам, которая реально растет в Москве. За всю страну не ручаюсь, а в Москве уже формируется слой ненавидящих врачей на фоне массового недовольства врачами, которое пока в ненависть не перешло. Пока истинно ненавидящих немного, 10-20%, но рост будет. В целом же русские только выиграют от этой ненависти. Я не случайно пишу и критикую не столько врачей, сколько инструкции и методы управления. Врачи тоже люди несовершенные, а дурная обстановка превращает их в край непуганных садистов. Вы сами писали про опасность заражения больного хирургом, чтобы нагадить другому хирургу, ответственному за операцию. Когда за такое нет наказаний, как раз получается край непуганных садистов.

Самый ужас руководства нашей медициной в том, что не только русские становятся жертвами врачей. Никакого противостояния внутри многонационального общества не получится. Получится только выступления дурных публицистов в стиле — я грузин, поэтому меня отлично лечили и вылечили. Могут быть варианты, я казах, поэтому в восторге от вакцинации и хочу вакцинироваться в шестой раз. Западные врачи на замену слишком дороги, да и там развал такой, что многие вызывают возмущение не меньше, чем в России. Руководство нашей медицины проблему понимает, просто иных методов, кроме запугивания не применяет. Всё в стиле — ёж птица гордая, пока сапогом не пнёшь, не полетит. Сокращают количество врачей, больниц, поликлиник. Я же не первый возмутился тем, что врачи толком больных не осматривают, утыкаются носом в компьютер и анкеты заполняют. Формальная производительность труда ставится выше здоровья больных. Так что, врачи от роста недовольства в целом могут только выиграть. Иначе дальнейшие сокращения не остановить. Не пациенты с их справедливыми претензиями — главная угроза, а запугиватели и оптимизаторы. Причем, при недовольстве больных врача могут уволить за дело, а при оптимизации любой может пострадать на ровном месте.

Клиника Фомина — сеть многопрофильных клиник

Прием гинеколога –– кошмарный сон многих девушек и женщин. И хотя все знают, что к гинекологу нужно ходить раз в год, даже если ничего не беспокоит, страх столкнуться с болью, грубостью, осуждением и навязыванием далеких вам мнений и ценностей (для всего этого даже название есть –– карательная гинекология) перевешивает –– и плановый визит откладывается до тех времен, пока не превратится в срочный.

В этой статье мы разберем, какие страхи стоят на пути между вами и заботой о вашем здоровье, и расскажем, что мы уже сделали для того, чтобы вы могли с ними попрощаться.

…иначе зачем меня спрашивают о потере девственности, количестве партнеров и сексуальной активности?

Резонный вопрос. Но гинекологу правда важно это знать. Не для того, чтобы разыграть потом небезызвестную картинку с медведем в кустах или, наоборот, выдать “Что-о-о? До сих пор девственница? Не верю!” так, что зааплодировал бы сам Станиславский, а чтобы понимать: пора или нет проводить скрининг на ВПЧ? Может ли за жалобами, с которыми вы пришли на прием, стоять ИППП? А беременность? Нужно ли проконсультировать вас заодно и на тему контрацепции? Мы работаем не для того, чтобы осуждать вас за ваш выбор (любой!), а чтобы помогать, и поэтому мы всегда на вашей стороне.

… а еще советовать роды как лекарство от всех болезней и пугать меня бесплодием.

Это крайне нетактично, но хочется верить, что врачи, которые позволяют себе такие высказывания, пытаются так позаботиться о вас. На самом деле, конечно, врач не имеет права без вашего запроса комментировать ваш репродуктивный выбор. Рожать или нет, сейчас или через пятнадцать лет –– это решение всегда остается за вами, как бы ни тикали воображаемые часики в головах у родственников, соседей и некоторых врачей. Да, шансы на успешное зачатие и вынашивание снижаются с возрастом (мы сейчас говорим о цифре в 35 лет), но не до нуля! И если врач настаивает на необходимости срочно беременеть и рожать или запугивает вас тем, что потом вы не сможете ни того, ни другого, –– смело уходите. Только не в закат, а к нормальному врачу –– такие, поверьте, тоже есть. Наши гинекологи, например, не только придерживаются стандартов доказательной медицины и не делают лишних назначений, но и никогда не навязывают свое мнение, и точно знают, что роды –– не панацея “от всего”.

… или проигнорируют, и я так ничего и не пойму.

Увы, это издержки патерналистской модели общения врача и пациента, когда врач воспринимался как некое божество. Этот подход давно уже уступил место партнерскому, когда врач и пациент общаются на равных и сообща решают проблему, с которой пациент приходит на прием, но, кажется, ветер перемен дошел пока не до всех. Что ж, при общении с нашими врачами вы точно не столкнетесь с грубостью и хамством: мы не меньше вас заинтересованы в том, чтобы вы понимали, что с вами происходит, поэтому всегда с радостью отвечаем на любые вопросы и сами подробно комментируем все манипуляции и назначения, а через какое-то время собираем обратную связь о том, помогло ли вам назначенное лечение.

… чтобы не услышать “а рожать ты как собралась?” или что-то в этом духе.

Да, осмотр на кресле –– не самая приятная процедура, но задача гинеколога –– максимально “смягчить” его для женщины, а не превратить в пытку. Мы, например, всегда спрашиваем, нет ли сильного дискомфорта, подбираем зеркало по размеру (да, они бывают разных размеров, и у нас есть даже самые маленькие!), чтобы не сделать вам больно, предупреждаем, если какая-то процедура (например, взятие мазков) может быть особенно болезненной, и стараемся провести осмотр как можно быстрее. Кроме этого, чтобы вы не мерзли на кресле и не чувствовали себя слишком раздетой, у нас есть одноразовые юбочки и носочки, а также все необходимое для личной гигиены (и в кабинетах, и в туалетах).

… а потом выскажет мне все, что об этом думает, или ТАК посмотрит, что я со стыда сгорю.

Врач, безусловно, будет оценивать и тело, и образ жизни, но только для того, чтобы понимать, как у вас обстоят дела со здоровьем вообще, и при необходимости дать рекомендации по питанию, физической активности или режиму сна, соблюдение которых поможет вам улучшить общее самочувствие и, возможно, скорее решить ту проблему, с которой вы обратились. Но никакого осуждения со стороны врача быть не может и не должно. Поверьте, мы знаем о чем говорим, ведь тактичность и принятие –– это основополагающие принципы взаимодействия с пациентами в нашей клинике.

Мы понимаем, как больно и страшно бывает услышать в свой адрес уничижительный комментарий, а то и откровенную грубость; как неприятен может быть осмотр на кресле; как задевают косые и осуждающие взгляды. Но при этом мы считаем, что лучшие друзья женщин –– не бриллианты, а гинекологи; что на приеме вам не должно быть больно, страшно или обидно; что поход к врачу может быть если не праздником, то все равно чем-то приятным, воодушевляющим и успокаивающим, и именно поэтому мы вывели заботу о женском здоровье на новый уровень –– уровень безграничного понимания и принятия, комфорта и уюта (на прием со вкусным кофе? Легко!). Ведь мы, гинекологи Клиники Фомина, всегда на вашей стороне.

Лига защитников пациентов — Новости

Елена Березовская: «Врачи должны перестать запугивать беременных»
09 Сентября 2016 г.

Как выносить здорового ребенка, какие витамины принимать и что делать, когда врач назначает сомнительные лекарства? Эти и другие вопросы мы задали гинекологу Елене Березовской, врачу-исследователю, автору множества книг для будущих мам, стороннику рационального подхода к лечению и соратнику доктора Комаровского.

 

Многие жалуются на гинекологов, на их грубость, невнимательность. Моя знакомая недавно встала на учет по беременности в московской женской консультации и была шокирована отношением к ней врача и медсестры. Никто не попытался объяснить ей смысл кучи выданных направлений, не ответил, почему, например, она чувствует тянущие боли в животе. Входит ли вежливость в компетенцию врача? Или врачи так замучены системой, что им, по большому счету, не до нас, и беременная женщина – всего лишь свод данных, о которых нужно отчитаться?

–Во-первых, этическая часть в обучении медперсонала часто упускается. Хамство существует не только в лечебных учреждениях, но и в учебных заведениях, где преподаватели обращаются со студентами крайне непрофессионально.

