12 летний подросток: Подозреваемый в убийстве 12-летнего мальчика подросток задержан на Ставрополье

Содержание

12-летний подросток устроил стрельбу в школе под Пермью

Загрузка…


12-летний подросток устроил стрельбу в школе под Пермью, — пишет 112.

Все произошло в поселке Сарс. Шестиклассник сделал два выстрела из «Сайги» прямо в учебном учреждении. Учителя услышали выстрелы и заперли классы

Пострадавших нет. 

Со стрелком сейчас общаются полицейские.

Как сообщает ТГ-канал «BAZA», во время выстрелов из карабина мальчик выкрикивал «В меня вселился Бог». 

«Парня удалось благополучно обезвредить. Причём, сделали это совершенно бескровным способом: директор школы вышла из своего кабинета и уговорила мальчика зайти к себе.

Позже, уже после задержания, ученик признался, что пришёл в школу с оружием, чтобы расправиться с одной конкретной девочкой, которая его сильно обижала», — уточняет ТГ-канал.

Полицейским он также рассказал, что был зол на одноклассников и учителей, а ночью ему приснился Бог и подсказал, что надо делать.

По предварительной информации, ученик 6-го класса украл «Сайгу» у отца. 

Инцидент произошел ранним утром до начала уроков, в школе было мало детей. Возможно, поэтому никто не пострадал.

«Первой, кого встретил 12-летний «стрелок» в школе, оказалась его сестра. 

Он наставил на неё ружьё и приказал идти домой. После школьник произвёл два выстрела», — пишет 112.

«Сейчас мальчик остаётся по-прежнему в её кабинете. 

Он уверяет, что в него вселился Бог. Мальчик находится в предистеричном состоянии. 

По словам очевидцев, в своём поступке он, среди прочего, обвиняет отца, который издевался над его матерью», — пишет Baza.

Сообщение о стрельбе поступило в полицию около 8 утра. Школьник успел сделать два выстрела: в стену и потолок. 

Ученика обезвредил директор школы. Пострадавших нет, уточняет Минтербез Пермского края.


112 восстановил хронологию событий в школе под Пермью. 

7.45 12-летний Дима Г. заходит в школу. 

Сайгу-М3 он пронёс под курткой, в кармане лежали 8 патронов. Охранник не обращает внимание на шестиклассника, а вход оборудован простым турникетом без рамки металлодетектора. По нашим данным, школу обслуживает охранное предприятие «Октябрьский щит».

7.55 Школьник производит два выстрела в коридоре на втором этаже — в потолок и в стену. Одна из пуль отрикошетила в дверь, разбилось стекло. В результате пострадал пятиклассник, он получил осколочное ранение правого бедра и лица.

8.00 Директор школы Галина Зайцева вступает в переговоры со стрелком и забирает у него ружьё. В это время преподаватели эвакуируют учеников.

Сейчас основной мотив такого поступка — конфликт с одноклассницей.


СК возбудил два уголовных дела после инцидента со стрельбой в Пермском крае — по ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность) и ч. 1 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). 

Следователи устанавливают обстоятельства, при которых 12-летний школьник получил доступ к оружию и изучают то, как была организована охрана школы. 


Губернатор Пермского края намерен наградить директора школы, которая обезоружила стрелка. 

Дмитрий Махонин сказал «Подъёму», что пока обстоятельства случившегося в Сарсе устанавливаются, но «без внимания» женщину не оставят. 

«Сейчас проходит проверка. Предварительно, всё так и есть. Относительно вознаграждения и благодарности мы никогда не оставляем людей без внимания, когда они проявляют героизм. 

Естественно, после установления всех фактов и обстоятельств мы будем с уважаемым нашим директором образовательного учреждения встречаться и разговаривать. 

Я сам буду встречаться, безусловно, с ней. 

Мы не оставим без внимания её эти действия. Решим, как человека вознаградить по заслугам».

12-летний подросток из Бийска скончался после курения вейпа (обновлено)

Следственные органы возбудили уголовное дело после трагического инцидента с тремя подростками, которые курили вейп. Как сообщает «Бийский рабочий», 12-летний мальчик скончался, две девушки находятся в критическом состоянии, одна из них — в коме.

Как стало известно изданию, сестра с младшим братом направилась к подруге в гости с ночевкой. В квартире компания нашла вейп – электронную сигарету. Это устройство, в котором используется тот же принцип, что и у ингалятора: внутри него нагревается и закипает жидкость, в результате чего образуется пар для вдыхания. Все трое покурили вейп, после чего им стало плохо.

В результате подруги оказались в больнице. По данным «Бийского рабочего», девушки находятся в критическом состоянии, одна из них в коме. 12-летнего мальчика спасти не удалось.

Информацию изданию подтвердили в региональном Следственном комитете. По данному факту следственным отделом по городу Бийск СУ СКР по Алтайскому краю возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Ответственность по статье — до 2 лет лишения свободы.

Напомним, что в 2019 году Алтайское Заксобрание единогласно приняло закон, запрещающий продавать несовершеннолетним вейпы и электронные сигареты. Сам проект закона представил один из его инициаторов председатель комитета АКЗС по здравоохранению и науке Александр Лазарев, с которым оказались согласны многие народные избранники и, по их мнению, сделать это стоит ради обеспечения «порядка и нравственности».

«Электронные сигареты представляют опасность не меньше, чем табак. Их использование приводит к образованию очень мелких частиц, которые проникают глубоко в легкие. В жидкостях для вейпов, помимо никотина, присутствуют и другие токсические соединения — формальдегиды, тяжелые металлы. Они же в большем количестве оказываются и в выдыхаемом «вторичном аэрозоле». К сожалению, использование ароматизаторов делает электронные сигареты привлекательными для детей и подростков, и сейчас это увлечение носит повальный характер», — говорил тогда один из инициаторов законопроекта Александр Лазарев , который в прошлом созыве занимал пост председателя комитета АКЗС по здравоохранению и науке.

UPD 16:05: Как сообщает СУ СКР по краю, следственным отделом по Бийску возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). По данным следствия, днем 10 января 2022 года в гости к 17-летней жительнице города Бийска пришли 18-летняя подруга со своим 12-летним братом. После того, как молодые люди покурили электронное устройство, у них ухудшилось самочувствие. На следующее утро бабушка девушки обнаружила потерпевших, находящихся в квартире в бессознательном состоянии. Девушки были госпитализированы в медицинское учреждение, мальчика спасти не удалось.

В настоящее время следственными органами проводятся необходимые следственные действия, направленные на установление обстоятельств произошедшего, а также причин и условий, способствовавших совершению преступления. Расследование уголовного дела продолжается.

UPD 17:20: В региональном министерстве здравоохранения «Бийскому рабочему» сообщили, что девочки, пострадавшие после курения вейпа, госпитализированы в Центральную городскую и Детскую городскую больницы Бийска. Состояние совершеннолетней оценивается как удовлетворительное. Врачи уже отмечают положительную динамику. Состояние второй пациентки медики оценивают как стабильное. Пока ребенок находится в реанимации, но в ближайшее время планируется ее перевод в обычную палату.

Отметим, что причина смерти 12-летнего мальчика на данный момент не сообщается.

UPD 19:38: Администрация Бийска сообщила, что семьи пострадавших характеризуются положительно, ни на каких профилактических учетах не состояли. Дети и их совершеннолетняя подруга по местам учебы также характеризуются только с положительной стороны. Управлением образования города Бийска в связи с произошедшей трагедией приняты дополнительные меры по профилактике употребления психоактивных веществ, курения электронных сигарет и т.д. Родителям, посредством рассылки в чатах, рекомендовано усилить контроль за нахождением детей вне дома, особенно в вечернее и ночное время, поведением детей, кругом их общения, в том числе в социальных сетях, расходованием карманных денежных средств, а также за физиологическим и психологическим состоянием подростков.

18 января в Бийске состоится заседание Комиссии по делам несовершеннолетних по данному трагическому случаю, на котором рассмотрят состояние профилактической работы с детьми. В заседании примет участие уполномоченный по правам детей Ольга Казанцева. До этого будут изучаться все материалы, касающиеся этого факта, в том числе и материалы правоохранительных органов.

Фото: СУ СКР по Алтайскому краю

В Пермском крае 12-летний подросток открыл огонь в школе. Он хотел расправиться с одноклассницей

«В меня вселился Бог!»


Ученик поднялся с оружием на второй этаж и за несколько минут до занятий сделал несколько выстрелов, сообщает ТАСС. По данным МВД, шестиклассник выстрелил дважды — в потолок и в стену, от которой пуля отрикошетила в дверь. Нападавший использовал охотничий карабин «Сайга», который украл у отца.

При стрельбе школьник кричал — «В меня вселился Бог!», сообщила Baza. Собеседник «Интерфакса» также утверждает, что он вел себя неадекватно. «Совершая выстрелы в воздух он выкрикивал бессвязные фразы, а при задержании кричал, что руководствуется „указаниями бога“», — рассказал он, добавив, что задержанного направят на психиатрическую экспертизу.

По данным «Комсомольской правды», перед выстрелом шестиклассник поставил детей к стене. Во время стрельбы в школе находились более 300 учеников и 30 педагогов, все они самостоятельно покинули здание.

В конечном итоге школьника задержали. У открывшего стрельбу подростка было с собой 10 патронов для ружья, восемь из которых остались неиспользованными. Их изъяли при задержании.

В результате нападения пострадал 11-летний пятиклассник, который получил осколочное ранение правого бедра и лица. Его доставили в больницу, утверждает РИА Новости. Состояние раненого мальчика оценили как удовлетворительное и отпустили домой.

Почему мальчик пришел в школу с оружием

Baza пишет, что оружие стрелявшему удалось пронести в тот момент, пока переодевался охранник — он спрятал оружие под куртку и прошел в школу. Школьник прошел через турникет, рамок металлодетектора в школе нет. После того, как сторож услышал выстрелы, он побежал нажимать тревожную кнопку.

Школьник опустил оружие после того, как директор учреждения Галина Зайцева попросила его сдаться и зайти в кабинет, чтобы поговорить. Он позже признался, что пришел в школу, чтобы расправиться с одноклассницей, с которой он сильно конфликтовал. Самой девочки, по словам директора, в школе не оказалось. Источник «Интерфакса» также говорит о том, что мальчика могли травить в школе. По данным Telegram-канала Shot, стрелявший сказал, что намеревался убить только одноклассницу, которая над ним издевалась, а остальных трогать не собирался. Подросток якобы открыл огонь, чтобы доказать, что ружье настоящее.

«Про ребенка говорит, про девочку, что хотел с ней расправиться. У него просто был нервный срыв. Он боялся, что может какие-то действия [совершить, то есть выстрелить в кого-то]. Хотя не готов был их совершить, но мог бы. Когда я ему сказала, “Дима, в школе дети. Они не виноваты, они маленькие дети. Давай зайдем в учительскую, мы с тобой поговорим”, он зашел. Мы дошли до директорской в кабинет, и здесь он мне уже карабин отдал», — рассказала директор Галина Зайцева.

Одноклассница подростка рассказала Shot, что он был «хорошим» и «добрым» парнем, а также отметила, что он действительно конфликтовал с одноклассницей.

«Смеялись вместе на переменах, с математикой помогала на уроках, если у него не получалось. Но над ним часто смеялась одна девочка (на фото справа — та, с которой Губаев пришёл поквитаться). Она в классе «бунтарка». Дима давал сдачу только на оскорбления. Характер той девочки таков уж», — утверждает один из одноклассников.

Последствия

Власти Пермского края проверят, как в школе, в которую ученик прошел с оружием, организована охрана. Кроме того, Следственный комитет возбудил уголовные дела о халатности и оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

Шестиклассника, устроившего стрельбу под Пермью, не будут привлекать к уголовной ответственности, сообщил РИА Новости источник в правоохранительных органах. По его словам, подростка могут поместить в закрытую учебно-воспитательную школу.

«Уголовная ответственность наступает с 16-летнего возраста, по ряду тяжких преступлений— с 14 лет. Ученик еще не достиг такого возраста, поэтому его не будут привлекать к уголовной ответственности», — пояснил собеседник.

Что говорит отец подростка

Кроме того, подросток обвинил в своем плохом моральном состоянии отца — тот якобы обижал его мать. Родители мальчика находятся в разводе, сообщает Baza. Отец нападавшего Вадим Губаев утверждает, что часто общался с подростком.

«Каждый день звоню раза по три. Днем после школы, вечером. Вроде, все нормально. Вчера вот только не дозвонился вечером. В последнее время разговаривает так неохотно. Позвоню: “как дела”, “да че там”, спрошу, “как в школе”, “да все нормально”», — рассказал он.

При этом доступа к оружию у сына не было — отец предположил, что подросток увидел, куда он прятал ключи от сейфа с оружием.

В администрации Октябрьского района рассказали, что семья открывшего стрельбу школьника не стояла на учете.

Не первая стрельба в школе в 2021 году

Утром 20 сентября в Перми студент Тимур Бекмансуров открыл огонь в ПГНИУ. Студент юрфака ранил из охотничьего ружья охранников, после чего зашел в один из корпусов вуза, где продолжил стрельбу. В это время учащиеся забаррикадировались в аудиториях и стали выпрыгивать из окон. В результате стрельбы шесть человек погибли, более 40 пострадали. Стрелка удалось обезвредить. В октябре Бекмансурова арестовали на два месяца.

Утром 11 мая в школе в Казани также произошла стрельба. При входе в учебное заведение 19-летний Ильназ Галявиев, который пришел в школу с оружием, взорвал самодельную бомбу и открыл огонь. Погибли девять человек — семеро учеников и двое взрослых.

Подписывайтесь на телеграм-канал RTVI

Новости партнеров

В Перми 12-летний ребенок открыл стрельбу в школе: все о происшествии

18 октября 2021, 10:33

Школьник из поселка Сарс в Пермском крае устроил стрельбу в учебном заведении. Одна из пуль попала в стекло, его осколки ранили 11-летнего мальчика. Стрелок признался, что хотел расправиться с одноклассницей. «Ямал-медиа» собрал главные подробности ЧП.

Pixabay

18 октября один из шестиклассников открыл огонь в школе поселка Сарс под Пермью. Зайдя в здание он выстрелил в потолок и стеклопластиковую дверь. Осколки стекла поранили 11-летнего ученика школы. Стрелявшего ребенка обезвредила директор школы: она увела его в свой кабинет и уговорила отдать оружие.

«Ученик находился в состоянии эмоционального расстройства. Директор школы увела ребенка в кабинет и после разговора с учеником убедила его отдать ей оружие», — рассказали ТАСС в пресс-службе Министерства территориальной безопасности Пермского края.

После случившееся в Следственном комитете возбудили дела о халатности о оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Не исключено появление и дела о покушении на убийство.

«В меня вселился бог!»

Мама стрелка сообщила, что утром он ушел в школу раньше обычного — сказал, что нужно успеть на построение, сообщил Telegram-канал Baza. Отцовскую «Сайгу», из которой в школе стрелял сын, она не заметила. Скорее всего мальчик спрятал ее под курткой. Одноклассники не поверили, что мальчик пришел с настоящим ружьем и, чтобы доказать обратное, он открыл огонь, уточняется в Telegram-канале Shot. Во время стрельбы мальчик кричал: «В меня вселился бог!»

Источник фото: Telegram-канал Shot

Директору шестиклассник рассказал, что охотничье ружье «Сайга» он украл у отца. В беседе с «360» мужчина пояснил, что сын знает, как обращаться с оружием.

Мы с ним на стрельбище вместе ездили, на карьер. Он умеет стрелять

Отец школьника

По словам вдвоем они часто выбирались на поле пострелять «по бумажкам», так они «отводили душу». Но доступа к оружию, уверяет мужчина, у сына не было.

Доступа к сейфу с оружием у него не было. Единственное что, он мог видеть, куда я прятал ключи от него

Отец школьника

Одноклассница-бунтарка

12-летний подросток учится в кадетском классе на четверки и пятерки. На учете в детской комнате полиции никогда не состоял. Школьные друзья отзываются о стрелке хорошо, говорят, что он «спокойный и добрый». Приятели поддерживали его и помогали, если мальчику не удавалось справиться с какой-нибудь школьной темой. Единственное, что не давало ему покоя, это придирки со стороны одной из одноклассниц. Мать мальчика сообщила, что девочка периодически его обижала.

Говорил, что его эта девочка достала: «Бить ее нельзя, ничего нельзя, а ей, типа, все можно, издеваться надо мной, и что мне с ней делать». Я говорю: «Бить девочку нельзя, терпи». Но чтобы до такой степени все дошло…

Мать школьника

Одноклассники стрелка подтвердили, что школьница постоянно цеплялась к подростку.

Но над ним часто смеялась одна девочка. Она в классе «бунтарка». Он давал сдачу только на оскорбления. Характер той девочки таков уж

Одноклассники пермского стрелка

Развод родителей

Семья школьника, уточнили в администрации Октябрьского городского округа, считалась благополучной. Однако отец ребенка рассказал, что с супругой они развелись, но каждый день созванивались с сыном. А мать призналась, что сын, оставшийся жить с мамой и сестрой сильно переживал из-за развода родителей.

Источник фото: Pixabay

Накануне произошедшего стрелок вел себя не как обычно: он жаловался на головную боль и просил мать отвести его в церковь. По словам родителей, мальчик верит в Бога, но нечасто посещает службы.

Позднее в беседе с полицейскими он говорил о странных вещах: например, о том, что идея расправы пришла ему в голову по совету каких-то «голосов». При обыске у него нашли скриншот в телефоне с молитвой под названием «Прощение у Господа».


0 человек поделились статьей

Новости по теме

В иркутском детдоме 12-летний мальчик насиловал детей (Видео) — Криминал

Правоохранительные органы проводят проверку по заявлению о том, что в «Центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей, Правобережного округа Иркутска» 12-летний подросток насиловал мальчиков 3-5 лет. Об этом пишет ТАСС со ссылкой на источник в правоохранительных органах.

Фото: vkrizis.ru

В интернете появилась информация о том, что в госучреждении «Центр помощи детям» 12-летний воспитанник учреждения склонял к действиям сексуального характера других воспитанников

 — мальчиков 3-5 лет.

О происходящем стало известно еще в прошлом году. Воспитатели писали во все инстанции и молили помочь оградить малышей от подростка, но директор Ольга Витько отмахивалась, боясь, что придут проверки и ее репутации конец. Тогда сотрудники обратились в следственный комитет. Детей опросили, они рассказали о всех тех ужасах, что совершал с ними подросток. После этого директор заявила, что слышит об этом впервые.

Правоохранительные органы начали доследственную проверку по признакам преступления по ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера) и ст. 239 УК РФ (халатность). В пресс-службе министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области, которому подведомственно учреждение, уточнили, что она проводится по заявлению самого ведомства. В министерстве считают, что директор центра и педагоги неудовлетворительно исполняли свои обязанности.

Теперь директору учреждения грозит наказание по статье «Халатность» и арест до трех месяцев. Подросток останется безнаказанным, так как ему еще нет 14 лет.

Всего в центре проживают 50 сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

WEACOM.RU

Волонтеры рассказали, куда исчез 12-летний подросток в Ярославле | 05.12.21

В студии телеканала «Первый Ярославский».

Врио губернатора Ярославской области Михаил Евраев инициировал программу «Наши дворы», в рамках которой планируют благоустроить 225 территорий во всех районах региона. Также в области появится больше 90 новых детских спортивных площадок и 23 оборудованных зоны для дрессировки и выгула собак.

Первые проекты уже получили положительное заключение экспертизы. Вскоре начнутся конкурсные процедуры по выбору подрядчиков. Перед отправкой проектно-сметной документации на проверку в экспертизу была проделана большая работа. Например, проводились многочисленные встречи с местными жителями, которые и решали, что конкретно нужно изменить в их дворе.

