Д 3 витамин для детей: как давать, дозировка, инструкция и норма

Содержание

Какой Витамин D для детей лучше на iHerb: otzyvok — LiveJournal

Какой Витамин D для детей лучше: отзывы

Natural Factors, «Большие друзья», жевательный витамин D3 с ягодным вкусом, 400 МЕ, 250 жевательных таблеток отзывы покупателей

Промокод для скидки: MAT6375

Купить 

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хочешь Быть Большим Драконом?- Съешь Меня) Пока полет нормальный) упаковка яркая, в ней малюсенькие таблеточки занимающие 25% пространства. Зачем такая банка огромная — не понятно…Но вкус приятный сладенький, ребёнок ест. Ну а об эффекте наверно ещё рано говорить.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Отзыв о витаминках Д3  Хороший витамин Д3. Сыну понравились, вкус фруктовый. Витаминки сами по себе маленькие. Врач назначила сыну по 2 таблетки в день утром, а в осенне-зимний период по 3 (1200-1500 МЕ чтоб получалось). Сыну 5 лет. Единственный минус — крышку легко может открыть ребенок, поэтому банку пришлось убрать на верхнюю полку.Дочке (1г. 3мес.) витамины тоже понравились, они мягкие, легко разгрызаются и тают во рту.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Сын Оценил Надолго хватает. Сын 4 года ест по 2 витаминки в день утром. С радостью. Ему вкус нравится. Потом долго изо рта пахнет чем -то цитрусовым фруктовым.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Отлично укрепляют иммунитет, дети не болеют, много сил для занятий спортом. Самый удачный из всех витаминов Д3, что я давала детям!На сочетании именно этих Д3 + омега 3 с витамином С дети не болеют ВООБЩЕ весь учебный год — у обоих было по 1 разу ОРВИ буквально на сутки температуры с сентября начиная ( в самый разгар слякоти и гриппа), и все, даже насморка не ловят, вот сейчас март заканчивается!Самый большой плюс — всего 1 таблетка в день (удачная дозировка), и большое количество таблеток в банке.Вкус приятный, ягодный.Заказываю еще себе, очень рекомендую.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Супер альтернатива Д3 на масляной основе! У ребёнка проблемы в желчным, поэтому Д3 на масляной основе усваивается плохо. Аква варианты не рассматриваю, так как это сплошная химия (иначе нечем консервировать, говоря простыми словами).Этот вариант витамина мне очень понравился, в том числе отсутствием сахара. Долго искала на айхерб, аналогов больше не нашла.Планируем в скором времени сдать анализ — дополню отзыв.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

не знаю есть ли большой толк от данного витамина, но ребенок 2.7г просит все время еще «матанинку», ей нравится Ребенок все время просит еще O

Оценка: ⭐⭐⭐⭐

Да Норм)  Я думала что жевательные — в виде динозавра как на обложке, а это выглядит как обычные таблетки, даю ребёнку 2х лет, чз раз ест, ибо просто не весёлые ж) до этого были разноцветные я покупала, решила взять побольше эти. В итоге — вкус хороший, скорее для деток постарше
Еще отзывы 

ChildLife, Vitamin D3, Natural Berry Flavor, 1 fl oz (30 ml) отзывы покупателей

Промокод для скидки: MAT6375

Купить 

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хочется Понять Дозировку Добрый день! Заказала витамин, но так и не разобралась с дозировкой. Написано, что принимать по 6 капель. Так вот 6 капель — это какая доза? 500МЕ или одна капля — это 500 МЕ? Могли бы пояснить? Спасибо

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Витамин Д Помогите пожалуйста разобраться в дозировке,для того чтобы дать дозу 1000МЕ сколько капель данного витамина надо? 500МЕ содержится в 1 капле или В 8 каплях? И для того чтобы получить 1000 МЕ надо дать 16 капель ?

Оценка: ⭐⭐

Очень Странно Покупала постоянно, всё было хорошо, ребенку нравился вкус, но купив их последний раз (сентябрь 2018) у ребёнка пропал сон, стал возбудимый.. отменила, всё стало хорошо. Нажмите «да», если и у вас также было

Оценка:

⭐⭐

Подскажите Пожалуйста!!!!!!!! Сколько МЕ (единиц) содержится в одной капле???

Оценка: ⭐⭐⭐

Д3 Заказала этот витамин, все хвалили) Ребёнку 1 год вкус не нравится, очень ярко выраженный. Даю с большим количеством воды 6 капель.Педиатр говорит суточная доза 500ме. А здесь нигде не написано сколько содержится в 1 капле(, в 6 каплях или как ?)Пипетка очень удобная!

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Отличный Витамин Д Очень хороший витамин Д. Да дочери 6 лет и сыну 1 год. Детям нравится, пьём круглый год. Рекомендую, пьём 3 год, проверились на витамин Д-все отлично у детей, дефицита нет ??

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Моим детям нравится вкус, экономный расход 8 капель на ребёнка, хватает надолго, детям нравится, вкус, отличный препарат.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Подходит грудничкам купили для грудничка, т.к. на витамин Д- 3 из нашей аптеки обнаружилась аллергия. Этот принимаем хорошо.
Еще отзывы 

Mommy’s Bliss, Витамин D, органические капли, для новорожденных с 0 месяцев, 0,11 жидких унций (3,24 мл) отзывы покупателей

Промокод для скидки: MAT6375

Купить 

Оценка: ⭐⭐⭐

Состав хороший, но упаковка не очень!  Отличный витамин по составу! Но больше не закажу, так как половина бутылки вытекло при доставке и в использовании дозатор крайне неудобен(

Оценка:

⭐⭐⭐⭐⭐

Витамин д Для Самых Маленьких -рекомендую Хороший витамин д для деток !!!!

Оценка: ⭐⭐

Отличный Состав Отличный состав витамина д для самых маленьких, но какой в этом толк, если этот витамин разлит по коробочке. Крышка закрыта, но витамин все равно разлит, как понимаю это кому как повезёт, но больше испытывать удачу я не буду. Очень жаль потраченного времени.

Оценка: ⭐⭐

Ужасная Упаковка Ужасная упаковка,за такую цену можно было поработать над бутыльком! Закрытый лежал на боку- вытекло масло?? Дозатор работает через раз,чаще не работает,стоишь ждешь пока эта капелька капнет????больше не буду заказывать,не оправдал свою стоимость,т.к. кончился раньше чем предполагалось.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Рабочие. Но можно и подешевле найти Объем очень маленький за такие деньги. Дозатор очень не удобный. В целом не плохой.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хороший Витамин Очень переживала, что придёт как пишут в отзывах по половине пузырька, но пришло все в целостности, дозатор работает, ребёнок пьёт хорошо.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Отличный Д 3 Заказала 2 месячному ребёнку, хороший д3.

Оценка:

Ужасный Совсем не понравился. Во флаконе его совсем чуть чуть. Дозатор ужасно работает.

Еще отзывы 

Zarbee’s, Нэчуралс, витамин D для малышей, 0,47 жидк. унц. (14 мл) отзывы покупателей

Промокод для скидки: MAT6375

Купить 

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Крутой! Спасибо производителю! Нам не подошёл вигантол(не спали, покрылись оранжевыми пятнами), аквадетрим (более менее, но там спирт ), organic drops( тоже с сайта этого, опухли веки),California gold nutrition babyd3( тоже с сайта этого,покрылись сыпью, он вообще с кокосовой какой-то добавкой), последний заказанный флакончик и о чудо!??у нас все впорядке) ура) нам 3 месяца , пили и будем только его теперь пить????

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Витамин Д 3  Витамин Д 3 сын принимает постоянно, во время ОРВИ увеличиваю дозировку, но именно этот препарат неэкономичен, прошло чуть больше месяца уже заканчивается. Из соображений цены буду заказывать что -то другое.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Лучший Витамин. Д3 Лучший Витамин Д из тех что принимали

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хороший Препарат Ребенку 2 месяца — хорошо переносит)

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хороший витамин Даю малышу с 3-х месяцев в дозировке, которую указал производитель. Витамин в виде масла, без запаха и вкуса. Кроха глотает без каких-либо реакций. Побочек не было выявлено. Рекомендую для малышей.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Без Побочек, Понравился Это самый милый шприц, который я когда-либо видела )) капельки без вкуса и запаха, удобный аппликатор, закажу ещё.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Выгодная Форма Витамина Д Хорошая добавка для ребёнка, удобно давать,и это лучшая Форма Вит Д в виде холекальцеферола,наиболее усвояемая.
Еще отзывы 

Natural Factors, Big Friends, Liquid, Vitamin D3, 400 IU, 0.5 fl oz (15 ml) отзывы покупателей

Промокод для скидки: MAT6375

Купить 

Оценка:

Состав Заказала , тк было указано оливковое масло в составе на сайте !!! В итоге пришло кокосовое !!! Когда полезла проверять и на сайте инфу сменили ! И деньги не вернули !!! Сказали что производитель в праве менять не предупреждая !!! А мне что теперь с ним делать ??? Выкидывать !! Также как и деньги на ветер !!!

Оценка:

Обман Заказывала так как по составу было оливковое масло,а оказалось его там вообще нет((((( разочарование

Оценка:

Ужас!!! Мне тоже пришёл продукт с не тем составом, что на этом сайте!!! Подрываете свой авторитет! Уже долгое время не обновляете содержание сайта! Остаётся думать , что намеренно обманываете!!! Это ж детские продукты! Как так можно?! Что с ними теперь делать???

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Про Состав Действительно, производитель изменил состав масел, вместо оливкового теперь пальмовое и кокосовое, что указано у него на сайте, это здесь не внесли изменения. Сделала запрос в службу поддержки, вернули деньги, почти полную стоимость товара. Претензий нет))

Оценка:

Обман Кокосовое масло как и везде, оливкового нет.

Оценка:

Состав указан Неверный Как и одна из клиенток выше выбирала специально без триглецеридов, заказала аж 2 штуки. По факту в составе они есть и на упаковке это указано. Кому это важно не берите эти витамины, а кому неважно, им лучше взять аналоги подешевле с аналогичным составом.

Оценка:

Неверный Состав На сайте указан неверный состав. Выбирала витамин без кокосового масла, заказала этот, пришёл совсем другой состав, чем указано.

Оценка:

Обман Выбрала именно этот витамин D3 ребенку, т.к. указано, что на оливковом масле, но при получении в упаковке указано: кокосовое и пальмовое масла :(.
Еще отзывы 

Nature’s Plus, Source of Life, Animal Parade, витамин D3, вкус натуральной черемухи, 500 МЕ, 90 животных отзывы покупателей

Промокод для скидки: MAT6375

Купить 

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Нравится У этой марки достойные витамины! Даю дочке зимой в период дефицита витамина D. Укрепляет иммунитет,стала реже болеть.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Отлично!  Удобная форма витамина Д, не надо капать капли. Дочка 4,5 года с удовольствием кушает эти витамины. Уговаривать не приходится, просит сама, хотя в еде она очень выборочна.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Полезный,вкусный,эффект заметный! Племяннику нравятся,ест с удовольствием; а главное-эффект заметен! Как и у всех детей нашего региона из-за отсутствия солнца-ребенку хотели диагностировать псориаз,на кожа сильно шелушилась местами. Спустя 3 месяца приема-все прошло!

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Отличная форма д3 для детей Ребёнку нравится) просит ещё купить зверьков)

Оценка: ⭐⭐⭐

больше не закажу у сына аллергия на этот витамин Д

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хорошая Альтернатива Каплям Если ребёнок отказывается от капель, как это было в моём случае, то эти желейки отличная замена. Приятный вкус, ребенок с удовольствием кушает и получает нужную дозу витамина Д

Оценка: ⭐⭐⭐⭐

Кисловатый Вкус, Жёсткие Дочка 1,7 не стала кушать, на вкус кисловатые и жёсткие, сын 3,6 ест, но тоже без удовольствия, сняла звезду за вкус и жесткость

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Супер Витамины! Очень довольна этими витаминами, доступная цена, приятный вкус, интересные животные! Дети 2 и 7 лет жуют с удовольствием)
Еще отзывы 

Carlson Labs, Витамин D3 для детей Super Daily , 400 МЕ, 0,35 жидкой унции (10,3 мл) отзывы покупателей

Промокод для скидки: MAT6375

Купить 

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Отличный витамин D3 Долго читала отзывы про разных производителей витамина D3 и остановилась на этом. Про то, что он на масляной основе (кокосовое и пальмовое масло), а не на водной, а потому и усваивается отлично уже и говорить не стоит, про это много написано. Живем в СПб, солнца почти не видим. К весне, у ребенка почти 8 лет, на затылке заметила поредение волос, что-то наподобие вытертого затылка у грудничков. Такое у нас было впервые. В срочном порядке заказала этот витамин. Через три недели длина волос восстановилась, подобие, как говорят в народе «проплешины» или вытертости исчезло. Волосы отрастали настолько интенсивно, что в месте поредения в момент роста даже один волосяной фолликул воспалился и образовалось что-то типа небольшого прыща (через 3-4 дня воспаление ушло). Перед сном стал меньше потеть. По дозировке, конечно, лучше проконсультироваться с врачом, т.к. все индивидуально и зависит от возраста и веса ребенка. В идеале нужно сдать анализ, который выявить недостаток витамина D3.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хороший Витамин Для Деток До этого пробовала давать малышу с рождения аквадетрим, началась аллергия. С этим витамином всё хорошо.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Нам Подошёл Даю его всем своим детям. Аллергии нет, за зиму практически не болели… может это заслуга д3 и омеги. Для проверки, как усваиваемся витамин д3 у детей сдавали анализ мочи по Сулковичу.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хороший И Качественный Препарат Очень экономично, хватает на долго

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Супер. Советую. Хороший витаминчик, ни аллергии, ни проблем со стулом не вызвал., зубы намного быстрее лезут. Да и состав очень радует.Почему у нас в России не делают нормальных витаминов для детей, а нуно заказывать в США, даже не знаю.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Понравился Даю ребёнку 4-х лет больше полугода по 3 капли, подошёл. Аллергик, молочные продукты почти не потребляет, переживала из за нехватки кальция. 2 недели назад выпал первый зуб,да, рано:), но и вылез он в 3,5 месяца))и очень быстро растёт новый!Раньше сильно потел, особенно когда спал, сейчас этого нет.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хороший Витамин Д Витамин понравился, никаких побочек в отличие от Аквадетрима. Рекомендую.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Нравится Хорошие детские капли , заказываем не первый раз . Даю детям 2.8 и 3.8 не первый год . Будем принимать дальше
Еще отзывы 

Nordic Naturals, Витамин Д3 для детей, 400 МЕ, 11 мл (0,37 fl oz) отзывы покупателей

Промокод для скидки: MAT6375

Купить 

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Справляется! Даю по 2 капли(малышу 2.5 мес.) , капаю на соску, высыпаний и аллергических реакций нет.дозатор в крышке отличный, передозировка невозможна

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Лучший Витамин Д для Детей Даю дочке (6месяцев) по 4 капли в день, добавляю в еду, уже 3 недели. Начали расти волосы, мы с мужем в шоке, как так быстро. Потеть стала меньше. Более активная стала. Капли приятные на вкус, натуральное оливковое масло. Рекомендую всем! Раньше давали синтетический витамин д (по незнанию) и вообще ничем не помогал. А тут за 3 недели такой результат! Теперь всегда только их заказывать буду!

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Нам Очень Понравился Главное мы пьём и не выплевываем, и работает

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Наверно Самые Лучшие Самые лучшие витамины. На мой взгляд

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хороший Вит Д для Деток. Очень нравится. Много чего перепробовали, но остановились на этом. Ребёнок пьёт без проблем. Реакций никаких, хотя ребёнок аллергичный.

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Отличный Витамин! Удобно

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Витамин Д3 Сейчас проводятся множество исследований о пользе и неоходимости витамина,вернее даже гормона Д3( кому интересно наверняка читали и знают и о пользе и о передозировках и о многом…пост не об этом). Выбирала малышке, хоть и родилась весной и солнце в Украине летом активное,всё же решила давать, начала с 2,5 месячного возраста по капле в первой половине дня( не помню почему,где то вычитала что грудничкам так). Даю день- через день, капаю прямо в ротик,дозатор удобный, не льет много,по капле. Реакций отрицательных- тьху тьху не было, буду продолжать давать

Оценка: ⭐⭐⭐⭐⭐

Хороший витамин Хороший витамин, аллергии не было, ребёнок пьёт без проблем.
Еще отзывы 

Витамины для детей — Финские Витамины

Отображение 1–32 из 99

  • Vitatabs® D10 Junior. Витамин D 10 мкг для детей, 100 табл.

    837 руб. В корзину
  • Витамин D с рождения

    Витамин Д в каплях 10 мкг MINISUN Drops Д3, 10 мл

    Оценка 5.00 из 5

    893 руб. В корзину
  • Витамин D с рождения

    D-Tipat Multi-tabs D3 (Д-Типат Мульти-табс)

    893 руб. В корзину
  • Витамин D с рождения

    Витамин Sana-Sol D-tipat витамин D3 типат, 10мл.

    893 руб. В корзину
  • Витамин D с рождения

    Витамин D3 DEVISOL DROPS (Д3 Девисол Дропс)

    Оценка 5.00 из 5

    930 руб. В корзину
  • Детский витамин D Moomin Xylitol-Orange D-vitamiini 10µg, 100 табл

    1054 руб. В корзину
  • Витамин D с рождения на оливковом масле

    Витамин D на оливковом масле Minisun D-tipat Oliivioljy, 10 мл

    1209 руб. В корзину
  • Детский витамин Д D vita kids 10 µg Pear 200 таблеток

    1240 руб. В корзину
  • Омега-3 для детей с 3 лет Vitamar Junior, 60 капсул

    1380 руб. В корзину
  • Sana-Sol поливитамины, сироп с апельсиновым вкусом, 250мл.

    1395 руб. В корзину
  • Витамин D с рождения

    Капли D витамин Jekovit, 20 мл

    1401 руб. В корзину
  • Детский витамин D Moomin Xylitol-Strawberry D-vitamiini 10µg, 100 табл

    1550 руб. В корзину
  • Детские жевательные витамины Makrobios Pehmonalle D3+Ca+K2 60 мармеладок

    1550 руб. В корзину
  • Витамин D с рождения

    Витамин D3 в каплях MINISUN Drops для детей, 2шт*10 мл

    1697 руб. В корзину
  • Выгодно!

    Комплекс витаминов для детей с 3 лет Sana-Sol Monivitamiini, мишки, 60 шт

    1705 руб. В корзину
  • Мультивитамины для детей с 3х лет Vitatabs® Multi Junior, 60 пастилок

    1705 руб. В корзину
  • Детский витамин С Makrobios Juniori C-vitamiini 40mg, 90 табл

    1705 руб. В корзину
  • Детский витамин D Makrobios Juniori D-vitamiini, 100 табл

    1705 руб. В корзину
  • Витамин D с рождения

    Витамин D3 DEVISOL DROPS (Д3 Девисол Дропс) 20 мл большой флакон

    1705 руб. В корзину
  • с рождения, 1 капля в день

    Витамин Д в каплях Bioteekin Teho vitaminD drops, 8 мл

    1705 руб. В корзину
  • с рождения

    Молочно-кислые бактерии +D3 в каплях Fiilus Napero 7 мл

    1798 руб. В корзину
  • с рождения

    Витамины с рождения Abidec Multivitamin Drops капли, 25 мл

    1860 руб. В корзину
  • Комплекс детских витамин Makrobios Juniori, 60 шт

    1969 руб. В корзину
  • Детская омега 3Eskimo-3 Kids Chewable Omega-3, 27 жеват. мармеладок

    1969 руб. В корзину
  • Детский витамин Д Sana-sol Vitanallet D-vitamiini клубника-малина, 60 капс

    2015 руб. В корзину
  • Детский витамин D D-Max 10 mikrog KIDS, 90табл с фруктовым вкусом

    2015 руб. В корзину
  • Minisun детские комплексные витамины Multivitamin Junior, 100 шт.

    2093 руб. В корзину
  • Детский витамин С Minisun C-vitamiini Junior, 80 табл

    2170 руб. В корзину
  • Витамины для детей Sana-sol Vitanallet Multivitamins клубника-лимон, 60 мармеладок

    2206 руб. В корзину
  • Multi-tabs MINI Omega-3. Мульти-табс витамины группы Omega-3 для детей. 30 табл.

    2209 руб. В корзину
  • Витамин D3 для детей Bioteekin Super D-tippa 10 мкг, 8 мл

    2215 руб. В корзину
  • Детский витамин D3 DeviSol Pop 10 мкг 60 таблеток

    2310 руб. В корзину

Роль витамина D в формировании здоровья детей дошкольного возраста

Журнал «Медицинский совет» №1/2021

DOI: 10.21518/2079-701X-2021-1-37-48

И.Н. Захарова1, С.В. Долбня2, В.А. Курьянинова2, Л.Я. Климов2, Ш.О. Кипкеев2, А.Н. Цуцаева2,3, А.В. Ягупова2, Е.А. Енина2,3, Л.Л. Автандилян3, Р.А. Атанесян2, А.А. Дятлова2, М.Е. Пономарёва2, А.А. Карасева2

Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования; 125993, Россия, Москва, ул. Барркадная, д. 2/1, стр. 1
Ставропольский государственный медицинский университет; 355017, Россия, Ставрополь, ул. Мира, д. 310
Краевая детская клиническая больница; 355029, Россия, Ставрополь, ул. Семашко, д. 3

Витамин D обладает плейотропными эффектами, включая поддержание гомеостаза кальция и фосфатов, влияние на иммунную и эндокринную систему. В статье обобщены данные об ожидаемых биологических эффектах витамина D для здоровья детей. Подробно рассмотрены результаты рандомизированных клинических испытаний, оценивающих эффект дотации витамина D на заболеваемость острыми инфекциями респираторного тракта. Показано, что ежедневный прием витамина D в дозе от 10 до 25 мкг/день (400–1000 МЕ/день), по сравнению с плацебо, приводит к значительному снижению доли детей и подростков, перенесших хотя бы один эпизод острой респираторной инфекции. Обсуждены критерии обеспеченности кальциферолом и градация статуса дефицита и недостаточности витамина D в разных странах. Показано, что в интерпретации результатов 25(ОН)D существует консенсус по двум пунктам: уровни кальцидиола ниже 12 нг/мл (30 нмоль/л) считаются явно недостаточными, а уровни выше 30 нг/мл (75 нмоль/л) – достаточными во всех регионах.Сообщается о частоте гиповитаминоза D у детей в возрасте от 3 до 7 лет, где общая сводная оценка, независимо от возрастной группы, этнического состава и широты исследуемых популяций показала, что 13% европейских детей имели концентрацию кальцидиола сыворотки менее 12 нг/мл (

Для цитирования: Захарова И.Н., Долбня С.В., Курьянинова В.А., Климов Л.Я., Кипкеев Ш.О., Цуцаева А.Н., Ягупова А.В., Енина Е.А., Автандилян Л.Л., Атанесян Р.А., Дятлова А.А., Пономарёва М.Е., Карасёва А.А. Роль витамина D в формировании здоровья детей дошкольного возраста. Медицинский Совет. 2021;(1):37-49. https://doi.org/10.21518/2079-701X-2021-1-37-48.


Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.


Role of vitamin D in pre-school children’s health

Irina N. Zakharova1, Svetlana V. Dolbnya2, Victoriya A. Kuryaninova2, Leonid Ya. Klimov2, O. Kipkeev2, Anna N. Tsutsaeva2,3, Anastasia V. Yagupova2, Elena A. Enina2,3, Liana L. Avtandilyan3, Roza A. Atanesyan2, Anna A. Dyatlova2, Mariya E. Ponomareva2, Alisa A. Karaseva2

1 Russian Medical Academy of Continuing Professional Education; 2/1, Вld. 1, Barrikadnaya St., Moscow, 125993, Russia
2 Stavropol State Medical University; 310, Mira St., Stavropol, 355017, Russia
3 Territorial Children’s Clinical Hospital; 3, Semashko St., Stavropol, 355029, Russia

Vitamin D has pleiotropic effects, including maintaining calcium and phosphate homeostasis, and affecting the immune and endocrine systems. The article summarizes data on the expected biological effects of vitamin D on children’s health. The results of randomized clinical trials evaluating the effect of vitamin D supplementation on the incidence of acute respiratory tract infec-tions are reviewed in detail. It has been shown that daily intake of vitamin D at a dose of 10 to 25 mcg/day (400–1000 IU/day) compared with placebo leads to a significant decrease in the proportion of children and adolescents who have had at least one episode of acute respiratory infection.The criteria for the provision of calciferol and the gradation of the status of vitamin D deficiency and deficiency in different countries are discussed. It has been shown that in the interpretation of the 25 (OH) D results there is a consensus on two points: calcidiol levels below 12 ng/ml (30 nmol/L) are considered clearly insufficient, and levels above 30 ng/ml (75 nmol/L) are con-sidered sufficient in all regions.The incidence of hypovitaminosis D has been reported in children aged 3 to 7 years, where the overall combined assessment, regardless of age group, ethnic composition and breadth of the studied populations, showed that 13% of European children had a serum calcidiol concentration of less than 12 ng/ml (<30 nmol/L), and about 40% had a level of less than 30 ng/ml (<75 nmol/L).The data on the physiological need and the recommended daily dose of vitamin D for preschool children have been analyzed. In each country, the recommended intake of vitamin D is set (from 400 to 4000 IU), depending on the target concentration of serum calcidiol, the level of insolation, and nutritional characteristics. The necessity of conducting clinical studies in the age group from 3 to 7 years to determine an adequate, effective and safe preventive dose of vitamin D for preschool children in the Russian Federation is emphasized.


For citation: Zakharova I.N., Dolbnya S.V., Kuryaninova V.A., Klimov L.Y., Kipkeev S.O., Tsutsaeva A.N., Yagupova A.V., Enina E.A., Avtandilyan L.L., Atanesyan R.A., Dyatlova A.A., Ponomareva M.E., Karaseva A.A. Role of vitamin D in pre-school children’s health. Meditsinskiy sovet = Medical Council. 2021;(1):37-49. (In Russ.) https://doi.org/10.21518/2079-701X-2021-1-37-48.


Conflict of interest: the authors declare no conflict of interest.


ВВЕДЕНИЕ

Изучению биологических свойств и физиологических эффектов витамина D, разработке нормативов обеспеченности здоровых субъектов, анализу его роли в патогенезе заболеваний, а также созданию национальных и континентальных стратегий компенсации дефицита и недостаточности этого микронутриента уделяется в последние несколько десятилетий весьма важное значение [1–5]. Российским педиатрическим сообществом в 2018 г. принята Национальная программа «Недостаточность витамина D у детей и подростков Российской Федерации: современные подходы к коррекции» [6]. Закономерно, что каждый подобного рода документ нуждается в обновлении и расширении потенциального спектра применения в клинической практике, а также детализации показаний, противопоказаний и ограничений на основе научных достижений.

В настоящее время несколькими коллективами российских специалистов работа по совершенствованию Национальной программы проводится в двух взаимосвязанных направлениях: обоснование тактики профилактики и коррекции гиповитаминоза D у здоровых детей от3 до 18 лет и анализ влияния различных групп заболеваний (инфекционных, аллергических, аутоиммунных, эндокринных и др.) на статус витамина D и возможности коррекции этого состояния при патологии [7–9].

В настоящей статье проанализированы результаты ряда современных работ по профилактике и коррекции дефицита витамина D в дошкольном возрасте. За последние годы в России наметился отчетливый тренд к сохранению препаратов витамина D в качестве средств про-филактики остеопенических состояний на всем протяжении раннего возраста, чему в значительной степени способствовало принятие Национальной программы. Вторым фактором, сыгравшим в течение 2020 г. колоссальную роль в массовом использовании витамина D с целью нормализации иммунного статуса, безусловно, стала пандемия SARS-CoV-2 [10]. Публикации в наиболее авторитетных мировых журналах, подчеркивающие зависимость частоты инфицирования, повышенного риска тяжелого течения и неблагоприятного исхода у пациентов с COVID-19 на фоне дефицита и недостаточности витамина D, являются весомыми аргументами в расширении профилактического приема холекальциферола на протяжении всей жизни, включая детский, подростковый и молодой возраст, не говоря уже о более старших когортах населения [11, 12]. Важно подчеркнуть, что роли в профилактике респираторных инфекций и механизмов, лежащих в основе иммунотропного действия витамина D, посвящен ряд недавних публикаций российских педиатров и инфекционистов [13–15]. Расширяя представления российской научной педиатрической общественности, предлагаем обсудить дискуссионные вопросы профилактики гиповитаминоза D в дошкольном возрасте, в котором увеличивающаяся социализация детей приводит к повышению заболеваемости, что требует от врача-педиатра не только лечения острых и хронических заболеваний, но и использования методов нутритивной иммунокоррекции, в ряду которых назначение препаратов холекальциферола является безопасным, оправданным и весьма эффективным способом профилактики ряда распространенных состояний и заболеваний1 [16, 17].