Во-вторых, важную роль играет элемент запугивания: наши врачи научены постоянно пугать, чтобы вынудить пациента обследоваться и лечиться. Никто нигде не говорит человеку, что он имеет право распоряжаться своим здоровьем (телом) так, как он сам этого хочет.

В-третьих, наши врачи не научены предлагать альтернативы и не обижаться, когда пациент спрашивает, есть ли альтернатива. «Я сказал, и точка!» Это как в том анекдоте о больном на каталке: «Доктор, а может еще…?» – «Я сказал в морг, значит, в морг!»

С переходом медицины на коммерческие методы работы стало выгодным загружать пациентов-клиентов массой ненужных анализов и лекарств. Здоровый пациент совершенно невыгоден лечебным учреждениям, поэтому коль попал к врачу, здоровым от него не выйдешь.

– Многие беременные жалуются также и на своих врачей-перестраховщиков, которые любят назначать дополнительные исследования, процедуры и анализы. Как женщине понять, что ей действительно необходимо, а что можно не делать? Может ли она ориентироваться на свои ощущения и в соответствии с этим принимать решения, или это чревато нежелательными последствиями?

– Зачастую у пациентов нет выбора, потому что их условно «ставят на колени», лишая права выбора. Очень часто, например, получаю письма, в которых женщины пишут, что каждый раз поход в репродуктивную клинику заканчивается горой направлений на анализы, в том числе на серьезные грубые методы обследования, как гистероскопия и лапароскопия. При этом у женщин жалоб нет, а проблема, например, в мужском факторе бесплодия. Или женщина проходила уже такое обследование в другой клинике. Не так давно одна женщина, проходившая через четвертую гистероскопию за последние два года, задала вопрос врачу, а нужна ли была эта процедура. Врач ответил честно: «Нет». Но почему же тогда не отказался от ее проведения? Потому что ему все равно, сколько гистероскопий будет проходить женщина. Это его ежедневный заработок. А направивший врач с упрямством осла отказывает в проведении ЭКО без этой процедуры. Получается, что если женщина хочет ребенка, ради этого она пойдет на что угодно, лишь бы в итоге дойти до финиша и получить этого ребенка.

Такой беспорядок существует из-за отсутствия контроля действий врача в отношении постановки правильного диагноза и рационального выбора лечения. До сих пор истории болезней переписываются несколько раз, результаты анализов подделываются по требованию врачей, поэтому даже при желании пациента пожаловаться на врача и опровергнуть неправильные диагнозы закончится не в пользу больного.

Давайте разберемся еще вот с какой вещью: есть три диагноза, о которых не утихают споры – молочница, эрозия шейки матки и уреаплазмоз. Выскажите свое профессиональное мнение, что из этого нужно обязательно лечить до, во время и/или после беременности?

– Здесь необходимо внести ясность, что далеко не всегда то, что врачи называют диагнозом, является диагнозом. Дрожжевые грибки, кандида, а их несколько видов, являются нормальной и неотъемлемой флорой человеческого организма, поэтому наличие кандиды во влагалищных выделениях не означает наличие кандидоза или молочницы. Когда лечим? Когда появляются жалобы и симптомы, доставляющие дискомфорт женщине. На протекание беременности и роды молочница не влияет. Встречается у 80-90% беременных женщин и считается физиологическим состоянием для беременности.

Понятия «эрозия шейки матки» нет в гинекологии более 50 лет. Покраснение на шейке матки не означает предрак или рак, а может быть проявлением более десяти различных состояний и заболеваний. Чаще всего это эктопия или псевдоэрозия, которая лечения не требует в большинстве случае. Теме «эрозия» я посвятила очень много публикаций и видео, поэтому желающие узнать больше могут почитать-посмотреть у меня в блоге.

Уреаплазма и микоплазма – их тоже несколько видов – считаются нормальной флорой человека, хотя некоторые источники называют их условно-патогенными бактериями. Но почему бы в таком случае не называть их условно-нормальными? Большую роль как инфекционные агенты играют в жизни мужчин, потому что у них мочеиспускательный канал длинный, и именно в нем чаще всего живут эти бактерии. Женскому организму эти бактерии в изолированном виде (то есть без наличия других опасных бактерий) вреда не наносят. На беременность не влияют.

Врачи старой закалки часто считают беременность если не болезнью, то патологическим состоянием точно, и пытаются постоянно лечить будущих мам, укладывать их на сохранение, назначать препараты. Вот, например, тонус матки – это что? Это требует лечения и назначения препаратов?

Матка – это мышечный орган, как и сердце, мышцы тела. Вы можете представить сердце без сокращений?  Вы можете двигаться без сокращений мышц ног? Поэтому матке свойственны сокращения, в том числе и при беременности. Понятия тонуса и гипертонуса в акушерстве нет. О гипертонусе матке мы можем говорить только в родах, но такое состояние возникает чрезвычайно редко.  Нигде в мире «тонус» матки не лечат. Вообще, «гипертонус» – это выдумка постсоветских УЗИ-врачей. Проблема в том, что многие женщины не понимают, что их ощущения сокращения матки являются нормой, хотя иногда крайне неприятной, а страх и переживания усиливают эти ощущения.

О препаратах: беременным нередко назначают лекарства, в аннотации к которым сказано, что их нельзя принимать, скажем, в первом или третьем триместрах. При этом женщина находится именно в первом или в третьем триместре. Как тогда быть? Спрашивать врача еще раз, искать другого, отказываться от лекарств совсем?

 Все производители лекарств защищают себя утверждением, что тот или иной препарат противопоказан при беременности или в определенные периоды беременности. Однако, существует категоризация лекарств по группам с учетом вреда для плода. Самые опасные – это те, которые могут привести к порокам развития плода, и мы называем их тератогенами.  Препараты из группы В и С могут применяться при беременности по показаниям. Важно понимать, что 99% имеющихся лекарств и добавок никогда не проходили испытания на беременных женщинах. Для многих лекарств уровень вреда был определен постскриптум, когда беременные женщины принимали их по показаниям или без, потому что раньше серьезного контроля действия лечебных препаратов не было.

Беременная женщина не должна бояться задавать вопрос врачу, насколько необходим прием назначаемого препарата и существует ли более безопасная альтернатива. Если на фоне прекрасного самочувствия беременной женщине предлагают целую авоську препаратов «на всякий случай», необходимо срочно искать более прогрессивного врача, который не пользуется убеждением о «всяких случаях».

Нужны ли беременным витамины в виде таблеток? И должны ли они быть специализированными, созданными ими для будущих мам, или это маркетинговая уловка?

Данные последних нескольких исследований показали, что прием мультивитаминов и минералов беременными женщинами не улучшает исход беременности, то есть не приносит пользы. Речь идет о женщинах, потребляющих нормальное количество разнообразной пищи. Но даже голодающие женщины из низких социальных слоев не могут компенсировать приемом витаминов нехватку необходимых питательных веществ, поэтому исход беременности у этой категории женщин прием витаминов тоже не улучшает. Поэтому современные врачи не рекомендую поливитамины при беременности, и это, скорее, выбор и желание самой женщины, дань почти столетней традиции, что витамины полезны и их нужно принимать дополнительно.

Исключение составляет фолиевая кислота, которую рекомендовано принимать в ходе планирования к беременности и первые три месяца беременности для профилактики пороков развития нервной трубки и ряда других.

Насколько вообще в современном мире возможно выносить ребенка максимально естественно, если можно так выразиться? То есть без лишних лекарств, но при этом разумно? Какие исследования еще на этапе планирования необходимо пройти, чтобы в процессе вынашивания ребенка не было страшно ходить к врачу?

У современных женщин возможность выносить беременность естественно намного выше, чем у их матерей, а тем более – бабушек и женщин далекого прошлого. Беременность – это естественный процесс продолжения человеческого рода. Главное, не превращать здоровую беременность в патологическую, чем теперь занимается большинство врачей, да и самих женщин. О том, из чего состоит планирование беременности, описано подробно в моей книге «Подготовка к беременности». Но женщины должны также знать, что они имею право зачинать ребенка тогда, когда им этого хочется, даже без всяких подготовок.