Отметим, с ярославцами общались не только представители власти исполнительной, но и законодательной. В программе «День в событиях. Итоги недели» телеканала «Первый Ярославский» председатель Ярославской областной думы Михаил Боровицкий рассказал о реализации губернаторского проекта.

Михаил Васильевич отметил, что жители региона положительно отреагировали на запуск программы по благоустройству дворов. Ярославцы с интересом отозвались на предложение выбрать, какой формы должна быть игровая площадка, какого цвета, как, в каком месте она должна быть расположена.

— Когда программа «Наши дворы» собиралась и планировалась, какие наиболее важные проекты в этом году реализовать, то по своему запросу она набрала наибольшее количество голосов от ярославцев. Это не случайно, потому что проблема наших дворов, состояние проезжей части, к сожалению, во многих случаях не отвечают не только сегодняшнему времени, но и нормальной жизни людей, которые там проживают, — сказал председатель Ярославской областной думы. — Поэтому, когда происходили встречи, люди, во-первых, как правило, положительно реагировали на то, что такая программа в Ярославской области запущена. А во-вторых, я бы отметил то, что подход, который был реализован и реализуется по этой программе, пожалуй, наиболее комплексный. Речь идет не только о том, чтобы проезжую часть привести в порядок, тротуары поднялись, но сделать комплексное обустройство. То есть это и освещение, это и спортивные площадки, это новые подходы.

Михаил Боровицкий сообщил, что на встречах были услышаны были все мнения, но решения принимались по большинству голосов.

— Я бы добавил, что инициатива подобной деятельности, то есть вовлечение жителей в возможность изменения условий среды обитания, через формирование бюджета и не только своего, поселкового, либо муниципального, но и регионального, зародилась здесь, в Ярославле. И я думаю, что мы должны ее поддерживать на хорошем уровне.

Программе «Наши дворы» много внимания уделялось и на заседаниях регионального парламента.

— Сейчас заканчивается этап, когда проектно-сметная документация выходит из экспертизы и начинается конкурсная процедура. И, естественно, следующий шаг — это выход подрядчика на площадку после конкурсных процедур и контроль за качеством. Безусловно, депутаты и во второй стадии, и в третьей — в приемке — будут присутствовать, — отметил Боровицкий.

Еще на этапе выбора конкретного проекта по своему округу каждый из депутатов, принимал участие.

— И, без сомнения, контроль качества, я думаю, в этом году будет обеспечен в полном объеме.

Такое количество дворов за один год в регионе никогда не ремонтировалось. Однако Михаил Васильевич уверен, что столько масштабные планы реализуемы:

— Действительно, объем 2022-го — это в три раза больше по сравнению с самыми благоприятными в этом направлении годами. Конечно, это потребует и поиска, и подбора дополнительных сил подрядчиков, и эту работу, в том числе Правительству, Ярославской областной думе, нужно будет провести дополнительно.

Нужна семья. 12-летний подросток ищет приёмных родителей | ОБЩЕСТВО: Семья | ОБЩЕСТВО

Давняя традиция

Брать на воспитание в семью детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родных – давняя и добрая традиция в нашей стране.

Обычно такие дети находятся под присмотром государства – содержаться и воспитываются в детских домах и интернатах – «казённых» учреждениях.

Но с каждым годом всё больше и больше россиян задумываются об усыновлении или удочерении, оформлении опеки, создании детских домов семейного типа.

Это очень благородно и правильно во всех смыслах. Ведь в поддержке, тепле и любви взрослых нуждаются абсолютно все мальчики и девочки.

Ответь на улыбку

На Дону тоже есть семьи, которые пополняются не только благодаря рождению собственных детей, но и за счёт опеки над чужими, одинокими детьми. Приёмными родителями, попечителями и опекунами становятся и опытные, и молодые пары.

Решиться на такой шаг и осчастливить ребёнка может и кто-то из читателей «АиФ-Ростов». Возможно, именно улыбка Зограба растопит чьё-то сердце.

Зограб родился в апреле 2005 года. Это очень подвижный подросток. С большим интересом он относится к занятиям физической культурой и спортом. Любит петь и танцевать. Участвует во всех мероприятиях, проводимых в школе.

Куда обращаться

Подумайте: возможно, для полного семейного счастья вам не хватает именно такого ребёнка – сына, который будет радостью в жизни и опорой в старости.

По всем вопросам оформления опеки и усыновления этого мальчика нужно обращаться в МКУ «Отдел образования Первомайского района города Ростова-на-Дону».

Адрес: г. Ростов-на-Дону, ул. Металлургическая, 110, тел.: 8 (863) 227 93 57.

Согрей своим теплом. Эти дети хотят жить в семье | Фотогалерея

Мария, 13 лет. Жизнерадостная, общительная, творческая натура, любит танцевать, трудолюбивая, отзывчивая, обладает лидерскими качествами. © АиФ-Ростов Кристина, 16 лет. Уравновешенная, общительная, обладает лидерскими качествами и хорошим эстетическим вкусом, хозяйственная, предприимчивая, увлекается спортивными танцами. © АиФ-Ростов Виктория, 13 лет. Занимается разными видами спорта, мечтает заниматься спортивной акробатикой, общительная, жизнерадостная, обладает лидерскими качествами, весёлая и отзывчивая. © АиФ-Ростов Владислав,15 лет. Уравновешенный, спокойный, общительный, добрый, исполнительный, трудолюбивый, увлекается прикладным искусством, танцами, интеллектуально развит. © АиФ-Ростов Вадим, 16 лет. Уравновешенный, творчески одарённая личность, любит танцевать, общительный, отзывчивый, трудолюбивый, занимается тайским боксом. © АиФ-Ростов Александра,10 лет. Уравновешенная, общительная, доброжелательная, трудолюбивая, исполнительная, любит заниматься спортом и танцевать. © АиФ-Ростов Татьяна,17 лет. Общительная, доброжелательная, трудолюбивая, увлекается спортивными танцами, играет на пианино, поёт. © АиФ-Ростов Георгий, 15 лет. Ответственный, общительный, эмоционален, впечатлителен, в творческой работе способен увлечь и организовать других, увлекается танцами. © АиФ-Ростов Хайят,14 лет. Уравновешенный, общительный, предприимчивый, находчивый, интеллектуально развитый, любит читать, рисовать, танцевать. © АиФ-Ростов Геннадий, 15 лет. Общительный, доброжелательный, любознательный, внимательный, занимается тайским боксом, играет в настольный теннис. © АиФ-Ростов Александра ,13 лет. Уравновешенная, общительная, добрая, трудолюбивая, любит готовить, отзывчивая, любит танцевать. © АиФ-Ростов Анна, 17 лет. Уравновешенная, общительная, добрая, трудолюбивая, отзывчивая, любит читать, танцевать. © АиФ-Ростов Виктория,10 лет. Добрая, общительная, любознательная, любит танцевать, петь. © АиФ-Ростов Серафима, 10 лет. Любознательная, общительная, отзывчивая, любит петь и танцевать, интеллектуально развита. © АиФ-Ростов

Согрей своим теплом. Эти дети хотят жить в семье | Фотогалерея

Мария, 13 лет. Жизнерадостная, общительная, творческая натура, любит танцевать, трудолюбивая, отзывчивая, обладает лидерскими качествами. © АиФ-Ростов Кристина, 16 лет. Уравновешенная, общительная, обладает лидерскими качествами и хорошим эстетическим вкусом, хозяйственная, предприимчивая, увлекается спортивными танцами. © АиФ-Ростов Виктория, 13 лет. Занимается разными видами спорта, мечтает заниматься спортивной акробатикой, общительная, жизнерадостная, обладает лидерскими качествами, весёлая и отзывчивая. © АиФ-Ростов Владислав,15 лет. Уравновешенный, спокойный, общительный, добрый, исполнительный, трудолюбивый, увлекается прикладным искусством, танцами, интеллектуально развит. © АиФ-Ростов Вадим, 16 лет. Уравновешенный, творчески одарённая личность, любит танцевать, общительный, отзывчивый, трудолюбивый, занимается тайским боксом. © АиФ-Ростов Александра,10 лет. Уравновешенная, общительная, доброжелательная, трудолюбивая, исполнительная, любит заниматься спортом и танцевать. © АиФ-Ростов Татьяна,17 лет. Общительная, доброжелательная, трудолюбивая, увлекается спортивными танцами, играет на пианино, поёт. © АиФ-Ростов Георгий, 15 лет. Ответственный, общительный, эмоционален, впечатлителен, в творческой работе способен увлечь и организовать других, увлекается танцами. © АиФ-Ростов Хайят,14 лет. Уравновешенный, общительный, предприимчивый, находчивый, интеллектуально развитый, любит читать, рисовать, танцевать. © АиФ-Ростов Геннадий, 15 лет. Общительный, доброжелательный, любознательный, внимательный, занимается тайским боксом, играет в настольный теннис. © АиФ-Ростов Александра ,13 лет. Уравновешенная, общительная, добрая, трудолюбивая, любит готовить, отзывчивая, любит танцевать. © АиФ-Ростов Анна, 17 лет. Уравновешенная, общительная, добрая, трудолюбивая, отзывчивая, любит читать, танцевать. © АиФ-Ростов Виктория,10 лет. Добрая, общительная, любознательная, любит танцевать, петь. © АиФ-Ростов Серафима, 10 лет. Любознательная, общительная, отзывчивая, любит петь и танцевать, интеллектуально развита. © АиФ-Ростов

Что делать, если ваш подросток 12-18 лет вышел из-под контроля? 5 полезных стратегий для родителей

Подростковый возраст – испытание для всей семьи. Классифицируемые по гормонам, дико меняющимся эмоциям и высокой драматичности, отношения между родителями и детьми часто начинают быстро ухудшаться, а конфликт легко нарастает. Даже для ребенка, у которого во всем остальном было счастливое и нормальное детство, он может в мгновение ока стать неуправляемым подростком. Сохраните свои отношения с подростком 12-18 лет, сохранив при этом рассудок с помощью этих стратегий, которые помогут вернуть вашего своенравного подростка под контроль.

1. Сначала проявите доверие

Как родитель, вы хотите, чтобы ваш подросток доверял вам. Однако, чтобы начать восстанавливать доверительные отношения, вы как родитель должны сделать первый шаг к доверию. Нет ничего, что подросток ненавидит больше, чем вторжение в их частную жизнь, и ничего, что заставляет их чувствовать себя более неуважаемыми. Проявите к ним уважение, предоставив им личное пространство и личное пространство. Не устраивайте из этого шоу: тайная слежка за детьми или украдкой копание в их телефонах приведет только к неприятным последствиям, когда вас поймают, и разрушит все доверие, которое вы завоевали.

Если у вас есть серьезные причины не доверять своему подростку, например, история хронической лжи или скрытности, ваши доверительные отношения могут выглядеть иначе. Поговорите со своим ребенком о том, как вы хотели бы начать укреплять доверие и постепенно продвигаться вверх. Тем не менее, подростку всегда необходима определенная мера уединения, даже с неприятным прошлым поведением. Крайние наказания, такие как вынос двери в спальню вашего подростка, лишают его самой элементарной конфиденциальности и достоинства и только способствуют формированию менее доверительных отношений.

Как только вы покажете, что доверяете своему подростку, он начнет отвечать тем же, доверяя вам свое пространство. Установление доверительных отношений значительно облегчит вам двоим добросовестное общение, а не чувство скрытой враждебности во всех ваших взаимодействиях.

2. Будьте в безопасности

Если ваш подросток столкнется с серьезными неконтролируемыми проблемами в своей жизни, вы бы хотели, чтобы он пришел к вам и поговорил с вами об этом. Однако для того, чтобы это произошло, ваш ребенок должен быть готов прийти к вам со своими заботами и чувствовать себя комфортно, будучи эмоционально уязвимым.Чтобы построить такие отношения, вы должны быть безопасным местом для вашего подростка.

Безопасное место для вашего ребенка зависит от нескольких факторов. Во-первых, ваш подросток должен верить, что вы не будете злиться, если он придет к вам с чем-то неожиданным или расстраивающим. Чтобы завоевать их доверие и оказаться в безопасном месте, ваша первая реакция всегда должна быть сострадательной и заботливой. Всегда есть время послушать лекцию и поговорить о последствиях позже, но ваша первая реакция во многом поможет вам понять, как ваш ребенок доверится.

Также важно, чтобы вы не осуждали своего подростка. Если они поделятся с вами чем-то уязвимым, а вы ответите чувством вины или вины, они почувствуют себя преданными и откажутся делиться с вами такой информацией в будущем. Вы можете не соглашаться с решениями, которые принимает ваш ребенок, но важно уважать его как личность, мнение которой отличается от вашего.

Наконец, продолжайте демонстрировать доверие вашего подростка, доверяя ему, когда он приходит к вам с конфиденциальной информацией.Действуйте добросовестно, потому что ваш подросток пришел к вам с чем-то трудным, потому что он искренне расстроен. Даже если есть небольшой шанс, что они лгут, лучше перестраховаться и с сочувствием отнестись к обстоятельствам, которые вам представили. При необходимости вы всегда можете предпринять шаги, чтобы проверить их историю позже.

3. Поставьте цели

Подростки в возрасте 12-18 лет, которые не контролируют себя и испытывают трудности в учебе и поведении, могут извлечь большую пользу из наличия четких целей.Пока они готовятся к взрослой жизни, важно строить свою жизнь вокруг целей взрослой жизни и карьеры. Начните с того, что сядьте с подростком и обсудите его цели и интересы. Они могут быть настолько конкретными или общими, насколько они считают нужным. Объедините немного долгосрочных и краткосрочных целей. Цели могут включать в себя простые вещи, такие как желание научиться играть на гитаре, в то время как долгосрочные цели могут включать планы вашего подростка в колледже и карьерные амбиции.

После этого начните работать над планом, чтобы повседневная жизнь вашего подростка строилась вокруг этих целей.Если их цели включают поступление в отличный колледж, вы можете общаться с ребенком, чтобы помочь ему с учебой или поработать над поступлением в колледж. Все цели, от становления профессиональным спортсменом до обучения кулинарии, могут быть реализованы в повседневной жизни.

Такая цель — отличный способ мотивировать подростка следовать плану своего дня. Там, где раньше вы могли спорить о том, чтобы каждое утро поднимать ребенка с постели, чтобы подготовиться к школе, теперь вы можете напомнить ему об его целях, чтобы мотивировать его ходить в школу, тренироваться или заниматься другими делами.Это также отличный способ научить вашего подростка внутренней мотивации и трудовой этике, чтобы подготовить его к взрослой жизни.

4. Моделируйте хорошее поведение

Несмотря на то, как сильно они могут показаться бунтующими против вашего выбора, правда в том, что вы являетесь образцом для подражания вашего подростка, как сознательно, так и подсознательно. Какое бы поведение и отношение вы ни проявляли к своему ребенку, они будут повторяться и усиливаться в десятикратном размере. Таким образом, ожидать от них поведения, которое вы не моделируете для них, будет намного сложнее.

Чрезвычайно важное поведение для модели — доброта и манеры. Напоминание подростку говорить «пожалуйста» и «спасибо» десять раз в день никогда не будет таким эффективным, как постоянное использование этого, когда вы говорите с людьми в присутствии вашего ребенка. Подростку намного легче использовать добрые слова и воздерживаться от обзывания, когда он видит, как его родитель по умолчанию разговаривает с другими, в том числе со своей семьей.

Это также важно при моделировании трудовой этики взрослых.Когда подросток видит родителя, который усердно работает в своей семейной жизни, карьере или хобби, он учится моделировать такое отношение. Даже простое обязательство ухаживать за газоном или научиться вязать может преподать ребенку ценные уроки работы и приверженности делу.

5. Проявите благодать

Несмотря на то, какими взрослыми иногда могут казаться подростки, важно помнить, что они все еще дети. Они несовершенны и будут совершать ошибки. Они все еще учатся быть взрослыми, и нельзя ожидать, что они будут нести такой же уровень ответственности, как и взрослые, не совершив при этом несколько неуклюжих действий.

Когда ваш подросток неизбежно совершает ошибки, проявите сочувствие, а не гнев. Хотя последствия могут быть необходимы, враждебность вовсе не обязательна. Спокойно обсудите их ошибку и то, что они могут сделать, чтобы исправиться в будущем. Предложите утешение и выразите свое разочарование, а также свою любовь.

Простые ошибки могут быть быстро забыты и вами, и вашим ребенком, но милосердие, проявленное вашим неуправляемым подростком, не будет забыто. Знание того, что они будут проявлять сострадание, когда они совершат ошибки в будущем, повысит вероятность того, что они будут уважать вас как родителя и придут к вам с опасениями, которые у них возникнут в будущем.

Последнее обновление 5 октября 2021 г.


7 советов и мифов для родителей о том, как обращаться с трудными подростками

Этот сценарий кажется вам знакомым? Марисе 12 с половиной лет. Она стала капризной и раздражительной, хочет проводить больше времени в одиночестве в своей комнате, но тратит все это время на общение с друзьями в социальных сетях. У нее мало времени на семью. Она «согласится» поужинать со своей матерью, отцом и младшим братом, но уйдет в свою комнату, как только закончит есть, но до того, как еда закончится.

Она отпускает неприятные комментарии без видимой причины. На вопросы, которые родители намереваются назвать невинными, Мариса закатывает глаза, показывает родителю палец и уходит. Регулярно Мариса жалуется, что ее родители слишком контролируют ее и не дают ей никакой свободы.

Ее родители чувствуют себя беспомощными — они пытались рассуждать и быть более доступными, чтобы поговорить или помочь, но это либо не имело никакого эффекта, либо вызвало очередную дозу злости.Мариса обычно взаимодействует с ними, как если бы они были больны чумой или проказой, резко отворачиваясь при любой попытке обнять или поцеловать ее.

Напряжение доводит всех до предела; мелкие проблемы преувеличиваются и превращаются в аргументы. Ее мать и отец спорят о том, что следует делать (большее и более сильное наказание против большего и лучшего понимания). Кроме того, есть беспокойство по поводу пренебрежения Дэвидом, ее 9-летним братом, которому уделяется меньше внимания и который все это видит.

Если что-то из этого отражает ситуацию в вашем доме, не отчаивайтесь. Многое можно сделать с поведением и отношением вашего подростка — ни одно из них не является удивительным, но каждое должно быть реализовано определенным образом. Однако, чтобы добраться до них, важно сначала понять неправильные представления о поведении и отношении подростка, которые часто мешают нам как родителям быть эффективными.

3 Мифы о подростковом отношении

1.Поведение вашего подростка является преднамеренным.

Это может быть слабым утешением, но ваша дочь-подросток не может контролировать плохое отношение. Она не манипулирует вами намеренно и не проводит все это время в своей комнате, придумывая новые способы досадить вам. На самом деле, она тоже жертва всевозможных биологических и психологических изменений, над которыми у нее мало контроля. Она проходит через американские горки подросткового возраста, и вы путешествуете вместе с ней.

Важным примером того, что происходит, являются обширные изменения мозга: более быстрое развитие областей и функций мозга, которые повышают импульсивность, склонность к риску и подверженность влиянию сверстников.Те области структуры и функционирования мозга, которые, как нам хотелось бы, должны быть хорошо развиты, такие как самоконтроль, сдерживание себя и принятие рациональных решений, активизируются медленнее и не будут более полно развиты до более позднего подросткового возраста. Подростки могут по-разному переживать эти изменения. Но родителям важно знать, что их подростки не могут просто включить или выключить их в зависимости от того, что мы говорим или делаем.