ОЖИДАЕМЫЕ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ ВИТАМИНА D ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ

Угрозы для здоровья детей и взрослых от гиповитаминоза D очевидны. Дефицит витамина D приводит к нарушению минерализации костей из-за неэффективного всасывания кальция с пищей и увеличению концентрации паратиреоидного гормона в сыворотке. Клинические симптомы дефицита витамина D проявляются в виде рахита у детей и остеомаляции у взрослых [18, 19]. Нутриционный рахит, вызванный дефицитом витамина D и/или кальция, по-прежнему поражает значительное число младенцев и детей во всем мире [2, 4]. В последнее десятилетие появились работы, демонстрирующие связь между дефицитом витамина D и хроническими заболеваниями: рассеянный склероз, сахарный диабет, воспалительные заболевания кишечника, ревматоидный артрит, системная красная волчанка, дерматомиозит, бронхиальная астма, а также респираторные инфекции [3, 20, 21]. Большинство постулируемых корреляций основано на ассоциативных или эпидемиологических исследованиях на когортах взрослого населения. Учитывая этические сложности, рандомизированные контролируемые исследования (РКИ) у детей во многих случаях немногочисленны или отсутствуют.

Интерпретация результатов РКИ также представляет определенные трудности, и зачастую «правда кроется в деталях». Например, постулируемая связь между витамином D и распространенностью сахарного диабета I типа (СД1). В Финляндии снижение дозы витамина D с 2000 МЕ/день в 1965 г. до 400 МЕ/день в 1995 г. было связано с увеличением распространенности СД1 [22]. При увеличении профилактической дозы холекальци ферола с 400 до 2000 МЕ/сут, начиная с 2006 г., дальнейшего роста заболеваемости СД1 не произошло, исходя из чего было высказано предположение, что добавление витамина D может снизить риск развития СД1 на 30% [16, 23]. Однако уровни витамина D в сыворотке до инициации сероконверсии аутоантител к островковым клеткам поджелудочной железы или до проявления СД1 не отличались от таковых у детей, у которых не было СД1 и аутоантител к островковым клеткам [24].

Метаанализ рандомизированных контролируемых исследований показал, что добавление витамина D при артериальной гипертензии приводило к небольшому снижению диастолического артериального давления (на 2 мм рт. ст.) у детей старше 5 лет, но не к снижению систолического артериального давления [25]. T. Meyer et al. в РКИ обнаружили обратную связь между уровнем витамина D и артериальным давлением у детей как с синдромом дефицита внимания и гиперактивности, так и без СДВГ [26]. Данные, полученные в РКИ S. Avcil et al., свидетельствуют о том, что СДВГ связан с дефицитом витамина D, замедленным ответом на ПТГ и нарушением гомеостаза кальция у детей [27].

Y.R. Kim et al., исследовавшие связь дефицита витамина D с астмой у детей в Южной Корее, обнаружили, что распространенность астмы увеличивается на 21% при снижении уровня витамина D в сыворотке на 1 нг/мл (ОШ 0,79; 95% ДИ 0,71–0,88; p < 0,001). Однако они не наблюдали никакой связи между уровнем сывороточного вита-мина D и функцией легких [17]. В других РКИ эффект приема витамина D на течение бронхиальной астмы у детей был подтвержден. Добавки витамина D у детей с бронхиальной астмой привели к значительному сокращению числа обострений и частоты госпитализации детей с астмой легкой степени, однако объем форсированного выдоха (ОФВ1) как показатель тяжести заболевания при добавлении витамина D не улучшился. Исходя из чего, высказано предположение, что эффект витамина D объясняется уменьшением частоты острых инфекций верх-них дыхательных путей как триггерного фактора при астме [28, 29]. Дети дошкольного возраста часто болеют острыми респираторными инфекциями. Не всегда это является патологией, а зачастую лишь маркером нормального становления иммунологической реактивности. Витамин D, благодаря противоинфекционному и иммунотропному действию, способен снизить частоту острых респираторных инфекций (ОРИ) как у пациентов с бронхиальной астмой, так и у лиц без хронических заболеваний.

Опубликованные РКИ группируются в систематические обзоры и метаанализы, ценность которых определяется качеством и сопоставимостью включенных первичных исследований. Систематический обзор D.V. Gysin et al. (участники из 10 стран в возрасте от 0 до 84 лет) установил, что добавка витамина D не снижает риск острых респираторных инфекций у здоровых групп населения (отношение шансов [ОШ] 0,94; 95% доверительный интервал [ДИ], 0,88–1,00; р = 0,06; 14 РКИ, 6 985 участников) [30]. Авторы Кокрановского обзора 2017 г., основанного на четырех РКИ с участием почти 3 200 детей в Афганистане, Испании и США, пришли к выводу, что защитный эффект добавок витамина D в отношении риска пневмонии и диареи у детей в возрасте до 5 лет не установлен [31].

Систематический обзор и метаанализ, проведенный A.R. Martineau et al. (2017), сообщает, что ежедневный или еженедельный прием витамина D снижает риск острых респираторных инфекций (отношение шансов [ОШ] 0,88; 95% доверительный интервал [ДИ] 0,81–0,96; p = 0,003; 25 РКИ, 10 933 участника), особенно ярко эффект сниже-ния риска развития ОРИ на фоне сапплементации рацио-на витамином D показан среди лиц с концентрацией 25(OH)D сыворотки ниже 10нг/мл (<25 нмоль/л) (ОШ 0,58, 95% ДИ, 0,40–0,82, p = 0,002; 14 РКИ; 538 участников) [29].

Систематический обзор и метаанализ, проведенные D.A. Jolliffe et al. в 2020 г., оценивающие эффект добавок витамина D на заболеваемость острыми инфекциями респираторного тракта, отличаются подробным анализом. Данные были получены из 42 испытаний (участники из 18 стран в возрасте от 0 до 95 лет), в т. ч. из дополнительных 17 исследований (35 398 участников), опубликованных в период с декабря 2015 г. до мая 2020 г. Продолжительность исследований составляла от 8 нед. до 5 лет. Средний исходный уровень кальцидиола сыворотки варьировал от 7,6 до 36,4 нг/мл (19–91 нмоль/л). Дотация витамина D в опытной группе по сравнению с контролем (добавление плацебо) привела к значительному снижению доли участников, перенесших хотя бы один эпизод ОРИ (ОШ 0,91, 95% ДИ 0,84–0,99; p = 0,01; 36 исследований, 44 009 участников). Максимальную пользу в снижении риска острых инфекций дыхательных путей продемонстрировал ежедневный прием витамина D в дозе от 10 до 25 мкг/день (400–1000 МЕ/день). При анализе подгрупп по возрасту положительный эффект применения витамина D в снижении риска ОРИ наблюдался только у детей и подростков (в возрасте от 1 года до 16 лет). В других возрастных группах старше 16 лет эффекта от приема витамина D не наблюдалось. Не показано положительного воздействия добавок витамина D на профилактику ОРИ при более высоких дозах (более 25 мкг/1000 МЕ в день) или при еженедельных или ежемесячных добавках витамина D2.

На III Международной конференции, посвященной противоречиям в отношении витамина D (Губбио, Италия, 2019), подчеркнуто, что, если в клиническое испытание включаются субъекты, у которых изначально уровни вита-мина D были выше порогового значения, рандомизация субъектов для получения дополнительного витамина D значительно снижает вероятность демонстрации пользы от добавок [32].

Недавно опубликованные в крупных рецензируемых журналах РКИ иллюстрируют этот смешанный феномен [33–36]. Изучение эффекта от приема витамина D наиболее важно у субъектов с дефицитом, поскольку витамин D является пороговым питательным веществом. Это означает, что физиологическая конечная точка, как, например, абсорбция кальция, возрастает в зависимости от дозы до нормативного значения, выше которого более высокие уровни не приводят к большему эффекту [32].

Очевидно, что нельзя ожидать получения эффекта порогового питательного вещества, если и контрольная группа, и группа, в которой использовались добавки, исходно состояли из индивидов с достаточным уровнем витамина D [32, 37].

Разнонаправленные результаты по эффективности применения витамина D не отрицают тем не менее мно-жества кальциемических и некальциемических эффектов холекальциферола в организме; достигнут консенсус во взглядах на необходимость обеспечения адекватного уровня потребления витамина D.

КРИТЕРИИ ОБЕСПЕЧЕННОСТИ ВИТАМИНОМ D

Показателем, отражающим обеспеченность организма витамином D, является концентрация 25(ОН)D в сыворотке крови. Лишь при определенных обстоятельствах возможно использование соотношения 1,25(OH)2D:25(OH)D (маркер активности CYP27B1) и соотношения 25(OH)D: 24,25(OH)2D (диагностический маркер для идиопатической детской гипер-кальциемии, вызванной мутациями CYP24A1) [32, 38–40].Установление единого стандарта минимального достаточного уровня 25(ОН)D важно для диагностики гиповитаминоза D, требующего коррекции, также эти точки отсечения имеют ключевое значение для рандомизированных клинических испытаний.

В интерпретации результатов 25(ОН)D существует консенсус по двум пунктам:

  • уровни 25(OH)D ниже 12 нг/мл (30 нмоль/л) явно не-достаточны в любом возрасте;

  • уровни выше 30 нг/мл (75 нмоль/л) явно достаточны [32].

Продолжаются дискуссии относительно того, как рас-сматривать диапазон от 12 до 30 нг/мл (от 30 до 75 нмоль/л). Значение 25(OH)D, взятое из популяционных исследований здоровых субъектов Европы и Северной Америки, соответствует уровням 10–55 нг/мл (25– 137,5 нмоль/л), и часть исследователей настаивает на том, что нет необходимости медикаментозной интервенции при уровне более 12 нг/мл (30 нмоль/л) [41]. В Японии крите-рием дефицита витамина D у детей признан уровень сывороточного 25(OH)D менее 12 нг/мл (30 нмоль/л), недостаточности – от 12 до 20 нг/мл (от 30 до 50 нмоль/л) [42].Институт медицины США (IOM) рекомендовал считать достаточным уровень кальцидиола более 20 нг/мл (>50 нмоль/л), того же мнения придерживается Американская Академия Педиатрии (ААР) [43]. Однако следует подчеркнуть, что эти рекомендации основаны исключительно на анализе эффективности кальциемических эффектов – абсорбции кальция в кишечнике, наличии признаков остеомаляции, а также на подавлении активности сывороточного паратиреоидного гормона (ПТГ) витамином D [43, 44].

Эндокринологическое общество США настаивает на достаточной обеспеченности витамином D при 25(ОН)D более 30 нг/мл (>75 нмоль/л) [1], поскольку еще в работах 1996–1997 гг. показано, что уровень ПТГ снижается при повышении кальцидиола сыворотки и достигает плато у взрослых при уровне 25(ОН)D в сыворотке в диапазоне 30–40 нг/мл (75–100 нмоль/л) [45]. Имеются многочисленные поперечные отчеты о порогах подавления сывороточного ПТГ кальцидиолом [46]. Крупное исследование W. Saliba et al., включающее 19 172 человека из базы данных израильских клинических лабораторий, определило порог сывороточного 25(OH)D как 31,6 нг/мл (79 нмоль/л), однако после исключения субъектов с гиперкальциемией и сниженной функцией почек порог был снижен до 18,4 нг/мл (46 нмоль/л) [47].

Исследование недостаточности витамина D у чернокожих детей в возрасте от 6 до 10 лет в Питтсбурге (США) показало, что сывороточные концентрации ПТГ снижались с увеличением сывороточных концентраций 25(OH)D и достигли плато при достижении концентрации 25(ОH)D ≥ 30 нг/мл (75 нмоль/л) [43, 44].В Российской Федерации адекватный уровень вита-мина D определяется как концентрация кальцидиола сыворотки 30–100 нг/мл (75–250 нмоль/л), градация статуса и концентрации 25(ОН)D приведены в табл. 1.

Таблица 1. Пределы концентраций 25(ОН)D в сыворотке, рекомендуемые в РФ [6]

Степень обеспеченности Уровень 25(ОН)D
тяжелый дефицит <10 нг/мл (<25 нмоль/л)
дефицит <20 нг/мл (<50 нмоль/л
недостаточность 20–30 нг/мл (50–75 нмоль/л)
удовлетворительная обеспеченность 30–100 нг/мл (75–250 нмоль/л)
токсический уровень >150–200 нг/мл (>375–500 нмоль/л)

ЧАСТОТА ГИПОВИТАМИНОЗА D У ДОШКОЛЬНИКОВ

Дефицит витамина D является наиболее частым дефицитом питательных микроэлементов во всем мире, он не ограничивается младенчеством, а охватывает всю продолжительность жизни, достигая максимума в уязвимые периоды ускоренного роста, к числу которых, безусловно, может быть отнесен и дошкольный возраст.

Используя критерий дефицита витамина D на уровне менее 20 нг/мл (менее 50 нмоль/л), установлено, что до 1/3 населения мира страдает им, причем доля в Европе достигает 40%. Тяжелый дефицит витамина D, определяемый как уровень менее 12 нг/мл, наблюдается примерно у 7% населения во всем мире, при этом между странами и возрастными группами наблюдаются значительные различия [5, 6, 32, 44, 48]. Среди детей младше 5 лет встречаемость дефицита витамина D менее 20 нг/мл (<50 нмоль/л) составила: в Афганистане – 73,1%, в США – 10–12%, в Испании – 6,2%. В Северной Италии среди 121 обследованного ребенка в возрасте старше 1 года, 46% имели дефицит витамина D, а 9% – глубокий дефицит [25, 49, 50]. В Великобритании зимой и в начале весны пример-но у 3% детей от 4 до 6 лет наблюдаются очень низкие концентрации 25(OH)D в сыворотке крови <10 нг/мл(25 нмоль/л) [41]. О степени дефицита витамина D свидетельствуют отчеты из других регионов, включая детей, живущих на севере Греции, в Германии, Италии, Турции, Норвегии, Нидерландах, России, Китае (табл. 2).

Таблица 2. Данные о концентрации 25(ОН)D и частоте дефицита витамина D среди детского населения (адапт. из [48] и [51], дополнено)

Автор,ссылкаСтранаОбъект исследованияСезонАбсолютный уровень 25(ОН)D, нмоль/л% детей с концентрацией 25(ОН)D
<10 нг/мл<25 нмоль/л<11 нг/мл<27,5 нмоль/л< 12 нг/мл<30 нмоль/л<20 нг/мл<50 нмоль/л<30 нг/мл<75 нмоль/л
M. N. Holten-Andersen et al. [52]Норвегияn = 92, возраст 2–6 лет75,8


16,645,8
A.A. Stellinga-Boelen et al. [53Нидерландыдети беженцев n = 112, возраст 2–12 летВесна

1342
NDNS*Великобританияn = 1488,возраст 1–4 годаВесь год

22,1
55,4
E.I. Kondratyeva et al. [54]Россияn = 333,возраст 0–18 летВесь год32,72,5

21,851
KiGGS [55]Германияn = 10 015Весь год

12,5
45,6
A.O. Akman et al. [56]Турцияn = 849,возраст 1–16 лет


825,5
G. Lippi et al. [57]Италияn = 192,средний возраст 7,2 года121
6,2


D. Lapatsanis et al. [58]Грецияn = 178, возраст 3–18 летФевраль-март46,2513,5 (3–14 лет)



C. Yang et al. [59]Китайn = 460 537,возраст 0–18 летВесь год72,2

6,722,6


Примечание. KiGGS – Немецкое собеседование и обследование здоровья детей и подростков. NDNS – Национальное исследование диеты и питания.* National Diet and Nutrition Survey [Internet]. Results from years 1, 2, 3 and 4 (combined) of the Rolling Programme (2008/200 –2011/2012). London: Public Health London. 2014. Available at: https://www.gov.uk/government/statistics/national-diet-and-nutrition-survey-results-from-years-1-to-….

Общая сводная оценка, независимо от возрастной группы, этнического состава и широты исследуемых популяций, показала, что 13,0% из 55 844 европейских детей имели концентрацию 25(OH)D в сыворотке менее 12 нг/мл(<30 нмоль/л) в среднем в год [51]. Согласно предложенному определению недостаточности витамина D менее 30 нг/мл (<75 нмоль/л), распространенность гиповитаминоза D составляла около 40%.

Комитет по питанию ESPGHAN резюмирует, что дефицит витамина D связан с темной кожей, недостаточным пребыванием на солнце (чрезмерное использование солнцезащитного крема с высоким SPF, пребывание большую часть дня в помещении, ношение одежды, закрывающей значительную часть кожи, проживание в северных широтах в зимнее время), ожирение, хронические заболевания печени, хронические заболевания кишечника, хронические заболевания почек и использование некоторых лекарственных средств (противоэпилептические препараты, системные глюкокортикоиды) [48].

РЕКОМЕНДУЕМОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ ВИТАМИНА D ДОШКОЛЬНИКАМИ

В каждой стране установлена величина рекомендуемого потребления витамина D для лиц разного возраста. В табл. 3 представлены понятия и определения основных видов эталонных значений питательных веществ, позволяющих детально разобраться в сути изложенных рекомендаций.

Таблица 3. Определения эталонных значений питательных веществ, адаптированные из рекомендаций Совета по продовольствию и питанию Института медицины США [43]

Аббревиатура Определение
EAR – Estimated Average Requirement Расчетная средняя потребность – ежедневный уровень питательных веществ, необходимый для удовлетворения потреб-ностей половины здоровых людей на определенном этапе жизни и в определенной гендерной группе
RDI – Recommended Dietary Intake Рекомендуемое диетическое потребление (в США канадская терминология – «Рекомендуемая диетическая норма», или «RDA») – средний дневной уровень потребления с пищей, достаточный для удовлетворения потребностей в питательных веществах почти всех (97–98%) здоровых людей на определенном этапе жизни и в определенной гендерной группе
AI – Adequate Intake Адекватное потребление (используется, когда невозможно определить RDI) – средний ежедневный уровень потребления питательных веществ, основанный на наблюдательных или экспериментальных исследованиях, или оценках потребления питательных веществ группой (или группами) практически здоровых людей
UL – Upper Level of Intake Верхний уровень потребления – самый высокий среднесуточный уровень потребления питательных веществ, не оказыва-ющий неблагоприятного воздействия на здоровье почти всех людей в общей популяции. По мере того как потребление увеличивается выше UL, возрастает потенциальный риск побочных эффектов

В отечественной практике определению RDI наиболее полно соответствует термин «норма физиологической потребности» – усредненная величина необходимого поступления пищевых и биологически активных веществ, обеспечивающих оптимальную реализацию физиолого-биохимических процессов, закрепленных в генотипе человека, достаточная для удовлетворения физиологических потребностей не менее чем 97,5% населения с учетом возраста, пола, физиологического состояния и физической активности3 [49].Если для питательного вещества установлена расчетная средняя потребность (EAR), то из нее можно рассчитать RDI. RDI = EAR + 2SD EAR, где SD – стандартное отклонение.

Если данных о вариативности потребления недоста-точно для расчета SD (что обычно и имеет место), используется коэффициент вариации (CV). Если доказательства недостаточны или слишком противоречивы для установления EAR (и, следовательно, RDI), то устанавливают уровень адекватного потребления (AI) на основании экспериментальных данных. И норма физиологической потребности (RDI), и уровень адекватного потребления (AI) могут использоваться для индивидуального потребления, но норма адекватного потребления в большей степени зависит от суждений и может значительно превосходить норму физиологической потребности. Важно отметить, что RDI разработаны для «нормальных здоровых людей» и не предназначены для лиц с хроническими заболеваниями, дозы у которых выше рекомендованных в популяции [43].

То, какая концентрация кальцидиола сыворотки крови принята в той или иной стране в качестве целевой, как правило, и определяет норму потребления. В табл. 4 приведены величины рекомендуемого в разных странах потребления витамина D для детей дошкольного возраста.

Таблица 4. Рекомендации мировых сообществ по нормам потребления витамина D у детей от 3 до 8 лет

Наименование профессиональной организации/документ Целевой уровень 25(ОН)D Вид эталонного потребления витамина D Уровень потребления витамина D
Мкг МЕ
Обзор рекомендуемых диетических рационов для японцев (Япония), 2015* ≥12 нг/мл или≥30 нмоль/л AIUL 2,5–3
30–40
100–120 1200–1600
ВОЗ, 2004/2012† [60] ≥10,8 нг/мл или≥27,0 нмоль/л RDI 5 200
Рекомендации северных стран по питанию (Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция и Фарерские острова, Гренландия и Аландские острова), 2012‡ ≥20 нг/мл или≥50 нмоль/л RDI 10 400
Американская академия педиатрии – AAP, 2008 [44] ≥20 нг/мл или≥50 нмоль/л дополнительнок пищевым источникам 10 400
Национальная академия медицины – IOM (США и Канада), 2011 [43] ≥20 нг/мл или≥50 нмоль/л RDI UL 15
75
600
3000
Европейское агентство по безопасности продовольствия – EFSA, 2016 [61] ≥20 нг/мл или≥50 нмоль/л AI UL 15
25
600
1000
Немецкое общество питания – DACH (Германия, Австрия, Швейцария), 2012 [62] ≥20 нг/мл или≥50 нмоль/л RD 20 800
Позиционный документ Комитета по питанию Французского педиатрического общества, 2012 [41] ≥20 нг/мл или≥50 нмоль/л дополнительнок пищевым источникам 2000–2500 2 дозы в год (ноябрь и февраль) 80000–100000 2 дозы в год(ноябрь и февраль)
Эндокринное общество (США), 2020 [1] ≥30 нг/мл или≥75 нмоль/л AI UL 15–25
100
600–1000
4000
Научное общество Европейская ассоциация витамина D – EVIDAS (Центральная Европа), 2013 [5] ≥30 нг/мл или≥75 нмоль/л AI 15–25 600–1000
Национальная программа «Недоста точ ность витамина D у детей и подростков Российской Федерации: современные подходы к коррекции», 2018 [6] ≥30 нг/мл или≥75 нмоль/л дополнительная дотация 25 1000
Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для раз лич ных групп населения Российской Федера ции. Методические рекомендации (РФ), 2009 # нет данных норма физиологической потребности 10 400

Примечание. RDI – рекомендуемое диетическое (нутритивное) потребление; AI – адекватное потребление; UL – верхний уровень потребления.* Overview of Dietary Reference Intakes for Japanese. 2015. Available at: https://www.mhlw.go.jp/file/06-Seisakujouhou-10900000-Kenkoukyoku/Overview.pdf† World Health Organization and Food and Agriculture Organization of the United Nations. Vitamin and mineral requirements in human nutrition. Second edition. Available at: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/42716/9241546123.pdf.‡ Nordic Nutrition Recommendations 2012. Integrating nutrition and physical activity. Nordic Council of Ministers. 2014. Layout and e-book production: Narayana Press. Available at: http://dx.doi.org/10.6027/Nord2014-002. ISSN 0903–7004.#Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации. М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора; 2009. 36 с. Режим доступа: https://www.rospotrebnadzor.ru/documents/details.php?ELEMENT_ID=4583 (дата обращения 09.01.2021).

В своем анализе мы приводим дозировки параллельно в МЕ и мкг. Единицей измерения, рекомендованной Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) для витаминов A и D с августа 2019 г., является микрограмм (мкг), соответствующий 40 МЕ4.

Самые низкие величины рекомендуемого потребления витамина D приняты в Японии, где рацион традиционно богат морской рыбой. Рекомендации по потреблению 2,5–3 мкг витамина D в Японии также учитывают необходимость увеличения дозировок до 30–40 мкг в группах риска5.

В Австралии (от 10° до 39° южной широты), где вклад инсоляции в обеспеченность витамином D весьма значим, рабочая группа согласилась сохранить традиционную дозу в 5 мкг, со сноской, что при регулярном пребывании на солнце может не быть необходимости в диетическом источнике витамина D6. Рекомендации Всемирной организации здравоохранения должны быть универсальными для стран c различным уровнем инсоляции и пищевыми особенностями, и потому ВОЗ придерживается минимального пищевого потребления витамина D в 5 мкг/сут7 [63].

В Великобритании расчеты рекомендуемого нутритивного потребления витамина D были основаны только на поддержании функций опорно-двигательного аппарата и для детей старше 4 лет при минимальном воздействии солнечного света составили 10 мкг/сут8. Аналогич ная дота-ция принята в северных и скандинавских странах, хотя ожидаемый уровень кальцидиола сыворотки установлен более 20 нг/мл9. Использование 10 мкг (400 МЕ) витамина D в день в Монреале (Канада) не поддерживало концентрацию 25(OH)D в сыворотке крови и не улучшало костные показатели у детей 2–8 лет [64]. Комитет института медицины США и Канады использовал смешанный модельный подход к оценке дозовой зависимости между общим диетическим потреблением витамина D для достижения желаемого уровня 25(OH)D в сыворотке: для детей рекомендуется принимать по 15 мкг (600 МЕ) витамина D в день при отсутствии воздействия солнечного света. Эти рекомендации поддерживаются Европейским агентством по безопасности пищевых продуктов [43, 61, 63]. Руководящие принципы, сформулированные странами DACH, рекомендуют потреблять 20 мкг (800 МЕ) витамина D ежедневно [62].

Для достижения целевой концентрации кальцидиола сыворотки 30–100 нг/мл (75–250 нмоль/л) у детей в возрасте от 1 до 18 лет Эндокринное общество США рекомендует прием 15–25 мкг (600–1000 МЕ) витамина D в день, аналогичные рекомендации мы видим в научном обществе Европейской ассоциации по изучению витами-на D – EVIDAS, у лидеров мнения по витамину D в Объединенных Арабских Эмиратах [1, 5].

Таким образом, в последние годы наметилась тенденция к увеличению норм рекомендуемого потребления витамина D. В МР 2.3.1.2432-08, действующих в Российкой Федерации с 2006 г., физиологическая потребность в витамине D составляет 10 мкг (400 МЕ) для лиц всех возрастов. В проекте МР «Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различ-ных групп населения Российской Федерации» от 2020 г. установлена физиологическая потребность в витамине D у детей старше года – 15 мкг (600 МЕ) [49]. Национальная программа «Недостаточность витамина D у детей и подростков Российской Федерации» рекомен-дует прием 25 мкг (1000 МЕ) витамина D ежедневно [6]. Обоснованность использования этой дозы витамина D в нашей стране продиктована расположением, нутритивны-ми привычками и отсутствием достаточного ассортимента обогащенных (фортифицированных) витамином D продуктов питания.

В систематическом обзоре 2020 г. Кокрановской базы данных выявлено, что у детей первых 5 лет жизни добавление витамина D в низких и высоких дозах практически не влияет на линейный рост по сравнению с плацебо или отсутствием вмешательства. Что касается побочных эффектов, добавление витамина D в низких дозах (от 100 до 1000 МЕ в день) практически не приводит к разнице в развитии гиперкальциурии по сравнению с плацебо (ОР 2,03, 95% ДИ 0,28–14,67; 2 исследования, 68 участников; доказательства с высокой достоверностью). Неясно, влияет ли добавка витамина D на развитие гиперкальци-емии, поскольку достоверность доказательств была очень низкой (ОР 0,82, 95% ДИ от 0,35 до 1,90; 2 исследования, 367 участников) [66].

Информация, изложенная в табл. 4, касается только здорового детского населения. Пациентам с лабораторно подтвержденным дефицитом витамина D, с рахитом, остеомаляцией, остеопорозом, хроническими заболеваниями почек, печеночной недостаточностью, синдромом мальабсорбции (муковисцидоз, воспалительные заболевания кишечника и т. п.), гиперпаратиреозом, туберкулезом, при приеме противоэпилептических, противогриб-ковых средств, глюкокортикостероидов, а также афро-американцам и латиноамериканцам современные консенсусы рекомендуют использовать увеличенные дозы холекальциферола [45]. Для восполнения суточной потребности в витамине D у детей используются различные формы выпуска холекальциферола: масляный и водный раствор, таблет-ки, капсулы. На российском фармацевтическом рынке они могут быть зарегистрированы в качестве лекарствен-ных средств и биологических активных добавок к пище (БАД). Удобную форму выпуска холекальциферола представляет собой БАД Детримакс® Бэби. Детримакс® Бэби – это чистый масляный раствор (среднецепочечные триглицериды из кокосового масла), содержащий в одной капле 200 МЕ (5 мкг) холеальциферола. Особенностью Детримакс® Бэби является специальный помповый дозатор, позволяющий точно и быстро отмерить необходимую дозу витамина D.

При дозировании нет необходимости переворачивать флакон, что снижает возможность проливания его содержимого. Помпа-дозатор минимизирует случайное увеличение дозы, что особенно важно у детей младшего возраста.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги, следует отметить, что гиповитаминоз D – широко распространенное в мире явление у детей в возрасте от 3 до 7 лет. В Российской Федерации его распространенность в мультицентровых исследованиях изучена недостаточно, однако, исходя из географического расположения, особенностей пищевого рациона и минимального использования фортифицированных продуктов, следует предположить, что частота дефицита и недостаточности витамина D в этой возрастной когорте в нашей стране весьма значительна. Очевидна необходимость проведения полномасштабного исследования обеспеченности и факторов, влияющих на статус витамина D у детей в различных регионах России. Роль витамина D в противоинфекционном иммунитете, подтвержденная в большинстве стран и регионов мира, позволяет рассматривать сапплементацию рациона препаратами холекальциферола вполне обоснованной стратегией профилактики острых инфекций респираторного тракта, которые в дошкольном возрасте составляют существенную долю общей заболеваемости.