И о естественности. Недавно я прочитала обсуждение в социальной сети, большинство участниц которого назвали кесарево сечение едва ли не поездкой на курорт. Одна из них даже написала, что вообще выступает против естественных родов, потому что они слишком опасны. При этом в англоязычных источниках я часто вижу совершенно противоположные высказывания женщин: они часто пишут, что кесарево – это сложное дело, далеко не праздник и вообще тяжелая операция. Как вы считаете, истина где-то посредине? Что вы думаете о кесаревом сечении по желанию пациентки?

Кесарево сечение процветает там, где оно становится товаром для получения больших доходов, то есть где на нем можно зарабатывать деньги. Например, достаточно проследить за уровнями оперативного родоразрешения в странах Латинской Америки – в государственном и частном секторе медицины. В частном секторе он достигает почти 80%. Значит ли это, что женщины, которые питаются лучше, живут в лучших условиях, хуже рожают и чаще нуждаются в кесаревом сечении? Нет. Это значит, что у таких женщин больше денег, поэтому на них проще заработать. На постсоветском пространстве прерогатива заработка на перепуганных беременных стала прерогативой, поэтому любые обсуждения на тему родов направлены на поощрение женщин рождать путем оперативного родоразрешения. Во многих странах кесарево сечение по желанию женщины не поощряется, хотя женщине не откажут в таком виде родоразрешения, если она будет настаивать. 

Конечно, бывают ситуации, когда кесарева сечения не избежать, спору нет. Но бывают и неоднозначные случаи. Вот, например, многие будущие мамы сталкиваются с совершенно противоположными мнениями, когда дело касается здоровья глаз: женщины с разрывами сетчатки даже после лазерной коагуляции часто оказываются на операционном столе во избежание рисков. А другие благополучно рожают сами. Какие заболевания глаз совершенно точно являются показанием к кесареву? Например, я сама рожала после коагуляции, мой лазерный хирург написал в карте «потужной период возможен», и мои врачи сломали голову, что это значит, но в итоге разрешили рожать самостоятельно.

Во-первых, потужной период всегда можно «выключить», то есть потуги не обязательны для рождения ребенка. Можно наложить щипцы или воспользоваться вакуум-экстракцией плода, в крайнем случае.

Во-вторых, пересмотрены показания для естественных и оперативных родов при ряде заболеваний матери. Например, несколько исследований показало, что период потуг и сами роды не повышают уровень отслойки сетчатки у женщин с миопией, поэтому все больше женщин с высокой степенью миопии рожают сами. Женщинам, страдающим генитальным герпесом, назначение с 36 недель ацикловира позволило рожать естественным путем без опасения заражения вирусом новорожденного.

Обязательно ли кесарево сечение после ЭКО?

Нет. Вообще, я заметила, что среди врачей наметилась тенденция запугивания и навязывания двух опасных процедур: перевязки или удаления маточных труб перед ЭКО и родоразрешения с помощью кесарева сечения после ЭКО. Я считаю это прямым вредительством здоровью женщины.

Опыт беременности и родов после кесарева сечения колоссальный среди женщин стран Европы и США. Поэтому изучение этого опыта и частоты осложнений привело врачей к выводу, что самый оптимальный период с наименьшим количеством осложнений – это два года. Многие женщины могут рожать самостоятельно, но необходимо учитывать показания для кесарева сечения в прошлом, размеры плода, осложнения беременности и другие важные показатели.

Как вы относитесь к поздним родам?

Я считаю, что женщина имеет право иметь ребенка тогда, когда она хочет. Однако большинство женщин не знает о своих возрастных ограничениях, а также о том, что возможность получить здоровое потомство с возрастом уменьшается. Яичниковый резерв дается женщине в ее эмбриональном периоде и уменьшается по ходу жизни. Качество генетического материла яйцеклеток тоже со временем ухудшается. Поэтому надеяться на то, что возможность иметь детей в любом возрасте является привилегированной, – это жить утопическими взглядами. Мне нередко пишут женщины, что если бы они знали об этих природных ограничениях, то они бы относились к вопросу создания потомства совершенно по-другому. Многим женщинам не нравится, когда я напоминаю о возрастном факторе бесплодия, но это всего лишь неоспоримый жизненный факт, который нужно принять, ибо он не зависит от моего или чьего-то желания иметь детей.

Какие три условия должны соблюдаться, чтобы беременность (в любом возрасте) прошла благополучно?

1. Изучить тему беременности заранее.

2. Понимать и осознавать, что беременность – не болезнь.

3. Понимать, что природный потенциал вынашивания потомства у женщин колоссальный. Главное не заглушать его и не превращать здоровую беременность в патологическую.

Каково ваше отношение к медикаментозному обезболиванию в родах? Сторонники анестезии говорят, что на ребенка препараты никак не влияют, а противники утверждают обратное. Кто прав? 

Любые лекарственные препараты имеют побочные эффекты и осложнения применения, поэтому могут влиять негативно и на мать, и на новорожденного. Если женщина тяжело переносит боль в родах, то нет ничего плохого в том, что она воспользуется каким-то методом обезболивания, в том числе медикаментозным. Однако она должна быть предупреждена о возможных негативных последствиях.

Как и когда нужно начинать предохраняться после родов? Какой метод контрацепции вы считаете лучшим для рожавшей женщины? Например, многие говорят, что спирали – это устаревшая методика, и тем не менее, женщины продолжают ими пользоваться.

Если женщина живет регулярной половой жизнью сразу же после родов, то даже грудное вскармливание не дает полной гарантии, что она не забеременеет. Чаще всего рекомендуют начинать предохраняться через 4-6 недель после родов. Выбор метода контрацепции должен учитывать желания женщины, противопоказания, регулярность половой жизни и другие важные факты. Внутриматочные средства, то есть спирали, не устарели. Как раз наоборот, к ним сейчас возрастает внимание, потому что их применение не ассоциируется с возникновением ряда злокачественных заболеваний (раков) в отличие от гормональных контрацептивов. Самое лучше средство контрацепции всегда индивидуально: одним женщинам подойдет одно, другим – другое.

Какие из новых веяний вы поддерживаете: доулы, «лотосовые» роды, послеродовое пеленание?

Как врач, я не гонюсь за модой, не впадаю в крайности, а являюсь сторонником рационализма: насколько это рационально и насколько – безопасно. Например, доулы популярны среди африканских женщин, но их услугами часто пользуются теперь и другие женщины. Если это помогает женщине перенести роды легче, то зачем противостоять этому?  Я не сторонник домашних родов и родов в воде, так как оперирую данными об уровнях осложнений таких родов. Я вообще не сторонник крайностей и извращений в родах, и считаю, что самым лучшим местом для родов является лечебное учреждение.

Какой ваш основной принцип, какую мысль вы как врач хотели бы донести до всех женщин?

Современная женщина – это не ходячая хроническая патология. Большинство женщин совершенно здоровы и в обследовании и лечении не нуждаются. Важно повышать свой уровень знаний о строении и работе собственного тела, принимать решения не на поводу у страха, и вести здоровый образ жизни, который подразумевает разнообразное питание, физическую активность и положительное мышление.

Лена Аверьянова

 


источник :  deti.mail.ru

вернуться в раздел новостей


Развод для будущих мам? Бесплатные врачи запугивают беременных ради наживы

Бессовестные доктора намеренно искажают пациенткам результаты анализов, чтобы они обращались в частные клиники, — жалуются пользовательницы в Сети.

Девушки в положении наиболее восприимчивы к запугиваниям и мрачным предостережениям со стороны врачей. Им хватает даже заметки в интернете, в которой случай хоть отдаленно напоминает их собственный. И хуже всего, когда врачи пользуются этим страхом молодых матерей для собственной выгоды.

Одна из жертв меркантильных докторов состояла на учете в Бийском межрегиональном центре, где наблюдалась с третьей беременностью. Беременность протекала нормально, но после скрининга женщину стали усиленно «обрабатывать», чтобы она сделала аборт. И когда будущая мама дошла до кондиции, вмешался ее супруг. Когда уже он попытался разобраться в ситуации, то лечащий врач супруги набросилась на будущих родителей с оскорблениями, дескать, ничего вы не понимаете, а я дипломированный специалист.