2.Рассуждение с подростком поможет.

Лучшее понимание того, что происходит с подростком, вряд ли изменит его поведение и отношение. Это касается не только подростков. Разум редко убеждает кого-либо делать то, что, как мы знаем, мы должны делать — например, заниматься спортом или избегать фаст-фуда. Еще меньше шансов работать с вашим подростком, учитывая все эти изменения в развитии.

Однако замечательно быть благоразумным с подростком.Это демонстрирует им способ мышления, разрешения конфликтов и решения проблем, и это может иметь долгосрочные последствия для того, как ваш будущий взрослый будет относиться к жизни. Кроме того, это не обостряет напряжение между вами и вашим подростком, тем самым разрушая отношения. Легко (и важно) обнять и сказать «я люблю тебя», когда все хорошо. Быть рассудительным и заботливым в период кризиса немного сложнее, но не менее важно.

3. Наказание изменит поведение и отношение, от которых вы хотите избавиться.

Естественная реакция для нас — показать подростку, что трудное поведение, которое нам не нравится, имеет последствия, и преподать урок. Наказание подростков также может помочь нам справиться с разочарованием, что ничто другое не работает. Но наказание, от мягкого (непродолжительный тайм-аут, кратковременная потеря привилегий) до более сурового (выговоры, крики, огромные потери привилегий, побои), вряд ли внесет какие-либо изменения в их поведение или отношение в краткосрочной или долгосрочной перспективе. .В случае с подростками наказание может усугубить ситуацию. Подростки могут просто еще больше изолировать себя и проводить еще меньше времени с семьей и в присутствии родителей. Это снизит шансы на положительное влияние.

4 совета, как улучшить отношение подростков

1. Обращайте внимание на хорошие времена.

Бывают моменты, когда подросток просто регулярно или мило разговаривает, может быть, по пути к еде или после нее, или во время любой повседневной деятельности по дому.Вы можете уменьшить плохое поведение и отношение, обращая внимание (систематически) на эти положительные моменты. Это увеличит долю времени в доме, когда есть разумное и цивилизованное поведение. Попробуйте «поймать» подростка на разумности. В частности, подойдите к подростку сразу после обычного разговора или комментария и тихо скажите что-то вроде: «Мне так приятно с тобой поговорить» или «Спасибо, что так мило поговорил». Если вы можете погладить своего подростка, это невербальное дополнение прекрасно, но если ваш подросток избегает вас, просто дайте ему пять или поднимите большой палец вверх в знак одобрения.Важно не кричать об этом внимании или похвале на всю комнату. Это может смутить их. Сделайте это быстро и тихо (достаточно одного предложения) и сразу же вернитесь к тому, что вы делали. Попробуйте это в течение примерно трех недель, один или два раза в день, и к тому времени вы должны увидеть явные изменения в их поведении и отношении.

2. Любое наказание должно быть мягким.

Если вы чувствуете, что у вас есть наказание для подростка и вы не можете отпустить ситуацию, используйте очень мягкое наказание.Наверное, потеря привилегии (телевизор, смартфон, планшет, выход в свет) — самый разумный подход к подросткам. Но оно должно быть кратким — на одну ночь или на один день. Больше не значит лучше или эффективнее и может привести к более серьезным побочным эффектам (бегство, избегание, более сильные эмоциональные реакции). Наказание само по себе не приведет к желаемым вами изменениям. Но если вы сочетаете очень мягкое наказание с гораздо большим вниманием к положительному поведению, это может помочь, а не вызвать еще большее бегство и избегание вас.

3.Найдите место, где можно пойти на компромисс

Подростки часто чувствуют, что у них совсем нет свободы и что родители слишком их контролируют. Не трудитесь спорить об этом; здесь важно восприятие несвободы. Подумайте о вещах, в которых вы можете пойти на компромисс, чтобы предоставить немного больше выбора и свободы. И то, и другое, вероятно, улучшит общее сотрудничество вашего подростка. Возможно, вы сможете быть более гибкими в прическе, одежде или еде. Задача состоит в том, чтобы выбрать некоторые вещи, которым вы сказали «нет» или «абсолютно нет» в прошлом.Родители часто переживают по поводу «скользкой дорожки» — если я тут немного дам, это не закончится. Вероятно, верно обратное. Если вы сможете показать свою способность идти на компромисс и дать подростку немного больше свободы, вы будете более эффективны в тех областях, в которых не можете пойти на компромисс. В качестве руководства родители должны идти на компромисс в вещах, которые вряд ли будут постоянными.

4. Помните, что это то, что работает

Понятно, вы можете спросить, Почему я должен ходить на цыпочках вокруг своего подростка и уделять внимание и хвалить, после всего, что я уже сделал для нее или него? Вы правы, но мы говорим о том, что вы можете сделать, чтобы быть эффективным.Если вы чувствуете, что вам не нужны эти другие стратегии воспитания или что это требует от вас большего, чем вы готовы сделать, вы можете позвонить. Однако, если вы сможете обратить внимание на «положительную противоположность» — то есть на хорошее поведение, которое вы хотите увеличить, — это будет иметь значение и уменьшит плохое поведение и отношение вашего подростка. Многие из этих рекомендаций являются результатом исследований о том, как изменить поведение детей и подростков. Но по мере того, как подросток меняется, стресс в доме значительно снизится, а отношения в семье улучшатся.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]

Моя дочь-подросток всегда в своей комнате

Дженнифер Пауэлл-Ландер

Дорогой твой подросток:

Моя дочь целыми днями сидит в своей комнате.Ей исполнилось 13, и она начала просить всех членов нашей семьи стучать в дверь, прежде чем войти. Это новое для нас. Почему мой подросток остается в своей комнате? Это нормально? Стоит ли нам беспокоиться, что она хочет так много уединения? И сколько слишком много? Спасибо!

Хотите узнать больше о конфиденциальности подростков?

ЭКСПЕРТ | Дженнифер Пауэлл-Ландер, Psy.D.

Тринадцать — начало подросткового возраста.Кажется, что это год пробуждения и исследования для многих подростков. Изменения в поведении и отношении могут показаться некоторым подросткам настолько резкими, что родителям может быть трудно поверить, что с 12 лет прошел всего год. Переход от подросткового возраста к подростковому в среднем начинается раньше для девочек, чем для мальчиков.

Подростки, конфиденциальность и независимость

Понятно, что вас беспокоят внезапные изменения, которые могут проявиться у 13-летнего подростка, особенно связанные с подростками и личной жизнью.В этом конкретном случае ваша дочь-подросток, скорее всего, находится в своей комнате, чтобы заявить о большей независимости и контроле над своей жизнью. Конфиденциальность может стать еще более важной, поскольку она замечает физические изменения.

Однако на самом деле мы могли бы бесконечно размышлять о том, почему ваша дочь-подросток вдруг стала искать больше уединения. Лучший способ собрать информацию — просто задать вопрос напрямую.

Я бы посоветовал вам сказать что-то вроде этого: «Мы заметили, что вы чаще закрываете дверь и просите больше уединения, поэтому мы просто хотели проверить и убедиться, что все в порядке.

Вы должны быть готовы к ответу, который может варьироваться от вежливого, честного объяснения до раздраженной, обиженной тирады, которая дает мало информации. Тринадцать лет — трудный возраст. Отношение не редкость.

Ответ на этот вопрос также требует дополнительных вопросов. Например, есть ли у вашей дочери-подростка в комнате компьютер, планшет или телефон? Она занята общением с друзьями или прослушиванием музыки и поэтому не хочет никаких вторжений?

Истинный вопрос, который вам нужно задать, заключается в том, требует ли ваша дочь большего уединения и времени наедине с собой, потому что она занимается чем-то в своей комнате одна или с другими (например,грамм. видеочат, обмен сообщениями, социальные сети) или она просто хочет, чтобы ее изолировали и оставили в покое? Первое, безусловно, требует наблюдения.

Тревожные знаки:

  • Резкие изменения в привычках питания и сна
  • Снижение желания общаться с другими людьми, включая друзей
  • Снижение интереса к занятиям, которые ей раньше нравились

Эти внезапные изменения могут быть признаком стресса, беспокойства или депрессии. Если вы наблюдаете эти изменения, рекомендуется профессиональная оценка.

Подросткам нужны правила и границы. Вы обеспокоены тем, что ваш подросток много времени проводит в своей комнате. Ее просьба о большем уединении может быть хорошей, но постарайтесь понять, почему она хочет, чтобы ее оставили в покое, и, в частности, что она делает в своей комнате.

Если она отказывается отвечать, а в ее комнате нет ничего, что могло бы причинить вред, вы должны вместе с ней установить соответствующие границы. Например, если ваша дочь выполняет свои повседневные обязанности, такие как выполнение домашних заданий вовремя, приход к столу для семейных обедов, соблюдение ежедневной гигиены и выполнение повседневных дел, в этом нет ничего плохого. предоставляя ей больше личного времени и уважая ее просьбу, чтобы те, кто собирается войти, постучали.

Мы подумали, что вам также понравятся:

Просьба вашей дочери может быть просто примером подростка, который хочет почувствовать себя более сильным и контролировать свою жизнь. В этом случае немного уединения не так уж и много.

Когда дети говорят, что они трансгендеры

Клэр — 14-летняя девочка с короткими каштановыми волосами и широкой улыбкой.Она живет за пределами Филадельфии со своими матерью и отцом, оба профессиональные ученые. Клэр может показаться интровертом, но она быстро открывается, и то, что казалось застенчивостью, оказывается тихой самоуверенностью. Как и многие дети ее возраста, она немного перегружена. В течение вечера, который я провел с Клэр и ее матерью Хизер — это не настоящие их имена, — все подошло к вопросу о театре, игре на гитаре и прослушивании треков. Мы также обсудили тот факт, что до недавнего времени она не была уверена, что она девочка.

Чтобы узнать больше тематических статей, просмотрите наш полный список или скачайте приложение Audm для iPhone.

Шестой класс был для нее трудным. Она изо всех сил пыталась завести друзей и испытывала тревогу и депрессию. «У меня совсем не было уверенности в себе, — сказала она мне. — Я думал, что со мной что-то не так. Клэр, которой в то время было 12 лет, тоже чувствовала дискомфорт в своем теле, который она не могла описать. Она признала, что отчасти это было связано с половым созреванием, но она чувствовала, что это было больше, чем обычные проблемы подросткового возраста.«Сначала я начала есть меньше, — сказала она, — но это не особо помогло».

Примерно в это же время Клэр начала смотреть видео на YouTube, снятые трансгендерными молодыми людьми. Она была особенно очарована MilesChronicles, каналом Майлза Маккенны, харизматичного 22-летнего парня. Его 1 миллион подписчиков следили за тем, как он объявил себя транс-мальчиком, перешел на тестостерон, сделал двойную мастэктомию и превратился в счастливого, здорового молодого человека. Клэр обнаружила видео случайно, а точнее по алгоритму: они появились в ее «рекомендованной» ленте.Они дали название дискомфорту Клэр. Она начала задаваться вопросом, была ли она трансгендером, то есть ее внутренняя гендерная идентичность не соответствовала полу, который ей был присвоен при рождении. « Может быть, мне некомфортно в своем теле, потому что я должна быть парнем », — подумала она тогда.

Клэр нашла в MilesChronicles и подобных видео на YouTube ясное решение своего несчастья. «Я просто хотела перестать чувствовать себя плохо, поэтому я подумала: , я должна просто перейти на », — сказала она.В случае с Клэр первым шагом было получение доступа к лекарствам, останавливающим половое созревание; затем она начала принимать тестостерон для развития вторичных мужских половых признаков. «Я думала, что это заставило тебя чувствовать себя лучше», — сказала она мне.

В представлении Клэр план был конкретным, хотя ни Хизер, ни ее муж Майк ничего о нем не знали. Клэр изначально скрывала свои чувства от родителей, исследуя шаги, которые она могла бы предпринять для перехода, не требующего медицинского вмешательства или одобрения родителей.Она искала способы сделать свой голос более глубоким, а также придумывала бандажи, чтобы скрыть грудь. Но однажды в августе 2016 года Майк спросил ее, почему в последнее время она выглядела такой грустной. Она объяснила ему, что думала, что она мальчик.

С этого началось то, что Хизер вспоминает как сложное время в ее отношениях с мужем и их дочерью. Они сказали Клэр, что любят и поддерживают ее; они поблагодарили ее за то, что она рассказала им о своих чувствах. Но они не стали поощрять ее к переходу.«Мы позволили ей полностью исследовать это самостоятельно», — сказала мне Хизер.

Родителям Клэр казалось, что ее страдания возникли из ниоткуда. В ее детстве не было гендерной дисфории — клинического термина, обозначающего сильное чувство оторванности от назначенного вам пола. Они были обеспокоены тем, что то, что их дочь назвала дисфорией, было просто мучениями полового созревания.

Когда Клэр достигла подросткового возраста, она продолжала бороться с проблемами психического здоровья.Ее родители нашли ей терапевта, и хотя этот терапевт работал с депрессией и тревогой Клэр — она просыпалась несколько раз за ночь, чтобы убедиться, что ее будильник установлен правильно — она не чувствовала себя достаточно квалифицированной, чтобы помочь своей пациентке с гендерной дисфорией. Терапевт направил семью в ближайшие клиники гендерной идентичности, которые предлагали услуги по адаптации для молодых людей.

Родители Клэр опасались начинать этот процесс. Хизер, имеющая докторскую степень в области фармакологии, начала самостоятельно исследовать гендерную дисфорию среди молодежи.Она надеялась лучше понять, почему Клэр так себя чувствует и что они с Майком могут сделать, чтобы помочь. Хизер пришла к выводу, что Клэр соответствовала клиническим критериям гендерной дисфории в DSM-5 , диагностическом руководстве Американской психиатрической ассоциации. Среди прочего, ее дочь явно не чувствовала себя девочкой, явно хотела тело мальчика и была глубоко огорчена этими чувствами. Но Хизер задалась вопросом, рассказывают ли эти критерии или большая часть информации, которую она нашла в Интернете, всю историю.«Психологи знают, что подростковый возраст чреват неопределенностью и поиском личности, и это даже не признается», — сказала она мне.

Хизер сказала, что большинство ресурсов, которые она нашла для родителей ребенка с гендерной дисфорией, говорили ей, что если ее дочь говорит, что она трансгендерная женщина, она трансгендерная. Если ее дочь говорила, что ей нужны гормоны, обязанность Хизер заключалась в том, чтобы помочь ей принять гормоны. Самое важное, что она могла сделать, это подтвердить свою дочь, что Хизер и Майк интерпретировали как означающее, что они должны согласиться с ее заявлениями о том, что она трансгендер.Даже если они не были так уверены.

Пока Хизер искала ответы, вера Клэр в то, что она должна совершить переход, становилась все сильнее. В течение нескольких месяцев она настаивала на том, что хочет и тестостерон, и «верхнюю операцию» — двойную мастэктомию. Она неоднократно просила родителей найти ей врачей, которые могли бы помочь ей начать путь к физическому переходу. Хизер и Майк выиграли время, сказав ей, что ищут, но пока никого не нашли. «Мы также брали ее на каякинг, больше играли с ней в настольные игры и больше смотрели с ней телевизор, а также совершали другие короткие семейные поездки», — вспоминает Хизер.«Мы также лишили ее возможности искать в Интернете, но дали ей Instagram в качестве утешения». Они сказали ей, что понимают, что ей больно, но они также чувствовали, основываясь на том, что узнали в своем исследовании, что, возможно, ее отношение к своему полу со временем изменится. Они попросили ее начать вести дневник, надеясь, что это поможет ей исследовать эти чувства.

Клэр потакала своим родителям, даже несмотря на то, что ее разочарование в них росло. Однако в конце концов что-то изменилось. В дневниковой записи, которую Клэр написала в ноябре прошлого года, она проследила свое осознание того, что она не мальчик, до одного ключевого момента.Глядя в зеркало в тот момент, когда она пыталась представить себя очень по-мужски — на «мою мешковатую, неудобную одежду; мои поврежденные короткие волосы; и мое подавленное лицо», — она обнаружила, что «мне от этого не стало лучше. Я все еще был несчастен и все еще ненавидел себя». Оттуда ее страдания постепенно начали ослабевать. «Это было неожиданно, когда я подумала: Знаешь, может быть, это неправильный ответ — может быть, это что-то другое », — сказала мне Клэр. «Но потребовалось некоторое время, чтобы на самом деле понять, что да, я определенно была девушкой.

Ознакомьтесь с выпуском за июль/август 2018 г.

Узнайте больше из этого выпуска и найдите свою следующую историю для чтения.

Подробнее

Клэр считает, что ее ощущение себя мальчиком проистекает из жестких взглядов на гендерные роли, которые она усвоила. «Я думаю, что у меня действительно было четкое представление о том, каким должен быть парень и какой должна быть девушка. Я думал, что если ты не следуешь стереотипам девушки, ты парень, а если ты не следуешь стереотипам парня, ты девушка.Она не видела себя в других девочках из своего класса средней школы, которые распадались на клики и становились все более сплетниками. Когда она стала немного старше, она нашла девушек, которые разделяли ее интересы, и начала чувствовать себя как дома в своем теле.

Хизер думает, что если бы они с Майком прислушались к информации, которую нашли в Интернете, Клэр начала бы физический переход и позже пожалела бы об этом. В наши дни Клэр в целом счастливый подросток, чьи проблемы с психическим здоровьем заметно улучшились.Она до сих пор восхищается такими людьми, как Майлз МакКенна, которые выиграли от перехода. Но она пришла к пониманию, что это просто не та, кем она оказалась.

Число самоидентифицирующих себя трансгендеров в Соединенных Штатах растет. В июне 2016 года Институт Уильямса при Школе права Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе подсчитал, что 1,4 миллиона взрослых в США идентифицируют себя как трансгендеры, что почти вдвое превышает оценку, полученную примерно десятью годами ранее. По данным института, по состоянию на 2017 год около 150 000 подростков в возрасте от 13 до 17 лет идентифицировали себя как транс.По-видимому, также растет число молодых людей, обращающихся за медицинской помощью. В крупной клинике в Соединенном Королевстве количество новых направлений увеличилось более чем на 300% за последние три года. В США, где молодежные гендерные клиники несколько новее — по всей стране разбросано около 40 — трудно найти солидные цифры. Как ни странно, однако, клиницисты сообщают о значительном увеличении числа новых направлений, а списки ожидания могут растянуться до пяти месяцев или дольше.

Как родители могут получить детям поддержку, в которой они могут нуждаться, помня при этом, что подростковый возраст по определению является временем исследования личности?

Нынешняя эра осознания гендерной идентичности, несомненно, облегчила жизнь многим молодым людям, которые чувствуют себя ограниченными иногда угнетающей природой гендерных ожиданий.Укоренился богатый новый язык, предоставляющий детям, которые, возможно, чувствовали себя одинокими или исключали слова, необходимые им для описания своего опыта. А появление Интернета позволило подросткам, даже в тех частях страны, где признание гендерного несоответствия по-прежнему происходит слишком медленно, найти себе подобных.

Но когда дело доходит до физического вмешательства, эта эра также поставила перед многими родителями новые сложные задачи. Где грань между тем, чтобы не «чувствовать себя» девочкой, потому что общество мешает быть девочкой, и потребностью в гормонах для облегчения дисфории, которая в противном случае не исчезнет? Как родители могут сказать? Как они могут помочь своим детям получить доступ к поддержке и медицинской помощи, в которой они могут нуждаться, не забывая при этом, что подростковый возраст по определению является временем лихорадочного исследования личности?