Для определения адекватной, эффективной и безопасной профилактической дозы витамина D для дошкольников необходимы надлежащим образом спланированные интервенционные клинические исследования в возрастной группе от 3 до 7 лет. Также крайне важным является разработка методики коррекции гиповитаминоза D у детей дошкольного возраста.

Дальнейшая детализация Национальной программы «Недостаточность витамина D у детей и подростков Российской Федерации» в когорте детей дошкольного возраста с определением сезонного или внесезонного назначения препаратов холекальциферола, суточной или курсовой дозы витамина D, лабораторных критериев достижения физиологически оптимального уровня обеспеченности должна, с нашей точки зрения, рассматриваться на ближайшее время в качестве приоритетной задачи российской педиатрической и нутрициологической школы.


1Scientific Advisory Committee on Nutrition (SACN). Vitamin D and acute respiratory tract infections (December 2020). Available at: https://assets.publishing.service.gov.uk/govern-ment/uploads/ system/uploads/attachmentdata/file/945179/SACN_December 2020_Vitamin D_Acute Respiratory Tract Infections.pdf.
2 Scientific Advisory Committee on Nutrition (SACN). Vitamin D and acute respiratory tract infections (December 2020). Available at: https://assets.publishing.service.gov.uk/govern-ment/uploads/ system/uploads/attachmentdata/file/945179/SACN_December 2020_Vitamin D_Acute Respiratory Tract Infections.pdf 
3 Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации. М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора; 2009. 36 с. Режим доступа: https://www.rospotrebnadzor.ru/documents/details.php?ELEMENT_ID=4583 (дата обращения 09.01.2021).
4 Converting Units of Measure for folate, niacin, and vitamins A, D, and E on the Nutrition and Supplement Facts Labels: Guidance for Industry FDA-2016-D-4484. Available at: https://www.fda.gov/media/129863/download.
5 Overview of Dietary Reference Intakes for Japanese. 2015. Available at: https://www.mhlw.go.jp/file/06-Seisakujouhou-10900000-Kenkoukyoku/Overview.pdf
6 National Health and Medical Research Council, Australian Government Department of Health and Ageing, New Zealand Ministry of Health. Nutrient reference values for Australia and New Zealand. Canberra: National Health and Medical Research Council; 2006. Version 1.2, Updated September 2017. Available at: https://www.nhmrc.gov.au/about-us/publications/nutrient-refer-ence-values-australia-and-new-zealand-….
7World Health Organization and Food and Agriculture Organization of the United Nations. Vitamin and mineral requirements in human nutrition. Second edition. Available at:https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/42716/9241546123.pdf.
8 Scientific Advisory Committee on Nutrition (SACN). Vitamin D and acute respiratory tract infections (December 2020). Available at: https://assets.publishing.service.gov.uk/govern-ment/uploads/ system/uploads/attachmentdata/file/945179/SACN_December 2020_Vitamin D_Acute Respiratory Tract Infections.pdf.
9 Nordic Nutrition Recommendations 2012. Integrating nutrition and physical activity. Nordic Council of Ministers. 2014. Layout and e-book production: Narayana Press. Available at: http://dx.doi.org/10.6027/Nord2014-002. ISSN 0903–7004.


Список литературы / References

  1. Kimball S.M., Holick M.F. Official recommendations for vitamin D through the life stages in developed countries. Eur J Clin Nutr. 2020;74(11):1514-1518. https://doi.org/10.1038/s41430-020-00706-3.
  2. Gracia-Marco L. Calcium, vitamin D, and health. Nutrients. 2020;12(2):416. https://doi.org/10.3390/nu12020416
  3. Marino R., Misra M. Extra-skeletal effects of vitamin D. Nutrients. 2019;11(7):1460. https://doi.org/10.3390/nu11071460.
  4. Munns C.F., Shaw N., Kiely M., Specker B.L., Thacher T.D., Ozono K. et al. Global Consensus Recommendations on Prevention and Management of Nutritional Rickets. J Clin Endocrinol Metab. https://doi.org/;101(2):394-415.doi: 10.1210/jc.2015-2175.
  5. Pludowski P., Karczmarewicz E., Bayer M., Carter G., Chelbna-Sokol D., CzechKowalska J. et al. Practical guidelines for the supplementation of vitamin D and the treatment of deficits in Central Europe — recommended vitamin D intakes in the general population and groups at risk of vitamin D deficiency. Endokrynol Pol. 2013;64(4):319-327. https://doi.org/10.5603/EP.2013.0012.
  6. Захарова И.Н., Боровик Т.Э., Вахлова И.В., Горелов А.В., Гуменюк О.И., Гусев Е.И. и др. Недостаточность витамина D у детей и подростков Российской Федерации: современные подходы к коррекции. М.: ПедиатрЪ; 2018. 96 с. Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=34881251.
  7. Захарова И.Н., Климов Л.Я., Мальцев С.В., Малявская С.И., Громова О.А., Курьянинова В.А. и др. Профилактика и коррекция недостаточности витамина D в раннем детском возрасте: баланс эффективности и безопасности. Педиатрия. 2017;96(5):66-73. Режим доступа: https://cloud.mail.ru/public/69Y2/8Ex6YvBPN.
  8. Малявская С.И., Кострова Г.Н., Лебедев А.В., Голышева Е.В., Карамян В.Г. Уровни витамина D у представителей различных групп населения города Архангельска. Экология человека. 2018;(1):60-64. Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=32232399.
  9. Наумов А.В. Гормон D3 как витамин для коморбидных состояний: кому, когда и как? Трудный пациент. 2018;16(3):20-27. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/gormon-d3-kak-vitamin-dlya-komorbidnyhsostoyaniy-komu-kogda-i-kak/viewer.
  10. Watkins J. Preventing a COVID-19 pandemic. BMJ. 2020;368:m810. https://doi.org/10.1136/bmj.m810.
  11. Mercola J., Grant W.B., Wagner C.L. Evidence Regarding Vitamin D and Risk of COVID-19 and Its Severity. Nutrients. 2020;12(11):3361. https://doi.org/10.3390/nu12113361.
  12. Mohan M., Cherian J.J., Sharma A. Exploring links between vitamin D deficiency and COVID-19. PLoS Pathog. 2020;16(9):e1008874. https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1008874.
  13. Захарова И.Н., Климов Л.Я., Касьянова А.Н., Курьянинова В.А., Долбня С.В., Иванова А.В. и др. Современные представления об иммунотропных эффектах витамина D. Вопросы практической педиатрии. 2019;14(1):7-17. https://doi.org/10.20953/1817-7646-2019-1-7-17.
  14. Громова О.А., Торшин И.Ю., Фролова Д.Е., Лапочкина Н.П., Лиманова О.А. О противовирусных эффектах витамина D. Медицинский совет. 2020;(3):152-158. https://doi.org/10.21518/2079-701X-2020-3-152-158.
  15. Захарова И.Н., Климов Л.Я., Касьянова А.Н., Курьянинова В.А., Долбня С.В., Горелов А.В. и др. Взаимосвязь инфекционной заболеваемо-сти и недостаточности витамина D: современное состояние проблемы. Инфекци онные болезни. 2018;16(3):69-78. Режим доступа: https://phdynasty.ru/katalog/zhurnaly/infektsionnye-bolezni/2018/tom-16-nomer-3/34784.
  16. Hypponen E., Laara E., Reunanen A., Jarvelin M.R., Virtanen S.M. Intake of vitamin D and risk of type 1 diabetes: a birth-cohort study. Lancet. 2001;358(9292):1500-1503. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(01)06580-1.
  17. Kim Y.R., Seo S.C., Yoo Y., Choung J.T. Are children with asthma in South Korea also associated with vitamin D deficiency? Environ Anal Health Toxicol. 2017;32(1):e2017005. https://doi.org/10.5620/eht.e2017005.
  18. Holick M.F. Resurrection of vitamin D deficiency and rickets. J Clin Invest. 2006;116(8):2062-2072. https://doi.org/10.1172/JCI29449.
  19. Lai J.K., Lucas R.M., Clements M.S., Roddam A.W., Banks E. Hip fracture risk in relation to vitamin D supplementation and serum 25-hydroxyvitamin D levels: a systematic review and meta-analysis of randomised controlled trials and observational studies. BMC Public Health. 2010;10:331. https://doi.org/10.1186/1471-2458-10-331.
  20. Bolland M.J., Grey A., Gamble G.D., Reid I.R. The effect of vitamin D supplementation on skeletal, vascular, or cancer outcomes: a trial sequential meta-analysis. Lancet Diabetes Endocrinol. https://doi.org/;2(4):307-320.doi: 10.1016/S2213-8587(13)70212-2.
  21. Bouillon R., Marcocci C., Carmeliet G., Bikle D., White J.H., Dawson-Hughes B. et al. Skeletal and extraskeletal actions of vitamin D: current evidence and outstanding questions. Endocr Rev. 2019;40(4):1109-1151. https://doi.org/10.1210/er.2018-00126.
  22. Winzenberg T.M., Powell S., Shaw K.A., Jones G. Vitamin D supplementation for improving bone mineral density in children. Cochrane Database Syst Rev.2010;(10):CD006944. https://doi.org/10.1002/14651858.CD006944.pub2.
  23. Harjutsalo V., Sund R., Knip M., Groop P.H. Incidence of type 1 diabetes in Finland. JAMA.2013;310(4):427-428. https://doi.org/10.1001/jama.2013.8399.
  24. Zipitis C.S., Akobeng A.K. Vitamin D supplementation in early childhood and risk of type 1 diabetes: a systematic review and meta-analysis. Arch Dis Child. 2008;93(6):512-517. https://doi.org/10.1136/adc.2007.128579.Yakoob M.Y., Salam R.A, Khan F.R., Bhutta Z.A. Vitamin D supplementation for preventing infections in children under five years of age. Cochrane Data­base Syst Rev. 2016;(11):CD008824. https://doi.org/10.1002/14651858.CD008824.pub2.
  25. Meyer T., Becker A., Sundermann J., Rothenberger A., Herrmann-Lingen C. Attention deficit-hyperactivity disorder is associated with reduced blood pressure and serum vitamin D levels: results from the nationwide German Health Interview and Examination Survey for Children and Adolescents (KiGGS). Eur Child Adolesc Psychiatry. 2017;26(2):165-175. https://doi.org/10.1007/s00787-016-0852-3.
  26. Avcil S., Uysal P., Yilmaz M., Erge D., Demirkaya S.K., Eren E. Vitamin D. Deficiency and a blunted parathyroid hormone response in children with attention-deficit/hyperactivity disorder. Clin Lab.2017;63(3):435-443. https://doi.org/10.7754/Clin.Lab.2016.160629.
  27. Mäkinen M., Mykkänen J., Koskinen M., Simell V., Veijola R., Hyöty H. et al. Serum 25-hydroxyvitamin D concentrations in children progressing to autoimmunity and clinical type 1 diabetes. J Clin Endocrinol Metab. 2016;101(2):723-729. https://doi.org/10.1210/jc.2015-3504.
  28. Martineau A.R., Jolliffe D.A., Hooper R.L., Greenberg L., Aloia J.F., Bergman P. et al. Vitamin D supplementation to prevent acute respiratory tract infections: systematic review and meta-analysis of individual participant data. BMJ. 2017;15(356):i6583. https://doi.org/10.1136/bmj.i6583.
  29. Vuichard Gysin D., Dao D., Gysin C.M., Lytvyn L., Loeb M. Effect of vitamin D3 supplementation on respiratory tract infections in healthy individuals: a systematic review and meta-analysis of randomized controlled trials. PLoS One. 2016;11(9):e0162996. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0162996.
  30. Aglipay M., Birken C.S., Parkin P.C., Loeb M.B., Thorpe K., Chen Y. et al. Effect of high-dose vs standard-dose wintertime vitamin D supplementation on viral upper respiratory tract infections in young healthy children. JAMA. 2017;318(3):245-254. https://doi.org/10.1001/jama.2017.8708.
  31. Giustina A., Bouillon R., Binkley N., Sempos C., Adler R.A., Bollerslev J. et al. Controversies in vitamin D: a statement from the Third International Conference. JBMR Plus. 2020;4(12):e10417. https://doi.org/10.1002/jbm4.10417.
  32. Khaw K.T., Stewart A.W., Waayer D., Lawes C.M.M., Toop L., Camargo C.A. Jr., Scragg R. Effect of monthly high-dose vitamin D supplementation on falls and non-vertebral fractures: secondary and post-hoc outcomes from the randomised, double-blind, placebo-controlled ViDA trial. Lancet Diabetes Endocrinol. 2017;5(6):438-447. https://doi.org/10.1016/S2213-8587(17)30103-1.
  33. Manson J.E., Bassuk S.S., Lee I.M., Cook N.R., Albert M.A., Gordon D. et al. The VITamin D and OmegA-3 TriaL (VITAL): rationale and design of a large randomized controlled trial of vitamin D and marine omega-3 fatty acid supplements for the primary prevention of cancer and cardiovascular disease. Contemp Clin Trials. 2012;33(1):159-171. https://doi.org/10.1016/j.cct.2011.09.009.
  34. Scragg R., Waayer D., Stewart A.W., Lawes C.M.M., Toop L., Murphy J. et al. The Vitamin D Assessment (ViDA) Study: design of a randomized controlled trial of vitamin D supplementation for the prevention of cardiovascular disease, acute respiratory infection, falls and non-vertebral fractures. J Steroid Biochem Mol Biol. 2016;164:318-325. https://doi.org/10.1016/j.jsbmb.2015.09.010.
  35. Pittas A.G., Dawson-Hughes B., Sheehan P.R., Rosen C.J., Ware J.H., Knowler W.C., Staten M.A. Rationale and design of the Vitamin D and Type 2 Diabetes (D2d) study: a diabetes prevention trial. Diabetes Care. 2014;37(12):3227-3234. https://doi.org/10.2337/dc14-1005.
  36. Rejnmark L., Bislev L.S., Cashman K.D., Eiríksdottir G., Gaksch M., Grübler M. et al. Non-skeletal health effects of vitamin D supplementation: A systematic review on findings from meta-analyses summarizing trial data. PLoS One.2017;12(7):e0180512. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0180512.
  37. Sempos C.T., Heijboer A.C., Bikle D.D., Bollerslev J., Bouillon R., Brannon P.M. et al. Vitamin D assays and the definition of hypovitaminosis D: results from the first international conference on controversies in vitamin D. Br J Clin Pharmacol.2018;84(10):2194-2207. https://doi.org/10.1111/bcp.13652.
  38. Bouillon R. Free or total 25(OH)D as marker for vitamin D status? J Bone Miner Res.2016;31(6):1124-1127. https://doi.org/10.1002/jbmr.2871.
  39. Bikle D.D. Vitamin D metabolism, mechanism of action, and clinical applications. Chem Biol.2014;21(3):319-329. https://doi.org/10.1016/j.chembiol.2013.12.016.
  40. Vidailhet M., Mallet E., Bocquet A., Bresson J.L., Briend A., Chouraqui J.P. et al. Vitamin D: still a topical matter in children and adolescents. A position paper by the Committee on Nutrition of the French Society of Paediatrics. Arch Pediatr. 2012;19(3):316-328. https://doi.org/10.1016/j.arcped.2011.12.015.
  41. Cribb V.L., Northstone K., Hopkins D., Emmett P.M. Sources of vitamin D and calcium in the diets of preschool children in the UK and the theoretical effect of food fortification. J Hum Nutr Diet. 2015;28(6):583-592. https://doi.org/10.1111/jhn.12277.
  42. Ross A.C., Manson J.E., Abrams S.A., Aloia J.F., Brannon P.M., Clinton S.K. et al. The 2011 report on dietary reference intakes for calcium and vitamin D from the Institute of Medicine: what clinicians need to know. J Clin Endocrinol Metab.2011;96(1):53-58. https://doi.org/10.1210/jc.2010-2704.
  43. Wagner C.L., Greer F.R. Prevention of rickets and vitamin D deficiency in infants, children, and adolescents. Pediatrics. 2008;122(5):1142-1152. https://doi.org/10.1542/peds.2008-1862.
  44. Holick M.F., Binkley N.C., Bischoff-Ferrari H.A., Gordon C.M., Hanley D.A., Heaney R.P. et al. Evaluation, treatment, and prevention of vitamin D deficiency: an Endocrine Society clinical practice guideline. J Clin Endocrinol Metab.2011;96(7):1911-1930. https://doi.org/10.1210/jc.2011-0385.
  45. Jorde R., Grimnes G. Serum PTH is not a good marker for defining a threshold for vitamin D deficiency. Endocr Connect. 2020;9(5):396-404. https://doi.org/10.1530/EC-20-0067.
  46. Saliba W., Barnett O., Rennert H.S., Lavi I., Rennert G. The relationship between serum 25(OH)D and parathyroid hormone levels. Am J Med. 2011;124(12):1165-1170. https://doi.org/10.1016/j.amjmed.2011.07.009.
  47. Braegger C., Campoy C., Colomb V., Decsi T., Domellof M., Fewtrell M. et al. Vitamin D in the healthy European paediatric population. J Pediatr Gastro­enterol Nutr. 2013;56(6):692-701. https://doi.org/10.1097/MPG.0b013e31828f3c05.
  48. Коденцова В.М., Рисник Д.В. Обеспеченность детей витамином D. Сравнительный анализ способов коррекции. Лечащий врач. 2020;(2):35-43. Режим доступа: https://lvrach.ru/2020/02/15437496.
  49. Mazzoleni S., Magni G., Toderini D. Effect of vitamin D3 seasonal supplementation with 1500 IU/day in north Italian children (DINOS study). Ital J Pediatr.2019;45(1):18. https://doi.org/10.1186/s13052-018-0590-x.
  50. Cashman K.D., Dowling K.G., Škrabáková Z., Gonzalez-Gross M., Valtueña J., De Henauw S. et al. Vitamin D deficiency in Europe: pandemic? Am J Clin Nutr. 2016;103(4):1033-1044. https://doi.org/10.3945/ajcn.115.120873.
  51. Holten-Andersen M.N., Haugen J., Oma I., Strand T.A. Vitamin D status and its determinants in a paediatric population in Norway. Nutrients. 2020;12(5):1385. https://doi.org/10.3390/nu12051385.
  52. Stellinga-Boelen A.A., Wiegersma P.A., Storm H., Bijleveld C.M., Verkade H.J. Vitamin D levels in children of asylum seekers in The Netherlands in relation to season and dietary intake. Eur J Pediatr. 2007;166(3):201-206. https://doi.org/10.1007/s00431-006-0221-1.
  53. Kondratyeva E.I., Zakharova I.N., Ilenkova N.A., Klimov L.Y., Petrova N.V., Zodbinova A.E. et al. Vitamin D status in Russian children and adolescents: contribution of genetic and exogenous factors. Front Pediatr. 2020;8:583206. https://doi.org/10.3389/fped.2020.583206.
  54. Kurth B.M., Kamtsiuris P., Hölling H., Schlaud M., Dölle R., Ellert U. et al. The challenge of comprehensively mapping children’s health in a nationwide health survey: design of the German KiGGS-Study. BMC Public Health. 2008;8:196. https://doi.org/10.1186/1471-2458-8-196.
  55. Akman A.O., Tumer L., Hasanoglu A., Ilhan M., Cayci B. Frequency of vitamin D insufficiency in healthy children between 1 and 16 years of age in Turkey. Pediatr Int. 2011;53(6):968-973. https://doi.org/10.1111/j.1442-200X.2011.03486.x.5 . Lippi G., Montagnana M., Targher G. Vitamin D deficiency among Italian children. CMAJ. 2007;177(12):1529-1530. https://doi.org/10.1503/cmaj.1070102.
  56. Lapatsanis D., Moulas A., Cholevas V., Soukakos P., Papadopoulou Z.L., Challa A. Vitamin D: a necessity for children and adolescents in Greece. Calcif Tissue Int. 2005;77(6):348-355. https://doi.org/10.1007/s00223-004-0096-y.
  57. Yang C., Mao M., Ping L., Yu D. Prevalence of vitamin D deficiency and insufficiency among 460,537 children in 825 hospitals from 18 provinces in mainland China. Medicine (Baltimore). 2020;99(44):e22463. https://doi.org/10.1097/MD.0000000000022463.
  58. Bouillon R. Comparative analysis of nutritional guidelines for vitamin D. Nat Rev Endocrinol. 2017;13(8):466-479. https://doi.org/10.1038/nrendo.2017.31.
  59. EFSA Panel on Dietetic Products, Nutrition and Allergies (NDA). Dietary reference values for vitamin D. EFSA Journal. 2016;14(10):45-47. https://doi.org/10.2903/j.efsa.2016.4547.
  60. German Nutrition Society. New reference values for vitamin D. Ann Nutr Metab.2012;60(4):241-246. https://doi.org/10.1159/000337547.
  61. Laing E.M., Lewis R.D. New concepts in vitamin D requirements for children and adolescents: a controversy revisited. Front Horm Res. 2018;50:42-65. https://doi.org/10.1159/000486065.
  62. Brett N.R., Parks C.A., Lavery P., Agellon S., Vanstone C.A., Kaufmann M. et al. Vitamin D status and functional health outcomes in children aged 2-8 y: a 6-mo vitamin D randomized controlled trial. Am J Clin Nutr. 2018;107(3):355-364. https://doi.org/10.1093/ajcn/nqx062.
  63. Narvaez J., Maldonado G., Guerrero R., Messina O.D., Rios C. Vitamin D megadose: definition, efficacy in bone metabolism, risk of falls and fractures. Open Access Rheumatol. 2020;12:105-115. https://doi.org/10.2147/OARRR.S252245.
  64. Huey S.L., Acharya N., Silver A., Sheni R., Yu E.A., Peña-Rosas J.P., Mehta S. Effects of oral vitamin D supplementation on linear growth and other health outcomes among children under five years of age. Cochrane Data base Syst Rev.2020;12:CD012875. https://doi.org/10.1002/14651858.CD012875.pub2

иммунорегуляторные свойства и перспективы применения в профилактике острых респираторных инфекций » Медвестник

Эволюция взглядов на витамин D

Смена парадигм – закономерное явление в развитии науки – в прогрессе знаний о витамине D прослеживается очень четко. Если в 20–40-х годах XX века его значение определялось лишь эффективностью лечения рахита у детей, то результаты проведенных на протяжении последующих трех десятилетий исследований последствий гиповитаминоза D и накопленный опыт использования этого нутриента в клинической практике привели к пересмотру взглядов: стало очевидно, что витамин D может применяться в профилактике и терапии широкого круга заболеваний у взрослых и детей [3].

За последние 20–30 лет стало известно, что дефицит витамина D играет роль в развитии сердечно-сосудистой патологии (например, артериальной гипертонии, венозной тромбоэмболии), инсулинорезистентности и сахарного диабета, ожирения, рассеянного склероза и других аутоиммунных заболеваний, болезни Крона, язвенного колита, синдрома хронической слабости, фибромиалгии, дегенеративного артрита, бесплодия и т.д. Кроме того, недостаточность витамина D вносит вклад в хронизацию инфекций и повышение риска развития ряда видов онкологической патологии [4, 5].

Большой интерес представляет его влияние на иммунную систему. 

Витамин D – регулятор иммунного ответа

Еще до наступления эры антибиотиков витамин D в составе рыбьего жира применялся при туберкулезе. Современные исследования раскрыли механизмы и важнейшие стадии антимикобактериального иммунного ответа с участием активной формы витамина D – 1,25(ОН)2D3 (кальцитриола), усиливающего противомикробное действие макрофагов и моноцитов [3, 4, 6].

В клетках более 30 тканей организма, а также в большинстве клеток иммунной системы (моноциты, В-лимфоциты, Т-лимфоциты, дендритные клетки, макрофаги) обнаружены рецепторы к витамину D [5, 7, 8]. Последний, связываясь с рецептором, способствует экспрессии особых генов, запускающих транскрипцию белков кателицидина и β-дефенсинов, которые называются эндогенными антибиотиками. Антимикробные пептиды могут встраиваться в мембрану микробных клеток и нарушать их целостность, а также проникать в цитоплазму и связываться с ДНК и РНК, что в итоге приводит к гибели клетки [3–5].

Известно, что недостаточность витамина D является важным фактором повышения уровней провоспалительных цитокинов, что существенно снижает эффективность иммунного ответа [6]. Участие 1,25(OH)2D в регуляции натуральных Т-киллеров и Т-цитотоксических лимфоцитов способствует поддержанию нормального цитокинового баланса, что очень важно для предупреждения аутоиммунных расстройств и увеличения устойчивости к возбудителям инфекционных заболеваний. Кроме того, 1,25(OH)2D является активным модулятором фенотипа Т-хелперов [9].

Также витамин D участвует в дифференцировке моноцитов и прелимфоцитов до их зрелых форм, в поддержании активации Т-клеток и оптимизации антиген-презентирующей функции макрофагов, оказывает прямое и опосредованное влияние на В-лимфоциты [10, 11]. 

Витамин D в профилактике ОРИ: данные метаанализа

Данные эпидемиологических и клинических исследований, свидетельствующие об иммунорегуляторных свойствах витамина D, открывают более широкие перспективы его применения с целью профилактики инфекционной патологии, в том числе острых вирусных и бактериальных заболеваний дыхательных путей.

В 2017 году были представлены данные масштабного метаанализа 25 рандомизированных контролируемых исследований с участием в общей сложности 11 321 человека в возрасте от 0 до 95 лет. Целью работы стала оценка взаимосвязи между приемом витамина D и частотой развития ОРИ. Было установлено, что на фоне добавления нутриента в схему профилактики риск развития хотя бы одного случая ОРИ уменьшался на 12%. При этом более выраженное снижение наблюдалось в подгруппах пациентов, которые получали витамин D ежедневно или еженедельно без дополнительного болюсного введения. Также было отмечено, что более значимое профилактическое действие витамина D наблюдалось среди пациентов, изначально имевших низкий уровень 25-гидроксикальциферола (

Поскольку значительная часть россиян проживает в условиях ограниченной инсоляции, а рацион питания современного человека зачастую обеднен важными нутриентами, дополнительный прием витамина D можно считать целесообразным и оправданным, особенно в периоды неблагоприятной эпидемиологической ситуации по ОРИ.

1. Гляделова Н.П. Витаминная недостаточность: нужна ли коррекция? // Современная педиатрия. 2017. № 5 (85). С. 33–40.

2. Amrein K., Scherkl M., Hoffmann M. et al. Vitamin D deficiency 2.0: an update on the current status worldwide // Eur J Clin Nutr. 2020 Jan 20; 1-16. doi: 10.1038/s41430-020-0558-y.
3. Громова О.А., Торшин И.Ю. Витамин D – смена парадигмы. М: МЦНМО, 2016. – 464 с.
4. Пигарова Е.А., Плещева А.В., Дзеранова Л.К. Влияние витамина D на иммунную систему // Иммунология. 2015. № 36 (1). С. 62–66.
5. Снопов С.А. Механизмы действия витамина D на иммунную систему // Медицинская иммунология. 2014. Т. 16. № 6. С. 499–530.
6. Громова О.А., Торшин И.Ю., Захарова И.Н., Малявская С.И. Роль витамина D в регуляции иммунитета, профилактике и лечении инфекционных заболеваний у детей // Медицинский совет. 2017. № 19. С. 52–60.
7. Derbyshire E., Delange J. COVID-19: is there a role for immunonutrition, particularly in the over 65s? // BMJ Nutrition, Prevention & Health 2020; 0:1–6. doi:10.1136/bmjnph-2020-000071.
8. Баннур Р., Войтович А.Н., Ларионова В.И. Роль рецептора к витамину D и его генетического полиморфизма в прогнозировании течения миопии у детей // Офтальмологические ведомости. 2010. Т. III. № 3. С. 27–33.
9. Майлян Э.А., Резниченко Н.А., Майлян Д.Э. Роль витамина D в регуляции противоинфекционного иммунитета // Крымский журнал экспериментальной и клинической медицины. 2016. Т. 6. № 4. С. 75–82.
10. Моносова О.Ю., Шарапова К.Г. Витамины, микро- и макронутриенты и их влияние на иммунную систему // Эффективная фармакотерапия в педиатрии. 2010. № 2. С. 6–11.
11. Пигарова Е.А., Петрушкина А.А. Неклассические эффекты витамина D // Остеопороз и остеопатии. 2017. № 20 (3). С. 90–101.
12. Martineau A.R., Jolliffe D.A., Hooper R.L., Greenberg L., Aloia J.F., Bergman P. et al. Vitamin D supplementation to prevent acute respiratory tract infections: systematic review and meta-analysis of individual participant data. BMJ. 2017;356:i6583. http://dx.doi.org/10.1136/bmj.i6583.
13. Лазарева Н.Б., Реброва Е.В., Пантелеева Л.Р., Рязанова А.Ю., Бондаренко Д.А. Витамин D и острые респираторные инфекции: профилактика или лечение? // Медицинский совет. 2019. № 6. С. 116–124.