После нескольких дней мытарств и метаний, супруги решились на анализ в платной клинике. Результаты оказались благоприятными, и беременность посоветовали сохранить. Муж беременной вспоминает, что настырные врачи даже прислали к его дому скорую помощь, дабы насильно увезти на аборт. Они угрожали женщине, что в противном случае она родит мутанта. После этого решение лечиться в платной клинике стало окончательным.

В комментариях к истории многие молодые мамы и беременные девушки начали писать, что у них были похожие истории, которые они назвали развод для будущих мам. Одной из девушек поставили многоводие и назначили дорогие уколы. После обследования в платной клинике оказалось, что беременность протекает без осложнений. В итоге оскорбленная недоверием врач отказалась обследовать пациентку, но ей повезло – она переехала в другой регион. «Добро пожаловать в реальность)))», — «поздравили» автора поста другие мамы. Они согласились с тем, что многие бесплатные врачи запугивают беременных россиянок намеренно, чтобы нажиться.


Поделиться:

6 советов, как не испугаться в кабинете врача

У меня был свой неудачный опыт общения с врачами и в медицинских клиниках, в том числе их запугивание. Но после двенадцати лет хронической болезни я счастлив сообщить, что чувствую себя лучше в этой неудобной обстановке. Вот шесть стратегий, которые помогут свести к минимуму вероятность того, что вы будете напуганы, и помогут вам максимально эффективно использовать короткое время, отведенное вам на прием к врачу.

1.Напомните себе, что врачи и персонал работают на вас, а не наоборот.

Я не имею в виду, что вы можете приказывать им делать все, что вы хотите. Но они работают на вас в том же смысле, что и адвокат, или бухгалтер, или даже парикмахер. Почему нам так легко об этом забыть? Для меня это связано с комплексом факторов. Во-первых, я нахожусь в их «доме», а не в своем, и вынуждена надеть штучку, похожую на ночную рубашку, в которой я похожа на ребенка. Во-вторых, из-за того, что я пришел за помощью, может показаться, что они обладают всеми знаниями и всей властью, хотя я часто знаю о своем состоянии здоровья больше, чем они.В-третьих, я часто чувствую себя самым слабым в кабинете врача. Поездка туда, за которой следует обычное время ожидания — сначала в приемной, а затем в кабинете для осмотра — может сказаться, даже если у меня относительно хороший день.

Добавьте к этим трем тот факт, что иногда я слишком болен, чтобы сидеть на стуле в кабинете и ждать врача, поэтому, как только у меня измерили температуру, пульс и кровяное давление, я ложусь на смотровой стол, чтобы ждать. В этой позе (и в этом дурацком платье) трудно почувствовать, будто человек, который входит в комнату и возвышается надо мной… работает на меня!

Чтобы помочь себе вспомнить, кто на кого работает, я, сижу (или лежу) в ожидании, часто повторяю себе: «Он работает на меня»; или «Она работает на меня.Я также практикую осознанное внимание к тому, что меня окружает, чтобы отвлечься от любого беспокойства по поводу предстоящего взаимодействия. Я обнаружил, что каждая обстановка интересна, если я привлекаю к ​​ней все свои чувства.

Эта практика осознанности помогает мне не бояться предстоящего взаимодействия с врачом, потому что я не могу одновременно уделять пристальное внимание тому, что предстает перед моими чувствами и , и в то же время беспокоиться о будущем.Когда я обнаруживаю, что мой разум начинает блуждать от настоящего момента к мыслям о моих отношениях с доктором, это знак, чтобы повторить подходящую фразу: «Он работает на меня» или «Она работает на меня».

2. Подумайте о том, чтобы взять кого-нибудь с собой.

До того, как в 2001 году я заболела хронически, я понятия не имела, что мой муж может сопровождать меня в комнату для осмотра. За двенадцать лет болезни никто ни разу не усомнился в его присутствии. Иногда мне приходится идти одной на встречу, но, когда есть возможность, я беру его.

Его присутствие выгодно по нескольким причинам. Я чувствую себя менее напуганным, потому что знаю, что со мной есть союзник. Кроме того, я заметил, что, когда его видят врачи, они становятся более внимательными к тому, что я говорю, а также более откровенны с информацией и объяснениями. Врачи часто смотрят на моего мужа так, как будто говорят в его пользу. Конечно, я мог бы сказать: «Эй, я здесь пациент, поговорите со мной!» Но я выберу более общительного врача в любом случае.

Наконец, по дороге домой я получаю второе мнение о том, как прошла встреча: чувствовал ли я себя выслушанным? Привлекал ли меня врач к принятию решения? Был ли он или она готовы лечить пациента, который «не может дать вам таблетку и вылечить вас»?

Вам не нужно брать напарника. Возьмите с собой своего взрослого ребенка, двоюродного брата или друга. Скажите им заранее, что вы надеетесь получить от встречи и что вы хотели бы, чтобы они искали от вашего имени. Дополнительная пара ушей и глаз… и дополнительный мозг… были неоценимы, помогая мне не бояться даже самых резких и резких врачей.Во-первых, после встречи мой муж может подтвердить, что то, что я воспринимала как менее заботливое обращение, не было в моем воображении. Это подтверждение позволяет мне перестать сомневаться в себе. На самом деле, это побуждает меня относиться к себе с сочувствием к разочарованию, которое произошло не по моей вине.

3. Принесите список на встречу.

Я читал, что семь минут — это среднее количество времени, которое вы проводите с врачом под организованным уходом. К счастью, мой постоянный врач уделяет мне больше времени (я не понял, как это, учитывая его плотный график), но я встречал других врачей, которые явно работали «по часам».Вы можете почувствовать это, когда они входят в комнату. По моему опыту, лучший способ справиться с этим — принести список того, что вы хотите поднять, и показать его врачу, когда он или она входит в комнату.

Я составляю список того, что хочу поднять, в порядке приоритета. Список служит нескольким целям. Во-первых, это помогает мне управлять своим временем, чтобы я не задерживался на одном вопросе слишком долго и не отвлекался на что-то, что, как я уже решил, не является достаточно важным, чтобы поднимать его на этой встрече. (Моя семья хорошо знает, что я легко могу «не по теме»!)

Во-вторых, когда врачи видят мой список, они часто отталкивают меня от него, говоря: «Хорошо.Что дальше в вашем списке?» Большинство врачей ценят, что я заранее обдумал встречу и спланировал наше совместное времяпрепровождение. Это позволяет нам обоим сосредоточиться на поставленной задаче, и они знают, что когда мы закончим со списком, мы закончим встречу.

В-третьих, из книги под названием How Doctors Think я узнал, что большинство врачей принимают решение о диагнозе и лечении в течение нескольких минут после встречи с вами. Я думаю, что мой список снижает вероятность того, что они сделают поспешные выводы, потому что список заставляет их видеть во мне нечто большее, чем просто тело с симптомом, требующим быстрого решения.

В общем, со своим списком я чувствую себя равноправным участником взаимодействия, и уже одно это является эффективным противодействием чувству запугивания.

Что, если врач скажет: «Я не люблю списки»? Отлично. Положи. Вот ваше секретное оружие: обязательно запомните его, прежде чем идти на встречу. Если список слишком длинный для запоминания, он все равно слишком длинный для одной встречи.

4. Пусть доктор будет экспертом, но не бойтесь задавать вопросы.

Несмотря на то, что врачи работают на вас (всегда помните об этом!), вы есть ищете их из-за их опыта, поэтому действуйте непредвзято и с предположением, что они хорошо осведомлены и ищут наилучший результат для вас.Тем не менее, не стесняйтесь задавать вопросы, в том числе о том, какие альтернативные методы лечения доступны. Для последнего есть практическая причина. Врачи часто думают об альтернативах — только не вслух! Когда вы задаете вопросы, это побуждает их говорить с вами о том, что происходит у них в голове, и это то, к чему вы хотите присоединиться.

Не рекомендую потчевать врача информацией из других источников (если только врач не призвал вас к этому). Скорее всего, вы потеряете внимание врача, если скажете: «Исследования в Интернете показывают…». Если у вас есть информация, которую вы считаете важной, поделитесь ею таким образом, чтобы показать, что вы считаете себя и своего врача партнерами в вашей здравоохранение.Передайте ее доктору, сказав при этом что-то вроде: «Доктор, я нашел эту статью, которая, как я думал, может вас заинтересовать».