Maciek Jasik

Нет недостатка в информации для родителей, пытающихся ориентироваться в этой сложной местности.Если вы прочтете библию медицинской и психиатрической помощи трансгендерным людям — Стандарты медицинской помощи , изданные Всемирной профессиональной ассоциацией трансгендерного здоровья (Wpath), — вы найдете 11-страничный раздел под названием «Оценка и лечение детей и Подростки с гендерной дисфорией». В нем говорится, что, хотя некоторые подростки должны принимать гормоны, это решение должно приниматься обдуманно: «Прежде чем рассматривать какие-либо физические вмешательства для подростков, необходимо тщательно изучить психологические, семейные и социальные проблемы.В рекомендациях Американской психологической ассоциации звучит аналогичная нота, объясняющая преимущества гормонов, но также отмечающая, что «подростки могут сильно сосредоточиться на своих непосредственных желаниях». Далее в нем говорится: «Эта интенсивная концентрация на неотложных потребностях может создать проблемы в обеспечении того, чтобы подростки были когнитивно и эмоционально способны принимать решения, изменяющие жизнь».

Это руководство предлагают ведущие профессиональные организации. Но некоторые клиницисты стремятся к более быстрому процессу.А другие ресурсы, в том числе созданные крупными ЛГБТК-организациями, делают акцент на принятии, а не на исследовании. Веб-страница Кампании за права человека «Трансгендерные дети и молодежь: понимание основ», например, призывает родителей обращаться за советом к специалисту по гендерным вопросам. В нем также утверждается, что «быть трансгендером — это не этап, и попытки игнорировать его как таковой могут быть вредными в то время, когда ваш ребенок больше всего нуждается в поддержке и признании». Точно так же родители, заглянувшие на страницы с тегом «трансгендерная молодежь» на сайте glaad, найдут много статей о поддержке молодых людей, которые объявляют себя трансгендерами, но мало статей о сложных вопросах диагностики и развития, с которыми сталкиваются родители ребенка, изучающего гендер.

HRC, glaad и группы единомышленников делают акцент на принятии транс детей по понятным причинам: слишком долго родители, а также врачи отрицали возможность существования транс детей и подростков, не говоря уже о том, что они должны быть допущен к переходу. Многие такие организации в первую очередь занимаются повышением осведомленности и исправлением все еще распространенных заблуждений.

Подобный мотив, по-видимому, движет большей частью освещения трансгендерных молодых людей в СМИ.Возникло два жанра репортажей. Начиная с убийства 21-летнего Брэндона Тины из Небраски в 1993 году, которое легло в основу документального фильма, а также фильма Boys Don’t Cry , постоянный поток ужасных историй сосредоточен на издевательствах, физических нападениях, и самоубийство — реальные риски, с которыми по-прежнему сталкиваются трансгендерные и гендерно-неконформные (ТГГнК) молодые люди.

Совсем недавно появилась волна историй успеха. Во многих из этих рассказов дети потеряны, сбиты с толку и разочарованы вплоть до того момента, когда им разрешают отрастить волосы и принять новое имя, после чего они, наконец, становятся самими собой.Возьмем, к примеру, статью на Parents.com, в которой мать, писавшая под псевдонимом, объясняет, что годами боролась с проблемами гендерной идентичности своего ребенка, пока, наконец, не обратилась к терапевту, который после 20-минутного осмотра объявил: детский транс. Внезапно все встало на свои места. Мать пишет: «Я смотрела на ребенка, сидящего между моим мужем и мной, ребенка, который улыбался, который казался таким счастливым, который выглядел так, как будто кто-то наконец увидел его или ее таким, каким она или он увидели себя.В специальном выпуске National Geographic , посвященном гендеру, писательница Робин Маранц Хениг рассказывает историю матери, которая позволила своей 4-летней дочери, которой при рождении был назначен мальчик, выбрать имя для девочки, начать использовать женские местоимения и посещать дошкольные учреждения. как девушка. «Почти мгновенно мрак рассеялся, — пишет Хениг.

Для многих молодых людей в начале учебы переход значительно облегчил их дисфорию. Но это не ответ для всех.

Отчеты об успешных переходах могут помочь семьям представить счастливый исход для страдающего ребенка.И некоторые молодые люди явно переживают нечто подобное тому, что изображают эти рассказы о превращении гусеницы в бабочку. У них с самого раннего возраста стойкая, интенсивная гендерная дисфория, и переход облегчает ее. «Некоторые дети не колеблются» в своей гендерной идентичности, — сказал мне во время нашего разговора в 2016 году Нейт Шэрон, психиатр, курировавший гендерную клинику в Нью-Мексико в течение двух с половиной лет и сам являющийся трансгендером. Я вижу 11-летнего ребенка, который в возрасте 2 лет подошел к своей маме и сказал: «Когда я начну отращивать свой пенис? Где мой пенис?» В 2.”

Но эти истории, как правило, упускают из виду сложности жизни молодого транснационального человека или его родителя. Некоторые семьи найдут ряд разветвляющихся путей и не всегда будут знать, какое направление лучше. Как и родители Клэр, они могут быть убеждены, что их ребенку больно, но также обеспокоены тем, что физический переход не является решением, по крайней мере, не для молодого человека, все еще переживающего подростковые муки.

Мы все еще находимся на самой ранней стадии понимания того, как физический переход влияет на молодых людей с дисфорией.В то время как особенности зависят от возраста вашего ребенка и могут варьироваться от случая к случаю, процесс перехода для ребенка с постоянной дисфорией обычно выглядит примерно следующим образом. Во-первых, позвольте ребенку совершить социальный переход: принять местоимения и стиль одежды своего истинного пола и изменить свое имя, если он того пожелает. По мере того, как ваш ребенок приближается к подростковому возрасту, давайте ему препараты, блокирующие половое созревание, потому что развитие вторичных половых признаков назначенного ему пола может усугубить его гендерную дисфорию.Когда они достигнут подросткового возраста, помогите им получить доступ к кросс-половым гормонам, которые позволят им развить вторичные половые признаки в соответствии с их гендерной идентичностью. (До недавнего времени гормоны, как правило, не назначались до 16 лет; теперь гормональную терапию чаще начинают 15- и 14-летние, а иногда и дети младшего возраста.)

В Соединенных Штатах предотвращение полового созревания стало всего чуть более десяти лет назад, поэтому исследователи только начали отслеживать детей, вовлеченных в этот процесс, и у нас еще нет исчерпывающих данных об их долгосрочных результатах.Большинство данных, которые у нас есть, относятся к детям, которые совершили социальный переход в раннем возрасте, но еще не перешли физически. Информация поступила от исследователя из Вашингтонского университета по имени Кристина Олсон. Олсон является основателем TransYouth Project, который следит за когортой из примерно 300 детей в течение 20 лет — это самое продолжительное такое лонгитюдное исследование в США. Дети, которых она отслеживает, похоже, чувствуют себя хорошо — они не кажутся такими уж разными , с точки зрения их психического здоровья и общего счастья, из контрольной группы цисгендерных детей (то есть детей, которые идентифицируют себя с полом, который им был назначен при рождении).

В престижном Центре экспертизы гендерной дисфории при Медицинском центре университета Vrije Universiteit в Амстердаме, который часто называют просто «голландской клиникой», группа детей старшего возраста, прошедших курс блокаторов полового созревания и кросс- Протокол половых гормонов также оказался успешным: «Гендерная дисфория разрешилась», согласно исследованию группы, опубликованному в 2014 году в Pediatrics. «Психологическое функционирование неуклонно улучшалось, а самочувствие было сравнимо со сверстниками того же возраста.”

Эти первые результаты, хотя и многообещающие, могут сказать нам лишь немногое. Выводы Олсона исходят от группы детей-трансгендеров, чьи родители относительно богаты и активны в сообществах поддержки трансгендеров; они вызвались своих детей для исследования. Существуют ограничения на то, сколько мы можем экстраполировать из голландского исследования: эта группа прошла комплексный диагностический процесс перед переходом, который включал непрерывный доступ к психиатрической помощи в высшей гендерной клинике — процесс, к сожалению, недоступный. каждому молодому человеку, который совершает переход.

Среди вопросов, которые еще предстоит решить в ходе долгосрочных исследований, — влияние лекарств на молодых людей. Как объяснил мне Томас Стенсма, психолог и исследователь из голландской клиники и соавтор этого исследования, данных о потенциальных рисках введения молодым людям блокаторов полового созревания мало. Он хотел бы увидеть дальнейшие исследования возможного влияния блокаторов на развитие костей и мозга. (Потенциальные долгосрочные риски, связанные с гормонами кросс-пола, малоизвестны, но, по словам Джошуа Сафера, одного из авторов «Руководства по клинической практике» Эндокринологического общества по лечению гендерной дисфории, они, вероятно, скромны.)

Между тем, фундаментальные вопросы о гендерной дисфории остаются без ответа. Исследователи до сих пор не знают, что вызывает ее — гендерная идентичность обычно рассматривается как сложное переплетение биологических, психологических и социокультурных факторов. В некоторых случаях гендерная дисфория может взаимодействовать с состояниями психического здоровья, такими как депрессия и тревога, но нет единого мнения о том, как и почему. Травма, особенно сексуальная травма, может способствовать или усугублять дисфорию у некоторых пациентов, но опять же, никто точно не знает, почему.

Повторим: для многих молодых людей, участвовавших в ранних исследованиях, переход — социальный для детей, физический для подростков и молодых людей — по-видимому, значительно облегчил их дисфорию. Но это не ответ для всех. Некоторые дети страдают дисфорией с самого раннего возраста, но со временем привыкают к своему телу. У некоторых дисфория развивается примерно в то же время, когда они достигают половой зрелости, но их страдания носят временный характер. Другие в конечном итоге идентифицируют себя как небинарные, то есть ни мужчины, ни женщины.

Игнорирование разнообразия этих переживаний и сосредоточение внимания только на тех, кто фактически «родился не в том теле», может причинить вред. Это аргумент небольшой, но громкой группы мужчин и женщин, которые совершили переход только для того, чтобы вернуться к назначенному им полу. Многие из этих так называемых детранзишнеров утверждают, что их дисфория была вызвана не глубоко укоренившимся несоответствием между их гендерной идентичностью и телом, а скорее проблемами психического здоровья, травмами, социальным женоненавистничеством или комбинацией этих и других факторов.Они говорят, что к физическому вмешательству гормонов или хирургическому вмешательству их подтолкнуло давление сверстников или врачи, которые упустили из виду другие возможные объяснения их страданий.

Некоторые из этих вмешательств необратимы. Люди по-разному реагируют на гормоны кросс-пола, но изменения высоты голоса, волос на теле и других физических характеристик, таких как развитие ткани молочной железы, могут стать постоянными. Дети, которые принимают блокаторы полового созревания, а затем гормоны кросс-пола, могут не иметь биологических детей.Хирургические вмешательства иногда могут быть отменены дальнейшими операциями, но часто с неутешительными результатами.

Озабоченность детранзишнеров разделяет ряд клиницистов, работающих в этой области, большинство из которых психологи и психиатры. Они очень поддерживают так называемую подтверждающую заботу, которая предполагает принятие и изучение заявлений ребенка об их гендерной идентичности с состраданием. Но они обеспокоены тем, что в похвальных в других отношениях усилиях по оказанию ТГГнК молодым людям необходимой им помощи некоторые специалисты в их области игнорируют сложность и изменчивость развития гендерной идентичности у молодых людей.Эти коллеги одобряют подросткам гормональную терапию или даже сложную хирургическую операцию, не изучая полностью их психическое здоровье или социальные и семейные влияния, которые могут формировать у них зарождающееся чувство гендерной идентичности.

По мнению многих ведущих клиницистов, это слишком узкое определение поддерживающей помощи. «Подтверждение заботы не отдает предпочтение какому-то одному результату, когда речь идет о гендерной идентичности, а вместо этого направлено на то, чтобы позволить исследовать гендер без осуждения и с четким пониманием рисков, преимуществ и альтернатив любому выбору на этом пути», — Арон Янссен, — сказал мне клинический директор Службы гендерных и сексуальных отношений в детской больнице Хассенфельда в Нью-Йорке.«Многие люди ошибочно воспринимают подтверждающую помощь как переход к социальному и медицинскому переходу во всех случаях без промедления, но реальность намного сложнее».

Чтобы понять эту сложную реальность и обеспечить наилучшие результаты для всех детей, изучающих гендер, родителям нужна точная, детальная информация о том, что такое гендерная дисфория, и о многих белых пятнах в наших текущих знаниях. Они не всегда понимают.

Для людей с гендерной дисфорией физический переход может улучшить и даже спасти жизнь.В то время как репрезентативные долгосрочные данные о благополучии транс-взрослых еще не появились, доказательства, которые существуют, а также огромное количество личных рассказов транс-людей и врачей, которые помогают им переходить, ошеломляют. На многих, если не на большинство людей, страдающих половой дисфорией, гормоны работают . Хирургия работает . Это отражено в исследованиях, которые постоянно показывают низкий уровень сожалений о наименее обратимых физических процедурах для устранения гендерной дисфории.Например, один обзор прошлых исследований 2012 года показал, что операция по смене пола «является эффективным методом лечения [гендерной дисфории] и единственным методом лечения, который был эмпирически оценен на большом количестве клинических случаев». Исследование «нижней хирургии» или хирургии, предназначенной для создания полового члена или влагалища, показало, что с 1972 по 2015 год «только 0,6 процента транс-женщин и 0,3 процента транс-мужчин, подвергшихся [этим процедурам], были идентифицированы как испытывающие сожаление».

Тем из нас, кто никогда не страдал гендерной дисфорией, может быть трудно оценить, что поставлено на карту.Ребекка Клинг, преподаватель Национального центра трансгендерного равенства в Вашингтоне, округ Колумбия, рассказала мне, что до перехода ей казалось, что она постоянно носит с собой рюкзак, полный камней. «Это сделает все в моей жизни сложнее, а во многих случаях сделает все невозможным», — сказала она. «Конечно, возможность снять это тяжелое бремя добавила комфорта и стабильности моему ощущению себя и своего тела». Другие транс*люди предлагали аналогичные описания гендерной дисфории — тяжесть, гудение, неизбежный источник размышлений и беспокойства.Гормоны и хирургия приносят трансгендерам глубокое облегчение.

Исторически сложилось так, что им было отказано в доступе к этой помощи. Кристине Йоргенсен, первой американке, получившей широкую известность благодаря переходу с помощью гормонов и хирургии в 1950-х годах, пришлось поехать в Данию для лечения. Транс-историк Дженни Бимин отмечает, что врач Йоргенсена «получил более 1100 писем от транссексуалов, многие из которых хотели стать его пациентами» в течение нескольких месяцев после лечения Йоргенсена.В результате запросов «правительство Дании запретило такие процедуры для неграждан. В Соединенных Штатах многие врачи просто отвергли быстро растущее число людей, желающих сделать операцию по подтверждению пола, как психически больных».

Сегодня ситуация в США улучшилась, но отсутствие доступа к услугам по переходу продолжает оставаться проблемой. Могут ли трансгендеры в этой стране получить доступ к лечению, такому как гормоны и хирургия, зависит от множества факторов, начиная от того, где они живут, заканчивая тем, что покрывает их медицинская страховка (если она у них есть), и их способностью ориентироваться в грудах документов.Эрика Андерсон, трансгендерная женщина и клинический психолог, работающая в Детском и подростковом гендерном центре в детской больнице Бениоффа Калифорнийского университета в Сан-Франциско, всего десять лет назад попыталась получить гормоны у эндокринолога в Филадельфии. «Даже мне с моим образованием и ресурсами было отказано в уходе и доступе», — сказала она мне. «Эндокринолог просто сказал: «Я этого не делаю». Я предложил ей рекомендации ее эндокринологического общества», — сказал Андерсон. «Она отказалась и даже не посмотрела мне в глаза.Ни обращения, ни предложения помощи. Она отослала меня ни с чем, чувствуя, что я никому не нужен».

У многих трансгендерных людей есть истории, похожие на историю Андерсона. По этой причине, среди прочего, транс-сообщества могут скептически относиться к тем, кто фокусируется на негативных результатах перехода. Они уже давно имеют дело с «профессионалами, которым кажется неудобным давать трансгендерам добро на переход вообще», — сказала мне в электронном письме Зинния Джонс, транс-женщина, которая управляет веб-сайтом GenderAnalysis. Они также столкнулись с «излишне затянутыми сроками обращения за медицинской помощью, непониманием или чрезмерным скептицизмом в отношении нашей идентичности со стороны клиницистов и так далее.

Такие группы, как Wpath, основная организация психологов, психиатров, эндокринологов, хирургов и других специалистов, работающих с ТГГнК-клиентами, в последние годы пытались обратить вспять это пренебрежение. Все большее число гендерных клиник для взрослых следуют протоколам «информированного согласия», основанным на философии, согласно которой транс-взрослые, как только они проинформированы о потенциальных преимуществах и рисках медицинских процедур, имеют право принимать собственные решения относительно своего тела и не должны их потребность в услугах ставится под сомнение специалистами в области психического здоровья и медиками.

Этот сдвиг рассматривается многими трансгендерами и защитниками как важная коррекция курса после десятилетий надзора за воротами — отчужденные профессионалы говорят трансгендерам, что они не могут получить гормоны или операцию, потому что они не на самом деле трансгендеры или не были жили как транс-человек достаточно долго или были слишком психически больны.

Для детей и подростков, задающих вопросы о гендерной принадлежности, ситуация иная. Законный опекун несовершеннолетнего почти всегда должен давать согласие на медицинскую процедуру, будь то тонзиллэктомия или хирургическое вмешательство.Wpath и другие организации, предоставляющие рекомендации для переходных молодых людей, призывают к тщательному обследованию пациентов, прежде чем они начнут принимать блокаторы или гормоны.

Это предостережение исходит из опасений, присущих работе с молодежью. Подростки меняются значительно и быстро; они могут воспринимать себя и свое место в мире по-другому в 15 лет, чем в 12. «У вас начинается половое созревание примерно в том возрасте, когда у них развивается концепция абстрактного мышления», — сказал Нейт Шарон, психиатр из Нью-Мексико. .«Поэтому они могут начать концептуализировать гендерные концепции гораздо богаче и шире, чем раньше, и тогда, возможно, блокаторы полового созревания или половые гормоны не для них». Это было верно и для Клэр: сдвиг в ее понимании природы пола привел ее к осознанию того, что переход не был для нее ответом.

Для детей младшего возраста гендерная идентичность представляет собой еще более сложное понятие. Например, в одном эксперименте многие дети в возрасте от 3 до 5 лет думали, что если мальчик наденет платье, он станет девочкой.Специалисты по гендерным вопросам иногда сталкиваются с маленькими детьми, которые считают себя представителями другого пола или хотят быть ими из-за их предпочтений в одежде или играх — Мне нравится играть в драки, поэтому я должен быть мальчиком — но которые не соответствуют Критерии половой дисфории.

В прошлом терапевты и врачи интерпретировали изменчивость гендерной идентичности среди детей как лицензию на то, чтобы помещать детей, изменяющих пол, в «правильную» коробку, поощряя — или заставляя — их играть с «правильными» игрушками и одеваться в «правильная» одежда.Примерно пять лет назад, по оценке одного клинициста, социальный переход часто вызывал неодобрение. Десятилетиями взрослые иногда терпели трансгендерность как крайний вариант, но молодые люди чаще рассматривали ее как нечто, что нужно выбить из головы, а не исследовать или принять. Так называемая репаративная терапия нанесла вред и унизила трансгендерных и гендерно-неконформных детей. В своей книге « Гендерное рождение, гендерное создание » Дайан Эренсафт, директор отдела психического здоровья в Центре гендерного равенства детей и подростков Калифорнийского университета в Сан-Франциско, пишет, что жертвы этой практики «становятся вялыми или возбужденными, тоскуют по своим любимым игрушкам и одежду, и даже буквально прячутся в шкафах, чтобы продолжать играть с запрещенными игрушками или носить запрещенную одежду.Такая терапия сейчас рассматривается как неэтичная.