***

Витамин D3 от Эвалар – препараты «с силой солнца»

  • Источники натурального1 витамина D3
  • Оптимальные суточные дозировки2,3
  • Разнообразие форм выпуска: капсулы, капли, мармеладные пастилки, таблетки для рассасывания
  • Для взрослых и детей старше 3-х лет4
  • Возможность приема всего 1 раз в сутки5
  • Качество по стандарту GMP6
  • Сырье от проверенных поставщиков
  • Производство в условиях современного фармацевтического предприятия на Алтае
  • Доступная цена7,8

Витамин D3 Эвалар 600 МЕ капсулы

  • Оптимальная суточная дозировка витамина D3 в каждой капсуле – 600 МЕ2.
  • Качественное сырье от немецкого производителя.
  • 1 упаковка на 2-месячный курс приема.
  • Доступная цена7.

Витамин D3 Эвалар 500 МЕ капли

  • Физиологичная для организма жирорастворимая форма витамина D3 для взрослых и детей с 3-х лет9.
  • Высокое усвоение за счет масляной формы.
  • Удобное дозирование: флакон с дозатором-капельницей.
  • Экономный расход (в 1 мл – 40 суточных доз витамина D3 (20 000 МЕ).
  • Нейтральный вкус и запах.
  • Отсутствие аллергенных компонентов и спирта.

ФРУТТИЛАР Витамин D3 600 МЕ

  • Уникальная10 форма витамина D3 для взрослых – мармеладные ягоды.
  • Оптимальная суточная дозировка витамина D3 в каждой пастилке – 600 МЕ2.
  • Приятный апельсиновый вкус.
  • Не содержит искусственных ароматизаторов, красителей, консервантов, глютена, лактозы и ГМО. 

Витамин D-солнце 600 МЕ в таблетках для рассасывания

  • Оптимальная суточная дозировка витамина D3 в каждой таблетке – 600 МЕ2.
  • Особая микроинкапсулированная форма, которая легко усваивается11.
  • Удобная форма выпуска – таблетки для рассасывания.
  • 1 упаковка на 2-месячный курс приема. 

БЭБИ Формула Мишки Витамин D3 400 МЕ

  • Вкусные жевательные пастилки в форме мишек для детей старше 3-х лет12.
  • В каждой пастилке – 400 МЕ (10 мкг) витамина D3 для восполнения суточной физиологической потребности ребенка в «солнечном» нутриенте на 100%3.
  • Не содержат искусственных ароматизаторов, красителей, консервантов, глютена и ГМО.
  • Доступная цена8
1. Подтверждено СоГР № № АМ.01.07.01.003.R.000116.11.19 от 15.11.2019 г. (Витамин D3 500 МЕ капли), СоГР № АМ.01.07.01.003.R.000023.01.20 от 30.01.2020 г. (БЭБИ Формула Мишки Витамин D3), добровольной сертификацией (Витамин D-солнце).

2. 600 МЕ – для взрослых до 70 лет. Плещева А.В., Пигарова Е.А., Дзеранова Л.К. Витамин D и метаболизм: факты, мифы и предубеждения. Ожирение и метаболизм, 2012; 2: 33–42.
3. 400 МЕ – физиологическая потребность для детей согласно Методическим рекомендациям МР 2.3.1.2432-08 «Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации».
4. Для детей – Витамин D3 Эвалар 500 МЕ капли, БЭБИ Формула Мишки Витамин D3.
5. Подтверждено СоГР № KZ.16.01.98.003.E.000256.03.19 от 28.03.2019 г. (Витамин D3 Эвалар 600 МЕ капсулы), АМ.01.07.01.003.R.000116.11.19 от 15.11.2019 г. (Витамин D3 Эвалар 500 МЕ капли), АМ.01.07.01.003.R.000100.10.19 от 08.10.2019 г. (ФРУТТИЛАР Витамин D3 600 МЕ), RU.77.99.88.003.E.010438.11.15 от 27.11.2015 г. (Витамин D-солнце), АМ.01.07.01.003.R.000023.01.20 от 30.01.2020 г. (БЭБИ Формула Мишки Витамин D3 400 МЕ).
6. Сертификат GMP № С0170889-DS-1, NSF International (США).
7. Витамин D3 Эвалар 600 МЕ капсулы – в сравнении с аналогом по действующему компоненту, форме выпуска и количеству капсул по данным piluli.ru (г. Москва) на 08.06.2020 г.
8. БЭБИ Формула Мишки Витамин D3 – в сравнении с другим препаратом для детей, содержащим витамин D – аналогом по форме выпуска (№30), по данным аптечной сети «Эвалар» на 08.06.2020 г.
9. Подтверждено СоГР № АМ.01.07.01.003.R.000116.11.19 от 15.11.2019 г.
10. В ассортименте ЗАО «Эвалар».
11. Подтверждено добровольной сертификацией.
12. Подтверждено СоГР № АМ.01.07.01.003.R.000023.01.20 от 30.01.2020 г.

БАД. НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ.

☀️ Олидетрим Кидс | Витамин д 3 для детей 0-6 лет

*Не содержит красители и искусственных консервантов

Олидетрим КИДС – важный витамин на всех этапах роста и развития ребенка!

Для иммунитета, здорового роста и развития костной и мышечной ткани, а также здоровых зубов.

Иммунитет ребенка закладываем с рождения!

Учеными доказаны широкие свойства витамина D3, широкие свойства витамина D3:

  • поддерживает иммунитет;
  • способствует предотвращению развития инфекционных, вирусных заболеваний;
  • поддерживает защитные функции организма;
  • способствует быстрому выздоровлению;

“Солнечный” витамин D дети могут принимать для поддержки организма круглый год.

*Не содержит красители и искусственных консервантов

О значении витамина D говорят ученые:

Одним из таких исследований было рандомизированное контролируемое исследование с участием японских школьников, которые предоставили доказательства того, что добавление витамина D снижает частоту сезонного гриппа А»; «Добавление витамина D снижает частоту инфекций дыхательных путей, многие из которых носят вирусный характер. Существуют молекулярные доказательства, подтверждающие такую ​​противовирусную активность.»

Женевьева Мейло — Департамент питания, Монреальский университет, Монреаль, QC h4T 1A8, Канада, и соавторы

Інше сліпе плацебо-контрольоване дослідження Urashima M. та співавт. (2011) продемонструвало, що застосування вітаміну D в терапевтичних дозах у школярів асоціюється зі значним зменшенням рівня захворюваності на грип.»

Л. В. Квашніна — д-р мед. наук, професор, Заслужений лікар України, завідувач відділення медичних проблем здорової дитини та преморбідних станів, и співавтори

Несколько недавних исследований показали, что витамин D обладает различными иммуномодулирующими свойствами, связанными с риском инфекции дыхательных путей в детстве.»

Сюзанна Эспозито — Детское отделение интенсивной терапии, отделение патофизиологии и трансплантологии, Миланский университет, Fondazione IRCCS Ca ‘Granda Ospedale Maggiore Policlinico, Via Commenda 9, 20122, Милан, Италия, и соавторы

Предоставление 25 (OH) D3 клеткам иммунной системы может способствовать снижению тяжести и благоприятному развитию MIS-C, особенно у детей с низким уровнем витамина D»; «Чем тяжелее заболевание, тем сильнее воспалительный процесс и, следовательно, тем больше потребность в витамине D (активной форме) с противовоспалительной ролью»; «Мультисистемный воспалительный синдром у детей (MIS-C) — редкое, но разрушительное осложнение коронавирусной болезни 19 (COVID-19).»

Габриэла Мария Фекетеа — Кафедра гематологии, Университет медицины и фармации «Юлиу Хатиегану» (Румыния), Национальный институт сердца и легких (Имперский колледж Лондона, Соединенное Королевство), и соавторы.

Поддерживаем костно-мышечную систему в период развития и активного роста ребенка!

Особенностью детского возраста является интенсивность роста и развития. И здесь важную роль играет витамин D3, обмен которого ускоряется в период активного роста, что приводит к исчерпыванию его запасов и в дефиците может вызвать нарушение физического развития ребёнка.

Поэтому витамин D3 важен по многим причинам:

  • улучшает всасывания кальция — строительный материал для костей, зубов и ногтей;
  • способствует насыщению костей кальцием для их укрепления;
  • влияет на показатели роста ребенка;
  • способствует нормальному набору массы тела и мышечного тонуса;
  • способствует нормальному формированию детского скелета;

“Солнечный” витамин D дети могут принимать для для поддержки организма круглый год.

*Не содержит красители и искусственных консервантов

О витамине D говорят ученые:

На приобретение костной массы влияют как генетические факторы, так и факторы, связанные с образом жизни, такие как статус витамина D, физическая активность и потребление кальция. Витамин D значительно способствует минерализации костей, способствуя реабсорбции кальция и фосфора в кишечнике. Кроме того, витамин D стимулирует реабсорбцию кальция и фосфора в костях, а также реабсорбцию кальция в почках. Помимо прямой регуляции кальций-фосфорного обмена, витамин D также косвенно способствует наращиванию костной массы, стимулируя развитие мышечной ткани

Джузеппе Саггезе — Отделение клинической и экспериментальной медицины, отделение педиатрии, Пизанский университет, Пиза, Италия, и соавторы.

У детей младшего возраста, у которых содержание минеральных веществ в костной ткани невелико, этот недостаток приводит к различным деформациям скелета, классически известным как рахит»; «Дефицит витамина D также вызывает мышечную слабость. Детям, страдающим такой патологией, трудно стоять и ходить…»

Л. В. Квашніна — д-р мед. наук, професор, Заслужений лікар України, завідувач відділення медичних проблем здорової дитини та преморбідних станів

Недостаточность витамина D — распространенная проблема в педиатрии, особенно у тех, кто страдает хроническими заболеваниями и недоедает, географически ограниченный количеством солнечного света, а также у людей с более темной кожей и хронических лекарств. Ускорение темпов развития костей в течение жизни ребенка предполагает, что адекватная концентрация витамина D является важной проблемой для этой популяции.»

Джи Ён Ли — Фармацевтический факультет, Больница Health Shands Университета Флориды, Гейнсвилл, Флорида, и соавторы

Детские ЗУБЫ, ЗУБЫ, ЗУБЫ! Уход и лечение

Детские зубы… волнительный этап для каждой мамы, который часто сопровождается разными, иногда неприятными для ребенка симптомами: слюноотделение, покраснение, припухлость десен, зуд …

Так хочется облегчить эти переходные этапы и улучшить состояние детских зубов: гигиена утром и вечером, продукты питания, насыщенные минералами, прием витамина D3 с самого рождения. Известно, что витамин D3 регулирует кальций-фосфорный обмен, а в детском возрасте это очень значимо, ведь:

  • влияет на формирования костной ткани и эмали зубов для снижения возникновения кариеса;
  • насыщает зубы кальцием для укрепления, правильного роста и развития зубов;
  • способствует минерализации зубов;
  • способствует выработке антимикробных пептидов, необходимых для здоровья полости рта;
  • в дополнение к элементарным правилам гигиены полости рта позволяет сохранить зубы в хорошем состоянии

“Солнечный” витамин D дети могут принимать для для поддержки организма круглый год.

*Не содержит красители и искусственных консервантов

О значении витамина D говорят ученые:

Процесс минерализации зубов происходит параллельно с минерализацией скелета, но если минеральный обмен нарушен, то сбои будут происходить аналогично тем, которые происходят в костной ткани. Витамин D играет ключевую роль в минерализации костей и зубов, и когда его уровни не регулируются, он может привести к «рахитическому зуб.»

Жоао Ботельо — Отделение пародонтологии, Подразделение клинических исследований (CRU), Междисциплинарный центр исследований Эгаса Мониза (CiiEM), Эгас Мониш — Кооператива де Энсино Супериор, 2829-511 Капарика, Алмада, Португалия, и соавторы

Витамин D играет преобладающую жизненно важную роль в минерализации зубов и костей, и он может привести к рахиту зуба, когда его уровень не регулируется.»

Лингам Амара Свапна — Факультет стоматологии, Университетский колледж Линкольна, Кота-Бару, Малайзия, и соавторы

Исследования молекулярной основы витамина D и рецептора витамина D пришли к выводу, что витамин D влияет на формирование зачатка зуба, помогает регулировать формирование и созревание эмали и дентина, а также контролирует дальнейшие стадии развития коронки зуба»; «Витамин D играет важную биологическую роль в организме человека, помогая поддерживать нормальный рост и минерализацию костей и других кальцинированных тканей, включая зубы.»

Катия Карвалью Силва — Факультет стоматологической медицины, Университет Порту (Университет Порту), Rua Dr. Manuel Pereira da Silva, 93, 4200-393 Порту, Португалия, и соавторы

Использованные источники:

Методические рекомендации по лечению и профилактике дефицита витамина D у населения стран Центральной Европы: рекомендуемые дозы препаратов витамина D для здоровой популяции и групп риска.

Vitamin D deficiency in childhood: old lessons and current challenges / R. Antonucci, C. Locci, M.G. Clemente et al // J Pediatr Endocrinol Metab. 2018 Mar 28; 31 (3): 247-260. doi: 10.1515 / jpem-2017-0391.

В. Майданников. Витамин D, иммунная система и профилактика острых респираторных инфекций, Международный журнал педиатрии, акушерства и гинекологии Октябрь / декабрь 2017 Том 11 №4.

Витамин D в здоровье детей

Abstract

С годами знания о витамине D в здоровье детей значительно расширились, превзойдя его важность для гомеостаза кальция и роста костей. Растет признание роли витамина D в здоровье, воздействующей на врожденную иммунную систему для предотвращения инфекций и адаптивную иммунную систему для модуляции аутоиммунитета. Другие исследования начинают выявлять нейрогормональное влияние витамина D на развитие мозга и поведение со связью с психическими расстройствами.Многие из этих эффектов проявляются задолго до рождения ребенка, поэтому важно, чтобы каждую беременную женщину обследовали на предмет дефицита витамина D и принимали добавки для достижения наилучших возможных результатов для здоровья ребенка. Рекомендуется, чтобы уровень 25(OH)D 40–70 нг/мл для каждого человека обеспечивал оптимальную пользу для здоровья и снижал затраты на здравоохранение. Текущие рекомендуемые дозы витамина D недостаточны для достижения идеального уровня в сыворотке крови. Программа добавок витамина D для предотвращения болезней, как и нынешняя программа вакцинации, потенциально может оказать существенное влияние на общее состояние здоровья во всем мире.

Ключевые слова: витамин D, иммунная система, рак, боль, психическое здоровье, аутизм, беременность, экономические последствия минерализации костей. В некоторых утверждениях говорится, что витамин D снижает заболеваемость раком, предотвращает вирусные заболевания, лечит скелетно-мышечную боль и стабилизирует расстройства настроения, такие как депрессия. В научном сообществе также возрос интерес к изучению витамина D как на фундаментальном научном, так и на клиническом уровнях, чтобы удовлетворить эти и другие претензии.В Pub Med [1] доступно более 60 000 цитат, связанных только с витамином D. В результате было получено огромное количество информации, которая дополняет наше понимание того, как этот гормон влияет практически на каждую клетку тела.

В этой статье будет рассмотрена основная биохимия витамина D, чтобы представить современное понимание его действия на различные системы организма. Кроме того, будет представлена ​​литература по фундаментальным наукам и клиническим исследованиям витамина D в связи с текущими болезненными состояниями.Наконец, будет обсуждаться потенциальное экономическое влияние на здравоохранение, если уровни витамина D будут оптимизированы для всех людей, начиная с рождения.

2. Обсуждение

2.1. Витамин D Биохимия

Вопреки своему названию, витамин D является не витамином, а скорее стероидным гормоном. Витамины являются антиоксидантами или кофакторами ферментативных реакций, которые в основном поступают с пищей. Стероидные гормоны, с другой стороны, регулируют экспрессию генов, включая и выключая выработку белка по мере необходимости.Витамин D вырабатывается путем активации фракций растительных и животных стеролов, фитостерола и холестерина, соответственно, солнечным светом. Растительные стеролы, активированные УФ-излучением, производят витамин D-2. У животных и человека 7-дегидрохолестерин, предшественник витамина D, обнаруженный главным образом в эпидермальном слое кожи, активируется солнечным светом с образованием витамина D-3 и связывается с белком, связывающим витамин D (VBP). Он транспортируется в печень, где быстро гидроксилируется витамином D-25-гидроксилазой с образованием 25-гидроксивитамина D [25(OH)D], основной циркулирующей формы витамина D.Это считается прогормоном без врожденной гормональной активности в этом состоянии [2]. Путем дальнейшего гидроксилирования ферментом 25-гидроксивитамин D-1-α-гидроксилазой 25(OH)D превращается в биологически активную форму, 1,25-дигидроксивитамин D [1,25(OH)2D]. 1,25-дигидроксивитамин D прямо или косвенно регулирует более 200 различных генов, связываясь с ядерными рецепторами гормонов витамина D (VDR), которые управляют широким спектром биологических процессов. Большая часть превращения 25(OH)D в 1,25(OH) 2 D происходит в почках и строго регулируется уровнями паратгормона (ПТГ), кальция и фосфора.В этом активированном состоянии витамин D обладает классическими эндокринными эффектами и регулирует метаболизм кальция в сыворотке и кости [3]. Превращение в 1,25(OH) 2 D также происходит в различных тканях, таких как мозг, грудь и кожа, а также в моноцитах и ​​макрофагах. Это локальное производство 1,25(OH) 2 D регулирует пролиферацию, дифференцировку и апоптоз клеток, а также усиливает иммунную функцию в этих местах [4]. Благодаря этому механизму витамин D воздействует на клетки непосредственно за счет своих аутокринных и паракринных функций и находится под автономным контролем [5].VDR обнаруживаются повсеместно в ядрах всех тканей и клеток иммунной системы и могут реагировать на активированный 1,25(OH) 2 D для экспрессии генов практически в любом месте тела. Наличие этих различных эндокринных и паракринных функций может объяснить, почему витамин D оказывает широкое влияние на различные болезненные процессы.

Кожа — основной источник производства витамина D.

Адекватный уровень 25(OH)D имеет решающее значение для оптимального производства активированного 1,25(OH) 2 D.Пища обеспечивает ограниченный источник витамина D (лосось, сардины, тунец, рыбий жир для витамина D3 и яичные желтки или грибы шиитаке для витамина D2), поэтому только диета обеспечивает только от 100 до 200 МЕ витамина D в день. Воздействие солнечного света, напротив, дает от 10 000 до 20 000 МЕ, когда 30% площади поверхности тела подвергается воздействию солнечного света от 15 до 30 минут в день [6]. Солнечный свет производит лучи UVA, UVB и UVC, каждый из которых по-разному проникает в кожу и оказывает биологическое действие. Только очень узкая полоса УФ-В лучей (290–320 нм) активирует 7-дегидрохолестерин в эпидермисе.Лучи UVB, которые достигают поверхности земли, напрямую зависят от зенитного угла солнца. Очень мало УФВ достигает поверхности земли ранним утром или во второй половине дня из-за наклонного характера солнечных лучей. Лучи UVB, которые наиболее эффективны для выработки витамина D, доступны, когда солнце наиболее перпендикулярно к поверхности земли — между 10:00 и 15:00. Зенитный угол также зависит от времени года и широты. В северном и южном полушариях, за пределами 33° широты, зенитный угол минимален в зимние месяцы, при этом выработка витамина D практически невозможна [7].

Помимо времени года, времени суток и географической широты воздействие УФ-В ограничено другими факторами. Солнцезащитные кремы снижают выработку витамина D на 95% (SPF 8) до 99% (SPF 15). Институционализированные лица в тюрьмах, школах, домах престарелых или больницах получают очень мало прямых солнечных лучей. Людям с темной кожей требуется в 10–15 раз больше времени пребывания на солнце для выработки эквивалентного количества витамина D, чем людям со светлой кожей. Меланин поглощает УФ-излучение и конкурирует за фотоны УФВ, которые необходимы для производства витамина D.[8] Загрязнение воздуха и одежда, закрывающая все тело, как это требуется в некоторых культурах, также снижают воздействие УФ-В. Кроме того, ожирение влияет на количество циркулирующего витамина D, который вырабатывается в коже, поскольку подкожный жир изолирует синтезированный витамин D в своих клетках, делая его недоступным для преобразования в 1,25(OH) 2 D [2].

Определенные лекарства и заболевания также могут влиять на количество циркулирующего витамина D. Лекарства, метаболизм которых зависит от системы цитохрома Р-450, такие как фенобарбитал, вальпроевая кислота и кетоконазол, конкурируют с витамином D за этот путь.Исследования лекарственно-витаминных препаратов показали снижение уровня витамина D при использовании этих препаратов. Нарушения мальабсорбции, такие как муковисцидоз или болезнь Крона, заболевания печени и почек, также влияют на уровень и утилизацию витамина D [4].

2.2. Измерение уровня витамина D

Решение о том, какой уровень витамина D следует измерять, зависит от того, что необходимо оценить клинически. 25(OH)D, хотя и метаболически неактивен, является основной циркулирующей формой витамина D. Как правило, это лучший показатель общего статуса витамина D, который используется для корреляции запасов витамина D с клинической картиной заболевания.Период полувыведения из кровотока составляет от 2 до 3 недель (1). 1,25(OH) 2 D, метаболически активная форма, тесно регулируется 25(OH)D, ПТГ, кальцием и фосфором и измеряется для оценки нарушений обмена кальция, связанных с выработкой почками 1,25( OH) 2 D. Период полувыведения из кровотока составляет от 4 до 6 часов.

Таблица 1

Принятые в настоящее время определения различных уровней витамина D включают: [9].

9
> 150 NG / ML Токсичность
100 NG / ML максимальный верхний предел
40-70 NG / ML Идеальный диапазон
> 30 NG / ML Достаточно
21-29 NG / мл Недостаточно
<20 нг / мл Дефицит

Низкий 25 (OH) D Уровни приводят к снижению кишечного поглощения кальция, вызывающего транзиторное снижение ионизированного кальция.Это сигнализирует об увеличении ПТГ для мобилизации кальция из костей, увеличения канальцевой реабсорбции кальция из почек и увеличения продукции 1,25(OH) 2 D почками. Это повышенное производство 1,25(OH)D 2 D может происходить не всегда, поэтому низкий уровень 25(OH)D может быть связан с нормальным или повышенным уровнем 1,25(OH) 2 D [4] .

Интоксикация витамином D определяется как уровень 25(OH)D >150 нг/мл, связанный с гиперкальциемией, гиперкальциурией и гиперфосфатемией.Солнечный свет разрушает избыток витамина D, который вырабатывается в организме, поэтому невозможно получить интоксикацию витамином D только от воздействия солнца. Исследования на людях, работающих на открытом воздухе в летние месяцы, показали, что уровень естественно вырабатываемого витамина D составляет в среднем около 50 нг/мл. Спасатели на пляже сообщили об уровнях от 100 до 125 нг/мл без признаков токсичности [10]. Токсичность потенциально может возникнуть при приеме добавок с витамином D более 10 000 МЕ в день в течение длительного периода времени.

Интоксикация витамином D действительно имела место у детей, которые получали ошибочно изготовленную пищевую добавку рыбьего жира с добавлением витамина D.У этих детей были симптомы гиперкальциемии — слабость, запор, потеря аппетита, тошнота, рвота — и уровень кальция в сыворотке крови составлял от 13,4 до 18,8 мг/дл. У них также были измерены уровни 25(OH)D от 340 до 962 нг/мл. Когда было обнаружено потребление добавки и протестирован продукт, содержание витамина D было в 4000 раз больше заявленного. Расчетное потребление витамина D для этих детей составляло от 266 000 до 800 000 МЕ в день. При отмене диетической добавки и при лечении уровень кальция нормализовался в течение 3 дней, а уровень 25(OH)D нормализовался в течение 2–3 месяцев [11].

С другой стороны, недостаточные и недостаточные уровни, <30 нг/мл и <20 нг/мл соответственно, обычно встречаются среди населения в целом. Недавнее национальное обследование здоровья и питания (NHANES) показало, что 10,3% детей в США в возрасте 6–18 лет (население оценивается в 5,5 миллиона) имеют уровни 25(OH)D <16 нг/мл. Как правило, уровень витамина D был самым низким у афроамериканских детей (в среднем 20 нг/мл) и у латиноамериканцев (24 нг/мл). У большинства этих детей на стандартных рентгенограммах были обнаружены некоторые признаки деминерализации костей [12,13].Неясно, было ли это связано конкретно с пигментом кожи, диетой, образом жизни или их комбинацией.

Только от 10 до 15 % пищевого кальция и 60 % пищевого фосфора всасывается из желудочно-кишечного тракта при низком уровне витамина D. Когда уровень 25(OH)D падает ниже 40 нг/мл, ПТГ активируется из-за снижения всасывания кальция из кишечника. ПТГ активирует остеобласты, которые стимулируют образование остеокластов, растворяющих кальциево-фосфорный коллагеновый матрикс в кости.Если не исправить, это может привести к остеопении и рахиту. Заболеваемость рахитом в промышленно развитых странах увеличилась за последние два десятилетия, что документально подтверждено в США, Канаде и Австралии [14, 15, 16]. Рахит наиболее распространен среди темнокожих рас (беженцев-иммигрантов), у тех, кто живет в более высоких широтах, а также у детей, находящихся на грудном вскармливании или искусственном вскармливании, которые не получают достаточного количества витамина D.

Эксперты по витамину D выступают за достижение целевых уровней 25(OH)D от 40 до 70 нг/мл для достижения оптимальной функции скелета без токсичности [3,9].Поддержание уровня 25(OH)D выше 40 нг/мл поддерживает подавление ПТГ и обеспечивает наиболее благоприятное всасывание кальция из кишечника. Помимо пользы для скелета, исследования в настоящее время показывают корреляцию улучшения результатов для здоровья с более высоким уровнем витамина D. Защита уровней витамина D для достижения оптимальных уровней, отмеченных выше, была противоречивой, и после выпуска IOM 2010 года были противоречивые рекомендации. отчет о добавках витамина D. В этом отчете указано, что рекомендуемая суточная доза (RDA) в 600 МЕ является верхним пределом, который следует давать любому ребенку или взрослому, независимо от измеренных уровней в крови [17].Однако на основании объединенных опубликованных исследований, в первую очередь у взрослых, предотвращение заболеваемости за счет более высоких уровней 25(OH)D было значительным. Это может иметь важные последствия в профилактической медицинской помощи детям [18].

Профилактика заболеваемости по уровням 25(OH)D в сыворотке. [18] (Используется с разрешения).

2.3. Внескелетные эффекты витамина D

Известно, что витамин D оказывает прямое воздействие на врожденный иммунитет. Рецепторы витамина D (VDR) присутствуют в лимфоцитах, моноцитах и ​​макрофагах.Например, при туберкулезных инфекциях иммунные клетки активируют собственную экспрессию VDR и 1-α-гидроксилазы, увеличивая местную продукцию 1,25(OH) 2 D. Это активирует транскрипцию антимикробных пептидов, кателицидинов и дефензинов. [6]. Когда уровень 25(OH)D в сыворотке падает ниже 20 нг/мл, моноциты и макрофаги не могут инициировать врожденный иммунный ответ [19]. Эта активация антимикробных пептидов также происходит в коже и эпителиальных клетках по всему телу. Локальное повреждение или поражение слизисто-кожного барьера вирусами или бактериями активирует 1-α-гидроксилазу в тканях, тем самым увеличивая местную выработку 1,25(OH) 2 D.Это увеличивает экспрессию тканевых кателицидинов и дефензинов, тем самым вызывая противомикробные эффекты в месте повреждения. Тот факт, что заболеваемость заболеваниями верхних дыхательных путей и гриппом выше после зимнего солнцестояния, в более высоких широтах, у детей с рахитом и у детей, находящихся в лечебных учреждениях, подтверждает теорию о том, что недостаток витамина D повышает восприимчивость к болезням. В исследовании витамина D и остеопороза у взрослых участники с низким уровнем витамина D на 40% чаще сообщали о недавнем ОРЗ по сравнению с теми, у кого уровень 25(OH)D был > 30 нг/мл [20].

Были проведены проспективные испытания по изучению влияния витамина D на заболеваемость микробными заболеваниями у детей. Одно исследование обнаружило обратную связь между уровнем 25(OH)D в пуповинной крови и риском развития инфекций у младенцев. Новорожденные с уровнем 25(OH)D <10 нг/мл были более склонны к развитию инфекций верхних дыхательных путей или среднего отита к 3-месячному возрасту и хрипов к 15-месячному возрасту по сравнению с теми, у кого был более высокий уровень [21]. Дефицит витамина D в пуповинной крови у здоровых новорожденных также был связан с повышенным риском развития респираторно-синцитиального вируса (РСВ) в младенчестве.Новорожденные с концентрацией 25(OH)D <20 нг/мл имели шестикратно повышенный риск развития инфекции нижних дыхательных путей РСВ в первый год жизни по сравнению с новорожденными с концентрацией 25(OH)D ≥30 нг/мл. [22]. Рандомизированное контролируемое исследование сравнило применение 1200 МЕ витамина D с плацебо у 334 японских детей в период с декабря по март в отношении заболеваемости гриппом А. Результаты показали, что в исследуемой группе вероятность заболеть гриппом А была на 58 % ниже, чем в контрольной группе. группа плацебо.Кроме того, из детей, у которых также была астма, только 2 в исследуемой группе против 12 в группе плацебо заразились гриппом А [23].