5. Повторите свое понимание плана действий.

Когда вы чувствуете, что ваше время истекло, кратко сообщите врачу, что, как вы понимаете, вышло из приема. Например, вы можете сказать: «Чтобы убедиться, что я правильно вас понял, вы хотите, чтобы я начал принимать новое лекарство, сдал анализ крови через неделю и вернулся через две недели.«У меня было слишком много встреч, когда я уже потом сажусь в машину, и ни мой муж, ни я не можем вспомнить какую-то важную деталь того, что произошло. Риск этого еще больше, конечно, если вы пришли на прием в одиночку.

6. Не списывайте со счетов хорошего врача из-за одного неудачного визита.

Позвольте мне установить сцену. Вы уже были у этого врача. Взаимопонимание было превосходным. Она умела слушать и вовлекала вас в процесс принятия решений. Вам повезло, что вы находитесь под ее опекой.Но затем у вас назначена встреча, на которой она торопит вас и не фокусируется на вас как на человеке из плоти и крови.

Когда такое случалось со мной, я делал поспешные выводы: «Она больше не хочет, чтобы я был ее пациентом; моя болезнь доставляет мне слишком много хлопот». Но я понял, что если у меня уже сложились хорошие отношения с врачом, то такая реакция неуместна. Жизнь может быть стрессовой и для врачей. Возможно, это был день, когда она сильно перегружена, устала от недосыпания или беспокоилась о члене семьи.Раньше я чувствовал себя обиженным — лично обиженным, — когда врач, с которым у меня были хорошие отношения, не «присутствовал» для меня, как я привык. Теперь я списываю это на то, что у него или у нее был выходной, и до сих пор во всех случаях следующая встреча проходила нормально.

Также возможно, что неожиданно разочаровывающий визит был вызван разочарованием вашего врача в связи с тем, что он не смог вас «исправить». Врачи учатся в медицинском институте: осматривают, диагностируют, лечат. Но это не так для людей с хронической болью и болезнями.Итак, если у вас хорошие отношения с врачом, я предлагаю вам дать ему или ей некоторую слабину и принять тот факт, что в некоторые дни трудно поддающийся лечению пациент просто слишком труден для того, чтобы врач мог вежливо обращаться с ним.

Я понял это около пяти лет назад. У меня была круглая, зудящая сыпь на колене, которая никак не проходила, поэтому я записалась на прием к своему обычному врачу. Взял соскоб и пошел смотреть под микроскопом. Когда он вернулся, он был так взволнован тем, что у меня есть кое-что, что он действительно мог диагностировать и исправить, что он повел меня по коридору, чтобы самому посмотреть в микроскоп.Он точно объяснил, что я видел: простой грибок, который можно было вылечить безрецептурной мазью.

Это общение — видя, как он счастлив, что помог мне, — дало мне новое понимание того, насколько тяжелой моя болезнь должна быть для него временами. Он исключительно заботливый врач, поэтому понятно, что время от времени он расстраивается из-за того, что у него есть пациент, который болеет двенадцать лет, и он мало что может с этим поделать.

Вот мои шесть советов. Некоторые из вас, возможно, уже используют один или несколько из них, и у вас также могут быть собственные хорошие советы.Надеюсь, вы поделитесь ими в разделе комментариев.

Тони Бернхард  была профессором права в Калифорнийском университете — Дэвис . Она является автором книги «Как быть больным: вдохновленное буддизмом руководство для хронически больных и тех, кто за ними ухаживает» . Ее готовящаяся к выпуску книга называется «Как проснуться: вдохновленное буддизмом руководство по преодолению радости и печали» . Ее можно найти в Интернете на ее одноименном сайте Тони Бернхард .

Изображение предоставлено: Shutterstock.com

Врачи не понимают, насколько они пугающие

Я видел довольно много врачей и разговаривал с довольно многими людьми, которые посещали довольно много врачей, и одна вещь, которая постоянно всплывает — и снижает заботу о пациентах — негативные отношения между пациентами и врачами/психиатрами.Есть много причин, по которым у людей плохие отношения со своим врачом, но одна из них заключается в том, что люди боятся своего врача. И врачи, кажется, никогда не понимают и не компенсируют это. Итак, просто, мы должны.

В визите к врачу все пугает. В конце концов, вы здесь, потому что вы больны, что автоматически ставит вас в слабую позицию. Вы добавляете к этому стерильность больницы или кабинета, плюс тот факт, что врач владеет знаниями, которые вам нужны и которых у вас нет, и вы настроены на беспокойство с того момента, как вы даже думаете о визите к врачу.

Более того, люди с психическими заболеваниями испытывают много опасений по поводу врачей/психиатров и лечения. Многие из этих опасений оправданы. Пациенты, например, знают, что врачи имеют право принимать их без их согласия. Это ужасает людей. Даже если врач никогда не делал этого с вами и даже если они никогда не думали сделать это с вами, в глубине души пациента существует мысль, что это могло случиться.

А еще есть суждения врачей о пациентах.Насколько «сумасшедший» пациент, насколько он болен, в какой помощи он нуждается, какая помощь должна быть. Пациент находится в прихоти оценки врача. Врач может просто решить уволить пациента или отменить лекарство, и пациент мало что может с этим поделать. В такой ситуации трудно не испугаться.

А еще в самой экзаменационной комнате установлен дисбаланс мощности. Это доктор Такой-то, а вы просто Энн или Энди. Они в белом пальто или костюме, а вы в футболке и джинсах.Они в удобном кресле, возможно, за письменным столом, а вы сидите в чем-то недорогом и пластмассовом. Все в этой комнате, кажется, доказывает, насколько ты бессилен и мал на самом деле.

По какой-то причине врачи не понимают этого запугивания. Это не обязательно тот случай, когда эти факторы используются для целенаправленного запугивания, но, тем не менее, они действуют. Кажется, что врачи забывают, кто они и какую роль они играют, по сравнению с тем, кто такие пациенты и какую роль они играют.Врачи не понимают, как тяжело просто находиться в палате, излагать свои симптомы и позволять судить о них. Врачи забывают, что значит быть на другом конце стетоскопа.

Это очень расстраивает меня, как человека, который постоянно говорит с людьми об отношениях с врачами. Потому что идеальные отношения с врачом – это отношения равных. Да, у них есть знания, но и у вас тоже — вы знаете о себе. Да, у них есть власть, но и у вас тоже — вы можете их уволить.Я полагаю, что истинного равенства в отношениях никогда не будет просто из-за того, для чего эти отношения предназначены: помочь больному человеку выздороветь; однако я не думаю, что это означает, что мы должны позволять пугающим факторам так сильно влиять на нас.

Хотя я понимаю, что совершенно разумно запугивать врачей и всю систему здравоохранения, я считаю важным бороться с этим. Это делает наш собственный страх, а это значит, что мы можем его победить. Я думаю, это нормально признать, насколько это пугающе, чтобы мы могли преодолеть эти чувства.Потому что хорошие врачи на самом деле не хотят вас запугать — они хотят отношений на равных. И мы можем внести свой вклад в то, чтобы это произошло.

Вы можете найти Наташу Трейси в Facebook или GooglePlus или @Natasha_Tracy в Twitter.

Запуганные пациенты могут вести себя как заложники

Кэролин Крист, Reuters Health

(Reuters Health) — Пациенты, которые обнаруживают, что «замолкают» во время визитов к врачу, могут быть в чем-то похожи на заложников, предполагает новое исследование.

Таблички с указанием пациентов и персонала в больнице в Сан-Диего, Калифорния, США, 17 апреля 2017 г. REUTERS/Mike Blake

Застывшие в страхе и замешательстве пациенты могут чувствовать, что они беспомощны и борются за свое здоровье , — написали авторы исследования.

«Синдром торга заложниками», когда пациенты чувствуют себя запуганными врачом, «является вполне реальным явлением, с которым сталкиваются многие пациенты, особенно те, у кого есть серьезные заболевания или которые находятся в состоянии большой уязвимости», — сказал ведущий автор исследования, доктор Х.Леонард Берри из Техасского университета A&M в Колледж-Стейшн.