Подтверждающая забота гораздо более гуманна, чем старые философии. Но это, по крайней мере, немного противоречит тому, что мы знаем о изменчивости гендерной идентичности у молодых людей.

В наши дни ведущие молодежные гендерные клиницисты вместо этого практикуют подтверждающую помощь. Они слушают своих маленьких пациентов, серьезно относятся к их заявлениям об их поле и часто помогают облегчить социальный и физический переход. Подтверждение заботы быстро стало профессиональным императивом: не спрашивайте, кто ваши клиенты — позвольте им рассказать вам, кто они, и примите их личность в заботливой и ободряющей манере.

Утверждающий подход гораздо более гуманен, чем подход старшего возраста, но он, по крайней мере, немного противоречит тому, что мы знаем о изменчивости гендерной идентичности у молодых людей. Что значит подтверждать, признавая при этом, что дети и подростки могут иметь представление о гендере, которое меняется в течение короткого промежутка времени? Что значит утверждать, признавая при этом, что чувство гендерной дисфории может усугубляться проблемами с психическим здоровьем, травмой или их комбинацией?

Клиницисты все еще ломают голову над тем, как определить поддерживающую заботу и как сбалансировать одобрение и осторожность при лечении подростков.«Я не хочу быть привратником, — сказала мне Дайан Берг, содиректор Национального центра здоровья гендерного спектра при Миннесотском университете. «Но я также беспокоюсь о том, что, открыв ворота, у нас будет больше подростков, которые не участвуют в рефлексивной работе, необходимой для принятия правильных решений, и в конечном итоге может оказаться больше людей, когда они станут старше, которые например, О, хм… теперь я не уверен насчет этого ».

Когда Макс Робинсон было 17 лет, двойная мастэктомия имела для нее смысл.На самом деле, это казалось ей единственным выходом — чудодейственной спасительной процедурой. Хотя у нее было женское тело, на самом деле она была мужчиной. Хирургия, наконец, даст ей шанс быть самой собой.

Я встретил Макс, которой сейчас 22 года, в просторном кафе в тихом городке на юге Орегона, где она живет. На ней была футболка с фланелевой застежкой поверх нее. На голове серая зимняя шапка; у ее ног лохматая белая служебная собака. К тому времени, когда мы встретились, мы поговорили по телефону и обменялись несколькими электронными письмами, и она рассказала мне свою историю, которая предполагает сложность развития гендерной идентичности.

Макс вспоминала, что уже в 5 лет ей не нравилось, когда с ней обращались как с девочкой. «Я спрашивала своих учителей о том, почему я должна была сделать ангела вместо Санты для рождественской поделки, или почему в пропуске в туалет для девочек были ленты вместо футбольных мячей, когда я играла в футбол и знала много других девочек в нашем классе, которые любила футбол», — сказала она.

Она росла счастливым сорванцом — до полового созревания. «Люди ожидают, что ты вырастешь из этого, — объяснила она, — в этом возрасте, и люди начинают чувствовать себя некомфортно, когда ты этого не делаешь.Хуже того, «то, как люди относились ко мне, стало все более сексуальным». Она вспомнила одного мальчика, который, когда ей было 12, постоянно просил ее взять карандаш, чтобы он мог заглянуть ей под рубашку.

«Я стал намного больше отделяться от своего тела, когда у меня начался период полового созревания, — сказал Макс. Ее дискомфорт становился все более внутренним — меньше разочарования по поводу того, как мир относится к женщинам, и больше ощущения, что проблема кроется в ее собственном теле. Она пришла к выводу, что быть женщиной — это «что-то, что я должна контролировать и исправлять.Она пробовала разные способы уменьшить свой дискомфорт — в седьмом классе она колебалась между «одеванием как 12-летний мальчик» и ношением откровенных нарядов с глубоким вырезом, попытками бросить вызов требованиям мира и удовлетворить их. изготовление ее тела. Но ничто не могло изгнать из нее ощущение, что женственность не для нее. У нее был и более плохой опыт с мужчинами: когда ей было 13 лет, она занималась сексом с пожилым мужчиной, с которым встречалась; в то время это казалось согласованным, но с тех пор она поняла, что 13-летний не может дать согласие на секс с 18-летним.В 14 лет она стала свидетелем того, как взрослый мужчина приставал к ее подруге на пижамной вечеринке в церкви. Примерно в это же время у Макса диагностировали депрессию и генерализованное тревожное расстройство.

В девятом классе Макс впервые столкнулась с концепцией трансгендерности, когда посмотрела серию Шоу Тайры Бэнкс , в которой Бак Энджел, транс-порнозвезда, рассказал о своем переходе. Это открыло новый мир онлайн-исследований гендерной идентичности. Постепенно она решила, что ей нужен переход.

Родители Макс поначалу отнеслись к этому скептически, но в конце концов смирились и записали ее на сеансы к психотерапевту, специализирующемуся на вопросах гендерной идентичности. Она вспомнила, что специалист был очень открыт для того, чтобы направить ее на путь перехода, хотя и предположил, что у ее дискомфорта могут быть и другие причины. Макс, однако, был уверен, что переход был ответом. Она сказала мне, что «отказалась говорить о чем-либо, кроме перехода».

Когда Макс было 16 лет, ее терапевт выписал ей направление к эндокринологу, который мог бы помочь ей начать процесс физического перехода, прописав мужские гормоны.Эндокринолог был настроен скептически, сказал Макс. «Я думаю, что она видела подростка-лесбиянку», а не трансгендера. Однако в то время Макс интерпретировал нежелание доктора как ее «неосведомленность, попытку причинить мне боль». Вооружившись направлением от своего терапевта, Макс попросила эндокринолога назначить лечение, которое она искала.

Макс начал принимать тестостерон. У нее были некоторые побочные эффекты — приливы, проблемы с памятью, — но гормоны также принесли реальное облегчение. Ее план с самого начала заключался в том, чтобы сделать первоклассную операцию, и первоначально многообещающие эффекты гормонов помогли убедить ее продолжить этот путь.Когда ей было 17 лет, Максу, у которого все еще были серьезные проблемы с психическим здоровьем, была назначена операция.

Поскольку у Макс было одобрение родителей, хирург, которого она посещала, согласился оперировать ее, несмотря на то, что она была еще несовершеннолетней. (Хирурги стали чаще проводить верхние операции подросткам в возрасте 16 лет, если у них есть разрешение родителей. Медицинские нормы более консервативны, когда речь идет о нижних операциях; Wpath говорит, что их следует выполнять только взрослым, которые живут в свою гендерную роль в течение как минимум одного года.) Макс пошел в хирургию с оптимизмом. «Я была убеждена, что это решит многие мои проблемы, — сказала она, — и я еще не назвала точно многие из этих проблем».

Макс Робинсон начала принимать гормоны кросс-пола, когда ей было 16 лет, и перенесла двойную мастэктомию, когда ей было 17. Сейчас ей 22 года, она детранзиционировала и идентифицирует себя как женщина. (Хлоя Афтель)

Сначала Макс была довольна результатами своей физической трансформации. До операции она не могла полностью сойти за мужчину. После операции, между ее недавно маскулинизированной грудью и волосами на лице, которые она смогла отрастить благодаря гормонам, она чувствовала, что оставила позади тот пол, который ей был присвоен при рождении.«Мне казалось достижением, что меня видят так, как я хотела, — сказала она мне.

Но это чувство длилось недолго. После операции Макс переехала из родной Калифорнии в Портленд и там погрузилась в транс-сцену. Это не был счастливый дом. Ясность личности, к которой она стремилась — и которую она временно почувствовала после того, как начала принимать гормоны и перенесла операцию, — так и не наступила полностью. Ее дискомфорт не исчез.

Сегодня Макс идентифицирует себя как женщина. Она считает, что неправильно истолковала свою сексуальную ориентацию, а также последствия женоненавистничества и травмы, которые она пережила в молодости, как связанные с гендерной идентичностью.Из-за гормональной терапии у нее все еще есть волосы на лице, и в результате ее часто принимают за мужчину, но она научилась жить с этим: «Мое самоощущение не полностью зависит от того, как меня видят другие люди».

Макс является одним из растущего числа людей, которые считают, что их подвели терапевты и врачи, к которым они обращались за помощью со своей гендерной дисфорией. Хотя их отдельные истории различаются, они, как правило, затрагивают схожие темы. Большинство из них начали переход в подростковом или раннем взрослом возрасте.Многие принимали гормоны в течение длительного периода времени, что вызывало необратимые изменения их голоса, внешности или того и другого. Некоторым, как Максу, также сделали операцию.

Многие детранзишнеры считают, что в процессе, предшествующем их переходу, благонамеренные клиницисты оставили неисследованными их накладывающиеся друг на друга проблемы с психическим здоровьем или прошлые травмы. Хотя терапевт Макс пытался работать с ней над другими проблемами, Макс теперь считает, что ее подтолкнули к скорейшему физическому переходу клиницисты, работавшие в рамках, которые рассматривали это как единственный способ, которым кто-то вроде нее может испытать облегчение.По ее словам, несмотря на то, что большую часть процесса она была несовершеннолетней, ее врачи более или менее делали то, что она им говорила.

«Я настоящая 22-летняя женщина со шрамами на груди, сорванным голосом и тенью на 5 часов, потому что я не могла смириться с мыслью о том, что вырасту и стану женщиной», — сказала Кэри Стелла. , детрансформер.

За последние пару лет движение детранзишнеров стало более заметным. Прошлой осенью Макс рассказала свою историю журналу культуры и идей The Economist , 1843 .Депереходники, которые ранее вели блог под псевдонимом, в основном на Tumblr, начали писать под своими настоящими именами, а также говорить на камеру в видео на YouTube.

Кари Стелла — автор блога под названием «Путеводитель по бушующим звездам». Стелла, сейчас 24 года, социальный переход в 15, гормональный переход в 17, двойная мастэктомия в 20 и детранзишн в 22. «Я настоящая 22-летняя женщина со шрамами на груди, со сломанным голосом и тень на 5 часов, потому что я не могла смириться с мыслью о том, что вырасту и стану женщиной», — сказала она в видео, опубликованном в августе 2016 года.«Я была не очень эмоционально стабильным подростком, — сказала она мне во время нашего разговора. Переход предлагал «уровень контроля над тем, как меня воспринимают».

Кэри Каллахан — 36-летняя женщина, живущая в Огайо, которая отказалась от перехода после того, как в течение четырех лет идентифицировала себя как трансгендер и провела девять месяцев на мужских гормонах. Ранее она вела блог под псевдонимом Мария Кэтт, но «раскрылась» в видео на YouTube в июле 2016 года. Теперь она служит чем-то вроде старшей сестры в сети женщин, в основном молодых детранзишнеров, около 70 из которых она встречала лично. ; она сказала мне, что переписывалась онлайн еще с 300.(Детранзишнеры, которые высказались до сих пор, — это в основном люди, которым при рождении была назначена женщина. Традиционно большинство новых пациентов в молодежных гендерных клиниках были назначены мужчинами; сегодня многие клиники сообщают, что новым пациентам в основном назначают женщин. Единого мнения нет. объяснение изменения.)

Я встретил Кэри в Колумбусе в марте. Она рассказала мне, что ее решение о детранзишне выросло из ее опыта работы в трансгендерной клинике в Сан-Франциско в 2014 и 2015 годах. «Люди часто говорили мне, что при переходе ваша гендерная дисфория ухудшается, прежде чем станет лучше», — сказала она. сказал мне.«Но я видел и знал столько людей, которые резали себя, морили себя голодом, не выходя из своих квартир. Это заставило меня усомниться в повествовании о том, что если вы дойдете до медицинского перехода, то, вероятно, это сработает для вас хорошо».

Кэри Каллахан служит чем-то вроде старшей сестры для группы женщин, которые, как и она, совершили детранзишн. (Мэтт Эйх)

Кэри сказала, что встречала людей, которые, казалось, боролись с тяжелой травмой и психическим заболеванием, но были зациклены на следующем этапе перехода, убежденные , что был моментом, когда им станет лучше.«Я знала многих людей, приверженных этому повествованию, у которых, казалось, дела шли не очень хорошо, — вспоминала она. Время, проведенное Кэри в клинике, заставило ее осознать, что тестостерон также не заставил ее чувствовать себя лучше. Она совершила детранзишн, переехала в Огайо и теперь призывает к более тщательному подходу к лечению гендерной дисфории, чем тот, который, по словам многих детранзишнеров, они испытали сами.

Частично это будет означать, что клиницисты будут соблюдать рекомендации, такие как Standards of Care Wpath, которые не имеют обязательной силы.«Когда я смотрю на то, что описывает SOC , а затем я смотрю на свой собственный опыт и опыт моих друзей в отношении гормонов и хирургии, едва ли есть какое-либо совпадение между директивами SOC и реальностью лечения, которое получают пациенты. — сказал мне Кэри. «Мы не обсуждали все последствия медицинского вмешательства — психологические, социальные, физические, сексуальные, профессиональные, финансовые и юридические, — которые SOC предписывает обсуждать специалистам в области психического здоровья.То, что описано в SOC , и уход, который получают люди перед получением разрешения на прием гормонов и хирургическое вмешательство, сильно отличаются друг от друга».

Детранзишнеры, по понятным причинам, вызывают подозрения у транс-сообщества. Представьте, что вы транс-человек, который выдержал жестокую битву, чтобы доказать своему психиатру и эндокринологу, что вы трансгендер, чтобы получить доступ к гормонам, которые значительно улучшают качество вашей жизни и облегчают страдания. Вы можете со скептицизмом, по крайней мере, отнестись к группе, призывающей к большему контролю.Консервативные СМИ, со своей стороны, часто хватаются за повествования о детранзишне, чтобы продвигать идею о том, что трансгендерность — это своего рода либеральное изобретение. «Как Кэри освободили от трансгендеризма» — так консервативный веб-сайт LifeSiteNews неискренне интерпретировал историю Кэри.

Видео: обращение вспять смены пола

Никто не знает, насколько распространено изменение пола. Часто цитируемая статистика — что только 2,2 процента людей, которые физически совершают переход, позже сожалеют об этом, — не дает полной картины.Это происходит из исследования, проведенного в Швеции, в котором изучались только те люди, которые перенесли операцию по смене пола и официально изменили свой пол, а затем подали заявку на изменение своего пола обратно — стандарт, который, как указала Кэри, исключил бы ее и большинство из них. детранзишнеров, которых она знает.

Само собой разумеется, что по мере того, как любая медицинская процедура становится более доступной, все больше людей будут сожалеть о ней. Зачем сосредотачиваться на детранзишнерах, если никто даже не знает, настолько ли распространен их опыт? Один из ответов заключается в том, что клиницисты, посвятившие тысячи часов работе с трансгендерными и гендерно-неконформными молодыми людьми, высказывают те же опасения.

Когда дело доходит до помощи ТГГнК молодым людям в доступе к физическим вмешательствам, немногие американские клиницисты обладают добросовестностью психолога Лауры Эдвардс-Липер. Десять лет назад, когда она работала в Бостонской детской больнице, она посетила голландскую клинику, чтобы узнать о протоколе блокировки полового созревания, разработанном там впервые. Она помогла вернуть этот протокол в Бостон, где работала с первой группой американских детей, прошедших этот процесс.

Сегодня Эдвардс-Липер курирует сотрудничество между Тихоокеанским университетом и Орегонской трансгендерной клиникой в ​​рамках некоммерческой системы Legacy Health.В Pacific она обучает аспирантов клинической психологии проводить «оценку готовности» молодых людей, нуждающихся в услугах физического перехода.

В феврале я посетил один из ее классов в Пасифик, недалеко от Портленда. В течение часа она позволяла мне засыпать своих студентов вопросами об их опыте стажеров-клиницистов в совершенно новой области. Когда зашла речь о депереходах, вмешалась Эдвардс-Липер. «Я предсказывала это, не знаю, последние пять или более лет», — сказала она.«Я ожидаю, что их будет все больше и больше, потому что сейчас так много молодых людей получают услуги с очень ограниченной оценкой психического здоровья, а иногда и без оценки психического здоровья. Я думаю, это неизбежно».

Лаура Эдвардс-Липер, клиницист Тихоокеанского университета и Орегонской трансгендерной клиники. Она привезла в США протокол перехода, блокирующий половое созревание, впервые предложенный голландцами. думать, что они трансгендеры в какой-то момент времени, не будут так думать позже.Это спорный вопрос в некоторых уголках транс-сообщества. Небольшая группа исследований была интерпретирована как показывающая, что большинство детей, которые испытывают гендерную дисфорию, в конечном итоге перестают ее испытывать и начинают идентифицировать себя как цисгендерные взрослые. (В этих исследованиях дети, страдающие сильной дисфорией в течение длительного периода времени, особенно в подростковом возрасте, с большей вероятностью идентифицируют себя как транссексуалы в долгосрочной перспективе.)Наиболее правдоподобная критика сосредоточена на утверждении, что некоторые дети, которые были просто гендерно нонконформными — то есть они предпочитали стереотипно кросс-сексуальные действия или стили в одежде — но не дисфорическими , могли быть засчитаны как отказники, потому что исследования основывались на по устаревшим диагностическим критериям, искусственно завышая процент. (Термины депереход и отказ используются разными людьми по-разному. В этой статье я провожу следующее различие: детранзишнеры — это люди, которые проходят социальные или физические переходы, а затем обращают их вспять; дезистеры — это люди, которые перестают испытывать гендерные переживания. дисфория без полного социального или физического перехода.)

Показатель отказа от лечения детей с точно диагностированной дисфорией, вероятно, ниже, чем предполагают некоторые оспариваемые исследования; небольшое количество просто неконформных детей, возможно, действительно было ошибочно включено даже в некоторые из самых последних исследований, в которых не использовались самые современные критерии, из DSM-5 . И остается мало крупных, тщательных исследований, которые могли бы дать более надежные данные.

Однако в подмножестве транс-адвокации отказ рассматривается не как феномен, который нам еще предстоит полностью понять и измерить, а скорее как миф, который нужно развеять.Часто считается, что у тех, кто поднимает тему воздержания, есть гнусные мотивы — либеральное издание ThinkProgress, например, назвало исследование воздержания «пагубной лженаукой, преследующей трансгендерных детей», а поджанр статей и постов в блогах пытается развенчать миф об отказе». Но доказательства того, что отказ происходит, неопровержимы. Американская психологическая ассоциация, Управление по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психическим здоровьем, Эндокринное общество и Wpath признают, что отказ от наркотиков имеет место.Я не разговаривал ни с одним клиницистом, который считает иначе. «Я видел, как это происходит клинически», — сказал Нейт Шарон. «Это не миф».

Несмотря на это общее согласие, Эдвардс-Липер беспокоится о том, что методы лечения имеют тенденцию к интерпретации подтверждающей заботы, которая влечет за собой кивание вместе с детьми и подростками, которые говорят, что они хотят физических вмешательств, а не оценивают, могут ли они извлечь из них пользу.