Витамин D также играет роль в адаптивном иммунитете благодаря ядерному VDR и ферментам, активирующим витамин D, присутствующим как в Т-, так и в В-клетках. В присутствии витамина D Т-клетки ингибируют секрецию провоспалительных цитокинов Th-1 (IL-2, интерферон γ, TNF-α) и способствуют выработке более противовоспалительных цитокинов Th-2 (IL-3). , 4, 5, 10).Витамин D также контролирует активацию и пролиферацию В-клеток, тем самым снижая выработку аутореактивных антител [24]. Это важно, поскольку эпидемиологические исследования показали связь между дефицитом витамина D и увеличением частоты аутоиммунных заболеваний. Многие из этих заболеваний, такие как рассеянный склероз (РС), ревматоидный артрит (РА), болезнь Крона и сахарный диабет (СД) 1-го типа, более распространены среди населения, проживающего в более высоких широтах. Женщины, проживающие на 35° с.ш., в течение первых 10 лет жизни имели почти 100% повышенный риск развития РС [25].У женщин на той же широте, которые ежедневно принимали> 400 МЕ витамина D, риск развития рассеянного склероза был снижен на 42% [26]. Десять тысяч триста шестьдесят шесть детей в Финляндии получали 2000 МЕ витамина D ежедневно в течение первого года жизни, а затем в течение следующих 31 года. У этих детей риск развития СД 1 типа был снижен на 78% по сравнению с теми, кто не получал эту добавку [27].

Предполагается, что как РС, так и СД 1 типа могут быть вызваны вирусными инфекциями в раннем возрасте.Эти инфекции вызывают разрушение миелина (при РС) и островковых клеток (при СД) под действием избытка провоспалительных цитокинов и аутоантител, обнаруживаемых при состояниях с низким содержанием витамина D. Увеличение потребления витамина D во время беременности снижает выработку аутоантител к островковым клеткам у потомства, что подтверждает некоторые аспекты этой теории [28].

Польза достаточного количества витамина D также была продемонстрирована у детей с астмой, экземой и аллергией. У одной тысячи девяноста четырех пар мать-ребенок оценивали уровень витамина D и частоту хрипов у детей.У матерей с самым высоким потреблением витамина D вероятность рождения ребенка с рецидивирующими хрипами была на 61% ниже, а на каждые 100 МЕ увеличения потребления риск снижался на 19% [29].

В РКИ сравнивали монотерапию будесонидом с будесонидом в сочетании с ежедневным приемом витамина D в дозе 500 МЕ у детей с впервые выявленной астмой. Через шесть месяцев в обеих группах наблюдалось значительное улучшение функции легких по данным ОФВ-1 и Опросника оценки терапии астмы (ATAQ). Однако в группе витамина D было значительно меньше обострений астмы по сравнению с группой, принимавшей только будесонид.Отмечено, что каждому обострению предшествовала острая респираторная инфекция, поэтому было высказано предположение, что прием витамина D снижает частоту острых ОРЗ, провоцирующих обострения астмы [30].

У детей с экземой, принимавших витамин D по 4000 МЕ ежедневно в течение 21 дня, наблюдалось значительное повышение уровня кателицидина и снижение колонизации кожными патогенами [31]. Низкий уровень витамина D коррелирует с чувствительностью к 11 из 17 аллергенов, протестированных с помощью IgE RAST, на пищевые и экологические триггеры.Дети с уровнем 25(OH)D <15 нг/мл чаще страдали аллергией на арахис, амброзию и дуб [32].

2.4. Витамин D и рак

Практически все ткани экспрессируют 1-α-гидроксилазу, которая обеспечивает местное производство 1,25(OH) 2 D. Это, в свою очередь, контролирует локальную экспрессию генов, регулирующих пролиферацию и дифференцировку клеток. Известно, что активированный витамин D блокирует клетки в фазе G-1, модулирует продукцию нескольких проонкогенов и способствует апоптозу при некоторых формах рака.Активированный витамин D также снижает ангиогенез, что снижает риск диссеминации [33].

В большинстве исследований, оценивающих связь уровней витамина D с раком, была обнаружена защитная связь между достаточным уровнем витамина D и более низким риском развития рака [34]. У людей, живущих в более высоких широтах, повышен риск развития лимфомы Ходжкина, рака поджелудочной железы, молочной железы, толстой кишки и яичников. По сравнению с пациентами с теми же заболеваниями, живущими в более низких широтах, люди в более высоких широтах имели больше шансов умереть, даже при контроле образа жизни.Эти статистические данные были связаны с уровнями 25(OH)D <20 нг/мл [35]. В другом эпидемиологическом исследовании у детей и молодых людей, подвергшихся наибольшему воздействию солнечного света, риск развития неходжкинской лимфомы был снижен на 40% [36].

В целом существует сильная обратная корреляция между солнечным УФ-излучением и заболеваемостью различными видами рака — мочевого пузыря, молочной железы, шейки матки, толстой кишки, эндометрия, пищевода, желудка, легких, яичников, поджелудочной железы, прямой кишки, почек, вульвы, болезни Ходжкина и других -Лимфома Ходжкина.Такой же эффект не был обнаружен при пероральном приеме витамина D [37].

Кампания по использованию солнцезащитных средств и избеганию солнца была инициирована для снижения заболеваемости раком кожи. Хотя это уменьшило некоторые формы немеланомного рака, фактическая частота меланомы увеличилась [38]. Рабочая теория, объясняющая это явление, предполагает, что солнцезащитные кремы в первую очередь блокируют лучи UVB, чтобы предотвратить солнечные ожоги, но не полностью блокируют лучи UVA или UVC, которые проникают в более глубокие слои кожи, вызывая повреждение ДНК.Благодаря снижению риска солнечных ожогов люди часто длительное время находятся на солнце, не осознавая, что происходит более глубокое повреждение.

2.5. Витамин D и боль

Витамин D увеличивает синтез мышечного белка, возможно, за счет активации вторичных мессенджеров и фосфорилирования [39]. В моделях на мышах гиперчувствительность скелетных мышц с увеличением количества аксионов ноцицепторов была зарегистрирована у мышей с дефицитом витамина D, но не у мышей с достаточным количеством витамина D [40]. Дефицит витамина D был связан с мышечной болью и слабостью проксимальных мышц с сообщениями о тяжести в ногах, быстрой утомляемостью и проблемами с подъемом по лестнице или подвижностью.Дефицит витамина D также часто документируется у пациентов с диагнозом фибромиалгия и неспецифическая мышечно-скелетная боль [41]. В педиатрии дефицит витамина D может проявляться атипичной мышечной болью и чаще встречается у лиц европеоидной расы, в прошлом кормившихся грудью, защищенных от солнца и страдающих ожирением [42].

В недавнем клиническом исследовании лиц с хронической болью у 71% участников наблюдался дефицит витамина D (<20 нг/мл), а у 21% — дефицит витамина D (20–30 нг/мл).Только у 8% этих субъектов были уровни > 30 нг/мл. Более низкие уровни витамина D были в значительной степени связаны с более высокими показателями болевой чувствительности [43]. В другом исследовании исчезновение боли происходило, когда субъекты с хронической болью адекватно принимали витамин D-3 для достижения уровня 25-гидроксивитамина D> 30 нг/мл [44].

Очень низкие уровни витамина D также были обнаружены при обследовании детей с мигренью [45]. Дефицит витамина D связан с более высокими уровнями провоспалительных и прокоагуляционных биомаркеров — некоторые из тех же биомаркеров, о которых известно, что они повышены у взрослых и детей с мигренью.Эти биомаркеры указывают на активацию эндотелия и сосудистую реактивность, вызванную воспалением и окислительным стрессом [46,47]. Витамин D благодаря своему иммуномодулирующему, нервостабилизирующему и антитромботическому действию может снижать частоту мигрени. До настоящего времени не проводилось рандомизированных плацебо-контролируемых исследований с участием взрослых или детей, использующих витамин D для профилактики или лечения мигрени, однако в нескольких отчетах о случаях предполагается, что витамин D может быть эффективным для уменьшения боли при мигрени у взрослых.Было продемонстрировано уменьшение головной боли при дополнительном приеме пациентами витамина D (1000–1500 МЕ) и кальция (1000–1500 мг). Хотя роль кальция в подавлении боли нельзя было исключить, витамин D, по-видимому, был более важен для облегчения головной боли. Уровни кальция в сыворотке нормализовались в течение первой недели терапии, но головная боль уменьшилась только после нормализации уровней 25(OH)D, которая произошла через 4–6 недель лечения [48].

2.6. Витамин D и психическое здоровье

Витамин D появляется как производное стероида с нейроактивными свойствами, которые оказывают прямое влияние на развитие мозга.VDR и 1-α-гидроксилаза широко распространены в головном мозге, что обеспечивает местную выработку активированного витамина D. 1,25(OH) 2 D регулирует фактор роста нервов и нейротропный фактор глиальной клеточной линии, который управляет клеточная архитектура головного мозга. Активированный витамин D также оказывает нейропротекторное действие посредством нейромодуляции, противовоспалительных, антиишемических и антиоксидантных свойств [6].

Наличие адекватных уровней витамина D внутриутробно и на ранних стадиях жизни обеспечивает нормальную транскрипционную активность рецепторов, жизненно важную для развития мозга и психического функционирования [49].Витамин D влияет на белки, непосредственно участвующие в обучении, памяти, моторном контроле и социальном поведении [50], и тесно связан с исполнительными функциями, такими как целенаправленное поведение, внимание и приспособляемость к изменениям [51].

Дефицит и недостаточность витамина D часто обнаруживаются у подростков с тяжелыми психическими заболеваниями. Дефицит витамина D был связан с повышенным риском развития шизофрении. В одном исследовании подростков, поступивших в психиатрическое учреждение неотложной помощи, у тех, у кого был дефицит витамина D, вероятность психотических симптомов была в 3,5 раза выше, чем у пациентов с достаточным количеством витамина D [52].В другом обзоре психиатрических пациентов те, у кого самый низкий уровень витамина D (<20 нг/мл), с большей вероятностью были мужчинами, выходцами с Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии или Африки, и у них были диагностированы аутизм и шизофрения. При добавлении от 1000 до 4000 МЕ витамина D у многих наблюдалось клиническое улучшение [53].

Дефицит витамина D также связан с депрессией и сезонным расстройством. Дефицит витамина D снижает экспрессию фермента катехол-О-метилтрансферазы (КОМТ), необходимого для метаболизма дофамина и серотонина.Это было связано с негативными эффектами ЦНС в исследованиях на животных [50]. В исследованиях на людях разрешение депрессии наступало, когда депрессивные подростки получали достаточное количество витамина D-3 для достижения уровня 25(OH)D >30 нг/мл [54].

С 1980-х годов наблюдается бесспорный рост заболеваемости аутизмом, который не объясняется изменениями диагностических критериев или изменений в отчетах. Заболеваемость аутизмом в 1980 году составляла примерно 1:200, а сейчас в США она составляет 1:68 [55].Исследования, проведенные в Азии, Европе и Северной Америке, выявили людей с аутизмом со средней распространенностью около 1%. Исследование, проведенное в Южной Корее, показало распространенность 2,6% [56]. Текущие исследования показывают, что в основе аутизма может лежать генетическая предрасположенность с биохимическими аномалиями. На это восприимчивое состояние влияют факторы окружающей среды, которые вызывают развитие аутизма через митохондриальную дисфункцию, нарушение регуляции иммунной системы, воспаление, окислительный стресс, проблемы с метилированием и токсичность [57].

Отсутствие достаточного количества витамина D теоретически может играть роль в развитии аутизма (). Что известно на данный момент:

Таблица 2

Общие черты аутизма и дефицита витамина D.

Аутизм Витамин D
Серотонин, который способствует социальному поведению и облегчает точную оценку эмоциональных социальных сигналов, снижен в мозге аутистов. Низкий уровень витамина D также часто встречается при аутизме. 1,25(OH) 2 D активирует транскрипцию триптофангидроксилазы-2, фермента, превращающего триптофан в серотонин в головном мозге [58].
При аутизме обнаруживают повышенные уровни воспалительных цитокинов: ИЛ-1β, ИЛ-6, ИЛ-8, и т. д. [59] ) повышены при дефиците витамина D [60].
Низкий уровень глутатиона, обнаруженный при аутизме — трудности с выделением тяжелых металлов [61]. Витамин D повышает уровень глутатиона в мозге, что указывает на роль этого гормона в путях детоксикации мозга [62].
Депакот был связан с аутизмом у детей матерей, принимавших его во время беременности [63]. Depakote снижает уровень витамина D [64].
Судороги часто встречаются у детей с аутизмом [65]. Нормализация уровня витамина 25(OH)D в сыворотке крови оказывает противосудорожное действие [66].
Аутизм чаще встречается у мужчин > женщин. Эстроген защищает развивающийся женский мозг от дефицита витамина D (окислительного стресса). Тестостерона нет [67].

Также известна сильная корреляция между широтой и заболеваемостью аутизмом, увеличение числа детей с аутизмом, рожденных в зимние месяцы, больше детей с аутизмом рождается у повторнородящих женщин, более высокая распространенность аутизма в географических районах с самой высокой облачностью покрытие и осадки, а также большая заболеваемость в городах по сравнению с сельского населения (возможно, от загрязнения воздуха, высотных зданий, проживания в закрытых помещениях) [68,69,70,71]. Теория витамина D не умаляет генетического или другого вклада окружающей среды; скорее, это может позволить генетической склонности к аутизму проявиться в состоянии дефицита витамина D.

2.7. Витамин D при беременности и влияние на плод и новорожденного

Дефицит и недостаточность витамина D встречаются у 27–91% всех беременных женщин в зависимости от страны проживания [7].Метаанализ исследований, оценивающих уровень витамина D во время беременности, показал обратную связь низкого уровня витамина D с риском преэклампсии, гестационного диабета, преждевременных родов и рождения детей с малым весом для гестационного возраста [72]. Низкий уровень витамина D у матери предрасполагает плод/новорожденный к низким запасам витамина D, а также приводит к рахиту, свистящему дыханию, инфекциям верхних дыхательных путей и проблемам с психическим здоровьем, как отмечалось ранее. Дефицит витамина D во время беременности также был связан с повышенным развитием IgE-специфических аллергенов и экземы у потомства [73,74].Австралийское исследование показало, что недостаточность витамина D у матери во время беременности связана с нарушением речи у их потомства [75]. Еще одно исследование показало, что недостаток витамина D во время беременности вызывает кальцификацию зубов у новорожденных. Женщины с самым низким уровнем 25(OH)D имели детей с большей частотой гипоплазии зубной эмали и раннего детского кариеса к возрасту 1 года [76].

Исключительно грудное вскармливание без адекватного пребывания на солнце или добавок витамина D способствует сохранению дефицита витамина D у новорожденных, поскольку грудное молоко без добавок содержит только от 20 до 80 МЕ/л витамина D.(Для сравнения, детская смесь должна быть обогащена от 40 до 100 МЕ витамина D на 100 ккал, чтобы дать приблизительно от 270 до 677 МЕ/л.) Исследования показали, что кормящим женщинам часто требуется уровень 25 (OH)D от 40 до 50. нг/мл для обеспечения достаточного количества витамина D в грудном молоке для грудных детей [77]. Ежедневные дозы холекальциферола (витамина D-3) от 4000 до 5000 МЕ ежедневно необходимы для достижения оптимального уровня 25(OH)D в сыворотке у кормящих женщин и не вызывают токсичности [78,79]. Эта доза намного выше, чем рекомендуемая суточная доза в 600 МЕ, предложенная IOM для взрослых и кормящих женщин, а также значительно выше, чем количество витамина D, содержащееся в стандартных пренатальных или поливитаминных препаратах, которые обычно обеспечивают от 400 до 600 МЕ на дозу.

2.8. Рекомендуемая добавка

Знание факторов риска, связанных с развитием дефицита витамина D, поможет клиницистам как оценить, так и вмешаться с добавками по мере необходимости.

  • • Дети, находящиеся исключительно на грудном вскармливании или потребляющие менее 1000 мл детской смеси в день
  • • Дети, живущие к северу или югу от 33° широты или в городской/загрязненной среде
  • • Дети с ожирением, с глубокой пигментацией или, по культурным причинам, прикрывать кожу одеждой
  • • Лица с нарушениями пищеварения или принимающие лекарства, препятствующие всасыванию витамина D
  • • Дети, помещенные в специализированные учреждения, госпитализированные или посещающие школы, ограничивающие игры на свежем воздухе

Можно выбрать измерение уровня 25(OH)D для документирования дефицита витамина D, но с широко распространенными данными о недостаточности и дефиците в большинстве культур относительно безопасно начинать прием добавок витамина D без этой информации.

Дополнение естественным солнечным светом от 15 до 30 минут в день с 10:00 до 15:00 оптимально для профилактики и лечения дефицита витамина D; однако это может быть доступно не всем тем, кто подвергается риску. Витамин D-3 (холекальциферол) или витамин D-2 (эргокальциферол) доступны для перорального приема, и оба они трансформируются в печени и почках в активный 1,25(OH) 2 D. Однако исследования показали, что что витамин D3 примерно на 87 процентов более эффективен в повышении и поддержании концентрации витамина D и обеспечивает в 2-3 раза больше запасов витамина D, чем витамин D2 [80].

Прием 400 МЕ витамина D3 в день в соответствии с рекомендациями Американской академии педиатрии (ААП) и IOM или до 800 МЕ в соответствии с рекомендациями Канадского педиатрического общества может обеспечить достаточное количество витамина D для предотвращения рахита, но более высокие дозы могут быть необходимым для достижения других преимуществ для здоровья [81]. На каждые 100 МЕ приема витамина D3 его уровень в сыворотке увеличивается на 1 нг/мл при приеме в течение 3–4 месяцев [82]. Для ребенка с дефицитом стандартная доза 400 МЕ не решит эту проблему.Исследование младенцев, находящихся на грудном вскармливании, показало, что только доза 1600 МЕ/день (а не 400, 800 или 1200 МЕ) может повысить уровень 25(OH)D до уровня >28 нг/мл через 3 месяца [83]. Эксперты в области исследований витамина D рекомендуют, чтобы здоровые дети получали примерно 1000 МЕ на 11 кг массы тела каждый день для достижения оптимального уровня 25(OH)D в течение всего года [84]. Наличие исходного уровня 25(OH)D может помочь определить первоначальную дозировку с последующим определением уровня через 2–3 месяца для контроля эффективности.

2.9. Потенциальное экономическое воздействие

Учитывая высокую распространенность недостаточности/дефицита витамина D, убедительные доказательства пользы и убедительные доказательства безопасности, добавка витамина D должна использоваться больше, чем когда-либо. Группы по интересам и исследователи выступают за просвещение по вопросам дефицита витамина D и за широкое распространение добавок витамина D для снижения бремени болезней. Несмотря на эти усилия, дефицит витамина D и его последствия сохраняются [85].

Грант и др. оценили экономическое бремя и преждевременную смерть, связанные с дефицитом витамина D в Северной Америке, и оценили, что изменится, если уровни 25(OH)D будут оптимизированы у всех людей. Они использовали данные исследований, которые продемонстрировали значительное влияние витамина D на заболеваемость или смертность. На основании этих исследований они подсчитали, что показатели заболеваемости всеми видами рака снизятся примерно на 25 %, показатели заболеваемости гриппом и пневмонией снизятся примерно на 30 %, септицемии снизятся на 25 %, рассеянного склероза на 40 % и негативных исходов беременности (включая астму, инфекции, заболевания костей, сердечная недостаточность и аутизм у потомства) будет снижена на 10% [86].Оценивая общую экономию средств только в Канаде, они подсчитали, что уровень смертности снизится на 16%, а общее экономическое бремя уменьшится на 6,9% или примерно на 14,4 миллиарда долларов в год.

Оценочные ежегодные затраты на лечение различных заболеваний, на которые влияет витамин D в США, приведены ниже ().

Таблица 3

Расчетные ежегодные затраты на распространенные расстройства, которые потенциально могут быть снижены за счет адекватного уровня витамина D.

Непрямые4 млрд. 6 6 гг. гг. 6 6
Болезнь Прямые (в долларах США) Косвенные (в долларах США) Общие годовые расходы (США)
16,3 млрд. 16,3 млрд. 26,7 млрд.
Asthma 50,1 млрд. 5,9 млрд. 56 млрд.
Верхние дыхательные инфекции 17 млрд. 23,5 млрд 40 миллиардов [89]
__ __ __ 126 млрд.
Рак 86,6 млрд. 130 млрд. 216.6 миллиардов [91]

Если использовать те же данные из исследования Гранта, экономия жизней и денег может быть еще больше в Соединенных Штатах, население которых почти в 10 раз превышает население Канады. При нынешнем населении около 320 миллионов человек, добавление каждому человеку в США 3000 МЕ витамина D3 в день для достижения оптимального уровня 25(OH)D обойдется примерно в 3 миллиарда долларов в год (исходя из текущих розничных затрат, найденных в Интернете примерно на 10 долларов в год). Это относительно недорогое вмешательство может потенциально сэкономить 84 миллиарда долларов общих расходов на здравоохранение только для лечения этих заболеваний.

Витамин D для здоровья детей

Abstract

С годами знания о влиянии витамина D на здоровье детей значительно расширились, превзойдя его важность для гомеостаза кальция и роста костей. Растет признание роли витамина D в здоровье, воздействующей на врожденную иммунную систему для предотвращения инфекций и адаптивную иммунную систему для модуляции аутоиммунитета. Другие исследования начинают выявлять нейрогормональное влияние витамина D на развитие мозга и поведение со связью с психическими расстройствами.Многие из этих эффектов проявляются задолго до рождения ребенка, поэтому важно, чтобы каждую беременную женщину обследовали на предмет дефицита витамина D и принимали добавки для достижения наилучших возможных результатов для здоровья ребенка. Рекомендуется, чтобы уровень 25(OH)D 40–70 нг/мл для каждого человека обеспечивал оптимальную пользу для здоровья и снижал затраты на здравоохранение. Текущие рекомендуемые дозы витамина D недостаточны для достижения идеального уровня в сыворотке крови. Программа добавок витамина D для предотвращения болезней, как и нынешняя программа вакцинации, потенциально может оказать существенное влияние на общее состояние здоровья во всем мире.

Ключевые слова: витамин D, иммунная система, рак, боль, психическое здоровье, аутизм, беременность, экономические последствия минерализации костей. В некоторых утверждениях говорится, что витамин D снижает заболеваемость раком, предотвращает вирусные заболевания, лечит скелетно-мышечную боль и стабилизирует расстройства настроения, такие как депрессия. В научном сообществе также возрос интерес к изучению витамина D как на фундаментальном научном, так и на клиническом уровнях, чтобы удовлетворить эти и другие претензии.В Pub Med [1] доступно более 60 000 цитат, связанных только с витамином D. В результате было получено огромное количество информации, которая дополняет наше понимание того, как этот гормон влияет практически на каждую клетку тела.

В этой статье будет рассмотрена основная биохимия витамина D, чтобы представить современное понимание его действия на различные системы организма. Кроме того, будет представлена ​​литература по фундаментальным наукам и клиническим исследованиям витамина D в связи с текущими болезненными состояниями.Наконец, будет обсуждаться потенциальное экономическое влияние на здравоохранение, если уровни витамина D будут оптимизированы для всех людей, начиная с рождения.

2. Обсуждение

2.1. Витамин D Биохимия

Вопреки своему названию, витамин D является не витамином, а скорее стероидным гормоном. Витамины являются антиоксидантами или кофакторами ферментативных реакций, которые в основном поступают с пищей. Стероидные гормоны, с другой стороны, регулируют экспрессию генов, включая и выключая выработку белка по мере необходимости.Витамин D вырабатывается путем активации фракций растительных и животных стеролов, фитостерола и холестерина, соответственно, солнечным светом. Растительные стеролы, активированные УФ-излучением, производят витамин D-2. У животных и человека 7-дегидрохолестерин, предшественник витамина D, обнаруженный главным образом в эпидермальном слое кожи, активируется солнечным светом с образованием витамина D-3 и связывается с белком, связывающим витамин D (VBP). Он транспортируется в печень, где быстро гидроксилируется витамином D-25-гидроксилазой с образованием 25-гидроксивитамина D [25(OH)D], основной циркулирующей формы витамина D.Это считается прогормоном без врожденной гормональной активности в этом состоянии [2]. Путем дальнейшего гидроксилирования ферментом 25-гидроксивитамин D-1-α-гидроксилазой 25(OH)D превращается в биологически активную форму, 1,25-дигидроксивитамин D [1,25(OH)2D]. 1,25-дигидроксивитамин D прямо или косвенно регулирует более 200 различных генов, связываясь с ядерными рецепторами гормонов витамина D (VDR), которые управляют широким спектром биологических процессов. Большая часть превращения 25(OH)D в 1,25(OH) 2 D происходит в почках и строго регулируется уровнями паратгормона (ПТГ), кальция и фосфора.В этом активированном состоянии витамин D обладает классическими эндокринными эффектами и регулирует метаболизм кальция в сыворотке и кости [3]. Превращение в 1,25(OH) 2 D также происходит в различных тканях, таких как мозг, грудь и кожа, а также в моноцитах и ​​макрофагах. Это локальное производство 1,25(OH) 2 D регулирует пролиферацию, дифференцировку и апоптоз клеток, а также усиливает иммунную функцию в этих местах [4]. Благодаря этому механизму витамин D воздействует на клетки непосредственно за счет своих аутокринных и паракринных функций и находится под автономным контролем [5].VDR обнаруживаются повсеместно в ядрах всех тканей и клеток иммунной системы и могут реагировать на активированный 1,25(OH) 2 D для экспрессии генов практически в любом месте тела. Наличие этих различных эндокринных и паракринных функций может объяснить, почему витамин D оказывает широкое влияние на различные болезненные процессы.

Кожа — основной источник производства витамина D.

Адекватный уровень 25(OH)D имеет решающее значение для оптимального производства активированного 1,25(OH) 2 D.Пища обеспечивает ограниченный источник витамина D (лосось, сардины, тунец, рыбий жир для витамина D3 и яичные желтки или грибы шиитаке для витамина D2), поэтому только диета обеспечивает только от 100 до 200 МЕ витамина D в день. Воздействие солнечного света, напротив, дает от 10 000 до 20 000 МЕ, когда 30% площади поверхности тела подвергается воздействию солнечного света от 15 до 30 минут в день [6]. Солнечный свет производит лучи UVA, UVB и UVC, каждый из которых по-разному проникает в кожу и оказывает биологическое действие. Только очень узкая полоса УФ-В лучей (290–320 нм) активирует 7-дегидрохолестерин в эпидермисе.Лучи UVB, которые достигают поверхности земли, напрямую зависят от зенитного угла солнца. Очень мало УФВ достигает поверхности земли ранним утром или во второй половине дня из-за наклонного характера солнечных лучей. Лучи UVB, которые наиболее эффективны для выработки витамина D, доступны, когда солнце наиболее перпендикулярно к поверхности земли — между 10:00 и 15:00. Зенитный угол также зависит от времени года и широты. В северном и южном полушариях, за пределами 33° широты, зенитный угол минимален в зимние месяцы, при этом выработка витамина D практически невозможна [7].

Помимо времени года, времени суток и географической широты воздействие УФ-В ограничено другими факторами. Солнцезащитные кремы снижают выработку витамина D на 95% (SPF 8) до 99% (SPF 15). Институционализированные лица в тюрьмах, школах, домах престарелых или больницах получают очень мало прямых солнечных лучей. Людям с темной кожей требуется в 10–15 раз больше времени пребывания на солнце для выработки эквивалентного количества витамина D, чем людям со светлой кожей. Меланин поглощает УФ-излучение и конкурирует за фотоны УФВ, которые необходимы для производства витамина D.[8] Загрязнение воздуха и одежда, закрывающая все тело, как это требуется в некоторых культурах, также снижают воздействие УФ-В. Кроме того, ожирение влияет на количество циркулирующего витамина D, который вырабатывается в коже, поскольку подкожный жир изолирует синтезированный витамин D в своих клетках, делая его недоступным для преобразования в 1,25(OH) 2 D [2].

Определенные лекарства и заболевания также могут влиять на количество циркулирующего витамина D. Лекарства, метаболизм которых зависит от системы цитохрома Р-450, такие как фенобарбитал, вальпроевая кислота и кетоконазол, конкурируют с витамином D за этот путь.Исследования лекарственно-витаминных препаратов показали снижение уровня витамина D при использовании этих препаратов. Нарушения мальабсорбции, такие как муковисцидоз или болезнь Крона, заболевания печени и почек, также влияют на уровень и утилизацию витамина D [4].