Когда Берри и его коллеги просматривали социологические исследования о заложниках, они увидели нежелание бросить вызов власти. «Нам показалось, что это много пациентов», — сказал он Reuters Health по телефону.

Пациенты могут чувствовать себя заложниками, ведущими переговоры о своем здоровье, даже когда врачи активно поощряют беседу, добавила Берри. Например, больные раком и пациенты в отделениях интенсивной терапии, а также их семьи могут чувствовать себя беспомощными и зависимыми от врачей в отношении следующего шага лечения.Проблема может ухудшиться, когда происходят врачебные ошибки или неожиданные побочные эффекты, или состояние пациента ухудшается.

«Одна мать сказала (нам), что, когда она заметила незначительное изменение в поведении своего ребенка, она сообщила об этом медсестре, которая немедленно провела стандартный набор тестов, которые не выявили причин для беспокойства», — пишут авторы исследования. «Но беспокойство матери сохранялось, и она не спала, репетируя, что сказать консультанту утром. Она боялась, что ее сочтут неуважительной по отношению к опыту медицинской бригады или требовательной и излишне тревожной.

«Эта история (родителя, чей ребенок находится на длительном стационарном лечении) вполне может быть историей 70-летнего мужчины с ишемической болезнью сердца, который не уверен в рекомендации кардиолога относительно операции, но не решается поставить ее под сомнение. , или 27-летняя женщина с раком, которая не выражает своего страха перед бесплодием, связанным с лечением, своему онкологу», — добавили они.

В отличие от потребительских услуг, таких как обед вне дома или посещение концерта, где клиенты могут чувствовать себя вправе говорить о плохом обслуживании, медицинские услуги часто создают «необходимость» и неравный баланс сил, когда врач является авторитетной фигурой.Пациенты часто не решаются выразить озабоченность, преуменьшают значение серьезных вопросов или беспокоятся о том, что им «трудно».

«Пациенты могут не захотеть оскорбить врача, если они не согласны с лечением», — сказал Берри.

При обострении синдрома сделки с заложниками пациенты могут чувствовать себя беспомощными и не видеть облегчения или побега, что может привести к пренебрежению, пассивным реакциям, одиночеству и депрессии.

Чтобы решить эту проблему, Берри и его коллеги предлагают «совместное принятие решений», когда врачи предлагают варианты, а пациенты объясняют свои предпочтения.По их словам, это часто приводит к менее инвазивным и менее интенсивным методам лечения.

«Мы привели слона в комнату, о которой никто не хочет говорить, и дали этому слону имя», — сказал Берри. «Цель не в том, чтобы критиковать врачей. . . но знать и пресечь проблему в зародыше».

Чтобы завоевать доверие, врачи должны демонстрировать сочувствие, сохранять конфиденциальность пациентов, иметь хорошие коммуникативные навыки и проявлять интерес к пациенту как к личности, считают авторы. Язык тела и физическая поза, например, когда человек сидит, а не стоит перед пациентом, сигнализируют о том, что врач ценит то, что говорит пациент.

В то же время «врачи могли бы легко отреагировать на эту терминологию «заложника», — сказала доктор Кэти Мазор из Института первичной медицинской помощи Мейерса в Вустере, штат Массачусетс, изучающая отношения между пациентом и врачом, но не участвовавшая в этом исследовании.

Пациентов следует поощрять и давать им возможность быть более активными в своем медицинском обслуживании, сказал Мазор агентству Reuters Health по телефону. Она добавила, что врачам также нужна поддержка на организационном уровне, чтобы они могли дать пациентам время поговорить и правильно зафиксировать визиты в электронных медицинских картах.

«Когда в сутках не так много часов, мы должны подумать о том, как организации поддерживают как пациентов, говорящих открыто, так и врачей, предоставляющих им все необходимое для оказания качественной помощи», — сказала она. «Если вы будете делать это все труднее и труднее, что-то пойдет не так, и мы не хотим, чтобы это повлияло на пациентов».

ИСТОЧНИК: mayocl.in/2xOZZ8i Материалы клиники Майо, онлайн, 23 августа 2017 г.

Меня пугает мой врач. Что я должен делать?

Ответ:

Посещение врача может быть пугающим опытом.Обычно существует довольно глубокий дисбаланс сил, подчеркнутый всей преамбулой необходимости умолять о встрече.

Затем медсестра подготавливает вас к этой решающей встрече с человеком, вокруг которого вращается все учреждение (или «встреча», если использовать официальный термин такой встречи, что само по себе означает конфронтацию и запугивание).

Тогда вы остаетесь сидеть, сложа руки, ждать и ждать, чтобы быть благословленным присутствием доктора.

Вы часто оказываетесь в неудобном положении, будучи почти голым, возможно, с какой-то абсурдной бумажной одеждой, не говоря уже о том, что вам часто приходится говорить о личных вещах, которые могут смущать (и нет взаимности от доктора).И доктор может ковыряться в местах, которые обычно считаются закрытыми для всех, кроме ваших самых близких партнеров, и все это время он или она находится в безопасности в форме белого халата.

Некоторые врачи используют методы запугивания, чтобы эффективно переносить встречи, подавляя вопросы и разговоры.

Психологи утверждают, что самые устрашающие люди — хулиганы. А агрессивное поведение является признаком неуверенности. Обычно лучший способ справиться с хулиганами — дать им отпор.Помните, врач работает на вас, даже если вам не всегда хочется.

Часто, когда врачи становятся немного враждебными, это происходит из-за разочарования из-за нехватки времени, поэтому будьте краткими и готовыми (подумайте о том, чтобы пойти на прием со списком вещей, которые нужно обсудить). Но также будьте реалистами.

У меня была пациентка, которая принесла мне схему фигурки из палочек с маленькими пулями на разных частях тела, где у нее были проблемы. Это было восхитительно. Но у нее было 15 пунктов списка и 15-минутная встреча.

Грамотно задавайте вопросы, чтобы убедиться, что вы понимаете, что вам говорит доктор. Можно сформулировать это так: «Чтобы мне не пришлось потом снова вас доставать, позвольте мне убедиться, что я все правильно понял…»

Пригласив на прием друга или родственника, вы окажете полезную поддержку, когда вам нужно постоять за себя. Это также означает наличие второго комплекта ушей, чтобы подтвердить, что вы все правильно расслышали, что может быть полезно, если вы обсуждаете что-то действительно серьезное.

Если вы склонны к запугиванию, самое трудное, что вы можете сделать, — это прямо противостоять этому, упомянув об этом своему врачу, но это, вероятно, лучший путь к разрешению проблемы.Помните о тактике разговора от первого лица, а не обвинительных заявлений на «вы». Скажите: «Мне неудобно, как ты говоришь со мной», а не «ты говоришь со мной так, что мне неудобно». Многие врачи не осознают, до какой степени их пациенты чувствуют себя запуганными, и вы можете помочь не только себе, но и своим коллегам-пациентам.

Если вы не можете прийти к удовлетворительному решению, последнее решение — найти более представительного врача.

Как вести себя с высокомерным поставщиком медицинских услуг

Многие из нас сталкивались с высокомерным или эгоистичным поставщиком медицинских услуг. Они кажутся сильнее, чем ты, и кажутся резкими, высокомерными или тщеславными, как будто мы должны чувствовать себя счастливыми, находясь в присутствии этого человека, или настолько напуганными, что нам лучше не пересекаться с ним.

Когда мы плохо себя чувствуем, что, конечно же, является причиной, по которой мы посещаем этого человека, столкновение с такой большой личностью может вызвать у нас чувство страха, гнева, разочарования или массу других негативных эмоций, ни одна из которых не способствует улучшению. наше здоровье.

Уверенность и самоуверенность — хорошие качества для медицинского работника. Мы хотим знать, что наши поставщики медицинских услуг уверены в своей работе и уверены в своих возможностях помочь нам. Но мудрые пациенты понимают, что нет места высокомерию, самолюбованию или снисходительности со стороны эгоистичных медицинских работников. Их неуважение к нашим нуждам и их сложный характер будут препятствовать партнерству, которое нам необходимо развивать, и мы не получим от них необходимой нам заботы.