Десять лет назад все было наоборот. «Мне постоянно приходилось оправдываться, почему мы должны предлагать лекарства, блокирующие половое созревание, почему мы должны поддерживать этих транс-молодых людей, чтобы они получали необходимые им услуги», — вспоминает Эдвардс-Липер.«Люди думали, что это просто сумасшествие, и думали, что четырехчасовые оценки, которые я проводил, тоже были — как этого могло быть достаточно, чтобы решить, следует ли продолжать медицинское вмешательство? Это было в 2007 году, и теперь я получаю вопросы: «Почему вы заставляете людей проходить какие-либо оценки?», «Почему психическое здоровье должно быть вовлечено в это?» и «Мы должны просто слушать, что говорят дети». слушайте, что говорят подростки, и относитесь к ним, как к взрослым». Пол.«Я бы сказал, что «утверждать» — это не всегда делать именно то, что, по словам ребенка, он хочет в данный момент», — сказал один из них. Другой добавил: «Наша роль как клиницистов состоит не в том, чтобы подтвердить или опровергнуть чью-то гендерную идентичность, а в том, чтобы помочь им изучить ее с немного большим количеством нюансов». Я спросил студентов, не сталкивались ли они с идеей, что проведение углубленного оценивания является оскорбительным или стигматизирующим. Все кивнули. — Ну, они знают, какая у меня репутация, — со смехом сказал Эдвардс-Липер. «Я рассказал им о вещах, которые чуть ли не бросали в меня на конференциях.

«Я думаю, что маятник качнулся так далеко, что теперь мы, возможно, не так критично смотрим на проблемы, как следовало бы», — говорит психолог Дайан Берг.

Эти проблемы с конференцией дали Эдвардс-Липер сигнал о том, что ее поле деятельности изменилось таким образом, что она нашла это неудобным. На одной из конференций несколько лет назад, вспоминает она, один из участников дискуссии, который был уважаемым клиницистом в своей области, сказал, что всесторонние оценки Эдвардс-Липер требуют от детей «прыгать через еще больше огненных обручей» и «повторно травмируют».Это вызвало аплодисменты публики, в основном семей молодых трансгендерных людей. Во время другого панельного обсуждения, на той же конференции с тем же клиницистом, но на этот раз с коллегами-клиницистами, произошло то же самое: больше заявлений о том, что оценки травмируют, больше бурных аплодисментов.

Эдвардс-Липер не одинок в своем беспокойстве по поводу того, что отрасль отклоняется от собственных устоявшихся передовых практик. «Я думаю, что из-за мотивации оказывать поддержку, утверждать и не подвергать стигматизации маятник качнулся так далеко, что теперь мы, возможно, не так критично смотрим на проблемы, как следовало бы», — отмечает Национальный центр здоровья гендерного спектра. Диана Берг сказала мне.Эрика Андерсон, клиницист Калифорнийского университета в Сан-Франциско, выразила аналогичную озабоченность: «Боюсь, что некоторые из историй, которые мы слышали о детранзишне, связаны с людьми, которые поспешно приступили к медицинским вмешательствам и решили, что они не для них, и не помогли. тщательно проверить свое решение либо самостоятельно, либо с профессиональными людьми, которые могли бы им помочь».

Даже некоторые клиницисты, подчеркивавшие необходимость почтительного отношения к молодым людям, признают наличие здесь сложностей. Психолог с многолетним опытом работы с молодежью из числа ТГГнК, Дайан Эренсафт, возможно, является наиболее часто цитируемым клиницистом по гендерным вопросам молодежи в стране.Она неустанно защищает интересы транс-детей. «Сейчас нас ведут дети», — сказала она недавно The Washington Post . Она считает это положительным моментом: «Если вы послушаете детей, вы обнаружите их пол», — написала она в одной из статей. «Не нам говорить, а им говорить».

Но когда я разговаривал с Эренсафт у нее дома в Окленде, она описала множество ситуаций, связанных с физическими вмешательствами, в которых ее работа была намного сложнее, чем просто подтверждение самодиагностики клиента.«Это то, что я постоянно говорю детям, особенно подросткам», — сказала она. «Часто они настаивают на быстром. Я говорю: «Послушай, я стар, ты молод. Я иду медленно, ты быстро. Нам нужно это решить». Иногда, по ее словам, она подозревает, что ребенок, который хочет гормонов прямо сейчас , просто рассказывает что-то, что он нашел в Интернете. «Он просто деревянный, это единственное, что я могу сказать», — сказала она мне.

В конце нашего интервью Эренсафт показала мне слайд из доклада, который она готовила, о том, что значит быть аффирмирующим врачом: «РЕАЛЬНОСТЬ: МЫ НЕ РЕЗИНОВЫЕ ШТАМПОВЩИКИ И ПУШЕРЫ; МЫ ФАСИЛИТАТОРЫ.Это не так уж далеко от определения роли клинициста, данного учениками Эдвардса-Липера.

Компетентные клиницисты время от времени подвергают сомнению представление своих клиентов об их гендерной идентичности, чтобы убедиться, что они подходят к этому вопросу достаточно изощренно. Они хотят убедиться, что у данного пациента есть гендерная дисфория, как это определено в DSM-5 , и что его текущая гендерная идентичность является неотъемлемой частью того, кем он является. Если подросток обнаружит, что его дисфория значительно уменьшается, когда он ведет себя более женственно или после того, как его перекрывающиеся проблемы психического здоровья были вылечены, у него может сформироваться другое мнение о необходимости гормонов или хирургического вмешательства.

Это не означает, что разговорная терапия может вылечить серьезную гендерную дисфорию. Эдвардс-Липер работала над введением голландского протокола блокаторов и гормонов в Соединенных Штатах именно потому, что она считает, что он облегчает дисфорию в тех случаях, когда в противном случае страдания были бы продолжительными. Но клиницисты, подобные ей, также осторожны, учитывая потрясения подросткового возраста и изменчивое представление о гендерной идентичности среди молодых людей, чтобы не предположить, что, поскольку у молодого человека гендерная дисфория, он должен автоматически переходить на гормоны.

Эдвардс-Липер надеется продвигать концепцию подтверждающей помощи, учитывающую нюансы развития, которые так часто возникают в ее клинической работе. В этой работе к ней присоединяется Скотт Лейбовиц, психиатр, лечащий детей и подростков. Он является медицинским директором по поведенческому здоровью программы thrive в Национальной детской больнице в Колумбусе. Лейбовиц имеет долгую историю работы с молодежью из числа ТГГнК и ее поддержки — он выступал в качестве свидетеля-эксперта в Министерстве юстиции в 2016 году, когда администрация президента Барака Обамы оспорила «законопроекты о туалетах», направленные на то, чтобы трансгендеры не могли пользоваться общественными услугами на уровне штата. ванная комната связана с их гендерной идентичностью.Эдвардс-Липер и Лейбовиц познакомились в Бостонской детской больнице, где Лейбовиц проходил стажировку по психиатрии, и с тех пор они стали близкими друзьями и сотрудниками.

Хотя по историческим причинам понятно, почему некоторые люди связывают всестороннюю психологическую оценку с отказом в доступе к медицинской помощи, Лейбовиц и Эдвардс-Липер не так оценивают свой подход. Да, они хотят определить, действительно ли у пациента есть гендерная дисфория. Но всесторонние оценки и постоянная работа над психическим здоровьем также являются средствами обеспечения того, чтобы переход, который может быть физически и эмоционально тяжелым процессом для подростков даже в самых лучших обстоятельствах, прошел гладко.

Скотт Падберг, один из пациентов Эдвардс-Липер, является хорошим примером того, как выглядит процесс всесторонней оценки подростков с относительно простой историей стойкой гендерной дисфории и отсутствием других факторов, которые могли бы усложнить их диагностику и переходный путь. Я познакомился со Скоттом, его бабушкой и законным опекуном Нэнси в магазине в Уэлчесе, штат Орегон, недалеко от того места, где они живут. Был теплый февральский день, поэтому мы сидели в одной из сосновых кабин возле ресторана.Неподалеку маячил массивный заснеженный пик горы Худ.

Скотт Падберг, 16-летний пациент Лауры Эдвардс-Липер, который принимал гормоны кросс-пола и недавно перенес двойную мастэктомию (Мэтт Эйх)

Скотт, 16-летний, излучающий спокойствие, объяснил, что, несмотря на ему при рождении приписали женщину, он просто никогда не чувствовал себя девочкой. «Думаю, я почувствовал себя по-другому, так как осознал тот факт, что я жив», — сказал он. Какое-то время его детства это устраивало всех вокруг него.Ему была предоставлена ​​вся свобода, в которой он нуждался, чтобы выражать себя в гендерно-неконформной манере, от коротких стрижек до игры со стереотипно мужскими игрушками, такими как динозавры и трансформеры. Но свободы не было. Когда ему было 7, его мама вышла замуж за «суперхристианина», который пытался навязать ему женственность. «Это действительно унизительно», — сказал Скотт, когда тебя заставляют носить платье, когда ты транс-мальчик. (Два года спустя мама Скотта развелась со своим набожным мужем, и Нэнси в конце концов взяла Скотта под опеку.)

Половое созревание принесло большие проблемы. У Скотта начала расти грудь, и у него начались месячные. «Все просто отстой, в основном», — сказал он. «Я был очень несчастен с этим». В 2015 году, когда Скотту было 13 лет, Нэнси отвела его на оценочную встречу с Эдвардс-Липер. «Она спросила меня о том, как я себя чувствовала, когда была моложе — было ли мне комфортно в своем теле? Что мне нравилось или что меня интересовало?», — вспоминал Скотт. Он сказал, что получение тестостерона заняло много времени. (Он принимал блокаторы полового созревания около года.) Но он сказал, что понимает, что Эдвардс-Липер удостоверился, что рассмотрел целый ряд вопросов — от того, что он будет чувствовать по поводу возможной невозможности иметь биологических детей, до того, устраивает ли его определенные гормональные эффекты, такие как более низкий голос. . Скотт сказал Эдвардсу-Липеру, что вполне уверен в том, чего хочет.

Скотт сказал мне, что в целом, благодаря тестостерону, он почувствовал себя лучше, хотя и немного больше увлекся «адреналиновой наркоманией», чем раньше. (Недавно произошел инцидент, когда Скотт взял машину Нэнси на пробежку, несмотря на то, что у него еще не было разрешения на обучение.) Когда я спросил его о хирургическом вмешательстве, которое он надеялся провести ранней весной, он оживился примерно так же, как я видел его во время нашего обеда. «О, это будет так освобождающе», — сказал он. «Я могу переодеться в раздевалке!» В апреле я связался с Нэнси, и она сообщила по электронной почте, что операция прошла хорошо: «Он ТАК счастлив, что ему не нужно носить бандаж!»

Процесс оценки Скотта был сосредоточен в основном на основных вопросах готовности, которые, по убеждению Эдвардса-Липера и Лейбовица, следует задавать любому молодому человеку, рассматривающему гормоны.Но это был относительно четкий случай: у него с раннего детства была непоколебимая гендерная дисфория, отсутствие серьезных проблем с психическим здоровьем и в целом поддерживающая семья. Для других молодых людей с гендерной дисфорией проблемы с психическим здоровьем и динамика семьи могут осложнить переходный процесс, хотя сами по себе они ни в коем случае не являются признаком того, что кому-то не следует переходить.

Я встретил Ориона Фосса в вегетарианском кафе в районе Деннисон-Плейс в Колумбусе. Орион — экспрессивный 18-летний парень с большими глазами, на котором через пару лет может оказаться Скотт Падберг.Однако гендерная траектория Ориона была немного другой. Подростком он идентифицировал себя как лесбиянку и стал участником местной ЛГБТК-сцены. Он говорит, что в 2014 году, когда ему было 14 лет и транс-рассказы стали чаще появляться в социальных сетях, он понял, что он трансгендер. В то время он также страдал от тяжелой депрессии и беспокойства, которые привели к проблемам с членовредительством, а также к тому, что могло быть недиагностированным расстройством пищевого поведения. Орион считал, что лишний вес ложится прямо на его бедра и грудь, подчеркивая его женские черты.В какой-то момент он опустился до 70 фунтов.

Примерно через год после того, как он понял, что он трансгендер, он рассказал об этом своей матери, акушеру-гинекологу, которая отвела его на недавно открывшуюся программу процветания в Nationwide. (Лейбовиц там еще не работал.) Орион встретился с двумя клиницистами для восьмичасового осмотра. Он сказал мне, что был «определенно напуган», но если «вы хотите сделать что-то постоянное со своим телом, вы должны быть абсолютно уверены, что другого способа сделать это нет».

В то время Орион сначала был расстроен тем, что, поскольку он был несовершеннолетним, процветание не назначало ему гормоны без согласия обоих родителей (его отец дал согласие, а мать — нет).Он начал рыдать, когда узнал. Но команда Thrive ясно дала понять, что это поможет ему достичь того, чего он хочет. Тем временем преуспевающий терапевт Лурдес Хилл будет работать с Орионом, чтобы справиться с его тревогой и депрессией.

Оглядываясь назад, Орион видит ценность этого процесса. «Если бы меня назначили на гормональную терапию, когда я еще не определилась со своей личностью, не определилась с тем, кто я, и мои эмоции не уладились, это было бы сумасшествием. Потому что, когда я начал гормональную терапию, гормоны заряжали ваше настроение повсюду, и не совсем безопасно просто вводить гормоны в кого-то, кто нестабилен.В итоге он еженедельно встречался с Хиллом, говоря не только о своей гендерной идентичности и проблемах психического здоровья, но и о множестве других тем. «Она прочесывала все возможные проблемы со мной, до которых могла добраться», — сказал он. «Я рад, что она заставила меня ждать. И я рад, что структура была там, поэтому я не мог просто броситься во что-то, что, вероятно, ухудшило бы мое положение».

В конце концов его мать, которая «очень колебалась» и отказывалась подписывать документы, чтобы он начал принимать гормоны, пришла в себя.Команда thrive помогла ей осознать тот факт, что ребенок, которого она всегда знала как свою дочь, станет ее сыном. «Лурдес была движущей силой в этом», — сказал мне Орион в последующем электронном письме. «Провел много времени со мной и моей мамой на терапии».

Когда, по словам Ориона, он наконец смог начать гормональное лечение, он «сразу почувствовал, как этот груз свалился с моих плеч». Его дозировку постепенно увеличивали, а затем, в мае 2017 года, ему сделали двойную мастэктомию. Переход Ориона явно оказал глубоко благотворное влияние.Изменилось его отношение к миру. Раньше: «Я бы сидел вот так, — он сгорбился, — и скрывал в себе все возможные женские черты». Теперь, по его словам, он может сидеть прямо. Он чувствует себя самим собой.

Орион Фосс работал с клиницистами в клинике THRIVE в Огайо над своим психическим здоровьем, проблемами его матери и, в конечном итоге, над его переходом. (Мэтт Эйх)

Некоторые родители борются с трудностями воспитания ТГГнК-ребенка, и они могут значительно усложнить и без того сложную работу специалистов по гендерным вопросам.Многим, как, например, матери Ориона Фосса, трудно принять мысль о переходе своего ребенка. Она, по крайней мере, подошла. В других случаях родители не только отказываются помочь ребенку в лечении, но и физически оскорбляют его или выгоняют из дома. (Надежные данные о транс-молодых людях трудно найти, но ЛГБТ-молодежь на 120% чаще, чем их гетеросексуальные или цисгендерные коллеги, испытывают период бездомности, согласно исследованию, проведенному Chapin Hall, исследовательским центром Университета Нью-Йорка. Чикаго.)

Но прогрессивно настроенные родители иногда могут быть проблемой и для своих детей. Несколько клиницистов, с которыми я разговаривал, в том числе Нейт Шэрон, Лора Эдвардс-Липер и Скотт Лейбовиц, рассказали о новых пациентах, прибывающих в их клиники, а их родители уже разработали для них подробные планы перехода. «На самом деле у меня были пациенты, родители которых оказывали на меня давление, чтобы я порекомендовала их детям начать принимать гормоны», — сказала Шэрон.

В этих случаях ребенок может успешно пройти лиминальный период гендерного исследования; это родители, у которых проблемы с тем, чтобы не знать, является ли их ребенок мальчиком или девочкой.Как выразилась Шэрон: «Все идет отлично, но мама говорит: «Мой трансгендерный ребенок собирается покончить жизнь самоубийством, как только у него начнется половое созревание, и нам нужно начать принимать гормоны прямо сейчас». ребенок сейчас в порядке. И мы хотим оставить это открытым для него, чтобы он решил это». Не закладывайте это в камень для этого ребенка, понимаете?

Самоубийство является темным подтекстом многих дискуссий между родителями молодых людей, принадлежащих к ТГГНК. Самоубийства и суицидальные мысли трагически распространены в трансгендерном сообществе.Анализ, проведенный Американским фондом предотвращения самоубийств и Институтом Уильямса и опубликованный в 2014 году, показал, что 41% трансгендерных респондентов пытались покончить жизнь самоубийством; 4,6 процента всего населения США сообщают о попытках самоубийства хотя бы один раз. Хотя авторы отмечают, что по методологическим причинам 41 процент, вероятно, является завышенной оценкой, это все же указывает на пугающе высокую цифру, а другие исследования неизменно показывают, что у трансгендерных людей более высокий уровень суицидальных мыслей и самоубийств по сравнению с цисгендерными людьми.

Скотт Лейбовиц, психиатр, занимающийся лечением детей и подростков в Колумбусе, штат Огайо, является сторонником всесторонней оценки молодых людей, стремящихся к переходу. (Мэтт Эйх)

Но наличие высокого уровня самоубийств среди трансгендерных людей — населения, сталкивающегося с высоким уровнем бездомности, сексуальных посягательств и дискриминации — не означает, что молодые люди часто склонны к суициду, если им не дают немедленный доступ к блокаторам полового созревания или гормонам. В определенных ситуациях родителям и врачам необходимо довольно быстро принимать сложные решения.Например, когда дети с тяжелой дисфорией приближаются к половой зрелости, блокаторы могут стать важным инструментом для того, чтобы выиграть время, и иногда возникает настоящая спешка, чтобы получить к ним доступ, особенно в свете очередей во многих гендерных клиниках. Но клиницисты, у которых я брал интервью, сказали, что они редко сталкиваются с ситуациями, в которых немедленный доступ к гормонам является разницей между самоубийством и выживанием. Лейбовиц отметил, что отношения с заботливым терапевтом сами по себе могут быть важной профилактикой суицидальных мыслей у ТГГнК-подростков: «Часто в первый раз медицинский работник или специалист по психическому здоровью говорит им, что они собираются воспринимать их всерьез и действительно прислушиваются к их словам. их и услышать их историю часто помогает им чувствовать себя лучше, чем они когда-либо чувствовали.”

Однако разговоры родителей о детях с гендерной дисфорией в Интернете не всегда такие тонкие. Во многих таких беседах родителям, которые говорят, что у них есть вопросы о темпах перехода их ребенка или о том, постоянна ли гендерная дисфория, говорят, что они играют в игры с жизнью своего ребенка. — Что бы вы предпочли: живую дочь или мертвого сына? — частый ответ на такие вопросы. «Этот тип повествования берет и без того напуганного родителя и заставляет его бояться еще больше, что вряд ли является типом мышления, в котором родитель хотел бы находиться при принятии сложного решения на всю жизнь для своего подростка», — сказал Лейбовиц.

Когда родители обсуждают причины, по которым они сомневаются в желании своих детей совершить переход, будь то на онлайн-форумах или в ответ на вопросы журналиста, многие упоминают «социальное заражение». Эти родители обеспокоены тем, что на их детей влияет исследование гендерной идентичности, которое они видят в Интернете и, возможно, в школе или в других социальных условиях, а не испытывают гендерную дисфорию.

В некоторых случаях ребенок может успешно ориентироваться в лиминальном периоде гендерного исследования; это родители, у которых проблемы с тем, чтобы не знать, является ли их ребенок мальчиком или девочкой.