2.2. Измерение уровня витамина D

Решение о том, какой уровень витамина D следует измерять, зависит от того, что необходимо оценить клинически. 25(OH)D, хотя и метаболически неактивен, является основной циркулирующей формой витамина D. Как правило, это лучший показатель общего статуса витамина D, который используется для корреляции запасов витамина D с клинической картиной заболевания.Период полувыведения из кровотока составляет от 2 до 3 недель (1). 1,25(OH) 2 D, метаболически активная форма, тесно регулируется 25(OH)D, ПТГ, кальцием и фосфором и измеряется для оценки нарушений обмена кальция, связанных с выработкой почками 1,25( OH) 2 D. Период полувыведения из кровотока составляет от 4 до 6 часов.

Таблица 1

Принятые в настоящее время определения различных уровней витамина D включают: [9].

9
> 150 NG / ML Токсичность
100 NG / ML максимальный верхний предел
40-70 NG / ML Идеальный диапазон
> 30 NG / ML Достаточно
21-29 NG / мл Недостаточно
<20 нг / мл Дефицит

Низкий 25 (OH) D Уровни приводят к снижению кишечного поглощения кальция, вызывающего транзиторное снижение ионизированного кальция.Это сигнализирует об увеличении ПТГ для мобилизации кальция из костей, увеличения канальцевой реабсорбции кальция из почек и увеличения продукции 1,25(OH) 2 D почками. Это повышенное производство 1,25(OH)D 2 D может происходить не всегда, поэтому низкий уровень 25(OH)D может быть связан с нормальным или повышенным уровнем 1,25(OH) 2 D [4] .

Интоксикация витамином D определяется как уровень 25(OH)D >150 нг/мл, связанный с гиперкальциемией, гиперкальциурией и гиперфосфатемией.Солнечный свет разрушает избыток витамина D, который вырабатывается в организме, поэтому невозможно получить интоксикацию витамином D только от воздействия солнца. Исследования на людях, работающих на открытом воздухе в летние месяцы, показали, что уровень естественно вырабатываемого витамина D составляет в среднем около 50 нг/мл. Спасатели на пляже сообщили об уровнях от 100 до 125 нг/мл без признаков токсичности [10]. Токсичность потенциально может возникнуть при приеме добавок с витамином D более 10 000 МЕ в день в течение длительного периода времени.

Интоксикация витамином D действительно имела место у детей, которые получали ошибочно изготовленную пищевую добавку рыбьего жира с добавлением витамина D.У этих детей были симптомы гиперкальциемии — слабость, запор, потеря аппетита, тошнота, рвота — и уровень кальция в сыворотке крови составлял от 13,4 до 18,8 мг/дл. У них также были измерены уровни 25(OH)D от 340 до 962 нг/мл. Когда было обнаружено потребление добавки и протестирован продукт, содержание витамина D было в 4000 раз больше заявленного. Расчетное потребление витамина D для этих детей составляло от 266 000 до 800 000 МЕ в день. При отмене диетической добавки и при лечении уровень кальция нормализовался в течение 3 дней, а уровень 25(OH)D нормализовался в течение 2–3 месяцев [11].

С другой стороны, недостаточные и недостаточные уровни, <30 нг/мл и <20 нг/мл соответственно, обычно встречаются среди населения в целом. Недавнее национальное обследование здоровья и питания (NHANES) показало, что 10,3% детей в США в возрасте 6–18 лет (население оценивается в 5,5 миллиона) имеют уровни 25(OH)D <16 нг/мл. Как правило, уровень витамина D был самым низким у афроамериканских детей (в среднем 20 нг/мл) и у латиноамериканцев (24 нг/мл). У большинства этих детей на стандартных рентгенограммах были обнаружены некоторые признаки деминерализации костей [12,13].Неясно, было ли это связано конкретно с пигментом кожи, диетой, образом жизни или их комбинацией.

Только от 10 до 15 % пищевого кальция и 60 % пищевого фосфора всасывается из желудочно-кишечного тракта при низком уровне витамина D. Когда уровень 25(OH)D падает ниже 40 нг/мл, ПТГ активируется из-за снижения всасывания кальция из кишечника. ПТГ активирует остеобласты, которые стимулируют образование остеокластов, растворяющих кальциево-фосфорный коллагеновый матрикс в кости.Если не исправить, это может привести к остеопении и рахиту. Заболеваемость рахитом в промышленно развитых странах увеличилась за последние два десятилетия, что документально подтверждено в США, Канаде и Австралии [14, 15, 16]. Рахит наиболее распространен среди темнокожих рас (беженцев-иммигрантов), у тех, кто живет в более высоких широтах, а также у детей, находящихся на грудном вскармливании или искусственном вскармливании, которые не получают достаточного количества витамина D.

Эксперты по витамину D выступают за достижение целевых уровней 25(OH)D от 40 до 70 нг/мл для достижения оптимальной функции скелета без токсичности [3,9].Поддержание уровня 25(OH)D выше 40 нг/мл поддерживает подавление ПТГ и обеспечивает наиболее благоприятное всасывание кальция из кишечника. Помимо пользы для скелета, исследования в настоящее время показывают корреляцию улучшения результатов для здоровья с более высоким уровнем витамина D. Защита уровней витамина D для достижения оптимальных уровней, отмеченных выше, была противоречивой, и после выпуска IOM 2010 года были противоречивые рекомендации. отчет о добавках витамина D. В этом отчете указано, что рекомендуемая суточная доза (RDA) в 600 МЕ является верхним пределом, который следует давать любому ребенку или взрослому, независимо от измеренных уровней в крови [17].Однако на основании объединенных опубликованных исследований, в первую очередь у взрослых, предотвращение заболеваемости за счет более высоких уровней 25(OH)D было значительным. Это может иметь важные последствия в профилактической медицинской помощи детям [18].

Профилактика заболеваемости по уровням 25(OH)D в сыворотке. [18] (Используется с разрешения).

2.3. Внескелетные эффекты витамина D

Известно, что витамин D оказывает прямое воздействие на врожденный иммунитет. Рецепторы витамина D (VDR) присутствуют в лимфоцитах, моноцитах и ​​макрофагах.Например, при туберкулезных инфекциях иммунные клетки активируют собственную экспрессию VDR и 1-α-гидроксилазы, увеличивая местную продукцию 1,25(OH) 2 D. Это активирует транскрипцию антимикробных пептидов, кателицидинов и дефензинов. [6]. Когда уровень 25(OH)D в сыворотке падает ниже 20 нг/мл, моноциты и макрофаги не могут инициировать врожденный иммунный ответ [19]. Эта активация антимикробных пептидов также происходит в коже и эпителиальных клетках по всему телу. Локальное повреждение или поражение слизисто-кожного барьера вирусами или бактериями активирует 1-α-гидроксилазу в тканях, тем самым увеличивая местную выработку 1,25(OH) 2 D.Это увеличивает экспрессию тканевых кателицидинов и дефензинов, тем самым вызывая противомикробные эффекты в месте повреждения. Тот факт, что заболеваемость заболеваниями верхних дыхательных путей и гриппом выше после зимнего солнцестояния, в более высоких широтах, у детей с рахитом и у детей, находящихся в лечебных учреждениях, подтверждает теорию о том, что недостаток витамина D повышает восприимчивость к болезням. В исследовании витамина D и остеопороза у взрослых участники с низким уровнем витамина D на 40% чаще сообщали о недавнем ОРЗ по сравнению с теми, у кого уровень 25(OH)D был > 30 нг/мл [20].

Были проведены проспективные испытания по изучению влияния витамина D на заболеваемость микробными заболеваниями у детей. Одно исследование обнаружило обратную связь между уровнем 25(OH)D в пуповинной крови и риском развития инфекций у младенцев. Новорожденные с уровнем 25(OH)D <10 нг/мл были более склонны к развитию инфекций верхних дыхательных путей или среднего отита к 3-месячному возрасту и хрипов к 15-месячному возрасту по сравнению с теми, у кого был более высокий уровень [21]. Дефицит витамина D в пуповинной крови у здоровых новорожденных также был связан с повышенным риском развития респираторно-синцитиального вируса (РСВ) в младенчестве.Новорожденные с концентрацией 25(OH)D <20 нг/мл имели шестикратно повышенный риск развития инфекции нижних дыхательных путей РСВ в первый год жизни по сравнению с новорожденными с концентрацией 25(OH)D ≥30 нг/мл. [22]. Рандомизированное контролируемое исследование сравнило применение 1200 МЕ витамина D с плацебо у 334 японских детей в период с декабря по март в отношении заболеваемости гриппом А. Результаты показали, что в исследуемой группе вероятность заболеть гриппом А была на 58 % ниже, чем в контрольной группе. группа плацебо.Кроме того, из детей, у которых также была астма, только 2 в исследуемой группе против 12 в группе плацебо заразились гриппом А [23].

Витамин D также играет роль в адаптивном иммунитете благодаря ядерному VDR и ферментам, активирующим витамин D, присутствующим как в Т-, так и в В-клетках. В присутствии витамина D Т-клетки ингибируют секрецию провоспалительных цитокинов Th-1 (IL-2, интерферон γ, TNF-α) и способствуют выработке более противовоспалительных цитокинов Th-2 (IL-3). , 4, 5, 10).Витамин D также контролирует активацию и пролиферацию В-клеток, тем самым снижая выработку аутореактивных антител [24]. Это важно, поскольку эпидемиологические исследования показали связь между дефицитом витамина D и увеличением частоты аутоиммунных заболеваний. Многие из этих заболеваний, такие как рассеянный склероз (РС), ревматоидный артрит (РА), болезнь Крона и сахарный диабет (СД) 1-го типа, более распространены среди населения, проживающего в более высоких широтах. Женщины, проживающие на 35° с.ш., в течение первых 10 лет жизни имели почти 100% повышенный риск развития РС [25].У женщин на той же широте, которые ежедневно принимали> 400 МЕ витамина D, риск развития рассеянного склероза был снижен на 42% [26]. Десять тысяч триста шестьдесят шесть детей в Финляндии получали 2000 МЕ витамина D ежедневно в течение первого года жизни, а затем в течение следующих 31 года. У этих детей риск развития СД 1 типа был снижен на 78% по сравнению с теми, кто не получал эту добавку [27].

Предполагается, что как РС, так и СД 1 типа могут быть вызваны вирусными инфекциями в раннем возрасте.Эти инфекции вызывают разрушение миелина (при РС) и островковых клеток (при СД) под действием избытка провоспалительных цитокинов и аутоантител, обнаруживаемых при состояниях с низким содержанием витамина D. Увеличение потребления витамина D во время беременности снижает выработку аутоантител к островковым клеткам у потомства, что подтверждает некоторые аспекты этой теории [28].

Польза достаточного количества витамина D также была продемонстрирована у детей с астмой, экземой и аллергией. У одной тысячи девяноста четырех пар мать-ребенок оценивали уровень витамина D и частоту хрипов у детей.У матерей с самым высоким потреблением витамина D вероятность рождения ребенка с рецидивирующими хрипами была на 61% ниже, а на каждые 100 МЕ увеличения потребления риск снижался на 19% [29].

В РКИ сравнивали монотерапию будесонидом с будесонидом в сочетании с ежедневным приемом витамина D в дозе 500 МЕ у детей с впервые выявленной астмой. Через шесть месяцев в обеих группах наблюдалось значительное улучшение функции легких по данным ОФВ-1 и Опросника оценки терапии астмы (ATAQ). Однако в группе витамина D было значительно меньше обострений астмы по сравнению с группой, принимавшей только будесонид.Отмечено, что каждому обострению предшествовала острая респираторная инфекция, поэтому было высказано предположение, что прием витамина D снижает частоту острых ОРЗ, провоцирующих обострения астмы [30].

У детей с экземой, принимавших витамин D по 4000 МЕ ежедневно в течение 21 дня, наблюдалось значительное повышение уровня кателицидина и снижение колонизации кожными патогенами [31]. Низкий уровень витамина D коррелирует с чувствительностью к 11 из 17 аллергенов, протестированных с помощью IgE RAST, на пищевые и экологические триггеры.Дети с уровнем 25(OH)D <15 нг/мл чаще страдали аллергией на арахис, амброзию и дуб [32].

2.4. Витамин D и рак

Практически все ткани экспрессируют 1-α-гидроксилазу, которая обеспечивает местное производство 1,25(OH) 2 D. Это, в свою очередь, контролирует локальную экспрессию генов, регулирующих пролиферацию и дифференцировку клеток. Известно, что активированный витамин D блокирует клетки в фазе G-1, модулирует продукцию нескольких проонкогенов и способствует апоптозу при некоторых формах рака.Активированный витамин D также снижает ангиогенез, что снижает риск диссеминации [33].

В большинстве исследований, оценивающих связь уровней витамина D с раком, была обнаружена защитная связь между достаточным уровнем витамина D и более низким риском развития рака [34]. У людей, живущих в более высоких широтах, повышен риск развития лимфомы Ходжкина, рака поджелудочной железы, молочной железы, толстой кишки и яичников. По сравнению с пациентами с теми же заболеваниями, живущими в более низких широтах, люди в более высоких широтах имели больше шансов умереть, даже при контроле образа жизни.Эти статистические данные были связаны с уровнями 25(OH)D <20 нг/мл [35]. В другом эпидемиологическом исследовании у детей и молодых людей, подвергшихся наибольшему воздействию солнечного света, риск развития неходжкинской лимфомы был снижен на 40% [36].

В целом существует сильная обратная корреляция между солнечным УФ-излучением и заболеваемостью различными видами рака — мочевого пузыря, молочной железы, шейки матки, толстой кишки, эндометрия, пищевода, желудка, легких, яичников, поджелудочной железы, прямой кишки, почек, вульвы, болезни Ходжкина и других -Лимфома Ходжкина.Такой же эффект не был обнаружен при пероральном приеме витамина D [37].

Кампания по использованию солнцезащитных средств и избеганию солнца была инициирована для снижения заболеваемости раком кожи. Хотя это уменьшило некоторые формы немеланомного рака, фактическая частота меланомы увеличилась [38]. Рабочая теория, объясняющая это явление, предполагает, что солнцезащитные кремы в первую очередь блокируют лучи UVB, чтобы предотвратить солнечные ожоги, но не полностью блокируют лучи UVA или UVC, которые проникают в более глубокие слои кожи, вызывая повреждение ДНК.Благодаря снижению риска солнечных ожогов люди часто длительное время находятся на солнце, не осознавая, что происходит более глубокое повреждение.

2.5. Витамин D и боль

Витамин D увеличивает синтез мышечного белка, возможно, за счет активации вторичных мессенджеров и фосфорилирования [39]. В моделях на мышах гиперчувствительность скелетных мышц с увеличением количества аксионов ноцицепторов была зарегистрирована у мышей с дефицитом витамина D, но не у мышей с достаточным количеством витамина D [40]. Дефицит витамина D был связан с мышечной болью и слабостью проксимальных мышц с сообщениями о тяжести в ногах, быстрой утомляемостью и проблемами с подъемом по лестнице или подвижностью.Дефицит витамина D также часто документируется у пациентов с диагнозом фибромиалгия и неспецифическая мышечно-скелетная боль [41]. В педиатрии дефицит витамина D может проявляться атипичной мышечной болью и чаще встречается у лиц европеоидной расы, в прошлом кормившихся грудью, защищенных от солнца и страдающих ожирением [42].

В недавнем клиническом исследовании лиц с хронической болью у 71% участников наблюдался дефицит витамина D (<20 нг/мл), а у 21% — дефицит витамина D (20–30 нг/мл).Только у 8% этих субъектов были уровни > 30 нг/мл. Более низкие уровни витамина D были в значительной степени связаны с более высокими показателями болевой чувствительности [43]. В другом исследовании исчезновение боли происходило, когда субъекты с хронической болью адекватно принимали витамин D-3 для достижения уровня 25-гидроксивитамина D> 30 нг/мл [44].

Очень низкие уровни витамина D также были обнаружены при обследовании детей с мигренью [45]. Дефицит витамина D связан с более высокими уровнями провоспалительных и прокоагуляционных биомаркеров — некоторые из тех же биомаркеров, о которых известно, что они повышены у взрослых и детей с мигренью.Эти биомаркеры указывают на активацию эндотелия и сосудистую реактивность, вызванную воспалением и окислительным стрессом [46,47]. Витамин D благодаря своему иммуномодулирующему, нервостабилизирующему и антитромботическому действию может снижать частоту мигрени. До настоящего времени не проводилось рандомизированных плацебо-контролируемых исследований с участием взрослых или детей, использующих витамин D для профилактики или лечения мигрени, однако в нескольких отчетах о случаях предполагается, что витамин D может быть эффективным для уменьшения боли при мигрени у взрослых.Было продемонстрировано уменьшение головной боли при дополнительном приеме пациентами витамина D (1000–1500 МЕ) и кальция (1000–1500 мг). Хотя роль кальция в подавлении боли нельзя было исключить, витамин D, по-видимому, был более важен для облегчения головной боли. Уровни кальция в сыворотке нормализовались в течение первой недели терапии, но головная боль уменьшилась только после нормализации уровней 25(OH)D, которая произошла через 4–6 недель лечения [48].

2.6. Витамин D и психическое здоровье

Витамин D появляется как производное стероида с нейроактивными свойствами, которые оказывают прямое влияние на развитие мозга.VDR и 1-α-гидроксилаза широко распространены в головном мозге, что обеспечивает местную выработку активированного витамина D. 1,25(OH) 2 D регулирует фактор роста нервов и нейротропный фактор глиальной клеточной линии, который управляет клеточная архитектура головного мозга. Активированный витамин D также оказывает нейропротекторное действие посредством нейромодуляции, противовоспалительных, антиишемических и антиоксидантных свойств [6].

Наличие адекватных уровней витамина D внутриутробно и на ранних стадиях жизни обеспечивает нормальную транскрипционную активность рецепторов, жизненно важную для развития мозга и психического функционирования [49].Витамин D влияет на белки, непосредственно участвующие в обучении, памяти, моторном контроле и социальном поведении [50], и тесно связан с исполнительными функциями, такими как целенаправленное поведение, внимание и приспособляемость к изменениям [51].

Дефицит и недостаточность витамина D часто обнаруживаются у подростков с тяжелыми психическими заболеваниями. Дефицит витамина D был связан с повышенным риском развития шизофрении. В одном исследовании подростков, поступивших в психиатрическое учреждение неотложной помощи, у тех, у кого был дефицит витамина D, вероятность психотических симптомов была в 3,5 раза выше, чем у пациентов с достаточным количеством витамина D [52].В другом обзоре психиатрических пациентов те, у кого самый низкий уровень витамина D (<20 нг/мл), с большей вероятностью были мужчинами, выходцами с Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии или Африки, и у них были диагностированы аутизм и шизофрения. При добавлении от 1000 до 4000 МЕ витамина D у многих наблюдалось клиническое улучшение [53].

Дефицит витамина D также связан с депрессией и сезонным расстройством. Дефицит витамина D снижает экспрессию фермента катехол-О-метилтрансферазы (КОМТ), необходимого для метаболизма дофамина и серотонина.Это было связано с негативными эффектами ЦНС в исследованиях на животных [50]. В исследованиях на людях разрешение депрессии наступало, когда депрессивные подростки получали достаточное количество витамина D-3 для достижения уровня 25(OH)D >30 нг/мл [54].

С 1980-х годов наблюдается бесспорный рост заболеваемости аутизмом, который не объясняется изменениями диагностических критериев или изменений в отчетах. Заболеваемость аутизмом в 1980 году составляла примерно 1:200, а сейчас в США она составляет 1:68 [55].Исследования, проведенные в Азии, Европе и Северной Америке, выявили людей с аутизмом со средней распространенностью около 1%. Исследование, проведенное в Южной Корее, показало распространенность 2,6% [56]. Текущие исследования показывают, что в основе аутизма может лежать генетическая предрасположенность с биохимическими аномалиями. На это восприимчивое состояние влияют факторы окружающей среды, которые вызывают развитие аутизма через митохондриальную дисфункцию, нарушение регуляции иммунной системы, воспаление, окислительный стресс, проблемы с метилированием и токсичность [57].

Отсутствие достаточного количества витамина D теоретически может играть роль в развитии аутизма (). Что известно на данный момент:

Таблица 2

Общие черты аутизма и дефицита витамина D.

Аутизм Витамин D
Серотонин, который способствует социальному поведению и облегчает точную оценку эмоциональных социальных сигналов, снижен в мозге аутистов. Низкий уровень витамина D также часто встречается при аутизме. 1,25(OH) 2 D активирует транскрипцию триптофангидроксилазы-2, фермента, превращающего триптофан в серотонин в головном мозге [58].
При аутизме обнаруживают повышенные уровни воспалительных цитокинов: ИЛ-1β, ИЛ-6, ИЛ-8, и т. д. [59] ) повышены при дефиците витамина D [60].
Низкий уровень глутатиона, обнаруженный при аутизме — трудности с выделением тяжелых металлов [61]. Витамин D повышает уровень глутатиона в мозге, что указывает на роль этого гормона в путях детоксикации мозга [62].
Депакот был связан с аутизмом у детей матерей, принимавших его во время беременности [63]. Depakote снижает уровень витамина D [64].
Судороги часто встречаются у детей с аутизмом [65]. Нормализация уровня витамина 25(OH)D в сыворотке крови оказывает противосудорожное действие [66].
Аутизм чаще встречается у мужчин > женщин. Эстроген защищает развивающийся женский мозг от дефицита витамина D (окислительного стресса). Тестостерона нет [67].

Также известна сильная корреляция между широтой и заболеваемостью аутизмом, увеличение числа детей с аутизмом, рожденных в зимние месяцы, больше детей с аутизмом рождается у повторнородящих женщин, более высокая распространенность аутизма в географических районах с самой высокой облачностью покрытие и осадки, а также большая заболеваемость в городах по сравнению с сельского населения (возможно, от загрязнения воздуха, высотных зданий, проживания в закрытых помещениях) [68,69,70,71]. Теория витамина D не умаляет генетического или другого вклада окружающей среды; скорее, это может позволить генетической склонности к аутизму проявиться в состоянии дефицита витамина D.

2.7. Витамин D при беременности и влияние на плод и новорожденного

Дефицит и недостаточность витамина D встречаются у 27–91% всех беременных женщин в зависимости от страны проживания [7].Метаанализ исследований, оценивающих уровень витамина D во время беременности, показал обратную связь низкого уровня витамина D с риском преэклампсии, гестационного диабета, преждевременных родов и рождения детей с малым весом для гестационного возраста [72]. Низкий уровень витамина D у матери предрасполагает плод/новорожденный к низким запасам витамина D, а также приводит к рахиту, свистящему дыханию, инфекциям верхних дыхательных путей и проблемам с психическим здоровьем, как отмечалось ранее. Дефицит витамина D во время беременности также был связан с повышенным развитием IgE-специфических аллергенов и экземы у потомства [73,74].Австралийское исследование показало, что недостаточность витамина D у матери во время беременности связана с нарушением речи у их потомства [75]. Еще одно исследование показало, что недостаток витамина D во время беременности вызывает кальцификацию зубов у новорожденных. Женщины с самым низким уровнем 25(OH)D имели детей с большей частотой гипоплазии зубной эмали и раннего детского кариеса к возрасту 1 года [76].

Исключительно грудное вскармливание без адекватного пребывания на солнце или добавок витамина D способствует сохранению дефицита витамина D у новорожденных, поскольку грудное молоко без добавок содержит только от 20 до 80 МЕ/л витамина D.(Для сравнения, детская смесь должна быть обогащена от 40 до 100 МЕ витамина D на 100 ккал, чтобы дать приблизительно от 270 до 677 МЕ/л.) Исследования показали, что кормящим женщинам часто требуется уровень 25 (OH)D от 40 до 50. нг/мл для обеспечения достаточного количества витамина D в грудном молоке для грудных детей [77]. Ежедневные дозы холекальциферола (витамина D-3) от 4000 до 5000 МЕ ежедневно необходимы для достижения оптимального уровня 25(OH)D в сыворотке у кормящих женщин и не вызывают токсичности [78,79]. Эта доза намного выше, чем рекомендуемая суточная доза в 600 МЕ, предложенная IOM для взрослых и кормящих женщин, а также значительно выше, чем количество витамина D, содержащееся в стандартных пренатальных или поливитаминных препаратах, которые обычно обеспечивают от 400 до 600 МЕ на дозу.

2.8. Рекомендуемая добавка

Знание факторов риска, связанных с развитием дефицита витамина D, поможет клиницистам как оценить, так и вмешаться с добавками по мере необходимости.

  • • Дети, находящиеся исключительно на грудном вскармливании или потребляющие менее 1000 мл детской смеси в день
  • • Дети, живущие к северу или югу от 33° широты или в городской/загрязненной среде
  • • Дети с ожирением, с глубокой пигментацией или, по культурным причинам, прикрывать кожу одеждой
  • • Лица с нарушениями пищеварения или принимающие лекарства, препятствующие всасыванию витамина D
  • • Дети, помещенные в специализированные учреждения, госпитализированные или посещающие школы, ограничивающие игры на свежем воздухе

Можно выбрать измерение уровня 25(OH)D для документирования дефицита витамина D, но с широко распространенными данными о недостаточности и дефиците в большинстве культур относительно безопасно начинать прием добавок витамина D без этой информации.

Дополнение естественным солнечным светом от 15 до 30 минут в день с 10:00 до 15:00 оптимально для профилактики и лечения дефицита витамина D; однако это может быть доступно не всем тем, кто подвергается риску. Витамин D-3 (холекальциферол) или витамин D-2 (эргокальциферол) доступны для перорального приема, и оба они трансформируются в печени и почках в активный 1,25(OH) 2 D. Однако исследования показали, что что витамин D3 примерно на 87 процентов более эффективен в повышении и поддержании концентрации витамина D и обеспечивает в 2-3 раза больше запасов витамина D, чем витамин D2 [80].

Прием 400 МЕ витамина D3 в день в соответствии с рекомендациями Американской академии педиатрии (ААП) и IOM или до 800 МЕ в соответствии с рекомендациями Канадского педиатрического общества может обеспечить достаточное количество витамина D для предотвращения рахита, но более высокие дозы могут быть необходимым для достижения других преимуществ для здоровья [81]. На каждые 100 МЕ приема витамина D3 его уровень в сыворотке увеличивается на 1 нг/мл при приеме в течение 3–4 месяцев [82]. Для ребенка с дефицитом стандартная доза 400 МЕ не решит эту проблему.Исследование младенцев, находящихся на грудном вскармливании, показало, что только доза 1600 МЕ/день (а не 400, 800 или 1200 МЕ) может повысить уровень 25(OH)D до уровня >28 нг/мл через 3 месяца [83]. Эксперты в области исследований витамина D рекомендуют, чтобы здоровые дети получали примерно 1000 МЕ на 11 кг массы тела каждый день для достижения оптимального уровня 25(OH)D в течение всего года [84]. Наличие исходного уровня 25(OH)D может помочь определить первоначальную дозировку с последующим определением уровня через 2–3 месяца для контроля эффективности.

2.9. Потенциальное экономическое воздействие

Учитывая высокую распространенность недостаточности/дефицита витамина D, убедительные доказательства пользы и убедительные доказательства безопасности, добавка витамина D должна использоваться больше, чем когда-либо. Группы по интересам и исследователи выступают за просвещение по вопросам дефицита витамина D и за широкое распространение добавок витамина D для снижения бремени болезней. Несмотря на эти усилия, дефицит витамина D и его последствия сохраняются [85].

Грант и др. оценили экономическое бремя и преждевременную смерть, связанные с дефицитом витамина D в Северной Америке, и оценили, что изменится, если уровни 25(OH)D будут оптимизированы у всех людей. Они использовали данные исследований, которые продемонстрировали значительное влияние витамина D на заболеваемость или смертность. На основании этих исследований они подсчитали, что показатели заболеваемости всеми видами рака снизятся примерно на 25 %, показатели заболеваемости гриппом и пневмонией снизятся примерно на 30 %, септицемии снизятся на 25 %, рассеянного склероза на 40 % и негативных исходов беременности (включая астму, инфекции, заболевания костей, сердечная недостаточность и аутизм у потомства) будет снижена на 10% [86].Оценивая общую экономию средств только в Канаде, они подсчитали, что уровень смертности снизится на 16%, а общее экономическое бремя уменьшится на 6,9% или примерно на 14,4 миллиарда долларов в год.

Оценочные ежегодные затраты на лечение различных заболеваний, на которые влияет витамин D в США, приведены ниже ().

Таблица 3

Расчетные ежегодные затраты на распространенные расстройства, которые потенциально могут быть снижены за счет адекватного уровня витамина D.