Вот несколько идей для понимания и работы с трудными поставщиками медицинских услуг.

СиСиньСин / Getty Images

Большое эго — это прикрытие

Психологи скажут вам, что тот, кто ведет себя высокомерно или высокомерно, делает это потому, что ему не хватает уверенности в себе. Вместо того, чтобы по-настоящему чувствовать превосходство, он вместо этого действительно чувствует себя ниже. Поэтому он будет использовать запугивание или вести себя тщеславно, чтобы скрыть отсутствие чувства собственного достоинства. На школьном дворе этот медицинский работник был хулиганом.В медицинских условиях запугивание этого хулигана принимает форму высокомерия.

Этот поставщик медицинских услуг провел всю жизнь со своей личностью, и вы не сможете ее изменить. Поэтому у вас есть выбор: либо научиться обходить это, либо найти другого поставщика медицинских услуг.

Как узнать, какой подход выбрать? Вы захотите оценить важность этого конкретного поставщика медицинских услуг для вашего здоровья. Будут ли это краткосрочные отношения или долгосрочные? Обладает ли этот поставщик медицинских услуг особыми знаниями или способностями, которых нет у других? Или есть другие поставщики медицинских услуг, которые могут помочь вам, чтобы вам не пришлось мириться с этим?

Ознакомьтесь с шагами по поиску нового поставщика медицинских услуг, прежде чем просто уволить Dr.Высокомерный. Хотя мы хотели бы сказать вам, чтобы вы просто нашли другого поставщика медицинских услуг, это гораздо легче сказать, чем сделать в первичной медико-санитарной помощи и некоторых специальностях.

Как развивать рабочие отношения

Если вы решите остаться с этим поставщиком медицинских услуг или считаете, что сможете установить отношения, вот несколько шагов, которые нужно предпринять, чтобы уменьшить влияние сложных аспектов его личности:

  • Во-первых, поймите, что этот человек не только будет отрицать, что он эгоистичен, он также будет отрицать, что он хулиган или что у него комплекс неполноценности.По правде говоря, он развил эту личность, потому что она служит его целям; люди настолько запуганы, что не пытаются узнать его получше. Он не хочет быть приятным, дружелюбным или добрым, потому что тогда люди узнают, насколько он хуже.
  • Знай, что он не хочет дружить, поэтому не пытайся сделать его своим другом. Ваша цель будет заключаться в том, чтобы просто убрать эти пугающие грани из отношений, чтобы вы могли получить необходимую помощь.
  • Признайте, что его трудный характер не является истинным отражением его способностей как медицинского работника.Он может быть, а может и не быть хорошим поставщиком медицинских услуг, способным удовлетворить ваши медицинские потребности. Он может показаться лучшим хирургом/кардиологом/или любым другим «сущностью», и, возможно, так оно и есть. Но, может быть, это не так. Вам нужно будет поработать, чтобы выяснить, действительно ли он может вам помочь, или его высокомерие скрывает слабые стороны его способностей.
  • По иронии судьбы комплекс неполноценности этого поставщика медицинских услуг может работать на вас. Если у вас тяжелая болезнь или загадочные симптомы, и он может помочь вам или разгадать тайну вашего диагноза, это «доказывает» его превосходство.Его успех в качестве поставщика медицинских услуг помогает ему преодолеть чувство неполноценности.
  • Помните, однако, что общение между вами обоими имеет решающее значение, поэтому убедитесь, что его эго не препятствует вашей способности общаться о важных аспектах вашей болезни или состояния.
  • Этот поставщик медицинских услуг будет думать, что все, что он вам говорит, является лучшим ответом. Когда дело доходит до того, чтобы задавать умные вопросы или делиться информацией, которую вы узнали о своем состоянии, знайте, что доктор.Высокомерный может сопротивляться обсуждению, игнорировать вас или злиться. Если это произойдет, сгладьте разговор, заявив, что вы понимаете то, что он вам объяснил, и что он может создать взаимовыгодную ситуацию для вас обоих, объяснив эту дополнительную информацию. Не бойтесь выйти из разговора! Но знайте, что вам придется подойти к этому трудному человеку по-другому, чтобы обойти его эго.
  • Если у вас возникли проблемы с лечением (например, лекарство, которое он прописал, не работает), убедитесь, что вы изложили проблему как можно более объективно.Запугивающий может попытаться представить это так, будто вина лежит на вас, пациенте. Если вы скажете ему, что у вас есть проблема, это прозвучит для него так, будто вы обвиняете его в ошибке, так что вам придется сгладить и эти грани.

Наиболее важным аспектом отношений с этим поставщиком медицинских услуг является то, что вам придется много работать, чтобы быть уверенным, что вы можете задать вопросы, которые вам нужно задать, получить ответы, которые вам нужны, и получить внимание и услуги, которых вы заслуживаете.

Недавние исследования показали корреляцию между высокомерием, несносностью и врачебными ошибками.Как только вы почувствуете себя лучше или сильнее, вы можете принять участие в устранении этих типов эго из профессии врача. Если это так, есть места, где можно сообщить о плохом поведении поставщика медицинских услуг с целью улучшить это поведение или устранить это эго из медицинской практики.

Часто задаваемые вопросы

  • Как быть с грубым врачом?

    Если вы имеете дело с грубым врачом, спросите себя, возможно ли выстроить с ним рабочие отношения.Никто не ожидает, что вы станете друзьями, но врач должен уметь эффективно делиться своими мыслями и выводами о вашем здоровье. Если поведение врача затрудняет общение, и вы не можете предугадать, как решить эту проблему путем разговора, возможно, пришло время поискать другого поставщика медицинских услуг.

  • Каковы примеры высокомерия?

    Одним из примеров высокомерия является профессиональный спортсмен, который отказывается разговаривать со своими фанатами, потому что считает себя намного лучше.Другим примером может быть врач, который ведет себя выше своих пациентов, потому что они уверены, что обладают более высоким интеллектом.

  • Чем эгоистичный отличается от высокомерного?

    Несмотря на то, что они похожи, эгоистичный и высокомерный имеют несколько разные значения. Эгоизм относится к человеку, который эгоцентричен и постоянно говорит или пишет о себе в первую очередь. Высокомерие — это когда человек демонстрирует чувство гордости или права, которое может сопровождаться взглядом на других свысока.

Пациенты, напуганные во время визитов к врачу, могут вести себя как заложники

Напуганные или растерянные пациенты могут чувствовать себя беспомощными и вести переговоры о своем лечении, подобно тому, как чувствовал бы себя заложник, согласно недавнему исследованию.

Для составления отчета исследователи под руководством Леонарда Берри, доктора философии, профессора бизнес-школы Мэйс Техасского университета A&M в Колледж-Стейшн, проанализировали предыдущие исследования и отзывы пациентов.

Вот пять выводов исследования.

1. Когда пациенты чувствуют себя запуганными врачами, чувство, которое исследователи определяют как «синдром торга заложниками», это «реальное явление, которое испытывают многие пациенты, особенно те, у кого есть серьезные заболевания или которые находятся в состоянии большой уязвимости», — говорит д-р. Берри сказал Рейтер .

2. Несмотря на усилия врачей по развитию активной беседы, семьи больных раком и пациентов в отделениях интенсивной терапии могут чувствовать себя зависимыми от врачей, которые определяют направление их лечения.Исследователи отметили, что когда происходят медицинские ошибки или неожиданные побочные эффекты, это может усилить чувство бессилия.

3. «Эта история (родителя, чей ребенок находится на длительном стационарном лечении) вполне может быть историей 70-летнего мужчины с ишемической болезнью сердца, который не уверен в рекомендации кардиолога относительно операции, но не решается поставить ее под сомнение. , или 27-летняя женщина с раком, которая не выражает своему онкологу свой страх бесплодия, связанного с лечением», — говорится в исследовании.

4. Исследование показало, что отношения между врачом и пациентом не похожи на отношения с потребителями услуг, в которых клиенты могут чувствовать себя комфортно, спрашивая о плохом обслуживании. Вместо этого здравоохранение может создать неравный баланс сил, в результате чего пациент будет чувствовать потребность во враче. Исследователи говорят, что пациенты с симптомами синдрома сделки с заложниками могут «беспокоиться о том, что их будут воспринимать как нарушителей спокойствия или «трудных людей», опасаясь, что это может повлиять на качество получаемой ими помощи».