Многие транс-защитники считают идею социального заражения глупой или даже оскорбительной, учитывая издевательства, насилие и другие виды жестокого обращения, с которыми сталкивается это население. Они также отмечают, что некоторые родители могут просто не хотеть транс-ребенка — опять же, родительский скептицизм или неприятие — болезненно распространенный опыт для транс-молодых людей. Мишель Форсье, педиатр из Род-Айленда, специализирующаяся на гендерных проблемах молодежи, говорит, что транс-подростки, с которыми она работает, часто говорят ей что-то вроде .

Но некоторые неподтвержденные данные свидетельствуют о том, что социальные силы могут играть роль в вопросе пола молодого человека. «Я вижу это все чаще», — написала Лаура Эдвардс-Липер в электронном письме. Ее молодые клиенты открыто говорят о влиянии сверстников, говоря такие вещи, как О, Стив действительно трансгендер, но Рэйчел делает это просто для привлечения внимания . Скотт Падберг сделал именно это, когда мы встретились за ланчем: он сказал, что в его школе есть дети, которые утверждают, что они трансгендеры, но он считает, что таковыми не являются.«Они все выставляют это напоказ, типа: «Я транс, я транс, я транс», — сказал он. «Они публикуют это в социальных сетях».

Я слышал похожую историю от причудливого 16-летнего театрального парня, которого на момент нашего разговора звали Дельта. Она живет за пределами Портленда, штат Орегон, с матерью и отцом. Волна экспериментов с гендерной идентичностью захлестнула ее круг общения в 2013 году. Внезапно оказалось, что никто больше не является цисгендером. Дельта, которой было 13 лет и она училась на дому, вскоре объявила своим родителям, что она гендерквир, затем небинарная и, наконец, трансгендерная.Затем она сказала им, что хочет перейти на тестостерон. Ее родители были настроены скептически как из-за социального влияния, которое они видели на работе, так и из-за того, что у Дельты были тревога и депрессия, которые, по их мнению, могли способствовать ее страданиям. Но когда ее мать, Дженни, искала информацию, она оказалась в онлайн-группах для родителей, где ей сказали, что, если она будет тянуть с переходом Дельты, она потенциально подвергает опасности свою дочь. «Любой допрос обрушивал на тебя молоток, — сказала она мне.

Родители Дельты отвезли ее к Эдвардсу-Липеру. Психолог не стал спрашивать ее о том, что она трансгендерная женщина, и не закрывал дверь перед ее , в конечном счете, стартовыми гормонами. Вместо этого она задала Дельте множество подробных вопросов о ее жизни, психическом здоровье и семье. Эдвардс-Липер посоветовал ей подождать, пока она немного подрастет, чтобы предпринять шаги к физическому переходу — как вспоминала Дельта, она сказала что-то вроде: «Я признаю, что вы чувствуете определенные чувства, но я думаю, что мы должны сначала поработать над другими вещами, и затем, если вы все еще чувствуете это в дальнейшей жизни, тогда я помогу вам в этом.

Под «другими вещами» в основном подразумевались ее проблемы с тревогой и депрессией. Эдвардс-Липер сказал Дженни и Дельте, что, хотя Дельта достигла клинического порога гендерной дисфории, преднамеренный подход имел наибольший смысл в свете ее проблем с психическим здоровьем.

Дельта, пациент Лоры Эдвардс-Липер, которая хотела совершить переход. Эдвардс-Липер посоветовал ей не торопиться и работать над сопутствующими проблемами психического здоровья. В конце концов ее гендерная дисфория прошла. (Мэтт Эйх)

«В то время я был недоволен тем, что она сказала мне, что я должен сначала пойти и разобраться с ментальными проблемами, — сказал Дельта, — но я рад, что она сказала это, потому что слишком много людей настолько фанатичны». хо и просто типа: «Ты трансгендер, просто давай», даже если это не так, — и тогда они в конечном итоге совершают ошибки, которые не могут исправить.Гендерная дисфория Дельты впоследствии рассеялась, хотя непонятно почему. В декабре она начала принимать антидепрессанты, которые, кажется, работают. Я спросил Дельту, считает ли она, что ее проблемы с психическим здоровьем связаны с допросом личности. «Определенно были», — сказала она. «Потому что, как только я действительно начал работать над вещами, я стал лучше, и я не хотел иметь ничего общего с гендерными ярлыками — мне было хорошо просто быть собой, а не какой-то конкретной вещью».

Крайне важно помнить, что история с Дельтой может случиться только там, где принимают трансгендеров и где родители, даже такие скептически настроенные, как Дженни, достаточно непредубеждены, чтобы отвести своего ребенка к врачу вроде Эдвардса. -Липер.На обширных территориях Соединенных Штатов дети, объявляющие себя трансгендерами, с гораздо большей вероятностью будут встречены враждебно, чем с повышенным социальным статусом или признанием, а у их родителей, скорее всего, не будет желания — или ресурсов — найти о них заботу. Но чтобы отрицать возможность связи между социальными влияниями и исследованием гендерной идентичности среди подростков, потребовалось бы игнорировать многое из того, что мы знаем о развивающемся мозге подростка, который более восприимчив к влиянию сверстников, более импульсивен и менее приспособлен к длительному взвешиванию. результаты и последствия, чем полностью развитый мозг взрослого человека, а также отдельные истории, подобные истории Дельты.

Не все согласны с важностью всесторонней оценки трансгендерной и гендерно-неконформной молодежи. В небольшом сообществе клиницистов, работающих с молодыми людьми из числа ТГГнК, некоторые имеют репутацию скептически настроенных в отношении ценности оценок. Джоанна Олсон-Кеннеди, врач, специализирующийся на педиатрической и подростковой медицине в Детской больнице Лос-Анджелеса и являющаяся медицинским директором Центра трансмолодежного здоровья и развития, является одним из самых востребованных голосов по этим вопросам и имеет значительный разногласия с Эдвардсом-Липером и Лейбовицем.В статье «Различия в психическом здоровье среди трансгендерной молодежи: переосмысление роли профессионалов», опубликованной в 2016 г., она написала, что «установление терапевтических отношений предполагает честность и чувство безопасности, которые могут быть поставлены под угрозу, если молодые люди считают, что то, в чем они нуждаются и чего заслуживают (потенциально блокаторы, гормоны или хирургическое вмешательство), может быть им отказано в соответствии с информацией, которую они предоставляют терапевту».

Один клиницист сказал, что ее транс-клиенты открыто говорят о влиянии сверстников, говоря такие вещи, как О, Стив действительно транс, но Рэйчел делает это просто для привлечения внимания.

Эта точка зрения основана на том факте, что Олсон-Кеннеди не убежден, что оценка психического здоровья приводит к лучшим результатам. «На самом деле у нас нет данных о том, снижают ли психологические оценки уровень сожалений», — сказала она мне. Она считает, что терапия может быть полезной для многих молодых людей, принадлежащих к ТГГнК, но выступает против обязательной оценки психического здоровья для всех детей, стремящихся к переходу. Как она выразилась во время нашего разговора: «Я не отправляю кого-то к терапевту, когда собираюсь начать терапию инсулином.«Конечно, гендерная дисфория указана в DSM-5 ; ювенильный диабет — нет.

Одно недавнее исследование, проведенное в соавторстве с Олсон-Кеннеди и опубликованное в Journal of Adolescent Health , показало, что ее клиника дает гормоны перекрестного пола детям в возрасте 12 лет. Это выходит за рамки рекомендаций Эндокринного общества. , в котором говорится, что, хотя «могут быть веские причины для начала лечения половыми гормонами в возрасте до 16 лет… существует минимальный опубликованный опыт лечения до 13 лет».от 5 до 14 лет».

Если вы видите 13- и 14-летних с гендерной дисфорией не как молодых людей с состоянием, которое может указывать или не указывать на постоянную идентичность, а как транс-детей , точка, имеет смысл предоставить им доступ к ресурсам перехода как можно быстрее. Олсон-Кеннеди сказала, что большинству пациентов, которых она принимает, нужен такой доступ. Она сказала, что наблюдает небольшое количество пациентов, которые отказываются от перехода или позже сожалеют о переходе; эти пациенты, по ее мнению, не должны диктовать уход другим.Она хотела бы увидеть радикальное изменение системы ухода за молодыми людьми из числа ТГГнК. «Способ организации ухода заключается в обеспечении уверенности и уменьшении дискомфорта специалистов (обычно цисгендерных), которые определяют, готовы ли молодые люди или нет», — сказала она мне. — А это сломанная модель.

Как лучше всего поддерживать ТГГнК детей — тема, вызывающая хлыстовую травму. Чтобы понять хотя бы небольшой набор историй, с которыми я столкнулся в своем репортаже — истории, связанные с относительно привилегированными белыми детьми из заботливых, вовлеченных семей, ни одна из которых не обязательно относится ко всем ТГГнК молодым людям в Соединенных Штатах, — необходимо сохранить несколько, казалось бы, противоречащих друг другу утверждений. в уме.Некоторые подростки в ближайшие годы поторопятся с физическим переходом и могут пожалеть об этом. Другие подростки будут лишены доступа к гормонам и в результате будут страдать от больших страданий. По пути душераздирающее количество трансгендерных и гендерно-неконформных подростков подвергнется издевательствам и остракизму и даже покончит с собой.

Некоторые защитники ЛГБТК призвали убрать гендерную дисфорию из DSM-5 , утверждая, что ее включение патологизирует трансгендерность.Но гендерная дисфория, как ее понимает наука в настоящее время, — это болезненное состояние, которое требует лечения для облегчения. Учитывая разнообразие результатов среди детей, которые в тот или иной момент испытывают дисфорию, трудно представить систему без стандартизированного комплексного диагностического протокола, предназначенного для максимизации хороших результатов.

Испытывать гендерную дисфорию — это, конечно, не то же самое, что испытывать тревогу, депрессию или психологические недуги. Но в некотором смысле это похоже: как и при других психических заболеваниях, у одних людей дисфория проявляется острее, чем у других; его тяжесть может усиливаться и ослабевать у человека в зависимости от множества факторов; во многих случаях оно тесно связано с социальной и семейной жизнью человека.Для некоторых это пройдет; у других ее можно решить без медицинских вмешательств; для третьих только самое тщательное доступное лечение избавит от огромных страданий. Мы признаем, что не существует универсального подхода к лечению тревоги или депрессии, и можно привести веские доводы в пользу того, что та же логика должна превалировать и в отношении гендерной дисфории.

Возможно, первым шагом будет признать, что детранзишнеры и дезистеры находятся на той же «стороне», что и счастливо перешедшие трансгендеры.Члены каждой из этих групп в какой-то момент сталкивались с гендерной дисфорией, и все они имеют право на сострадательный, всесторонний уход, независимо от того, включает ли он гормоны или хирургическое вмешательство. «Депереходник, вероятно, так же травмирован системой, как и переходник, у которого не было доступа к переходу», — сказал мне Лейбовиц. Лучший способ построить систему, которая подводит меньшее количество людей, — это признать ошеломляющую сложность гендерной дисфории и признать, насколько рано мы находимся в процессе ее понимания.


Эта статья появилась в печатном издании за июль/август 2018 года под заголовком «Ваш ребенок говорит, что она трансгендер. Она хочет гормоны и операцию. Ей 13».

Почему ваш 9-летний ребенок ведет себя как подросток? Советы по дисциплине для подростков

Думали ли вы, что подростковый возраст — это время эмоциональных катаний на американских горках? Подумайте еще раз. Подростки в возрасте от 7 до 12 лет также подвержены переменчивому настроению и поведению. Узнайте, почему.

«Вы обещали мне посмотреть это шоу.Ну и что, если я не закончил свою домашнюю работу, я не собираюсь ее делать сейчас!»

Девятилетний Рахул кричит на свою мать Анкиту. Когда она пытается его урезонить, ребенок внезапно взрывается в слезы.

«Ты обещал, но не сдержал своего слова. Я тебя ненавижу!»

Отказываясь ее слушать, он уходит в свою комнату и хлопает дверью.

Анкита расстроена и сбита с толку. Она не может понять поведение своего сына. В эти дни он крайне непредсказуем — одну минуту он, как обычно, добродушный, в следующую минуту ребенок дуется, плачет по мелочам, хлопает дверью и проявляет неуважение.

«Он стал очень эмоциональным и вспыльчивым к тому же. Но он еще даже не подросток! Я не могу понять, почему он такой», — признается встревоженная мать своим друзьям. К ее удивлению, друзья, у которых есть дети примерно того же возраста, говорят ей, что дома они сталкиваются с тем же. Они тоже озадачены и не знают, как справиться с этой стадией у своих детей.

Вы тоже сталкивались с этим? Вы родитель, чьи подростки (дети в возрасте от 7 до 12 лет) демонстрируют переменчивое настроение и эмоции? Знание того, почему это происходит, поможет вам меньше нервничать из-за их поведения.А это значит, что вы сможете помочь своему подростку управлять своими эмоциями более здоровым образом.

Ваш ребенок и изменение

Вы уже знаете, что дети постоянно растут и меняются. Но их поведение незначительно меняется по мере того, как они теряют дошкольный возраст. И по мере того, как ваш ребенок перешагивает через девять лет и приближается к подростковому возрасту, он проходит сложную фазу роста, как внутреннего, так и внешнего. Физические изменения видны, но именно невидимые не так просто увидеть или осознать — как вам, так и вашему ребенку.Как указывает психолог Аарти Раджаратнам: «Подростки претерпевают серьезные физические, гормональные, эмоциональные, неврологические изменения, а также им приходится иметь дело с внезапным скачком академических целей и давлением». Это переходный этап. С таким количеством изменений, происходящих одновременно, может быть трудно справиться даже взрослым. Представьте, как это должно быть для вашего ребенка .

Как вы можете помочь:  Признайте, что ваш ребенок меняется, и примите эти изменения. Разве не несправедливо ожидать, что ваша малышка останется такой, какой она была в возрасте пяти лет? Также обратите внимание, что ваш ребенок утверждает свою самостоятельность, имеет собственное мнение о вещах.Не расстраивайтесь из-за того, что ваш ребенок больше не так зависит от вас или не требует вашего одобрения во всем, что он делает. Как подчеркивает Аарти, «поддерживающая среда имеет важное значение. Лучший способ справиться с этой возрастной группой — это для родителей (и других взрослых, таких как учителя), быть более понимающими и чуткими, а не требовать и наказывать». Оставайтесь на связи со своим ребенком. Убедитесь, что она знает, что вы любите ее и всегда рядом с ней. Как бы она себя в это время не вела. Ваше присутствие — эмоциональное, физическое и психологическое — необходимо вашему ребенку, особенно сейчас.

Ваш подростковый возраст и капризное поведение

В течение дня у вашего ребенка могут наблюдаться значительные перепады настроения. Так, могут быть внезапные вспышки гнева, склонность дуться и расстраиваться из-за, казалось бы, тривиальных вопросов. Такое поведение может быть необъяснимым для родителей. И сохранять спокойствие во всем этом может быть непросто. Это означает, что ваш ребенок внезапно становится более чувствительным ко всему, что вы говорите. И он может отреагировать или отреагировать так, что это вас обеспокоит.«Гнев — это эмоция, с которой большинству родителей и учителей трудно справиться, потому что она также проявляется в виде насилия. Однако даже такие состояния, как крайняя тревога, страх и печаль, распространены в подростковом возрасте», — отмечает Аарти.

Как вы можете помочь:  Да, у вашего ребенка разное настроение в течение коротких промежутков времени. Поймите это и постарайтесь оставаться терпеливым. Справиться с гневом вашего ребенка также может быть непросто. И некоторые родители, как правило, очень расстроены. Но вместо того, чтобы злиться на себя, постарайтесь сохранять спокойствие.Помните, что то, как вы реагируете и отвечаете своему подростку, имеет значение. По словам Аарти, «благодаря двустороннему общению и возможности самовыражения большинство подростков успокаиваются и постепенно развивают эмоциональную регуляцию. Более того, самым быстрым предиктором этого обучения будет возможность моделировать взрослых, которые также имеют дело с такими эмоциями, как эффективно гневаться».

Ваш подростковый возраст и эмоциональная зрелость

В этом возрасте развивается их эмоциональная зрелость.Таким образом, иногда ваш подросток может даже не знать, почему он реагирует на что-то определенным образом. Ей также еще предстоит развить способность или навыки, чтобы понимать свои чувства и выражать их соответствующим образом. Поэтому, как родителю, не поможет, если вы будете постоянно спрашивать ее, почему она так расстроена чем-то, что вы считаете тривиальным. В конце концов, она может быть не в состоянии объяснить вам, почему она так себя чувствует.

Как вы можете помочь:  Будьте чуткими и не умаляйте эмоций вашего ребенка.Не говорите: «Почему ты плачешь из-за такой глупости?» Вместо этого постарайтесь воспитать в своем ребенке эмоциональную зрелость, поскольку это жизненно важный жизненный навык, — говорит психолог доктор Сулата Шеной. Это также требует моделирования эмоциональной зрелости вашего ребенка. «Как родители, мы должны признать, что эмоции сами по себе не являются правильными или неправильными. На самом деле важно то, как вы выражаете эти эмоции. Например, будучи очень счастливым, человек может обнимать другого человека, пока это не причинит боль или не создаст шум… это такая же неуместная реакция, как и злой/агрессивный человек, делающий то же самое», — отмечает она.Посмотрите на свои собственные реакции на поведение вашего ребенка и лучше управляйте своими эмоциями, советует она. Сядьте рядом с ребенком и попросите его открыться. Дайте ей понять, что то, что она чувствует, нормально. Со временем она научится лучше справляться со своими эмоциями.

Ваш подросток и дисциплина

Ваш подросток может проявлять неуважение, плохо себя вести или вспыхивать. Он может хлопать дверью и кричать на вас, говоря что-то вроде «Я тебя ненавижу!», «Ты всегда такой несправедливый!» и так далее. Он может не захотеть слушать то, что вы хотите сказать; вместо этого он может просто проигнорировать вас или отвести взгляд.Также он может бунтовать, все больше и больше или, наотрез отказываться что-то делать. Например, если вы скажете ему, что время на телевидении закончилось и что ему пора заканчивать учебу, он может даже проигнорировать вас. Или устроить истерику!

Как вы можете помочь:  Во-первых, постарайтесь не принимать близко к сердцу, когда ваш подросток грубит. Они действительно не имеют в виду то, что говорят. Вместо того, чтобы сразу же наказывать ребенка, дайте ему немного побыть в одиночестве, чтобы он мог успокоиться. Затем спросите ее, почему она так расстроена.Просто слушайте и старайтесь не перебивать и не говорить ей, что делать. Вместо того, чтобы поучать ее, дайте ей возможность объясниться, также поможет, если вы обнимете ее и скажете ей, что любите ее. И тогда будьте тверды, но разумны; предложите помощь с навыками тайм-менеджмента и убедитесь, что она знает, что есть некоторые правила, которые не подлежат обсуждению. Если она хочет посмотреть свое любимое шоу, она может сделать это в течение отведенного времени, как только закончит школьный проект или домашнее задание. Ей нужно научиться тому, что и когда расставлять приоритеты, потому что эта способность станет решающей, когда она станет старше.

Ваш подросток и внешние факторы

По мере того, как ваш ребенок меняется, имейте в виду, что физическая среда также играет определенную роль. Например, поведение вашего ребенка иногда может быть вызвано недосыпанием. Это может сделать его переутомленным и неспособным справиться с происходящим. Точно так же слишком много времени на гаджеты или недостаточная физическая активность или игра могут неблагоприятно повлиять на него. Еще один важный аспект – диета. Если он слишком часто ест сладкие хлопья на завтрак или перекусывает жареной пищей, это может нанести ущерб его здоровью и гормонам.Стресс дома между членами семьи также может негативно сказаться на ребенке.