Непрямые4 млрд. 6 6 гг. гг. 6 6
Болезнь Прямые (в долларах США) Косвенные (в долларах США) Общие годовые расходы (США)
16,3 млрд. 16,3 млрд. 26,7 млрд.
Asthma 50,1 млрд. 5,9 млрд. 56 млрд.
Верхние дыхательные инфекции 17 млрд. 23,5 млрд 40 миллиардов [89]
__ __ __ 126 млрд.
Рак 86,6 млрд. 130 млрд. 216.6 миллиардов [91]

Если использовать те же данные из исследования Гранта, экономия жизней и денег может быть еще больше в Соединенных Штатах, население которых почти в 10 раз превышает население Канады. При нынешнем населении около 320 миллионов человек, добавление каждому человеку в США 3000 МЕ витамина D3 в день для достижения оптимального уровня 25(OH)D обойдется примерно в 3 миллиарда долларов в год (исходя из текущих розничных затрат, найденных в Интернете примерно на 10 долларов в год). Это относительно недорогое вмешательство может потенциально сэкономить 84 миллиарда долларов общих расходов на здравоохранение только для лечения этих заболеваний.

Витамин D для здоровья детей

Abstract

С годами знания о влиянии витамина D на здоровье детей значительно расширились, превзойдя его важность для гомеостаза кальция и роста костей. Растет признание роли витамина D в здоровье, воздействующей на врожденную иммунную систему для предотвращения инфекций и адаптивную иммунную систему для модуляции аутоиммунитета. Другие исследования начинают выявлять нейрогормональное влияние витамина D на развитие мозга и поведение со связью с психическими расстройствами.Многие из этих эффектов проявляются задолго до рождения ребенка, поэтому важно, чтобы каждую беременную женщину обследовали на предмет дефицита витамина D и принимали добавки для достижения наилучших возможных результатов для здоровья ребенка. Рекомендуется, чтобы уровень 25(OH)D 40–70 нг/мл для каждого человека обеспечивал оптимальную пользу для здоровья и снижал затраты на здравоохранение. Текущие рекомендуемые дозы витамина D недостаточны для достижения идеального уровня в сыворотке крови. Программа добавок витамина D для предотвращения болезней, как и нынешняя программа вакцинации, потенциально может оказать существенное влияние на общее состояние здоровья во всем мире.

Ключевые слова: витамин D, иммунная система, рак, боль, психическое здоровье, аутизм, беременность, экономические последствия минерализации костей. В некоторых утверждениях говорится, что витамин D снижает заболеваемость раком, предотвращает вирусные заболевания, лечит скелетно-мышечную боль и стабилизирует расстройства настроения, такие как депрессия. В научном сообществе также возрос интерес к изучению витамина D как на фундаментальном научном, так и на клиническом уровнях, чтобы удовлетворить эти и другие претензии.В Pub Med [1] доступно более 60 000 цитат, связанных только с витамином D. В результате было получено огромное количество информации, которая дополняет наше понимание того, как этот гормон влияет практически на каждую клетку тела.

В этой статье будет рассмотрена основная биохимия витамина D, чтобы представить современное понимание его действия на различные системы организма. Кроме того, будет представлена ​​литература по фундаментальным наукам и клиническим исследованиям витамина D в связи с текущими болезненными состояниями.Наконец, будет обсуждаться потенциальное экономическое влияние на здравоохранение, если уровни витамина D будут оптимизированы для всех людей, начиная с рождения.

2. Обсуждение

2.1. Витамин D Биохимия

Вопреки своему названию, витамин D является не витамином, а скорее стероидным гормоном. Витамины являются антиоксидантами или кофакторами ферментативных реакций, которые в основном поступают с пищей. Стероидные гормоны, с другой стороны, регулируют экспрессию генов, включая и выключая выработку белка по мере необходимости.Витамин D вырабатывается путем активации фракций растительных и животных стеролов, фитостерола и холестерина, соответственно, солнечным светом. Растительные стеролы, активированные УФ-излучением, производят витамин D-2. У животных и человека 7-дегидрохолестерин, предшественник витамина D, обнаруженный главным образом в эпидермальном слое кожи, активируется солнечным светом с образованием витамина D-3 и связывается с белком, связывающим витамин D (VBP). Он транспортируется в печень, где быстро гидроксилируется витамином D-25-гидроксилазой с образованием 25-гидроксивитамина D [25(OH)D], основной циркулирующей формы витамина D.Это считается прогормоном без врожденной гормональной активности в этом состоянии [2]. Путем дальнейшего гидроксилирования ферментом 25-гидроксивитамин D-1-α-гидроксилазой 25(OH)D превращается в биологически активную форму, 1,25-дигидроксивитамин D [1,25(OH)2D]. 1,25-дигидроксивитамин D прямо или косвенно регулирует более 200 различных генов, связываясь с ядерными рецепторами гормонов витамина D (VDR), которые управляют широким спектром биологических процессов. Большая часть превращения 25(OH)D в 1,25(OH) 2 D происходит в почках и строго регулируется уровнями паратгормона (ПТГ), кальция и фосфора.В этом активированном состоянии витамин D обладает классическими эндокринными эффектами и регулирует метаболизм кальция в сыворотке и кости [3]. Превращение в 1,25(OH) 2 D также происходит в различных тканях, таких как мозг, грудь и кожа, а также в моноцитах и ​​макрофагах. Это локальное производство 1,25(OH) 2 D регулирует пролиферацию, дифференцировку и апоптоз клеток, а также усиливает иммунную функцию в этих местах [4]. Благодаря этому механизму витамин D воздействует на клетки непосредственно за счет своих аутокринных и паракринных функций и находится под автономным контролем [5].VDR обнаруживаются повсеместно в ядрах всех тканей и клеток иммунной системы и могут реагировать на активированный 1,25(OH) 2 D для экспрессии генов практически в любом месте тела. Наличие этих различных эндокринных и паракринных функций может объяснить, почему витамин D оказывает широкое влияние на различные болезненные процессы.

Кожа — основной источник производства витамина D.

Адекватный уровень 25(OH)D имеет решающее значение для оптимального производства активированного 1,25(OH) 2 D.Пища обеспечивает ограниченный источник витамина D (лосось, сардины, тунец, рыбий жир для витамина D3 и яичные желтки или грибы шиитаке для витамина D2), поэтому только диета обеспечивает только от 100 до 200 МЕ витамина D в день. Воздействие солнечного света, напротив, дает от 10 000 до 20 000 МЕ, когда 30% площади поверхности тела подвергается воздействию солнечного света от 15 до 30 минут в день [6]. Солнечный свет производит лучи UVA, UVB и UVC, каждый из которых по-разному проникает в кожу и оказывает биологическое действие. Только очень узкая полоса УФ-В лучей (290–320 нм) активирует 7-дегидрохолестерин в эпидермисе.Лучи UVB, которые достигают поверхности земли, напрямую зависят от зенитного угла солнца. Очень мало УФВ достигает поверхности земли ранним утром или во второй половине дня из-за наклонного характера солнечных лучей. Лучи UVB, которые наиболее эффективны для выработки витамина D, доступны, когда солнце наиболее перпендикулярно к поверхности земли — между 10:00 и 15:00. Зенитный угол также зависит от времени года и широты. В северном и южном полушариях, за пределами 33° широты, зенитный угол минимален в зимние месяцы, при этом выработка витамина D практически невозможна [7].

Помимо времени года, времени суток и географической широты воздействие УФ-В ограничено другими факторами. Солнцезащитные кремы снижают выработку витамина D на 95% (SPF 8) до 99% (SPF 15). Институционализированные лица в тюрьмах, школах, домах престарелых или больницах получают очень мало прямых солнечных лучей. Людям с темной кожей требуется в 10–15 раз больше времени пребывания на солнце для выработки эквивалентного количества витамина D, чем людям со светлой кожей. Меланин поглощает УФ-излучение и конкурирует за фотоны УФВ, которые необходимы для производства витамина D.[8] Загрязнение воздуха и одежда, закрывающая все тело, как это требуется в некоторых культурах, также снижают воздействие УФ-В. Кроме того, ожирение влияет на количество циркулирующего витамина D, который вырабатывается в коже, поскольку подкожный жир изолирует синтезированный витамин D в своих клетках, делая его недоступным для преобразования в 1,25(OH) 2 D [2].

Определенные лекарства и заболевания также могут влиять на количество циркулирующего витамина D. Лекарства, метаболизм которых зависит от системы цитохрома Р-450, такие как фенобарбитал, вальпроевая кислота и кетоконазол, конкурируют с витамином D за этот путь.Исследования лекарственно-витаминных препаратов показали снижение уровня витамина D при использовании этих препаратов. Нарушения мальабсорбции, такие как муковисцидоз или болезнь Крона, заболевания печени и почек, также влияют на уровень и утилизацию витамина D [4].

2.2. Измерение уровня витамина D

Решение о том, какой уровень витамина D следует измерять, зависит от того, что необходимо оценить клинически. 25(OH)D, хотя и метаболически неактивен, является основной циркулирующей формой витамина D. Как правило, это лучший показатель общего статуса витамина D, который используется для корреляции запасов витамина D с клинической картиной заболевания.Период полувыведения из кровотока составляет от 2 до 3 недель (1). 1,25(OH) 2 D, метаболически активная форма, тесно регулируется 25(OH)D, ПТГ, кальцием и фосфором и измеряется для оценки нарушений обмена кальция, связанных с выработкой почками 1,25( OH) 2 D. Период полувыведения из кровотока составляет от 4 до 6 часов.

Таблица 1

Принятые в настоящее время определения различных уровней витамина D включают: [9].

9
> 150 NG / ML Токсичность
100 NG / ML максимальный верхний предел
40-70 NG / ML Идеальный диапазон
> 30 NG / ML Достаточно
21-29 NG / мл Недостаточно
<20 нг / мл Дефицит

Низкий 25 (OH) D Уровни приводят к снижению кишечного поглощения кальция, вызывающего транзиторное снижение ионизированного кальция.Это сигнализирует об увеличении ПТГ для мобилизации кальция из костей, увеличения канальцевой реабсорбции кальция из почек и увеличения продукции 1,25(OH) 2 D почками. Это повышенное производство 1,25(OH)D 2 D может происходить не всегда, поэтому низкий уровень 25(OH)D может быть связан с нормальным или повышенным уровнем 1,25(OH) 2 D [4] .

Интоксикация витамином D определяется как уровень 25(OH)D >150 нг/мл, связанный с гиперкальциемией, гиперкальциурией и гиперфосфатемией.Солнечный свет разрушает избыток витамина D, который вырабатывается в организме, поэтому невозможно получить интоксикацию витамином D только от воздействия солнца. Исследования на людях, работающих на открытом воздухе в летние месяцы, показали, что уровень естественно вырабатываемого витамина D составляет в среднем около 50 нг/мл. Спасатели на пляже сообщили об уровнях от 100 до 125 нг/мл без признаков токсичности [10]. Токсичность потенциально может возникнуть при приеме добавок с витамином D более 10 000 МЕ в день в течение длительного периода времени.

Интоксикация витамином D действительно имела место у детей, которые получали ошибочно изготовленную пищевую добавку рыбьего жира с добавлением витамина D.У этих детей были симптомы гиперкальциемии — слабость, запор, потеря аппетита, тошнота, рвота — и уровень кальция в сыворотке крови составлял от 13,4 до 18,8 мг/дл. У них также были измерены уровни 25(OH)D от 340 до 962 нг/мл. Когда было обнаружено потребление добавки и протестирован продукт, содержание витамина D было в 4000 раз больше заявленного. Расчетное потребление витамина D для этих детей составляло от 266 000 до 800 000 МЕ в день. При отмене диетической добавки и при лечении уровень кальция нормализовался в течение 3 дней, а уровень 25(OH)D нормализовался в течение 2–3 месяцев [11].

С другой стороны, недостаточные и недостаточные уровни, <30 нг/мл и <20 нг/мл соответственно, обычно встречаются среди населения в целом. Недавнее национальное обследование здоровья и питания (NHANES) показало, что 10,3% детей в США в возрасте 6–18 лет (население оценивается в 5,5 миллиона) имеют уровни 25(OH)D <16 нг/мл. Как правило, уровень витамина D был самым низким у афроамериканских детей (в среднем 20 нг/мл) и у латиноамериканцев (24 нг/мл). У большинства этих детей на стандартных рентгенограммах были обнаружены некоторые признаки деминерализации костей [12,13].Неясно, было ли это связано конкретно с пигментом кожи, диетой, образом жизни или их комбинацией.

Только от 10 до 15 % пищевого кальция и 60 % пищевого фосфора всасывается из желудочно-кишечного тракта при низком уровне витамина D. Когда уровень 25(OH)D падает ниже 40 нг/мл, ПТГ активируется из-за снижения всасывания кальция из кишечника. ПТГ активирует остеобласты, которые стимулируют образование остеокластов, растворяющих кальциево-фосфорный коллагеновый матрикс в кости.Если не исправить, это может привести к остеопении и рахиту. Заболеваемость рахитом в промышленно развитых странах увеличилась за последние два десятилетия, что документально подтверждено в США, Канаде и Австралии [14, 15, 16]. Рахит наиболее распространен среди темнокожих рас (беженцев-иммигрантов), у тех, кто живет в более высоких широтах, а также у детей, находящихся на грудном вскармливании или искусственном вскармливании, которые не получают достаточного количества витамина D.

Эксперты по витамину D выступают за достижение целевых уровней 25(OH)D от 40 до 70 нг/мл для достижения оптимальной функции скелета без токсичности [3,9].Поддержание уровня 25(OH)D выше 40 нг/мл поддерживает подавление ПТГ и обеспечивает наиболее благоприятное всасывание кальция из кишечника. Помимо пользы для скелета, исследования в настоящее время показывают корреляцию улучшения результатов для здоровья с более высоким уровнем витамина D. Защита уровней витамина D для достижения оптимальных уровней, отмеченных выше, была противоречивой, и после выпуска IOM 2010 года были противоречивые рекомендации. отчет о добавках витамина D. В этом отчете указано, что рекомендуемая суточная доза (RDA) в 600 МЕ является верхним пределом, который следует давать любому ребенку или взрослому, независимо от измеренных уровней в крови [17].Однако на основании объединенных опубликованных исследований, в первую очередь у взрослых, предотвращение заболеваемости за счет более высоких уровней 25(OH)D было значительным. Это может иметь важные последствия в профилактической медицинской помощи детям [18].

Профилактика заболеваемости по уровням 25(OH)D в сыворотке. [18] (Используется с разрешения).

2.3. Внескелетные эффекты витамина D

Известно, что витамин D оказывает прямое воздействие на врожденный иммунитет. Рецепторы витамина D (VDR) присутствуют в лимфоцитах, моноцитах и ​​макрофагах.Например, при туберкулезных инфекциях иммунные клетки активируют собственную экспрессию VDR и 1-α-гидроксилазы, увеличивая местную продукцию 1,25(OH) 2 D. Это активирует транскрипцию антимикробных пептидов, кателицидинов и дефензинов. [6]. Когда уровень 25(OH)D в сыворотке падает ниже 20 нг/мл, моноциты и макрофаги не могут инициировать врожденный иммунный ответ [19]. Эта активация антимикробных пептидов также происходит в коже и эпителиальных клетках по всему телу. Локальное повреждение или поражение слизисто-кожного барьера вирусами или бактериями активирует 1-α-гидроксилазу в тканях, тем самым увеличивая местную выработку 1,25(OH) 2 D.Это увеличивает экспрессию тканевых кателицидинов и дефензинов, тем самым вызывая противомикробные эффекты в месте повреждения. Тот факт, что заболеваемость заболеваниями верхних дыхательных путей и гриппом выше после зимнего солнцестояния, в более высоких широтах, у детей с рахитом и у детей, находящихся в лечебных учреждениях, подтверждает теорию о том, что недостаток витамина D повышает восприимчивость к болезням. В исследовании витамина D и остеопороза у взрослых участники с низким уровнем витамина D на 40% чаще сообщали о недавнем ОРЗ по сравнению с теми, у кого уровень 25(OH)D был > 30 нг/мл [20].

Были проведены проспективные испытания по изучению влияния витамина D на заболеваемость микробными заболеваниями у детей. Одно исследование обнаружило обратную связь между уровнем 25(OH)D в пуповинной крови и риском развития инфекций у младенцев. Новорожденные с уровнем 25(OH)D <10 нг/мл были более склонны к развитию инфекций верхних дыхательных путей или среднего отита к 3-месячному возрасту и хрипов к 15-месячному возрасту по сравнению с теми, у кого был более высокий уровень [21]. Дефицит витамина D в пуповинной крови у здоровых новорожденных также был связан с повышенным риском развития респираторно-синцитиального вируса (РСВ) в младенчестве.Новорожденные с концентрацией 25(OH)D <20 нг/мл имели шестикратно повышенный риск развития инфекции нижних дыхательных путей РСВ в первый год жизни по сравнению с новорожденными с концентрацией 25(OH)D ≥30 нг/мл. [22]. Рандомизированное контролируемое исследование сравнило применение 1200 МЕ витамина D с плацебо у 334 японских детей в период с декабря по март в отношении заболеваемости гриппом А. Результаты показали, что в исследуемой группе вероятность заболеть гриппом А была на 58 % ниже, чем в контрольной группе. группа плацебо.Кроме того, из детей, у которых также была астма, только 2 в исследуемой группе против 12 в группе плацебо заразились гриппом А [23].

Витамин D также играет роль в адаптивном иммунитете благодаря ядерному VDR и ферментам, активирующим витамин D, присутствующим как в Т-, так и в В-клетках. В присутствии витамина D Т-клетки ингибируют секрецию провоспалительных цитокинов Th-1 (IL-2, интерферон γ, TNF-α) и способствуют выработке более противовоспалительных цитокинов Th-2 (IL-3). , 4, 5, 10).Витамин D также контролирует активацию и пролиферацию В-клеток, тем самым снижая выработку аутореактивных антител [24]. Это важно, поскольку эпидемиологические исследования показали связь между дефицитом витамина D и увеличением частоты аутоиммунных заболеваний. Многие из этих заболеваний, такие как рассеянный склероз (РС), ревматоидный артрит (РА), болезнь Крона и сахарный диабет (СД) 1-го типа, более распространены среди населения, проживающего в более высоких широтах. Женщины, проживающие на 35° с.ш., в течение первых 10 лет жизни имели почти 100% повышенный риск развития РС [25].У женщин на той же широте, которые ежедневно принимали> 400 МЕ витамина D, риск развития рассеянного склероза был снижен на 42% [26]. Десять тысяч триста шестьдесят шесть детей в Финляндии получали 2000 МЕ витамина D ежедневно в течение первого года жизни, а затем в течение следующих 31 года. У этих детей риск развития СД 1 типа был снижен на 78% по сравнению с теми, кто не получал эту добавку [27].

Предполагается, что как РС, так и СД 1 типа могут быть вызваны вирусными инфекциями в раннем возрасте.Эти инфекции вызывают разрушение миелина (при РС) и островковых клеток (при СД) под действием избытка провоспалительных цитокинов и аутоантител, обнаруживаемых при состояниях с низким содержанием витамина D. Увеличение потребления витамина D во время беременности снижает выработку аутоантител к островковым клеткам у потомства, что подтверждает некоторые аспекты этой теории [28].

Польза достаточного количества витамина D также была продемонстрирована у детей с астмой, экземой и аллергией. У одной тысячи девяноста четырех пар мать-ребенок оценивали уровень витамина D и частоту хрипов у детей.У матерей с самым высоким потреблением витамина D вероятность рождения ребенка с рецидивирующими хрипами была на 61% ниже, а на каждые 100 МЕ увеличения потребления риск снижался на 19% [29].

В РКИ сравнивали монотерапию будесонидом с будесонидом в сочетании с ежедневным приемом витамина D в дозе 500 МЕ у детей с впервые выявленной астмой. Через шесть месяцев в обеих группах наблюдалось значительное улучшение функции легких по данным ОФВ-1 и Опросника оценки терапии астмы (ATAQ). Однако в группе витамина D было значительно меньше обострений астмы по сравнению с группой, принимавшей только будесонид.Отмечено, что каждому обострению предшествовала острая респираторная инфекция, поэтому было высказано предположение, что прием витамина D снижает частоту острых ОРЗ, провоцирующих обострения астмы [30].

У детей с экземой, принимавших витамин D по 4000 МЕ ежедневно в течение 21 дня, наблюдалось значительное повышение уровня кателицидина и снижение колонизации кожными патогенами [31]. Низкий уровень витамина D коррелирует с чувствительностью к 11 из 17 аллергенов, протестированных с помощью IgE RAST, на пищевые и экологические триггеры.Дети с уровнем 25(OH)D <15 нг/мл чаще страдали аллергией на арахис, амброзию и дуб [32].

2.4. Витамин D и рак

Практически все ткани экспрессируют 1-α-гидроксилазу, которая обеспечивает местное производство 1,25(OH) 2 D. Это, в свою очередь, контролирует локальную экспрессию генов, регулирующих пролиферацию и дифференцировку клеток. Известно, что активированный витамин D блокирует клетки в фазе G-1, модулирует продукцию нескольких проонкогенов и способствует апоптозу при некоторых формах рака.Активированный витамин D также снижает ангиогенез, что снижает риск диссеминации [33].

В большинстве исследований, оценивающих связь уровней витамина D с раком, была обнаружена защитная связь между достаточным уровнем витамина D и более низким риском развития рака [34]. У людей, живущих в более высоких широтах, повышен риск развития лимфомы Ходжкина, рака поджелудочной железы, молочной железы, толстой кишки и яичников. По сравнению с пациентами с теми же заболеваниями, живущими в более низких широтах, люди в более высоких широтах имели больше шансов умереть, даже при контроле образа жизни.Эти статистические данные были связаны с уровнями 25(OH)D <20 нг/мл [35]. В другом эпидемиологическом исследовании у детей и молодых людей, подвергшихся наибольшему воздействию солнечного света, риск развития неходжкинской лимфомы был снижен на 40% [36].

В целом существует сильная обратная корреляция между солнечным УФ-излучением и заболеваемостью различными видами рака — мочевого пузыря, молочной железы, шейки матки, толстой кишки, эндометрия, пищевода, желудка, легких, яичников, поджелудочной железы, прямой кишки, почек, вульвы, болезни Ходжкина и других -Лимфома Ходжкина.Такой же эффект не был обнаружен при пероральном приеме витамина D [37].

Кампания по использованию солнцезащитных средств и избеганию солнца была инициирована для снижения заболеваемости раком кожи. Хотя это уменьшило некоторые формы немеланомного рака, фактическая частота меланомы увеличилась [38]. Рабочая теория, объясняющая это явление, предполагает, что солнцезащитные кремы в первую очередь блокируют лучи UVB, чтобы предотвратить солнечные ожоги, но не полностью блокируют лучи UVA или UVC, которые проникают в более глубокие слои кожи, вызывая повреждение ДНК.Благодаря снижению риска солнечных ожогов люди часто длительное время находятся на солнце, не осознавая, что происходит более глубокое повреждение.

2.5. Витамин D и боль

Витамин D увеличивает синтез мышечного белка, возможно, за счет активации вторичных мессенджеров и фосфорилирования [39]. В моделях на мышах гиперчувствительность скелетных мышц с увеличением количества аксионов ноцицепторов была зарегистрирована у мышей с дефицитом витамина D, но не у мышей с достаточным количеством витамина D [40]. Дефицит витамина D был связан с мышечной болью и слабостью проксимальных мышц с сообщениями о тяжести в ногах, быстрой утомляемостью и проблемами с подъемом по лестнице или подвижностью.Дефицит витамина D также часто документируется у пациентов с диагнозом фибромиалгия и неспецифическая мышечно-скелетная боль [41]. В педиатрии дефицит витамина D может проявляться атипичной мышечной болью и чаще встречается у лиц европеоидной расы, в прошлом кормившихся грудью, защищенных от солнца и страдающих ожирением [42].

В недавнем клиническом исследовании лиц с хронической болью у 71% участников наблюдался дефицит витамина D (<20 нг/мл), а у 21% — дефицит витамина D (20–30 нг/мл).Только у 8% этих субъектов были уровни > 30 нг/мл. Более низкие уровни витамина D были в значительной степени связаны с более высокими показателями болевой чувствительности [43]. В другом исследовании исчезновение боли происходило, когда субъекты с хронической болью адекватно принимали витамин D-3 для достижения уровня 25-гидроксивитамина D> 30 нг/мл [44].

Очень низкие уровни витамина D также были обнаружены при обследовании детей с мигренью [45]. Дефицит витамина D связан с более высокими уровнями провоспалительных и прокоагуляционных биомаркеров — некоторые из тех же биомаркеров, о которых известно, что они повышены у взрослых и детей с мигренью.Эти биомаркеры указывают на активацию эндотелия и сосудистую реактивность, вызванную воспалением и окислительным стрессом [46,47]. Витамин D благодаря своему иммуномодулирующему, нервостабилизирующему и антитромботическому действию может снижать частоту мигрени. До настоящего времени не проводилось рандомизированных плацебо-контролируемых исследований с участием взрослых или детей, использующих витамин D для профилактики или лечения мигрени, однако в нескольких отчетах о случаях предполагается, что витамин D может быть эффективным для уменьшения боли при мигрени у взрослых.Было продемонстрировано уменьшение головной боли при дополнительном приеме пациентами витамина D (1000–1500 МЕ) и кальция (1000–1500 мг). Хотя роль кальция в подавлении боли нельзя было исключить, витамин D, по-видимому, был более важен для облегчения головной боли. Уровни кальция в сыворотке нормализовались в течение первой недели терапии, но головная боль уменьшилась только после нормализации уровней 25(OH)D, которая произошла через 4–6 недель лечения [48].

2.6. Витамин D и психическое здоровье

Витамин D появляется как производное стероида с нейроактивными свойствами, которые оказывают прямое влияние на развитие мозга.VDR и 1-α-гидроксилаза широко распространены в головном мозге, что обеспечивает местную выработку активированного витамина D. 1,25(OH) 2 D регулирует фактор роста нервов и нейротропный фактор глиальной клеточной линии, который управляет клеточная архитектура головного мозга. Активированный витамин D также оказывает нейропротекторное действие посредством нейромодуляции, противовоспалительных, антиишемических и антиоксидантных свойств [6].

Наличие адекватных уровней витамина D внутриутробно и на ранних стадиях жизни обеспечивает нормальную транскрипционную активность рецепторов, жизненно важную для развития мозга и психического функционирования [49].Витамин D влияет на белки, непосредственно участвующие в обучении, памяти, моторном контроле и социальном поведении [50], и тесно связан с исполнительными функциями, такими как целенаправленное поведение, внимание и приспособляемость к изменениям [51].

Дефицит и недостаточность витамина D часто обнаруживаются у подростков с тяжелыми психическими заболеваниями. Дефицит витамина D был связан с повышенным риском развития шизофрении. В одном исследовании подростков, поступивших в психиатрическое учреждение неотложной помощи, у тех, у кого был дефицит витамина D, вероятность психотических симптомов была в 3,5 раза выше, чем у пациентов с достаточным количеством витамина D [52].В другом обзоре психиатрических пациентов те, у кого самый низкий уровень витамина D (<20 нг/мл), с большей вероятностью были мужчинами, выходцами с Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии или Африки, и у них были диагностированы аутизм и шизофрения. При добавлении от 1000 до 4000 МЕ витамина D у многих наблюдалось клиническое улучшение [53].

Дефицит витамина D также связан с депрессией и сезонным расстройством. Дефицит витамина D снижает экспрессию фермента катехол-О-метилтрансферазы (КОМТ), необходимого для метаболизма дофамина и серотонина.Это было связано с негативными эффектами ЦНС в исследованиях на животных [50]. В исследованиях на людях разрешение депрессии наступало, когда депрессивные подростки получали достаточное количество витамина D-3 для достижения уровня 25(OH)D >30 нг/мл [54].

С 1980-х годов наблюдается бесспорный рост заболеваемости аутизмом, который не объясняется изменениями диагностических критериев или изменений в отчетах. Заболеваемость аутизмом в 1980 году составляла примерно 1:200, а сейчас в США она составляет 1:68 [55].Исследования, проведенные в Азии, Европе и Северной Америке, выявили людей с аутизмом со средней распространенностью около 1%. Исследование, проведенное в Южной Корее, показало распространенность 2,6% [56]. Текущие исследования показывают, что в основе аутизма может лежать генетическая предрасположенность с биохимическими аномалиями. На это восприимчивое состояние влияют факторы окружающей среды, которые вызывают развитие аутизма через митохондриальную дисфункцию, нарушение регуляции иммунной системы, воспаление, окислительный стресс, проблемы с метилированием и токсичность [57].

Отсутствие достаточного количества витамина D теоретически может играть роль в развитии аутизма (). Что известно на данный момент:

Таблица 2

Общие черты аутизма и дефицита витамина D.