5.Чтобы бороться с синдромом сделки с заложниками и побочными эффектами, такими как депрессия и одиночество в медицинской сфере, доктор Берри сказал Reuters , что врачи должны стремиться к «совместному принятию решений», среди других стратегий. Совместное принятие решений — это когда врачи предлагают пациентам варианты лечения, а пациенты обсуждают, какой вариант они предпочитают.

Угрозы и запугивание врачей и медицинских работников должны быть прекращены

АМА выступает против культуры насилия в Америке, включая насилие в семье, насилие с применением огнестрельного оружия, расизм, жестокость полиции и ксенофобию, и насилие в отношении врачей и медицинских работников не является исключением. .Хотя это и не новое явление, сообщаемый всплеск запугиваний, угроз и нападений на людей в сфере медицины рос как минимум в последнее десятилетие и стал еще более тревожным явлением с начала пандемии COVID-19. пандемия.

Недавний протест неонацистов против ведущих врачей-антирасистов в больнице в районе Бостона — еще одна печальная глава в долгой истории угроз и запугивания медицинских работников просто за то, что они просто выполняют свои профессиональные обязанности.

AMA глубоко обеспокоена этим угрожающим поведением и тем, как оно способствовало созданию все более враждебной рабочей среды в медицине, особенно для тех, кто находится на переднем крае борьбы нашей страны с COVID-19.

Исследования подтверждают то, о чем давно говорит нам наш личный опыт. По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), до 38% специалистов в нашей области в какой-то момент своей карьеры подвергаются физическому насилию, и многим другим угрожают словесной агрессией.Здесь, в США, количество травм, вызванных насильственными нападениями на медицинских работников, выросло на 67% с 2011 по 2018 год, при этом работники здравоохранения в пять раз чаще подвергаются насилию на рабочем месте, чем работники всех других отраслей, согласно данным Бюро труда США. Статистика.

Еще одно глобальное исследование, проведенное в 2020 году, показало, что медицинские работники примерно на 50% чаще, чем другие члены сообщества, подвергались преследованиям, издевательствам или причинению вреда в результате пандемии COVID-19.

Рост насилия на расовой почве

Рост насилия на расовой почве

Что еще более тревожно, хотя насилие на расовой и этнической почве не ново, сообщения о словесных и физических оскорблениях со стороны сторонников превосходства белой расы, нападающих на личные характеристики медицинских работников из исторически и расово маргинализированных групп, представляют собой более глубокий слой расизма.

В начале пандемии AMA предупредила , что ксенофобские высказывания в отношении SARS-CoV-2 угрожают еще больше разжечь дискриминацию и преступления на почве ненависти, особенно в отношении американцев азиатского происхождения, которые уже вызывали серьезную озабоченность из-за давнего межличностного и структурного расизма.

Но, как отмечают исследователи, несмотря на то, что общее насилие на рабочем месте в сфере здравоохранения хорошо задокументировано, такие инциденты, коренящиеся в расизме, как недавний случай в Бостоне, слишком часто деконтекстуализируются и классифицируются как «подрывное», а не расовое насилие. Это, как говорят нам авторы (PDF), «представляет собой насильственное избегание, молчание и соучастие в коварной природе превосходства белых, которое глубоко укоренилось в структуре и культуре медицинских учреждений».

Связанное покрытие
Великая отставка медицины? Каждый пятый врач планирует уйти через 2 года

Насилие в отношении врачей, связанное с COVID-19, также перешло в цифровой мир: недавние опросы показали, что по крайней мере четверть сообщивших о U.S. врачи, подвергшиеся нападениям или преследованиям в социальных сетях по таким темам, как вакцины, оружие, уход за пациентами, раса или религия. Другой опрос показал, что врачи сообщали о том, что сталкивались не только со словесными оскорблениями, но и с угрозами смертью, в том числе о мучительном инциденте, в котором особо упоминался случай, когда чернокожая женщина-врач сообщила, что ей угрожали изнасилованием в результате ее работы по защите гражданских прав.

Просто сказать нашим коллегам-медикам, чтобы они справились с домогательствами и угрожающим поведением, неприемлемо.Крайне важно, чтобы врачи и медицинские работники чувствовали себя в безопасности, независимо от того, заботимся ли мы о пациентах или работаем над продвижением справедливости в широком масштабе в наших сообществах.

Мы должны защищать тех, кто исцеляет

Мы должны защищать тех, кто исцеляет

AMA твердо убеждена в том, что люди на всех рабочих местах имеют право на безопасную среду, защищенную от вреда и любого запугивания или репрессалий. Общество должно защищать своих граждан от отдельных лиц или групп, которые поощряют и пропагандируют насилие как средство решения глубоких социальных проблем.Хотя очевидно, что для сдерживания случаев насилия в отношении медицинских работников требуется дополнительная работа, политика АМА ставит нас на этот путь защиты тех самых людей, которые посвящают свою жизнь улучшению здоровья своих пациентов и нации.

Например, в свете продолжающихся нападений на врачей и должностных лиц общественного здравоохранения во время пандемии COVID-19, в 2020 году AMA приняла политику, направленную на повышение безопасности и осуждение актов насилия в отношении врачей, медицинских работников, лиц, оказывающих первую помощь, и должностных лиц здравоохранения в обществе.Эта позиция объединяет множество ранее принятых политик, направленных на предотвращение насильственных действий в отношении медицинских работников, борьбу с издевательствами на рабочем месте в медицинской практике и противодействие травле или домогательствам в Интернете.

Примечательно, что признание АМА расизма угрозой общественному здравоохранению является частью предшествующего решения, направленного на то, чтобы противостоять наследию нашей страны структурного расизма и признать подчинение чернокожих и коричневых людей актам насилия, в том числе насилию в медицинских учреждениях и за их пределами.

AMA по-прежнему привержена принятию необходимых мер, чтобы помочь пролить свет на различные протоколы, процедуры и механизмы для обеспечения более безопасной и надежной среды для врачей и медицинских работников. Но мы не можем сделать это в одиночку.

Медицинские организации, включая больницы, системы здравоохранения и независимые практики, должны совместно работать над обменом передовым опытом для эффективных стратегий предотвращения насилия в медицинских учреждениях и за их пределами. Примеры того, где необходима дальнейшая работа для разработки передового опыта и широкого внедрения, включают:

  • Разработка надежных систем наблюдения и сбора данных, технологий и стандартов для отслеживания насилия на почве ненависти, направленного против врачей и медицинских работников со стороны пациентов или членов сообщества.
  • Протоколы мер безопасности и защиты для защиты врачей и других работников здравоохранения, чтобы обеспечить их свободу от насилия и запугивания на почве ненависти.
  • Стратегии, основанные на солидарности, для мобилизации отдельных лиц и организаций в рамках всей экосистемы здравоохранения для выявления, противостояния и эффективного сопротивления насилию и запугиванию на почве ненависти.
Связанное покрытие
2021 год стал еще большим испытанием для врачей.Они нашли союзника в АМА.

Наша АМА активно следит за этой ситуацией, чтобы рассмотреть, как мы можем лучше использовать наши сильные стороны и ресурсы для обеспечения коллективной безопасности и защиты всех медицинских работников и организаций, подвергшихся нападению, за отстаивание справедливости и справедливости для своих пациентов и сообществ.

Мы все должны помочь создать среду, в которой врачи и медицинские работники могут открыто и честно говорить о реальных угрозах, с которыми они сталкиваются на рабочем месте, и находить разумные решения для защиты наших коллег и наших пациентов.

Насилию нет места в медицинской профессии, и поэтому мы, как отдельные лица и как лидеры организованной медицины, обязаны сделать все возможное, чтобы предотвратить его на рабочем месте и за его пределами. Это важно для здоровья и благополучия всех, кто сегодня работает в медицине, но особенно для тех, кто исторически был маргинализирован.

Шаги, которые мы предпринимаем сегодня, чтобы создать более безопасную и инклюзивную среду для всех врачей, в свою очередь, создадут более безопасную и благоприятную среду для наших пациентов — и наш лучший шанс добиться справедливости и улучшить здоровье нации.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.