Как вы можете помочь:  Доктор Шеной говорит, что родители часто упускают из виду роль внешних факторов. «Голод, недостаток сна и стресс (в школе или дома) могут усугубить состояние, поэтому важно в первую очередь позаботиться об этих факторах», — подчеркивает она. Помните, когда родители ссорятся, это может оставить неизгладимое впечатление на вашего ребенка. Ведь дети очень чувствительны и реагируют на эмоциональные подводные течения дома.Убедитесь, что вы даете ребенку питательную пищу и сократите потребление продуктов с высоким содержанием соли и сахара. Ограничение времени использования гаджетов и поощрение физических игр — хорошая идея. Есть ли поблизости друзья, с которыми ваш ребенок может играть? Если нет, то запись ее в танцы, спорт или боевые искусства может иметь значение. Это окажет положительное влияние на вашего ребенка, повысит его самооценку и сделает его здоровым и счастливым.

Ваш подросток может отстаивать свою независимость, но в глубине души он должен быть уверен, что вы рядом с ним.В это непростое время постарайтесь оставаться на связи. Направляйте своего ребенка по правильному пути, чтобы он был готов к большим изменениям, которые он испытает в подростковом возрасте.

5 ловушек, которых следует избегать с подростком или подростком

Вы испытываете поток закатывания глаз, раздраженных вздохов и хлопающих дверей?

Вам неоднократно говорили, что вы ничего не знаете, несмотря на то, что вы существуете уже десятки лет? Может быть, вы недавно наивно относитесь к музыкальным тенденциям и просто в целом не круты?

Если да, то, скорее всего, в вашем доме живет подросток.

Подростковый возраст печально известен, и не без причины. Это может быть неспокойное время как для вас, так и для вашего молодого человека, и ваши отношения могут постоянно подвергаться испытаниям.

Подростки или дети в возрасте от 8 до 12 лет начинают испытывать половое созревание, социальное давление и дополнительную ответственность. Подростки испытывают те же проблемы, но все чаще идентифицируют себя вне семьи.

Преодоление этих новых препятствий является частью процесса индивидуализации вашего ребенка, и хотя это может быть болезненным для всех участников, это необходимый шаг на пути к взрослой жизни.

Знание того, что эти проблемы роста являются нормальными, может не облегчить жизнь, но есть несколько распространенных ошибок родителей, которые невольно ухудшают процесс. Знакомство с этими ловушками может дать вам и вашему подростку больше шансов выжить в эти годы невредимыми.

Ловушка № 1: слишком сильный контроль

Дети подросткового возраста готовы к возрастающей ответственности и привилегиям. Понятно, однако, что родители могут бояться отпустить ребенка.В результате мы склонны «зажимать» и больше контролировать своих детей. Именно здесь возникает много ожесточенной борьбы за власть.

Вместо того, чтобы ужесточать хватку, уважайте потребность вашего ребенка в автономии и отпускайте все больше и больше по мере того, как он становится старше. Ищите возможности возложить на него больше ответственности и позвольте ему практиковать свои навыки принятия решений.

Вы можете предложить своему ребенку решить любой из следующих вопросов: внеклассные мероприятия, в которых он хотел бы участвовать; какой ужин он хотел бы помогать готовить каждую неделю; или когда и как он хотел бы выполнять домашнюю работу каждый вечер.

Предоставляя нашим детям возможность выбора в соответствии с их возрастом, мы вселяем в них сильное чувство уверенности.

Убедитесь, что он знает, какого поведения вы ожидаете от него, а также что произойдет, если он решит проверить ваши пределы. Однако чем больше он преуспевает, тем больше свободы действий вы можете ему предложить. Имея немного больше контроля над его жизнью, ваш подросток будет процветать, и вам понравится наблюдать за ростом его уверенности и независимости.

Ловушка №2: Придираться и направлять

Почему даже самые благонамеренные родители чувствуют себя обязанными пилить, направлять и командовать своими детьми?

Потому что, если мы этого не сделаем, ничего не будет сделано. Я прав?

Как ни печально, это реальность для большинства семей.

К сожалению, все наши благонамеренные напоминания и указания обычно заканчиваются закатыванием глаз, раздраженным фырканьем и хлопаньем дверей.

Это потому, что мы не понимаем бомбу фундаментальной правды о воспитании детей: Родительские приоритеты не совпадают с подростковыми приоритетами .

Это кажется совершенно очевидным, но именно это лежит в основе большинства схваток за власть с вашим подростком или подростком.Подумайте об этом — их не беспокоят грязные комнаты, незагруженные посудомоечные машины или груды грязного белья, сложенные в шкафу. Это родительские приоритеты.

Приоритеты вашего подростка — сдать экзамен по химии на следующей неделе, вовремя опубликовать свою историю в Instagram, чтобы получить много просмотров, и найти платье для танца «Возвращение домой». Все тонкости поддержания порядка и отсутствия хаоса в доме даже не замечаются на ее радаре.


Хотя наша работа состоит в том, чтобы научить наших детей ответственности, если мы попытаемся сделать это, придираясь и направляя, мы не продвинемся далеко.На самом деле, у нас будет больше борьбы за власть, чем мы когда-либо рассчитывали.

Если мы хотим, чтобы наши дети уважали нас, мы должны уважать их.

Убедитесь, что ваши запросы разумны и сформулированы спокойным голосом. Используйте такие фразы, как «Каков ваш план по завершению (x)?» Это демонстрирует веру в то, что у них уже есть план. И даже если они этого не сделают, они могут быстро сохранить лицо и придумать план игры на месте.

Вы по-прежнему можете привлечь ребенка к ответственности за то, что вы просите, но делайте это таким образом, чтобы он мог учиться на своем выборе.

Кроме того, обязательно выражайте признательность, когда ваш подросток/подросток помогает вам, даже если это «ожидаемая» работа. Все хотят знать, что они имеют значение, и выражение благодарности будет иметь большое значение для укрепления командного духа в вашей семье.

В связи с этим я призываю родителей отказаться от слова «домашние дела» и вместо этого обозначать задачи как «семейный вклад». Это простое изменение в терминологии напоминает детям, что то, что они делают, помогая по дому, приносит пользу всей семье, даже если они не хотят этого делать.

Если у вас все еще есть проблемы с тем, чтобы заставить вашего подростка или подростка подчиниться, вот 4 из моих любимых стратегий, которые помогут вашему ребенку сотрудничать.

Ошибка № 3: допущение потери соединения

Может показаться, что наши дети и подростки не хотят иметь с нами ничего общего. В определенной степени это может быть правдой. И да, нам нужно начать предоставлять им больше независимости.

Но при переходе от детства к взрослой жизни наши дети все еще нуждаются в нашем руководстве. Возможно, мы должны сидеть сложа руки и перестать водить машину (в прямом и переносном смысле), но знание того, что мы здесь, чтобы давать указания — только по запросу, конечно, — имеет решающее значение для их душевного спокойствия.

Убедитесь, что ваше присутствие и доступность известны, даже если вам кажется, что ваши дети отталкивают вас. Ответ может быть невыносимым, или их отношение может быть обидным, но лучше не отступать полностью. Если вы видите какие-либо лазейки в связи, используйте их.

Вы можете расклеивать по дому стикеры, чтобы напомнить им, что вы о них думаете, или отправлять им ободряющие сообщения в течение дня — может быть, в рамках подготовки к большому футбольному матчу или прослушиванию… или, может быть, просто потому, что .И почему бы не оставаться актуальным в новейших формах общения и не отправить забавный Snapchat, пока вы это делаете?

Технологии на самом деле могут стать отличным средством для общения с вашими детьми — просто знайте, как технологии могут негативно влиять и на вашу семью. С мобильными телефонами, видеоиграми, телевизором и компьютерами дети, особенно подростки и подростки, проводят непомерно много времени, глядя на экраны. Если вы заметили, что технологии заменяют качественное времяпрепровождение один на один с вашими детьми, начните ограничивать их использование, чтобы поддерживать эту связь.

Я знаю. Ограничение использования сделает вас непопулярным. Но ваше время один на один не должно быть долгим (если вы оба этого не хотите!). Всего 10-15 минут безраздельного общения между вами и вашим ребенком каждый день сотворят чудеса для вашей связи друг с другом. Убедитесь, что вы делаете что-то, что ваш ребенок хочет сделать, чтобы обеспечить участие (если, конечно, все, что он хочет делать с вами, это по-прежнему пялиться в свой телефон).

Также не отказывайтесь от концепции «подвернуть».Да, «усыпление детей» может быть чем-то, что мы просто делаем с нашими малышами, но идея качественно проводить время с нашими подростками и подростками перед сном — и настраивая их на позитивный, спокойный сон — по-прежнему актуальна. Мы можем прочитать им главу из сборника глав, поговорить об их любимых и нелюбимых частях дня и даже обнять их. Что бы ваш ребенок ни предложил сделать в это тихое время перед сном, это прекрасная возможность установить связь.

Ловушка №4: страх неудачи

Тревожность сегодня является основной проблемой молодых людей.В последние годы стандарты начальной, средней и старшей школы только повысились. Внеклассные мероприятия и графики были усилены до почти неуправляемого темпа. Заявления в колледжи, требования волонтеров, тестирование, стипендии… дети сталкиваются с огромным давлением.

У родителей возникает соблазн чрезмерно вкладываться в успех своих детей и спасать их от трудностей или вмешиваться в дела учителей или тренеров от их имени.

Опять же, нам нужно верить в способности наших детей и ослабить поводья в это время.Нам нужно отступить и позволить нашим детям справиться с повышенной ответственностью. Мы должны позволить им научиться добиваться успеха самостоятельно.

Нам тоже нужно пусть не получится.

Дополнительное давление и необоснованные ожидания со стороны родителей могут заставить ваших подростков и подростков чувствовать, что неудача неприемлема, но принять поражение — это важный навык. Поскольку неудачи различной степени будут неизбежной частью их жизни, изучение навыков преодоления невзгод может быть самым важным уроком из всех.


Как бы трудно это ни было, пусть ваш студент-естественник провалит тест. Пусть он поймет, что даже если плохая оценка не идеальна, конец света не наступит. Кроме того, знайте, что большинство детей будут подвергаться достаточному давлению со стороны своих учителей, сверстников и бесчисленного множества других людей, чтобы их неудачи запомнились. Вместо этого сосредоточьтесь на создании безопасного пространства между вами и вашим ребенком, где неудачу можно принять, обдумать и превзойти.

Ловушка № 5: Забыть, что дело не в ВАС

Возможно, у вас разбито сердце, потому что маленькая девочка, которая раньше собирала для вас цветы и держала вас за руку, теперь висит на двери с табличкой KEEP OUT.Или, может быть, вы не спите по ночам, потому что маленький мальчик, который спросил, может ли он жениться на вас, теперь просит вас подбросить его незаметно, за квартал от школы.

Когда наши дети и подростки далеки от нас, вспыльчивы, необщительны и просто отличаются от прежних, мы склонны принимать это близко к сердцу.

Помните, в этот период жизни дети отдают предпочтение своим друзьям. Они также просто борются со взрослением. Это тяжело, стрессово — гормонально — и все это может проявляться в негативных установках и поведении.Это может казаться личным, и это может действительно ранить ваши чувства, но это не о вас .

Ваша дочь может переживать из-за экзаменов, недавнего расставания, несвоевременного прыща или поступления в колледж. Легко защищаться, когда она вымещает на тебе все свое напряжение. Лучшей тактикой будет посмотреть на вещи с ее точки зрения. Вы также можете быть уверены, что она по-прежнему нуждается в вашей любви и поддержке, просто ей может быть труднее показать это.

Помня, что дело не в нас, мы можем адаптировать свои чувства, ожидания и стратегии, чтобы сосредоточиться на наших детях и на том, что им нужно.

И я обещаю, однажды они скажут вам спасибо за это.

Последние мысли

Я знаю, каково это, когда в доме подростки и подростки, и какое разочарование вы можете испытывать. Я разработал свой курс «Позитивные решения для родителей», чтобы помочь таким родителям, как вы, найти выход из этих проблем.

Даже если ваши «дети» старше и всего через несколько лет «вылетят из гнезда», я призываю вас попробовать мой БЕСПЛАТНЫЙ КЛАСС и узнать больше инструментов, которые можно использовать в своих родительских приключениях.

Избегая распространенных ловушек и добавляя более позитивные тактики воспитания, американские горки воспитания, которые еще далеки от завершения, скоро станут гладкими.

А кто знает? В глазах вашего подростка или подростка вы можете даже снова стать крутым.

Немного.

Заглавное изображение: Алена Озерова / Shutterstock https://www.shutterstock.com/photos

Что делать дальше:

1. Подпишитесь на мою рассылку:

Подпишитесь на мою рассылку, чтобы получать советы по воспитанию детей, которые помогут вам создать более счастливую семью и стать родителем, которым вы всегда хотели быть.Кроме того, когда вы подпишетесь, я также пришлю вам копию нашего стратегического руководства 10 советов по улучшению поведения – начиная с СЕЙЧАС!

2. Зарегистрируйтесь на мое БЕСПЛАТНОЕ 60-минутное занятие:

Зарегистрируйтесь на мой бесплатный урок под названием Как заставить детей слушать, не ворча, не крича и не теряя контроля . Занятия проходят несколько раз в неделю, но я рекомендую вам зарегистрироваться заранее, так как количество мест ограничено.

3. Зарегистрируйтесь в моей

7-шаговой системе успешного воспитания детей

Зарегистрируйтесь сейчас в моей проверенной 7-ступенчатой ​​системе для занятых родителей, готовых к переменам (5 звезд в Google).Кроме того, в течение ограниченного времени сэкономьте 10 % и получите БЕСПЛАТНОЕ обновление для всех планов — абсолютно без риска и с пожизненным доступом.

Об авторе

Признанный на национальном уровне эксперт по воспитанию Эми Маккриди — основатель организации Positive Parenting Solutions и автор бестселлера «Эпидемия «Я, я, я». и Если я должен сказать вам еще раз… Революционная программа, которая заставляет ваших детей слушать, не ворча, не напоминая и не крича .Как «выздоравливающий крикун» и сертифицированный инструктор по позитивной дисциплине, Эми является поборником методов позитивного воспитания для более счастливых семей и детей с хорошим поведением. Эми является участником шоу TODAY Show и была представлена ​​​​на CBS This Morning, CNN, Fox & Friends, MSNBC, Rachael Ray, Steve Harvey и других. В своей самой важной роли она гордая мама двух замечательных молодых людей.

Подростки проводят «поразительные» девять часов в день перед экранами: исследователи

Подростки проводят «поразительные» девять часов в день перед экранами: исследователи
МЭГГИ ФОКС И ЭРИКА ЭДВАРДС

американских подростка проводят «поразительные» девять часов в день с цифровыми технологиями, развлекаясь потоковым видео, слушая музыку и играя в игры, сообщили исследователи во вторник.

А «подростки» в возрасте от 8 до 12 лет проводят шесть часов со СМИ, сообщает некоммерческая группа Common Sense Media.

Это в дополнение к использованию цифровых гаджетов для выполнения домашних заданий, сообщает группа в своем пятилетнем отчете об использовании детьми средств массовой информации.

«Тот факт, что подростки и подростки в США используют средства массовой информации в среднем от шести до девяти часов в день, по-прежнему поразителен», — говорится в отчете группы.

«Это показывает, что дети проводят больше времени с медиа и технологиями, чем со своими родителями, в школе или чем-то еще.»

«Огромный объем средств массовой информации и технологий, с которыми американские дети проводили время, просто ошеломляет», — сказал NBC News Джеймс Стайер, генеральный директор и основатель группы.

«Это показывает, что дети проводят больше времени с медиа и технологиями, чем со своими родителями, в школе или с чем-либо еще. Они буквально живут в мире медиа и технологий, работающем круглосуточно и без выходных».

Группа опросила 2658 детей в возрасте от 8 до 18 лет в феврале и марте для отчета, который, по ее словам, представляет детей по всей стране.

«В любой день американские подростки (от 13 до 18 лет) в среднем проводят около девяти часов в развлекательных медиа, не считая времени, проведенного в школе или за домашним заданием.

Подростки (от 8 до 12 лет) в среднем проводят около шести часов в день за развлечениями», — говорится в отчете.

В основном это связано с экранным временем: 4,5 часа для подростков и почти семь часов для подростков.

Один тревожный вывод: дети пытаются выполнять несколько задач одновременно, когда делают домашнее задание и школьные задания, и имеются убедительные доказательства того, что это просто не работает, сказал Стейер.

«Одним из самых интересных результатов этого знаменательного исследования является тот факт, что две трети подростков думают, что они могут выполнять несколько задач одновременно, выполняя домашнюю работу, и они ошибаются. Они просто не могут», — сказал Стейер.

Они делают то же, что и многие взрослые — переключаются на текстовые сообщения и социальные сети во время работы и прерывают свой мыслительный процесс, показало исследование.

«Доказательства некоторых моих коллег из Стэнфорда и Гарвардской (образовательной) школы очевидны.Вы не можете работать в режиме многозадачности и эффективно выполнять домашнее задание, но двое из трех американских подростков считают, что вы можете, — добавил он. — Это мешает вашей способности концентрироваться и хорошо обобщать информацию».

Но школы поощряют детей пользоваться компьютерами и, возможно, поощряют это контрпродуктивное поведение, сказал Стейер.

«Я думаю, что суть в том, что, хотя технология, используемая с умом, может быть выдающимся инструментом обучения и основной частью образования наших детей, мы должны научить детей тому, что они должны сосредоточиться на процессе обучения, а не постоянно переключаться назад. и так далее между Facebook и Instagram, текстовыми сообщениями и чем угодно», — сказал он.

По иронии судьбы, все эти технологии могут негативно сказаться на способности детей к общению, говорится в отчете.

«Нет ничего лучше, чем общение лицом к лицу для понимания эмоций и сопереживания, а также для того, чтобы действительно общаться с людьми», — сказал Стейер.

«Когда вы постоянно разговариваете по телефону или переписываетесь с людьми анонимно или очень безлично, это совсем другое общение, и исследования показывают, что это может повлиять на близость, сочувствие и некоторые из основных элементов человеческого общения», — добавил он.

«Нет ничего лучше личного общения для понимания эмоций и сопереживания, а также для того, чтобы действительно общаться с людьми.»

«Даже старомодный телефон во многих случаях намного лучше, чем текстовые сообщения или электронная почта, потому что вы можете почувствовать эмоции в чьем-то разговоре».

Другие выводы в отчете:

• Старомодное правило телевидения и музыки: 2/3 подростков ежедневно смотрят телевизор и 2/3 подростков ежедневно слушают музыку

• Большая часть использования является пассивной: 39% времени, которое подросток использует компьютеры, планшеты и смартфоны, является пассивным, например просмотр видео; 26 процентов тратится на общение; 25 процентов — интерактивные, а 3 процента — создание контента.

• Игра для мальчиков, девочки по-прежнему читают больше. «Мальчики-подростки в среднем 56 минут в день играют в видеоигры, а девочки — всего семь минут. С другой стороны, девочки-подростки в среднем проводят в социальных сетях примерно на 40 минут больше, чем мальчики», — говорится в отчете.

• Существуют социально-экономические и этнические различия. «Подростки с низким доходом в среднем проводят более восьми часов в день с экранными медиа, по сравнению с 5 часами 42 минутами среди подростков с более высоким доходом, разница составляет два часа и 25 минут в день», — говорится в отчете.

• Подростки и подростки считают, что социальные сети — это то, что им нужно делать, чтобы не отставать, но это не их любимое занятие.

И следующее поколение может быть настроено на то, чтобы проводить с устройствами еще больше времени. Отчет, опубликованный в понедельник, показал, что даже младенцы проводят время с такими устройствами, как планшеты и смартфоны.

 

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.