Аутизм Витамин D
Серотонин, который способствует социальному поведению и облегчает точную оценку эмоциональных социальных сигналов, снижен в мозге аутистов. Низкий уровень витамина D также часто встречается при аутизме. 1,25(OH) 2 D активирует транскрипцию триптофангидроксилазы-2, фермента, превращающего триптофан в серотонин в головном мозге [58].
При аутизме обнаруживают повышенные уровни воспалительных цитокинов: ИЛ-1β, ИЛ-6, ИЛ-8, и т. д. [59] ) повышены при дефиците витамина D [60].
Низкий уровень глутатиона, обнаруженный при аутизме — трудности с выделением тяжелых металлов [61]. Витамин D повышает уровень глутатиона в мозге, что указывает на роль этого гормона в путях детоксикации мозга [62].
Депакот был связан с аутизмом у детей матерей, принимавших его во время беременности [63]. Depakote снижает уровень витамина D [64].
Судороги часто встречаются у детей с аутизмом [65]. Нормализация уровня витамина 25(OH)D в сыворотке крови оказывает противосудорожное действие [66].
Аутизм чаще встречается у мужчин > женщин. Эстроген защищает развивающийся женский мозг от дефицита витамина D (окислительного стресса). Тестостерона нет [67].

Также известна сильная корреляция между широтой и заболеваемостью аутизмом, увеличение числа детей с аутизмом, рожденных в зимние месяцы, больше детей с аутизмом рождается у повторнородящих женщин, более высокая распространенность аутизма в географических районах с самой высокой облачностью покрытие и осадки, а также большая заболеваемость в городах по сравнению с сельского населения (возможно, от загрязнения воздуха, высотных зданий, проживания в закрытых помещениях) [68,69,70,71]. Теория витамина D не умаляет генетического или другого вклада окружающей среды; скорее, это может позволить генетической склонности к аутизму проявиться в состоянии дефицита витамина D.

2.7. Витамин D при беременности и влияние на плод и новорожденного

Дефицит и недостаточность витамина D встречаются у 27–91% всех беременных женщин в зависимости от страны проживания [7].Метаанализ исследований, оценивающих уровень витамина D во время беременности, показал обратную связь низкого уровня витамина D с риском преэклампсии, гестационного диабета, преждевременных родов и рождения детей с малым весом для гестационного возраста [72]. Низкий уровень витамина D у матери предрасполагает плод/новорожденный к низким запасам витамина D, а также приводит к рахиту, свистящему дыханию, инфекциям верхних дыхательных путей и проблемам с психическим здоровьем, как отмечалось ранее. Дефицит витамина D во время беременности также был связан с повышенным развитием IgE-специфических аллергенов и экземы у потомства [73,74].Австралийское исследование показало, что недостаточность витамина D у матери во время беременности связана с нарушением речи у их потомства [75]. Еще одно исследование показало, что недостаток витамина D во время беременности вызывает кальцификацию зубов у новорожденных. Женщины с самым низким уровнем 25(OH)D имели детей с большей частотой гипоплазии зубной эмали и раннего детского кариеса к возрасту 1 года [76].

Исключительно грудное вскармливание без адекватного пребывания на солнце или добавок витамина D способствует сохранению дефицита витамина D у новорожденных, поскольку грудное молоко без добавок содержит только от 20 до 80 МЕ/л витамина D.(Для сравнения, детская смесь должна быть обогащена от 40 до 100 МЕ витамина D на 100 ккал, чтобы дать приблизительно от 270 до 677 МЕ/л.) Исследования показали, что кормящим женщинам часто требуется уровень 25 (OH)D от 40 до 50. нг/мл для обеспечения достаточного количества витамина D в грудном молоке для грудных детей [77]. Ежедневные дозы холекальциферола (витамина D-3) от 4000 до 5000 МЕ ежедневно необходимы для достижения оптимального уровня 25(OH)D в сыворотке у кормящих женщин и не вызывают токсичности [78,79]. Эта доза намного выше, чем рекомендуемая суточная доза в 600 МЕ, предложенная IOM для взрослых и кормящих женщин, а также значительно выше, чем количество витамина D, содержащееся в стандартных пренатальных или поливитаминных препаратах, которые обычно обеспечивают от 400 до 600 МЕ на дозу.

2.8. Рекомендуемая добавка

Знание факторов риска, связанных с развитием дефицита витамина D, поможет клиницистам как оценить, так и вмешаться с добавками по мере необходимости.

  • • Дети, находящиеся исключительно на грудном вскармливании или потребляющие менее 1000 мл детской смеси в день
  • • Дети, живущие к северу или югу от 33° широты или в городской/загрязненной среде
  • • Дети с ожирением, с глубокой пигментацией или, по культурным причинам, прикрывать кожу одеждой
  • • Лица с нарушениями пищеварения или принимающие лекарства, препятствующие всасыванию витамина D
  • • Дети, помещенные в специализированные учреждения, госпитализированные или посещающие школы, ограничивающие игры на свежем воздухе

Можно выбрать измерение уровня 25(OH)D для документирования дефицита витамина D, но с широко распространенными данными о недостаточности и дефиците в большинстве культур относительно безопасно начинать прием добавок витамина D без этой информации.

Дополнение естественным солнечным светом от 15 до 30 минут в день с 10:00 до 15:00 оптимально для профилактики и лечения дефицита витамина D; однако это может быть доступно не всем тем, кто подвергается риску. Витамин D-3 (холекальциферол) или витамин D-2 (эргокальциферол) доступны для перорального приема, и оба они трансформируются в печени и почках в активный 1,25(OH) 2 D. Однако исследования показали, что что витамин D3 примерно на 87 процентов более эффективен в повышении и поддержании концентрации витамина D и обеспечивает в 2-3 раза больше запасов витамина D, чем витамин D2 [80].

Прием 400 МЕ витамина D3 в день в соответствии с рекомендациями Американской академии педиатрии (ААП) и IOM или до 800 МЕ в соответствии с рекомендациями Канадского педиатрического общества может обеспечить достаточное количество витамина D для предотвращения рахита, но более высокие дозы могут быть необходимым для достижения других преимуществ для здоровья [81]. На каждые 100 МЕ приема витамина D3 его уровень в сыворотке увеличивается на 1 нг/мл при приеме в течение 3–4 месяцев [82]. Для ребенка с дефицитом стандартная доза 400 МЕ не решит эту проблему.Исследование младенцев, находящихся на грудном вскармливании, показало, что только доза 1600 МЕ/день (а не 400, 800 или 1200 МЕ) может повысить уровень 25(OH)D до уровня >28 нг/мл через 3 месяца [83]. Эксперты в области исследований витамина D рекомендуют, чтобы здоровые дети получали примерно 1000 МЕ на 11 кг массы тела каждый день для достижения оптимального уровня 25(OH)D в течение всего года [84]. Наличие исходного уровня 25(OH)D может помочь определить первоначальную дозировку с последующим определением уровня через 2–3 месяца для контроля эффективности.

2.9. Потенциальное экономическое воздействие

Учитывая высокую распространенность недостаточности/дефицита витамина D, убедительные доказательства пользы и убедительные доказательства безопасности, добавка витамина D должна использоваться больше, чем когда-либо. Группы по интересам и исследователи выступают за просвещение по вопросам дефицита витамина D и за широкое распространение добавок витамина D для снижения бремени болезней. Несмотря на эти усилия, дефицит витамина D и его последствия сохраняются [85].

Грант и др. оценили экономическое бремя и преждевременную смерть, связанные с дефицитом витамина D в Северной Америке, и оценили, что изменится, если уровни 25(OH)D будут оптимизированы у всех людей. Они использовали данные исследований, которые продемонстрировали значительное влияние витамина D на заболеваемость или смертность. На основании этих исследований они подсчитали, что показатели заболеваемости всеми видами рака снизятся примерно на 25 %, показатели заболеваемости гриппом и пневмонией снизятся примерно на 30 %, септицемии снизятся на 25 %, рассеянного склероза на 40 % и негативных исходов беременности (включая астму, инфекции, заболевания костей, сердечная недостаточность и аутизм у потомства) будет снижена на 10% [86].Оценивая общую экономию средств только в Канаде, они подсчитали, что уровень смертности снизится на 16%, а общее экономическое бремя уменьшится на 6,9% или примерно на 14,4 миллиарда долларов в год.

Оценочные ежегодные затраты на лечение различных заболеваний, на которые влияет витамин D в США, приведены ниже ().

Таблица 3

Расчетные ежегодные затраты на распространенные расстройства, которые потенциально могут быть снижены за счет адекватного уровня витамина D.

Непрямые4 млрд. 6 6 гг. гг. 6 6
Болезнь Прямые (в долларах США) Косвенные (в долларах США) Общие годовые расходы (США)
16,3 млрд. 16,3 млрд. 26,7 млрд.
Asthma 50,1 млрд. 5,9 млрд. 56 млрд.
Верхние дыхательные инфекции 17 млрд. 23,5 млрд 40 миллиардов [89]
__ __ __ 126 млрд.
Рак 86,6 млрд. 130 млрд. 216.6 миллиардов [91]

Если использовать те же данные из исследования Гранта, экономия жизней и денег может быть еще больше в Соединенных Штатах, население которых почти в 10 раз превышает население Канады. При нынешнем населении около 320 миллионов человек, добавление каждому человеку в США 3000 МЕ витамина D3 в день для достижения оптимального уровня 25(OH)D обойдется примерно в 3 миллиарда долларов в год (исходя из текущих розничных затрат, найденных в Интернете примерно на 10 долларов в год). Это относительно недорогое вмешательство может потенциально сэкономить 84 миллиарда долларов общих расходов на здравоохранение только для лечения этих заболеваний.

Доза витамина D3 для детей

Добавка может быть необходима вашему ребенку, если он не получает достаточного количества витамина D от пребывания на солнце и обогащенных продуктов.

Витамин D содержится в таких продуктах, как жирная рыба, яйца, витаминизированное молоко и апельсиновый сок. Большая часть витамина D, который люди получают, вырабатывается в коже после пребывания на солнце. Из-за опасений по поводу рака кожи ваш ребенок может не проводить много времени на солнце. Если его диета не обеспечивает его адекватным уровнем витамина D, добавка витамина D3 может помочь повысить его уровень.Прежде чем давать ребенку какую-либо добавку или витамин, посоветуйтесь с педиатром.

Рекомендуемая суточная доза

По состоянию на апрель 2011 г. детям рекомендуется получать 200 международных единиц или МЕ витамина D в день. Это то же самое, что и 5 мкг. Согласно MayoClinic.com, ребенок старше одного года не должен получать более 2000 МЕ в день, а ребенок в возрасте до одного года не должен получать более 1000 МЕ в день. Внимательно прочитайте этикетку на бутылочке с витамином D3, так как добавка бывает разной концентрации.

Дефицит витамина D

В то время как детям рекомендуется получать 200 МЕ витамина D в день, детям с дефицитом витамина D может потребоваться гораздо больше витамина D3 для повышения их уровня. Поскольку дети быстро растут, у них может быть больше шансов стать дефицитными, чем у взрослых. Одна из стратегий заключается в том, чтобы давать им высокие дозы витамина D3, до 14 000 МЕ в неделю или 2 000 МЕ в день. Этого количества может быть достаточно, чтобы поднять уровень сыворотки крови ребенка и устранить дефицит.Это должно быть сделано только под присмотром и наблюдением врача.

Потенциальные преимущества

Адекватный уровень витамина D может снизить вероятность заражения вашего ребенка сезонным гриппом, отмечают в Национальном институте здравоохранения. Другие преимущества для вашего ребенка включают укрепление иммунной системы, снижение вероятности развития рахита и лучшее усвоение кальция, что важно для здоровья костей. Добавки витамина D также могут снизить вероятность развития у вашего ребенка рака или рассеянного склероза.

Потенциальные опасности

Передозировка витамина D3 возможна, поскольку он откладывается в организме в виде жира. Некоторые симптомы передозировки включают тошноту, рвоту, металлический привкус во рту, потерю аппетита, головную боль и усталость. Если у вашего ребенка заболевание почек или высокий уровень кальция в организме, высокий уровень витамина D3 может усугубить состояние. Если ваш ребенок принимает какие-либо лекарства, отпускаемые по рецепту или без рецепта, проконсультируйтесь с врачом или фармацевтом, так как витамин D3 может взаимодействовать с некоторыми лекарствами или добавками.

Витамин D для детей

  • Дети, находящиеся на грудном вскармливании, должны получать добавку витамина D в количестве 200–400 МЕ в день, поскольку грудное молоко обычно содержит 25 МЕ на литр; поэтому дети, находящиеся на грудном вскармливании, должны получать капли с витамином D или поливитамины с витамином D. Для получения дополнительной информации обратитесь к врачу вашего ребенка.
  • Дети, находящиеся на искусственном вскармливании, ежедневно выпивающие 1 литр молока, содержащего витамин D (400 МЕ на литр), обычно получают достаточное количество витамина D. Однако дети, выпивающие менее 1 литра молочной смеси в день, должны получать добавку витамина D в количестве 200–400 МЕ в день. день.
  • Дети старшего возраста, выпивающие менее 1 литра молока, содержащего витамин D, или стандартные молочные смеси в день, также должны потреблять продукты с высоким содержанием витамина D или поливитамины с содержанием витамина D не менее 400 МЕ в день.

Потребление более 2000 МЕ в день может привести к избытку витамина D у детей. Симптомы, указывающие на этот избыток, включают частое мочеиспускание, ненормальную жажду, сильное обезвоживание, конъюнктивит, зуд, боли в животе, рвоту и запор.Это состояние также может привести к накоплению отложений кальция на стенках кровеносных сосудов, сердце, легких, печени и желудке, а также к образованию камней в почках.

Все дети должны получать необходимое количество витамина D, чтобы обеспечить их оптимальную силу и рост.

Продукты питания
   
Грудное молоко   витамин D3 ~ 25 МЕ/л
Жир печени трески   витамин D3 ~ 400–1000 МЕ/чайная ложка
Лосось   витамин D3 ~ 300–600 МЕ/100 г
Сардины   витамин D3 ~ 300 МЕ/100 г
Скумбрия   витамин D3 ~ 250 МЕ/100 г
Тунец   витамин D3 ~ 236 МЕ/100 г
Свежее шиитаке   витамин D2 ~ 100 МЕ/100 г
Шиитаке сушеные   витамин D2 ~ 1600 МЕ/100 г
Яичный желток   витамин D3 или D2 ~ 20 МЕ/яйцо
Воздействие солнца в течение 15 минут
   
На ногах и руках   витамин D3 ~ 3000 МЕ
Молоко, обогащенное витамином D   витамин D3 100 МЕ/8 унций
Йогурт, обогащенный витамином D   витамин D3 100 МЕ/8 унций
Сливочное масло, обогащенное витамином D   витамин D3 56 МЕ/8 унций
Маргарин, обогащенный витамином D   витамин D3 429 МЕ/8 унций
Сыр, обогащенный витамином D   витамин D3 100 МЕ/8 унций
Медицина
   
Эргокальциферол   витамин D2 50 000 МЕ/капсула
Дрисдол жидкий   витамин D2 8000 МЕ/куб.см.
Пищевые добавки
   
Мультивитамины   витамин D3 или витамин D2 400, 500 и 1000 МЕ
Витамин D3   400, 800, 1000, 2000, 5000, 10000 и 50000 МЕ

№ по каталогу

  1. Хайке А.Бишофф-Феррари Кэтрин М. Гордон Дэвид А. Хэнли Роберт П. Хини М. Хассан Мурад Конни М. Уивер Оценка, лечение и профилактика дефицита витамина D: Руководство по клинической практике Общества эндокринологов. Журнал клинической эндокринологии и метаболизма, том 96, выпуск 7, 1 июля 2011 г., страницы 1911–1930
  2. Министерство здравоохранения и социальных служб США: информационный бюллетень о витамине D для медицинских работников. Доступ с: https://ods.od.nih.gov/factsheets/VitaminD-HealthProfessional/.По состоянию на 1 сентября 2017 г.

Carlson Labs Kid’s Super Daily D3 (витамин D3 для детей) 10 мл

  • Здоровые кости
  • Здоровые зубы
  • Иммунологическая поддержка
  • Здоровье сердечно-сосудистой системы
  • Здоровье мышц
  • Рост и развитие
  • Солнечный витамин

Витамин D3 играет важную роль в общем состоянии здоровья, но солнца недостаточно для всех.Super Daily D3 от Carlson Baby доставляет витамин D3 безопасным и удобным способом. Одна капля Super Daily D3 от Carlson Baby обеспечивает 400 МЕ (10 мкг) концентрированного жидкого витамина D3, рекомендуемую дозу Американской академии педиатрии.
  • 400 МЕ (10 мкг) на каплю
  • Жидкий витамин D.
  • Диетическая добавка
  • 365 капель
  • Без глютена
  • Без соевых бобов
  • Без искусственных консервантов
  • Объект, регулируемый FDA
Весь ассортимент продукции CARLSON LABS доступен по адресу: https://carlsonlabs.ком/

Дозировка

Детям старше 3 лет: по одной капле в день. Можно добавлять во время еды или смешивать с другими жидкостями, такими как молоко, вода или сок. Można nakładać na posiłki lub mieszać z innymi płynami takimi jak mleko, woda lub sok.

Ингредиенты


Контейнер : 10 мл
Размер порции : 1 капля
Количество порций в контейнере : 357
Форма выпуска : Капли

Ингредиенты

Содержимое порции

в 100 г

% RDA

Витамин D3 (в виде холекальциферола)

400 МЕ


Прочие ингредиенты
Витамин D3 (холекальциферол).Триглицеридное масло со средней длиной цепи (кокосовое и пальмовое).

О торговой марке

Carlson Labs производит чистые, качественные, отмеченные наградами витамины, минералы, рыбий жир и другие пищевые добавки. В начале 1980-х годов компания помогла запустить рынок омега-3 в Северной Америке, импортировав свой первый высококачественный рыбий жир с великолепным вкусом из Норвегии. В 2009 году они выпустили новое морское масло, полученное из многочисленных видов кальмаров. Сейчас Carlson Labs предлагает более 200 уникальных продуктов, разработанных с учетом уникальных потребностей вашей семьи в питании.​

Информация о пищевой ценности

Пищевая добавка / Пищевая добавка в качестве заменителя повседневного рациона, используемая для контроля веса.
Не может использоваться в качестве замены здорового и сбалансированного питания.
Не использовать беременным или кормящим женщинам.
Не превышайте рекомендуемую дозу в день.
Храните в недоступном для детей месте.
Срок годности: дата на упаковке
Все описания являются собственностью www.mass-zone.Европа. Копирование и распространение строго запрещено! В соответствии с Законом об авторском праве от 4 февраля 1994 г.
Производитель: Nordic Naturals, Inc., Уотсонвилл, Калифорния 95076

отзывов

Отсутствие отзывов об этом товаре.Будьте первым, кто оставит отзыв.

Написать отзыв

Узнайте больше о представленном продукте в нашем блоге:
 
нет статей

Влияние добавок витамина D3 на детей в возрасте от 12 до 30 месяцев.- Полнотекстовый просмотр

2. Цель. Оценить влияние 400 МЕ, 800 МЕ витамина D2 и 1000 МЕ витамина D3-колекальциферола на статус 25-гидроксивитамина D (25-OH-D) и прием нескольких витаминных добавок в день в качестве контрольной группы у детей в возрасте от 12 до 30 лет. месяцев в Куэрнаваке, Морелос, за 4 месяца.

3. Гипотеза Добавка витамина D3-колекальциферола в дозе 1000 МЕ/сутки окажет большее влияние на концентрацию 25-OH-D по сравнению с дозой 400 МЕ и 800 МЕ витамина D2 в сутки и будет более эффективна для снижения уровня витамина D дефицит у детей от 12 до 30 месяцев 4.Методы. 4.1 Дизайн исследования. Факторное рандомизированное двойное слепое параллельное контролируемое клиническое исследование с введением добавки, содержащей 400 МЕ или 800 МЕ витамина D2 или 1000 МЕ витамина D3 — колекальциферола — и добавки с несколькими витаминами в день в качестве контрольной группы в течение 4-месячного периода.

Участники: Всего будет изучено 220 детей обоего пола в возрасте от 12 до 30 месяцев (по 55 на группу).

Период вмешательства: 4 месяца Продолжительность проекта: 18 месяцев Место: Детские сады (SEDESOL) в Куэрнаваке, Морелос 4.2. Лечение: для назначения лечения будет использоваться метод Мозеса Окфорда. Схема рандомизации выборки будет состоять из стратификации и блоков с использованием списка случайных чисел, сгенерированного компьютером (STATA13). Стратификация будет проводиться по возрастным группам 12-18 месяцев, 19-24 месяца и 25-30 месяцев. Лечение будет назначено случайным образом каждой группе добавок. Одна группа получит 400 МЕ витамина D2, вторая группа получит 800 МЕ витамина D2, третья группа получит 1000 МЕ колекальциферола D3, а контрольная группа получит поливитаминную добавку, содержащую железо, витамин А, С.E фолиевая кислота, ниацин и витамины B1, B2, B6 и B12 Продолжительность вмешательства составит 16 недель.

4.3. Исследуемая группа — дети в возрасте от 12 до 30 месяцев обоего пола, которые посещают детские сады, являющиеся частью национальной государственной программы, основной целью которой является поддержка работающих матерей и тех, кто собирается работать и не имеет доступа к медицинскому обслуживанию. оказание услуг. Программа также включает родителей-одиночек, отвечающих за свою семью. Образец будет удобным, пока образец не будет завершен.Детский сад будет выбран по удобству (директор заинтересован в участии в исследовательском проекте). Встреча состоится с руководством SEDESOL и руководителями детских садов. Будут объяснены цель исследования, методология и важность проекта. После собрания будет составлен список детских садов, желающих принять участие. Будет назначена встреча с родителями, чтобы объяснить цель, важность, задачи и методы проекта.

Критерии включения. Дети в возрасте от 12 до 30 месяцев, обоего пола, которые посещают детские сады SEDESOL в Куэрнаваке, и чьи родители соглашаются участвовать и подписывают информированное согласие.

Критерии исключения. Хронические заболевания, анемия (Hb<9,0), отказ от участия, прием добавок витамина D или других добавок в течение последних 6 месяцев.

4.4. Размер выборки и статистическая мощность. На сегодняшний день исследований эффективности добавок витамина D у детей дошкольного возраста мало.Были рассмотрены три исследования: размер выборки этих исследований в общей сложности составлял около 100-150 детей.

В первом исследовании детям дошкольного возраста дополнительно вводили 400 МЕ витамина D в течение 4 месяцев, обнаружив положительную разницу в 23 нмоль/л 25-OH-D в группе, получавшей добавки, по сравнению с группой плацебо. Второе исследование было проведено с младенцами, целью исследования было проверить эффективность, реакцию на дозу различных международных единиц витамина D: 400, 800, 1200 и 1600 в день с последующим наблюдением в течение 12 месяцев.Повышение уровня 25-OH-D в сыворотке крови составило: 18, 42, 74 и 120 нмоль/л соответственно. С другой стороны, в другом исследовании дети в возрасте от 2 недель до 3 месяцев получали различные дозы витамина D ежедневно в течение 3 месяцев: 400, 1200 — 1600 МЕ/сут. Повышение уровня 25-OH-D в сыворотке крови в этом исследовании составило: de 14, 37,5 и 66,5 нмоль/л соответственно.

Принимая во внимание эти исследования и уровни 25-OH-D в сыворотке, наблюдаемые в нашем исследовании у той же группы населения в 2012 г. (41–50 нмоль/л), ожидается, что у детей, получающих 400 МЕ/сутки и de 40 нмоль/л у детей, получающих ВД в дозе 1000 МЕ/сутки.

Размер и мощность образца были рассчитаны с учетом базового уровня 25-OH-D в сыворотке от 41 до 50 нмоль/л с повышением на 20-40 нмоль/л со стандартным отклонением от 20 до 40 нмоль/л. В результате была получена выборка по 100 детей в группе. С этим образцом может быть получена средняя разница в 10 нмоль/л при мощности 80% α<0,05-два хвоста-4,5. Переменные. Переменные результата. Измерения будут проводиться на исходном уровне и через 16 недель: сывороточный 25-OH-D, паратиреоидный гормон (ПТГ) и гемоглобин.

Другие переменные. Антропометрия: будут проведены антропометрические измерения, такие как: вес, рост/длина тела, окружность головы и середина плеча. Измерения будут проводиться обученным и стандартизированным персоналом с использованием стандартной техники в соответствии с протоколами. Измерения будут проводиться на исходном уровне и через 16 недель. Вес, рост/длина тела и окружность будут преобразованы в Z-показатели с помощью программы ВОЗ Anthro.

Диета: Информация о диете будет получена с помощью анкеты частоты приема пищи (FFQ) и 24-часового отзыва.Оба вопросника по питанию будут проводиться обученным персоналом для матери/лица, осуществляющего уход. Даты будут установлены с матерями в этих двух импульсах для получения информации о диете. Информация о диете будет получена на исходном уровне и через 16 недель.

Заболеваемость: данные о заболеваемости будут ежедневно собираться в каждом детском саду обученным персоналом. Контрольный список будет использоваться для записи симптомов диареи и острых респираторных инфекций. Матерей или лиц, осуществляющих уход, попросят вспомнить любые симптомы.

Социально-демографические характеристики: Информация о характеристиках домохозяйства участника, уровне образования и роде занятий родителей будет получена путем опроса матери. Показатель условий домохозяйства будет рассчитываться с помощью анализа основных компонентов.

Развитие младенцев:

Скрининговый тест будет применяться для оценки и выявления детей из группы риска. Этот тест по-испански называется «Prueba Evaluacion Desarrollo Infantil» (EDI).

4.6 Статистический анализ. Влияние вмешательства на конечные концентрации 25-OH-D в сыворотке будет оцениваться с помощью t-критерия средних различий. Если переменные не имеют нормального распределения, будут преобразованы. Если в начале исследования между группами лечения будут обнаружены важные различия, будет проведена множественная линейная регрессия для контроля смешанных переменных.

4.7. Этапы исследования и сбор данных. 4.7.1 Набор Набор и последующее наблюдение за детьми будут осуществляться в детских садах (SEDESOL) в Куэрнаваке, Морелос.В каждом детском саду будет назначена дата, чтобы объяснить матерям цель исследования и процедуры: антропометрические, биохимические, диетические, социально-экономические анкеты, рандомизация и лечение. Форма согласия будет прочитана каждому родителю и подписана, если он согласен участвовать. Сомнения развеются на встрече с родителями.

4.7.2 Исходные показатели Антропометрические измерения: вес, длина тела/рост, окружность головы и середины плеча. Во время первого визита на месте будут взяты образцы капиллярной крови для измерения концентрации гемоглобина (Hb) с помощью спектрофотометра Hemocue®.В соответствии с критериями отбора, если у ребенка <9,0 г/дл, ребенка направят в ближайший медицинский центр. Образец крови из вены (5 мл) будет взят для определения концентрации 25-OH-D у ПТГ в сыворотке крови. Образец будет получен медсестрой-педиатром с опытом работы. Для получения информации о домохозяйстве, образовании, семейном положении и доходах будет применяться социально-демографическая анкета. Во время этого первого визита детям будет случайным образом назначено лечение. Все интервью и измерения будут проводиться обученным и стандартизированным персоналом.

4.7.3 Вмешательство: Лечение будет проводиться в соответствии с рандомизацией: 400 МЕ/сут, 800 МЕ/сут, 1000 МЕ/сут и поливитамины. Два стандартизированных и обученных персонала будут присутствовать каждый день в каждом детском саду. Со списком имен участников на руках каждый ребенок будет вызван для получения назначенного лечения. Ежедневно в 7:00 дети будут получать лечение.

4.7.4 Побочные эффекты: Максимальная доза -1000 МЕ/сутки — это ниже верхнего уровня UL, в соответствии с рекомендациями Института медицины (IOM) для детей в возрасте от 12 до 36 месяцев.По определению «Верхний уровень» это считается безопасным потреблением экспертной комиссией МОМ, поэтому побочные эффекты, связанные с 1000 МЕ7д, не будут наблюдаться в течение длительного времени в этой возрастной группе.

4.7.5 Мониторинг токсичности: Каждый день в 7:30 обученный студент-диетолог будет собирать информацию о заболеваемости и побочных эффектах. Побочными эффектами, связанными с чрезмерным потреблением витамина D, являются: обезвоживание, тошнота, рвота, нарушения сознания и высокая экскреция кальция.Если симптомы должны были появиться, медицинский педиатр будет наблюдать и следить за ребенком. Высокая экскреция кальция наблюдается только при тяжелой интоксикации витамином D.

Если в исследуемой популяции появятся побочные эффекты, исследователи, ответственные за исследование, прекратят исследование и сообщат о побочных эффектах.

4.7.6 Эксперты комитета по неблагоприятным последствиям: Экспертами комитета будут д-р Патрисия Кларк и д-р Мария Долорес Рамирес. Оценка побочных эффектов будет проведена в Национальном институте общественного здравоохранения в Куэрнаваке, Морелос, Мексика.

4.7.7 Окончательная оценка В каждом детском саду будет проводиться встреча с каждой матерью для получения информации о диете ребенка. К матери будут применены 24-часовой отзыв и опросник по частоте питания. Последняя оценка будет в 16 недель. Будут проведены антропометрические измерения: вес, длина тела/рост, окружность головы и середины плеча.

Образцы крови Образцы капиллярной крови получают путем прокола пальца и измеряют в портативном фотометре Hemocue.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.